Легальные монополии: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Юридический миф: легальная монополия в праве интеллектуальной собственности

Миф с долгой историей

«Интеллектуальная собственность регулярно характеризуется как монополия правообладателя. И действительно, в выступлениях, в статьях, в учебниках мы часто встречаем такую расхожую фразу, что интеллектуальная собственность представляет собой легальную монополию. Достаточно часто среди юристов ее воспринимают обыденно и не пытаются разобраться, правовое ли это понятие или литературная гипербола», – отмечает главный научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Марина Рожкова.

Сам термин «легальная монополия» применительно к праву интеллектуальной собственности имеет достаточно длинную историю и столь же длинную историю развенчания этого мифа. Так, с начала 20-го века в таком контексте в России понимали, к примеру, патентное право, что неоднократно находило отражение в юридической литературе, напоминает заместитель директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Сергей Синицын.

«Меня это несколько смущает по нескольким причинам. Ведь любое теоретическое понятие, конструкция в праве, его употребление, контекст употребления, его смысл имеют ярко-выраженные практические последствия. Эти практические последствия сегодня наблюдаются ввиду установления законодательством монопольных иммунитетов», – комментирует эксперт. 

Однако, отмечает он, ошибочность представления о патентном праве как о легальной монополии неоднократно признавалась. Саму по себе подобную привилегию применительно к патентам теперь можно рассматривать только в историческом контексте и отнести к средневековью, когда решения принимались одним человеком (условным монархом) по отношению к разным, им лично выбранным лицам. В современных условиях и законодательстве подобную ситуацию представить уже невозможно. «Не следует заблуждаться, что интеллектуальная собственность всегда воспринималась как легальная монополия.  Знамениты и общеизвестны речи Бэкона в парламенте о том, что представление монархом определенной монополии в сфере торговли или в сфере производства препятствует реализации экономических прав и на получение доходов, и на производство аналогичной продукции иных участников товарообмена и производства», – говорит Сергей Синицын.

А есть ли монополия?

Термин, который в российской практике используется и по сей день, неверен и с экономической точки зрения, отмечает профессор Российской школы частного права при ИЦЧП им. С.С. Алексеева Владимир Корнеев. «Он является элементом фетишизации исключительного права и сам по себе становится каким-то фетишем, предполагая, что правообладатель получает какие-то безбрежные возможности. С точки зрения экономики монополия предполагает возможность управления рынком. На самом деле в широком смысле исключительное право, конечно, рынком управлять не позволяет. И существо исключительного права такое же, как у права собственности, – это абсолютное право, которое позволяет как собственнику, так и правообладателю определять судьбу права: то, что можно делать со своим результатом интеллектуальной деятельности. Мне представляется, что правообладатель, как и собственник, не может считаться монополистом по самому факту обладания этим исключительным правом. Наличие исключительного права монополии не создает само по себе и в каждом конкретном случае», – подчеркивает эксперт.

В пример Владимир Корнеев приводит раннюю практику Суда по интеллектуальным правам, когда значительную часть дел представляли споры в отношении патентов на виды майонеза, в том числе с соусами со вкусом черных маслин. Наличие патента в данном случае не может создать монополии – взаимозаменяемость продуктов позволяет выпускать множество аналогичных товаров разным производителям. Исключением может стать более чувствительная отрасль: например, фармакология. В этом случае патент может быть выдан на уникальное лекарство от конкретной болезни, однако даже здесь существуют ограничения. К ним относятся в том числе срок, территория и такие специальные ограничения, как принудительные лицензии.  

Даже у так называемого антимонопольного иммунитета, к которым обычно относят нормы статей 10 и 11 закона «О защите конкуренции», есть ряд исключений, отмечает Владимир Корнеев. «Безбрежны ли те иммунитеты, которые есть в статье 10 закона «О защите конкуренции? Исключительное право исчерпывается по факту первого введения товара в гражданский оборот. Весь дальнейший оборот товара, в отношении которого исключительное право исчерпывается, в терминологии статьи 10, как мне кажется, под иммунитеты не подпадает. То же самое в отношении статьи 11, которая выводит из-под сферы действия закона «О защите конкуренции» договоры об отчуждении исключительного права и лицензионные договоры. Но ведь даже если мы в чистом виде применяем эту норму, смешанные договоры вряд ли могут быть выведены из-под действия статьи 11. В части условий, относящихся к исключительному праву – да, но все остальные условия, как мне кажется, из-под действия закона не выводятся», – комментирует Владимир Корнеев. Он также отмечает, что определенные ограничения в праве интеллектуальной собственности вводятся и другими статьями закона «О защите конкуренции», в частности нормами о недобросовестной конкуренции. 

Практика по нормам защиты конкуренции в сфере интеллектуальных прав растет постоянно. В целом ряде случаев в суде ограничения для правообладателей вводятся гораздо чаще, чем антимонопольным ведомством, подчеркивает Владимир Корнеев. И если правообладатели допускают злоупотребления законом, то законодателю следует точечно на них отреагировать.

Законодатель против мифов

Изменения в закон «О защите конкуренции», которые бы отменили иммунитеты в отношении интеллектуальной собственности, а значит и положили конец «легальной монополии», обсуждаются уже давно. Соответствующий законопроект был предложен Федеральной антимонопольной службой. Начальник правового управления ФАС Артем Молчанов отмечает, что инициатива подвергалась критике и была воспринята неоднозначно. Это было вызвано рядом недопониманий, которые, по словам эксперта, можно назвать и мифами. Среди них Артем Молчанов называет:

  • Противопоставление законодательства антимонопольного и конкурентного права законодательству об интеллектуальной собственности. «Это первый миф, который на наш взгляд абсолютно неверен: как будто это два разных элемента, одно защищает одно, а другое защищает другое. Мы считаем, что они направлены на одну и ту же цель и один и тот же результат», – отмечает Артем Молчанов.
    Конкуренция, подчеркивает он, стимулирует инновации и развитие экономики, поэтому противопоставление одного права другому невозможно. Оно создано искусственно, в том числе и благодаря использованию слова «монополия». 
  • Распространение антимонопольного регулирования на сферу интеллектуальных прав приведет к возможности административного управления интеллектуальными правами или лишению интеллектуальных прав. «Часто вопросы антимонопольных иммунитетов по интеллектуальным правам и вопросы принудительной лицензии, а точнее применения правительством права разрешать использовать результаты интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, обсуждались вместе. Дискуссия об этих запретах антимонопольных правил к злоупотреблениям соглашением переросла в понимание того, что [речь идет] про принудительную лицензию. Мы говорим только о том, что есть сегодня эти формальные ограничения, которые безусловно говорят, что не применяется антимонопольное законодательство к соглашениям и действиям по злоупотреблению правами.
    Но мы предлагаем применить их в рамках общего подхода: к этим отношениям должно применяться общее правило недопустимости злоупотребления монополистической деятельностью на товарном рынке», – комментирует эксперт. 
  • Наличие исключительного права создает не только легальную монополию, но и монополию на товарном рынке. «Еще один пример, когда результат интеллектуальной деятельности является товаром – программы для ЭВМ. Можно спросить любого обывателя, являются ли конкурирующими программы для ЭВМ, которые мы используем в мобильных приложениях для просмотра новостей или погоды. Мы услышим ответ о том, что они взаимозаменяемы. Между ними жесткая конкуренция», – отмечает Артем Молчанов.

О том, как изменится антимонопольное законодательство в сфере интеллектуальных прав и как понятие легальной монополии применяется на практике – в дискуссии

«Интеллектуальная собственность: миф о легальной монополии и его негативные последствия».

#4 2019 Статья 5 | MVGP

ПАТЕНТНОЕ ПРАВО КАК ЛЕГАЛЬНАЯ МОНОПОЛИЯ:
PRO ET CONTRA

С. А. СИНИЦЫН,
доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник
Института законодательства и сравнительного правоведения
при Правительстве РФ

DOI: 10.24031/1992-2043-2019-19-4-145-170

Стремительное развитие рынков инвестиций и высоколиквидных объектов
интеллектуальной собственности поставили новые задачи перед правовым
регулированием. Вопросы соотношения конкурентного законодательства и зако-
нодательства об исключительных правах на результаты интеллектуальной
деятельности приобрели особую остроту, что осложняется динамикой раз-

вития названных сфер правового регулирования. Автор задался целью рассмо-
треть становление и развитие исключительного права из патента примени-
тельно к оценке допустимости его интерпретации как легальной монополии.
В ходе и по результатам проведенного исследования установлено отсутствие
каких бы то ни было оснований как практического, так и теоретического поряд-
ка, которые могли бы предоставить науке и практике возможность искать чер-
ты сходства и отличия в заведомо разнофункциональных понятиях – монопо-
лии и исключительном праве. Режим любого субъективного права и, в частности,
прав из патента устанавливает свободы и ограничения для правообладателя
как в частных, так и в публичных интересах, в связи с чем отсутствует всякая
потребность рассмотрения права в значении легальной монополии. Такое пони-
мание применимо и к патентному праву; интерпретация патентного права
как легальной монополии создает препятствия для рассмотрения патентоо-
бладателя в динамике оборота как участника рынка, действия которого могут
негативно влиять на состояние конкурентной среды, что не допускает изъятий
в применении конкурентного законодательства на общих основаниях.


Ключевые слова: патентное право; законодательство о конкуренции и исклю-
чительных правах; понятие и виды монополий.

References

Богуславский М.М. Буржуазное патентное право и советское изобретатель-
ское право [Boguslavsky M.M. Bourgeois Patent Law and Soviet Inventive Law] (in
Russian). Moscow: Central Bureau of Technical Information, 1961.
Борзило Е.Ю. Российское антимонопольное законодательство об интеллекту-
альной собственности: симбиоз и коллизия [Borzilo E.Yu. Russian Antitrust Legislation
on Intellectual Property: Symbiosis and Conflict] (in Russian) // Eurasian
Law Journal. 2019. No. 1(128).
Ворожевич А.С. Вызовы современным патентным системам и правовые ответы
на них [Vorozhevich A.S. Challenges to Modern Patent Systems and Legal Responses
to Them] (in Russian) // Civil Law Review. 2014. No. 2.
Дозорцев В.А. Правовые проблемы экономического стимулирования изо-
бретательства и законодательство о научно-техническом прогрессе: Дис. … докт.
юрид. наук [Dozortsev V.A. Legal Problems of Economic Incentives for Invention
and Legislation on Scientific and Technological Progress: Thesis for a Doctor Degree
in Law Sciences] (in Russian). Moscow, 1969.
Иванов И.Д., Сергеев Ю.А. Патенты и лицензии в международной капитали-
стической торговле [Ivanov I. D., Sergeev Yu.A. Patents and Licenses in International
Capitalist Trade] (in Russian). Moscow: Vneshtorgizdat, 1962.
Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (Исключительные права):
Учебник для вузов / Вступ. ст. В.А. Дозорцева [Kalyatin V.O. Intellectual Property
(Exclusive Rights): Textbook for Universities / Introductory article by V.A. Dozortsev]
(in Russian). Moscow: NORMA, 2000.
Канторович Я.А. Законы о привилегиях на изобретения и усовершенствова-
ния в главнейших государствах [Kantorovich Ya.A. Privilege Laws on Inventions
and Improvements in Major States] (in Russian). St. Petersburg: Printing House of
Brokgauz-Efron Publishing House, 1900.
Конкурентное право России: Учебник / Отв. ред. И.Ю. Артемьев, С.А. Пузы-
ревский, А.Г. Сушкевич [Competition Law of Russia: Textbook / Ed. by I.Yu. Artemyev,
S.A. Puzyrevsky, A.G. Sushkevich] (in Russian). 2nd ed. Moscow: Publishing
House of Higher School of Economics, 2014.
Конкурентное право Российской Федерации: Учебное пособие / Под ред.
Н.И. Клейн, Н.Е. Фонаревой [Competition Law of the Russian Federation: Textbook
/ Ed. by N.I. Klein, N.E. Fonareva] (in Russian). Moscow: Logos, 1999.
Мамиофа И.Э. Охрана изобретений и технический прогресс [Mamiofa I.E.
Protection of Inventions and Technological Progress] (in Russian). Moscow: Yuridicheskaya
literatura, 1974.
Мишин А.А. Государственное право буржуазных стран [Mishin A.A. State Law
of Bourgeois Countries] (in Russian). Moscow: Publishing House of Moscow State
University, 1961.
Павлова Е., Калятин В., Суспицына М. Гражданско-правовое и антимоно-
польное регулирование исключительных прав: инструмент на выбор? [Pavlova E.,
Kalyatin V., Suspitsyna M. Civil and Antitrust Regulation of Exclusive Rights: An
Instrument of Choice?] (in Russian) // Competition and Law. 2013. No. 4.
Патентное законодательство зарубежных стран / Под ред. и со вступ. ст.
Е.А. Флейшиц [Patent Legislation of Foreign Countries / Ed. and introductory article
by E. A. Fleyshits] (in Russian). Moscow: Progress, 1964. Vol. 1.
Право интеллектуальной собственности. Т. 4: Патентное право: Учебник / Под
ред. Л.А. Новоселовой [Intellectual Property Law. Vol. 4: Patent Law: Textbook / Ed.
by L.A. Novoselova] (in Russian). Moscow: Statut, 2019.
Райгородский Н.А. Изобретательское право Союза ССР: Дис. … докт. юрид.
наук [Raygorodsky N.A. Inventive Law of the USSR: Thesis for a Doctor Degree in
Law Sciences] (in Russian). St. Petersburg, 1947.
Ahrens S. Geistiges Eigentum und Wettbewerbsrecht: Gewerblicher Rechtsschutz
– Urheberrecht – unlauterer Wettbewerb. Wiesbaden: Springer, 2015.
Bartenbach K., Bartenbach A. Patentlizenz- und Know-how-Vertrag. 7. Aufl. Köln:
Dr. Otto Schmidt, 2013.
Baxter W.-F. Legal Restrictions on Exploitation of the Patent Monopoly: An Economic
Analysis // Yale Law Journal. 1966. Vol. 76. No. 2.
Bowman W.-S. Patent and Antitrust Law: A L egal and Economic Appraisal. Chicago;
London: University of Chicago Press, 1973.
Grzeszick B. Geistiges Eigentum und Wettbewerb aus verfassungsrechtlicher Perspektive
// Geistiges Eigentum und Wettbewerb / Hrsg. von K.-W. Lange, D. Klippel,
A. Ohly. Tübingen: Mohr Siebeck, 2009.
Hulme W. The History of the Patent System under the Prerogative and at Common
Law // Law Quarterly Review. 1896. Vol. 12.
Kaplow L. The Patent-Antitrust Intersection: A Reappraisal // Harvard Law
Review. 1984. Vol. 97. No. 8.
Kohler J. Die Idee des geistigen Eigentums // Archiv für die civilistische Praxis.
1894. Bd. 82. Heft 2.
Kohler J. Handbuch des deutschen Patentrechts in rechtsvergleichender Darstellung.
Mannheim: J. Bensheimer, 1900.
Kraßer R., Ann C. Patentrecht: Lehrbuch zum deutschen und europäischen Patentrecht
und Gebrauchsmusterrecht. 7. Aufl. München: C.H. Beck, 2016.
Letwin W.L. The English Common Law Concerning Monopolies // University
of Chicago Law Review. 1954. Vol. 21. Iss. 3.
Planiol M. Traité élémentaire de Droit Civil. Paris: LGDJ, 1948. T. 1.
Roguin E. La règle de droit: analyse générale, spécialités, souveraineté des états,
assiette de l’impôt, théorie des statuts, système des rapports de droit privé, précédé
d’une introduction sur la classification des disciplines. Lausanne: F. Rouge, 1889.
Schäffle A. Die ausschliessenden “Verhältnisse” mit besonderer Rücksicht auf litterarisch-
artistisches Autorrecht, Patent-, Muster-und Markenschuz // Zeitschrift
für die gesamte Staatswissenschaft. 1867. Bd. 23. Heft 2/3.
Schanze O. Die Patentertheilung // Archiv des öffentlichen Rechts. 1894.
Bd. 9. Heft 2.
Schmauderer E. Der Einfluss der Chemie auf die Entwicklung des Patentwesens
in der zweiten Hälfte des 19. Jahrhunderts: Friedrich Klemm zum 67. Geburtstag //
Tradition: Zeitschrift für Firmengeschichte und Unternehmerbiographie. 1971. 16.
Jahrgang. Heft 3/4.
Schmidtchen D. Zur Beziehung zwischen dem Recht geistigen Eigentums und dem
Wettbewerbsrecht – eine ökonomische Analyse // Geistiges Eigentum und Wettbewerb
/ Hrsg. von K.-W. Lange, D. Klippel, A. Ohly. Tübingen: Mohr Siebeck, 2009.
Schweizerisches Immaterialgüter- und Wettbewerbsrecht / Hrsg. von R. von
Büren, L. David. 2. Aufl. Basel: Helbing & Lichtenhahn, 2002.
Viniol J. Zwangslizenzen an Patenten. Baden-Baden: Nomos, 2013.


Information about the author

Sinitsyn S.A. (Moscow, Russia) – Doctor of Legal Sciences, Leading Researcher
of the Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the
Russian Federation (34 Bolshaya Cheryomushkinskaya St., Moscow, 117218, Russia;
e-mail: [email protected]).

Музыка без пиратства и монополии Apple: как Даниэль Эк основал Spotify

Швед Даниэль Эк с детства увлекался программированием и музыкой, а решив однажды объединить два этих хобби, создал Spotify. Что еще нужно знать о миллиардере, который задумал бизнес для борьбы с музыкальным пиратством?

Миллионер в 23 года — миллиардер в 35

Отчим Даниэля Эка научил его программировать, как только мальчику подарили компьютер, — в возрасте пяти лет. Увлечение программированием оказалось настолько сильным, что к 14 годам Даниэль уже писал на C++, а потом из любопытства освоил и HTML. Умение верстать сайты помогло ему заработать первые деньги.

Как рассказывает сам Эк, в конце 1990-х годов программисты в Швеции брали по $50 тыс. за создание главной страницы сайта, а он попросил за это $100. Результат устроил клиента, и тот привел еще одного. На этот раз Эк попросил за ту же работу уже $200.

После школы Эк поступил в Королевский технологический институт Стокгольма, но учеба мешала ему развивать собственные проекты, и вскоре он бросил институт.

В это же время он занимался разработкой браузерной игры Stardoll и рекламной компании Advertigo, которая анализировала поведение пользователя в Сети и предлагала соответствующую его интересам рекламу. Последний стартап заинтересовал другого шведского предпринимателя — Мартина Лорентсона, который тогда управлял компанией по отслеживанию рекламного трафика. Лорентсон предложил Эку продать Advertigo.

Эта сделка (около $1,25 млн) обеспечила Эку статус долларового миллионера в 23 года. Он купил Ferrari и отправился покорять ночные клубы Стокгольма, но очень скоро впал в глубокую депрессию: деньги не принесли ожидаемой радости, а новые знакомства и друзья казались купленными.

Борец с пиратской музыкой

В это же время в деньгах разочаровался и Мартин Лорентсон. Общее чувство неоправданных ожиданий от богатства позволило Эку и Лорентсону сблизиться и стать друзьями. Они проводили время за обсуждением музыки, но очень скоро дух предпринимательства взял свое, и они решили основать еще одну компанию — сервис потокового аудио.

Тогда в Швеции процветало музыкальное пиратство, а вариантов купить музыку легально было не так много — кассеты и компакт-диски. Эк и Лорентсон хотели создать удобный сервис, который, с одной стороны, позволил бы пользователям легально слушать музыку, а с другой — дал музыкантам возможность зарабатывать на своем творчестве.

Основная идея заключалась в том, чтобы переложить модель музыкальной радиостанции в интернет, и доходами с рекламы оплачивать покупку музыки.

Работа над сайтом Spotify заняла у Эка с Лорентсоном несколько недель, а переговоры со студиями звукозаписи затянулись на несколько лет. Первыми на сотрудничество со Spotify согласились шведские лейблы, а через 11 лет после запуска — в 2017 году — компания подписала контракт с крупнейшими мировыми лейблами Sony Music Entertainment и Warner Music.

Эта сделка позволила Spotify стать публичной компанией уже в 2018 году: инвесторы оценили компанию в $29,5 млрд.

Несостоявшийся рок-музыкант

Наравне с компьютерами за внимание Эка боролась и музыка. В Швеции есть бесплатные музыкальные школы, в одной из таких будущий предприниматель научился играть на фортепиано и гитаре. Позже он самостоятельно освоил губную гармошку, бас и барабаны.

Его бабушка и дедушка были профессиональными музыкантами, и долгое время он планировал пойти по их стопам. В 18 лет он решил посвятить свою жизнь музыке, играл в рок-группе и даже успел побывать в концертном туре, но именно этот период позволил ему понять, что он не готов ежедневно посвящать по шесть часов в день музыке.

В это время Эку также пришлось пройти через болезненное осознание того, что ему не хватит навыков и таланта стать успешным музыкантом: группа, в которой он выступал, нашла нового гитариста, и они перестали звать его на репетиции.

Школьный босс ИТ-империи

В подростковом возрасте Даниэль Эк начал зарабатывать на создании сайтов, но быстро понял, что дизайн — не его сильная сторона. Тогда он нашел среди одноклассников других школьников тех, кто хорошо владеет Photoshop, и предложил им работать на себя. Эк расплачивался с ними вещами: играми, телефонами, iPod — для ребят такие подарки были ценнее простых денег.

Полулегальный бизнес по созданию сайтов рос, и Эк уже не справлялся самостоятельно. Он предложил одноклассникам, которые хорошо понимали математику, бесплатные уроки программирования, а они за это выполняли его заказы. В качестве офиса Эк использовал компьютерные классы, а учителям рассказывал, что помогает ученикам с информатикой.

Долгое время родители не обращали внимания на бизнес сына, но решили серьезно поговорить с ним, когда тот принес домой огромный телевизор и купил себе несколько дорогих гитар. Учителя убедили родителей, что у Даниэля все отлично с оценками, и те успокоились. Только на самом деле Эк уже давно не делал уроки сам, а покупал их у более прилежных одноклассников. Уже в то время он зарабатывал по $50 тыс. в месяц — это больше, чем семейный бюджет его родителей.

Шпион и наблюдатель

Даниэль Эк никогда не управлял большой компанией до Spotify и плохо представлял себе, как это делать, потому что никогда даже не работал в компаниях такого размера. Однажды он рассказал о своем желании пройти стажировку у основателя компании Coda Шишира Мехротры, чтобы посмотреть на его стиль управления, и тот согласился.

После Мехротры на такие «стажировки» согласились Марк Цукерберг и несколько других основателей крупных стартапов. По словам Эка, им хотелось услышать его мнение об их стиле управления, и так ему удалось «пошпионить» за фаундерами больших технологических компаний.

Такие наблюдения помогли Эку распределить стили управления по шкале от Илона Маска, когда все важные решения в компании принимает один человек, до Марка Цукерберга и Facebook, где принято обсуждать каждое важное решение с командой. Сам Эк находится где-то в середине этой шкалы, когда обсуждение не отменяет последнего слова за руководителем.

Промышленный дизайн | Бутенко и партнеры

Фирма патентных поверенных предоставляет услуги по регистрации произведений промышленного дизайна (промышленных образцов) как на территории Российской Федерации, так и по всему миру. Компетентные специалисты агентства оценят патентоспособность дизайнерского решения внешнего вида изделия, при необходимости дадут рекомендации, подготовят материалы заявки на регистрацию и направят заявку в Роспатент в электронном виде.

При возможных возражениях со стороны Роспатента патентные поверенные агентства помогут подготовить грамотный ответ и приложат все усилия, чтобы отстоять заявку и получить патент.

Мы работаем даже с самыми сложными заявками, а также спасаем заявки клиентов, обратившихся к нам уже на стадии предварительного отказа в регистрации.

Наши специалисты бесплатно отслеживают сроки продления действия патента и заблаговременно напомнят Вам о необходимости уплаты соответствующей пошлины, избавив от рутинной необходимости самостоятельного отслеживания сроков, что особенно актуально для компаний, владеющих исключительными правами на большое количество промышленных образцов.

Агентство проводит патентные исследования для установления патентной чистоты дизайнерского решения, анализа охраноспособности и т. п.

Подробная информация по ссылкам ниже:

Регистрация промышленного образца в РФ

Регистрация промышленного образца в других странах

Предварительная оценка патентоспособности промышленного образца

Споры по промышленным образцам

Что такое промышленный образец?

Это зарегистрированное в установленном порядке дизайнерское решение внешнего вида изделия. Промышленными образцами могут быть внешний вид хлебобулочного изделия, винная этикетка, упаковка для лекарства, интерфейс мобильного приложения, поверхность и узор ткани, дизайн торгового павильона и т. п.

Для чего необходимо получить исключительное право на промышленный образец?

Для пресечения получения патента Вашими конкурентами. На практике нередко бывает так, что разработчик дизайна, не озаботившийся получением патента, оказывается не у дел, когда недобросовестный конкурент патентует аналогичное дизайнерское решение внешнего вида и вчиняет иск о запрете на использование этого дизайна его же создателю.

Для получения легальной монополии на рынке. Владелец исключительного права на промышленный образец может использовать его на территории страны, в которой получен патент, любым способом, не противоречащим закону, запретив его использование конкурентам.

Для коммерциализации. Промышленный образец – это имущество, которое имеет свою цену и может быть предметом уступки, лицензии и залога.

Для уверенности в стабильности Вашего производства. Ваше монопольное право на использование промышленного образца охраняется законом – никто без Вашего разрешения не вправе производить продукцию аналогичного вида или обладающую значительным сходством, что дает несомненные экономические преимущества.

Имея патент на промышленный образец, Вы действуете в своем праве и можете не опасаться исков и претензий со стороны конкурентов!

Воспользоваться услугой

§ 2 Абсолютная монополия.

Основы экономики

§ 2 Абсолютная монополия

Что представляет собой монополия

В переводе с греческого языка слово «монополия» означает «один продаю». В этом термине отражена самая существенная черта взаимодействия между участниками рынка.

Монополия – крупный собственник товаров и денег, который захватывает подавляющую часть рынка в целях своего обогащения.

Монополии различаются по степени охвата рыночной экономики.

Наибольшей степени охвата достигает абсолютная (полная) монополия, которая может распространяться на рыночные сделки в масштабе как отдельных частей рыночного пространства (местных и отраслевых рынков), так и всей страны.

Абсолютной может быть монопсония – хозяйственная организация, скупающая у продавцов всю товарную продукцию.

B зависимости от характера и причин возникновения монополии делятся на легальные, естественные и искусственные.

1. Легальные (законные) монополии образуются на основании принятых государством законов. К ним можно отнести ряд монополистических объединений:

а) к легальным относятся монополии, основанные на патентном праве. Патентом является свидетельство, выданное правительством страны гражданину на право исключительного пользования сделанным изобретением. Срок действия патента устанавливается национальным законодательством (как правило на 15–20 лет). Обладатель патента имеет право выдавать другим лицам разрешение на использование запатентованного изобретения. B этом случае он получает определенную долю дохода от использования его изобретения;

б) к легальным относятся также монополии, возникающие на основе авторского права, согласно которому интеллектуальные собственники получают исключительное право продавать или тиражировать свои произведения в течение всей своей жизни или какого-то периода;

в) о принадлежности к легальным монополиям свидетельствуют торговые знаки – специальные рисунки, названия, символы, которые позволяют идентифицировать (отождествить) товар, услугу или фирму (другим лицам запрещается использовать зарегистрированные торговые знаки).

2. Естественные монополии создают собственники и хозяйственные организации, имеющие в своем распоряжении редкие и свободно не воспроизводимые элементы производства (например, редкие металлы, особые земельные участки под виноградники). К ним также могут относиться отрасли хозяйства, имеющие особо важное стратегическое значение (железнодорожный транспорт, оборонно-промышленный комплекс и т. п.). Существование естественных монополий оправдывается тем, что они дают огромный экономический выигрыш от больших масштабов производства. Здесь создают товары с меньшими затратами по сравнению с расходами ресурсов, которые были бы на множестве конкурирующих между собой фирм. Естественная монополия защищена от конкуренции государством.

3. Искусственные монополии. Под этим условным названием имеется в виду объединение предприятий, которое не имеет юридической защиты от конкурентов. В целях получения собственных выгод такая монополия преднамеренно меняет структуру рынка:

• создает барьеры для вхождения на отраслевой рынок новых фирм;

• ограничивает аутсайдерам (предприятиям, которые не вошли в монополистическое объединение) доступ к источникам сырья и энергоносителям;

• создает очень высокий (по сравнению с новыми фирмами) уровень технологии;

• достигает большей эффективности производства за счет увеличения его масштабов;

• «забивает» новые фирмы хорошо поставленной рекламой.

К искусственным монополиям относятся картель, синдикат, трест и концерн.

Картель – союз нескольких предприятий одной отрасли промышленности, в котором его участники сохраняют свою собственность на средства и продукты производства, а созданные изделия сами продают на рынке; они договариваются о квоте – доле каждого в общем выпуске продукции, о продажных ценах, распределении рынков и др.

Синдикат – объединение ряда предприятий, изготавливающих однородную продукцию; за участниками объединения сохраняется собственность на материальные условия хозяйствования, а готовая продукция сбывается как общее достояние через созданную для этого контору.

Трест – монополия, в которой создается совместная собственность группы предпринимателей на средства производства и готовую продукцию.

Концерн – союз формально независимых предприятий (обычно из разных отраслей промышленности, торговли, транспорта и банков), в рамках которого головная фирма организует финансовый (денежный) контроль за всеми участниками.

Рис. 6.1. Виды монополий

Итак, мы можем наглядно представить все виды монополий на рис. 6.1.

Все указанные на рис. 6.1 виды монополий получили наибольшее развитие на рубеже XIX–XX вв. Они имеют общий признак – неограниченную рыночную власть. Это означает исключительное господствующее положение на рынке одного продавца, обладающего подавляющей массой товаров. Нередко монополии получали различные льготы и привилегии (исключительные права, преимущества) со стороны государства.

Устанавливая абсолютную монополию, объединения предприятий делают это ради установления выгодных им рыночных цен.

Как монополии устанавливают рыночные цены

Абсолютные монополии коренным образом изменяют весь процесс образования рыночной цены. Во-первых, мы знаем, что небольшое предприятие не в состоянии влиять на рыночную цену. В противоположность этому монополия сама устанавливает такую цену. Во-вторых, предприятия-монополисты своеобразно используют в своих интересах законы, выражающие зависимость рыночной цены от массового предложения и от массового спроса. Здесь можно отметить три варианта монополистического ценообразования.

Первый вариант. Абсолютные монополисты в своих интересах используют закон рыночной цены по предложению (см. рис. 5.7). Они намеренно уменьшают продажу своих товаров (снижают объем предложения), чтобы создать искусственный дефицит продуктов. Нехватка товаров ведет к росту цены по предложению. Так, в 1990-е гг. нередко в России и других странах предприятия-монополисты, производящие и сбывающие бензин, резко сокращали продажу моторного топлива, с тем чтобы при повышенном спросе на него увеличить свою монопольно высокую цену.

При каждом возобновлении процедуры повышения цен монополия, разумеется, учитывает потери, которые она несет от уменьшения объема производства и продажи товаров. Чтобы перекрыть такую утрату дохода, она устанавливает новые монопольные цены на более высоком уровне. При этом крупная фирма следит, чтобы выручка от продажи меньшего количества изделий покрывала упущенную выгоду и давала возросшую сумму дохода.

Второй вариант. Абсолютная монопсония (особое монополистическое объединение), закупающая большие партии товаров у мелких производителей, своеобразно использует закон рыночной цены по спросу (см. рис. 5.6). Заранее скупая, например, сельскохозяйственное сырье по низким ценам и создавая его большие запасы, монопсония в период сбора нового урожая устанавливает низкую цену спроса на закупаемую продукцию. Такая цена дает монопсонии желаемую выгоду. Ее выигрыш возрастает с каждым новым уменьшением монопольно низких закупочных цен, что является результатом преднамеренного создания зоны избытка сбываемой продукции.

Характерен такой пример. Монопсонии западных стран издавна закупают дешевое сырье у предпринимателей и мелких товаропроизводителей стран Азии, Африки и Латинской Америки. Низкие цены устанавливаются на ряд товаров традиционного африканского экспорта (чай, кофе, какао-бобы).

Третий вариант. Фирма, одновременно являющаяся монополией и монопсонией, удваивает свой доход посредством так называемых «ножниц цен». Речь идет о монопольно высоких и монопольно низких ценах, уровни которых удаляются друг от друга подобно расходящимся лезвиям ножниц. Такое движение цен основывается на расширении зон избытка и дефицита товаров. Оно характерно для многих предприятий обрабатывающей промышленности, которые особенно в условиях инфляции устанавливают цены на свои готовые изделия в несколько раз выше, чем увеличиваются цены в отраслях добывающей. промышленности и в сельском хозяйстве. О характере такого изменения цен можно судить на основании примерного графика (рис. 6.2).

«Монополисты не принимают цену как данную. Их можно охарактеризовать как ценопроизводителей, ибо …они сами выбирают как цену, так иобъем выпуска».

Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. Экономика.

Рис. 6.2. «Ножницы» рыночных цен

Во второй половине XX в. с расширением сферы агробизнеса в США, Франции, Великобритании и других западных странах «ножницы цен» стали одним из главных методов, с помощью которого крупные фирмы вытеснили мелких и средних фермеров из сельскохозяйственного производства.

В России «ножницы цен» использовались особенно широко в период индустриализации народного хозяйства. Государство, выполняя роль монополии и монопсонии, устанавливало относительно высокие цены на промышленные изделия и очень низкие закупочные цены на сельскохозяйственное сырье, чем нанесло большой ущерб экономике села. В 1990-х гг. такого рода «ножницы цен» не были устранены. Например, в 1994 г. цены на промышленные средства производства, выпущенные для сельского хозяйства, росли в 3 раза быстрее, чем цены на сельскохозяйственную продукцию.

Совершенно очевидно, что с помощью произвольно устанавливаемых цен монополии собирают своего рода «дань» с других предпринимателей и населения.

Чтобы удерживать столь выгодное положение на рынке, монополистические объединения экономическими и другими методами решительно расправляются с конкурентами. Назовем некоторые из этих способов.

• Хозяйственный бойкот – частичный или полный отказ от экономических связей с аутсайдерами (предприятиями, не входящими в монополистическое объединение). Монополии предлагают зависимым от них покупателям не приобретать товары других фирм, так как они якобы худшего качества.

«Пользуясь своей властью над рынком, монополии назначают более высокие цены, чем назначила бы чисто конкурентная фирма, имеющая те же издержки производства; они также могут наложить на потребителей «частный налог» и получить значительную экономическую прибыль. Таким образом, владельцы монополистических предприятий обогащаются за счет остальных слоев общества».

Макконнелл К., Брю С. Экономикс.

• Демпинг – преднамеренная продажа товаров по «бросовым» ценам с целью разорения конкурента.

• Ограничение продажи товаров самостоятельным (независимым от монополии) фирмам (например, уменьшение поставок нефти нефтеперерабатывающим заводам).

• Регулирование цен: монополисты повышают цены на продукты, сбываемые мелким собственникам, и одновременно снижают их для крупных покупателей.

• Использование финансовых средств борьбы с конкурентами (например, спекуляция ценными бумагами на фондовой бирже, о чем будет рассказано в гл. 8).

• Разорение конкурентов с помощью дозволенных законом и недозволенных средств с целью их «поглощения» и «присоединения» к монополиям. Последние используют для этого различные приемы: подделывают продукцию конкурентов, нарушают патенты, копируют товарные и фирменные знаки, обманывают потребителей. Ведя борьбу с конкурентами, многие фирмы занимаются «промышленным шпионажем», используя для этого электронные средства, услуги «перебежчиков» с предприятий-конкурентов и т. п.). Некоторые монополии не брезгуют уголовно наказуемыми методами, вплоть до поджогов помещений соперников, террористических актов и заказных убийств.

Уже в конце XIX в. и в начале XX в. стало очевидно, что монополистические объединения разрушают нормальные для рыночной системы отношения. В ответ в демократических государствах принимались решительные меры по упорядочению взаимодействия всех участников рынка.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

«Сильное государство» как проблема и вызов для России

Выступление на семинаре Института гуманитарных наук (Вена, 21–22 сентября 2017 года).

1. В последние годы в российской публицистике все чаще встречается известная формула немецкого социолога Макса Вебера «монополия на легитимное насилие». Ее используют после тревожных политических событий, сопряженных с насилием или угрозой насилия, она приобрела характер очевидности, о которой, однако, не вредно напомнить. Но кому и зачем? Вебер ее сконструировал примерно сто лет назад, когда он давал определение государства. Государство, говорил Вебер в речи «Политика как призвание и профессия», — это определенного рода сообщество, которое на определенной территории с успехом претендует на то, чтобы монопольно использовать легитимное физическое насилие. Он еще называл государство союзом, и сейчас мы отвлечемся от разницы между союзом и сообществом, чтобы сосредоточиться на главном. Итак, насилие — это средство для навязывания порядка людям, живущим на определенной территории. Навязывает его государство, то есть члены сообщества, или союза, некоторого объединения, в котором действует штаб управления, бюрократическая машина. Именно этот штаб фактически распоряжается средствами насильственного навязывания порядка. Остальные люди подчиняются ему, потому что у них нет таких средств насилия и потому что они верят в легитимность власти, не оспаривают справедливость и правомерность того, что не все они, а только группа, общность имеют в своем распоряжении такие средства. Зачем в России вспоминают формулы Вебера? Попробуем исходить из того, что упоминание о легитимном насилии является не прихотью публицистов, но реакцией на проблемы самого государства. Что это значит здесь и сейчас? Россию иногда сравнивают с Веймарской Германией, может быть, дело как раз в этом? Ведь Вебер говорил о монополии на легитимное насилие как раз тогда, когда Германия становилась Веймарской! Насколько обосновано это сравнение?

2. В Веймарской Германии, как и в других странах, где внутренняя политическая ситуация была неустойчивой, монополию государства ставили под сомнение политические силы, отчасти легальные, спорящие в парламенте, а отчасти — полулегальные, обладавшие собственными вооруженными формированиями. Часто они, как когда-то говорил про тактику большевиков Ленин, сочетали легальную работу с нелегальной. Государство имело формальное право, но не имело реальной способности использовать свою монополию. Я уже не говорю о внешних силах — ведь Германия была побежденной страной, ее оккупировали, и некоторые нелегальные вооруженные организации позже возникали именно для того, чтобы противодействовать оккупации. Стоит ли сравнивать эту ситуацию с российской в наши дни? После Первой мировой в Германии государство было лишь одной из сторон в гражданской войне, конечно, стороной более могущественной в периоды относительного перемирия, но все-таки не устоявшей в бурные времена и превратившейся в добычу нацистов. Почему же оно было слабым? Среди ответов на этот вопрос заслуживает внимания и такой: сам по себе аппарат, бюрократия были в порядке, армия не была развалена, но государственная машина страдала от недостатка легитимности. Главный ее источник — демократические выборы, но немецкий народ был внутренне дезорганизован, разорван конкурирующими политическими силами, а потому не мог сообщить единство воли своим представителям. В свою очередь, политики рассматривали аппарат как машину, которая будет служить каждому, и старались просто встать во главе ее, не задаваясь вопросом о собственных резонах порядка у тех, кто его реализовывал. Государственная машина не смогла выработать собственной идеи порядка, а победившая политическая сила — нацисты — в конечном счете погубила само государство.

3. Мы видим, что нам в этом смысле нечего опасаться. У нас нет такой резкой и опасной политической конкуренции в области легальной политики, у нас есть внятное большинство, репрезентированное через выборы. Легальные партии и движения готовы участвовать в воспроизводстве политики в том виде, в каком она сложилась сейчас. Если в Веймарской Германии государство не смогло стать сильным, то в современной России оно кажется достаточно сильным, чтобы не бояться ни легальных, ни нелегальных соперников. А раз так, мы можем повторить поставленный в начале вопрос: зачем твердить, что только государство — монополист легитимного насилия? Ответ, который я хочу дать, прост и может быть истолкован как свидетельство односторонности: государство в России находится в ловушке своей собственной силы. Любые случаи насилия или проявлений иной нелегальной активности практически всегда истолковываются как фактически инспирированные или поддержанные государством. Широко распространены подозрения, что государство не является единым аппаратом, машиной, части которой действуют всегда согласованно. Скорее может казаться, что некоторые части его вовлечены в полулегальную или нелегальную активность, что группы заинтересованных лиц превращают его если и не целиком, то отчасти в ящик с инструментами для своекорыстных действий. У него нет никакой цельности, и если во времена перестройки признаком большой проницательности было усматривать за идеологией прогрессизма интерес партийных аппаратчиков и государственной бюрократии как единой группы, нового класса, то теперь это показалось бы архаичным воззрением. Современные правители как на позициях внутри, так и вне собственно аппарата вовсе не являются единой группой или даже малым числом таких групп. Скорее — судя по тому, что наблюдается на поверхности, — это сложно устроенная и многообразная сеть, погруженная в безопасную внешнюю среду, но раздираемая изнутри соперничеством. Мы можем лишь с осторожностью предполагать, что производители оружия и производители образовательных услуг, индустрия развлечений, нефтяники, аграрии и торговые сети не всегда имеют одни и те же интересы. Внедрение в конкретику здесь было бы поспешным. Однако мы не можем не видеть, что в публичную дискуссию, в неоспариваемую и незапрещаемую аналитику вошли выражения вроде «борьбы кланов» и тому подобное. Суды и аресты высоких чиновников и генералов часто объясняют не столько криминальным характером вменяемых им действий, сколько именно борьбой кланов и подсистем. По идее, при наличии столь многообразных частных интересов, должен быть явлен также интерес всеобщий, то есть то, что объединяет всех и ради чего, как предполагается, во многом и существует машина современного государства. Таким образом, не столько уличная политика или тем более не партийная борьба вокруг парламента или важных постов позволяет судить о нарастающем напряжении, сколько личные судьбы, увольнения, аресты и — мы не должны забывать также об этом — моральная и религиозная уязвимость публичных фигур. Сложность любого непредвзятого описания актуальных событий в России состоит именно в том, что почти любые из них имеют два измерения: очевидное значение и смысл и второе, которое может только подразумеваться. Это в долгосрочной перспективе означает тупик в легитимации политических институтов: смысл их становится все менее определенным. Именно ясность, определенность, возможно, становится лозунгом момента, но при этом оформиться до сих пор она не смогла.

4. Те, кто повторяет в наши дни слова Вебера, не столько воспроизводят очевидности, сколько говорят: нам нужно, наконец, одно государство, машина в строгом смысле слова, части которой не боролись бы одна с другой. Речь идет о восстановлении единства. Если бы мы более походили на Веймарскую Германию, достаточно было сказать, что средства насилия должны быть снова экспроприированы у тех, кто пытается пользоваться ими помимо государства, и монополизированы (заново монополизированы) им. Но как это возможно? Ведь если бы у государства было достаточно сил, сама ситуация не возникла бы. А почему оно слабое? Оно ослабло и уступило часть средств насилия другим. Это касается и легитимности. Теоретически только государство располагает особой, уникальной легитимностью. А практически соперничество разрывающих его сил демонстрирует, что и в этой области оно перестало быть монополистом, ему доверяют меньше людей и в меньшей мере, чем это необходимо для надежного порядка. Чтобы удержать страну от революции и гражданской войны, нужен дополнительный мотив, который появляется (если появляется) у большинства и перевешивает другие мотивы. Этот мотив — само существование порядка, то есть уверенность в том, что мир и законность в любом случае лучше беспорядка, иначе говоря, даже представляющийся невыигрышным и несправедливым порядок лучше войны всех против всех. Из этого представления о легитимности нейтрального государства, в качестве реакции на беспорядок и слабость, появляется идеология авторитарного правления, идея сильного государства, которое побеждает соперников и возвращает себе монополию. Политическая реакция приходит с идеей порядка. Проблема здесь только одна: идеологически не окрашенный, прагматичный порядок «Левиафана» — это утопия. Порядок — это всегда конкретный политический порядок, а не совершенство нейтральной машины безопасности и благополучия. Идея сильного нейтрального государства может быть составляющей идеологии или даже центральной для нее, пока идет борьба, но она никогда не остается такой надолго, потому что мир и безопасность достаточно хороши как мотивы на фоне опасностей, но их недостаточно для постоянной легитимации уже установившегося порядка. Мир как мир — все равно, какой, — кто в это поверит, если только не мечтает избавиться от изматывающей войны? Но мы-то не в Германии! Вернемся к основному аргументу.

5. Если государство, во-первых, не едино, а во-вторых, не во всех операциях легально, то напоминание о монополии на легитимное насилие и призыв к единству государства как машины порядка имеет троякий смысл: a) государство должно быть в большей степени единым, функционирование отдельных его институтов, действия и высказывания отдельных чиновников не должны противоречить друг другу; b) государство должно действовать исключительно в сфере легальности, в том числе легального насилия, государство не может сочетать легальное с нелегальным, это разрушительно для его легитимности; c) государство должно быть нейтральным, то есть ставить закон и порядок выше любого интереса, в том числе интереса, оформленного в виде господствующей идеологии, в особенности в отсутствие господствующей идеологии и конституционной возможности объявить идеологию господствующей. Но там, где нет официальной идеологии, все равно остаются руководящие идеи. Мы живем в среде конкурирующих идей и попыток подкрепить идеи насилием, а не наоборот. Именно поэтому вопрос об идеях тех, кто господствует, является снова — как и всегда — вопросом о господствующих идеях.

6. В общем, идея сильного государства — монополиста насилия — могла бы выглядеть как часть антилиберального проекта, только надо понимать, как он мог бы выглядеть. Если государство и гражданское общество — это две разные сферы, то сильное государство могло бы, кажется, создавать прочную рамку, внутри которой возникали бы разные формы самоорганизации общества, но зависимость этой прочной политической рамки от событий общества была бы минимальной. Извне, для общества, государство бы выглядело как некий остров или крепость порядка — неведомого порядка, напоминающего, скорее всего, о «Замке» Кафки. Эта идея крепости или замка, навязывающего порядок безвластным гражданам даже помимо их воли, в общем, сколько можно судить, не совсем чужда некоторым участникам политической жизни и членам государственных машин. Что это значит? Что в формуле «закон и порядок» происходит разрыв и порядок ставится выше закона. Какие бы законы ни принимались, порядок все равно важнее. Закон — это формула легальности, но порядок важнее. Какой порядок? Можем ли мы быть уверены в том, что соперничество внутри замка не связано также с разными идеями порядка или идеями разных порядков? Разумеется, ни одна война не длится вечно, и сильнейшие победят, но будет ли торжество порядка одним и тем же внутри и вне замка? Мы пока не можем ответить на этот вопрос.

7. Что такое порядок? Для социолога это всегда порядок ожиданий. Там, где порядок успешно навязан, мы ожидаем события определенного рода и будем разочарованы, если наступят не они, а совсем другие. Речь идет не об отдельных ожиданиях, например послушания в ответ на приказ, но о принципе ожиданий. Порядок — это принцип, идея, а не просто событие отдельного повиновения силе. Мощь сильного института, каким хотели бы его видеть многие граждане, состоит в том, чтобы формулировать принципы желаемости ожиданий, которые будут, в виде порядка, навязаны им. Опасность момента состоит не только в борьбе оторвавшихся механизмов, но и в пустоте идей порядка. Пропаганда сильного государства хороша до тех пор, пока не обнаруживается, что идея порядка предполагает лишь силу как силу, то есть не содержит принципа и не означает ничего, кроме ожидания произвольных команд. Она должна быть переформулирована и в замке, и вне его, она должна объединять членов союза-общности государства, чтобы они могли действовать не только силой, но и легальностью — потому что не будет силы, способной эту легальность оспорить.

№ 2-3 (62-63) 2021 март — июнь

ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА. УПРАВЛЕНИЕ ИННОВАЦИЯМИ

Акулинин Ф.В., Рябчина Д.А. Инновационный маркетинг как основное условие развития компании в эпоху цифровизации 7
Герасимов К. Б., Чечина О.С., Васильчиков А.В. Взаимосвязь инноваций со стратегией организации 11
Головко О.Н., Посная Е.А., Яровая Н.В., Дицуленко О.И. Инновационные подходы к преподаванию экономико-правовых дисциплин в высшей школе 19
Журавлев М.А. Развитие инновационных методов налогового контроля в условиях развития информационных технологий 24
Загайнова Е.Н. Факторы социальной мотивации предпринимателей для повышения инновационной активности региональной экономики 31
Литвин И.Ю., Литвин А.Ю. Искусственный интеллект как одно из направлений инновационного развития банковского сектора 42
Литвиненко И. Л. Инновационно-инвестиционный климат России в условиях коронакризиса 47
Митяков Е.С., Скворцова Е.В. Модель информационной системы обеспечения инновационной деятельности региона 60
Попадюк Т.Г., Мишина К.А. Новое отношение руководителей к инновациям в 21 веке 69
Сумина Е.В. Теоретические подходы к управлению инновационной деятельностью на основе концепции опережающего развития 78
Сумина Е.В. Управление инновационной деятельностью территорий: коммуникационные технологии и цифровая платформа 87
Файков Д.Ю., Файкова Е.Д. Новые технологии и стратегические возможности государственной корпорации «Росатом» в развитии Северного морского пути 97

ЭКОНОМИКА.

ИННОВАЦИОННЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В ЭКОНОМИКЕ

Архипова В.А., Иванова А.А. Развитие зарубежного и отечественного рынков продукции органического сельского хозяйства 111
Васина А.Н., Демина Ю.А. Привлечение ПИИ в цифровой сектор экономики АСЕАН: экономический и политико-правовой аспекты 121
Зотиков Н.З., Любовцева Е.Г. СOVID-19: его последствия для экономик Германии и России 134
Иванченко А.В. Направления совершенствования продвижения продукции и товаров на рынке мяса птицы 143
Касьяненко Т.Г., Филимонов О.И., Кухта М.В. Виртуальная организация бизнеса: системный взгляд на сущность, свойства и определение 150
Макрусев В. В., Любкина Е.О. Методический инструментарий оценки качества таможенных услуг 163
Максимов М.И., Акулинин Ф.В., Богомолов Д.М. Пир во время чумы? Анализ роста рынка недвижимости в ряде регионов России 180
Сафаров Г.Г., Глинка Д.Ю. Корректировка методики расчета предельного размера платы за проведение технического осмотра транспортных средств 186
Татаринцева С.Г., Воронова К.А., Ефтина Д.А. Ключевые факторы при выборе маркетплейса для продвижения финансовых сделок и товарного розничного продукта 190
Трифонов И.В., Туряница И.О. Изменение бизнес-стратегии компаний Российской Федерации в сторону «легальной монополии» 201
Тхор С. А. Оценка факторов развития предпринимательской деятельности в условиях устойчивого экономического развития 210

Финансы. НАЛОГИ

Зацарная Н.А. Налоговые инструменты как рычаги управления параметрами экономических субъектов и среды их функционирования. Идиосинкратический налоговый инструмент – переложение налогового бремени 221
Каратаев А.С., Фейзуллаев М.А. Оценка эффективности налоговой политики в условиях инвестиционного спада 230
Коложвари Ю.Б., Коложвари Э.С., Быченко Е.Б. Методический подход к оптимизации структуры финансирования проекта с учетом фактора риска 237
Макаров А. С., Рябова Е.В., Лобанов Г.В. Роль бюджетно-налоговой политики государства в решении задач устойчивого развития компании в условиях цифровизации 248
Максимов М.И., Акулинин Ф.В., Полевой М.В. К оценке качества российских банков по инвестиционной привлекательности 261
Подустов С.П., Ван Лэй. Экономическая устойчивость предприятия и факторы на нее влияющие 268
Тихонова А.В. Факторы трансформации системы налогообложения физических лиц 279
Шашкова Т.Н., Емец О.А. Проблемы формирования и предоставления налоговой информации стейкхолдерам в цифровом виде 289

Учет. анализ. контроль

Бугаев А.В., Пакшина Т.П., Ермаченко О.В. Развитие подходов к внутреннему контролю качества аудита на уровне аудиторской организации 297
Порядина И.В. Рейтинговая оценка как способ определения финансового состояния предприятия 306
Шилова Л.Ф., Токмакова Е.Г., Шиянова Н.И. Формирование в бухгалтерском учете информации для оценки эффективности экологического менеджмента в целях обеспечения экономической безопасности 315
Эльмесов К.Л. Международный опыт и перспективы развития методического обеспечения надзора за аудиторской деятельностью 323

Экономическая безопасность

Алоян Г. Н. Угрозы и риски в сфере импортозамещения производства продукции мясоперерабатывающей отрасли 335
Алоян Г.Н. Факторы устойчивого развития производства продукции мясоперерабатывающей отрасли в условиях импортозамещения 342
Кудрявцев К.А. Мониторинг и оценка уровня экономической безопасности в системе антимонопольного регулирования товарных рынков базовых отраслей 349
Львова М.В., Краснов В.К. Экономическая безопасность уровней управления экономикой и методы управления ими 360
Миронова И.Б. Система экономической безопасности территорий опережающего развития и оценка их результативного воздействия на уровень экономической безопасности регионов 368
Смоленникова Л. В. Построение адаптивного механизма управления инвестиционными процессами региона на принципах экономической безопасности 373
Терентьев В.Н. Вероятность возникновения фактора экономического риска в системе управления государственным заказом 383
Ферова И.С., Гриб С.Н., Макарова С.Н. Кластерная модель как инструмент экономической безопасности и стратегического развития региона 388
Цыкура М.Г. Административная нагрузка как угроза экономической безопасности в сфере налогообложения 399
ANNOTATIONS TO THE ARTICLE 409

Легальная монополия – определение, обоснование и практический пример

Что такое юридическая монополия?

Законная монополия, также известная как установленная законом монополия, представляет собой фирму, защищенную законом от конкурентов. Другими словами, легальная монополия — это фирма, получившая от правительства мандат на деятельность в качестве монополии.

Законные монополии могут быть созданы посредством:

  • Публичной лицензии
  • Государственной лицензии
  • ПатентаНематериальные активыСогласно МСФО, нематериальные активы являются идентифицируемыми, немонетарными активами, не имеющими физического содержания.Как и все активы, нематериальные активы или авторские права

 

 

Обоснование легальной монополии

обмен на право быть контролируемым и регулируемым.

вспомнить недостатки монополии:

  • :

    • Высшие цены и низший выход
    • Потребительская эксплуатация и издевательства
    • Плохое качество и обслуживание
    • Потенциальное ограничение инноваций

    Юридическая монополия может исправить некоторые недостатки, описанные выше.Легальные монополии возникают, когда правительство считает, что разрешение одной фирме в качестве единственного поставщика услуг (или продуктов) отвечало бы интересам граждан.

    В условиях законной монополии правительство может регулировать цены. ИнфляцияИнфляция — это экономическое понятие, которое относится к повышению уровня цен на товары в течение определенного периода времени. Повышение уровня цен означает, что валюта в данной экономике теряет покупательную способность (т. Е. На ту же сумму денег можно купить меньше).и предоставлять населению широко доступные услуги/товары, контролировать деятельность фирм и, в идеале, смещать монополию, чтобы действовать в наилучших интересах потребителей.

     

    Основной недостаток легальной монополии

    Как упоминалось выше, легальная монополия устраняет ряд недостатков монополии. Однако самым большим недостатком такой монополии является отсутствие стимула для улучшения предлагаемого продукта или услуги и потенциальное ограничение инноваций. Монополиям не нужно вводить новшества в свои продукты/услуги или обеспечивать исключительное обслуживание клиентов, поскольку на рынке нет конкурентов.

     

    Пример законной монополии

    Корпорация AT&T является классическим примером законной монополии, действовавшей как единое целое до 1982 года. теперь AT&T) смогла зарекомендовать себя как монополия к 1907 году. Поскольку услугами компании пользовались все граждане Соединенных Штатов, многие считали, что правительство вмешается и возьмет на себя управление AT&T, чтобы не дать фирме получить слишком много власти.

    В 1913 году Министерство юстиции достигло соглашения с AT&T, и фирме было разрешено действовать как монополия в течение следующих семи десятилетий. Причина заключалась в том, что правительство считало жизненно важным иметь надежные телефонные услуги, доступные по всей стране.

    В 1970-х Федеральная комиссия по связи разрешила ограниченную конкуренцию в сфере услуг междугородной телефонной связи. В 1974 году MCI и другие поставщики услуг дальней связи подали антимонопольный иск против AT&T.В 1982 году все заинтересованные стороны пришли к соглашению, согласно которому AT&T должна была продать свои операционные компании. При этом правительство сочло, что AT&T не нуждается в сохранении своего монопольного статуса, и монополия, которой AT&T владела в течение семи десятилетий, закончилась в 1982 году.

     

    Ключевые выводы описывают фирму, которая получает от правительства мандат на деятельность в качестве монополиста.

  • Регулируется и контролируется правительством.
  • Он действует в интересах потребителей, устанавливая цены в диапазоне, доступном для широкой публики.
  • Одним из основных недостатков любой монополии является отсутствие конкуренции, что часто приводит к отсутствию стимула для улучшения предлагаемого продукта или услуги.

 

Дополнительные ресурсы

CFI является официальным поставщиком глобального финансового моделирования и аналитика по оценке (FMVA)®Стать сертифицированным аналитиком по финансовому моделированию и оценке (FMVA)®Сертификация CFI по финансовому моделированию и оценке (FMVA)® помочь вам обрести уверенность, которая вам нужна в вашей финансовой карьере. Зарегистрируйтесь сегодня! программа сертификации, разработанная, чтобы помочь каждому стать финансовым аналитиком мирового класса. Для продвижения по карьерной лестнице вам будут полезны следующие дополнительные ресурсы CFI:

  • Абсолютное преимущество Абсолютное преимущество В экономике абсолютное преимущество относится к способности любого экономического агента, отдельного лица или группы, производить большее количество продукции
  • Барьеры для Входные барьеры для входа Барьеры для входа — это препятствия или помехи, которые затрудняют выход новых компаний на данный рынок.Они могут включать
  • ДуополияДуополия Дуополия — это тип олигополии, характеризующийся двумя основными корпорациями, действующими на рынке или в отрасли и производящими одно и то же или подобное
  • Денежно-кредитная политикаДенежно-денежная политика предложение в экономике. Это мощный инструмент для

Легальная монополия: определение и примеры — видео и стенограмма урока

Определение

Прямо сейчас вы можете спросить себя, что такое законная монополия. Ну, во-первых, важно объяснить общий термин монополия. Монополия — это фирма, которая предлагает товар или услугу, не имеющие близкой замены. Он существует, когда есть только один поставщик и есть барьер, который не позволяет новым фирмам выйти на рынок и обеспечить конкуренцию.

Теперь давайте посмотрим, что такое легальная монополия . Как и в случае общей монополии, существует только один поставщик товара или услуги. Однако законная монополия получает поддержку и права со стороны правительства либо в масштабах страны, либо в определенной области.В обмен на поддержку и права со стороны правительства правительство имеет право контролировать и регулировать любую деятельность, ставки и политику.

Факторы, влияющие на легальную монополию

Давайте рассмотрим факторы, влияющие на легальную монополию. В монополии не может быть близких заменителей товара или услуги. Суть в том, что близкая замена равна конкуренции. Конкуренция не может присутствовать в монополии.

Когда технология совершенствуется, можно создавать новые продукты.Таким образом, эти новые продукты могут заменить товары, производимые монополиями. Это может поставить под угрозу монополию. Некоторые примеры этого можно найти в индустрии доставки посылок. Раньше почта была основным способом доставки посылок. Однако с появлением других перевозчиков, таких как UPS и FedEx, монополия почтовой службы ослабла.

Чтобы монополия была законной, необходимо участие правительства. Часто это происходит в форме регулирования цен.

Примеры законных монополий

Теперь, когда мы знаем, что такое законные монополии, давайте рассмотрим несколько примеров, объясняющих эту концепцию. Как упоминалось ранее, Почтовая служба США является законной монополией. В то время как есть несколько других компаний, которые предлагают доставку посылок, почта предлагает как доставку посылок, так и почту. Они по-прежнему являются доминирующей системой доставки, когда дело доходит до доставки почты.

Во многих сельских районах может существовать только одна телефонная компания.Затем эти компании становятся единственной фирмой, предлагающей услуги практически без конкуренции. Как и в случае с телефонной службой, во многих сельских районах может быть только одна компания или коммунальное предприятие, предлагающие воду. Таким образом, конкуренции нет.

Пример

Теперь давайте рассмотрим пример, который поможет нам лучше понять законные монополии. Допустим, Джо владеет и управляет фирмой, производящей ветряные турбины в очень отдаленном районе. В настоящее время этот район нуждается в поиске компании, которая может поставлять столь необходимое электричество в близлежащие дома и предприятия.Компания Джо — единственная компания, которая может предложить этот вид услуг. Нет конкурентов, предлагающих замену электричеству.

Вскоре правительство осознает необходимость службы Джо и оказывает ему поддержку. Взамен компания Джо регулируется государством, особенно в том, что касается цен. Другими словами, Джо должен следовать указаниям правительства в отношении цен, которые он взимает за электроэнергию, вырабатываемую его турбинами. Компания Джо стала законной монополией.

Краткое содержание урока

Сегодня в мире существует множество крупных фирм. Многие из этих фирм обещают предложить превосходные продукты по сравнению с их конкурентами. Хотя эти компании могут чувствовать себя очень влиятельными в качестве одного из ведущих производителей в своей отрасли, им не хватает компонентов монополии. Те фирмы, которые предлагают товары или услуги, не имеющие заменителей, являются единственным поставщиком и не имеют никаких барьеров в виде конкуренции, составляют монополию . Когда правительство поддерживает эти монополии в обмен на регулирование, особенно когда речь идет о цене, они затем становятся легальной монополией .

8.3 Почему сохраняются монополии – принципы микроэкономики

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Различают естественную монополию и законную монополию.
  • Объясните, как эффект масштаба и контроль над природными ресурсами привели к необходимому формированию законных монополий
  • Анализ важности товарных знаков и патентов для продвижения инноваций

Из-за отсутствия конкуренции монополии, как правило, получают значительную экономическую прибыль.Эти прибыли должны привлекать энергичную конкуренцию, как это описано в «Совершенной конкуренции», однако в силу одной особенности монополий этого не происходит. Барьеры для выхода на рынок  – это юридические, технологические или рыночные силы, которые препятствуют или препятствуют выходу потенциальных конкурентов на рынок. Входные барьеры могут варьироваться от простых и легко преодолимых, таких как стоимость аренды торговых площадей, до крайне ограничительных. Например, для вещания доступно конечное число радиочастот.Как только права на все из них будут куплены, новые конкуренты не смогут выйти на рынок.

В некоторых случаях входные барьеры могут привести к монополии. В других случаях они могут ограничить конкуренцию несколькими фирмами. Барьеры могут блокировать вход, даже если фирма или фирмы, находящиеся в настоящее время на рынке, получают прибыль. Таким образом, на рынках со значительными барьерами для входа 90 153, а не 90 154 верно, что аномально высокие прибыли будут привлекать новые фирмы, и что этот вход новых фирм в конечном итоге приведет к снижению цены, так что выжившие фирмы получат только нормальный уровень прибыли. в долгосрочной перспективе.

Существует два типа монополий, основанных на типах входных барьеров, которые они используют. Одним из них является естественная монополия , где барьеры для входа не являются юридическим запретом. Другой – это законная монополия , где законы запрещают (или строго ограничивают) конкуренцию.

Экономия за счет масштаба  в сочетании с размером рынка может ограничить конкуренцию. На рисунке 8.3a представлена ​​кривая долгосрочных средних затрат для авиастроительной отрасли. Он показывает эффект масштаба при выпуске 8000 самолетов в год и цене P0, затем постоянную отдачу от масштаба от 8000 до 20000 самолетов в год и отрицательный эффект масштаба при объеме производства более 20000 самолетов в год.

Теперь рассмотрим кривую рыночного спроса на диаграмме, которая пересекает кривую долгосрочных средних издержек (LRAC) при уровне выпуска 6000 самолетов в год и цене P 1 , которая выше, чем P 0 . В этой ситуации на рынке есть место только для одного производителя.Если вторая фирма попытается выйти на рынок в меньшем размере, скажем, выпустив 4000 самолетов, то ее средние издержки будут выше, чем у существующей фирмы, и она не сможет конкурировать. Если вторая фирма попытается выйти на рынок в большем объеме, например, с 8000 самолетов в год, то она сможет производить продукцию с более низкими средними затратами, но не сможет продать все 8000 произведенных ею самолетов из-за недостаточного спроса на рынке.

Рисунок 8. 3а. Экономия на масштабе и естественная монополия.На этом рынке кривая спроса пересекает кривую долгосрочных средних издержек (LRAC) в ее нисходящей части. Естественная монополия возникает, когда объем спроса меньше минимального количества, необходимого для того, чтобы находиться в нижней части кривой долгосрочных средних издержек.

Такая ситуация, когда эффект масштаба велик по сравнению с объемом спроса на рынке, называется естественной монополией. Естественные монополии часто возникают в отраслях, где предельные затраты на добавление дополнительного потребителя очень низки, если существуют фиксированные издержки всей системы.Как только основные водопроводные трубы проложены через окрестности, предельные затраты на предоставление водного обслуживания в другой дом довольно низкие. После того, как в районе проложены линии электропередач, предельные затраты на предоставление дополнительных услуг электроснабжения еще одному дому становятся очень низкими. Выход второй компании водоснабжения на рынок и вложение средств во второй комплект магистральных водопроводных труб или второй электроэнергетической компании выход на рынок и вложение средств в совершенно новый комплект электрических проводов сопряжен с большими затратами и дублированием. Эти отрасли представляют собой пример, когда из-за экономии на масштабе один производитель может обслуживать весь рынок более эффективно, чем несколько более мелких производителей, которым нужно было бы делать дублирующие физические капиталовложения.

Естественная монополия может также возникнуть на небольших местных рынках товаров, которые трудно транспортировать. Например, цементное производство проявляет экономику масштаба, а количество цемента, требуемого в местном районе, может быть не намного больше, чем может производить единое растение.Кроме того, затраты на транспортировку цемента по суше высоки, поэтому цементный завод в районе, не имеющем доступа к водному транспорту, может быть естественной монополией.

Другой тип естественной монополии возникает, когда компания контролирует ограниченный физический ресурс. В США один исторический пример этой модели произошел, когда алюминиевая компания Америки (ALCOA) контролировала большую часть поставок бокситов, ключевого минерала, используемого в производстве алюминия. Еще в 1930-х годах, когда ALCOA контролировала большую часть бокситов, другие фирмы просто не могли производить достаточное количество алюминия, чтобы конкурировать.

Другой пример: большая часть мирового производства алмазов контролируется DeBeers, многонациональной компанией, которая ведет добычу и производство в Южной Африке, Ботсване, Намибии и Канаде. Он также ведет геологоразведочные работы на четырех континентах, одновременно управляя всемирной дистрибьюторской сетью необработанных алмазов. Хотя в последние годы они столкнулись с растущей конкуренцией, их влияние на рынок алмазного сырья остается значительным.

Для некоторых продуктов правительство возводит барьеры для выхода на рынок, запрещая или ограничивая конкуренцию.В соответствии с законодательством США ни одна организация, кроме Почтовой службы США, не имеет права доставлять первоклассную почту. Во многих штатах или городах действуют законы или правила, которые позволяют домохозяйствам выбирать только одну компанию по производству электроэнергии, одну компанию по водоснабжению и одну компанию для вывоза мусора. Большинство легальных монополий считают коммунальные услуги – товары, необходимые для повседневной жизни, – которые общественно выгодно иметь. Как следствие, правительство позволяет производителям становиться регулируемыми монополиями, чтобы гарантировать, что надлежащее количество этих продуктов будет предоставлено потребителям.Кроме того, законные монополии часто имеют эффект масштаба, поэтому имеет смысл разрешить только одного поставщика.

Для достижения инноваций требуются время и ресурсы. Предположим, компания инвестирует в исследования и разработки и находит лекарство от простуды. В этом мире почти повсеместной информации другие компании могли взять формулу, произвести лекарство и, поскольку они не несли расходов на исследования и разработки (НИОКР), снизить цену компании, которая открыла лекарство.Учитывая эту возможность, многие фирмы предпочли бы не инвестировать в НИОКР, и в результате в мире было бы меньше инноваций.

Чтобы этого не произошло, в Канаде был принят закон о патентах в рамках Закона о Британской Северной Америке в 1869 году. Патент дает изобретателю исключительное законное право создавать, использовать или продавать изобретение в течение ограниченного времени. в Канаде. Идея состоит в том, чтобы обеспечить ограниченную монопольную власть, чтобы инновационные фирмы могли окупить свои инвестиции в НИОКР, а затем позволить другим фирмам производить продукт дешевле после истечения срока действия патента.

Товарный знак    – это идентификационный символ или название определенного товара, например автомобилей Chevrolet или галочки Nike, которая появляется на обуви и спортивном снаряжении. Фирма может продлевать действие товарного знака снова и снова, пока он активно используется.

Авторское право , согласно Канадскому ведомству интеллектуальной собственности, «является исключительным законным правом на производство, воспроизведение, публикацию или исполнение оригинального литературного, художественного, драматического или музыкального произведения. «Никто не может воспроизводить, отображать или исполнять произведение, защищенное авторским правом, без разрешения автора.Защита авторских прав обычно длится в течение жизни автора плюс 70 лет.

Грубо говоря, патентное право распространяется на изобретения, а авторское право защищает книги, песни и произведения искусства. Но в некоторых областях, таких как изобретение нового программного обеспечения, было неясно, следует ли применять защиту патента или авторского права. Существует также свод законов, известный как коммерческая тайна . Даже если у компании нет патента на изобретение, конкурирующим фирмам не разрешается красть ее секреты. Одним из известных коммерческих секретов является формула Coca-Cola, которая не защищена авторским правом или патентным законодательством, а просто держится в секрете компанией.

В совокупности это сочетание патентов, товарных знаков, авторских прав и закона о коммерческой тайне называется  интеллектуальной собственностью , поскольку оно подразумевает владение идеей, концепцией или изображением, а не физическим объектом собственности, таким как дом или автомобиль. Страны по всему миру приняли законы о защите интеллектуальной собственности, хотя сроки и конкретные положения таких законов различаются в разных странах.

Посетите этот веб-сайт, чтобы ознакомиться с примерами довольно странных патентов.


Предприятия разработали ряд схем создания барьеров для выхода на рынок путем сдерживания потенциальных конкурентов от выхода на рынок. Один метод известен как хищническое ценообразование , при котором фирма использует угрозу снижения цен, чтобы воспрепятствовать конкуренции. Грабительское ценообразование является нарушением антимонопольного законодательства, но его трудно доказать.

Рассмотрим крупную авиакомпанию, которая выполняет большинство рейсов между двумя конкретными городами. Новая небольшая начинающая авиакомпания решает предложить рейсы между этими двумя городами.Крупная авиакомпания сразу же снижает цены на этом маршруте, чтобы новый участник не мог заработать. После того, как новый участник вышел из бизнеса, действующая фирма может снова поднять цены.

После того, как эта схема повторится один или два раза, потенциальные новые участники могут решить, что не стоит пытаться конкурировать. Небольшие авиакомпании часто обвиняют более крупные авиакомпании в хищническом ценообразовании: в начале 2000-х, например, ValuJet обвинила Delta в хищническом ценообразовании, Frontier обвинила United, а Reno Air обвинила Northwest.В 2015 году Министерство юстиции вынесло решение против American Express и Mastercard за наложение ограничений на розничных продавцов, которые поощряли клиентов использовать более низкие комиссии за считывание при кредитных транзакциях.

В некоторых случаях большие рекламные бюджеты также могут препятствовать конкуренции. Если единственный способ запустить новый успешный национальный напиток на основе колы состоит в том, чтобы потратить больше, чем рекламные бюджеты Coca-Cola и PepsiCo., немногие компании попытаются это сделать. Устоявшуюся торговую марку бывает трудно вытеснить.

В таблице 8.3a перечислены входные барьеры, которые обсуждались здесь. Этот список не является исчерпывающим, поскольку фирмы оказались весьма изобретательными в изобретении методов ведения бизнеса, препятствующих конкуренции. Когда существуют барьеры для входа, совершенная конкуренция больше не является разумным описанием того, как работает отрасль. Когда барьеры для входа достаточно высоки, может возникнуть монополия.

Таблица 8.3a  Входные барьеры

Барьеры для входа препятствуют выходу конкурентов на рынок или препятствуют ему. Эти барьеры включают: экономию за счет масштаба, которая ведет к естественной монополии, контроль над физическим ресурсом, юридические ограничения конкуренции, защиту патентов, товарных знаков и авторских прав, а также методы запугивания конкуренции, такие как хищническое ценообразование. Интеллектуальная собственность относится к юридически гарантированному праву собственности на идею, а не на физический объект. Законы, защищающие интеллектуальную собственность, включают патенты, авторские права, товарные знаки и коммерческую тайну.Естественная монополия возникает, когда экономия от масштаба сохраняется в достаточно большом диапазоне выпуска, так что, если одна фирма поставляет весь рынок, ни одна другая фирма не может выйти на него, не столкнувшись с недостатком затрат.

Глоссарий

Входные барьеры
юридические, технологические или рыночные силы, которые могут воспрепятствовать выходу потенциальных конкурентов на рынок или предотвратить их выход на рынок
Авторское право
форма правовой охраны для предотвращения копирования в коммерческих целях оригинальных авторских произведений, включая книги и музыку
Дерегулирование
снятие государственного контроля над установлением цен и количества в определенных отраслях
Интеллектуальная собственность
совокупность законов, включая законы о патентах, товарных знаках, авторских правах и коммерческой тайне, которые защищают право изобретателей производить и продавать свои изобретения
Юридическая монополия
юридические запреты на конкуренцию, такие как регулируемые монополии и защита интеллектуальной собственности
Естественная монополия
экономические условия в отрасли, например эффект масштаба или контроль над важным ресурсом, которые ограничивают эффективную конкуренцию
Патент
правительственное правило, дающее изобретателю исключительное юридическое право создавать, использовать или продавать изобретение в течение ограниченного времени
Хищническое ценообразование
когда существующая фирма использует резкое, но временное снижение цен, чтобы воспрепятствовать новой конкуренции
Коммерческая тайна
методы производства, хранящиеся в секрете фирмой-производителем
Товарный знак
идентифицирующий символ или название для определенного товара и может использоваться только фирмой, зарегистрировавшей этот товарный знак

Юридическая монополия | Что такое легальная монополия?

Обновлено
Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.