Модные фирмы 2019: Самые модные бренды 2019 года

Содержание

Самые модные бренды 2019 года

Уникальные предметы современного фэшн-искусства, которые позволили их создателям стать самыми авторитетными дизайнерами уходящего года.

Лидеры мнений существуют в абсолютно любой сфере деятельности, поэтому мир моды не то, что не является исключением, а есть источником появления самых значимых трендсеттеров. Именно эти люди утверждают общезначимые правила в фэшн-индустрии, которым пытается следовать весь цивилизованный мир. Lyst Index проанализировал интернет-запросы пользователей, а также отследил уровень продаж всех мировых брендов модной одежды и определил десятку самых престижных и популярных среди них. Ivona представляет вам рейтинг ТОП-10 самых значимых модных домов современного фэшн-сообщества и рассказывает, благодаря чему старожилы мира моды и молоденькие бренды стали героями года. 

Читай также: Кадры из кино: ТОП-7 лучших образов из фильмов, которые актуальны зимой 2020

Рейтинг самых модных брендов одежды в мире невозможно представить без детища легендарного Ив Сен-Лорана, который в настоящее время возглавляет Энтони Ваккарело из Versus.

 Работы дизайнера для Saint Laurent – не подражание стилю великого мэтра и не слепое следование заложенным им канонам. Мир Ваккарелло – явный оммаж культуре глэм-рока 80-х с его эстетикой клубной жизни, гламурного шика, дыма сигарет и прочих прелестей роскошного времяпрепровожения. 

Несмотря на то, что главный вдохновитель и соавтор бренда Vetemеnts покинул пост основного дизайнера дома, компания продолжает развиваться и нацелена вернуть себе былую популярность. Бренд выпустил ряд солнцезащитных очков в сотрудничестве с Oakley, кроссовки Spike Runner 200 в коллаборации с Reebok, а гибрид джинсовой и спортивной одежды, созданный в сотрудничестве с фирмой Levi’s, пользуется растущим спросом во всем мире.

Донателла Версаче не собирается сдавать своих позиций и, хотя в этом году она заняла лишь 8-е место в рейтинге Lyst Index, никто не способен оспорить авторитет самого сексуального модного дома современности, воспевающего любовь к женщинам самыми соблазнительными способами. Наряды Верчасе выбирают самые роскошные супермодели и актрисы для красных ковровых дорожек, а сам бренд активно работает над развитием своей ювелирной линейки и созданием новой спортивной обуви, которая обречена стать самой популярной.

Удивительно, что в этом рейтинге появился бренд, который больше связан с уличной субкультурой, футбольными мотивами, а не с высокой модой. “Роза ветров” — фирменный знак модного дома, которая располагается в виде нашивки на любом предмете гардероба — от свитшота и футболки до парки и пуховика.  

В 2019 году не только дьявол носит Prada, но и все модницы, которые считают себя частью фэшн-индустрии или те, которые хотят влиться в нее и стать “своим” человеком в мире моды. Для того, чтобы совершить фэшн-захват достаточно просто надеть что-то, созданное Миуччей Прада, ведь любое ее модное изобретение сразу становится бестселлером. Именно так произошло с гладкими объемными атласными ободками и черной нейлоновой плоской сумкой в 2019 году. 

Читай также: Тепло наших тел: Где купить ТОП-7 самых трендовых шуб на зиму 2020

Не секрет, что более полувека у руля итальянского модного дома Fendi стоял несравненный Карл Лагерфельд, чья смерть жестоко поразила все модное сообщество и его родной бренд, в частности. Однако с приходом на главенствующую роль управленца Сильвии Вентурини-Фенди, которая долго время была соавтором Лагерфельда, бренд продолжил свой ориентир на современную богемную женщину, которая с легкостью сочетает мех и шелк, минималистичные силуэты и роскошную вышивку, коллажи и мозаичные узоры.

  

Креативный директор итальянского бренда, который всегда выделялся среди других благодаря женственным силуэтам и воспеванием нежной сущности леди, Пьерпаоло Пиччоло считает, что кутюр в первую очередь должен выражать этническую принадлежность личности, поэтому обогащает свои коллекции этно-символиками и ребусами. К тому же он не против минимизировать расстояние между уличной и высокой модой, чему свидетельствует сотрудничество дома с немецкой фирмой Birkenstock. Пиччоли создал особую модель знаменитых шлепок, приобщив их к миру кутюра.   

Именно этот испанский бренд одежды со штаб-квартирой в Париже заставил мир полюбить “уродливую” моду, оверсайз и прочие прелести расслабленного уличного стиля.

Под руководством грузина Демны Гвасалии Balenciaga удалось стать одним из самых обсуждаемых домов моды, который поражает лаконичной, но удивительно странной эклектикой своих коллекций. Чего только стоит последний показ бренда сезона весна-лето 2020, который поразил звездным составом моделей, а также необычными трансформациями, которые происходили с внешностью манекенщиц. 

Один из самых старых домов моды был создан еще в 1921 году Гуччио Гуччи и с тех пор переживал не мало изменений как в плане определения эстетики коллекций бренда, обозначения обобщенной личности “музы”, ради которой и создаются шедевры компании, так и в плане изменений куратора и вдохновителя Gucci. В 2015 году креативным директором итальянского конгломерата стал Алессандро Микеле и с тех пор модный дом не устает поражать своими коллекциями. Однако ключевой темой в обозначении эстетики бренда остается дань времени, в котором стирается грань мужского и женского, а слово «амбивалентность» не сходит с уст даже самых закоренелых ветеранов индустрии.

 

Читай также: Фэшн-бестселлеры: ТОП-10 самых востребованных модных вещей в мире

Итальянский бренд одежды был основан не так давно — в 2012 году и за 7 лет он сумел обойти всех престижных дизайнеров и закрепить свои позиции в мире моды на первом месте. Диджей, бизнесмен и креативный директор бренда Вирджил Абло сумел вывести свое детище на место главного стритвеар бренда премиум-класса не в последнюю очередь благодаря коллаборация с Levi’s, Jimmy Choo, IKEA, Louis Vuitton и прочими. А в 2019 году 4000 человек записались в очередь за многоразовой бутылкой для воды Вирджила Абло, созданной в сотрудничестве с MatchesFashion.com и Evian. 

Мир моды — явно одно из самых передовых и монополизирующих искусств в мире, а тот, кто отказывается воспринимать жестокую правду должен наконец признать самому себе, что одежда давно перестала быть просто необходимостью. Ничто не способно там так помочь проявить свою индивидуальность, как вещи, благодаря которым мы транслируем миру наши мысли, чувства и порывы души. Одежда, которую создают современные дизайнеры — настоящее искусство, которое способно дать нам свободу, увериться в своей привлекательности и обеспечить взаимопонимание с остальными представителями мирового сообщества.  

Раннее мы писали о том, какие ТОП-8 цветов считаются самыми модными в 2019 году — примеры, как носить одежду стильной расцветки осенью и зимой 2019/2020. 

Хотите знать важные и актуальные новости раньше всех? Подписывайтесь на Ivona.bigmir.net:) в  Facebook и Instagram

Читайте Ivona.ua в Google News

20 самых модных мировых брендов в 2019 году, согласно новому рейтингу

Хотя термин «горячий», как правило, является субъективным, компания электронной коммерции Lyst обращается к обширному пулу данных, чтобы информировать о своем ежеквартальном списке самых горячих модных брендов в мире.

В прошлом месяце Lyst, который в настоящее время продает более 12 000 брендов модным энтузиастам по всему миру, опубликовал свой рейтинг 20 самых модных брендов за второй квартал 2019 года. В этом квартале Gucci, Off-White и Balenciaga заняли первые места. В отчете упоминается участие Gucci в таких важных культурных событиях, как Met Gala, а также недавний показ мод, который вызвал новую волну их популярности. Позиции некоторых брендов в рейтинге немного поменялись с прошлого года.

Чтобы определить результаты, компания анализирует покупательское поведение своих более чем пяти миллионов потребителей, отслеживая поиск, просмотры и шаблоны покупок на своей собственной платформе. Затем Lyst объединяет поисковые данные Google, показатели конверсии и упоминания в социальных сетях конкретных брендов для определения их общего рейтинга.

Вот 20 лучших брендов, которые занимают большую нишу в мире моды:

20. Balmain

Во втором квартале Balmain выпустил свою первую коллекцию кроссовок, открыв линию для покупок в Лондоне, где покупатели могут сами настраивать дизайн своей обуви. Среди других заметных моментов — креативный директор Оливье Рустинг, превращающий показ мужской одежды Balmain весна / лето 2020 в полноценный музыкальный фестиваль.

19. Yeezy

Светоотражающая обувь Adidas x Yeezy Boost 350 v2 была распродана в течение нескольких минут, что является частью партнерства, которое, как ожидается, принесет 1,3 миллиарда долларов США к концу года. Кроме того, Kanye West запустил новую программу инкубатора для поддержки молодых дизайнеров.

18. Moschino

Никогда не стеснявшийся изворотливых и запоминающихся образов, Moschino дебютировал с отдельными капсульными коллекциями в сотрудничестве с The Sims и Playboy в прошлом квартале. Moschino также занял особенное место у Тейлор Свифт в ее музыкальное клипе «You Need To Calm Down».

17. Moncler

Это был большой квартал для Moncler. В марте французская инвестиционная группа Eurazeo продала все свои 4,8% акций Moncler, однако после, Moncler объявил, что их продажи выросли на 14% в первом квартале года.

16. Adidas

В апреле Adidas объявил о новом партнерстве с мегазвездой Бейонсе на новой линии спортивного досуга со своей компанией Ivy Park. Пост в Бейонсе в Instagram, объявляющий о сотрудничестве, мгновенно распространился, набрав два миллиона лайков менее чем за час.

15. Palm Angels 

Первоначально побочный проект арт-директора Moncler Франческо Рагацци, Palm Angels сам по себе стал авторитетом моды. Во втором квартале 2019 года лейбл в стиле скейтборда дебютировал с коллекцией Under Armor.

14. Givenchy

В прошлом квартале Givenchy значительно повысила популярность, в том числе избрала Ариану Гранде как новейшее лицо бренда и одела таких личностей, как Меган Маркл. Ритейлер также выпустил неожиданную коллекцию кроссовок Onitsuka Tiger на показе одежды весна / лето 2020.

13. Dolce & Gabbana

Dolce & Gabbana стала первой компанией класса люкс, которая внедрила расширенные размеры, которые достигают размера 20 в США и 22 в Великобритании. Также была выпущена новая популярная летняя коллекция ароматов.

12. Burberry

Burberry объявила о предстоящем периоде преобразований, который включает в себя закрытие 10 своих глобальных магазинов и в то же время обязательство сократить выбросы парниковых газов на 95% к 2022 году.

11. Vetements

Vetements продолжали оставаться в заголовках газет с их причудливым, насмешливым подходом к моде, включая превращение парижского McDonald’s в подиум. Французская компания также запустила новую обувь в партнерстве с Reebok.

10. Saint Laurent

Такие люди, как Киану Ривз и актер Финн Вулфард из сериала «Stranger Things» были названы в качестве последних лиц Saint Laurent во втором квартале 2019 года. В то же время, компания открыла новый концептуальный магазин в Париже и объявила о росте продаж в первом квартале на 17,5%.

9. Nike

Подогревая интерес к выхода 3 сезона «Stranger Things», Nike объединился с Netflix в коллекции, посвященной всему шоу. Компания также начала использовать манекены большого размера на своем лондонском флагмане, что вызвало жаркие споры в социальных сетях после того, как колонка Guardian осудила этот шаг как пропаганду нездорового образа жизни.

8. Stone Island

Итальянская компания по производству верхней одежды, специализирующаяся на «исследованиях и технологиях, применяемых к материалам», объявила о планах открыть новый флагманский магазин в Милане и усовершенствовать свою изменяющую цвет парку.

7. Fendi

После смерти креативного директора Chanel Карла Лагерфельда, который начал свою дизайнерскую карьеру в Fendi в 1960-х годах, компания провела мемориал для последнего магната моды. Fendi также выпустила две крупные капсульные коллекции: одна с британским художником граффити Pref, а другая с Лукой Гуадагнино, директором «Call Me By Your Name».

6. Versace

Донателла Версаче была номинирована на премию Lifetime Achievement Award на World Fashion Awards в том же квартале, что Серена Уильямс ослепила всех в созданом Versace образе на Met Gala. Компания также объявила о планах удвоить свои годовые продажи.

5. Prada

Prada сыграла важную роль в обеспечении устойчивости, когда официально объявила о запрете на мех в компании, а также о планах по прекращению производства нейлона. Пытаясь обновить бренд, Prada значительно улучшила качество обслуживания клиентов и сообщила, что годовой доход вырос впервые за четыре года.

4. Valentino

Креативный директор Valentino Пьерпаоло Пиччоли продолжал раздвигать границы и сочетать роскошь и уличную одежду в рамках своего сотрудничества с Джун Такахаши из Undercover.

3. Balenciaga

Balenciaga добилась больших успехов, заявив о своей позиции наиболее быстро растущего бренда в категориях кутюр и кожи в апреле. Бренд также запустил программу, которая предоставляет две полных стипендии в Институте Пратта в Нью-Йорке. Их кроссовки продолжают завоевывать новые рынки, уже «захватив» рынок СНГ.

2. Off-White

Работа креативного директора Off-White и иконы стиля Вирджила Аблоха продолжала кружить головы в прошлом квартале. Аблох придал особый вид кроссовкам Nike, которые носила Серена Уильямс на Открытом чемпионате Франции по теннису, а также дебютировал со своей коллекцией ковров в IKEA.

1. Gucci

Gucci, бренд, который в последние годы все чаще завоевывал сердца миллениалов и представителей поколения Z, продемонстрировал, что он продолжает оставаться лидером моды.

Компания сообщила о росте выручки на 20% под руководством креативного директора Алессандро Мишеля, которому повсеместно приписывают возрождение ритейлера класса люкс, когда он занял пост руководителя в 2015 году. Мишель также был сопредседателем Met Gala в этом году, продолжая при этом стремиться к инновациям с новой технологией, которая позволяет покупателям практически не выходя из дома примерить новую обувь.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и получайте актуальную информацию из мира новостей еще быстрее.

Самые популярные модные бренды и товары II квартала 2019 года

Глобальная поисковая система для предметов моды Lyst.com.ru опубликовала новый выпуск Lyst Index для второго квартала 2019 года. Это важнейший квартальный отчет-рейтинг, в котором представлены самые популярные модные бренды и товары сегментов premium и  luxury. Для подготовки отчета Lyst каждый месяц анализирует шопинг-привычки и поведение более 5 миллионов интернет-покупателей, которые ищут, просматривают и приобретают модные товары у более чем 12 000 брендов и онлайн-магазинов. Отчет также учитывает богатую информацию и статистику из социальных сетей — прирост количества подписчиков бренда, межплатформенные упоминания товаров, брендов и связанных с ними слов.

В отчете Lyst за 2 квартал 2019 года представлены 20 самых популярных брендов и приводятся следующие данные:

  • Gucci в пятый раз за последние 2 года оказался на первом месте как самый популярный бренд в мире. OffWhite и Balenciaga заняли вторую и третью позиции соответственно. 

  • Упоминания брендов модными инфлюенсерами продолжают возводить новые продукты в ранг культовых:
    • «Вареная» рубашка-поло Ralph Lauren занимает 8 строчку рейтинга в этом квартале: в ней появлялись Джиджи Хадид, Адвоа Абоа и Нина Суэсс.
    • На фотографиях в Инстаграме Кайли Дженнер и Хлои Кардашьян позировали в купальнике Onia x WeWoreWhat Danielle с расцветкой в виде коровьей шкуры, и в следующие недели поисковые запросы по этому бренду выросли на 33%.
    • Когда Бейонсе выложила в Инстаграме свое фото в полосатом боди Adidas x Ji Won Choi, поисковые запросы о красных боди подскочили на 183%.
  • Культовые сумки следующего поколения:
    • Самым модным товаром этого квартала стала сумка Jitney4 Cash Inside марки OffWhite.
    • Третью строчку занимает сумка через плечо Chloé C mini с эффектом крокодильей кожи — этот товар бренда просматривали чаще всего, прирост поисковых запросов по всему миру в этом квартале составил 400%.

  • Сумка The Pouch Bottega Veneta заняла пятую строчку в перечне самых модных женских товаров, собрав более 10 000 просмотров в течение месяца с момента своего выхода. Марка поднялась на 8 место в рейтинге самых популярных брендов 2-го квартала.

  • Удобные сандалии Teva Hurricane XLT2 заняли вторую строчку в рейтинге самых модных женских товаров. Teva Hurricane искали на 350% чаще, чем в прошлом квартале.

  • Cандалии Topshop Strippy стали шестой самой популярной позицией для женщин. Спрос на этот эту модель вырос за последний квартал на 352%; самым популярным запросом о сандалиях стали «сандалии с ремешками».

  • Роскошная одежда для пляжа превращается во все более значимую категорию мужской одежды. Игривое переосмысление маркой Prada гавайской рубашки стало моментальным хитом: этот продукт оказался на третьем месте среди самых популярных мужских товаров во 2-ом квартале. Количество поисковых запросов о рубашках Prada с принтом превысило 155 000. Поисковые запросы о шлепанцах, плавательных шортах и панамах выросли на 32%, 51% и 64% соответственно.

  • Впервые в Lyst Index попал чемодан, заняв девятую позицию. Бренд Rimowa вышел на рынок моды класса «люкс». В этом году на Lyst Rimowa стала самой желанной маркой чемоданов; поисковые запросы в июне подскочили на 37%.

  • 6 из 10 самых модных предметов мужского гардероба относятся к сегменту обуви. Общий спрос на кроссовки Adidas возрос на 336% по сравнению с прошлым годом.

Реклама от партнёров

Названы самые популярные бренды этого сезона

29 Октября 2019 | Ирина Лимонова

Поисковая система в мире моды Lyst опубликовала рейтинг самых популярных брендов и товаров в мире моды за III квартал 2019 года.

Самой популярной обувью в мире стали босоножки Bottega Veneta. За этот период их искали больше 27 000 раз в месяц. При этом во время модных показов сезона весна-лето 2020 количество поисков обуви бренда выросло на 156%.
А вот самым популярным брендом стал Off-White. Причем во второй раз за последние четыре отчета The Lyst Index. 
На втором месте из брендов — Balenciaga, на третьем оказались Gucci, упустив лидирующую позицию. На четвертом и пятом местах — Versace и Prada.
Впервые в списке самых популярных брендов появился Loewe (20-е место).
Успехом можно назвать и рост интереса к бренду Jacquemus: он поднялся на 37 позиций в рейтинге и все благодаря Ей! Микросумку Le Chiquito искали более 12 500 раз в месяц. При этом спрос на продукцию бренда вырос на 131% в сравнении с прошлым годом.
Еще немного об успехах конкретных товаров: кроссовки Adidas Continental 80 заняли третье место в списке самых популярных товаров для женщин. Спасибо надо сказать Кендалл Дженнер, Хейли Бибер и Софии Ричи: после того как селебрити появились на публике в кроссовках этой модели, искать ее стали на 170% чаще. Кепка Vetements с вышивкой заняла восьмое место среди популярных продуктов: количество поисковых запросов в конце лета выросло на 136%. 
Полный рейтинг брендов можно посмотреть здесь.

Источник фотографий: Lyst

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Подпишитесь на рассылку InStyle.

ru


Instyle

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

самые популярные бренды и товары в мире моды во 2 квартале 2019

Бейонсе и Рианна: самые влиятельные фигуры в мире моды

31% рост поисковых запросов марки Adidas в этом квартале

В этом квартале вся индустрия моды восхищенно склонилась перед двумя смелыми женщинами. Робин Рианна Фенти и Бейонсе Ноулз-Картер оказались в центре самых ярких моментов модной индустрии в этом году. В апреле Бейонсе объявила о своем многоуровневом партнерстве с маркой Adidas по совместному созданию новых спортивных и повседневных продуктов, а также о параллельном перезапуске ее бренда Ivy Park, выпускающего повседневную одежду спортивного кроя. После того, как она объявила об этой коллаборации в Инстаграме, охват целевой аудитории компании Adidas вырос за 24 часа на 61%. Поисковые запросы о Бейонсе и Adidas подскочили на 2700%, а марка Ivy Park поднялась в Index на 140 позиций. Марку Adidas искали на 31% чаще, чем в прошлом квартале, а в Index она поднялась на три отметки и заняла 16 место.

Всего две недели спустя Рианна стала первой темнокожей женщиной-модельером LVMH и официально объявила об открытии нового дома моды класса «люкс» Fenty. Несмотря на то, что политика онлайн-продаж Fenty не позволяет отслеживать данные о продажах в рамках системы Lyst Index, бренд уже вызвал достаточную шумиху, чтобы стать серьезным соперником в рейтинге самых модных марок. За первый месяц работы новому дому моды было посвящено более 5000 статей в международной прессе и более 7 миллионов откликов в соцсетях. Дом LVMH представил его как «роскошный бренд для XXI века», который «воплощает как дух Рианны, так и новое видение современной роскоши». Инклюзивное видение роскошной моды домом Fenty произвело значительное воздействие на рынок. Множество моделей и модных авторитетов, стратегия «увидел — надел», лимитированные выпуски продукции и временные бутики в ключевых локациях: благодаря этому имя марки Fenty было в этом квартале на устах у всего мира. Сможет ли образ Рианны и шумиха вокруг нового бренда повлечь за собой существенные показатели продаж и долгосрочную приверженность со стороны нового покупателя продуктов роскоши?

Принятие разнообразия остается ключевым стимулом для брендов, вошедших в Index. Компания Nike представила новые манекены с различными физическими параметрами, а Dolce & Gabbana стал первым домом класса «люкс», который расширил свою размерную линейку до UK 22 / US 20. В последние три месяца экологическая устойчивость также играла важную роль: дом Prada примкнул к движению противников меха; Burberry заявил о снижении выбросов парниковых газов, а компания Adidas в коллаборации со Стеллой Маккартни выпустила полностью экологически устойчивую коллекцию. При этом дома Gucci, Balenciaga и Saint Laurent заявили о прекращении работы с моделями младше 18 лет.

Бренд Gucci поднялся наверх и снова занял верхнюю позицию в Index, потеснив Off-White и Balenciaga. Таким образом он уже в пятый раз стал самым модным брендом в мире за последние два года. Несмотря на то, что на долю Gucci пришелся только 1 из 20 самых модных товаров квартала, во всем мире основная клиентская база марки продолжает расти. Среди самых ярких моментов бренда Gucci в этом квартале можно назвать политически мотивированную круизную коллекцию с вышивкой в виде матки, а также новые кампании с Гарри Стайлз, укрепившие международный успех бренда.

Юлия Иванова:«Нам нужно перестать стесняться российской текстильной отрасли»

Краснодар, 23 марта – Юг Times, Ирина Сизова. Цены на ткани, в том числе и остатки, выросли на 20-40% многие магазины одежды закрылись. Что ждет рынок? 

Зарубежные модные бренды стремительно покинули российский рынок. Кто и во что оденет русских модниц? Этот вопрос сегодня волнует многих. Более 10 лет выпускница Московской государственной академии сферы быта и услуг, защитившая диплом под руководством Вячеслава Зайцева, развивает собственный бренд, и сегодня она делится, каким может быть будущее отечественного рынка одежды и какие проблемы ему придется преодолеть.

ЮЛИЯ ИВАНОВА, дизайнер, академик Национальной академии индустрии моды.

— Юлия, сегодня многие мировые бренды ушли с российского рынка. Текущую ситуацию воспринимаете как возможности для роста и развития российских производителей или как то, что скоро россияне останутся без одежды? 

— Говорят, в китайском языке слово, обозначающее понятие «кризис», состоит из двух иероглифов — «опасность» и «возможность». И хотя, по мнению лингвистов, это не соответствует действительности, лично я предпочитаю использовать это видение критической ситуации. 

Мне кажется, что выход, даже временный, с российского рынка многих общеизвестных мировых брендов — это ошибка, связанная с глобальным политизированием сложившейся ситуации. Это нехорошо для всех. Конечно, часть освободившейся ниши будет занята российскими производителями, и для нас это, безусловно, новые возможности. Но ведь и конкуренция очень нужна и важна — в первую очередь для потребителя. Так что лично я совершенно не радуюсь уходу брендов с российского рынка. Учитывая то, с каким объемом покупок выходили люди из магазинов крупных модных ретейлеров все эти дни, многим этого объема хватит на год вперед, так что голыми люди вряд ли останутся. Но таких крупных игроков, как закрывшие свои двери и интернет-магазины INDITEX или H&M, у нас попросту нет. Крупные сети, также арендующие места в торговых центрах, как правило, закупают ткани, а порой и отшивают часть ассортимента в Азии — Китае, Вьетнаме, Индии. Есть достаточно хорошие российские производители, имеющие полный цикл производства в России — начиная от дизайнеров и заканчивая собственными фабриками. Это, как правило, вещи, которые вы можете сегодня видеть в мультибрендовых шоурумах, на профессиональных крупных оптовых выставках в Москве. Но существует и проблема — люди привыкли покупать иностранные вещи даже не потому, что они дешевле или выбор больше, а потому, что это европейская раскрученная марка или крупная сеть, делающая модные вещи на сезон. Наверняка сейчас всем понятно, какого модного ретейлера я упомянула. 

Хочу подчеркнуть этот момент — отсутствие мировых брендов в свободной продаже отнюдь не заставит российского потребителя переориентироваться на русских производителей. В первую очередь мы должны переломить внутреннее предубеждение россиян о том, что завезенное с Запада — лучше. У нас есть очень хорошие дизайнеры и промышленные марки, делающие модную и качественную одежду в абсолютно разных сегментах. 

РЫНОК ПОДВИЖЕН 

— Как вообще изменилась ситуация у российских производителей одежды за последние годы? 

— Рынок текстильной и легкой промышленности — в любой части, включая производство постельного белья или одежды, — постоянно растет. Нельзя сказать, что он стабилен, поскольку одни компании «умирают» и уходят с рынка, но им на смену тут же приходят новые. Более стабильны, конечно, крупные производства с большим объемом. На Кубани работают свыше 100 предприятий легкой промышленности, в числе которых производители одежды, обуви, текстильных и кожаных изделий — и это только более-менее крупные. Небольшие же локальные производства, дизайнерские компании, бренды и ателье возникают в огромном количестве. В любом регионе нашей необъятной страны есть местные производители, создающие и выпускающие модную, интересную одежду, обувь, аксессуары, косметику. В том, что их не знаем, зачастую виноваты мы сами: нам просто лень искать информацию о российских производителях, да и их объем рекламы, естественно, не способен тягаться с гигантами. И заметьте, многие российские бренды носят иностранные названия. 

— Какими, на ваш взгляд, будут основные модные тренды в текущей ситуации? 

— В мире постоянного ускорения уже давно наметились два основных пути развития индустрии моды. С одной стороны, это крупные объемы промышленного производства упрощенных и «усредненных» предметов одежды базового гардероба. И здесь безусловным лидером есть и остается в ближайшей перспективе Китай. А с другой — активизация развития креативного начала личности, в том числе и через одежду. И здесь на первый план будут активно выходить небольшие подвижные марки, чутко реагирующие и даже предвосхищающие ожидания потребителей. В том числе развития новых инновационных технологий переработки — ресайклинга. А также за счет апсайклинга — еще одного востребованного во всем мире модного тренда, обеспечивающего еще более долгосрочное использование уже созданных вещей и предметов. Небольшие бренды, например, уже давно вливаются в эту систему. Я считаю, что изначально нужно выбирать качественные ткани, чтобы изделие носилось дольше; делать вещи «долгоиграющие» — вневременные тенденции всегда можно дополнять остромодными деталями. Сейчас вообще стоит делать помимо основной коллекции с полным размерным рядом единичные вещи — сочетая ткани и фактуры предыдущих сезонов, даже переделывая коллекционные или бывшие в употреблении вещи в новые формы и силуэты. Многим нравится именно такая история — любимую вещь можно обновить, использовать детали и так далее. 

ЧЕГО ЖДАТЬ В БУДУЩЕМ 

— Как вся ситуация отразится на конечном потребителе — ждать повышения цен, дефицита? 

— Конечно, будет повышение цены на конечные изделия, и даже не потому, что вырос курс евро и доллара. Изменилась и стала дороже логистика доставки, дорожает электроэнергия — это тоже входит в конечную стоимость продукта. Однако перспективно мыслящие производители будут искать пути снижения стоимости изделий хотя бы для того, чтобы не шокировать покупателя резким скачком цен. 

А вот дефицита и нехватки товаров ждать однозначно не стоит. И здесь особенно уместно будет напомнить, что «разумное потребление» не просто слова. Если говорить об одежде, стоит провести ревизию гардероба. Все эти вещи носятся? Может быть, есть смысл обновить в соседнем ателье старый пиджак, чтобы он вновь радовал? Или отнести в мастерскую туфли, чтобы их покрасили в другой цвет? Все это делают совсем рядом очень талантливые и креативные люди. 

Я Б В ДИЗАЙНЕРЫ ПОШЕЛ… 

— Все прекрасно знают историю о том, как Сhanel устроил показ в Москве в 1967-м, а потом французские манекенщицы прогулялись по столице, и все поняли, насколько плохо одеты советские женщины. Как оцениваете уровень российских дизайнеров сегодня? 

— Вообще не согласна с такой позицией. Не стоит сравнивать по внешнему виду красную икру и бородинский хлеб. Даже в 1967 году огромное количество наших женщин прекрасно одевались. Просто эта одежда выглядела намного скромнее, чем наряды французских манекенщиц от дома Chanel. Например, в том же 1967 году гениальное красное платье советского модельера Татьяны Осьмеркиной покорило зрителей в Монреале. И конечно, известный всем и каждому Вячеслав Зайцев — он тоже начинал свой творческий путь в этот период. Так что в России были, есть и всегда будут талантливые дизайнеры и художники. 

Социальные сети сделали свое дело — невероятное число инстаграм-брендов, продающих одежду, появилось за последние пять лет. Кто-то просто перешивает лейблы на вещах из Китая, да, есть и такие, кто-то шьет дома на коленке, кто-то рисует модели и заказывает отшив на производстве. Быть дизайнером стало модно — стилисты, блогеры создают бренды имени себя. Здесь уже вопрос выбора и доверия потребителя. Уровень дизайна, естественно, разный. И сидеть, и вести себя в носке вещь будет по-разному. Надо всегда помнить, что профессиональный повар, конечно же, лучше приготовит для вас тот же самый бутерброд с икрой, чем любитель. 

КВАЛИФИКАЦИЯ ВАЖНА 

— Есть ли в стране сегодня условия для подготовки необходимых кадров? 

— Вопрос одновременно сложный и простой. Дизайнеров нынче готовят на каждом углу, а многие называют себя ими и без всякой подготовки. Но дизайнер — это лишь вершина айсберга, которая оказалась на виду. Российская индустрия моды ощущает острый голод квалифицированных кадров — портных, швей, конструкторов, технологов, инженеров. И решать этот вопрос начали недавно, поэтому кадровый голод пока еще ощутим. Я бы сказала так: условия для подготовки кадров у нас есть. Но нет самих кадров. 

Да и управленцев высшего звена с соответствующей квалификацией тоже не хватает. Слишком долго все были направлены на покорение Европы, мы потеряли знание специфики российского рынка. 

— Насколько ограничения повлияют на развитие индустрии дизайна и моды в нашей стране? 

— Развитие невозможно остановить. Наш мир уже стал одной огромной семьей, связанной информационными каналами, как венами, — со всеми вытекающими. И я уверена, что никакие политические истории не затмят истинного творческого начала. Кстати, во многих передовых областях индустрии моды с успехом работают идеи, зародившиеся в российских умах. Так что на пути развития индустрии дизайна и моды в нашей стране скорее повлияют не ограничения, а желания людей. А уж возможности у нас точно будут. 

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ЛЕГКАЯ, НО ТЯЖЕЛАЯ 

— В свое время СССР сам производил все для легкой промышленности, включая ткани. Сохранились ли сейчас такие производства и могут ли они обеспечить модную индустрию страны? Если есть производство, насколько оно конкурентоспособно? Откуда сегодня вообще поступают ткани? 

— Для начала давайте вспомним, что Советский Союз был содружеством 15 республик, между которыми были отлажены связи по производству сырья, его переработке и дальнейшему производству готовой продукции.  

Конечно, было очень много непродуманных моментов, но сама схема действовала. Теперь же республики превратились в 15 самостоятельных государств. И все схемы взаимодействия, полностью разрушенные в 1990-е, нужно выстраивать заново с учетом изменившейся логистики. Конечно, часть производств сохранена. И даже успешно работает. Но в основном это крупные предприятия, заказ ткани на которых начинается от трех тысяч метров. А в эпоху бесконечно меняющегося мира очень важно быть мобильным. Поэтому даже такие «тканевые крупняки» ищут возможности для сокращения минимальных объемов производства. 

Плюс к этому благодаря развитию технологий появилось много небольших производств, делающих печать на разных видах тканей. Правда, оборудование и расходные материалы у них, как правило, иностранного производства. Но здесь, полагаю, нам поможет Китай. 

Многие подбирают материалы для своего бренда не по стране-производителю, а по соотношению цены и качества. Поэтому работают, к примеру, и с российским и белорусским льном, и с итальянскими полотнами, и с прекрасным китайским трикотажем. Сейчас, естественно, цены на любые ткани, в том числе и остатки, выросли на 20-40%. 

— Насколько российская легкая промышленность сегодня не зависит от импорта? Говорят, что даже отечественный трикотаж производят из зарубежного сырья. 

— В любой стране мира легкая промышленность зависит от импортных составляющих, просто в разных пропорциях. Ведь производство того же трикотажного полотна — сочетание многих факторов. Например, шерсть или лен можно производить в России. А вот для производства хлопка и шелка другие климатические условия нужны. Все существующие текстильные производства уже давно провели переоснащение парка оборудования. А сырье, я надеюсь, мы будем закупать, как в советские времена, у наших ближайших соседей, не меньше нашего заинтересованных в развитии двусторонних связей. Так что несостоятельность текстильных производств в России очень относительна.  

ПРОБЛЕМЫ ТОЖЕ ЕСТЬ 

— Каковы, на ваш взгляд, основные сложности развития российской легкой промышленности? Чего нам не хватает? 

— Легкая промышленность — не тот сегмент, в котором можно решить вопрос по щелчку пальцев. Чтобы делать высококачественные льняные и льносодержащие ткани, для начала нужно научиться выращивать качественный «длинный» лен. Вложить средства в разработку новых материалов, и лишь потом мы с вами как потребители сможем пользоваться изделиями из российского льна. Так что это процесс не одного дня. 

На самом деле Минпромторг РФ давно занимается вопросами развития производства в России. Работает большое количество программ поддержки отечественного производителя как на общероссийском, так и на региональном уровнях. 

Мне кажется, сейчас наступил тот самый момент, когда особенно важно инвестировать во внутренний рынок. Причем как крупным компаниям и богатым людям, так и каждому из нас: рублем. Покупать молоко и хлеб, произведенные в своем регионе, платья, брюки и ботинки, которые сшиты в вашем городе, ездить на выходные в соседнюю область — там ведь тоже есть много интересного. 

НУЖНЫ КОНТРОЛЬ И УЧАСТИЕ

 — Нужны ли сегодня какие-то меры государственной поддержки отрасли легкой промышленности? Если да, то какие, на ваш взгляд? 

— Сегодня наше государство активно поддерживает отрасль: субсидии, займы, участие в выставочных мероприятиях. Но могу констатировать с сожалением, что очень часто люди, принимающие решения по вопросам перспективного развития отрасли, не обладают необходимыми для этого компетенциями. Зачастую то, что мы видим сегодня в отрасли, это затыкание дыр и поддержка исключительно крупных производств или инновационных технологий. Например, производство тканей из синтетических волокон, а также нетканых и технических материалов — это, как правило, пошив спецодежды. Доля малых предприятий в легкой промышленности составляет при этом порядка 40%. Такого рода российские производители конкурентоспособны в среднем и чуть выше среднего ценовом сегментах рынка. В нижнем ценовом сегменте преобладает продукция из Китая, Индии, Вьетнама. 

Отдельная тема — преобладание контрафакта и продукции теневого производства. Чтобы было понятнее — объем швейного производства занимает не более 10% от объема рынка одежды, поэтому перспектива роста резко ограничена давлением официального и «серого» импорта, а также контрабанды. Так что одним из факторов развития легкой промышленности является минимизация как «серого» импорта, так и нелегального производства и оборота товаров. 

Определенные проблемы есть и в информационном плане — не все предприниматели достаточно информированы о существовании льгот малому бизнесу. Потребители также, в свою очередь, мало информированы об отечественных брендах. Российский рынок сейчас становится первоочередным, а информационные барьеры для развития сегодня только возросли в связи с ограничениями социальных сетей и массовым исходом печатных изданий из России. И тем не менее я уверена, что отечественный рынок текстильной и легкой промышленности сможет перестроиться и активно развиваться только в одном случае — когда он перестанет стесняться того, что российский.

ДОСЬЕ «ЮГ TIMES»

Юлия Константиновна Иванова, академик Национальной академии индустрии моды, член союза дизайнеров России. 

Родилась в Сочи. Окончила Государственную академия сферы быта и услуг по специальности «художник-проектировщик изделий текстильной и легкой промышленности». После защиты диплома под руководством Вячеслава Зайцева успешно работала в Доме моды Людмилы Ивановой в Сочи. 

Также сотрудничала с крупной российской торговой маркой в качестве ведущего дизайнера наряду с выпуском собственных сезонных коллекций бренда. 

Обладатель 2-го места в конкурсе профессиональных художников-модельеров имени Надежды Ламановой, 1998 год. Победитель российского тура международного конкурса молодых дизайнеров DREWS (Германия), 1999 год.  

Обладатель Гран-при пятого фестиваля моды «Бархатные сезоны в Сочи», коллекция «Китайский синдром», 2005 год.


За главными новостями следите на наших страницах во «ВКонтакте» и «Одноклассниках» 

Как модные бренды становятся эко-сознательными | Vogue Ukraine

Главными трендами, царствующими в модной индустрии уже несколько лет, остаются осознанность и устойчивость в развитии брендов. По мере того, как люди становятся более осведомленными о вреде, который наносит планете современный образ жизни, человечество начинает искать новые и эффективные способы защиты окружающей среды. В свою очередь, бренды все чаще начинают использовать собственное влияние, чтобы поднимать действительно важные вопросы, такие как изменение климата и глобальное потепление. 20 марта по всему миру празднуют День Земли и самое время вспомнить о наиболее заметных эко-инициативах fashion-индустрии.

Хлопковая толстовка, Andrea Crews

Можно утверждать, что основатель движения устойчивой моды – одноименный бренд Стеллы Маккартни. Переработанный нейлон и полиэстер, органический хлопок, а также линии одежды Skin-Free Skin и Fur-Free – с самого основания лейбл стремится создавать этические продукты. Британка уже много лет доказывает, что не нужно жертвовать моральными нормами, чтобы быть модным.

Главной соратницей Маккартни является Вивьен Вествуд. В своих коллекциях дизайнер и активистка всегда обращает внимание на изменение климата, защиту окружающей среды и массовое потребление. Помимо воплощения практики sustainable fashion в своих продуктах, оба дизайнера популяризуют идеи об устойчивости и осознанности, устраивая различные акции. Так, Вивьен Вествуд регулярно превращает свои шоу в политическую трибуну, где модели появляются на подиумах с транспарантами, а Стелла Маккартни к своей последней коллекции организовала сбор средств, чтобы спасти экосистему Гунунг-Лёсер – национального парка на индонезийском острове Суматра. На протяжении многих лет и Стелла Маккартни, и Вивьен Вествуд сотрудничают с некоммерческими организациями, деятельность которых сосредоточена на вопросах защиты окружающей среды.

Ветровка из полиэстера, Andrea Crews

Одним из первых шагов в стремлении к сознательной моде является отказ от использования животных материалов. Так, в преддверии своего шоу в Лондоне Виктория Бекхэм, придерживающаяся строгой политики по отношению к использованию натурального меха в коллекциях бренда, сообщила, что теперь эти правила будут распространяться и на экзотическую кожу. В конце 2018 года Chanel объявили, что больше не будут использовать экзотическую кожу или мех в своих коллекциях, что оказало давление и на другие роскошные модные Дома. Таким образом французский бренд призвал коллег начать принимать во внимание этические торговые стандарты. Diane Von Furstenberg и бывалый защитник окружающей среды Вивьен Вествуд также пообещали не использовать мех и экзотическую кожу в своих коллекциях.

К сожалению, пока не все бренды спешат следовать примеру своих коллег и отказываться от экзотической кожи. Тем не менее, огромным сдвигом в индустрии считается тот факт, что сегменты премиум-класса решили не использовать натуральный мех. Среди них Giorgio Armani, Coach, Versace, Michael Kors, Gucci, Burberry, Phillip Lim, John Galliano, DKNY, Tommy Hilfiger, Ralph Lauren и Calvin Klein.

Victoria Beckham Pre-Fall 2019

Помимо отказа от использования животных материалов, модные бренды пытаются стать эко-сознательными и на других уровнях. Так, Gucci обязалась взять на себя обязательства по обеспечению устойчивости и прозрачности с запуском своей инициативы Equilibrium и программы Scrap-Less. Бренд поставил цель гарантировать, что 95% используемого сырья можно будет отследить, а 1% рабочего времени каждого сотрудника будет посвящен волонтерству.

Issey Miyake, известный своими скульптурными дизайнами и эстетикой «Восток встречается с Западом», изготавливает одежду с использованием таких материалов, как переработанная нить, что значительно снижает влияние бренда на окружающую среду.

Помимо абсолютного лидерства в сфере устойчивости, Stella McCartney также является лидером в отрасли инноваций. Магазин бренда на Old Bond Street стал первым закрытым общественным пространством в Лондоне с чистым воздухом.

Кроссовки adidas из океанического мусора

Одной из самых главных проблем, которую пытаются решить в современном мире – это избыток пластика и его переработка. Adidas стал одним из первых брендов, который начал работать с переработанным материалом, в частности – океаническим мусором. В 2016 году компания представила коллекцию кроссовок из переработанного пластика и полиэстера, собранного в океане. Тогда немецкий бренд выпустил 7 тысяч пар дебютной коллекции, после чего компания поставила цель увеличить такое производство до одного миллиона в 2017 году. Уже к 2024 году Adidas обязалась стать более устойчивой, отказавшись от использования «первичной пластмассы» в своих продуктах. Немецкий гигант спортивной одежды заявил, что, начиная с 2019 года, он намерен перейти только на переработанный пластик. Бренд также сократит использование первичного пластика в своих офисах, складах, торговых точках и распределительных центрах, что позволит сэкономить около 40 тонн пластика в год. Полиэстер используется в широком ассортименте спортивной одежды, такой как трикотажные изделия, шорты и спортивные бюстгальтеры, благодаря своей легкой, быстросохнущей природе. В Adidas заявили, что коллекция весна-лето 2019 будет производиться с использованием примерно 41 процента переработанного полиэстера.

Новая упаковка Burberry

В сегменте класса люкс громкие обещания дает Burberry, который заявил, что хочет к 2025 году стать брендом, не использующим пластик. Британский лейбл еще в 2004 году поставил устойчивое развитие в основу миссии компании, а в 2017 году запустил свою последнюю экологическую стратегию, в которой определены экологически ответственные цели на следующие пять лет. Их цель – стать углеродно-нейтральными, переоценить отходы и добиться положительных изменений через 100 процентов своего продукта и оказать положительное влияние на клиентов.

Еще один важный аспект в системе эко-сознательности – переработка материалов. Ежегодно в мире выбрасывают тысячи тонн одежды. Решение этой проблемы кроется в излюбленном выражении Вивьен Вествуд: «Покупай меньше, выбирай лучшее и делай так, чтобы одежда служила дольше». Еще в 2011 году она стала партнером инициативы Ethical Fashion Initiative и с тех пор периодически выпускает переработанные коллекции.

Ksenia Schnaider Pre-Fall 2019

Украинский бренд Ksenia Schnaider не один год экспериментирует с переработанными материалами, делая акцент на экологичности. Помимо того, что в коллекциях всегда присутствует переработанный деним, лейбл начал практиковать создание одежды из текстильных отходов. Такие инициативы касаются не только одежды. Так, к примеру, у шведского обувного бренда Vagabond есть программа по приёму обуви на переработку Shoe Bring Back.

Новые модные бренды, за которыми стоит следить в 2019 году

Познакомьтесь с новыми яркими звездами моды, чтобы как можно скорее добавить их в свой гардероб.

Сакс Поттс

Взрослея вместе в Копенгагене, Кэтрин Сакс и Барбара Поттс быстро поняли, что самое важное вложение в женский гардероб — это красивое пальто. С момента основания своего одноименного бренда в 2014 году Saks Potts стала популярным выбором модниц в области эффектной верхней одежды.Бренд стал популярным благодаря своей уникальной и необычной эстетике: от пуховиков с принтом тай-дай до их печально известного пальто Foxy с меховой подкладкой из ответственных источников, которое можно было увидеть на таких моделях, как Cardi B и Kendall Jenner . .

Jeu Illimité

От бренда maven Jessie Andrews , Jeu Illimité поддерживает стиль французской девушки живым и здоровым. Jeu Illimité, что означает неограниченную игру, был запущен ранее в прошлом году вместе с множеством других известных брендов Insta, таких как Bagatiba и Basic Swim .Линия предлагает ряд возвышенных базовых вещей для непринужденных крутых девушек — футболки с рисунком, трикотажные топы, платья-комбинации и многое другое по цене менее 300 долларов. Ее последний релиз, сумка Cherie Mini Bag, покорила социальные сети и, безусловно, не последний предмет из линейки, которую мы будем жаждать в 2019 году.

СемСем

Лейбл SemSem, вдохновленный египтянами, является отражением жизненного опыта его основателя и креативного директора  Абир Аль Отайба .Отайба, жена Юсефа Аль Отайбы , посла Эмиратов в США, сочетает свое ближневосточное влияние и степень в области гражданского строительства для создания гламурных, но функциональных, готовых к курорту моделей, которые носила Тиффани Хэддиш . , Блейк Лайвли и Кортни Кардашьян . В 2018 году SemSem анонсировала Albino Riganello , бывшего главного дизайнера Givenchy , нового руководителя отдела дизайна бренда «мама-дочь».

Студия Feel

Стиви Дэнс , известный стилист, модный директор журнала POP Magazine и консультант Off-White Вирджила Абло, теперь добавляет в свое резюме дизайнера. Ранее в этом году она запустила Feel Studio, также известную как FEEL, джинсовый бренд из Лос-Анджелеса. Бренд стремится воплотить все лучшие качества джинсовой ткани в одном стиле — джинсах Genuine, которые выпускаются в двух вариантах длины: классическом расцветке денима и черном цвете.FEEL фокусируется на подгонке и комфорте для всех благодаря подробному руководству по посадке и отзывам, так что вы гарантированно найдете идеальную пару.

Реджина Пьо

Родившийся в Корее дизайнер из Лондона Rejina Pyo произвела фурор в сентябре 2017 года своим первым показом на подиуме сезона весна-лето 2018 в качестве защитника разнообразия в индустрии моды, привлекая женщин всех рас и возрастов. С тех пор она была номинирована на премию 2018 British Fashion Awards в номинации British Emerging Talent Womenswear Award , а также вошла в список WWD 40 of Tomorrow .Pyo разрабатывает дизайн для современной женщины, создавая женственные и классические коллекции по доступной цене.

Кристофер Джон Роджерс

Кристофер Джон Роджерс представил свою первую коллекцию на Неделе моды в Нью-Йорке в сентябре 2018 года, а также работал помощником дизайнера в Diane von Furstenberg. Выпускник Колледжа искусств и дизайна Саванны по модной программе , Роджерс переехал в Нью-Йорк в 2016 году и был назван Vogue, WWD и The New York Times «дизайнером, за которым стоит следить». Его эклектичный дизайн был замечен на таких знаменитостях, как SZA , Tracee Ellis Ross, и Tessa Thompson .

Инстаграм

Стауд

Сумка

Staud’s Shirley была одной из самых популярных сумок в Instagram в 2018 году, поэтому неудивительно, что ее основательница Сара Стаудингер попала в список журнала Forbes «30 до 30 лет» журнала Forbes за 2019 год. Дизайнер из Лос-Анджелеса и ее соучредитель Джордж Аугусто превратили Staud в бизнес стоимостью 10 миллионов долларов, продавая вневременную одежду и уникальные сумки, такие как Moreau, кожаная сумка-ведро, покрытая сеткой.

Элисон Лу

Бренд

Fine Jewelry Alison Lou, основанный Alison Chemla , сделал себе имя, создавая забавные украшения, вдохновленные эмодзи. Весной 2018 года нью-йоркский бренд запустил LOUCITE, коллекцию сережек-колец из люцита самых разных цветов и размеров, которая дебютировала с Emily Ratajkowski в качестве лица кампании, а позже была замечена на такие знаменитости, как Джиджи Хадид , Селена Гомес , Сириз Ронан и другие.

Амина Муадди

Амина Муадди — мощная сила в обувной промышленности. Она училась в Европейском институте дизайна в Милане, стала соучредителем бренда обуви Oscar Tiye , разработала дизайн обуви Alexandre Vauthier , а теперь запустила свою первую одноименную коллекцию. Коллекция была выпущена с огромным успехом, получив награду Footwear New Achievement Award за запуск года в 2018 году.Ее обувь, разработанная в Париже и произведенная в Италии, отличается классическими украшениями и каблуками в форме мартини, которые почти сразу же были распроданы и привлекли внимание розничных продавцов, таких как Net-a-Porter и FWRD by Elyse Walker.

Крост Нью-Йорк

Новейший бренд уличной одежды из Нью-Йорка сочетает в себе моду и активность, чтобы вдохновлять следующее поколение. Дебютировав в декабре 2018 года, КРОСТ заключил партнерское соглашение с организацией March for Our Lives , чтобы подчеркнуть ответственность модных деятелей за создание сообщества вокруг девиза своего бренда: «Поддержите своих друзей».Компания KROST, разработанная и произведенная в Лос-Анджелесе, возглавляется основателем Сэмюэлем Кростом (ранее Onia и Helmut Lang ) вместе с дизайнером Скоттом Камараном . толстовки, футболки, брюки и изделия из кожи, а также концептуальный магазин в школьном стиле в Сохо.

Далеко

С момента своего запуска в 2016 году компания By Far создала достойные вожделения аксессуары для своих культовых знаменитостей и влиятельных лиц.Основатели  Валентина Безуханова , Сабина Гёшева и Деница Бумбарова , которые живут между Австралией и Европой, привносят свою любовь к 90-м годам в свои модели с помощью мюлей на низком каблуке, босоножек на каблуке, лодочек и повседневных сапог. . В 2018 году бренд представил свою первую коллекцию сумок, также вдохновленную 90-ми годами, с багетом, вдохновленным Friends Rachel Green .

Поворот

Дебютировав прошлой осенью на Неделе моды в Копенгагене, ROTATE – это новейший датский бренд, покоривший индустрию моды.Бренд является результатом сотрудничества между концептуальным магазином Birger Christensen и влиятельными лицами Thora Valdimars и Jeanette Friis Madsen , которые стремились создавать вещи, которые были бы уникальными, но в то же время достаточно особенными, чтобы навсегда остаться в вашем шкафу. В коллекции представлены ультраженственные вещи, от ярко-розового платья с пышными плечами до украшенного платья-пиджака, которые гарантированно будут выделяться где угодно.

Сами Миро Винтаж

Сами Миро ходит по винтажным магазинам с 14 лет. Завидный стиль уроженки Сан-Франциско привлекает ее 200 000 фолловеров в Instagram, где она носит свои уникальные, переработанные модели, созданные в ее ателье в Лос-Анджелесе. В 2016 году она запустила свой одноименный бренд единственных в своем роде вещей, обожаемых знаменитостями, от Хейли Болдуин до Кайли Дженнер . Ее первая коллекция готовой одежды, названная EcoTerror в честь радикального движения защитников окружающей среды 1960-х годов, включает переработанные, скроенные и сшитые вещи, призванные побудить индустрию моды принять участие в разговоре об изменении климата.

Инстаграм

В 2019 году компании быстрой моды выросли

Умные компании быстрой моды теперь полагаются на данные для информирования процесса покупки и покупают только то, что будет продаваться; по словам Шоу, эти алгоритмы быстрой моды стали чрезвычайно точными за последнее десятилетие. По словам главного бренд-директора Раиссы Джерона, для американского онлайн-ритейлера Revolve собственные инструменты обработки данных позволяют компании измерять влияние влиятельных лиц и социальную активность для информирования о выборе продукта.

«За последние 18 месяцев мы заняли стратегическое положение бизнеса, сосредоточившись на брендах, которые мы действительно хотим продвигать», — говорит Герона. «Сократив запасы и сбросив их, мы получили огромные преимущества». Эти преимущества включают 15-процентный рост чистых продаж по сравнению с прошлым годом с 2018 года и возврат к прибыльности, при этом прибыль в третьем квартале увеличилась на 82 миллиона долларов после убытка во втором квартале. Несмотря на падение цены акций примерно на 40% после IPO в июне, у Revolve по-прежнему есть потенциал роста, отчасти благодаря собственным технологиям и инструментам обработки данных.

Согласно Edited, количество стилей, пополненных в этом сезоне, по сравнению с сезоном Осень/Зима 2018, выросло, что указывает на то, что эти ритейлеры сосредоточены на выкупе успешных моделей, которые находят отклик. Количество пополнений Boohoo в этом сезоне увеличилось на 110%, а у PrettyLittleThing — на 265%. Как в Boohoo, так и в Missguided наблюдалось сокращение объема товаров со скидкой, а также процент уценки по сравнению с прошлым годом, что позволяет предположить, что точное прогнозирование тенденций побуждает потребителей покупать по полной цене.

Привлечение новых клиентов

Ожидается, что в 2020 году платежные возможности будут стимулировать рост интернет-магазинов быстрой моды. Asos, Missguided, PrettyLittleThing и Boohoo стали партнерами нового платежного сервиса Klarna с отсрочкой платежа, чтобы снизить барьер для покупки. Платежная платформа, которая подключается к страницам оформления заказов розничных продавцов, предназначена для миллениалов и потребителей поколения Z в качестве инструментов привлечения клиентов и повышения лояльности.

По данным Klarna, продавцы, использующие этот инструмент в США, сообщили об увеличении средней стоимости заказа на 68%, повышении конверсии на 44% по сравнению с кредитными картами и повышении частоты покупок на 21%. Молодые потребители, испытывающие нехватку денежных средств, уже давно положительно реагируют на решения с отложенной оплатой, а платформы Afterpay и Affirm расширяют партнерские отношения с ритейлерами, чтобы охватить покупателей-миллениалов.

Благодаря более эффективному управлению запасами и интеллектуальным возможностям электронной коммерции интернет-магазины быстрой моды имеют все необходимое для охвата новых аудиторий и территорий. Согласно Edited, в 2020 году британские бренды быстрой моды нацелены на глобальную экспансию, особенно в США, где они добились большего успеха в 2019 году.Частично это связано с их привлекательной низкой ценой для молодых потребителей в США: согласно Edited, британские ритейлеры быстрой моды в среднем имеют более конкурентоспособные цены, чем онлайн-игроки в США.

20 модных компаний, которые будут доминировать в мировой индустрии моды в 2019 году

Согласно новому отчету о состоянии моды в 2019 году, подготовленному консалтинговой фирмой McKinsey & Company и изданием The Business of Fashion, всего 20 компаний получат почти всю прибыль отрасли. По данным McKinsey Global Fashion Index, именно эти компании сейчас лидируют в мировой индустрии моды. На эти компании приходится 97% мировой экономической прибыли в этом секторе.

Рисунок: Среди 20 ведущих компаний те, которые будут доминировать в мировой индустрии моды в 2019 году, многие из них работают в сегменте роскоши.

Три крупнейшие компании, Inditex, LVMH и Nike, которые более чем удвоили свою экономическую прибыль за последние 10 лет. McKinsey отмечает: «По нашим оценкам, в 2017 году каждая из них получила более 2 миллиардов долларов экономической прибыли.

Данные получены из Глобального индекса моды McKinsey (MGFI), который отслеживает финансовое развитие в шести ценовых сегментах сектора и рассматривает более 500 государственных и частных компаний по всему миру.

Inditex, материнская компания Zara и все еще недостижимая история успеха в области быстрой моды, принесла более 4,01 миллиарда долларов экономической прибыли в 2017 году. За ней последовала компания Nike с почти 3 миллиардами долларов, а затем LVMH с 2,33 миллиарда долларов. Компании TJX, Hermès, H&M, Richemont, Ross, Adidas и Kering замыкают топ-10.Кроме того, из них L Brands, Pandora, Fast Retailing, Next, VF Corporation, Luxottica, Michael Kors, Gap, Hanesbrands и Burberry замкнули топ-20 групп, отмечает McKinsey.

Давайте посмотрим, какие компании входят в топ-20 списка:

Мировой модный бизнес становится все более поляризованным. Среди топ-20 компаний многие из них относятся к сегменту роскоши. McKinsey сказал: «По сегментам мы также продолжаем наблюдать поляризацию, когда игроки класса «люкс» и «ценность» продвигаются вперед, а игроки среднего размера отстают.Компании, способные выделиться по цене/эффективности или бренду, добились наилучших результатов».

«Самыми устойчивыми победителями стали производители предметов роскоши, спортивной одежды и быстрой моды, что подтверждает тот факт, что инвестиции в бренды и операционная эффективность являются ключевыми движущими силами устойчивых бизнес-моделей», — говорится в отчете.

Компании быстрой моды, такие как Zara, Boohoo и H&M, вредят окружающей среде и экономике

Индустрия моды, если вы еще не заметили, представляет собой ужасный беспорядок, и туфли с большими пальцами ног и другие модные тренды «выпьешь дома» — наименьшая из ее проблем.На производство одежды и обуви в настоящее время приходится 8,1 процента глобальных выбросов парниковых газов, или столько же, сколько общее воздействие на климат всего Европейского Союза. Аналитики Euromonitor предупреждают, что ежегодный 5-процентный рост рынка моды рискует «вызвать беспрецедентную нагрузку на планетарные ресурсы» из-за увеличения годового производства до более чем 100 миллионов тонн к 2030 году. 60 процентов, согласно Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата.

Дана Томас, журналист-ветеран, писавший, в частности, для Washington Post, New York Times и Wall Street Journal, не скупится на статистические данные в первых главах книги Fashionopolis: The Prices of Fast Fashion and the Future. одежды . «Быстрая мода», то есть дешевая одноразовая одежда, производимая без разбора, неосмотрительно и часто без учета экологических и трудовых условий такими компаниями, как Zara, H&M, Forever 21, Nasty Gal и Fashion Nova, — это болезнь, и и планета, и ее люди расплачиваются за это.Одна только Zara ежегодно выпускает около 840 миллионов предметов одежды для своих 6000 магазинов по всему миру, часто с заработной платой своих работников ниже уровня бедности. Некогда цветущие реки в Китае, Индии, Бангладеш, разрушенные сточными водами заводов, превратились в биологически мертвые зоны, изобилующие канцерогенными химическими веществами. Крошечные пластиковые микроволокна, сбрасываемые синтетической одеждой во время стирки, заполняют нашу систему водоснабжения и пищевую цепочку. Но как мы оказались здесь? В своих репортажах Томас объединяет разрозненные геополитические и антропологические темы, чтобы составить захватывающее повествование о сложном мире, в котором мы живем, и о том, как он изменил то, как мы одеваемся на протяжении десятилетий.

Не волнуйтесь, не все так мрачно. Как ясно дает понять автор, решения доступны. Томас совершает собственное кругосветное путешествие, разговаривая с дизайнерами, учеными и активистами, которые пытаются привести корабль в порядок, пока не стало слишком поздно, будь то прорывы в технологии переработки волокна, выращенные в лаборатории материалы без жестокости, гиперлокальное производство или альтернативные розничные платформы, такие как перепродажа и аренда, которые могут удовлетворить стремление поколения Instagram к новизне, не накапливая негативное влияние моды.«Это книга о надежде, — говорит она мне. Далее следует наш разговор, который был сжат и слегка отредактирован для ясности.

Давайте поговорим о названии вашей книги, Fashionopolis . Вы написали, что это происходит как из «Коттонополис» в Манчестере — первого в мире крупного производственного центра во время первой промышленной революции, так и из фильма-антиутопии Фрица Ланга Метрополис . Оба рисуют довольно отрезвляющие картины. Является ли сегодняшняя система моды в равной степени обвинительным актом капитализма и жадности?

Мой муж, занимающийся финансами, прочитал книгу, поддразнил меня и сказал: «Знаешь, эта книга немного марксистская». И я не знаю, считаю ли я себя марксистом, но я действительно думаю, что книга отражает то, что происходит прямо сейчас, то есть необузданный капитализм, который мы имели в течение последних 20 лет с глобализацией и цифровым веком. То, что вы можете стать вторым самым богатым человеком в мире, как Амансио Ортега, владеющий Inditex и, таким образом, Zara, продавая кучу одноразовой одежды и платя людям гроши за ее пошив — для меня это окончательный снимок богатства. неравенство, на которое все жалуются.Если предмет одежды стоит вам 19,99 доллара, это означает, что человеку, который его сшил, заплатили 19 центов.

«Если предмет одежды стоит вам 19,99 доллара, это означает, что человеку, который его сшил, заплатили 19 центов»

Я думаю, что эта книга о моде, но она также и о современном обществе. Я вижу себя не только модным журналистом, но и культурным социальным антропологом. С одеждой легко соприкоснуться, потому что мы все ее покупаем, носим, ​​стираем, носим дома, и вам не нужна степень магистра делового администрирования или степень инженера, чтобы понять, о чем я говорю.И поэтому я использую одежду, чтобы говорить о более широкой истории, такой как глобализация, негативная реакция на глобализацию, глобальное потепление, неравенство в заработной плате и доходах, вы знаете, капитализм — необузданный капитализм — и его влияние на планету и общество в целом.

Меня спрашивают, о чем эта книга. Я говорю, что это о человечестве. И они такие: «Что?» Но это так, это о человечестве и о том, как оно на самом деле не изменилось. Так было с тех пор, как Ричард Аркрайт впервые запустил свою прядильную машину Water Frame еще в Манчестере 250 лет назад [чтобы механически прясть нить с минимальным человеческим трудом].Он начал то, что мы считали великим, но на самом деле поставил нас на путь, где мы находимся сегодня в политическом, социальном и экономическом плане.

Трудно поверить, что «быстрая мода» на самом деле зародилась только в конце 1980-х — Zara получает много похвал или порицает за то, что она взяла идею производства с быстрым откликом и действительно работает с ней. Сейчас это практически норма. Вы упоминаете в своей книге три основные потери бизнес-модели: рабочие места в развитых странах, права человека в развивающихся странах и окружающая среда.Как мы, как цивилизация, настолько привыкли к этим уровням разрушения?

Потому что все ушло в офшоры, так что нам это не к лицу. Перед нами стояла экономическая разруха. Мы видели последствия в таких местах, как Лоуэлл, штат Массачусетс; Флоренс, Алабама; и Каролина, где у нас было производство в Америке до того, как оно ушло за границу, но мы не видели остальных разрушений. Мы не видим свалки, мы не видим, куда девается вся та одежда, которую мы жертвуем, мы не видим бедных людей и то, как они несчастны в тех местах, где они шьют эту одежду.

Одна из женщин, с которыми я разговаривал по поводу книги, Дилис Уильямс, директор Центра устойчивой моды Лондонского университета искусств, рассказала мне, что в старые времена — и даже не в старые времена, а до -офшоринг — мы всегда знали кого-то, кто работал в швейной промышленности, будь то ваш двоюродный брат, сосед по улице, кто-то из вашей церкви или школы, поэтому у вас был человек, связанный с тем, что вы носили, и вы думал о них. Но как только мы убрали эти эмоциональные инвестиции из уравнения, мы меньше заботились о своей одежде.И тогда мы начали относиться к ним как к фаст-фуду.

Да, у предыдущих поколений, особенно у «доживающих и ремонтирующих» времен Второй мировой войны, было совсем другое отношение к своей одежде.

Точно. Раньше мы ходили на уроки домоводства, так что вы знали, что нужно, чтобы шить одежду. Как только это исчезло, наше отношение к ним сильно изменилось.

Вы использовали термин «модная булимия», который подразумевает переедание и очищение организма. Однако это выученное поведение.

Так и есть. Это. Потому что мы так долго живем в стране изобилия; не было Депрессии или войны, когда нам приходилось вырывать наши газоны и сажать Сады Победы. Мы можем просто сесть в машину и поехать по дороге за овощами. Мы вырастили целые поколения, чтобы ставить удобство и стоимость выше всего остального. И вот мы хотим одноразового и хотим дешевле, дешевле, дешевле.

Бангладешские рабочие работают на швейной фабрике на окраине Дакки.Бангладеш производит большую часть мировой быстрой моды. Мехеди Хасан/NurPhoto через Getty Images

Но это то, что дизайнер Мария Корнехо, которая летала через полмира в бизнес-классе, чтобы закупить 30-центовый свитер для других модных компаний, называет в книге «ложной экономией». Вы думаете, что экономите деньги, раздавая всем пластмассовые столовые приборы, которые можно просто выбросить, но воздействие на окружающую среду производства и выбрасывания всех этих вещей на самом деле очень дорого обходится обществу по разным причинам.

Думаю, именно об этом я и пытаюсь рассказать в этой книге: нам нужно потреблять меньше, но лучше. Если бы у меня были хэштеги помимо #Fashionopolis, это были бы #buylessbetter и #keepthingslonger и # makethingsbetter. Нам нужно вернуть честность во все, что мы делаем. Мы должны сократить потребление и утилизацию, потому что мир просто недостаточно велик, чтобы вместить все это.

Вы отмечаете в своей книге, что творческое воровство, жадность и отсутствие уважения к людям и окружающей среде всегда были частью моды.Ускорили ли такие технологии, как социальные сети, и порожденная ими культура влиятельных лиц?

Да, определенно. И весь этот синдром Золушки — когда надеваешь один раз, выкладываешь в инстаграм, а потом избавляешься от него — это катастрофа. И что существует целая культура, которая говорит, что если вас три раза видели в наряде, вам нужно избавиться от него. Вот почему исследование, в котором говорится, что в среднем одежду надевают семь раз, прежде чем выбросить — а в Китае это три раза, как мне рассказал YCloset, — очень тревожно. Мы не инвестируем в одежду, которую покупаем. И нам нужно начать это делать.

Но две мои самые любимые женщины на планете прямо сейчас — герцогиня Кембриджская и герцогиня Сассекская, потому что они популяризируют «королевскую одежду». Это две самые известные женщины на планете сегодня, самые влиятельные из самых влиятельных. И они снова и снова надевают одни и те же пальто и платья для громких мероприятий и показывают, что вы можете носить это пальто от Alexander McQueen примерно 10 разными способами, и оно всегда выглядит великолепно.Мне это нравится. И я думаю, что они решили попытаться изменить этого потребительского монстра, придать ценность своим покупкам и как бы посрамить тех инфлюенсеров с синдромом Золушки в Instagram, что они и должны были сделать. Еще один хэштег: #royalrewear . Давайте просто примем это и сделаем это.

Forever 21 недавно объявила о банкротстве; Должны ли мы праздновать это или оплакивать тот факт, что его вытесняют цифровые игроки более быстрой моды, такие как Boohoo и Fashion Nova?

Forever 21, как я узнал, когда ходил по потогонным мастерским в Лос-Анджелесе, была одной из компаний, которые использовали в своих интересах подпольную рабочую силу в Лос-Анджелесе. Да, у нас есть потогонные мастерские в Лос-Анджелесе; Я видел их своими глазами, и это было ужасно. Не так мрачно, как Бангладеш, но недалеко и прямо по улице от некоторых симпатичных шикарных офисов и ресторанов в центре Лос-Анджелеса. Так что, если это на одну компанию меньше, закупающую ресурсы из этих мест, и это поможет их закрыть, отлично.

«Я думаю, что [компании, производящие фаст-фэшн] уже давно бегут вперед, и скоро у них кончится бензин»

И это как бы доказывает, что модель быстрой моды нежизнеспособна.Если вы производите домашнюю потогонную одежду за копейки, а не за доллары в час, и все равно не можете выжить, то эта модель не подходит для бизнеса. H&M в беде. Все эти компании спешат. Я думаю, что они уже давно бегают, и скоро у них кончится бензин.

Мне кажется, что в будущем действительно преуспеют те компании, которые не будут следовать экономии за счет масштаба, а вместо этого будут производить только то, что им нужно, изготавливая на заказ и производя вблизи своих рынков. У меня нет степени MBA, но для меня это имеет смысл, и это хороший бизнес.

Существуют и другие альтернативы типичной бизнес-модели розничной торговли, такие как аренда и перепродажа, которые завоевывают популярность как гангстеры. Rent the Runway достиг оценки в 1 миллиард долларов , традиционные розничные продавцы, такие как Ann Taylor, Express и Urban Outfitters , запустили свои собственные схемы аренды и даже прославили универмаги, такие как Macy’s J

5 и

5 и

5. .C. Penney

погружаются в перепродажу с помощью ThredUp.

Меня спрашивают, как я изменился в одежде с тех пор, как начал работать над книгой. У меня есть красивая одежда от Alabama Chanin, я собираюсь купить цветной хлопок у Салли Фокс, она гениальна, гениальна, и я брал ее напрокат для особых мероприятий. Когда мне нужно было пойти на торжественное мероприятие с черным галстуком на Каннском кинофестивале, я взяла напрокат платье Дианы фон Фюрстенберг, которое, вероятно, никогда бы не купила, потому что оно было бы слишком дорогим, и я бы подумала: «Сколько раз я собираешься надеть такое платье?» Но я чувствовала себя принцессой, получила миллиард комплиментов, а на следующий день отдала ее людям, у которых арендовала. И я подталкиваю к этому свою дочь, которой 19 лет. Если будет выпускной или свадьба, давайте возьмем напрокат платье, давайте возьмем напрокат костюм. Давайте выглядеть фантастически за малую часть цены, а затем пустить одежду обратно в оборот, как взять книгу в библиотеке.

Есть небольшие изменения в поведении, которые мы можем сделать, например, меньше стирать одежду. Когда мы это сделаем, промойте их холодной водой на коротком цикле. Они по-прежнему будут чистыми, но будут потреблять меньше воды и энергии, а также выделять меньше загрязняющих микроволокон.И наша одежда прослужит дольше.

Перепродажа огромна. Я только что провел огромную чистку Мари Кондо. Я поместил кое-что в The RealReal, а кое-что в Vestiaire Collective, и это было здорово. Как говорит мой друг Кэмерон Сильвер, они предварительно полюбились — не подержанные, не винтажные: предварительно полюбились. И большая часть того, что я выставил, продано, и кому-то еще они нравятся.

Одна из тем, которая была в заголовках, — это G7 Fashion Pact во главе с Kering, в котором 32 компании, представляющие 150 брендов, берут на себя обязательство бороться с изменением климата, защитой океана и биоразнообразием. Но аргумент, выдвинутый несколькими НПО, заключается в том, что время добровольных обязательств для корпораций прошло, и нам нужны юридически обязывающие обязательства, такие как Соглашение о пожарной и строительной безопасности в Бангладеш или правительственное постановление, как недавно было предложено . Комитет по экологическому аудиту Палаты общин Великобритании. Где должна лежать ответственность за исправление моды?

По маркам без вопросов. Особенно супер-мега, которыми управляют люди, заработавшие миллиарды; они ничего не изменят, если только им это не понадобится, потому что они получают так много прибыли.И это не обязательно должно быть принуждено законом, это может быть принуждено и стыдом, или просто давлением изнутри. Посмотрите, что Стелла Маккартни сделала с Kering. Я не думаю, что Kering обязательно приняла бы устойчивое развитие, если бы она не тыкала руководителей палкой. Когда она впервые основала свою компанию 20 лет назад и заявила, что не будет использовать мех или кожу, все думали, что она сошла с ума. И когда она сказала «нет» ПВХ и убедила всю группу не использовать ПВХ, производители блесток, которые использовали ПВХ, сказали: «Ах, если мы собираемся потерять всю группу Kering, которая покупает блестки каждый год, нам лучше придумать альтернатива им.

Изображения SOPA/LightRocket через Gett

Таким образом, для того, чтобы изменения произошли, они должны быть действительно сильными творцами перемен, такими как Стелла Маккартни, которые тыкают людей палкой, это должно быть экономически жизнеспособным или это должно быть закреплено в законе. Но это по брендам. И тыкание может исходить от потребителей; это может быть что-то простое, например, бойкот: «Мы больше не будем это покупать, это ужасно, измените это.Посмотрите, как быстро мы избавились от пластиковых соломинок. Это показывает, что потребители могут очень быстро подтолкнуть совершенно новые компании и предприятия к изменениям, если мы сосредоточимся на этом.

Итак, вот вопрос на 3 триллиона долларов: как бы выглядел Fashionopolis, который был бы справедливым и простым?

Хороший вопрос. Ну, я бы не стал посещать некоторые из тех потогонных мастерских, которые я видел в Бангладеш и Вьетнаме, которые были просто ужасны. И я не увижу мертвые реки, наполненные стоками с фабрик по стирке джинсов в Хошимине, от которых меня тошнит.В этом ручье будет рыба. У вас не было бы прикованных к постели 26-летних, которые не могут иметь детей, потому что на них обрушился завод. У вас не было бы свалок, полных одежды. У вас было бы больше полей индиго и органического хлопка.

Боже, если бы мы могли просто вернуться к органическому хлопку, я чувствую, что большинство наших проблем было бы решено. У нас не было бы модных предпринимателей, которые владеют большим богатством, чем многие страны. И пропасть между людьми, которые шьют одежду, и людьми, которые говорят им делать одежду, не будет такой огромной.И было бы больше подотчетности и меньше контейнеров с одеждой, падающих в море, потому что они не были бы отправлены по всему миру. И в идеале у нас в школе были бы уроки шитья, чтобы все знали, как пришивать пуговицу и чинить подол. И это хорошо для вас! Было доказано, что вы можете достичь того же состояния дзен, занимаясь рукоделием, что и занимаясь йогой.

Мне также кажется, что если бы люди больше шили, у них было бы более реалистичное представление о том, сколько должны стоить вещи, а не эти искусственно заниженные цены.

После краха фондового рынка в 1929 году, когда все богатые люди потеряли свои состояния, розничный торговец Хэтти Карнеги, чтобы остаться в бизнесе, запустил готовую коллекцию готовой одежды для среднего рынка под названием Spectator Sports. Рэймонд Чандлер назвал его в «Долгое прощание » «специальным секретарем». И один из этих костюмов или платьев от Spectator Sports стоил 19,99 долларов — и это было в начале 30-х. И это та же цена, которую вы платите в H&M или Zara [несмотря на инфляцию на протяжении десятилетий].

Что еще мы покупаем сегодня по той же цене, что и в разгар Великой депрессии? Конечно, нет. Что-нибудь, что мы покупаем сегодня, по той же цене, что и в 1928 году до краха? Конечно, это не так. Яйца стоили, скажем, 20 центов, а теперь стоят 3 доллара. Фунт говяжьего фарша стоил меньше 30 центов. Все подорожало в 100 раз, но мы по-прежнему платим ту же цену за готовую одежду, готовые «специальные предложения для секретарши». Для меня это было прояснением, независимо от того, о чем будет книга.Как мы дошли до того, что платим ту же цену, что и во времена Великой депрессии?

Подпишитесь на рассылку новостей The Goods. Дважды в неделю мы будем присылать вам лучшие истории о товарах, рассказывающие о том, что мы покупаем, почему мы это покупаем и почему это важно.

PrettyLittleThing, Shein, ASOS и рост сверхбыстрой моды

Эта статья была опубликована в Интернете 6 февраля 2021 года. Макияж глаз остановился на Мелроуз-авеню и заглянул в окна здания, интерьер которого был выкрашен в ярко-розовый цвет.Два розовых крылатых единорога по бокам стоек с одеждой: укороченные топы в рубчик, брюки со змеиным принтом, белые боди без рукавов. Одна из девушек дернула дверь, затем нахмурилась. Он был заперт, что было странно. Она снова потянулась. Внутри широкогрудый охранник бесстрастно смотрел на них из-за розовой стойки службы безопасности.

Эрин Каллисон, представитель по связям с общественностью PrettyLittleThing, бренда быстрой моды, основанного в 2012 году, наблюдала, как девушки сдаются и уходят. Она вздохнула. Хотя выставочный зал в Западном Голливуде очень похож на магазин, на самом деле это не магазин.Он закрыт для публики; одежда на вешалках не имеет ценников. «Люди пытаются дать нам наличные, но мы даже не созданы для того, чтобы брать деньги, — сказал мне Каллисон. Вместо этого клиентура состоит из влиятельных партнеров бренда — их тысячи — которые могут договориться о встрече, чтобы посетить выставочный зал каждые пару недель и «получить подарок». Они примеряют последние стили и пользуются различными «фотомоментами»: бездельничают на плюшевом розовом диване, позируют на розовой лестнице, выглядывают из лондонской телефонной будки, перекрашенной — да — в розовый. Они могут перекусить кексом с розовой глазурью и (при условии, что им 21 год и старше) выпить стакан розового вина в розовом баре магазина, прежде чем отправиться домой с несколькими предметами бесплатной одежды.

PrettyLittleThing является частью Boohoo Group, компании, которая за последнее десятилетие стала доминирующей силой в сфере розничной торговли модной одеждой; вместе с несколькими другими агрессивными компаниями-единомышленниками она быстро меняет отрасль. Акции Boohoo сейчас публично торгуются на Лондонской фондовой бирже (LSE: BOO), но начинался как семейный бизнес.Как гласит легенда, глава семьи Абдулла Камани иммигрировал в Великобританию из Кении в 1960-х годах и начал продавать сумки с уличного прилавка. В конце концов он открыл текстильную фабрику, которая снабжала ритейлеров, которые, начиная с 1990-х годов, потрясали мир моды своей дешевой одеждой и высоким товарооборотом: H&M, Topshop и ирландский гигант быстрой моды Primark.

Бизнес Абдуллы был настолько успешным, что он купил себе Rolls-Royce; его сын Махмуд увидел потенциал для еще большей прибыли. В 2006 году Махмуд и его деловой партнер Кэрол Кейн начали продавать дешевую одежду напрямую потребителям через Boohoo.com. Без бремени розничных магазинов затраты компании были относительно низкими, за исключением случаев, когда речь шла о маркетинге. Молодые девушки, зашедшие на YouTube (а позже и в Instagram), были завалены микротаргетированной рекламой боди и мини-платьев Boohoo. Основатели Boohoo понимали, что социальные сети можно использовать для того, чтобы новые бренды быстро казались их целевой аудитории вездесущими.«Если у вас есть эти образы, вас воспринимают как гораздо более крупный бизнес, чем вы есть на самом деле», — сказал Кейн отраслевому изданию Drapers .

Социальные сети были не только удобным местом для рекламы — они также изменили наше отношение к одежде. Модные бренды всегда играли на наших стремлениях и неуверенности, а также на кажущемся врожденном желании выразить себя через одежду. Теперь у этих компаний был доступ к своим целевым покупателям не только тогда, когда они стояли под рекламным щитом в Сохо или смотрели рекламу по телевизору в прайм-тайм, но и в более интимных местах и ​​в любое время дня. Бренды заполонили наши ленты своими товарами, либо через свои собственные каналы, либо, что более тайно, привлекая влиятельных лиц, чтобы сделать товар неотразимым или, по крайней мере, неизбежным.

Чем больше мы начали документировать свою жизнь для всеобщего обозрения, тем больше мы осознавали, что нас (и нашу одежду) видят. Молодые люди, и особенно молодые женщины, почувствовали негласное обязательство не повторять #outfitoftheday; согласно опросу 2017 года, 41 процент женщин в возрасте от 18 до 25 лет чувствовали необходимость носить новую одежду каждый раз, когда они выходили на улицу.

Два десятилетия назад Zara произвела революцию, предлагая сотни новых товаров в неделю; в настоящее время Asos добавляет целых 7000.

Основатели Boohoo понимали, что компании нужно поторопиться, чтобы удерживать внимание клиентов — «все время быть свежим», как выразился Кейн. «Традиционный ритейлер может купить три или четыре стиля, но мы купим 25», — сказал Кейн The Guardian в 2014 году. Отсутствие необходимости держать сотни магазинов на складе означало, что Boohoo может быть гибким в управлении запасами. В 2018 году H&M стоила 4 доллара.3 миллиарда непроданных товаров. Boohoo, напротив, мог заказать всего 300 или 500 единиц данного стиля — достаточно, чтобы посмотреть, приживется ли он. По словам Кейна, только около четверти первоначальных стилей были переупорядочены.

Со временем Boohoo накопила обширные данные о поведении потребителей в Интернете и дополнительно адаптировала процесс совершения покупок в соответствии со вкусами своих покупателей. «Они знают, что новым клиентам нравится видеть в этой категории продуктов , а покупателям из этого географического региона нравится в цветовой палитре », — сказал мне Мэтт Кац, управляющий партнер консалтинговой фирмы SSA & Company.

В обычное время ловкость и изобретательность Boohoo давали решающее преимущество перед конкурентами. Когда разразилась пандемия, эти преимущества стали решающими.

В 2015 году, когда Трише Панлаки было 12 лет, она притворилась, что ей 13, чтобы создать учетную запись в Instagram, где она публиковала видео, на которых она делала то, что делают 12-летние: крутила тележку, посылала воздушные поцелуи в камеру. , нанесение макияжа. К своему 15-летию она перешла к тому, что, по ее мнению, было более взрослой средой — YouTube — и сосредоточила свой контент на моде.Когда она выложила видео с доставкой, жанр YouTube, представляющий собой комбинацию распаковки и показа мод в спальне, ее аудитория взлетела до небес. Бренды начали связываться с ней, предлагая спонсорские сделки.

В самых ранних видеороликах Триши ее наряды в основном были куплены в знакомых торговых центрах: белый свитер из «Экспресса», рваные джинсы из «Американского орла». Но как только она набрала 10 000 подписчиков, на ее канале начала появляться одежда других брендов, которые, как правило, были доступны только онлайн и базировались в Китае.Был Shein, который продает купальные костюмы по 10 долларов, и Zaful, где цены были еще ниже. Эти компании появились вместе с менее известными брендами, названия которых, как правило, состоят из двух слов, неловко смешанных вместе: DressLily, NastyDress, TwinkleDeals, TrendsGal, FairySeason. Вы не найдете их товары в торговом центре или не увидите их рекламу по телевизору, но если бы вы были молодой женщиной в возрасте от 12 до 22 лет в социальных сетях, их таргетированная реклама была бы неизбежна.

Когда Триша соглашалась снять видео о продуктах компании, она обычно получала бесплатные товары на несколько сотен долларов.Качество товара могло быть сомнительным, но одежда была дешевой и в изобилии, а это означало, что она могла снимать больше видео.

Не было ничего особенно новаторского ни в чувстве моды Триши, ни в ее онлайн-личности. Ей нравился ванильный латте со льдом из Starbucks и леггинсы из Lululemon. Но у нее были теплые, широко раскрытые глаза, и она говорила на камеру дружелюбно и прямо. Чем больше контента она делала о покупках, тем больше просмотров и доходов от рекламы она зарабатывала. В год, когда Трише исполнилось 16 лет, она заработала почти 40 000 долларов на доходах от рекламы, спонсорстве и комиссионных; чтобы отпраздновать свой день рождения, она продемонстрировала свои покупки во время шопинга, которые обошлись ей в 3000 долларов — все деньги, которые она заработала на своем канале YouTube.Как только число подписчиков Триши превысило 100 000 – ключевой показатель для влиятельных лиц на YouTube, – она начала получать предложения от более известных брендов быстрой моды, включая Boohoo, а также от других компаний, которые следовали цифровой модели, таких как Princess Polly и Fashion Nova. .

Трише иногда казалось, что все эти компании копируют друг друга. Кто-то присылал ей свободную майку с завязками спереди, а через несколько дней четыре других бренда доставляли свои версии того же фасона.Вскоре у нее появилось больше одежды, чем она знала, что с ней делать. Она раздавала их друзьям, благотворительным организациям и комиссионным магазинам; она продавала их через приложение для покупок в социальных сетях Depop и устраивала розыгрыши для своих подписчиков. Ее шкаф все еще был переполнен нарядами, поэтому она запихала лишнее в чемоданы.

Прочтите: Вся ваша одежда сделана с помощью эксплуатируемого труда

Работа с этими брендами заставила ее задуматься. Дешевая одежда чревата серьезными экологическими последствиями, и это беспокоило Тришу. (Ее спонсоры тоже стеснялись этого — она говорит, что они попросили ее скрыть пластиковую упаковку, в которой поставлялась их одежда, чтобы ее не было видно на видео.) Трудовые отношения в отрасли также вызывают подозрения, и комментаторы упрекали ее за работу с компаниями с ужасным послужным списком. Она временно разорвала отношения с Shein после того, как его обвинили в использовании детского труда на своих фабриках. «Но как это ни печально, каждый бренд делает что-то свое, — сказала она мне. «Вам придется отменить все бренды».

PrettyLittleThing

Когда появился коронавирус, Триша забеспокоилась: когда мир разваливается, будет ли кому-нибудь интересен шоппинг? Ритейлеры одежды оказались в числе наиболее пострадавших от пандемии. В апреле продажи одежды в США упали на 79 процентов по сравнению с мартом; McKinsey предсказал, что глобальные доходы индустрии моды сократятся на 30 процентов в 2020 году. Такие бренды, как Primark, столкнулись с тем, что один обозреватель отрасли назвал «инвентарным кризисом» — товаров на миллиарды долларов, предназначенных для уже закрытых магазинов.

Благодаря меньшему количеству товарных запасов и отсутствию обычных магазинов Boohoo и ее конкуренты не испытывали таких затруднений в своей деятельности. Бренды быстро развернулись, и бренды прислали Трише спортивные штаны и толстовки, а также предложили темы для ее видео: в стиле Corona! Отдыхаем дома! Даже в условиях свободного падения экономики спрос на дешевую симпатичную одежду сохранялся.

Во времена кризиса потребители не прекращают ходить по магазинам — они просто ограничивают свои покупки доступными удовольствиями. Быстрая мода расширила свою долю рынка во время мирового финансового кризиса 2008 года; теперь эта новая группа компаний, известная как сверхбыстрая мода, была готова сделать то же самое. В то время как остальная часть сектора розничной торговли испытывала трудности, а традиционные компании, такие как J.Crew и Neiman Marcus, объявили о банкротстве, многие спонсоры Триши и их конкуренты процветали. Продажи Asos быстро росли с марта по июнь.У Boohoo был лучший квартал за всю историю. «Мы стали свидетелями невероятного перехода к цифровым технологиям, — сказал мне Мэтт Кац. «То, что заняло бы семь лет, заняло семь месяцев или семь недель».

Одежда Boohoo может не фигурировать в фотосессиях Vogue и на данный момент может понравиться покупателям, в основном моложе 30 лет. Но рост сверхбыстрой моды знаменует собой серьезный сдвиг в мире розничной торговли. Двадцать лет назад первые компании, производящие фаст-фэшн, перекроили контуры устоявшейся индустрии.Теперь их более быстрые и дешевые преемники переворачивают все с ног на голову. В процессе они меняют наше отношение к покупкам, к нашей одежде и даже к нашей планете.

Когда поход в торговый центр был еще возможен, Триша сняла еще одно видео. Она держала желтый пластиковый пакет из бывшего магазина быстрой моды Forever 21. «Обычно я не хожу туда и не покупаю там одежду… но в нашем магазине была скидка 70 процентов, поэтому я подумала: «Хорошо». — сказала она скептически.

Для тех из нас, кто вырос в ресторанных двориках пригородных торговых центров, Forever 21 когда-то был воплощением быстрой моды.Когда компания объявила о банкротстве в 2019 году, некоторые восприняли это как конец эпохи. Если миллениалы убьют домовладельцев, гольф и универмаги, возможно, потребители поколения Z, которые заявляют, что ценят устойчивость и прозрачность, станут смертью быстрой моды. В исследовании за исследованием молодые покупатели заявляли, что предпочитают экологически чистые продукты от социально сознательных компаний; конечно, они не поддержали бы отрасль, печально известную своими тревожными экологическими потерями и историей эксплуатации рабочих.Но это не совсем то, что произошло.

Читайте: Forever 21 недооценивал молодых женщин

Когда Forever 21 (тогда известная как Fashion 21) открыла свой первый магазин — в районе Хайленд-Парк в Лос-Анджелесе в 1984 году — большая часть одежды, покупаемой в США, все еще производилась внутри страны, и большинство модных брендов выпускают новые стили сезонно. «Твоя мама водила тебя по магазинам в начале учебного года. У вас есть две пары джинсов, и, может быть, если вам действительно повезет, вы сможете выжать из нее платье», — вспоминает Айя Барбер, писатель и консультант по вопросам устойчивого развития моды.

американца теперь покупают предмет одежды в среднем каждые пять дней.

Но изменения на макроуровне трансформировали отрасль. Синтетические волокна позволили производить более дешевую (и во многих случаях менее прочную) одежду; новая торговая политика привела к глобализированной цепочке поставок. Компании перенесли производство за границу, где экологические нормы были менее строгими или вообще отсутствовали, а работники швейной промышленности иногда зарабатывали в 20 раз меньше, чем в США. Одежда стала намного дешевле.

Forever 21, который изначально обслуживал Л.Корейское сообщество A. выделялось тем, что предлагало постоянный поток новых товаров, основанных на новых стилях. По мере роста его соучредитель Джин Сук Чанг просматривал до 400 новых дизайнов в день. Покупки товаров быстрой моды были захватывающими — всегда было что-то новое, а товары были настолько дешевыми, что можно было легко оправдать импульсивную покупку.

В то время как ведущие модные компании выпускали осенние и весенние коллекции, конкурент Forever 21 Zara дважды в неделю предлагала свежие модели.Компания, которая предпочитает дистанцироваться от ярлыка «быстрая мода», говорит, что просто пыталась удовлетворить желания клиентов. Но наличие недорогих, постоянно меняющихся вариантов также стимулировало наше желание покупать больше. Если вы нашли понравившийся образ в Zara, вы должны были сразу его раскупить, иначе страдайте от модного FOMO. Одно исследование показало, что в то время как средний покупатель посещает любой магазин примерно четыре раза в год, покупатели Zara заходят раз в три недели.

Традиционные бренды изначально насмехались над быстрой модой, но они также боялись потерять долю рынка; они тоже начали переносить производство за границу и чаще выпускать товары. Финансовый кризис 2008 года еще больше укрепил позиции быстрой моды на рынке. Если вы собираетесь на собеседование в то время, когда вокруг вас рушится экономика, блейзер Forever 21 за 25 долларов будет лучшим вариантом. Даже после восстановления экономики люди продолжали покупать недорогую одежду, причем во все больших количествах. Во всем мире производство одежды удвоилось с 2000 по 2015 год, а цены упали: мы тратили столько же на одежду, но получали за нее почти в два раза больше вещей. На пике своего развития, в 2015 году, Forever 21 зарабатывал 4 доллара.4 миллиарда в глобальных продажах.

Трудно переоценить, насколько и как быстро мода изменила наши отношения с одеждой, заставив нас поверить в то, что наша одежда должна быть дешевой, изобилующей и новой. Раньше трендам требовался год, чтобы перейти от подиума к мейнстриму; теперь модный цикл стал настолько сжатым, что занимает всего несколько недель, а то и меньше. Американцы покупают одежду в среднем каждые пять дней, и мы так мало платим за нашу одежду, что привыкли считать ее одноразовой. Согласно исследованию McKinsey, на каждые пять новых предметов одежды, произведенных каждый год, приходится три предмета одежды, которые выбрасываются.

Прочтите: Способность покупать меньше, покупая лучше

Как и многие розничные бренды, Forever 21 сильно пострадал от перехода на онлайн-покупки. В то время как другие компании инвестировали в свои платформы электронной коммерции, Forever 21 удвоила ставку на розничную торговлю, заключая договоры аренды в торговых центрах, которые неуклонно теряли посещаемость. Когда покупатели действительно посещали магазины, они находили розничного продавца, который не шел в ногу со временем.В 2015 году две трети девочек-подростков в США идентифицировали себя как «особый размер» — плюс, миниатюрные, высокие, — но магазины в торговых центрах не спешили реагировать на эту реальность. Не во всех магазинах Forever 21 был отдел больших размеров; когда модный блогер, известный как Fat Girl Flow, посетила один из них в 2016 году, она нашла его «крошечным [и] тускло освещенным желтыми огнями, без зеркал и без аксессуаров на полках».

Напротив, многие ультрабыстрые модные бренды, появившиеся на сцене, представляли модели с толстыми бедрами в мини-платьях и нижнем белье.PrettyLittleThing уделяет особое внимание позитивному отношению к телу, демонстрируя модели с растяжками, модели с витилиго, модели с калоприемниками. И хотя компании ультрабыстрой моды сотрудничали с такими девушками, как Триша, даже в 2017 году Forever 21 все еще тратила почти половину своего маркетингового бюджета на радиорекламу.

Компании, которые когда-то шокировали индустрию своей скоростью, уже не казались такими быстрыми. Два десятилетия назад Zara произвела революцию, предлагая сотни новинок в неделю; в настоящее время Asos добавляет на свой веб-сайт до 7000 новых стилей за тот же период.Раньше компании, производящие фаст-фэшн, хвастались тем, что выставляют на продажу новый стиль всего за две недели. Boohoo может сделать это за несколько дней.

Прибыль Boohoo удвоилась в 2017 году. В 2018 году она снова удвоилась. Тем временем третье поколение семьи Камани вторглось в модный бизнес. Умар, сын Махмуда, основал PrettyLittleThing, когда ему было 24 года. Теперь он превращал ее в яркую младшую сестру Boohoo. Одежда была смелее (больше облегающих платьев, больше укороченных топов, больше металликов), а брендинг был подчеркнуто розовым.

Брендинг PrettyLittleThing отражает яркую личность Умара. В Instagram, где у него 1 миллион подписчиков, он разместил фотографии, на которых он позирует с Дрейком, загорает на Мальдивах и катается на водных лыжах за яхтой. Он устроил вечеринку по случаю 50-летия Джей Ло в доме Глории Эстефан и почти каждый день общается по FaceTime с will.i.am.

Первое поколение брендов быстрой моды по-прежнему склонно брать пример с традиционных привратников. Компании сверхбыстрой моды чаще обращаются к культуре знаменитостей.Иногда это принимает форму партнерства: PLT создала линии с Кортни Кардашьян; Fashion Nova сотрудничает с Cardi B. Однако в других случаях компании ультрабыстрой моды просто копируют образы этих и других звезд. В 2019 году Ким Кардашьян опубликовала фотографию себя в шкафу в обтягивающем золотом платье с вырезом на животе. «Бренды быстрой моды, не могли бы вы подождать, пока я надену это в реальной жизни, прежде чем снимать?» она умоляла в подписи. Через несколько часов одна компания, Missguided, разместила очень похожий наряд на своей странице в Instagram, пообещав выставить платье на продажу в течение нескольких дней.(Кардашьян подала в суд на компанию за копирование ее внешности и получила компенсацию в размере 2,7 миллиона долларов.)

Эстетика PLT может быть столь же одержима знаменитостями, как и ее основатель, но реальная сила, стоящая за ее маркетингом в социальных сетях, — это тысячи бакалавров конкурсантов. , TikTokers, модели Instagram и пользователи YouTube, такие как Триша, которые были привлечены к публикации о бренде. Исследования показывают, что чем больше мы пользуемся социальными сетями, тем больше времени и денег тратим на покупки в Интернете. Следование за влиятельными людьми коррелирует с еще большим количеством покупок.В 2017 году данные аналитической компании Hitwise, занимающейся социальными сетями, показали, что PLT был самым популярным развивающимся брендом быстрой моды: с 2014 года трафик его интернет-магазина вырос на 663 процента. С 2016 по 2019 год годовой объем продаж компании вырос. примерно с 23 миллионов долларов до почти 510 миллионов долларов.

Тем не менее, обучая потребителей искать самый блестящий и новейший стиль, такие компании, как PrettyLittleThing, возможно, создают условия для собственного устаревания. Сегодняшние молодые покупатели мало лояльны к бренду.Возьмем Nasty Gal, которая когда-то была названа журналом Inc. «самым быстрорастущим ритейлером» 2012 года. Через несколько лет компания объявила о банкротстве и была куплена Boohoo Group, которая снизила цены и закрыла оставшиеся традиционные магазины бренда. «До COVID-19 потребители не только покупали и носили вещи в течение более короткого промежутка времени, но и постоянно искали новизну, что ускоряло цикл, в котором отдельные бренды приобретали и теряли популярность», — говорит Адхир Бахулкар. , партнер и специалист по розничной торговле глобальной консалтинговой фирмы Kearney.«Огромное количество новинок на рынке затрудняет отставание любого бренда».

Примерно в двух милях от выставочного зала PrettyLittleThing выстроилась очередь перед другим магазином в Западном Голливуде. Поводом послужила ежегодная распродажа образцов в магазине Dolls Kill, массовом бренде, занимающемся продажей нонконформизма. На первый взгляд Dolls Kill выглядит полной противоположностью PrettyLittleThing; в то время как PLT полностью соответствует современным тенденциям, покупатели Dolls Kill идентифицируют себя как неудачников и одеваются соответственно.Но компании делают ставку на аналогичные стратегии, чтобы молодые покупатели возвращались: агрессивное онлайн-взаимодействие, изобилие стилей и непрекращающаяся новизна.

Dolls Kill — это то место, куда вы идете, когда хотите купить неоновые армейские ботинки на платформе или пару блестящих переливающихся клеш. В его эстетике есть немного молл-гота, наряду с некоторой гиперженственностью, вдохновленной аниме, и рейверской психоделией. Несмотря на — а может быть, благодаря — статусу аутсайдера, Dolls Kill привлекла внимание влиятельных венчурных инвесторов. Эми Сан, в то время партнер Sequoia Capital, крупного инвестора Dolls Kill, опросила сотни покупателей, жаждущих попасть на распродажу образцов: их волосы Билли Айлиш с неоновыми прядями, их толстовки с принтом скелета. Внутри магазина гипнотически пульсировала клубная музыка. «Вы можете почувствовать магию бренда», — сказал Сан. «Что очень сложно построить».

Основатели Dolls Kill Шауди Линн и Бобби Фарахи встретились на рейве. Она была ди-джеем; он недавно продал свою медиа-компанию и «тусовался», как он позже сказал Inc .Фарахи был впечатлен чувством моды и деловой хваткой Линн. Она покупала что-то милое на eBay за 5 долларов, а потом продавала за 100 долларов. «Она искала предметы, которые было трудно найти, которые были вирусными по своей природе — предметы, которые заставляли людей говорить: «Эй, где ты это взял?», — сказал Фарахи. Линн и Фарахи начали встречаться и открыли онлайн-бутик в 2012 году. Линн выбрала название Dolls Kill, потому что ей нравилось, как два слова звучат вместе — одно мягкое, другое жесткое.

Сначала они предполагали, что Dolls Kill будет нишевым брендом, популярным в основном среди клубной молодежи.Но затем что-то начало меняться — эстетика Burning Man проникла в повседневный мир; фестивальная культура стала мейнстримом. Слухи начали распространяться: если вы хотите, чтобы ваш #ootd был красочным и странным и выделялся в социальных сетях, Dolls Kill был хорошим местом для покупок.

В эпоху непостоянного потребителя одной из стратегий является дать клиентам почувствовать себя частью сообщества. Dolls Kill отлично в этом разбираются. «Все модели на наших сайтах — клиенты, которые представили свои фотографии.Они просто в восторге и становятся евангелистами», — сказал Фарахи. В 2018 году компания открыла свой флагманский магазин в Лос-Анджелесе. Он был спроектирован так, чтобы выглядеть как индустриальный ночной клуб, с сырыми бетонными полами, кирпичными стенами и итальянской звуковой системой, которую компания назвала в пресс-релизе «безумной». Фарахи сказал мне, что магазины — это не источник дохода, а способ укрепить это чувство общности: «Они здесь, чтобы делать покупки, или они здесь, чтобы встречаться с другими людьми, тусоваться, быть частью движения?»

Подержанная одежда в компании по продаже подержанной одежды недалеко от Туниса, фото 2018 года. Одежда, выброшенная американцами, часто отправляется за границу. (Патрик Бинерт; PNGImage; Rich Fury / Getty; PrettyLittleThing; Барбара Рего)

В 2014 году Dolls Kill привлекла 5 миллионов долларов в рамках первоначального раунда финансирования под руководством Maveron, фирмы венчурного капитала, соучредителем которой является бывший генеральный директор Starbucks Говард Шульц; пять лет спустя компания привлекла еще 40 миллионов долларов во втором раунде. Этот раунд возглавила Sequoia, которая считает, что у Dolls Kill есть потенциал стать брендом, определяющим поколение, сказал мне Сан.Она считала, что бунт против массового рынка привлекателен для массового рынка. «Эпоха конформизма закончилась, — сказала она. «Каждый раз, когда я ношу что-то от них, люди спрашивают, где ты это взял?»

Несмотря на свою агрессивную позицию, Dolls Kill имеет собственную сеть влиятельных лиц и представителей бренда, как и ее более конформистские коллеги. Первый день продажи образцов был только по приглашению; Комната была полна фанатов Dolls Kill, а также влиятельных лиц, таких как Джейк Флеминг, гибкий белокурый модный ютубер в возрасте около 20 лет. Он сказал мне, что ему очень нравились Dolls Kill — их одежда хорошо сфотографирована, и он всегда носил ее на Коачелле, — но посещение этого мероприятия было для него в основном работой. «Перед этим мы ходили на фирменную вечеринку, а завтра у нас будет еще две фирменные вечеринки», — сказал он с нотками усталости в голосе.

Распродажа образцов The Dolls Kill была одним из последних раз, когда я был в переполненном помещении. Месяц спустя, когда большая часть страны закрылась, я провел много часов, просматривая интернет-магазины — не столько покупая, сколько просматривая.На веб-сайте PrettyLittleThing были перечислены сотни леггинсов, и я просмотрел их все: белая искусственная кожа, сетка с пламенным принтом, бесшовное серое омбре. Dolls Kill были представлены в велюровых спортивных костюмах конфетных тонов. Просмотр соответствовал моему настроению сдержанной неудовлетворенности, зудящему, склонному к прокрастинации состоянию, которое один из моих друзей называет «закуской». У меня был шкаф, полный одежды, и некуда было ее надеть, но я все равно добавляла вещи в свою корзину — невероятные наряды для воображаемых вечеринок в мире, которого больше не существовало.

Бренды сверхбыстрой моды разработали процесс совершения покупок, который заставляет покупателя чувствовать, что одежда волшебным образом появляется из ниоткуда, с простой покупкой и почти немедленной доставкой. Транзакции без трения создают ощущение, что сами продукты эфемерны — легко приходят, легко уходят.

Объем выбрасываемой американцами одежды удвоился за последние 20 лет.

Конечно, одежда не берется из ниоткуда. Сверхбыстрая мода влечет за собой высокие экологические издержки.«Вы можете получить бикини за 1 доллар», — сказала мне Дана Томас, автор книги 2019 года Fashionopolis: T Цена быстрой моды и будущее одежды . «Но это дорого обходится обществу. Мы платим за все это по-разному».

Производство одежды в таких масштабах и с такой скоростью требует огромных затрат природных ресурсов. Хлопок — требовательная культура; по словам Татьяны Шлоссберг, автора книги «Незаметное потребление: влияние на окружающую среду, о котором вы не знаете, что у вас есть » (2019), для производства фунта этого может потребоваться в 100 раз больше воды, чем для производства фунта помидоров. Но у синтетических тканей есть свои проблемы с экологической точки зрения. Они являются основным источником микропластика, который засоряет наши водные пути и попадает в наши морепродукты. По оценкам McKinsey, на долю индустрии моды приходится 4 процента мировых выбросов парниковых газов; Организация Объединенных Наций говорит, что на его долю приходится 20 процентов мировых сточных вод.

Между тем, объем выбрасываемой американцами одежды удвоился за последние 20 лет. Каждый из нас производит около 75 фунтов текстильных отходов в год, что более чем на 750 процентов больше, чем в 1960 году.Некоторые секонд-хенды, переполненные хрупкими синтетическими товарами, перестали принимать пожертвования от фаст-фэшн. Выброшенную одежду отправляют за границу. В прошлом году гора брошенной одежды недалеко от столицы Ганы Аккры произвела столько метана, что взорвалась; несколько месяцев спустя он все еще тлел.

Компании фаст-фэшн говорят своим клиентам, что можно покупать их товары и при этом иметь чистую совесть. H&M увеличила использование органического хлопка и материалов из экологически чистых источников; Boohoo продает около 40 предметов, частично изготовленных из переработанного текстиля.Айя Барбер, консультант по устойчивому развитию моды, сказала мне, что считает эти усилия не более чем «зеленой отмывкой»: «Это как: «О, смотрите, эти пять вещей, которые мы сделали, экологичны, но остальные 2000 вещей на нашем веб-сайте нет», — сказала она.

Из июньского номера 2009 года: Мода в темные времена

Еще есть человеческие жертвы. Рост быстрой моды стал возможен благодаря переносу производства в страны, где стоимость рабочей силы поддерживается на низком уровне за счет систематической эксплуатации рабочих.Когда в апреле 2013 года в Бангладеш обрушилась восьмиэтажная фабрика Rana Plaza, в результате которой погибло более 1110 человек и тысячи получили ранения, это бедствие привлекло внимание международной общественности к тревожным условиям труда на швейных фабриках за границей. Некоторые компании сверхбыстрой моды сделали акцент на размещении на месте и в ближнем зарубежье, переносе производства внутри страны или в близлежащие страны, что позволяет им ускорить производство и распространение. Около половины товаров Boohoo производится в Великобритании; Сообщается, что в 2018 году 80 процентов одежды Fashion Nova было произведено в Соединенных Штатах.

Но домашнее производство не обязательно означает этичное производство. Несколько поставщиков Fashion Nova в Лос-Анджелесе были расследованы Министерством труда на предмет выплаты зарплаты всего 2,77 доллара в час. (Теперь Fashion Nova требует, чтобы все подрядчики и субподрядчики платили минимальную заработную плату.) Журналисты в Великобритании обнаружили тревожную практику у поставщиков Boohoo, в том числе невыполнимые квоты, небезопасные условия труда и зарплату швейников значительно ниже минимальной.Компании быстрой моды обычно передают производство длинной цепочке подрядчиков и субподрядчиков, что затрудняет подотчетность. В конце концов, Триша снова начала снимать видеоролики о перетаскивании Шеина после того, как компания разместила на своем веб-сайте самооправдательное объяснение своей трудовой практики. Но лидеры мнений в сфере фаст-фэшн, как и потребители фаст-фэшн, плохо разбираются в цепочках поставок, которые намеренно остаются непрозрачными.

Прошлой весной, когда коронавирус охватил Европу, Boohoo и другие бренды быстрой моды не закрывали распределительные центры.Рабочие сказали защитникам профсоюзов, что социальное дистанцирование невозможно и что они должны принести дезинфицирующее средство для рук с собой. К концу июня в Лестере, центре текстильного производства Великобритании, уровень заражения был в три раза выше, чем в любом другом городе страны. (С тех пор Boohoo пообещала сделать свои цепочки поставок общедоступными и потребовать от сторонних поставщиков соблюдения этических принципов.)

Регулирующие органы начали обращать внимание на менее пикантные методы быстрой моды, хотя их усилия не поспевают за отраслью. , или просто потерпели неудачу.В Великобритании специальный парламентский комитет, который в течение года изучал воздействие быстрой моды на окружающую среду и трудовые ресурсы, дал ряд рекомендаций, в том числе взимание налога на одежду в размере одного пенни, который будет использоваться для улучшения переработки текстиля; правительство отвергло их все. Прошлой осенью ассамблея штата Калифорния не смогла принять закон, который привлекал бы модные компании к ответственности за кражу заработной платы сторонними подрядчиками.

Также прошлой осенью независимый аудит, проведенный по заказу Boohoo, показал, что компания быстро извлекла выгоду из COVID-19 как возможности для увеличения продаж, но мало внимания уделяла низкой заработной плате и небезопасным условиям труда на фабриках своих поставщиков. во время пандемии и до нее.«Рост и прибыль были приоритетными до такой степени, что компания упускала из виду другие вопросы», — говорится в отчете. Но он также пришел к выводу, что Boohoo не нарушал никаких законов. В день публикации отчета акции компании выросли на 21 процент.

По крайней мере, на данный момент кажется, что политической воли недостаточно, чтобы обуздать эксцессы отрасли. Но это не обязательно означает, что сверхбыстрая мода останется. С таким количеством дешевых продуктов, насыщающих наши каналы, возможно, покупка еще одного одноразового боди или бандо не будет такой стимулирующей, как раньше.

В последний раз, когда я разговаривал с Тришей, она записалась на подготовительную программу. Она сказала мне, что снимает новый вид видео. «Я создаю одежду, которая уже есть в моем шкафу, поэтому я иду в ногу с модой, но использую одежду, которая у меня уже есть», — сказала она. Видеоролики по доставке были по-прежнему популярны, но она подумала, что мне следует обратить внимание на другую тенденцию: «Подержанная одежда и экономия сейчас так популярны».


* Главное изображение предоставлено: Иллюстрация Барбары Рего; изображения из PrettyLittleThing; Барбара Рего; FreePNGImg; Чистый PNG; Библиотека клипартов; Космические границы / Хайко Юнге / Гетти; Shutterstock

Победитель получает все: 10 ведущих модных компаний владеют 10% мирового рынка

 

 

Мода стала игровым полем мировых гигантов, и доля мирового рынка постепенно концентрируется в меньшем количестве рук. На первую десятку компаний сектора уже приходится 10% доли мирового рынка. Примерно за десятилетие они увеличили свою долю на 3,3 пункта.

 

По данным Euromonitor, Nike, Adidas, H&M, Zara и Uniqlo — это пять брендов, которые концентрируют большую долю рынка в мировом модном бизнесе. Ниже в следующем порядке перечислены Levi’s, C&A, Under Armour и Old Navy . Замыкает первую десятку ирландская компания Primark.

 

Эти десять гигантов представлены в конце 2008 года, когда финансовый кризис только что разразился, 6.5% мировой доли моды. В 2017 году, когда мировая экономика уже восстановилась, его рыночная доля выросла до 9,8%.

 

На первом месте в мировых акциях в сфере моды находится компания спортивной одежды Nike , на долю которой приходится 2,8% продаж сектора, за ней следует еще одна из крупнейших компаний в этом сегменте, Adidas, чья доля составляет 1,8%. В то время как у Nike в 2008 году было 1,7% доли рынка, на долю второй приходилось 1,8%. Nike — компания, которая за последние девять лет завоевала наибольшее влияние в индустрии моды.

 

 

Nike — компания, которая больше всех увеличила свою долю, а C&A — единственная из первой десятки, кто сократил ее

 

 

Тройка гигантов розничной торговли модной одеждой занимает третье, четвертое и пятое места. Шведский H&M увеличил свою долю на 0,5% за последние девять лет , с 0,9% в 2008 году до 1,4% в 2017 году. Тем временем Zara, сеть Inditex, представляла 1% рынка в 2017 году по сравнению с 0.6% в 2008 году. Акции Uniqlo, напротив, выросли на 0,4 пункта. Сеть Fast Retailing выросла с 0,3% до 0,7%.

 

Бренд джинсовой одежды Levi’s сохранил свои позиции, удерживая 0,5% мировых продаж модной одежды . Old Navy, принадлежащий американской группе Gap, не имел никаких изменений, оставаясь в данном случае на уровне 0,4%.

 

Компания Under Armour пережила стремительный рост за последние несколько лет и сумела закрепиться как в спортивном сегменте, так и в сегменте модной одежды . В конце 2017 года на долю американского бренда, основанного Копаба, приходилось 0,4% мировой доли моды.

 

Primark, еще одна группа, которая попала в список за последнее десятилетие, закончила 2017 год с долей 0,4% на мировом рынке. С другой стороны, один из классиков отрасли сократил свою долю: C&A была единственным гигантом, чья доля упала с 0,6% в 2008 году до 0,4% в 2017 году. , одежда и предметы роскоши

В сегодняшнем все более сложном мире брендинг имеет решающее значение для устойчивого успеха.Каждый год я с нетерпением жду последнего исследования BrandZ Top 100 Most Valuable Brands. Эта статья обобщает почти 200-страничный отчет, посвященный розничной торговле, одежде и предметам роскоши.

«В год, отмеченный растущими потребительскими ожиданиями, размыванием границ категорий и геополитическими потрясениями, стоимость 100 самых ценных мировых брендов BrandZ™ 2019 года увеличилась на 7%. 328 миллиардов долларов в рейтинге BrandZ™ Top 100, в результате чего его общая стоимость составила 4 доллара. 7 триллионов.»

«Потребители ожидали превосходного качества обслуживания клиентов, включая быструю доставку. Более заботясь о своем здоровье и благополучии планеты, они также требовали от брендов высокого уровня ответственности и этического поведения. и анализируя данные, все чаще применяя идеи для нескольких предприятий и игнорируя границы категорий для создания интегрированных экосистем брендов».

«Улучшения клиентского опыта и персонализации на основе данных помогли увеличить стоимость трех самых быстрорастущих категорий: предметы роскоши — на 29 %, розничная торговля — на 25 % и страхование — на 15 %.»

10 ведущих брендов розничной торговли: цифровизация меняет покупательский опыт

«Это не было неожиданностью, но и не было неизбежным. В этом году Amazon обогнала Apple и Google и заняла первое место в списке 100 самых ценных мировых брендов BrandZ™. Amazon достиг стоимости бренда в 315,5 миллиардов долларов».

«Чтобы удовлетворить и сформировать ожидания потребителей в отношении совершения покупок без трения, ритейлеры перебалансировали и интегрировали свои онлайн- и офлайн-операции. Walmart, имеющий наследие физических магазинов, инвестировал в улучшение присутствия в Интернете, а лидеры электронной коммерции Amazon и Alibaba добавили физические магазины».

Розничная торговля была одной из самых быстрорастущих категорий ценности бренда (+25%). За последние 13 лет стоимость брендов ритейлеров увеличилась на 378%, а 20 крупнейших компаний оцениваются в 721 миллиард долларов.

 Точки действия по созданию бренда BrandZ для розничной торговли включают:

  1. Иметь цель
  2. Использование физического хранилища
  3. Будьте доступны и актуальны
  4. Удалить все трения
  5. Сделайте несколько ставок
  6. Присутствовать в момент истины

10 ведущих брендов одежды — потребители ищут стиль, комфорт и цель

«Побудить людей покупать больше одежды было непросто в год, когда книги о расхламлении были среди бестселлеров.Добившиеся успеха бренды не только соответствовали моде, но и соответствовали изменяющимся ценностям потребителей в отношении устойчивого развития и предлагали функциональные возможности, отвечающие приоритетам здоровья и хорошего самочувствия. Благодаря брендам спортивной одежды категория одежды выросла на 6% по сравнению с 5% год назад».

Очки действий по созданию бренда BrandZ для одежды включают:

  1. Быть инклюзивным
  2. Быть ответственным
  3. Быть отличительным
  4. Будь универсальным
  5. Будьте в тренде
  6. Адаптируйте опыт
  7. Изучение других бизнес-моделей
  8. Помогите людям стать лучше

10 лучших брендов класса люкс — более доступные, но остающиеся вдохновляющими

«Хотя количество людей, способных покупать предметы роскоши, оставалось ограниченным, социальные сети расширили возможности для большего числа людей оценить роскошные бренды.Став более доступным по отношению, если не по цене, предметы роскоши возглавили все категории оценки стоимости бренда в рейтинге BrandZ™ Global Top 100 2019 года, поднявшись на 29% после роста на 28% год назад».

«С использованием технологий бренды демократизировали клиентоориентированность. В прошлом клиентоориентированность означала присутствие в списке продавцов в любимом магазине. Сегодня клиентоориентированность означает присутствие в базе данных, которая указывает предпочтительный стиль, размер, и способ доставки, даже в офис в дискретной упаковке.»

Очки действий по развитию бренда BrandZ для предметов роскоши включают в себя:

  1. Доступность, но эксклюзивность
  2. Будьте на правильном пути
  3. Расширьте возможности роскошного отдыха
  4. Развернуть Интернет-магазины

Брендинг и будущий успех

«Бренды работают во все более изменчивой и сложной среде. Развитие экосистем брендов и размытие категорий — даже различия между продуктами для бизнеса или личного использования — подчеркивают рост стоимости и организацию брендов по категориям, поскольку многие бренды больше не вписывается только в одно, узко определенное пространство.»

Действия по развитию разрушительного мышления:

  1. Поместите инновации на первое место в таблице  – «Слишком много брендов недофинансируют и изолируют людей, ответственных за революционное мышление. Даже лингва-франка, состоящая из скунсов, лабораторий и выдающихся инноваций, создает впечатление, что это не критично для бизнеса. Это опасно. Обеспечьте адекватные ресурсы и участие высшего руководства, чтобы добиться системных изменений, влияющих на бизнес».
  2. Расширьте кругозор  – «В какой категории вы на самом деле соревнуетесь? Casper не производит матрасы, это бренд, предлагающий товары для сна.Halo Top не продает мороженое, это поставщик вкусных полезных угощений. Как это расширенное мировоззрение изменит ваше отношение к инновациям?»
  3. Представьте себе мир, в котором вашего бренда не существует — «Что случилось? Почему он умер? Какие экзистенциальные угрозы уже существуют, будь то регулирующий контроль, конкурентная угроза или поведение потребителей? Планирование сценария Судного дня может показаться надуманным, но это поощряет образ мышления, который будет способствовать подлинному Разрушению, а не краткосрочному увеличению.

Это действительно век брендинга, который нужно разрушать или быть разрушенным.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.