Процедура банкротства ип: Процедура банкротства индивидуального предпринимателя | ФНС России

Содержание

Больше — не лучше: число россиян-банкротов в 2021-м увеличилось на 70% | Статьи

На фоне пандемии число россиян-банкротов продолжает увеличиваться: за два месяца 2021 года количество разорившихся физлиц и ИП выросло на 71% по сравнению с январем–февралем 2020-го и составило 24,8 тыс. Об этом «Известиям» сообщили в Федресурсе. В то же время среди юрлиц число признанных финансово несостоятельными в судебном порядке, наоборот, показало спад: с 1,7 тыс. в январе–феврале прошлого года до 1,3 тыс. в этом. В Минэкономразвития заявили, что негативная динамика по физлицам обусловлена не только экономическими факторами, но и ростом информированности населения о процедуре банкротства. Пандемия сильнее всего ударила по сферам, где задействованы ИП и граждане-самозанятые, — услуги, розничная торговля и туризм, объяснили тренд эксперты.

Стабильный рост

В год пандемии в России произошел всплеск личных банкротств: по итогам 2020-го суды признали несостоятельными более 119 тыс. граждан, включая индивидуальных предпринимателей. Это на 72,6% больше, чем годом ранее, что стало самым значительным приростом числа разорившихся с момента запуска процедуры. Как прогнозировал «Известиям» ранее руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин, темпы роста личных банкротств в 2021-м могут ускориться. Эффект станет заметным к осени, сообщал он.

Первые два месяца 2021 года показали, что для такого прогноза есть определенные основания: в январе–феврале количество банкротств физлиц и ИП увеличилось на 71% по сравнению с аналогичным периодом 2020-го. Таким образом, только за два месяца нового года разорились 24,8 тыс. граждан и индивидуальных предпринимателей: 10 тыс. в январе и 14,8 тыс. в феврале (против 6 и 8 тыс. соответственно в прошлом году).

В Минэкономразвития «Известиям» заявили, что при анализе причин, влияющих на количество банкротств граждан, надо учитывать не только экономические факторы, вызванные пандемией, но и рост информированности населения о самой процедуре.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

С 2015 года, когда впервые появилась возможность судебного банкротства физических лиц, количество граждан, воспользовавшихся ею, увеличивалось. Ежегодный прирост числа принятых судами решений о признании россиян банкротами и введении реализации их имущества с 2017-го по 2019-й составлял около 50%, — сообщили в ведомстве.

Кроме того, увеличению количества банкротств способствует наработка технологий арбитражными управляющими и профессионалами рынка

, а также совершенствование судебной практики, заявил Алексей Юхнин.

При этом среди юрлиц количество разорившихся в начале 2021 года, наоборот, показало спад. По данным Федресурса, оно сократилось на 23% — с 1,7 тыс. в январе–феврале 2020-го до 1,3 тыс. в 2021-м. В Минэкономразвития полагают, что такая динамика объясняется действиями правительства во время пандемии: введением моратория на банкротство. Он позволил снять излишнее напряжение и способствовал сохранению стабильности в работе бизнеса, констатировали в ведомстве. Это подтверждается и тем, что число банкротств компаний за 2020 год снизилось на 20% и составило менее 10 тыс. случаев, заявили там.

Перемены в сознании

Рост количества банкротств обусловлен ухудшением финансового состояния заемщиков в кризисный 2020 год, уверен аналитик «Фридом Финанс» Евгений Миронюк. Кроме того, ИП как субъектам экономической деятельности сложнее всех получить финансирование в банках, в результате чего они не смогли воспользоваться преимуществами низких ставок кредитования и различных льготных программ в пандемическом году, полагает эксперт.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Помимо негативного влияния коронакризиса на росте разорений среди физлиц и индивидуальных предпринимателей сказалось закрепление института банкротства в сознании людей в качестве инструмента решения финансовых проблем, отметил аналитик рейтингового агентства НКР Дмитрий Рышков. При этом доля физических лиц и ИП, прошедших процедуру финансовой несостоятельности, в разрезе общего числа заемщиков пока невелика и измеряется сотыми долями процента, уточнил он.

Увеличение числа разорившихся среди физлиц во многом может быть связано с введением в прошлом году внесудебного банкротства через обращение в МФЦ, отметила вице-президент ЦСР Екатерина Папченкова

. Это значительно облегчило доступ граждан к процедуре. Безусловно, сказалась и пандемия, которая больше всего ударила по сферам, где задействованы ИП и граждане-самозанятые, — услуги, розничная торговля, а также туризм, констатировала она.

Сократить количество граждан и ИП, которые вынуждены обращаться к банкротству, помогут общие экономические меры поддержки, уверена Екатерина Папченкова. Многие из них сейчас принимаются правительством — например, снижение льготной ставки по кредитам для МСП до 7% и запрет на проверки малого бизнеса, отметила эксперт.

При этом положительную тенденцию в банкротствах юрлиц эксперт связала со стабилизацией эпидемиологической обстановки, а также мораторием, срок действия которого истек 7 января 2021 года. Однако к позитивному тренду следует относиться осторожно: запрет на банкротства был отменен совсем недавно и последствия необходимо наблюдать в динамике, предупредила она.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Ранее Минэкономразвития прогнозировало «Известиям» рост количества заявлений о признании компаний несостоятельными на фоне упразднения моратория. Пока, по данным Федресурса, этого не произошло: мера дала тот эффект, на который она была рассчитана, резюмировали в ведомстве.

Особенности рассмотрения дел о банкротстве граждан и индивидуальных предпринимателей

В связи с введением в действие новых положений Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», регулирующих процедуры, применяемые в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан, в целях правильного и единообразного их применения Верховный Суд РФ, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», разъяснил особенности рассмотрения дел о банкротстве граждан и индивидуальных предпринимателей (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.

10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан».

С 1 октября 2015 года вступили в силу положения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», регулирующие процедуры, применяемые в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей. При возбуждении дел о банкротстве граждан учитываются, в том числе, требования кредиторов, возникшие до 1 октября 2015 года.

Дела о банкротстве граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными Законом о банкротстве, который в системе правового регулирования несостоятельности (банкротства) участников гражданского (имущественного) оборота является специальным.

При наличии у должника статуса индивидуального предпринимателя возможно возбуждение и рассмотрение только одного дела о его банкротстве. Не допускается возбуждение и рассмотрение одновременно двух дел о банкротстве такого лица — как гражданина и как индивидуального предпринимателя.

Дело о банкротстве гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, рассматривается арбитражным судом по его месту жительства. В целях проверки достоверности сведений о месте жительства гражданина, указанных в заявлении о признании должника банкротом, при подготовке дела к судебному разбирательству, суд вправе запросить данные о его месте жительства в органах регистрационного учета.

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают сам должник, конкурсный кредитор (в том числе по требованиям о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей) и уполномоченный орган.

При проведении процедур в делах о банкротстве граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, финансовый управляющий вправе привлекать других лиц для обеспечения своей деятельности только на основании определения суда, рассматривающего дело о банкротстве. Такое определение выносится судом по ходатайству финансового управляющего при условии, что финансовым управляющим доказана необходимость привлечения указанных лиц, обоснована цена их услуг и должником, конкурсным кредитором или уполномоченным органом дано согласие на оплату этих услуг (пункт 6 статьи 213.9  Закона о банкротстве). Согласие на оплату услуг таких лиц может быть также дано финансовым управляющим от своего имени.

Суд вправе разрешить финансовому управляющему привлечь указанных лиц с оплатой их услуг за счет конкурсной массы, если финансовым управляющим будет доказано, что в конкурсной массе имеется имущество в размере, достаточном для оплаты услуг, и без привлечения названных лиц невозможно достижение предусмотренных законом целей процедуры банкротства (например, оплата услуг, связанных с проведением кадастрового учета земельного участка должника, обязательного для регистрации прав на этот участок и его реализации в целях проведения расчетов с кредиторами), а должник, отказывая в даче согласия, действует недобросовестно, злоупотребляя правами.

Судебные расходы по делу о банкротстве должника, в том числе расходы на уплату государственной пошлины, которая была отсрочена или рассрочена, на опубликование сведений в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве должника, и расходы на выплату вознаграждения финансовому управляющему относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди.

 

Банкротство ИП 2020

2020-07-24 Автор: Дмитриенко Анастасия Романовна Рубрика: Статьи

Банкротство индивидуального предпринимателя в 2020 году получило ряд новых особенностей – как в связи с изменениями законодательства, так и с общими неблагоприятными экономическими тенденциями из-за коронавирусной пандемии и длительных ограничительных мер.

Наиболее пострадавшими оказались именно представители малого и среднего бизнеса, среди которых значительное количество индивидуальных предпринимателей. Надо сказать, что даже после снятия ограничений и возобновления деятельности многие из них все еще находятся в группе риска, т. к. специалисты не исключают повторения пандемии, которое может окончательно дестабилизировать и поставить перед сложным выбором многих предпринимателей.

Именно поэтому информация о банкротстве как о способе выхода из ситуации с безнадежными долгами не будет лишней – специалисты компании DIVIUS Law&Consulting подготовили обзор наиболее важных и актуальных моментов, основываясь на собственной успешной судебной практике.

Банкротство ИП в 2020 году: что нужно знать

Прежде, чем начать процедуру банкротства, следует учесть и по возможности исключить все риски и неблагоприятные последствия, в частности:

  • В случае банкротства индивидуальный предприниматель несет ответственность всем своим имуществом, поэтому защита денежных средств на счетах, недвижимости и пр. должна быть предусмотрена как можно раньше.
  • Налоговая проверка при банкротстве может застать предпринимателя неподготовленным, и при выявлении расхождений между данными, предоставленными ФНС и фактическими финансовыми документами, при обнаружении любых фальсификаций, отсутствии документов — ИП рискует получить обвинения вплоть до уголовных.
  • Если помимо долгов, связанных с бизнесом и налогами, у индивидуального предпринимателя есть спорные ситуации с клиентами, работниками (в том числе и бывшими), это создаст дополнительные финансовые сложности, которые также ложатся на ответственность ИП, поэтому желательно урегулировать их в ходе предбанкротной подготовки.
  • Необходимо учесть действие и возможное продление моратория на банкротство: если ИП попадает под его действие, то необходимо либо подать заявление об отказе от моратория, либо распланировать действия так, чтобы к окончанию моратория иметь максимальную готовность.
  • Ограничения на ведение предпринимательской деятельности и занятие определенных должностей для владельца ИП после его банкротства длятся от пяти до десяти лет – это необходимо учесть, планируя дальнейшую трудовую деятельность.
  • Процедура банкротства предполагает определенные расходы на ее ведение, а по результатам суд может обязать индивидуального предпринимателя погасить часть долгов, либо даже отказать в признании банкротом.

Как мы видим, банкротство вовсе не является самым легким и простым путем избавления от долгов, и для индивидуального предпринимательства это еще более актуально, чем для других организационно-правовых форм.

Специалисты компании DIVIUS Law&Consulting готовы в индивидуальном порядке рассмотреть вашу ситуацию и разработать оптимальный план ликвидации предприятия с долгами и решения всех сопутствующих вопросов.

Чтобы начать сотрудничество с нами, оставьте заявку на сайте или позвоните по номеру телефона: 8 800 700-96-62!

Новости и статьи от DIVIUS Law&Consulting, которые могут быть Вам интересны:

Упрощенная процедура банкротства


 

Преднамеренное банкротство юридического лица

     

    Фиктивное банкротство юридического лица




    Понравилась статья? Поделитесь с друзьями —

    Последствия банкротства ИП — Юридические услуги «Гарант-Право»

    Последствия банкротства Индивидуального Предпринимателя

    С момента принятия арбитражным судом решения о признании индивидуального предпринимателя банкротом и введении реализации имущества гражданина утрачивает силу государственная регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, а также аннулируются выданные ему лицензии на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности.

    Индивидуальный предприниматель, признанный банкротом, не может быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя в течение года с момента признания его банкротом.

    Арбитражный суд направляет копию решения о признании индивидуального предпринимателя банкротом и введении реализации имущества гражданина в орган, зарегистрировавший гражданина в качестве индивидуального предпринимателя.

    Освобождение индивидуального предпринимателя от обязательств

    После завершения расчетов с кредиторами индивидуальный предприниматель, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, за исключением требований, предусмотренных пунктом 2 ст.216.1. Федерального закона о несостоятельности (банкротстве).

    Требования кредиторов о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов, а также иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора и не погашенные в порядке исполнения решения арбитражного суда о признании индивидуального предпринимателя банкротом, либо погашенные частично, либо не заявленные в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя, сохраняют силу и могут быть предъявлены после окончания производства по делу о банкротстве индивидуального предпринимателя в полном объеме или в непогашенной их части.

    Освобождение индивидуального предпринимателя от обязательств не допускается, если индивидуальный предприниматель не предоставил необходимые сведения или предоставил недостоверные сведения арбитражному управляющему либо арбитражному суду и это обстоятельство установлено соответствующим судебным актом, принятым арбитражным судом при рассмотрении дела о банкротстве индивидуального предпринимателя.

    В случае выявления факта сокрытия индивидуальным предпринимателем имущества или незаконной передачи индивидуальным предпринимателем имущества третьим лицам кредитор, требования которого не были удовлетворены в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя, вправе предъявить требование об обращении взыскания на это имущество.

    Арбитражный управляющий

    Арбитражный управляющий – специалист высокого уровня, назначаемый арбитражным судом для проведения необходимых действия на всех этапах признания несостоятельности должника. Арбитражный управляющий выступает в суде от имени истца и ответчика, выставляет требования к лицам, которые имеют задолженность перед ИП, управляет его имуществом, а также совершает все прочие необходимые действия, направленные на создание и поддержание конкурсной массы.

    Последствия повторного банкротства индивидуального предпринимателя

    В течение пяти лет с даты признания индивидуального предпринимателя банкротом он не вправе:

    • осуществлять предпринимательскую деятельность, а также занимать должности в органах управления юридического лица, иным образом участвовать в управлении юридическим лицом.
    • принимать на себя обязательства по кредитным договорам и договорам займа без указания на факт своего банкротства.
    В течение пяти лет с даты признания индивидуального предпринимателя банкротом дело о банкротстве не может быть возбуждено по заявлению этого гражданина.

    В случае повторного признания гражданина банкротом в течение указанного периода по заявлению конкурсного кредитора или уполномоченного органа в ходе вновь возбужденного дела о банкротстве гражданина правило об освобождении гражданина от обязательств не применяется.

    Неудовлетворенные требования кредиторов, по которым наступил срок исполнения, могут быть предъявлены в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

    После завершения реализации имущества гражданина, на неудовлетворенные требования кредиторов, по которым наступил срок исполнения, судом выдаются исполнительные листы.

    Почему в Челябинске со скандалом разводится известная семья и что будет с их бизнесом

    https://www.znak.com/2021-12-28/pochemu_v_chelyabinske_so_skandalom_razvoditsya_izvestnaya_semya_i_chto_budet_s_ih_biznesom

    2021.12.28

    В Челябинске со скандалом разводятся Олег и Наталья Байтингер — пара, которую еще недавно считали одной из самых успешных на Южном Урале. Разойтись супруги не могут уже год. Казалось бы, в данном случае законодательство не дает особого простора для маневра: имущество, нажитое в браке, который, кстати, продлился более 25 лет, должно быть поделено поровну. Вне зависимости от того, на кого оно было записано. Именно такое решение принял суд первой инстанции в марте 2021 года. Однако глава семейства почему-то решил, что женщина, родившая ему сына, вместе с которой они по кирпичикам строили свой бизнес, не имеет к нажитому никакого отношения. По мнению Олега Байтингера, Наталья должна довольствоваться суммой, которую он будет выделять ей ежемесячно, притом что размер суммы нигде не зафиксирован. Конечно же, перспектива зависеть от бывшего мужа, уже проявившего себя не с лучшей стороны, не устроила Наталью, и она обратилась в суд. Тогда в ход пошли угрозы, давление и даже попытка обвинить бывшую жену в угоне автомобилей, которые он сам же ей подарил в присутствии десятков свидетелей. Мы поговорили с Натальей Байтингер, чтобы узнать, почему некогда любящие друг друга люди не смогли договориться.

    Наталья и Олег Байтингериз личного архива Натальи Байтенгер

    Как создавался бизнес

    С Олегом Байтингером Наталья познакомилась в 1991 году, и это была любовь с первого взгляда. Очень скоро молодые люди сошлись, но зарегистрировали брак только в 1994 году, на тот момент у них уже родился сын Христиан.

    Будучи прирожденным руководителем, Наталья, которая в 25 лет уже стала завучем школы, а потом ушла из сферы образования, сразу начала вместе с мужем зарабатывать и создавать бизнес. В 1993 году пара организовала структуру, куда входили 17 человек, под названием ЗАО «Уралинформатизация», которая оказывала посреднические услуги. Олег стал ее генеральным директором, Наталья — исполнительным.

    Чем только супруги в тот момент не занимались: продавали майонез, на который меняли стиральные машины завода пластмасс, химический раствор для завивки волос, также полученный в результате обмена, торговали колбасой на рынке… Пока, наконец, не пришли к схеме «металл — машины — машины — металл». 

    В 1995 было создано ООО «Керг+». В этом юрлице Наталья тоже была исполнительным директором, но в состав учредителей супруг ее включать не стал.

    «Зачем тебе это? Мы ведь одна семья», — объяснил любимой женщине Олег Байтингер.

    Она, конечно, поверила, спорить не стала. Тем более что учредителем стал ее родной брат Александр Баранов.

    из личного архива Натальи Байтенгер

    Новая компания реализовывала бартерные схемы, имела договор с металлургическими предприятиями Челябинской области и «АвтоВАЗом». Таким образом предприятие проработало до 2000 года, когда игроки рынка стали отказываться от бартерных схем. Нужно было создавать новый вид деятельности. Семья начала работать с маркой Volkswagen.

    В 2001 году было создано существующее до сих пор ООО «Автоцентр Керг», в котором Наталья Байтингер снова стала исполнительным директором, а Олег Байтингер — генеральным директором и единственным учредителем.

    С братом Натальи у ее супруга произошел разлад, поскольку Александр обвинил Олега в нецелевом использовании денежных средств. 

    Сама она об этом узнала намного позже. А в тот момент видела лишь, что между родными людьми пробежала кошка. Выход Александра Баранова из предприятия, в создание которого он вложил немало сил, стоил Олегу Байтингеру приличной суммы. Однако в тот момент глава семейства, прислушавшись к уговорам Натальи, поступил по совести, выплатив Александру все до копейки.

    С тех пор все, что покупалось, строилось и создавалось семьей Байтингеров, всегда оформлялось на Олега.

    Путь к успеху

    В 2008 году на предприятии была упразднена должность исполнительного директора, и Наталья стала заместителем гендиректора, при этом функционал остался тем же. Перечисление ее должностных обязанностей занимает несколько страниц, но, если говорить в общем, то она с 2003 года курировала направление маркетинга, продвижение марки, организацию мероприятий. Зачастую ей приходилось брать на себя обязанности руководителей подразделений. В частности, Наталья создала интернет-магазин. Единственная сфера, в которую женщина никогда не вникала, полностью доверяя Олегу, — финансы. Хотя супруги вместе занимались планированием бюджета, все документы, платежные поручения подписывал Олег.

    из личного архива Натальи Байтенгер

    Учиться маркетингу Наталье приходилось по журналам. В течение недели она собирала в Челябинске федеральную и местную прессу, где были публикации о продвижении товара. А в субботу вечером устраивалась с ними поудобнее и на долгое время пропадала для семьи. Потом было обучение в академии Volkswagen в Москве, где ей зачастую вместе со спикером приходилось на пальцах объяснять материал молодым студентам. Проблема была в том, что на тот момент с автомобильным маркетингом никто в России не работал и преподаватели приводили примеры из других сфер. Наталья же к тому времени получила практический опыт.

    Все это в итоге дало плоды. В начале 2010-х годов «Автоцентр Керг» был одним из лучших дилеров Volkswagen в России. Сегодня, когда Олег Байтингер рассказывает о том, что его жена в создании предприятия играла минимальную роль, исполняла функции секретаря, он, видимо, забывает, что именно ей, специалисту по маркетингу компании, впервые за всю историю концерна Volkswagen, в 2009 году вручили награду «Золотая игла» за вклад в развитие марки. Подобные награды, как правило, вручаются руководителю предприятия, техническому директору или руководителю отдела продаж. Маркетологам никогда ранее не вручали «Золотых игл». Церемония проходила в Москве, награждение проводил один из сотрудников и, судя по всему, член правления корпорации Volkswagen AG.

    А спустя год, в 2010-м, уже Олегу Байтингеру вручили высшую награду концерна Volkswagen — «Бриллиантовую иглу». Эти награды вручают в Германии, на мероприятие приглашают руководителей со всего мира. Причем приглашение присылают семейной паре, подчеркивая тем самым, что именно с этим человеком руководителю предприятия удалось достичь таких высот. В 2010 году из России пригласили только семью Байтингеров. В лифте пара встретилась с сотрудником концерна, который год назад вручал «Золотую иглу» Наталье. Он улыбнулся и сразу узнал ее.

    Начало конца и уход по-английски

    Раскол в семье Байтингеров начался с 2013 года, когда супруг стал постепенно отодвигать жену от дел. В это время Наталья узнала о существовании у Олега другой женщины, на содержание которой уходит немалая часть семейного бюджета. Роман продлился недолго.

    Но вскоре Наталью Байтингер ждал новый удар — в 2015 году у нее случился инфаркт головного мозга, восстановление после которого заняло около трех лет. Все это время она не лежала дома, а продолжала работать. Однако отдавать всю себя семейному делу, как раньше, уже не могла — нужно было поберечь здоровье. 

    В это время Олег Байтингер продолжал отстранять супругу от бизнеса. 

    Впрочем, были в этот период и приятные события. К примеру, весной 2017 года глава семейства устроил для Натальи шикарный праздник в честь ее юбилея и на глазах у десятков гостей подарил целых два автомобиля — Porsche 911 и Porsche Macan. Как выяснилось, один из них мужчина заказал заранее, но он не успел прийти к торжеству (о нем на празднике было заявлено), и тогда он приобрел другой. Оба авто при этом были оформлены на «Автоцентр Керг» — по словам Олега Байтингера, «для оптимизации налогообложения».

    из личного архива Натальи Байтенгер

    О том, что Олег Байтингер в очередной раз ушел из семьи, стало известно 25 декабря 2019 года. Этому предшествовали печальные события. 12 декабря 2019 года у Олега Байтингера умер отец, а спустя пять дней не стало брата Натальи Александра. 25 декабря супруги вернулись домой из ресторана, где проходили поминки. Вместе с ними дома остался их сын Христиан, который планировал встретить Новый год с родителями и друзьями. Дочь в тот момент уже улетела в Прагу.

    Наталье нужно было ненадолго уехать по делам. Провожая супругу, Олег поцеловал ее на прощание и посоветовал быть осторожной на дорогах. А когда она вернулась домой, сын сообщил, что отец уехал.

    «Куда уехал? Сказал, когда вернется?» — спросила Наталья.

    «Ты не поняла, мам. Он совсем уехал…» — опустив глаза, ответил Христиан.

    Уже позже стало понятно, что, когда умирали родные люди, Олег Байтингер занимался поиском дома для новой женщины.

    Раздел имущества

    Удивительно, но не нашедший в себе сил, чтобы, глядя в глаза, сказать жене, что уходит к другой, Олег Байтингер не стал долго скрывать свою личную жизнь. Уже в январе он вместе с новой возлюбленной пришел в ресторан «Базилио», в которым по вечерам работала Наталья, и Олег это знал. Все это выглядело очень странно. Но видя, что муж увлечен, Наталья решила, что бороться за него не стоит. Сегодня она говорит, что смогла его отпустить, не держит зла и старается помнить только приятные моменты совместной жизни. Однако финансовый вопрос решить необходимо.

    В 2020 году Наталья несколько раз предлагала Олегу шаблон брачного договора, чтобы определить их позиции. На все получала один ответ: «Это бред». 

    Олег Байтингер не желал подписывать никаких бумаг, обещая содержать жену, которая вместе с ним создавала весь бизнес «28 часов в сутки», и уверяя, что в противном случае «решит все в судах в свою пользу». При этом он мог контролировать все ее расходы. И когда видел, что Наталья тратила больше, чем он считает обоснованным, устраивал скандалы.

    из личного архива Натальи Байтенгер

    В 2020 году траты увеличились, поскольку Наталье Байтингер пришлось помогать взрослым детям, которые живут и работают за границей. В тот момент власти европейских стран ввели жесткий локдаун из-за коронавируса, и дети с их семьями из-за ограничений продолжительное время не могли ходить на работу. Но глава семейства считал, что уже достаточно дал своим детям и переводить им средства необходимости нет. После очередного такого скандала Наталья решила подать на развод и раздел имущества. Так получилось, что иск был подан ровно через год после его ухода из семьи — 25 декабря 2020 года.

    Когда это случилось, Олег Байтингер закрыл Наталье доступ к своим счетам, перекрыл финансирование, расторг договор «Автоцентра Керг» с ее ИП, которое создавалось, чтобы страховать проданные машины и оформлять кредиты, уволил с поста заместителя генерального директора. Также он потребовал вернуть автомобили, которые четыре года назад сам же подарил, а получив отказ, написал заявление в полицию об угоне. Тем самым он пытался вынудить жену отозвать свой иск, но этого не случилось.

    Сегодня в судах находятся несколько исков супругов друг к другу. 28 декабря будет рассматриваться иск Натальи Байтингер о незаконном увольнении из автоцентра «Керг», а очередное заседание по делу о бракоразводном процессе назначено на 17 января 2022 года.

    лицензий на интеллектуальную собственность и банкротство | Нил, Гербер и Айзенберг, ТОО

    Пандемия COVID-19 уже вынудила многие компании подать иск о банкротстве и, вероятно, заставит сделать это еще больше. В этой среде для лицензиатов и лицензиаров интеллектуальной собственности — патентов, товарных знаков, авторских прав и коммерческих секретов — особенно важно знать, как банкротство одной стороны лицензионного соглашения может повлиять на другую.

    Как правило, Кодекс о банкротстве позволяет должнику принять или отклонить договор

    Кодекс о банкротстве США обычно дает банкроту («должнику») право принять или отклонить любое конкретное лицензионное соглашение.Принимая лицензию, должник официально подтверждает, что он получит выгоду от лицензии и будет продолжать выполнять ее условия. В соответствии с разделом 365 (b) Кодекса о банкротстве, для того чтобы принял на себя лицензионное соглашение, должник должен незамедлительно исправить любое из своих предыдущих нарушений лицензии и предоставить «адекватные гарантии» Суду по делам о банкротстве, что он сможет соблюдать требования лицензии до конца срока действия соглашения. После принятия на себя должника обе стороны остаются связанными с лицензией и обязаны соблюдать ее условия.

    В качестве альтернативы должник может отказать в выдаче лицензии. В соответствии с Кодексом о банкротстве отказ в выдаче лицензии рассматривается как существенное нарушение (не обязательно прекращение действия) лицензионного соглашения. После отклонения лицензии ни одна из сторон не обязана продолжать работу в соответствии с условиями лицензии, за исключением случаев, описанных ниже. Сторона, не являющаяся должником, может принять решение рассматривать отказ как расторжение, после чего будет освобождена от продолжения исполнения и может подать иск о возмещении ущерба в деле о банкротстве должника.

    Лицензиат является должником: может ли он передать лицензию?

    Чаще всего лицензиаты-должники хотят передать свои лицензии, чтобы получить денежные средства и избежать лицензионных отчислений и других обязательств, но, если им разрешат сделать это, лицензиар потеряет контроль над тем, кто использует его интеллектуальную собственность. Раздел 365 (c) Кодекса о банкротстве защищает лицензиара от такой судьбы, как правило, запрещая принятие или уступку контракта, если применимое законодательство разрешает стороне, не являющейся должником, отказывать в исполнении обязательств третьим сторонам.Например, в соответствии с патентным законодательством только владелец патента может уступить патент, поэтому лицензиат-должник не может уступить патентную лицензию. Однако такая опора на «применимое право» создает несоответствия в зависимости от типа лицензии и федеральной юрисдикции суда по делам о банкротстве, в котором возбуждено дело о банкротстве должника. В Третьем, Четвертом, Девятом и Одиннадцатом округах должник-лицензиат не может ни принимать, ни уступать лицензию, если это запрещено законом о банкротстве. Первый, Пятый, Шестой и Восьмой округи позволяют лицензиатам-должникам принимать лицензию, но не позволяют им уступать лицензию.Поэтому при планировании стратегии важно учитывать детали.

    Лицензиар является должником: может ли он отклонить лицензию?

    Напротив, лицензиары-должники чаще стремятся отклонить свои лицензии в пользу поиска более прибыльных лицензий или более высокой стоимости продажи своей лицензированной ИС. Если должник-лицензиар отказывался от лицензии, то исторически лицензиат не мог использовать интеллектуальную собственность, что часто имело решающее значение для бизнеса лицензиата.Однако теперь у лицензиатов есть средство правовой защиты в соответствии с разделом 365 (n) Кодекса о банкротстве, по крайней мере, в отношении лицензий на патент, авторское право, коммерческую тайну или маскировку. Если должник-лицензиар отклоняет лицензию, то лицензиат может либо считать соглашение прекращенным, либо сохранить свои права в лицензии, существовавшей до подачи должником-лицензиаром заявления о банкротстве. Лицензиат должен продолжать выплачивать роялти, если он решит сохранить свои права, а должник-лицензиар должен гарантировать, что интеллектуальная собственность останется эксклюзивной или конфиденциальной.Однако от должника-лицензиара больше не требуется выполнять будущие подтверждающие обязательства в отношении интеллектуальной собственности, такие как предоставление обновлений программного обеспечения или техническая поддержка. Хотя раздел 365 (n) не защищает лицензиатов на товарные знаки, в 2019 году Верховный суд предоставил им судебную защиту в деле Mission Holdings против Tempnology . 139 S. Ct. 1652 (2019). В деле Tempnology Верховный суд постановил, что отказ должника от лицензионного соглашения по товарным знакам представляет собой нарушение лицензии и должен иметь такие же последствия, как нарушение лицензиаром за пределами банкротства, которое не отменяет права, предоставленные лицензиату. , включая право на дальнейшее использование лицензированного товарного знака.Таким образом, решение Tempnology предоставляет лицензиатам товарных знаков права, схожие, если не идентичные, с правами лицензиатов другой интеллектуальной собственности в соответствии с разделом 365 (n) Кодекса о банкротстве.

    Не-должник все еще может взыскать убытки — если он планирует вперед

    Как указано выше, лицензиаты и лицензиары, которым было отказано должником, могут подать иск о возмещении ущерба в деле о банкротстве должника. Претензии по поводу отказа в возмещении убытков обычно рассматриваются как общие необеспеченные претензии.При банкротстве «правило абсолютного приоритета» обычно требует, чтобы должники платили обеспеченным кредиторам полностью (в пределах их залога) перед выплатой необеспеченным кредиторам. Некоторые необеспеченные кредиторы, в том числе поставщики и специалисты по торговле после подачи ходатайства, сотрудники и налоговые органы (т. Е. Административные кредиторы), также имеют приоритет перед обычными необеспеченными кредиторами. В зависимости от суммы обеспеченных и приоритетных необеспеченных требований, предъявленных должнику, держатели общих необеспеченных требований, вероятно, не смогут получить полную стоимость своих требований от должника.В качестве одного примера, если все активы лицензиара-должника используются для выплат его обеспеченным кредиторам, то необеспеченный лицензиат-кредитор не получит никаких денежных возмещений от лицензиара-должника.

    Как правило, кредитор может стремиться снизить этот риск путем получения обеспечительного интереса в соответствии со статьей 9 U.C.C. в лицензированной интеллектуальной собственности и с использованием этого усовершенствованного обеспечительного интереса, чтобы заставить должника заплатить этому конкретному кредитору раньше административных и общих необеспеченных кредиторов.Обычно кредиторы могут совершенствовать обеспечительные интересы в интеллектуальной собственности, подав заявление о финансировании государственному секретарю того штата, в котором был учрежден должник. Таким образом, последующие покупатели и кредиторы получат конструктивное уведомление о том, что записывающий кредитор ранее имел заинтересованность в интеллектуальной собственности, указанной в финансовой отчетности. Если несколько кредиторов совершенствуют отдельные обеспечительные интересы, то приоритет имеет кредитор, у которого был совершен первый обеспечительный интерес.

    Подготовка к шквалу банкротств после COVID: права интеллектуальной собственности в главе 11

    Интеллектуальная собственность включает в себя некоторые из наиболее ценных активов, которыми может владеть бизнес — его бренды, патенты, ноу-хау и другие нематериальные права, которые делают бизнес уникальным. Активы интеллектуальной собственности (ИС) по всему энергетическому сектору — добывающая, средняя, ​​перерабатывающая и поставщики услуг — будут затронуты по мере того, как все больше энергетических компаний будут добиваться облегчения банкротства в результате как войны цен на нефть, так и пандемии Covid-19. Даже компании, которые не рассматривают возможность банкротства для себя, скорее всего, пострадают, если их лицензиары ИС или лицензиаты объявят о банкротстве.

    Не существует универсального ответа на вопросы интеллектуальной собственности или банкротства, тем более, когда они сталкиваются в деле о банкротстве лицензиара или лицензиата. Кредитор-лицензиар прав интеллектуальной собственности находится в совершенно ином положении, чем кредитор-лицензиат, который берет свои права у недавно обанкротившейся стороны. В этой статье объясняются некоторые права и обязанности лицензиара , не являющегося должником, и лицензиата ИС.В нем также дается краткий обзор того, как потенциальные покупатели ИС могут извлечь выгоду из Раздела 363 Кодекса о банкротстве, который позволяет им приобретать активы ИС обанкротившегося юридического лица без обязательств этого юридического лица.

    1. Права и ограничения лицензиара в отношении должника-лицензиата.

    Когда лицензиат ИС заявляет о банкротстве (т. е. становится «должником» в деле о банкротстве), лицензиар, не являющийся должником, может оказаться в шатком положении. Должники являются должниками, потому что они не могут (или не хотят) платить по своим долгам.Если должник-лицензиат уже просрочил лицензионные платежи, а затем подал заявление о банкротстве, то первым инстинктом лицензиара, не являющегося должником, может быть прекращение действия лицензии. Однако после подачи заявления о банкротстве лицензиар не может в одностороннем порядке прекратить действие лицензии без одобрения суда по делам о банкротстве. Подача заявления о банкротстве запускает «автоматическое приостановление», которое не позволяет кредиторам предпринимать какие-либо действия в отношении должника и его имущества из-за долгов до банкротства. Нарушение автоматической остановки может повлечь за собой крупные штрафы или даже хуже; поэтому крайне важно действовать осторожно и обращаться за советом к адвокату, прежде чем предпринимать какие-либо действия против обанкротившегося должника. Более того, многие суды пришли к выводу, что положения об «автоматическом прекращении действия», которые вступают в силу после подачи заявления о банкротстве, не имеют исковой силы. Таким образом, перед прекращением действия лицензии лицензиар, не являющийся должником, должен получить разрешение суда по делам о банкротстве.

    Заявление о банкротстве дает должнику-лицензиату большую свободу действий в отношении того, что называется «исполнительной» лицензией на интеллектуальную собственность. Классификация лицензии как «принудительной» является важным отличием, поскольку должник-лицензиат может принять решение отклонить (прекратить действие), принять (оставить лицензию как есть) или назначить (фактически продать или иным образом передать) [1] исполнительная лицензия. См. 11 U.S.C. §365. Хотя в законе о банкротстве этот термин не определен, договор обычно считается «подлежащим исполнению», если у каждой стороны есть текущие обязательства, которые необходимо выполнить каким-либо образом, а суды чрезмерно снисходительны, находя контракты подлежащими исполнению. Например, некоторые суды установили, что продолжающееся обязательство лицензиара не предъявлять иски своему лицензиату за нарушение прав привело к тому, что лицензия вступила в силу. Было установлено, что такие простые обязательства, как требование лицензиата сохранять конфиденциальность, надлежащим образом маркировать запатентованный продукт или вести учет продаж, удовлетворяют требованию «непрерывного обязательства».

    Возможность лицензиата принять или уступить лицензию может вызвать серьезную тревогу у лицензиара, обеспокоенного тем, что его права могут попасть в руки неэффективного лицензиата или конкурента. К счастью, право назначать или принимать лицензию не является абсолютным. Раздел 365 (c) (1) Кодекса о банкротстве не позволяет должнику-лицензиату уступить или принять на себя исполнительный договор, когда (a) лицензиар не соглашается с принятием / уступкой и (b) применимое право, иным образом освобождает лицензиара от принятия исполнения или предоставления исполнения другому лицу. Хотя оговорка о запрете уступки в лицензии будет игнорироваться для этих целей, положение, которое конкретно разрешает уступку при определенных обстоятельствах, может использоваться для предоставления необходимого согласия. Лицензиар, не являющийся должником, должен участвовать в переговорах о возможной продаже и уступке лицензии, чтобы гарантировать защиту своих прав, и он должен быть готов подать возражение на уступку в суд по делам о банкротстве, когда это необходимо для защиты и сохранения своих прав. прав.

    В зависимости от обстоятельств лицензиар может потребовать от суда по делам о банкротстве рассматривать лицензионные платежи, начисляемые во время рассмотрения дела о банкротстве, как административный иск.В случае принятия претензия будет иметь приоритет над некоторыми другими претензиями в отношении имущества и выплачена в ходе банкротства. Однако в случае неудачи это действие может нанести ущерб правам лицензиара.

    2. Права и ограничения лицензиата в отношении должника-лицензиара.

    Когда лицензиар заявляет о банкротстве, лицензиат логически опасается, что он потеряет права на дальнейшее использование критически важной технологии. В конце концов, те же законы, которые позволяют обанкротившемуся лицензиату отклонять, переуступать или принимать на себя обязательство по исполнению контракта, также применяются к лицензиару.Важно отметить, что Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве в некоторых отношениях защищает способность лицензиата продолжать свою обычную деятельность. Примечательно, что даже если обанкротившийся лицензиар отклоняет лицензию на интеллектуальную собственность, лицензиат может выбрать либо (1) принять прекращение и заявить о нарушении контракта, либо (2) продолжить действовать в соответствии с лицензией, которая существовала в день подачи заявления о банкротстве. был подан. Фактически, пока лицензиат продолжает поддерживать свою часть лицензии (например, выплачивать лицензионные платежи, надлежащим образом маркировать и учитывать проданный продукт и т. Д.), лицензиат будет иметь право продолжать использовать технологию или другую лицензированную интеллектуальную собственность в том виде, в котором она существовала на момент подачи заявления о банкротстве. Одно важное предостережение заключается в том, что права лицензиата часто не распространяются на какие-либо улучшения технологии, сделанные после подачи петиции. Более того, лицензиат сам по себе, если к нему предъявлен иск о нарушении прав. Лицензиар, отклонивший лицензию, не будет обязан выполнять какие-либо обязательства по лицензии, такие как защита своего лицензиата от претензий о нарушении прав, кроме как воздерживаться от судебного преследования лицензиата за нарушение.

    Важно отметить, что конкретные положения Раздела 365 (n) применяются только к лицензиям на авторское право, патенты и коммерческую тайну / ноу-хау; они не применяются к лицензиям на товарные знаки. Информацию о недавнем решении Верховного суда относительно товарных знаков и банкротства см. В нашей статье по адресу https://www. louisianalawblog.com/business-and-corporate/recent-united-states-supreme-court-decision-tackles-question-of -Что-произойдет-когда-банкротство-соответствует-интеллектуальной-собственности /.

    3.Проблемы и преимущества приобретений путем банкротства — продажа 363.

    Продажа активов обанкротившейся компании в соответствии с разделом 363 Кодекса о банкротстве дает платежеспособной компании прекрасную возможность расширить свой патентный портфель, получить желаемые лицензии на интеллектуальную собственность или иным образом расширить свою интеллектуальную собственность. Продажа в случае банкротства — это специализированная форма приобретения активов; Потенциальный покупатель должен нанять опытного юриста, который проведет его через процесс и избежит потенциальных мин.Один особенно привлекательный аспект «363 продаж», как их часто называют, заключается в том, что покупатели недвижимого имущества обычно могут получить эти активы бесплатно и без каких-либо залогов и обременений [2]. Покупатель часто может освободить активы от каких-либо неизвестных обязательств, таких как претензии о нарушении прав, сделанные до продажи.

    Как и при любой покупке активов, необходимо будет провести комплексную проверку приобретаемых активов (ИС). Однако, в отличие от типичных сделок, продажи в результате банкротства часто выполняются в относительно короткие сроки.Комплексная проверка активов банкрота, как правило, ограничена и может быть проведена без существенной помощи со стороны продавца-банкрота, у которого часто отсутствуют необходимые средства или инфраструктура для оказания помощи. Осмотрительность особенно важна, поскольку продавец может прекратить свое непрерывное существование вскоре после закрытия сделки. Возмещение ущерба после закрытия сделки выпадает редко, и попытка добиться ее может быть практически невозможна. Этот риск обычно учитывается в цене покупки активов.

    Более того, портфели часто приобретаются не в первозданном виде.Поддержание прав интеллектуальной собственности стоит денег: регистрация патентов и товарных знаков в США и других странах требует уплаты пошлин за поддержание в силе, а во многих зарубежных странах эти платежи взимаются ежегодно. Неуплата этих сборов в любое время может привести к отказу от прав. Таким образом, потенциальный покупатель должен удостовериться в статусе всех значительных прав интеллектуальной собственности и разработать план во время комплексной проверки, чтобы принять и исправить [3] любые проблемы или дефекты, которые могут существовать.Аналогичным образом, в случае получения ожидающих рассмотрения приложений покупатель должен быть готов принять эти приложения в любом состоянии, в котором они существуют, и предпринять немедленные действия для совершенствования этих прав. Кин Миллер поддерживает отношения с иностранными адвокатами по интеллектуальной собственности, которые готовы помочь нашим клиентам в защите их прав по всему миру.

    *********************************************** ************************************************* *****************

    [1] Возможно, наибольшее беспокойство вызывает то, что должник-лицензиат может передать свою лицензию конкуренту лицензиара.

    [2] Глава 11 Банкротство разрешает лицензиатам интеллектуальной собственности обращаться в суд для защиты своих интересов, гарантируя, что лицензиатам будет разрешено продолжать использовать технологию.

    [3] В некоторых юрисдикциях разрешено восстановление прав ИС после выплаты причитающегося аннуитета и доплаты, в то время как другие требуют, чтобы владелец подал петицию, объясняющую, почему платеж был пропущен. В зависимости от обстоятельств утраченные права не могут быть восстановлены.

    Эта статья впервые появилась в юридическом блоге штата Луизиана здесь

    стратегий, касающихся U.S. Законодательство о банкротстве и информационные технологии | Статьи | Финнеган

    Автор: Дж. (Джей) Т. Вестермайер

    Есть много вопросов, которые возникают в связи с составлением, согласованием и обеспечением соблюдения условий лицензии, касающихся банкротства и соответствующих положений условного депонирования исходного кода. В этой статье основное внимание уделяется §365 (n) Кодекса США о банкротстве и нескольким другим разделам Кодекса США о банкротстве, которые больше всего влияют на транзакции в сфере информационных технологий, соглашения и стратегии условного депонирования исходного кода, а также на вопросы, касающиеся совершенствования интересов безопасности в интеллектуальной собственности и информационные технологии под U. С. закон.

    Сначала мы обсудим §365 (n) Кодекса США о банкротстве и ряд стратегий, возникших в связи с §365 (n). Затем мы обсудим конкретные проблемы, возникающие в связи с §365 (c) и положениями об автоматическом приостановлении действия в соответствии с законодательством США о банкротстве. Далее мы обсудим соглашения об условном депонировании исходного кода и стратегии, связанные с получением лицензиатами доступа к исходному коду. Наконец, мы обсудим совершенствование обеспечительных интересов в активах интеллектуальной собственности информационных технологий и уступку активов интеллектуальной собственности при банкротстве.

    Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства

    18 октября 1988 г. был принят Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства (публичный закон 100-506). Он представляет собой значительное событие, затрагивающее лицензиаров и лицензиатов программного обеспечения, а также других лицензиаров и лицензиатов интеллектуальной собственности. Практикующие юристы в области информационных технологий и интеллектуальной собственности должны хорошо разбираться в этих поправках к Закону о защите интеллектуальной собственности от банкротства.S. Кодекс о банкротстве.

    Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства добавил новый подраздел (n) в §365 Кодекса США о банкротстве, а также добавил несколько новых определений в §101. 1 Согласно закону США о банкротстве, лицензиары-должники могут отклонить лицензию в своей процедуре банкротства на том основании, что выполнение своих обязательств по лицензионному соглашению является слишком большим бременем для конкурсной массы. Право должника принять или отклонить принудительный договор имеет жизненно важное значение для основной цели реорганизации согласно главе 11 в соответствии с Законом о банкротстве. 2

    Согласно §365 Кодекса США о банкротстве, лицензиар-должник имеет право отклонить «исполнительные контракты». Право §365 принять или отклонить лицензию ограничено исполнительными контрактами. Исполнительный договор — это любое соглашение, которое содержит существенно невыполненные обязательства обеих сторон, если невыполнение было бы существенным нарушением. 3 Большинство лицензий на программное обеспечение являются исполнительными контрактами, поскольку у лицензиата есть обязательства по уплате лицензионных сборов, соблюдению конфиденциальности программного обеспечения, надлежащему использованию программного обеспечения или другим существенным обязательствам, а у лицензиара есть такие обязательства, как компенсация и обслуживание и поддержка программного обеспечения.Неисполнительный договор или договор купли-продажи не подлежат отклонению.

    Раздел 365 (n) предоставляет лицензиату два варианта: рассматривать отказ в выдаче лицензии как существенное нарушение в соответствии с §365 (n) (1) (A) и расторгнуть лицензионное соглашение или принять решение о сохранении лицензии в соответствии с §365 (n). ) (1) (B) с некоторыми изменениями. Согласно первому варианту лицензиат теряет свою лицензию на программное обеспечение, но получает общее необеспеченное требование о возмещении денежного ущерба в соответствии с §365 (g) Кодекса о банкротстве. Как правило, при этом первом варианте лицензиаты получают очень мало в качестве необеспеченных кредиторов и теряют право продолжать использовать лицензионное программное обеспечение.Лицензиат окажется в таком же положении, как и любая другая сторона, чей контракт был отклонен и рассматривался как обычный необеспеченный кредитор с предварительным требованием. Согласно второму варианту лицензиат сохраняет лицензию с теми же правами, которые существовали на дату подачи заявления о банкротстве, но все будущие обязательства лицензиара (такие как возмещение убытков, новые разработки, техническое обслуживание и поддержка) прекращаются, хотя лицензиат обязан продолжать уплату лицензионных сборов в объеме, предусмотренном лицензией.Таким образом, очень важно, чтобы лицензиат обеспечил наличие у него достаточных прав по лицензии на дату подачи заявления о банкротстве для продолжения использования лицензионного программного обеспечения. Существует много интересных стратегий использования §365 (n), которые будут обсуждаться ниже.

    Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства направлен на обеспечение того, чтобы лицензиат интеллектуальной собственности получал выгоду от своей сделки даже после банкротства лицензиара. Раздел 365 (n) предоставляет новую, установленную законом лицензию.«Интеллектуальная собственность» определяется в Кодексе о банкротстве и включает маскировки, авторские права и патенты, возникающие в соответствии с определенными разделами законодательства США, а также патентные заявки и коммерческую тайну без каких-либо географических различий. 4 Торговые марки прямо исключены. Это исключение может оказаться особенно проблематичным в связи с лицензиями на распространение программного обеспечения, по которым лицензиат-дистрибьютор распространяет программный продукт с товарным знаком. Существует также озабоченность по поводу авторских прав и патентов, возникающих в соответствии с иностранным законодательством, поскольку определение интеллектуальной собственности в Кодексе о банкротстве, по-видимому, не включает авторские права и патенты в соответствии с иностранным законодательством.

    Если лицензиат решит сохранить свои права по лицензионному соглашению в соответствии с §365 (n), он должен продолжать выплачивать роялти в соответствии с лицензионным соглашением. Если лицензиат решает сохранить за собой право на использование лицензионного программного обеспечения, он должен отказаться от любого права на зачет, которое он может иметь в отношении убытков, возникших в результате отказа, и любых требований приоритета, которые лицензиат может иметь в результате его работы в соответствии с лицензией. В частности, согласно этим поправкам, лицензиару запрещается вмешиваться в осуществление лицензиатом сохраненных за ним прав.Но в случае отказа лицензиара лицензиар освобождается от своих подтверждающих обязательств по лицензии, включая такие обязанности, как техническое обслуживание, поддержка в обучении, предоставление улучшений или новых выпусков, гарантийные обязательства и обязательства по возмещению убытков. Таким образом, даже при наличии доступа к исходному коду продолжающихся прав лицензиата на использование программного обеспечения может быть недостаточно, поскольку лицензиат не сможет поддерживать и поддерживать программное обеспечение без помощи лицензиара. Риски требуют, чтобы лицензиаты оценили §365 (n) и соответствующие стратегии условного депонирования исходного кода.

    Поскольку лицензиаты в соответствии с §365 (n) сохраняют только те права, которые существуют на момент банкротства лицензиара, лицензиаты должны убедиться, что лицензионное соглашение прямо включает в себя исходный код и права на обслуживание в рамках своего объема. Важная концепция заключается в том, что вы не можете сохранить права, которых у вас никогда не было. Мы рекомендуем включать текущую лицензию к исходному коду, соответствующему лицензионному программному обеспечению, с учетом последующих будущих условий, основанных на условиях получения доступа к исходному коду.По сути, это лицензия на использование будущих интересов. 5 Мы также считаем, что эта лицензия на исходный код должна включать право на копирование, адаптацию и изменение исходного кода для внутреннего использования и поддержки лицензиатом в соответствии с лицензионным соглашением, даже если права не активируются до тех пор, пока не вступит в силу лицензия на исходный код. . Последующее будущее условие может быть связано с получением доступа к исходному коду, хранящемуся для защиты лицензиата, в соответствии с условием условного депонирования исходного кода или другим событием или комбинацией событий.

    Положения лицензии, которые требуют поставки исходного кода, технической документации или другой интеллектуальной собственности в случае банкротства лицензиара, подлежат исполнению в соответствии с этими поправками к Закону о защите интеллектуальной собственности от банкротства. Таким образом, даже если лицензионное соглашение предусматривает доставку исходного кода после банкротства, лицензиат может потребовать, чтобы исходный код был доставлен ему. Если исходный код не был доставлен, лицензиат должен иметь возможность обеспечить соблюдение этих прав на поставку в суде по делам о банкротстве, имеющем юрисдикцию над лицензиаром-должником.

    Другое важное право в соответствии с Законом о защите интеллектуальной собственности от банкротства касается периода после банкротства, но до решения лицензиара об отказе. По письменному запросу лицензиата лицензиар может быть привлечен к исполнению своих обязательств по лицензионному соглашению.

    Следует отметить, что Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства не рассматривает ситуацию обанкротившегося лицензиата. Должник-лицензиат интеллектуальной собственности может и дальше отказываться от договора исполнителя и, в таком случае, вернуть лицензированную интеллектуальную собственность лицензиару.

    Ниже мы обсудим, как лицензиат может защитить себя в случае, если лицензиар не дает согласия на подтверждение лицензионного соглашения лицензиатом, то есть лицензиар отклоняет лицензию.

    Лицензионные соглашения должны конкретно предусматривать права после банкротства, которые может сохранить лицензиат. Необходимо подробно описать продолжающиеся обязательства лицензиата, которые сохраняют свои права на банкротство лицензиара. Например, может оказаться целесообразным скорректировать условия оплаты, чтобы отразить ответственность сторон в случае, если лицензиат решит сохранить лицензионное программное обеспечение и связанный с ним исходный код. Как правило, лицензионные сборы, сборы за продление, обслуживание и т. Д. Неявно включают роялти за использование лицензированной интеллектуальной собственности, но роялти прямо не обозначены как таковые. Лицензиарам необходимо обеспечить непрерывный поток доходов от сохраняющегося лицензиата. Рекомендуется, чтобы в лицензионных соглашениях отражались роялти, которые лицензиат должен уплатить лицензиару в такой ситуации, когда лицензиату предоставляется право сохранить лицензионное программное обеспечение, хотя и без какой-либо поддержки со стороны лицензиара.Это связано с тем, что, если лицензиар не обеспечивает обслуживание, то, вероятно, не будет продолжающегося обязательства платить лицензиару за оставшееся использование программного обеспечения и связанного исходного кода, если единственное существующее обязательство лицензиата, например, заключалось в уплате сборов за обслуживание. .

    Ниже приведен пример такого типа предоставления:

    Если Лицензиар отклоняет Лицензионное соглашение в соответствии с Разделом 365 (n) Кодекса о банкротстве, Лицензиат может решить (i) рассматривать Соглашение как прекращенное в соответствии с Разделом XXX (Расторжение) настоящего Лицензионного соглашения или (ii) сохранить права Лицензиата. по Лицензионному соглашению, включая, помимо прочего, право и лицензию на использование, адаптацию и изменение Лицензионного программного обеспечения и связанного с ним Исходного кода в течение всего срока Лицензионного соглашения и получение полной и текущей копии исходного кода, соответствующего лицензированному программное обеспечение, используемое Лицензиатом из Эскроу-агента исходного кода или, в случае, если полная и текущая копия Исходного кода не предоставляется Эскроу-агенту исходного кода, то напрямую от Лицензиара.

    Принимая во внимание получение копии Исходного кода в соответствии с положениями настоящего Соглашения, Лицензиат соглашается выплачивать Лицензиару вместо любых других сборов годовой гонорар в размере ______ долларов, начиная с момента получения Лицензиаром Исходного кода и постоянно после этого в годовщину такого получения, пока Лицензиат продолжает использовать Лицензионное программное обеспечение или любые его производные.

    Размер роялти будет отличаться от ситуации к ситуации. Если лицензиар не предоставляет какое-либо обслуживание и поддержку, мы считаем, что роялти должны быть существенно меньше 50 процентов от того, что в противном случае составляло бы ежегодное обязательство лицензиата по обслуживанию. Годовой гонорар в размере от 10 до 20 процентов от суммы ежегодного сбора за обслуживание, вероятно, будет разумным в большинстве случаев.

    Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве требует тщательного планирования и разработки. В этой статье мы рассмотрим ряд рисков и проблем, которые могут возникнуть в связи с §365 (n).Сначала мы рассмотрим конкретные случаи и стратегии, связанные с §365 (n), а затем §365 (c), а затем обсудим различные стратегии условного депонирования исходного кода и совершенство интересов безопасности.

    Конкретные §365 (n) Случаи и стратегии

    Предотвращение заранее оцененных убытков и иностранный регулирующий закон

    In re: EI International 6 было первым судебным постановлением, применяющим поправки к Закону о защите интеллектуальной собственности от банкротства 1988 года. Постановление показывает, как §365 (n) может использоваться, чтобы избежать наложения заранее оцененных убытков или других убытков и применения иностранного права в соответствии с положением применимого права в исполнительном контракте.

    В этом случае EI International согласилась поставить свою систему программного обеспечения PMAX канадской государственной коммунальной корпорации Ontario Hydro, адаптированной к требованиям Ontario Hydro. После того, как El International подала прошение о банкротстве в соответствии с Главой II, EI International отклонила исполнительный контракт с Ontario Hydro в соответствии с §365 Кодекса США о банкротстве.

    Ontario Hydro потребовала 3 631 533 долларов в качестве компенсации ущерба по контракту, главным образом для устранения недостатков и упущений с целью исправления поставленного программного обеспечения.EI International признала претензию Ontario Hydro только в размере 176 752,00 долларов. Несмотря на то, что рассматриваемый контракт содержал положение о регулирующем праве, требующее соблюдения закона Онтарио, Суд по делам о банкротстве США постановил, что спор в суде по делам о банкротстве регулируется законом США о банкротстве. Таким образом, §365 (n) можно рассматривать как стратегию избежания применения иностранного права при определенных обстоятельствах. Если лицензиар подает заявление о защите от банкротства в Соединенных Штатах, закон США о банкротстве будет применяться к любым контрактам с иностранными сторонами.

    При таких обстоятельствах Суд по делам о банкротстве пришел к выводу, что иск Ontario Hydro следует рассматривать как любой другой иск, вытекающий из отклоненного исполнительного контракта в соответствии с §365. Отказ от исполнительного договора в соответствии с §365 приводит к отклонению всего договора, включая положения о возмещении убытков. Следовательно, положение о заранее оцененных убытках в контракте было признано не имеющим исковой силы, поскольку «если бы положения о заранее оцененных убытках имели исковую силу, не было бы причин для отказа должника от контракта.«Поскольку Ontario Hydro предпочла сохранить программное обеспечение, а не рассматривать отказ как прекращение, было сочтено, что Ontario Hydro отказывается от любого права на зачет и любых претензий по контракту после подачи ходатайства. Таким образом, суд по делам о банкротстве постановил, что Ontario Hydro имеет право только к ущербу, который он понес бы в качестве претензии до подачи заявления в связи с нарушением контракта со стороны EI International. Допустимая претензия Ontario Hydro, таким образом, была ограничена его фактическими «наличными расходами», которые Ontario Hydro понесла до подачи Петиция EI International по главе 11.Соответственно, §365 (n) также может использоваться в качестве стратегии для ограничения убытков и обязательств по исправлению положения. Эта стратегия, например, может быть полезна в связи с провалом проекта разработки программного обеспечения, в котором лицензиар сталкивается со значительными потенциальными денежными убытками и обязательствами по исполнению.

    Раздел 365 (n) может использоваться лицензиарами в качестве стратегии сбора платежей

    Encino Business Mgmt. v. Prize Frize, Inc. , 7 не связано с информационными технологиями, однако это очень важное решение о банкротстве в отношении того, являются ли лицензионные сборы, уплачиваемые лицензиатом за использование технологий, патентов и прав собственности, «роялти». в смысле 11 U.S.C. §365 (n) (2) (B) и, следовательно, должен продолжать выплачиваться после того, как банкротный лицензиар осуществил свое законное право отклонить договор. Платежи роялти не определены в Кодексе о банкротстве, но история законодательства и это постановление суда предполагают, что вопрос о том, следует ли считать платеж «роялти», должен зависеть от содержания операции, а не от ярлыка. Эта ситуация является поводом для споров, требующих конкретной ссылки на «выплаты роялти».

    Согласно лицензии, лицензиат согласился уплатить лицензиару лицензионный сбор в размере 1 250 000 долларов США, который должен был быть уплачен следующим образом: 300 000 долларов США при исполнении, а затем 50 000 долларов США в месяц до выплаты остатка.Лицензиар подал заявление о защите от банкротства в соответствии с главой 11. Лицензиат прекратил вносить ежемесячные платежи за лицензию на том основании, что в технологии обнаружен дефект конструкции. Затем лицензиар-должник подал заявление об отклонении лицензионного соглашения и об обязательстве лицензиата решить, желает ли он сохранить свои права в соответствии с §365 (n) (1). Суд по делам о банкротстве постановил, что в случае, если лицензиат решит сохранить свои права по соглашению в соответствии с §365 (n) (1), он должен уплатить все лицензионные сборы, причитающиеся в настоящее время, оплатить остаток ежемесячными платежами и отказаться от любых и все права на зачет в отношении контракта в соответствии с применимым законодательством о банкротстве и любые претензии в соответствии с §503 (b) Кодекса о банкротстве, возникающие в связи с выполнением обязательств по соглашению.

    Когда лицензиат решил сохранить свои права, он был обязан произвести все платежи роялти, причитающиеся по контракту. Лицензиат утверждал, что в лицензионном соглашении проводится различие между лицензионными платежами и лицензионными платежами и что лицензионные сборы не являются роялти, которые должны быть уплачены в случае удержания. Суд по делам о банкротстве отметил, что §365 (n) неоднократно говорит о «лицензиаре» и «лицензиате» с явным подтекстом, что платежи лицензиара лицензиару за использование интеллектуальной собственности были «лицензионными сборами» или «роялти» и, в качестве роялти, должен оплачиваться лицензиатом, который решает сохранить свою лицензию после банкротства лицензиара. Суд поднял вопрос о том, было ли распределение правомерным с учетом других договорных обязательств лицензиара, по которым он больше не несет ответственности; однако этот вопрос сторонами не поднимался и поэтому не учтен в решении. Это решение суда поддерживает рекомендованное нами распределение и спецификацию «роялти».

    Дело Encino показывает, как §365 (n) может быть использован для сбора лицензионных сборов и лицензионных отчислений. Например, предположим, что лицензиар — очень маленькая компания или иным образом не может финансировать судебный процесс по взысканию долгов.Лицензиат заявляет основания, реальные или только притворные, для неуплаты лицензиара лицензионных сборов, которые в противном случае причитаются. Лицензиат знает, что лицензиар испытывает финансовые проблемы и не имеет средств для возбуждения иска против лицензиата. Лицензиар может использовать §365 (n) и суд по делам о банкротстве для взыскания долга лицензиата перед лицензиаром в той степени, в которой лицензиат решит сохранить лицензированную интеллектуальную собственность.

    Раздел 365 (n) может повлиять на сроки и стратегию приобретения IP-активов в ходе процедуры банкротства

    Постановление Schlumberger Resource Management Services, Inc.v. CellNet Data Systems, Inc. , 8 дает ряд ценных уроков, касающихся покупки активов интеллектуальной собственности в ходе процедуры банкротства, включая любые лицензионные соглашения, относящиеся к активам интеллектуальной собственности.

    У CellNet Data Systems было лицензионное соглашение с BCN Data Systems. По лицензионному соглашению CellNet получила роялти, равное 3 процентам валовой выручки BCN от технологии CellNet. CellNet продала свои активы интеллектуальной собственности компании Schlumberger, в то время как CellNet находилась в состоянии банкротства.Schlumberger исключил лицензионное соглашение BCN и другие лицензионные соглашения CellNet из активов интеллектуальной собственности, которые компания Schlumberger приобрела у CellNet. Эта покупка фактически разорвала лицензионные соглашения с активами интеллектуальной собственности, которые приобрела Schlumberger. После покупки Schlumberger CellNet отклонила лицензионные соглашения с BCN в рамках процедуры банкротства.

    После того, как CellNet отклонила свое лицензионное соглашение BCN, BCN решила сохранить свои права в соответствии с §365 (n).Согласно §365 (n) BCN должен был произвести все платежи роялти, причитающиеся по контракту, в течение срока действия контракта. В результате своего избрания в соответствии с §365 (n), BCN было разрешено продолжать использовать лицензированную интеллектуальную собственность, изначально полученную по лицензии от CellNet, но от нее требовалось выплачивать лицензионные платежи, причитающиеся по лицензионному соглашению. Несмотря на то, что Schlumberger приобрела активы интеллектуальной собственности CellNet в ходе процедуры банкротства, Schlumberger не имела права на роялти, связанные с активами лицензионного соглашения, которые были исключены из активов, которые Schlumberger приобрела у CellNet.BCN выплатила гонорары CellNet-должнику, а не Schlumberger.

    Похоже, что ни Schlumberger, ни CellNet полностью не осознали потенциальный риск того, что BCN может решить сохранить лицензированную технологию в соответствии с §365 (n) в соответствии с условиями лицензионного соглашения CellNet, которое CellNet отклонило. Этот результат говорит о необходимости тщательного анализа рисков §365 (n). Например, могло быть более осмотрительным приобретение лицензионных соглашений в рамках процедуры приобретения в рамках процедуры банкротства, а затем прекращение действия лицензионных соглашений после закрытия приобретения в той степени, в которой положения о прекращении допускали такое прекращение.Возможно, это было невозможно, но именно такой анализ следовало провести.

    Должен признать, что права на товарные знаки не защищены §365 (n)

    Суд по делам о банкротстве в In re Centura Software Corporation 9 удовлетворил ходатайство комитета должника и кредиторов о вынесении частичного упрощенного судебного решения на том основании, что §365 (n) Кодекса о банкротстве не защищает права лицензиата на использование товарных знаков должника.

    Суд по делам о банкротстве пришел к выводу, что после отказа в выдаче лицензии контрагент не может продолжать использовать товарные знаки.Raima UK стремилась и дальше продвигать и продавать программные продукты под торговыми марками, принадлежащими должнику, Centura Software Corporation. Raima UK также запросила обновления программного обеспечения и документацию. Согласно §365, если договор отклоняется, считается, что должник нарушил его, и обанкротившееся имущество теряет любую выгоду от договора. Raima UK решила сохранить свои защищенные права на маркетинг и продажу программного обеспечения Raima. Однако, поскольку §365 (n) не распространяется на товарные знаки, Raima UK остается с требованием §365 (g) о возмещении ущерба, причиненного невозможностью использовать товарные знаки в своей деятельности.Суд постановил, что Конгресс недвусмысленно указал, что лицензии на товарные знаки должны быть исключены из §365 (n). Raima Software потеряла свои права на товарный знак, но имеет право подать необеспеченный предварительный иск о возмещении ущерба, причиненного невозможностью использования таких товарных знаков. Суд также отказал Raima в каких-либо улучшениях после подачи петиции, поскольку в результате решения о сохранении лицензии на распространение у Centura Software не было никаких обязательств по поддержке лицензиата.

    Тот факт, что §365 (n) не включает товарные знаки, может оказаться чрезвычайно важным.Например, предположим, что ваш клиент имеет исключительную лицензию на товарный знак, которая имеет решающее значение для бизнес-планов вашего клиента. Лицензиар испытывает значительные финансовые трудности. Четыре заявителя возбуждают дело о принудительном банкротстве против лицензиара. Если процедура принудительного банкротства будет продолжена, существует значительный риск того, что лицензиар откажется от исключительной лицензии и лицензиат потеряет свои права на товарный знак, несмотря на то, что уже заплатил лицензиару миллионы долларов.В этих обстоятельствах лицензиат, скорее всего, решит, что он вынужден приобрести права на товарный знак у лицензиара. Цена покупки была основана на удовлетворении требований кредиторов лицензиара во избежание предъявления каких-либо залоговых требований в отношении активов товарного знака и иного прекращения процедуры принудительного банкротства в отношении лицензиара. Раздел 365 (n) может потребовать реализации подобных стратегий.

    Стратегии, связанные с §365 (c) Кодекса США о банкротстве

    Может ли лицензиат принять лицензию на программное обеспечение в случае, если лицензиат добивается защиты от банкротства? Риск не допущения может оказаться весьма значительным.

    The
    In re Sunterra Corp. Постановление

    Важность вопроса о допущении в отношении лицензий на программное обеспечение для лицензиатов-должников была подчеркнута In re Sunterra Corporation (RCI Technology Corp. v. Sunterra Corp.) 10 Там, Четвертый округ отменил решение окружного суда, постановив, что банкротный должник не имеет права принять данную лицензию на программное обеспечение RCI без согласия лицензиара программного обеспечения. Мы никогда не видели, чтобы этот риск был устранен ни в одной лицензии на программное обеспечение.Таким образом, это постановление может оказаться очень важным, поскольку оно вызывает необходимость в новой защите контракта для устранения этого риска «допущения».

    В деле Sunterra Четвертый округ установил, что §365 (c) Кодекса о банкротстве не разрешает Sunterra, лицензиату-должнику, передать RCI свою неисключительную лицензию на программное обеспечение без согласия RCI на такое предположение. Sunterra была лишена возможности принять свою лицензию на программное обеспечение RCI на использование и изменение программного обеспечения RCI Premier. В соответствии с лицензионным соглашением по программному обеспечению RCI, Sunterra владела всеми «усовершенствованиями» и предоставила RCI лицензию на использование усовершенствований Sunterra.Sunterra вложила миллионы долларов в Premier Software. В этих обстоятельствах лицензия на программное обеспечение RCI стала критически важной для деятельности Sunterra; однако его способность принять лицензию в рамках плана выхода из банкротства зависела от согласия лицензиара.

    В ходе процедуры банкротства Sunterra RCI подала в суд по делам о банкротстве ходатайство о признании ее лицензии на Sunterra отклоненной, а RCI далее утверждала, что, поскольку она отказалась дать согласие на принятие лицензионного соглашения, суд требовался по закону. считать лицензию отклоненной.

    Вынося решение против Sunterra и ее намерения получить лицензию RCI, Четвертый округ следовал «буквальному тесту», применимому к толкованию и применению §365 (c) Кодекса о банкротстве. Буквальный тест предусматривает, что владеющий должником не может заключать договор об исполнении, несмотря на возражение не должника, если применимый закон (, например, , законы об авторском праве) запрещает уступку прав гипотетической третьей стороне. Этот запрет применяется даже в том случае, если должник не имеет намерения уступить договор какой-либо третьей стороне.Лицензии на программное обеспечение являются лицензиями с авторским правом. Закон об авторском праве запрещает переуступку лицензии на авторские права без согласия держателя авторских прав лицензиара. Таким образом, §365 (c) подвергает лицензиата риску, если лицензиат когда-либо попытается получить конкретную лицензию на программное обеспечение в ходе процедуры банкротства. Вариант допущения может быть недоступен лицензиату.

    Четвертый округ определил, что лицензия на программное обеспечение RCI является исполнительным соглашением. В этом постановлении Четвертый округ применил тест Countryman и обнаружил, что лицензия на программное обеспечение RCI действовала в то время, когда Sunterra подала заявку на защиту от банкротства, поскольку каждая сторона была должна по крайней мере один продолжающийся материальный долг перед другой по соглашению.В частности, каждая из сторон имела постоянное обязательство сохранять конфиденциальность исходного кода программного обеспечения, разработанного другой стороной. Таким образом, Четвертый округ установил, что §365 (c) в буквальном смысле запрещает Sunterra принимать условия лицензионного соглашения RCI без согласия RCI.

    В соответствии с §365 (c) Четвертый округ рассматривает «предположение» и «уступку» в связи с исполнительной лицензией на программное обеспечение как независимые действия, оба из которых требуют согласия лицензиара.

    Управление риском непринятия

    Непризнание лицензии на программное обеспечение в случае банкротства, вероятно, будет очень редким событием. Однако ввиду катастрофических последствий в случае такого отказа от допущения необходимо рассмотреть вопрос об управлении риском допущения.

    Риск непринятия должен регулироваться положениями контракта. 11 Ниже приводится простое положение, касающееся риска непринятия на себя обязательств.

    Успенский.Несмотря на любые положения об обратном, в случае, если Лицензиат объявляет о банкротстве и решает принять настоящее Лицензионное соглашение в рамках процедуры банкротства, Лицензиар настоящим соглашается на такое предположение Лицензиата при условии, что Лицензиат соглашается соблюдать все условия Лицензионного соглашения.

    Это положение начинается с пресловутой фразы «несмотря на любые положения об обратном», потому что большинство лицензионных соглашений предусматривают прекращение действия в случае банкротства, даже если такие положения ipso facto недействительны и не имеют исковой силы в соответствии с §365 (e) Кодекса о банкротстве. 12 Согласие лицензиара на предположение происходит только в том случае, если лицензиат принимает решение принять лицензию. Положение не обязывает лицензиата принимать лицензию. В большинстве случаев банкротства лицензиат, скорее всего, откажется от большинства лицензий на программное обеспечение; однако существует условный риск, связанный с допущением, от которого лицензиат должен искать защиты.

    Постановление Sunterra подчеркивает потенциальную важность решения о вступлении в должность для лицензиатов программного обеспечения в процедурах банкротства.Лицензиаты программного обеспечения должны учитывать риск отказа от принятия на себя обязательств, а в некоторых ситуациях должны стремиться управлять этим риском путем включения положения контракта, в котором лицензиар получает предварительное согласие на принятие лицензиатом лицензионного соглашения в случае, если лицензиат примет решение получить лицензию во время процедуры банкротства.

    Соглашения об условном депонировании исходного кода

    Целью условного депонирования исходного кода является наличие актуальной и полной копии исходного кода, соответствующей лицензированному программному обеспечению, на хранении в интересах лицензиата в случае, если лицензиар прекращает бизнес-операции или больше не может поддерживать и поддерживать лицензионное программное обеспечение. Механизмы условного депонирования исходного кода должны быть разработаны таким образом, чтобы лицензиат мог взять на себя обязательства лицензиара по поддержке. Помимо получения доступа к исходному коду, существует ряд других стратегий, которые могут быть реализованы, чтобы поставить лицензиата в как можно более сильное положение, если лицензиар потерпит неудачу или не сможет поддерживать лицензионное программное обеспечение по иным причинам.

    Владение исходным кодом важно для лицензиатов программного обеспечения, которые намереваются модифицировать программное обеспечение. Однако лицензиаты, не имеющие текущего намерения вносить изменения в программное обеспечение, часто рассматривают исходный код как необходимую форму защиты от ситуации, в которой они не могут продолжать использовать программное обеспечение, поскольку лицензиар не может или не желает исправлять ошибки или иным образом поддерживать продукт. .Владение исходным кодом, по мнению заказчиков, позволит им вмешаться в брешь и поддерживать систему в рабочем состоянии.

    Поскольку варианты использования исходного кода (, например, , модификация программного обеспечения и распознавание собственных алгоритмов поставщиков и другие коммерческие секреты) принципиально отличаются от использования, обычно выполняемого с помощью объектного кода (обработка данных), любой лицензиар, который делает исходный код доступным для лицензиат должен включить в свое лицензионное соглашение положение, которое тщательно и точно определяет конкретные права в исходном коде, которые лицензиату разрешено осуществлять.Например, лицензиар может пожелать разрешить лицензиату использовать только предоставленную единственную копию исходного кода и запретить лицензиату делать бумажные или электронные копии для целей, отличных от машинного использования и архивирования. Как отмечалось ранее, лицензиар может пожелать разрешить только определенные типы модификаций программного обеспечения и запретить все другие модификации. Довольно часто изменения вносятся только теми, которые необходимы для обслуживания и поддержки программного обеспечения внутри компании. Практически во всех случаях лицензиар захочет запретить раскрытие и распространение исходного кода.Ни в коем случае исходный код не должен предоставляться в соответствии с лицензионным соглашением, которое дает лицензиату неограниченные права «использовать программное обеспечение» без специальных положений об исходном коде и объеме лицензии, применимой к исходному коду.

    Лицензиары, которые обычно не предоставляют исходный код своим лицензиатам, часто готовы ответить на запросы лицензиата о депонировании исходного кода на условное депонирование для выгоды и защиты лицензиата. Депонирование исходного кода — это договоренность, при которой лицензиар передает исходный код в руки независимой третьей стороне для хранения.Затем, в случае наступления любого из ряда перечисленных событий, таких как прекращение деятельности лицензиара или прекращение поддержки линейки продуктов, лицензиат имеет право получить копию исходного кода. Пользователь должен стремиться к тому, чтобы исходный код и вся другая информация, которая потребуется пользователю для обслуживания самого программного обеспечения, были депонированы в условное депонирование. Следующие проблемы обычно возникают в связи с созданием условного депонирования исходного кода.

    Выбор эскроу-агента

    Стороны должны выбрать эскроу-агента.Ряд компаний занимается депонированием исходного кода и имеет все необходимое для хранения исходного кода на электронных носителях в безопасной контролируемой среде. Многие крупные лицензиары создали условное депонирование исходного кода, и им просто нужно уведомлять агента условного депонирования о дополнительных бенефициарах, когда они получают новых лицензиатов.

    Уплата пошлин

    Стороны должны распределить ответственность за оплату расходов по условному депонированию. Типичные затраты включают первоначальную плату за установку, ежегодную плату за обслуживание и комиссии в связи с отдельными транзакциями, такими как депозиты и снятие средств.Неспособность платить комиссию за условное депонирование на постоянной основе является наиболее частой причиной развала договоренностей об условном депонировании. Один из способов решения этой проблемы — предоставить лицензиату право оплачивать сборы за условное депонирование и зачислять такой платеж в счет любых других сборов, причитающихся лицензиару. Для этого лицензиат должен стремиться к участию в договорных отношениях с агентом условного депонирования и получать уведомление о невыплате.

    Проверка кода

    Лицензиат должен решить, необходимо ли проверять содержимое депозитов лицензиара на счет условного депонирования.Один из методов проверки включает наблюдение за компиляцией депонированного исходного кода в пригодный для использования объектный код. Компиляция может быть продемонстрирована лицензиаром или любой из компаний, занимающихся условным депонированием исходного кода. Иногда качество кода проверяется перед его сдачей на хранение с целью оценки риска исходного кода. Если исходный код непонятен, можно рассмотреть дополнительные меры предосторожности. Одна из стратегий — потребовать заполнить видеоурок с исходным кодом, который подробно объясняет код. Другая стратегия заключается в том, что лицензиат имеет право нанимать ключевых программистов-лицензиаров независимо от любого запрета на привлечение сотрудников любой из сторон в случае запуска условия предоставления доступа к исходному коду. Эти стратегии более подробно обсуждаются ниже.

    Обновления депозита

    Стороны должны согласовать частоту обновления депозита. Хотя клиенты захотят иметь последнюю версию исходного кода в случае дефолта лицензиара, современное программное обеспечение часто не дорабатывается, и выпуски выпускаются часто.Лицензиары такого программного обеспечения могут сопротивляться обязательству депонировать каждую новую версию, и компромисс, требующий не более определенного количества депозитов в год, может быть разумным. Целью должно быть обеспечение того, чтобы исходный код в значительной степени соответствовал лицензионному программному обеспечению, которое затем используется лицензиатом.

    Инициирующие события выпуска кода

    Стороны должны указать события, которые позволят клиенту получить исходный код от агента условного депонирования. Обычно они включают невыполнение лицензиаром обязательства по поддержке программного обеспечения и прекращение деятельности лицензиара, но могут также включать другие события, которые ставят под угрозу способность лицензиара выполнять свои обязательства, даже если дефолта еще не было.

    Процедуры выпуска кода

    Стороны должны указать процедуру, с помощью которой лицензиат может получить исходный код от агента условного депонирования. Типичные процедуры требуют письменного уведомления лицензиатом эскроу-агента с описанием события, которое дало лицензиату право получить исходный код.Агент условного депонирования, в свою очередь, направляет лицензиару письменное уведомление о претензии лицензиата. Если лицензиар не оспаривает претензию лицензиата, исходный код выпускается. В качестве альтернативы должна быть согласована процедура разрешения спора лицензиара относительно претензии лицензиата, и ускоренный арбитраж является обычным средством.

    Дополнительное соглашение

    В соответствии с публичным законодательством 100-56 отдельное соглашение об условном депонировании исходного кода называется «дополнительным» к контракту между лицензиаром и лицензиатом. Хорошая идея — убедиться, что обе стороны признают, что соглашение об условном депонировании исходного кода признается обеими сторонами как дополнительное соглашение по смыслу §365 (n) Кодекса о банкротстве, чтобы прояснить, что преимущества §365 (n) предназначены для применения сторонами. Мы предпочитаем трехсторонние соглашения об условном депонировании исходного кода, чтобы лицензиат и лицензиар были наедине с агентом условного депонирования. В трехстороннем контракте лицензиат может иметь право уплатить любые сборы за условное депонирование, которые лицензиар не уплатил, и вычесть любой такой платеж из любых других платежных обязательств, которые лицензиат имеет перед лицензиаром.Это право на оплату признает, что наиболее частой причиной разрыва механизмов условного депонирования является неуплата комиссионных сборов за условное депонирование. В отсутствие трехстороннего соглашения соглашение об условном депонировании программного обеспечения может быть включено в лицензионное соглашение с положениями контракта, требующими, чтобы исходный код оставался актуальным, а соглашение об условном депонировании оставалось в силе в течение срока действия лицензии.

    Риск исходного кода

    Следует подчеркнуть, что механизмы условного депонирования исходного кода несут определенные риски.Для сложных систем, даже с доступом к исходному коду, существуют определенные опасения, что обслуживание программного обеспечения может оказаться коммерчески непрактичным, поскольку кодирование может быть слишком трудным для понимания в разумные сроки. Оценка риска исходного кода может потребовать обзора кода наряду с другими соображениями.

    Если программный код непонятен и хорошо документирован, вы можете рассмотреть другие стратегии, чтобы повысить вероятность того, что вы сможете поддерживать код.Одна из стратегий состоит в том, чтобы потребовать от лицензиара подготовить обучающее видео, в котором программисты проведут лицензиата по коду, чтобы программный код был понятен. 13 Аналогичным образом, в дополнение к исходному коду, должна храниться техническая документация, которая поможет в понимании программного кода. Во время переговоров по контракту вы должны убедиться, что все, что лицензиату потребуется для обслуживания и поддержки программного обеспечения, хранится на условном депонировании или предоставляется иным образом.

    Отказ от запрета на прием на работу

    Существует ряд положений контракта, которые следует учитывать в связи со стратегиями условного депонирования исходного кода программного обеспечения. Обычно лицензионное соглашение содержит запрет на прием на работу сотрудников лицензиара. Программисты Лицензиара, вероятно, будут наиболее осведомленными в отношении программного кода сотрудниками. Во время переговоров лицензиат должен стремиться определить наиболее знающих программистов и прямо отказаться от любых запретов на их найм в случае, если лицензиату будет предоставлен доступ к исходному коду.

    Отказ от запрета на обратный инжиниринг

    Еще одно положение контракта, которое следует учитывать, — это запрет на декомпиляцию, дизассемблирование, перевод или другой обратный инжиниринг. Этот тип запрета на обратное проектирование включен в большинство лицензий на программное обеспечение. В этом нет никакого смысла, если лицензиат получает доступ к исходному коду. Соответственно, мы рекомендуем снять запрет и предоставить лицензиату явное право декомпилировать, дизассемблировать, переводить или иным образом осуществлять обратное проектирование лицензионного программного обеспечения в случае, если лицензиату будет предоставлен доступ к исходному коду.Это может предоставить лицензиату дополнительные права, которые могут оказаться полезными. Например, если предоставленный исходный код не является текущим, это право может предоставить лицензиату права, необходимые для обратного проектирования или иного получения исходного кода для изменений, не включенных в доставленный исходный код. Сопоставляя программное обеспечение на основе предоставленного исходного кода с программным обеспечением, которое фактически использует лицензиат, лицензиат должен иметь возможность создать список изменений. Этот список может использоваться для получения текущего исходного кода от лицензиара или в качестве основы для обратного проектирования изменений.

    Раздел 117 Права

    Еще одно положение, которое следует учитывать, относится к §117 Закона об авторском праве, который дает владельцу копии защищенного авторским правом программного обеспечения право изменять программное обеспечение в той степени, в которой это необходимо для использования программного обеспечения, и право на копирование программное обеспечение для архивных целей. В большинстве судебных постановлений говорится, что лицензиаты не имеют прав, предоставленных в соответствии с §117, потому что они не являются владельцами копии программного обеспечения, переданного им по лицензии. В той степени, в которой лицензиат получает исходный код, мы считаем, что лицензиату должны быть предоставлены все права в соответствии с §117 в отношении программного обеспечения и связанного с ним исходного кода, предоставленного лицензиату по лицензии. Эти права еще больше укрепят права лицензиата на изменение и адаптацию программного обеспечения в случае, если лицензиат должен взять на себя обслуживание и поддержку лицензионного программного обеспечения.

    Совершенствование обеспечительных интересов и уступок в процедурах банкротства

    Совершенствование обеспечительных интересов в материалах, защищенных авторским правом

    In re Peregrine Entertainment, Ltd. против Capitol Federal Savings and Loan Ass’n 14 решает вопрос о том, решает ли Обеспечительный интерес в авторском праве совершенствуется соответствующей регистрацией в U.S. Бюро регистрации авторских прав или в отчете о финансировании UCC-1, поданном в соответствии с законодательством штата.

    Федеральная ссудно-сберегательная ассоциация Capitol подала финансовые отчеты UCC-1 в Калифорнии, Колорадо и Юте в связи с предоставлением кредитной линии Peregrine. В заявлениях Capitol UCC-1 и в соглашении об обеспечении залог описывается как «[весь] инвентарь, состоящий из фильмов и всех счетов, договорных прав, движимого имущества, общих нематериальных активов, инструментов, оборудования и документов, относящихся к таким инвентарным запасам, находящимся в настоящее время в собственности или приобретенным в будущем. со стороны Должника.»В Бюро регистрации авторских прав США не было зарегистрировано никаких обеспечительных интересов.

    Суд отметил, что всеобъемлющая сфера действия положений федерального Закона об авторском праве в отношении записи, наряду с уникальными федеральными интересами, которые они затрагивают, поддерживает точку зрения, «что федеральный закон вытесняет методы штата по совершенствованию обеспечительных интересов в авторских правах и связанной с ними дебиторской задолженности». В той мере, в какой у Peregrine были действующие авторские права, Суду по делам о банкротстве было предписано разрешить Peregrine осуществлять свои полномочия по расторжению сделок в соответствии с Кодексом о банкротстве в отношении интересов, в отношении которых Peregrine не подавал свои обеспечительные права в U.S. Бюро авторских прав. Следует отметить, что это решение относится к совершенствованию обеспечительного интереса в зарегистрированных авторских правах. Если обеспечительный интерес используется, например, в отношении коммерческих секретов, незарегистрированных авторских прав и других нематериальных активов, эти обеспечительные интересы должны быть усовершенствованы в соответствии с законодательством штата путем подачи финансового заявления UCC-1.

    In re World Вспомогательная энергетическая компания 15 занимается совершенствованием обеспечительных интересов незарегистрированных авторских прав должника.Девятый округ подтвердил решение окружного суда о том, что у банка Кремниевой долины был усовершенствованный обеспечительный интерес в незарегистрированных авторских правах должника. В данном случае соглашение об обеспечении и заявление о финансировании также охватывают «[все] все авторские права, заявки на авторские права, регистрации авторских прав и тому подобные средства защиты на каждое авторское произведение и производные от него произведения, опубликованные или неопубликованные, находящиеся в собственности или приобретенные в будущем».

    Девятый округ принял Peregrine и постановил, что для зарегистрированных авторских прав единственное подходящее место для подачи обеспечительного интереса — это Бюро регистрации авторских прав, но отметило, что обеспеченный кредитор не может усовершенствовать обеспечительный интерес в незарегистрированных авторских правах путем записи в Бюро регистрации авторских прав. Только государственная файловая система UCC создает файловую систему, применимую к незарегистрированным авторским правам. В рамках обоснования Девятого округа отметили, что Закон об авторском праве предполагает, что большинство авторских прав не будет зарегистрировано. Поскольку авторское право создается каждый раз, когда люди кладут перо на бумагу или пальцы на клавиатуру и закрепляют свои мысли на материальном носителе, писателям, художникам, программистам и веб-дизайнерам будут связывать руки, чтобы они не создавали незарегистрированные авторские права в течение всего дня. ежедневно.Девятый округ отмечает, что Закон об авторском праве устанавливает режим, при котором большинство авторских прав никогда не будет зарегистрировано.

    Извлеченный урок состоит в том, что обеспеченный кредитор может совершенствовать обеспечительный интерес в незарегистрированном авторском праве в соответствии с законодательством штата, подав финансовый отчет UCC-1 в соответствии с законодательством штата. В той степени, в которой UCC-1 стремится охватить нематериальные права интеллектуальной собственности (, например, , коммерческие секреты, конфиденциальную информацию, доменные имена и т. Д.), Мы рекомендуем прямо включить незарегистрированные авторские права в описание защищенного обеспечения.

    Объем усовершенствованного обеспечительного интереса в зарегистрированных авторских правах

    Суд по делам о банкротстве в деле In re Avalon Software, Inc. , 16 определил, что Imperial Bank не смог реализовать свой обеспечительный интерес в программном обеспечении Avalon, защищенном авторским правом, и не имел усовершенствованная безопасность в любом программном обеспечении Avalon, модифицированном программном обеспечении, лицензиях, руководствах или соглашениях, касающихся распространения программного обеспечения и исходящих из этого.

    Авалон занял деньги в Империал Банке.Банк подавал финансовые отчеты UCC-1 госсекретарю штата Аризона, но никогда не подавал заявление о финансировании, соглашение об обеспечении или какой-либо другой документ, подтверждающий его обеспечительный интерес, в Бюро регистрации авторских прав США. Подача заявки в Бюро регистрации авторских прав и использование оговорки о последующем приобретении означало бы, что банк усовершенствовал свой обеспечительный интерес в отношении авторских прав и материалов, защищенных авторским правом, а также доходов от них. В результате суд постановил, что на длинный список активов не распространялся обеспечительный интерес банка, включая дистрибьюторские соглашения VAR и полученные от них доходы.С другой стороны, суд постановил, что соглашения об обслуживании, консалтинге и обслуживании Avalon в значительной степени не включали продажу или лицензирование какой-либо материальной «интеллектуальной собственности» и, как таковые, были предметом усовершенствованного обеспечительного интереса банка.

    Сторонние модификации программного обеспечения, на которые не распространяется гарантия

    In re: CTek Software, Inc. , 17 занимается рядом очень важных вопросов, связанных с интересами безопасности и банкротством. Партнерство предприятий штата Нью-Йорк усовершенствовало интересы безопасности в компьютерном программном обеспечении CTek, известном как ClienTrak. Обеспечительный интерес включал «исходный код и все права собственности на компьютерное программное обеспечение ClienTrak, включая авторские права 1983, 1984, 1985, 1986 и 1987 годов». Позже, после предоставления обеспечительного интереса, CTek получила всемирное право на продажу и разработку программного обеспечения ClienTrak. Принимая во внимание лицензию на распространение, дистрибьютор согласился выплачивать лицензионные платежи CTek, размер которых со временем будет уменьшаться по мере того, как дистрибьютор вносит изменения в программное обеспечение.В частности, CTek дал дистрибьютору право «производить, копировать, распространять и продавать производные версии программного обеспечения и документации без ограничений». На модифицированную версию программного обеспечения дистрибьюторов не распространялся обеспечительный интерес, принадлежащий Партнерству деловых предприятий штата Нью-Йорк. В индустрии программного обеспечения подобное соглашение о распространении фактически передает технологию от лицензиара лицензиату дистрибьютора. New York Business Venture Partnership совершила большую ошибку, не обеспечив применимость своего залога безопасности к улучшенному программному обеспечению.

    Вопрос, который рассматривался Судом по делам о банкротстве, касался степени обеспечительного интереса, который Партнерство деловых предприятий штата Нью-Йорк имело в исходном коде, в свете изменений, внесенных дистрибьютором после того, как обеспечительный интерес Партнерства был усовершенствован. В центре спора были изменения, внесенные в программное обеспечение ClienTrak после версии 3.7.2.B. Суд по делам о банкротстве сослался на Stewart v. Abend , 18 , заявив, что «аспекты производной работы, добавленные автором производной работы, являются собственностью автора, но элемент, извлеченный из ранее существовавшей работы, остается на безвозмездной основе от владельца. из ранее существовавших работ.»

    Суд по делам о банкротстве также отметил, что «[работы], в значительной степени полученные из предыдущих работ, независимо от того, защищены ли ранее существовавшие работы авторским правом или находятся в общественном достоянии, также подлежат защите авторским правом, если производная работа сама по себе является оригинальной». Суд по делам о банкротстве счел, что исправления ошибок обладают достаточной оригинальностью, чтобы быть независимо созданными объектами, охраняемыми авторским правом, то есть что они не являются «тривиальными» с точки зрения авторского права. Суд постановил, что модификации программного обеспечения, внесенные программистами дистрибьютора, требуют независимых усилий и суждения.Фактически суд по делам о банкротстве, опираясь на доказательства экспертов, отметил, что «сложнее изменить исходный код другого программиста, чем создать свой собственный». Поскольку версии 3.7.2.B программного обеспечения ClienTrak, подпадающего под залог Партнерства деловых предприятий штата Нью-Йорк, могли быть отделены от текущей производной производной версии программного обеспечения ClienTrak, суд постановил, что обеспечительный интерес не покрывают модификации программного обеспечения, сделанные дистрибьютором.

    Следовательно, благодаря возможности отделить модификации от текущей версии (предположительно, просто ссылаясь на архивную копию исходного программного обеспечения), дистрибьютор смог преодолеть доктрину присоединения.Суд по делам о банкротстве также постановил, что у дистрибьютора была лицензия CTek на производное программное обеспечение, защищенное авторским правом, модификации программного обеспечения соответствовали требованиям оригинальности, установленным законодательством об авторском праве, и что дистрибьютор владел этими изменениями программного обеспечения без каких-либо прав удержания со стороны New York Business Venture Partnership. .

    В результате обеспечительный интерес, принадлежащий New York Business Venture Partnership, был сильно обесценен, поскольку не применялся к усовершенствованному программному обеспечению. Это относилось только к более старой версии, которая стала технологически устаревшей.

    Совершенство обеспечительных интересов в выданных патентах

    В деле Moldo против Matsco, Inc. (In re: Cybernetic Servs, Inc.) , 19 Девятый округ подтвердил решение Апелляционной комиссии о банкротстве, что ни Патентный закон также статья 9 Единого коммерческого кодекса требует, чтобы держатель обеспечительного интереса в патенте совершенствовал этот обеспечительный интерес в Федеральном ведомстве по патентам и товарным знакам (PTO). В данном случае обеспечительный интерес был усовершенствован в соответствии со статьей 9 до подачи заявления о банкротстве путем подачи заявления государственному секретарю штата Калифорния.

    Раздел 261 Закона о патентах предусматривает, что «[] переуступка, предоставление или передача недействительны по отношению к любому последующему покупателю или залогодержателю за ценное вознаграждение без уведомления, если это не зарегистрировано в Бюро по патентам и товарным знакам в течение трех месяцев с момента его дата или предшествующая дате такой последующей покупки или ипотеки «. В Законе о патентах не упоминается требование о представлении обеспечительного интереса. В PTO необходимо регистрировать только передачу прав собственности.Обеспечительный интерес в патенте не подразумевает передачу прав собственности и не является уступкой, предоставлением или передачей. Девятый округ сослался на процедуры по совершенствованию обеспечительного интереса в материалах, защищенных авторским правом, в Бюро регистрации авторских прав, но не высказал предположения, что такая процедура является неправильной или необязательной, но отметила, что Закон об авторском праве регулирует интересы безопасности. Девятый округ предложил, чтобы обеспечительные интересы, связанные с материалами, защищенными авторским правом, должны быть усовершенствованы путем подачи заявки в Ведомство по охране авторских прав, в то время как обеспечительные интересы в зарегистрированном патенте не должны подаваться в PTO, а, скорее, в соответствии со статьей 9.Соответственно, обеспечительный интерес в патенте должника, своевременно поданный в соответствии со статьей 9 до подачи заявления о банкротстве, имел приоритет над требованиями доверительного управляющего.

    Уступка активов интеллектуальной собственности при банкротстве

    Раздел 365 (c) Кодекса о банкротстве устанавливает два условия, которые должны быть выполнены, прежде чем должнику будет запрещено уступать лицензию, стороной которой был должник, до подачи заявления о защите от банкротства. Во-первых, в соответствии с применимым законодательством лицензиару, не являющемуся должником, должно быть разрешено отказать в исполнении лицензии другой стороне.Например, большинство лицензий на программное обеспечение не подлежат передаче, если лицензиар не дал согласия на передачу. Во-вторых, лицензиар, не являющийся должником, еще не дал согласия (или не дает согласия) на уступку.

    Патентные лицензии

    В соответствии с федеральным законом; неисключительные патентные лицензионные соглашения являются личными для лицензиара и не могут быть переданы, если это прямо не указано в соглашении.

    В Everex Sys. против Cadtrak Corp. (в отношении CFLC, Inc. ) , 20 Девятый округ постановил, что неисключительная патентная лицензия, принадлежащая конкурсной массе, не подлежит переуступке как часть активов, проданных должником при банкротстве.CFLC была предоставлена ​​неисключительная лицензия на использование определенной технологии компьютерной графики, на которую Cadtrak имел патент. В ходе процедуры банкротства CFLC стремилась принять лицензию и уступить ее. Кадтрак выступил против предположения и задания. Согласно федеральному закону, неисключительная патентная лицензия является персональной и не подлежит передаче. Лицензия не могла быть принята и передана без согласия Cadtrak. Возможность свободного переуступки неисключительной патентной лицензии без согласия патентообладателя была сочтена несовместимой с патентной монополией и противоречащей федеральной политике.

    Ситуация с возможностью передачи исключительных патентных лицензий менее ясна. Некоторые суды рассматривают исключительные патентные лицензии как предоставление имущественных, а не только личных прав. 21 В таких ситуациях §365 (c) не должен препятствовать принятию или уступке исключительной лицензии должником. Другие суды рассматривали возможность уступки даже исключительных патентных лицензий как требующую согласия патентообладателя, поскольку в противном случае исключительная лицензия была бы эквивалентна прямой уступке патента.

    Лицензии на авторские права

    Неисключительные лицензии на авторские права, как и неисключительные патентные лицензии, не могут свободно уступать место должникам без согласия лицензиара авторских прав. 22 Однако, как и в случае с патентами, менее ясно, можно ли переуступать исключительную лицензию на авторское право. 23

    Лицензии на товарные знаки

    Лицензии на товарные знаки обычно считаются личными и не подлежат передаче без согласия лицензиара. 24

    Автоматический останов

    Одной из основных автоматических функций подачи заявления о банкротстве является автоматическое приостановление, которое запускается после подачи заявления для сохранения имущества банкротства до тех пор, пока имущество должника и кредиторы не будут объединены, а конкурирующие права в имущественной массе банкротства не будут рассмотрены. Автоматическое приостановление предписывает инициировать любые действия кредитора против должника или конкурсной массы должника или продолжить любые действия со стороны или против должника. Кроме того, в рамках автоматического приостановления все лицензиары или лицензиаты, не являющиеся должниками по лицензии, должны выполнять свои обязательства, если неисполнение обязательств может нанести ущерб имущественной массе должника в случае банкротства. Контракты исполнителя остаются в силе, и кредиторы обязаны выполнять их до тех пор, пока они не будут приняты или отклонены.

    После подачи заявления о банкротстве автоматически вступает в силу приостановление.Автоматическое приостановление в соответствии с §362 Кодекса о банкротстве является запретом на большинство действий кредиторов по взысканию долгов с должника. Автоматическое приостановление является одним из наиболее важных средств защиты должников, предусмотренных законодательством о банкротстве, и может быть нарушено только при наличии веских причин для этого. 25

    Положения об автоматическом приостановлении действуют для защиты должника от определенных действий кредиторов, включая: (1) возбуждение или продолжение судебного разбирательства в отношении должника; (2) действия по получению имущества должника; (3) действия по созданию, совершенствованию или принудительному удержанию имущества должника; и (4) зачет задолженности перед должником до начала процедуры банкротства. 26

    Обеспеченные кредиторы могут обратиться в суд по делам о банкротстве с ходатайством об освобождении от автоматического приостановления при наличии уважительной причины. Суд по делам о банкротстве может освободить кредитора от моратория, если кредитор сможет продемонстрировать, что мораторий не обеспечивает адекватной защиты или если приостановление ставит под угрозу интересы кредитора в определенном имуществе. 27

    Нарушение автоматического останова может иметь тяжелые последствия. Девятый округ в In re: Computer Communications, Inc. , 28 подтвердили вывод о том, что сторона, не являющаяся должником по соглашению о развитии технологий с оговоркой о прекращении действия в случае банкротства, нарушила автоматическое приостановление, расторгнув соглашение в одностороннем порядке. Должнику были присуждены компенсационные убытки и штрафные убытки.

    Недействительность положений о прекращении производства в случае банкротства

    Раздел 365 (e) (1) Кодекса о банкротстве предусматривает, что исполнительный договор должника не может быть прекращен или изменен в любое время после начала процедуры банкротства должника исключительно на основании положения такого договора, которое обусловлено любым из следующие:

    (1) неплатежеспособность или финансовое состояние должника в любое время до закрытия процедуры банкротства;

    (2) начало процедуры банкротства;

    (3) назначение или вступление во владение управляющим в деле о банкротстве или попечителем до начала процедуры банкротства. 29

    В разделе 365 (е) обычно содержатся положения, которые прекращаются из-за «несостоятельности» или «финансового состояния» должника или из-за подачи заявления о банкротстве, не имеющими исковой силы после возбуждения дела о банкротстве. Раздел 365 (e) обычно делает ipso facto пунктов в исполнительных контрактах не имеющими исковой силы. 30

    Раздел 365 (e) (2) (A) в основном предусматривает, что положения о расторжении договора о банкротстве имеют исковую силу, если (i) применимый закон о банкротстве не разрешает лицензиату уступать лицензию без согласия лицензиара и (ii) лицензиар не согласился.В этом отношении лицензиар может дать предварительное согласие в соответствии с условиями лицензии. 31

    Большинство исполнительных договоров содержат положения о расторжении договора о банкротстве. Важно не полагаться на эти положения о прекращении действия и осознавать, что они, скорее всего, не будут иметь исковой силы. Одна из причин сохранения этих положений в контракте заключается в том, что Кодекс о банкротстве может быть изменен, чтобы восстановить прежнее правило, обеспечивающее соблюдение этих положений. Другая причина заключается в том, что недействительность возникает только в случае фактического объявления о банкротстве.

    Заключение

    Риски, связанные с банкротством, необходимо полностью учитывать при сделках с использованием информационных технологий. В этой статье был обсужден ряд рисков и стратегий в соответствии с законом США о банкротстве, а также стратегии условного депонирования исходного кода для защиты лицензиатов и вопросы, связанные с совершенствованием интересов безопасности в связи с транзакциями, связанными с информационными технологиями.

    Сноски

    1 См. 11 U.S.C. §§101, 365 (n) (Дополнение.1989). Этот закон, по сути, отменил решение Четвертого округа по делу Lubrizol Enterprises, Inc. против Richmond Metal Finishers, Inc. , 756 F.2d 1043 (4th Cir. 1985), cert. отклонил , 475 U.S. 1057 (1986), в соответствии с которым лицензиар-должник отклонил лицензионное соглашение неисключительного лицензиата с катастрофическими последствиями. В деле Lubrizol суд по делам о банкротстве утвердил, согласно правилу коммерческого решения, отказ в выдаче неисключительной лицензии на запатентованный процесс нанесения покрытия на металл должником-лицензиаром.

    2 In re: TWA, 2001 Bankr. LEXIS 267 (Bankr. Ct. D. Del. 12 марта 2001 г.).

    3 Vern Countryman, «Исполнительные договоры при банкротстве: Часть I», 51 Minn. L. Rev. 439, 460 (1972–1973).

    4 «Интеллектуальная собственность» определяется в 11 U.S.C. §101 (35A).

    5 См. DDB Technologies, LLC против MLB Advanced Media LP, 2008 г., приложение для США. LEXIS 11180 (Fed Cir. 14 апреля 2008 г.) (обсуждение лицензирования будущих интересов до возникновения будущих интересов).

    6 In re: EI International, 123 Bankr. 64, 1991 Банкр. LEXIS 18, 18 U.S.P.Q.2d 2045 (Bankr Ct. Idaho 1991).

    7 Encino Business Mgmt. против Prize Frize, Inc., 32 F.3d 426 (9th Cir.1994).

    8 Schlumberger Resource Management Services, Inc. против CellNet Data Systems, Inc., 327 F.3d 242 (3-й круг 2003 г.).

    9 In re Centura Software Corp., 2002 Bankr. LEXIS 960 (N.D. Cal. Bankr. 24 июля 2002 г.).

    10 In re Sunterra Corporation (RCI Technology Corp.против Sunterra Corp.), 361 F.3d 257 (4-й округ 2004 г.).

    11 Следует отметить, что эта стратегия не противоречит правилу, согласно которому должник не может в одностороннем порядке отказаться от своих полномочий принять или отклонить принудительный договор. См. In re: TWA, 2001 Bankr. LEXIS 267 (Bankr. Ct. D. Del. 12 марта 2001 г.).

    12 См. In re: Computer Communications, Inc, 824 F. 2d 725 (9th Cir.1987).

    13 В соглашение о передаче технологии, связанное с лицензией на исходный код, довольно часто включается компонент консультационных услуг для ознакомления лицензиата с исходным кодом.Этой цели может служить видеоурок.

    14 Дело «Перегрин Энтертейнмент, Лтд.» Против Федеральной ссудо-сберегательной ассоциации Капитолия, 116 Банкр. 194, 1990 США Dist. LEXIS 10812, 16 U.S.P.Q.2d (BNA) 1017; Авторское право L. Rep. (CCH), 26, 616 (C.D. Cal.1990).

    15 In re World A вспомогательная энергетическая компания, 203 F.3d 1120 (9-е округа, 11 сентября 2002 г.).

    16 In re Avalon Software, Inc., 209 Bankr. 517 (D. Az. 1997).

    17 In re: CTek Software, Inc., 127 Банкр. 501; Копировать. L. Rep. (CCH) 26 796 (Bankr. Ct. D.N.H.1991).

    18 Стюарт против Абенда, 110 S. Ct. 1750 (1990).

    19 В деле Moldo v. Matsco, Inc. (In re: Cybernetic Servs, Inc. ), 252 F.3d 1039 (9th Cir. 6 июня 2001 г.).

    20 Everex Sys. против Cadtrak Corp. (в отношении CFLC, Inc.), 89 F.3d 679 (9th Cir.1996).

    21 Everex Sys. против Cadtrak Corp. (в отношении CFLC, Inc.), 89 F.3d 679 (9th Cir.1996).

    22 См. Nike v.Гарднер, 279 F.3d 774 (9-й округ, 2002 г.).

    23 См. In re: Golden Books, 269 B.R. 300 (Банкр Д. Дел 2001).

    24 См. In re: N.C.P. Маркетинговая группа, 337 B.R. 230 (Д. Нев. 2005), без оп. , 279 Фед. Прибл. 561 (9 округа 23 мая 2008 г.), сертификат. отказано , N.C.P. Маркетинговая группа, инк. Против BG Star Productions, Inc., 129 S. Ct. 1577, 2008 WL 4522334 (6 октября 2008 г.).

    25 См. In re Wang Laboratories, Inc., 1996 США Dist. LEXIS 879 (Массачусетс 1996).

    26 http://en.wikipedia.org/wiki/automaticstay (последнее посещение 9 октября 2009 г. ).

    27 л.д. .

    28 In re: Computer Communications, Inc., 824 F.2d 725 (9th Cir.1987).

    29 «Имеются ли принудительные меры в отношении положений договора о прекращении действия банкротства?» (Отправлено 16 сентября 2007 г.). http://bankruptcy.cooley.com/2007/09/articles/business_bankruptcy_issues/are_termination_on_
    bankruptcy_contract_clauses_enforceable?

    30 Идентификатор .

    31 К. Тернер, «Лицензирование интеллектуальной собственности при банкротстве», http://www.ipfrontline.com/depts/article.asp?id=6317dept.d=3&page=2.

    Copyright © Finnegan, Henderson, Farabow, Garrett & Dunner, LLP. Эта статья предназначена для информационных целей, не предназначена для использования в качестве юридической консультации и может считаться рекламой в соответствии с действующим законодательством штата. Эта статья является только мнением авторов и не приписывается Finnegan, Henderson, Farabow, Garrett & Dunner, LLP или клиентам фирмы.

    Справочник по банкротству и интеллектуальной собственности: руководство по интеллектуальной собственности, Интернету и закону о банкротстве

    Этот ценный настольный справочник предоставляет вам ресурсы для понимания проблем, связанных с IP, Интернетом и банкротством. Это позволяет практикующему банкротству, имеющему дело с ИС, и эксперту по ИС, занимающемуся банкротством и несостоятельностью, понимать проблемы и подходить к ним с практической точки зрения. В качестве легкодоступного справочника настольный справочник предоставляет более глубокий анализ некоторых наиболее распространенных проблем и важных случаев в этой предметной области.Книга состоит из трех частей, причем начальные главы посвящены пересечениям между интеллектуальной собственностью, технологиями и банкротством; предполагая базовое понимание основных правовых систем. Также включены обсуждения:

    • процедуры банкротства активов интеллектуальной собственности
    • сложных и сложных правил, регулирующих процедуру банкротства лицензий интеллектуальной собственности
    • интеллектуальной собственности в качестве залога, в первую очередь вопросов совершенства, возникающих в ходе дел о банкротстве
    • банкротства и кибер- активы, такие как доменные имена, подключение к Интернету, цифровая валюта, виртуальные активы и учетные записи в социальных сетях
    • права на неприкосновенность частной жизни и их обращение в делах о банкротстве
    • основные концепции законодательства о банкротстве, относящиеся к интеллектуальной собственности и вопросам лицензирования
    • справочная информация о патентах, закон об авторском праве, товарных знаках и коммерческой тайне, включая правила передачи и лицензирования, в помощь специалистам по банкротству

    Справочник также содержит вспомогательные материалы, которые помогут вам в этом процессе; включая глоссарий ключевых терминов, основные контрольные списки и списки дополнительных ресурсов.

    Электронные книги, компакт-диски, загружаемый контент и покупки программного обеспечения не подлежат отмене, возврату и возврату. Щелкните здесь, чтобы получить дополнительную информацию об электронных книгах LexisNexis. Электронные версии этого заголовка могут содержать ссылки на Lexis + ™ для дальнейших юридических исследований. Для доступа к этому контенту требуется действующая подписка на Lexis + ™.

    Кодекс о банкротстве

    Раздел 365 (n) защищает право лицензиатов на дальнейшее использование интеллектуальной собственности

    В быстро меняющемся мире технологий большие компании нередко становятся зависимыми от начинающих, финансово уязвимых фирм из-за лицензирования ключевых технологий.Сейчас вам жарко, вы не в ногу с миром высоких технологий, многие лицензиары были вынуждены обанкротиться, поставив под угрозу право лицензиата на использование технологии.

    До 1988 г. лицензиат не мог полагаться на лицензионное соглашение для продолжения использования лицензированной технологии в случае банкротства лицензиара. После интенсивного лоббирования со стороны поставщиков и торговых групп (включая возбуждение знаменитого дела Lubrizol Enterprises против Richmond Metal Finishers, Inc., которое проиллюстрировало тяжелое положение лицензиата, лицензиар которого упоминается в главе 11), Конгресс принял Закон о банкротстве интеллектуальной собственности 1988 года. кодифицировано в Разделе 365 (n) Кодекса о банкротстве, чтобы ограничить полномочия лицензиара по предотвращению дальнейшего использования лицензии.

    Ограниченная сфера действия статьи 365 (n)

    Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве применяется только к лицензиям на интеллектуальную собственность в контексте банкротства лицензиара. Более того, Раздел 365 (n) применяется только к следующим видам интеллектуальной собственности:

    • коммерческая тайна
    • патентоспособных изобретений и заявок на патенты
    • сортов растений
    • авторских произведений, защищенных законом США об авторском праве
    • маски защищены главой 9 закона об авторском праве (часть Закона о защите полупроводниковых чипов 1984 г. )

    В охватываемых соглашениях заметно отсутствуют товарные знаки, торговые наименования и лицензионные соглашения о знаках обслуживания.Конгресс исключил товарные знаки, потому что они зависят, прежде всего, от обязательства лицензиара поддерживать контроль качества продуктов, на которых имеется товарный знак, на который распространяется лицензия.

    Защиты Раздела 365 (n)

    Если должник / лицензиар отклоняет исполнительную лицензию, Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве предоставляет лицензиату возможность рассматривать лицензию как прекращенную в силу отказа и требования возмещения убытков за нарушение или сохранения своих прав по лицензии. на его продолжительность и любые применимые продления.Раздел 365 (n) прямо предусматривает, что лицензиат может сохранить свои права только в том случае, если такие права существовали непосредственно перед возбуждением дела. Раздел 365 (n) не предоставляет лицензиату прав на интеллектуальную собственность, которую лицензиар может создать после подачи заявления о банкротстве.

    Утверждающие обязательства, не имеющие исковой силы

    Что касается объема сохраненных прав, лицензиат может сохранить свои права, поскольку такие права существовали до подачи заявки, включая право на принудительное исполнение любого положения об исключительности, но исключая любые другие права в соответствии с применимым законодательством о банкротстве в отношении конкретного исполнения такого контракта. .

    В соответствии с этими положениями исключительные права, предоставленные лицензиату, по-прежнему будут иметь исковую силу, но другие права лицензиата не могут быть принудительно реализованы. Таким образом, лицензиар будет освобожден от бремени принятия дополнительных позитивных действий по контракту, таких как обязательства по защите от нарушений, обучению, развитию и обслуживанию.

    Обязательства по выплате роялти

    Кроме того, в обмен на разрешение сохранить свои права лицензиат должен произвести все платежи роялти по лицензии в соответствии с контрактом и в течение оставшегося срока, и считается, что он отказался от любых прав на зачет в отношении этих платежей. и любые претензии в отношении административных расходов.Хотя зачет не разрешен, суды разрешили возмещение определенных авансов, внесенных лицензиатом.

    При толковании термина роялти Конгресс поручил судам обратить внимание на суть дела, а не на ярлык, присвоенный сделке. В деле Апелляционного суда девятого округа, In re Prize Frize, 32 F.3d 426 (9th Cir.1994), Суд постановил, что все платежи, причитающиеся за использование интеллектуальной собственности, должны рассматриваться как роялти, независимо от того, как они производятся. обозначенные сторонами, и, таким образом, постановили, что фиксированный лицензионный сбор фактически является роялти в соответствии с Разделом 365 (n).Примечательно, что Суд предположил, что он мог бы принять иное решение, если бы лицензионный сбор уплачивался в качестве компенсации за такие подтверждающие обязательства, как гарантии или компенсации, которые не подлежали исполнению со стороны лицензиата. Таким образом, при разработке положений о лицензионных отчислениях лицензиат должен соблюдать осторожность и выделять платежи, покрывающие подтверждающие обязательства, такие как техническое обслуживание, обучение или развитие. Если платежи не отделены друг от друга и сгруппированы вместе как платежи роялти, лицензиат может в конечном итоге оплатить подтверждающие обязательства, которые лицензиар не обязан выполнять.

    Заключение

    Хотя Раздел 365 (n) устранил некоторую неопределенность и риск, связанные с банкротством лицензиара, составителям соглашения о лицензировании интеллектуальной собственности рекомендуется учитывать влияние потенциального банкротства на соглашение. Как и в случае любой сделки, проверка прав, обязанностей, обязательств и ожиданий каждой стороны от теоретического банкротства может обеспечить дополнительную защиту и уверенность в снижении часто разрушительных последствий подачи заявления о банкротстве.

    Приобретение активов ИС у должников в ходе процедуры банкротства

    Когда бизнес подает заявление о банкротстве, все его активы, включая любую интеллектуальную собственность и лицензионные права на интеллектуальную собственность, подпадают под юрисдикцию суда по делам о банкротстве. Проще говоря, все активы переходят в «конкурсную массу» и подлежат контролю в суде. Целью банкротства является реорганизация долга (если бизнес намеревается продолжить) или продажа как можно большего количества активов для выплаты кредиторам бизнеса.Часто банкротства включают в себя ликвидацию и реорганизацию.

    Когда должники продают активы, настороженные, способные и желающие покупатели часто могут получить за активы хорошие цены. В то время как суду по делам о банкротстве поручено получить самую высокую цену за любые проданные активы, даже самая высокая цена, утвержденная при банкротстве, может быть намного ниже рыночной цены. Это связано с тем, что «пул» потенциальных покупателей часто ограничен, обнаружение того, что активы выставлены на продажу, может быть затруднительным, и часто требуется скорость, но также часто возникают длительные задержки, а процесс подачи заявок и одобрения банкротства может быть сложным. и громоздко.

    В отношении приобретения активов интеллектуальной собственности (таких как патенты, авторские права или товарные знаки) процесс аналогичен приобретению материальных активов. Тем не менее, особое внимание следует уделять любым лицензионным соглашениям или соглашениям об использовании, которые могут быть связаны с соответствующей интеллектуальной собственностью. Кроме того, существуют различные юридические соображения, если вы пытаетесь получить права ИС у владельца или лицензиата прав ИС.

    Вот краткая информация о приобретении активов ИС от банкротного должника:

    Судебные торги и процесс утверждения

    Проще говоря, любая продажа активов банкротным должником должна быть одобрена судом.Утверждение важно для покупателя, потому что в этом случае активы будут освобождены от каких-либо залоговых прав или требований кредиторов.

    Approval можно рассматривать как двухканальную систему. В первом случае, чтобы одобрить продажу, суд должен убедиться в том, что была получена самая высокая стоимость. Как следствие, часто устанавливается процедура конкурсных торгов. Как правило, требуются определенные усилия для публикации информации о продаже активов, дается некоторое время для приема заявок и вводится некий механизм для полного раскрытия, сравнения и оценки любых полученных заявок.

    По второму варианту суд также может одобрить продажу, если все соответствующие «заинтересованные стороны» согласны. Для наших целей «заинтересованными сторонами» являются должник, все кредиторы, связанные с продаваемыми активами, все потенциальные покупатели и все лицензиаты ИС. Если есть согласие и предлагаемая стоимость находится в разумных пределах, суд одобрит продажу.

    Как правило, попытки продать активы и получить одобрение суда «идут» по обоим направлениям одновременно.Результатом является сложный комплекс переговоров между заинтересованными сторонами и судом.

    Особое внимание при получении лицензионного IP

    Как уже отмечалось, особое внимание следует уделять любым существующим лицензионным соглашениям или соглашениям об использовании при приобретении прав интеллектуальной собственности от должника, признанного банкротом. При наличии лицензии на ИС лицензиат платит владельцу ИС плату за право использовать ИС. Песня, защищенная авторским правом, лицензированная для телешоу, является хорошим примером. Лицензионные сборы — это поток дохода, поэтому многие покупатели захотят приобрести ИС, лицензию на которую в настоящее время выдал должник-собственник. Если это желаемый результат, часть комплексной проверки покупателя потребует подтверждения того, что лицензиаты готовы и желают продолжить договор.

    С другой стороны, если есть желание прекратить действие лицензионных соглашений, необходимо проявить большую осторожность. Законы о банкротстве сложны в отношении того, может ли должник аннулировать лицензионное соглашение по интеллектуальной собственности.Например, Верховный суд США недавно постановил, что владелец / лицензиар прав на товарный знак не может отклонить лицензионное соглашение в соответствии с кодексом о банкротстве и привести к прекращению прав лицензиата. См. Mission Product Holdings, Inc. против Tempnology, LLC , 139 S.Ct. 1652 (2019). Суд постановил это, потому что он пришел к выводу, что отказ от контракта в соответствии с Кодексом о банкротстве является нарушением контракта. Как правило, нарушение договора одной стороной не прекращает права другой стороны по договору.Таким образом, если есть желание отменить лицензионное соглашение, отмена должна быть произведена либо по взаимному согласию, либо в соответствии с условиями соглашения. Понадобится опытный юрист.

    Особое внимание при попытке получить права интеллектуальной собственности лицензиата

    Как уже отмечалось, существуют различные юридические проблемы, если должник владеет правами интеллектуальной собственности или лицензирует права интеллектуальной собственности. Пока что мы сосредоточились на приобретении прав интеллектуальной собственности у должника-собственника. Однако, если банкротным должником является лицензиат прав интеллектуальной собственности, юридические вопросы остаются неясными, и, опять же, вам нужно будет нанять опытного юридического представителя.По сути, получение лицензии на интеллектуальную собственность в рамках процедуры банкротства означает переуступку этого права. Некоторые суды постановили, что лицензии на интеллектуальную собственность не подлежат переуступке; как таковые, эти суды отказались одобрить продажу лицензионных прав ИС, если владелец этих прав ИС отказался дать согласие на продажу. Другие суды придерживались противоположного мнения. Следовательно, если должником является лицензиат прав ИС, получение этих прав в ходе процедуры банкротства будет зависеть от нескольких факторов, включая предложение наилучшей стоимости, юрисдикцию какого суда и согласие владельца ИС.

    Если у вас есть вопросы о приобретении прав интеллектуальной собственности у должника, находящегося в процессе банкротства, обратитесь к юристам по судебным разбирательствам в Revision Legal по телефону 231-714-0100.

    Duane Morris LLP — Приобретение интеллектуальной собственности у обанкротившегося лицензиара

    В этой статье исследуются возможности и подводные камни, сопутствующие покупке интеллектуальной собственности посредством продажи активов банкротства по Разделу 363. Поскольку продажа по пункту 363 (f) завершается «без учета всех интересов до банкротства», переговоры покупателя активов ИС больше сосредотачиваются на графике контрактов, которые должны быть переданы покупателю, и контрактов, которые будут отклонены должник, а не язык заявлений и гарантий.

    Судьба неосмотрительного покупателя в деле 3-го окружного апелляционного суда США, In re Cellnet Systems Inc. , иллюстрирует некоторые опасности, которые необходимо учитывать в соглашении о покупке активов интеллектуальной собственности с должником-лицензиаром.

    Стоимость и стратегическая важность активов ИС резко возросли за последние 15 лет. Согласно отчету Швейцарской перестраховочной компании, отношение стоимости материальных активов к нематериальным активам среди основных промышленных компаний мира снизилось с 62 процентов / 38 процентов в 1982 году до 38 процентов / 62 процентов десятью годами позже.Стоимость активов, связанных с патентами, товарными знаками и авторскими правами многих современных технологических компаний, намного превышает стоимость их физических активов.

    Текущее сокращение экономики вынудило компании, в том числе многие когда-то высокотехнологичные любители с богатым портфелем интеллектуальной собственности, обанкротиться. Недостаток кредита не позволяет многим компаниям-банкротам получить финансирование, необходимое для проведения жизнеспособной реорганизации. В результате ценные активы выбрасываются за небольшую часть от их стоимости в 363 продажах активов или просто выбрасываются.Компании, у которых есть доступ к капиталу или сильным денежным резервам, должны воспользоваться текущим спадом, чтобы укрепить свои портфели интеллектуальной собственности. The Wall Street Journal недавно охарактеризовал покупку, торговлю и разделение крупных компаний в ходе реорганизации согласно Главе 11 как наиболее горячую площадку для слияний и поглощений.

    Ожидается, что заявка

    Warner за 33 миллиона долларов на приобретение большей части активов обанкротившейся Midway-Games была вызвана почти исключительно их интересом к каталогу интеллектуальной собственности Midway. Точно так же огромная глобальная привлекательность бренда Polaroid и обширные патентные авуары Polaroid рекламировались как основная причина того, что недавнее совместное предприятие приобрело большую часть активов Polaroid Corp. за 87,6 млн долларов в результате банкротства. Обанкротившаяся компания Nortel, чья долгосрочная эволюция мобильных патентных активов третьего поколения, как ожидается, принесет отчисления в размере до 2,9 миллиарда долларов в течение следующих 15 лет, в настоящее время выставляет на аукцион значительную часть своих активов по бросовым ценам.

    В другом случае технологическая фирма, в которую венчурные капиталисты вложили более 700 миллионов долларов, планировала продать себя примерно за 1 миллиард долларов до своего банкротства.Фирма была продана с аукциона всего за 8 миллионов долларов в результате банкротства 363.

    Как правило, приобретения в случае банкротства согласно Главе 11 могут осуществляться либо посредством продажи активов согласно Разделу 363, либо посредством утвержденного плана реорганизации или ликвидации. Продажи по статье 363, по которым суды все чаще разрешают распродать все или практически все активы должника, предпочтительнее по скорости и стоимости по сравнению с продажей по формальному плану. Несмотря на то, что кредиторы могут возражать против продажи в суде на определенных ограниченных законом основаниях, они не имеют права голоса, как при голосовании за предлагаемый план.

    Помимо выгодных цен, 363 продажи предлагают значительные преимущества фирмам, ищущим инвестиционные возможности. Активы, приобретенные в результате банкротства, обычно продаются без каких-либо залогов, требований, обременений или интересов третьих сторон. Покупатель может выбирать активы и обязательства, даже если некоторые из них имеют положения о недопустимости уступки, как правило, без риска возникновения какой-либо ответственности перед правопреемником. Наконец, печать одобрения суда по делам о банкротстве должна гарантировать «добросовестность» покупателя, окончательность продажи и возможность принудительного исполнения документов о покупке, таких как неконкурентоспособность, соглашения об оказании услуг или лицензии.

    Управление передачей прав интеллектуальной собственности через призму Кодекса о банкротстве требует значительной осторожности и должной осмотрительности, особенно когда речь идет о лицензионных соглашениях. Продажа лицензионного соглашения на интеллектуальную собственность в связи с банкротством включает в себя двухэтапный процесс: принятие лицензии должником; и уступка лицензии должником покупателю. Однако должник может принять или принять и уступить лицензию на интеллектуальную собственность только в том случае, если эта лицензия квалифицируется как исполнительный договор и должник не нарушает никаких неденежных договорных обязательств.Должник также должен погасить любые денежные обязательства и предоставить адекватные гарантии того, что он может выполнить свои договорные обязательства.

    Право должника-лицензиата уступить лицензию без согласия лицензиара будет варьироваться в зависимости от определения судом исполнительного договора, объема лицензионных прав, возможности уступки договора в соответствии с применимым законодательством о банкротстве и принятия судом одного из три различных толкования статьи 365 (c) (1) Кодекса о банкротстве.Неспособность принять и передать важные права лицензиата ИС может быть достаточной, чтобы подорвать стоимость оставшихся активов и сорвать всю сделку.

    In re Cellnet Data Systems Inc. освещает некоторые проблемы, которые могут возникнуть при покупке прав должника-лицензиара. За три года до объявления о банкротстве Cellnet, разработчик беспроводной сети передачи данных, заключил соглашение, которое предоставило совместному предприятию BCN эксклюзивную лицензию на использование всех прав на интеллектуальную собственность Cellnet за пределами США.Лицензия распространяется на патенты, авторские права, коммерческую тайну, оборудование, программное обеспечение и исходные коды, а также предусматривает предоставление совместным предприятием сублицензий производителям компонентов.

    После обширных переговоров до и после подачи заявки покупатель, Schlumberger, заключил соглашение о покупке активов (APA) на сумму 225 миллионов долларов, в соответствии с которым Schlumberger приобретет все активы Cellnet, за исключением конкретных лицензионных соглашений BCN по иностранной интеллектуальной собственности. В соответствии с условиями APA, Cellnet уведомила лицензиата об отказе от исключительной лицензии.Затем лицензиат решил сохранить свои права по лицензии в соответствии с разделом 365 (n) и продолжить использование интеллектуальной собственности и выплату роялти. И должник, и Schlumberger заявили, что имеют право на получение гонорара в размере 2,2 миллиона долларов.

    Подтверждая решение суда о банкротстве и окружных судов в пользу должника, 3-й округ обосновал, что, поскольку покупатель прямо исключил лицензионное соглашение из приобретенных им активов, он фактически лишил права на получение роялти от IP он купил.

    Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве предусматривает специальные меры защиты для «лицензиатов интеллектуальной собственности» после отказа должника от лицензии на интеллектуальную собственность. В частности, лицензиат может принять решение «сохранить свои права (включая право требовать соблюдения любого положения об исключительности такого контракта, но исключая любое другое право в соответствии с применимым законодательством о банкротстве в отношении конкретного исполнения такого контракта) по такому контракту и по любому дополнительному соглашению. к такому контракту, к такой интеллектуальной собственности…. поскольку такие права существовали непосредственно перед возбуждением дела … «

    Если лицензиат решает сохранить свои права по лицензионному соглашению, после того, как должник отклоняет договор, находящийся во владении должник фактически освобождается от всех подтверждающих обязательств, которые он может иметь в соответствии с лицензией на интеллектуальную собственность. Негативные условия, такие как соблюдение положения об эксклюзивности или соглашения о конфиденциальности, остаются в силе. Однако лицензиат не может требовать выполнения каких-либо положительных обязательств должника по лицензии по предоставлению технического обслуживания, обновлений или другой помощи.Лицензиат также должен отказаться от любых претензий, таких как нарушение контракта или иски о зачете, к должнику и продолжить все выплаты роялти, «причитающиеся по такому контракту в течение срока действия такого контракта».

    Schlumberger исходила из ошибочного предположения, что как владелец базовых активов и носитель обязательства соблюдать негативные условия, он должен быть получателем роялти. Поскольку Schlumberger явно исключила лицензионные соглашения из APA, суд постановил, что лицензионные соглашения оставались собственностью имущества должника после APA и до тех пор, пока должник официально не отклонил контракт.Суд продолжил, что после того, как лицензиат осуществил свои права после отказа 365 (n), простой язык закона, требующий выплаты роялти, «причитающихся по такому контракту», диктует, что возобновленные роялти напрямую связаны с отклоненным контрактом, а не интеллектуальная собственность.

    Поскольку решение суда было основано на договорных формулировках APA, будущий покупатель лицензий на интеллектуальную собственность мог легко защитить себя, прямо назначив покупателю выплаты роялти в случае, если лицензиат решит сохранить свои права.Покупатель также может попытаться, поскольку Schlumberger безуспешно это сделала в данном случае, лишить IP лицензионного соглашения посредством самой продажи 363 активов. Если неосторожный лицензиат не возражает против продажи 363 ИС «без каких-либо интересов» посредством судебного запроса о надлежащей защите, предполагается, что он дает согласие на продажу без каких-либо интересов лицензиата.

    Простота договорного средства правовой защиты для проблемы Schlumberger маскирует большую сложность, которую Раздел 365 (n) создает для покупок ИС.Schlumberger сохранила за собой права интеллектуальной собственности США без какого-либо права контролировать их использование за рубежом и без какой-либо компенсации за потерю такого контроля. Без согласования связывающих обязательств непосредственно с каждым лицензиатом покупатель не может с какой-либо уверенностью определить, будет ли он контролировать интеллектуальную собственность, которую он покупает. Если покупатель не готов принять на себя лицензию должника у лицензиата, а должник фактически не способен принять и уступить такую ​​лицензию, 365 (n) может служить препятствием для 363 покупок активов.Бдительный покупатель может договориться о создании фонда возмещения условного депонирования, чтобы компенсировать негативное влияние, которое выбор 365 (n) может оказать на оставшиеся активы в предлагаемой сделке.

    Однако, в зависимости от характера лицензионного соглашения, отсутствие каких-либо подтверждающих обязательств в соответствии с 365 (n) поддерживать соглашение, предоставлять технологические обновления или сообщать новые коммерческие секреты в соответствии с положениями о будущих улучшениях может предложить покупателю значительные рычаги в ведение переговоров об отказе лицензиата от лицензии.Если лицензия включает товарные знаки, фирменные наименования, знаки обслуживания, фирменный стиль и доменные имена, которые не входят в сферу действия Раздела 365 (n), возможность отделить права лицензиата на товарный знак от связанного программного обеспечения и тем самым уничтожить эти права может удерживать лицензиата от реализации своих 365 (n) избирательных прав в отношении другой интеллектуальной собственности. Однако опытный лицензиат может предвидеть и нейтрализовать такую ​​возможность, увеличив количество товаров, с которыми используются товарные знаки, обеспечив залог в самом товарном знаке или наложив обременительные положения о заранее оцененных убытках в случае прекращения действия.

    Поскольку договор купли-продажи активов может включать заверения, гарантии и график контрактов, которые зависят от допущений и уступок, связанных с лицензией, покупатели должны учитывать эти непредвиденные обстоятельства в своей оценке и защищать свои интересы с помощью положений о возмещении убытков, оговорок и тщательного анализа схемы предыдущая судебная практика и язык каждого лицензионного соглашения.

    Как показано на примере кончины Schlumberger в Cellnet , меры защиты, предлагаемые 365 (n) лицензиату, не являющемуся должником, могут заманить в ловушку неосторожных.Хотя покупка активов ИС в результате банкротства в условиях текущего экономического спада может быть выгодной сделкой, покупатель должен помнить о сложном и постоянно меняющемся характере закона на пересечении интеллектуальной собственности и банкротства.

    Сэмюэл В. Апичелли — партнер группы по интеллектуальной собственности Дуэйна Морриса в Филадельфии. В прошлом инженер по разработке механических и электрических изделий, он представлял интересы клиентов в федеральных судах США, ВПТЗ США и в административных органах, таких как Управление по товарным знакам Европейского сообщества.

    Эдвард Грэм Кротхолл окончил юридический факультет Университета Темпл 3L, в 2009 году работал летним юристом в фирме.

    Перепечатано с разрешения The Legal Intelligencer, © ALM Media Properties LLC.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.