Сша экономический кризис в сша: США в воронке инфляции: как справлялись раньше и удастся ли теперь

Содержание

США в воронке инфляции: как справлялись раньше и удастся ли теперь

© Ethan Miller/Getty Images

Долгие годы в мире насаждалось представление о низкой инфляции в США. Она действительно была ниже, чем во многих странах, и даже порой оказывалась меньше 1%. Так, в 2008 году, согласно данным статистического бюро Департамента труда Соединенных Штатов, инфляция составила 0,01%. Но в 2021 году она достигла максимума с июня 1982 года и составила 7%.

В 2008 году начался мировой экономический кризис, и низкая инфляция сообщала о падении продаж. Отмечу, что тогда кризис переживал и рынок недвижимости, правда, динамика цен на нем не учитывалась в инфляции.

На эту тему

В 2009 году власти США и ФРС резко нарастили расходы, выделяя деньги на спасение банков и выкуп мусорных бумаг (высокодоходные облигации с кредитным рейтингом ниже инвестиционного уровня либо вовсе без рейтинга) с фондового рынка, — инфляция дошла до 2,72%. В 2010 году она составила 1,5%, в 2011 году снова возросла до 2,96%.

В дальнейшие годы инфляция в США снижалась: в 2012 году — до 1,74%, в 2013 году — до 1,5%, а в 2014 году она опустилась до 0,76%. Тогда и родился современный миф о том, что цены в США почти не растут и это делает эту страну едва ли не идеальным местом рыночного обитания. Однако сами американцы видели ситуацию не столь радужно: если в 2004 году бизнес-ланч стоил $4–7, то спустя десять лет — $12–14. Цены на продукты питания росли, хотя масса импортных фабричных товаров оставалась недорогой.

Данные за 2015 год в США (сколь бы они ни были традиционно приукрашенными) вызывали удивление и зависть во многих странах — инфляция равнялась 0,73%. При том, что в 2014–2016 годах в мире бушевала вторая волна экономического кризиса, рынки были неустойчивы, национальные валюты девальвировались, а капиталы бежали в США. Это была удобная для американской элиты ситуация. Тогдашний президент Америки Барак Обама рапортовал об успехах своей политики: безработица снизилась с максимальных 10% в октябре 2009 года до 4,6% в ноябре 2016 года.

Биржевые индексы, ВВП и цены на недвижимость росли. Американцы вновь набирали кредитов, очень дешевых из-за политики сверхнизких ставок.

Все понемногу портится

Казалось, США возвращались в 2016 году на позиции глобального лидера. Тем не менее недовольство граждан, в том числе и экономической ситуацией в стране, привело к избранию президентом Дональда Трампа, который обещал вернуть Америку в золотое прошлое по-настоящему. В прошлое вернулись, но несколько иначе. В 2016–2019 годах США в плане инфляции продемонстрировали показатели докризисного периода: 2016 год — 2,07%, 2017 год — 2,11%, 2018 год — 1,91%, 2019 год — 2,28%; и официальные темпы роста цен как в 2000–2006 годах. Тем не менее Трамп, как и Обама, много рассказывал о своем «экономическом чуде», но крах рынков в марте 2020 года и возникший экономический «пожар» вновь гасили деньгами.

Инфляция в тот год упала до 1,36%, но правительственные расходы, напротив, подскочили до беспрецедентных величин. По данным Министерства финансов страны, дефицит федерального бюджета США по итогам 2020 финансового года (завершается 30 сентября) увеличился в 3,2 раза и достиг $3,132 трлн. Относительно величины ВВП показатель составил 15,2% (в 2019 году было 4,6%), что было рекордом с 1945 года. Даже в обстановке первой волны кризиса — величайшего стресса 2009 года — дефицит государственного бюджета составлял лишь 9,8% ВВП. Но дело было еще и в том, что США пришлось вернуться к политике нулевых ставок — сверхдешевых кредитов для банков. Диктовали это не только плохие обстоятельства 2020 года (к которым относится и пандемия COVID-19), но и крах политики поиска выхода из кризиса на основе сохранения старого экономического курса.

На эту тему

В годы большого мирового кризиса США не допустили ни девальвации доллара, ни разорения слабых компаний на рынке (даже в управляемой форме). При этом правительство не отказалось от наращивания долга; в 2022 году он перешел за грань $29 трлн. Не поверили власти и экономистам, утверждавшим, что все это закончится всплеском инфляции, которая может быть выше 7% — уровня 2021 года. Ныне потолок госдолга повышен до $31,4 трлн. Положение таково, что ставка ФРС в 0–0,25% едва ли может быть хоть немного повышена, и только бюджетный дефицит власти США стараются ограничить в росте.

Как США генерируют инфляцию

2014–2016 годы были для правящих кругов США временем больших экономических надежд. Им казалось, будто антикризисная политика все-таки увенчалась успехом. Даже если этот успех не считался полным, то ожидалось, что далее дела пойдут в гору: американский рынок будет получать, как прежде, приток капиталов, недвижимость будет дорожать несмотря на низкие ставки по кредитам (уже взвинтившие цены до максимума), а фондовый рынок будет устойчив и не упадет. В декабре 2019 года именно такие настроения помешали ФРС трезво оценить обстановку в мировой экономике.

Третья волна глобального кризиса в 2020 году оказалась совсем не похожей для США на прежние волны. Именно она породила сперва всплеск расходов, а после рост инфляции, ставший столь острой проблемой для властей в 2021 году. В марте 2020 года американский фондовый рынок рушился вместе с мировыми ценами на нефть, и его не спасали иностранные капиталы. В 2021–2022 годах выяснилось: постоянный внешний спрос на доллары, который снимал для США негативный эффект от денежной эмиссии (а как без нее было поддерживать рост государственного и корпоративного долга?), больше не работает так, как нужно. Если ранее США создавали мировую инфляцию, то теперь они начали вкушать ее плоды. В чем-то это стало повторением ситуации 1973–1982 годов.

После Второй мировой войны мир захлебывался в девальвационных волнах. Доллар был востребован и не падал. Это помогло вытащить экономику Западной Европы и Японии: в 1950-е годы рост там был активнее, чем в США. Но американцы начали злоупотреблять эмиссией, и в период вьетнамской войны (1964–1975) эта политика достигла своего пика. В результате в 1973 году мир ощутил шок от повышения цен на нефть, а инфляция в США подскочила до 8,71% с 3,41% в 1972 году. В 1974 году она составила рекордные 12,34%. Затем кризис семидесятых немного отступил: в 1975 году инфляция равнялась 6,94%, в 1976 году — 4,86%, в 1977 году — 6,7%. Затем кризис усилился, что отразилось и на росте цен в США. В 1978 году инфляция подскочила до 9,02%, а в 1979 году составила 13,29%. 1980 год облегчения не принес: инфляция была 12,52%.

На эту тему

Недоступное лекарство от инфляции

В 1950–1960-х годах США злоупотребили эмиссией, чем помогли прийти новому большому кризису и безумной инфляции. По поводу его нарастания в 1974–1975 годах в СССР с энтузиазмом отмечали: «…в капиталистическом мире разразился экономический кризис, остроту и глубину которого, по признанию самих буржуазных деятелей, можно сравнить лишь с кризисом начала 30-х годов» (Материалы XXVI съезда КПСС. С. 28). Говорил об ужасах кризиса и лично Леонид Брежнев.

Впрочем, на мой взгляд, советским деятелям стоило лучше изучить американские возможности. Положение США не было безнадежным. ФРС был доступен крайне неприятный, но действенный рецепт — многолетнее повышение эффективной ставки. В 1974 году она впервые оказалась выше 10% (кризис 1954 года преодолевали при ставке в 1,05%), а в 1979 году ставка составила 11,19%, в 1980 году выросла до 13,36%.

В 1981 году, когда инфляция в США достигла 8,92%, ФРС повысила ставку до 16,38%. В следующем году ставка оставалась также высокой — 12,26%, и затем ее снижали очень осторожно почти десять лет, но в 1992 году инфляцию уже удалось сбить до 3,83%. Инфляционный потоп был закончен. США возвратили к себе доверие как к банковскому центру, а также как к центру военно-политической силы.

Изменить положение в обстановке 2022 года не представляется возможным — финансовый сектор США нуждается в денежной подпитке, а долг правительства так велик, что повышение ставки приведет к дефолту. Первой проблемой будет необходимость прекращения заимствования, в результате чего экономика утратит стимул к росту — рост ВВП во многом зависит от роста государственных расходов, а тот держится на увеличении долга.

Ясно, что социальные и инфраструктурные расходы правительства играют большую роль — они тянут экономику вверх наряду с мерами ФРС и администрации по защите от падения финансовой сферы.

Но защита эта порождает во многом мировой рост цен. Команда нынешнего президента США Джо Байдена стремится сбить цены на нефть — они с $55 в январе 2021 года поднялись до $86 за баррель в январе 2022 года. Для формального расчета ВВП США это хорошо, для роста экономики — плохо. Потому прогноз МВФ по этому показателю для США на 2022 год — 4,9%.

На эту тему

В МВФ понимают, что восстановительный подъем экономики в США почти завершен, а общие издержки остаются высокими. Они возрастают по мере роста мировых цен, тогда как во множестве других стран дешевле рабочая сила, транспорт, недвижимость, даже энергоресурсы и, как следствие, ниже издержки для предприятий. И разрыв обещает увеличиться на основе денежно-кредитной политики США, которую они не в состоянии круто поменять.

Неудовлетворительный итог

В итоге США продолжают генерировать глобальную инфляцию, а другие страны имеют меньший интерес к ее поглощению через спрос на доллары. Потому инфляция в США рискует не только остаться высокой, но достичь показателей кризиса 1973–1982 годов.

На мой взгляд, не стоит удивляться, если инфляция поднимется до 12–13% и даже выше, что логично на волне повышения мировых цен. При росте цен на нефть на 40–50% можно ли вообще ожидать низкую инфляцию в США? В 1979–1981 годах высокие ставки ФРС пресекли восхождение инфляции, но в 2022 году им неоткуда взяться. Денежные «протечки» с рынка ценных бумаг на товарные рынки будут продолжаться, а мировые цены расти, на чем у спекулянтов будет возможность немало заработать.

Все это плохо для США. Они продолжат терять положение финансового центра и генератора роста в мире, технологического лидера, а с этим и несокрушимого военно-политического игрока. Не помогут даже надежды на фармацевтику: вакцины от коронавируса есть и у других стран, и судя по заявлениям, они не склонны превращать борьбу с пандемией в бизнес. Вместе с этим американские «командные высоты» в сфере патентов и прочей интеллектуальной собственности могут быть потеряны, если Вашингтон будет неосторожен в Европе. Все это только сыграет на инфляцию в США, которая не станет низкой в новую эпоху.

Байден заявил об ухудшении экономического кризиса в США — РБК

Экономический кризис в США, спровоцированный пандемией коронавируса, продолжает расти, для борьбы с ним необходимы срочные решения. Об этом заявил президент США Джо Байден, текст выступления опубликован на сайте Белого дома.

«Кризис только усугубляется. Ситуация не становится лучше <…>. Нам нужно принять больше мер, и мы должны действовать быстро», — указал американский лидер.

Байден предупредил американцев о «темной зиме» из-за COVID-19

Байден отметил, что накануне заявки на пособия по безработице подали 900 тыс. американцев, которые присоединятся к миллионам уже потерявших работу граждан страны. Президент заявил о недопустимости подобной ситуации в США.

Политик сообщил, что предложенный им план восстановления экономики позволит создать 7,5 млн рабочих мест в 2021 году. Всего же за четыре предстоящих года Байден рассчитывает открыть более 18 млн мест.

20 прогнозов на 2022-й: борьба США-КНР/НАТО-РФ, «буря» в Африке, кризис, не только энерго — новости Украины, Мир

1.   Мировая экономика находится на краю обрыва в глубочайший за 100 лет кризис. 

Признаки надвигающегося кризиса уже видны в США, Евросоюзе и КНР:

1. Реальная годовая инфляция варьируется на уровне 15-25%. 

По официальным данным, индекс потребительских цен в США в декабре вырос на 7% – самый большой рост за 40 лет, в странах Еврозоны в среднем он составляет 5,2%, а в КНР вообще 0%. Но простое сравнение цен потребительской инфляции в супермаркете показывает никчемность такой статистики. 

2. Падение покупательской способности населения в будущем, как следствие роста инфляции. 

3. Дальнейшее падение туристического потока. Например, в Европе турпоток въездных туристов в 2021 году составил 55% от уровня 2019 года. 

Китай. Очень велика вероятность начала экономического кризиса уже весной 2022-го.

Все факты на лицо: фондовый и рынок недвижимости перегреты, многие регионы находятся в преддефолтном состоянии и уже не могут выполнять социальные обязательства. 

Последствия такого развития событий могут обвалить не только экономику США, но и всего мира. КНР, как и многие другие ориентируемые на экспорт экономики, пройдут через девальвацию.

США. Федеральная резервная система до конца 2022 года повысит ставку межбанковского кредитования, которая сейчас, при инфляции 7%, составляет 0-0,25%. Особенно сильно – после выборов в США в ноябре 2022-го. 

Повышение ставки хотя бы до 2% неизбежно вызовет волну дефолтов и банкротств как большого количества частных предприятий, так и целых округов и городов в США. Это может очень плохо повлиять на результаты выборов. Поэтому Администрация президента США Джо Байдена использует все свое влияние, чтобы отсрочить резкое повышение ставки, но без которого едва ли удастся остановить инфляцию.

Евросоюз. В ЕС тенденция падения реальных доходов населения только ускорится, как и во всем мире. Прибавится монополистов: глобальные корпорации будут не только занимать ниши разоренного пандемией мелкого и среднего бизнеса, но и искать новые сферы для монетизации. Например, под разговоры о важности бережного потребления воды в свете всемирного потребления — приватизация рек и озер.

2. Сползающая в глобальный кризис мировая экономика, будет повышать градус противостояния во всем мире — от локальных внутренних конфликтов до глобального противостояния США-КНР и НАТО-Россия.

Последнее будет усиливаться, в том числе как инструмент, чтобы заставить РФ разорвать военно-политические отношения с КНР и присоединиться к формируемому США антикитайскому блоку на правах младшего партнера—»Северного Фронта».

В случае провала таких переговоров, в США к началу осени вернутся к позабытой истории «российского вмешательства в выборы 2016 года» и введут новые жесткие санкции, вплоть до отключения SWIFT и запрета экспортировать в РФ высокотехнологичные товары (авиация, связь, IT).

Читайте также

Если же переговоры пройдут успешно, то окажется, что для России у США есть не только кнут, но и пряник, который неприятно удивит политиков в Киеве, Варшаве и Балтийских странах. Например, заставить Украину выполнить Минские соглашения, которые фактически обнулят ее шансы на вхождение в НАТО. 

3. Проект «Большой перезагрузки», направленной на переформатирование мировой экономики и внедрение инклюзивного капитализма с акцентом на экологическую повестку дня, объявленный в начале пандемии основателем и исполнительным директором ВЭФ Клаусом Швабом, будет продолжаться. 

Но все сильнее будет терять темп из-за усиливающегося сопротивления населения, поддерживаемого частью элиты (как почувствовавших, что они «лишние» в постковидном мире, так и теми, кто хочет ускорить перемены, радикализировав их). Появилась малая вероятность, что ВОЗ объявит об окончании пандемии в 2022 году, но в целом значительно больше шансов, что борьба будет продолжена с прежним упорством.

4. Демократы в США, если не изменят избирательное законодательство, проиграют ноябрьские выборы в Конгресс и Сенат, а также губернаторов многих штатов.

Выборы пройдут на 34 места в Сенат (сейчас 20 мест занимают республиканцы и 14 демократы), 36 – губернаторов штатов (20 – республиканцев и 16 – демократов) и все 435 конгрессменов. 

Республиканцы добавят минимум пять новых мест в Сенате, три-пять новых губернаторов и завоюют большинство в Конгрессе, по крайней мере в 260 мест (сейчас демократическое большинство – 221 голос).

Чтобы этому помешать, демократы попробуют провести уже заявленную избирательную реформу. Пять главных новшеств: возможность отказать в регистрации на выборы победившему на партийных праймериз кандидату; введение всеобщего предварительного почтового голосования с запретом требовать у избирателей документы, подтверждающие личность; отказ от политики предварительной регистрации избирателей и голосование жителей по спискам, составленным почтовой службой; отмена всех законов штатов, ограничивающих/регулирующих выборы; контроль за выборами передается от штатов в Конгресс — создается Центризбирком.

Конгресс еще больше радикализируется, уже весной мы увидим с десяток (а возможно и несколько десятков) побед на партийных праймериз радикальных левых у демократов и радикальных правых у республиканцев над старожилами Конгресса (а в некоторых случаях и Сената). 

Точно так же эта тенденция возможна и на выборах губернаторов.

5. На всех значимых выборах в течение года победят представители оппозиции — избиратели еще раз покажут, что на демократических выборах эпохи пандемии всегда проигрывает власть.

Выборы президента Франции во втором туре в конце апреля выиграет кандидат от консерваторов Валери Пекресс у лидера французской ультраправой партии Национальный фронт Мари Ле Пен. 

Действующий президент Эммануэль Макрон не выйдет во второй тур. Уставшие от пандемических ограничений и социальных экспериментов французские избиратели будут голосовать за правую альтернативу, которая, как им кажется, «вернет в политику разум, логику и предсказуемость».  

Левый избиратель не поддержит Макрона, который много говорил о левой и экологической повестке, но проводил либерализацию трудового законодательства, оказывал давление на рабочее движение, отказался закрыть атомные электростанции. Таким образом Макрон продолжит печальную традицию последних двух десятилетий французских «президентов на один срок». 

Весной очередные парламентские выборы в Венгрии закончатся либо сразу поражением действующего премьер-министра Виктора Орбана, либо «революцией маленьких людей». У Орбана мало шансов сохранить власть из-за пандемии и впервые объединившихся в единый фронт оппозиционеров (от крайне правых до крайне левых): движение за лучшую Венгрию—Йоббик, которым руководит Петер Марки-Зай, консерватор, католик и отец семерых детей.

Социал-демократы проиграют выборы в Швеции. Мировые СМИ выйдут с заголовками «Электорат не оценил особый путь борьбы с пандемией». Но все же причины надо искать в катастрофической шведской миграционной политике. Доказательством чему будет рекордный результат антииммиграционных шведских демократов.

Если президент Турции Реджеп Эрдоган решится провести всеобщие выборы в Турции на год раньше, как требует оппозиция, он их так же проиграет, несмотря на внешнеполитические победы, которые постарается получить в Ливии, Армении.

6. Лидер Китая Си Цзиньпин после присоединения к КНР Тайваня будет переизбран на следующий третий срок председателя на ХХ съезде КПК в ноябре 2022 года.

Но перед этим конкурирующие партийные группировки попробуют спровоцировать социально-экономический кризис уже весной, руководствуясь принципом «чем хуже, тем лучше!». Вплоть до перебоев поставок продовольствия в города-миллионники и массовых беспорядков.

Читайте также

Чтобы легитимизировать свой третий срок на фоне возможного экономического кризиса, Си Цзиньпину нужна всеобще признанная победа. Чем может стать присоединение Тайваня по бескровному «крымскому сценарию». Самый опасный период для острова весна-лето 2022 года.

Для США стратегически важный вопрос — не допустить передачу под контроль КНР более 22% мирового производства передовых микропроцессоров, расположенных на острове. Сама КНР сейчас производит 15% мировых микропроцессоров. В качестве крайней меры возможен вариант «так не достанься же никому!» – физическое уничтожение заводов в результате диверсий.   

7. США будет продолжать политику давления как на страны-соседи КНР с целью вовлечения в антикитайскую коалицию, так и на страны, находящиеся на Великом шелковом пути.

Это может стать триггером для погружения в хаос как минимум трех регионов–Центральной Азии, Пакистана и Мьянмы. Всех их объединяет хрупкость  внутренней политической и экономической ситуации и масса накопленных внутренних проблем. В этих регионах даже самое небольшое внешнее давление может спровоцировать социальный взрыв, который имеет все шансы перерасти в гражданскую войну, наподобие Сирийской.  

Читайте также

Например, в Центральной Азии за последние два года накопилось огромное количество проблем, больно ударивших по доходам населения, крупного бизнеса и государственного бюджета.

Долгое закрытие границ сократило почти на половину количество узбекских, таджикских и киргизских трудовых мигрантов в России. Как следствие – годовая сумма переводов, которую они перевели в страну по официальным каналам, сократилась на треть. При этом, по данным таджикских властей, официальные переводы до начала пандемии составляли чуть больше половины всех направляемых мигрантами денег в страну. Остальные они обычно везли наличными, когда возвращались с заработков. Деньги, привезенные и присланные трудовыми мигрантами в Узбекистан в 2019 году, составляли 11,8% ВВП, а в Киргизии и Таджикистане – 33% ВВП этих стран. В 2020 году этот показатель для двух последних стран упал до 25% ВВП.  

На этом фоне в Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане после смены президентов идет тихий (а кое-где очень громкий) передел собственности. В результате, часть старой элиты оказывается обиженной, а часть крупных кланов – обделенной активами, что мотивирует их поддерживать оппозицию. А поскольку в таких странах, как Узбекистан, деятельность легальной оппозиции очень ограничена и ее шансы прийти к власти призрачны, очень скоро оказывается, что поддерживаются деструктивные силы, которые очень активизировались на фоне победы талибов в Афганистане. 

При этом в регионе очень много накопившихся социальных проблем – за годы независимости население Кыргызстана выросло в полтора раза, а Узбекистана и Таджикистана почти удвоилось. Плотность населения в Ферганской долине составляет свыше 500 чел./км, а если откинуть необжитые горы, то свыше 900 чел./км – в десять раз выше, чем на довоенном Донбассе. Отсюда нехватка пахотных земель и пресной воды, что в свою очередь провоцирует постоянные приграничные и этнические конфликты.

Еще одна новая проблема региона вызвана перекрытием границы – десятки тысяч разорившихся в Ферганской долине мелких предпринимателей – узбеков, киргизов и в меньшей степени таджиков, бизнес которых заключался в практически ежедневном переносе через границу китайского ширпотреба из Киргизии в Узбекистан и Таджикистан и продаже его там на базарах.   

Как «вишенка на торте» – выгода местной наркомафии, по чьим интересам тоже очень больно ударило закрытие границ, ведь она использовала мигрантские потоки для переправки на север в Россию и дальше опиума местного и афганского производства. 

Все это делает страны региона очень слабо защищенными от любого внешнего потрясения. Это мы могли наблюдать в начале года на примере самого благополучного государства региона – Казахстана. После стихийного выступления справедливо возмущенных местных жителей, очень быстро появились и вооруженные провокаторы, и агрессивно настроенные внешние игроки (в том числе из «политэмигрантов»), и игры местных олигархов и спецслужб.  

Любое серьезное вооруженное противостояние в Казахстане в свою очередь заблокирует движение железнодорожного транзита из КНР в ЕС, Турцию и Иран.

Еще одна точка противостояния США-КНР, критическая для прохождения китайского сухопутного транзита в Европу, – Беларусь,  через которую идет до 90% вагонов железнодорожного транзита между КНР и ЕС. При этом китайский транзит может стать просто заложником борьбы Запада с режимом Александра Лукашенко. 

Обе стороны – и некоторые литовские, и польские министры, и сам Лукашенко – уже не раз озвучивали мысль, что граница Беларуси и Евросоюза может быть наглухо перекрыта с запретом движения людей и товара, что, конечно, нарушает международные обязательства и даже право, но, похоже, может быть легко пожертвована в угоду политическим амбициям сторон.  

Будет и обратная ситуация — давление КНР на слабых американских союзников с целью запугать остальных. Что мы сейчас видим на примере Литвы и Германии.

Власти США могут вернуться к идее обвинить официальный Пекин в «преднамеренном создании вируса» и последующем заражении всего мира. Будет подниматься вопрос компенсации Китаем ущерба. Таким образом американцы будут стараться заручиться поддержкой в первую очередь стран Африки и Латинской Америки, погрязших в долгах перед КНР (только в Африке больее 30 крупнейших стран-должников Пекина: Ангола ($21,5 млрд), Эфиопия ($13,7 млрд), Кения ($9,8 млрд), Республика Конго ($7,42 млрд), Замбия ($6,38 млрд) и Камерун ($5,57 млрд)).  

Официальный Вашингтон будет соблазнять их правительства возможностью списания этих долгов в рамках «китайской компенсации за вирус». 

8. Германия «в плену сумасшедших реформ».

Новое правительство Германии в первый же год правления попытается провести свои самые непопулярные законы: легализацию наркотиков, всех проживающих в стране «нелегалов», автоматическое предоставление гражданства всем живущим более пяти лет в стране иностранцам (даже если они не отказались от прежнего гражданства), введение квот для национальных и расовых меньшинств в руководстве всех госучреждений, а позже и крупного бизнеса.

Читайте также

Отдельное внимание ждет немецкую экономику. Ускоренный переход на зеленую повестку очень быстро приведет к энергетическому и логистическому кризису. И не только ФРГ, но и весь Евросоюз.

9. Европу ждет тяжелый энергетический кризис.

2022 год будет первым годом десятилетнего «энергетического кризиса перехода к зеленой энергетике». Агрессивное развитие зависимых от погоды ветряных и солнечных электростанций, закрытие АЭС, ограничение работы ТЭЦ на углях и сланцах, поставили ЕС в полную долгосрочную зависимость от поставщиков газа, который страны покупают по спотовой биржевой цене в несколько раз выше ранее действовавших долгосрочных договорных цен. 

Еще осенью прошлого года австрийское и немецкое правительство стали «успокаивать» свое население социальной рекламой, как согреть себя во время блэкаута, а подачу электричества (а с ней отопления и воды) восстановят при успешной работе через двое суток.  

Министерство обороны Австрии в своем обращении к населению предупреждает, что блэкауты станут регулярными явлениями в Евросоюзе в ближайшее десятилетие и рекомендует не переживать, а просто запастись свечами, водой и продуктами. 

По оценкам Международного института развития инфраструктуры, первые крупные блэкауты могут случиться уже в текущем году. Обычно они бывают либо в очень жаркие дни, либо наоборот – в холодные снежные. Учитывая сложившуюся этой зимой в Европе напряженную ситуацию с поставкой газа, грозящую в любой момент перерасти в дефицит (особенно в случае резкого похолодания и как следствия роста его потребления), население может попробовать компенсировать слабое центральное отопление электрообогревателями, что значительно повысит нагрузку на электросеть и может спровоцировать ее отключение или даже повреждение.  

Россия, оказавшись под давлением США, будет еще активнее использовать свое положение доминирующего поставщика энергоносителей в Восточной и Центральной Европе (вплоть до ФРГ, Австрии и Италии), пробуя заставить страны-покупатели поддерживать ее, а не американских союзников. Сопротивление этому еще больше усугубит энергетический кризис и вызовет резкий рост цен не только на электричество, энергоносители, но и на большинство производимых в ЕС товаров, включая удобрения, стройматериалы и так далее.

Энергетический кризис вызовет в обществе и СМИ волну сомнений в правильности теории глобального потепления, но она будет быстро погашена новыми истериками – «энергии не хватает, так как в мире еще очень мало ветряных мельниц и солнечных батарей, их надо поставить на каждую крышу».

10. Рост цен на энергоносители, в первую очередь в Евросоюзе, поставит большое количество производителей на грань рентабельности и даже разорения.

Рост цен на энергоносители очень больно ударит по энергоемким производствам: металлургии, производстве цемента и химических удобрений. И в конце концов повысит их стоимость для потребителей.

Это не только раскрутит маховик глобальной инфляции, но и поставит на грань разорения, например, мелких фермеров во всем мире, но в первую очередь в развивающихся странах, в которых правительства, в отличие от ЕС или США, не имеют возможность дотировать местных земледельцев и скотоводов. 

С одной стороны, это приблизит угрозу голода, а с другой – упростит глобальным корпорациям скупку земли и еще большую концентрацию и монополизацию рынка.

11. Раскручивание глобальной инфляции, вызванной крупными антипандемическими финансовыми вливаниями в странах первого мира очень больно бьет по беднейшим странам. Особенно по тем, которые импортируют продовольствие. Что в свою очередь ставит правящие там режимы под риск свержения. Подобный сценарий мы уже наблюдали во время Арабской весны, спровоцированной, в том числе, резким подорожанием зерновых на мировых биржах. Что интересно, обнищание населения стран-экспортеров рабочей силы внезапно создаст революционные ситуации в тех государствах, куда они массово едут на заработки. В первую очередь в странах Залива.

12. В самой же Африке может разразиться «Идеальная буря» — новая большая война на подобии Конголезских войн конца 90-х-начала нулевых, когда в боевые действия будут вовлечены десятки государств региона, пострадают десятки миллионов человек.

Многие из них попытаются добраться в Евросоюз, особенно после того, как Германия упростит получение гражданства и либерализирует политику «воссоединения семей», о чем уже заявляли новые министры. 

Кандидатов на новый театр боевых действий много: от французской субсахары на севере до Мозамбика на юге.  

При этом везде в Африке усиливается влияние исламистов. Бедным массам хорошо заходит их лозунг — «Всевышний всех сделал равными, независимо от происхождения или расы. Неравенство от сатаны». Пример Афганистана показывает, что таких противников невозможно победить привычными способами, предлагаемыми коррумпированными правительствами. Нужна новая идея, способная стать альтернативой исламистам. 

13. С кризисом политических идей столкнулись и развитые страны Запада.

Последние 30 лет там безальтернативно главенствовал правый либерализм. Альтернативу ему смогли предложить только блок зеленых и левых либералов (бывших еврокоммунистов), сосредоточившихся на зеленой повестке, легализации наркотиков и агрессивной защите прав всевозможных меньшинств (от гендерных до расовых). Фактически они совершенно забыли о том, что главным завоеванием демократии в ХХ веке стало народовластие большинства, реализуемое через всеобщие выборы, сменившее власть аристократии (меньшинства). Только сейчас новую «аристократию» прикрыли фиговым листком прав различных меньшинств.

14. Летом 2022 года на первой встрече новых руководителей Германии и Франции федеральный канцлер Германии Олаф Штольц выступит с предложением перехода к Федеративной Европе.

Идея, которую очень сильно поддерживают евробюрократы, столкнется с жестким сопротивлением европейских национальных элит, как только те поймут, что у них хотят забрать остатки суверенитета (в пользу тех самых никем не избираемых, значит, и никому не подконтрольных евробюрократов) и, самое главное, поставит их под контроль общеевропейской прокуратуры.

Но если Макрон вдруг будет переизбран на второй срок во Франции, возникнет большая вероятность проведения усеченных реформ, которые усилят роль Европарламента, Еврокомиссии, общей прокуратуры и появление наднациональных уголовных судов. 

15. С развитием метавселенных с новой силой вспыхнет конфликт вокруг контроля за ними и социальными сетями.

Американские конгрессмены из обеих партий и многие европейские политики будут поднимать вопрос регулирования виртуального пространства и социальных сетей, а также личных данных, собираемых ими. 

В США будет предпринята попытка создания федерального негосударственного органа контроля за социальными сетями, руководителя которого будет назначать президент и утверждать Сенат. Как сейчас происходит с частной структурой, регулирующей деятельность частных банков, Федеральной резервной системой США. Все это встретит острое противодействие лидирующих сетей: Facebook, Twitter и Google.

Американские власти предпримут попытку запретить китайский Signal и ввести цензуру контента в Telegram, который обвинят в распространении конспирологии и провоцировании революций от Венгрии и Франции до Китая и Алжира.

Крупные торговые сети откроют пилотные виртуальные супермаркеты, универмаги и рестораны в метавселенных. Встанет вопрос регулирования и вообще легальности деятельности публичных домов, казино и прочих сомнительных заведений в метавселенных.

16. Борьба с коронавирусом будет продолжаться. 

Мы все очень хотим, чтобы в 2022 году вирус был побежден, все ограничения сняты и забыты, а мир вернулся к тем условиям, по которым население жило в 2019 году, но это кажется пока практически невероятным. 

Намного более вероятно продолжение упорной борьбы с вирусом: вакцинирование населения; закручивание гаек против ковиддесидентов, вплоть до введения  обязательной вакцинации, с драконовскими штрафами и всяческим ограничением в правах, вплоть до ареста. Любое агентирование против вакцинации будет приравнено к измене, за это будут строго наказывать.   

Одновременно насильственная всеобщая вакцинация населения (включая детей) вызовет целую серию массовых бунтов, в том числе во вполне благополучных странах Евросоюза и Северной Европы. Что мы можем наблюдать прямо сейчас на примере Канады. Подавлять эти «восстания», наверное, власти будут очень жестоко, в том числе, используя вооруженных военных, а в случае их отказа, то и интервенцию из соседних дружественных правительству стран, наподобие того, как это было во время «Весны народов 1848-1849 годов».  

Из-за отсутствия координации и слабой организованности все происходящее скорее будет похоже не на революцию, а на бунты луддитов. Когда бунтовщики будут громить медицинские центры, грабить магазины и избивать исполнителей. Все это будет жестоко подавлено, но, возможно, после этого напуганные власти пойдут на послабление режимов, чтобы «спустить пар» разъяренных масс.

Но возможен и другой сценарий – подчеркнуто цивилизованной, мирной и законной борьбы протестующих с опорой на массовость и судебную систему. Когда симпатизирующие протестующим судьи просто блокируют и отменяют антипандемические ограничения правительства. Что мы могли наблюдать в последние месяцы, например, в Бельгии. 

В то же время большая вероятность появления новых государств-диссидентов на подобии Швеции и Беларуси, которые вдруг станут резко ослаблять градус борьбы с пандемией. Первые, кто уже пошли по этому пути, — Великобритания, Дания и Голландия.

17. Турция будет радовать туристов, сумевших прорваться через пандемические ограничения, низкими ценами из-за девальвации лиры (турецкая нацвалюта обесценилась на 19% в декабре 2021 года).

Девальвация лиры и проблемы с поставками из Китая должны подстегнуть экспорт продукции турецкой промышленности.

Примеру Турции по подчинению правительства Центробанку с последующей суверенной финансовой политикой (включая регулирование курса национальной валюты) могут последовать еще несколько крупных экономик, в том числе Россия и Республика Корея.

Вероятна война курсов валют, когда конкурирующие страны-экспортеры будут опускать курс своей валюты ради удешевления продукции и вытеснения с рынка конкурентов.   

18. Парламент Германии легализует легкие наркотики для медицинских, а возможно и релаксационных целей.

Вероятны и попытки легализовать наркотики на федеральном уровне в США.  Легализация наркотиков в стране не только создает огромный новый легальный бизнес по их производству и распространению, но и снимает последние крупные системные ограничения перед отменой наличных денег в Западной Европе.

19. Экономический кризис и введение жестких финансовых санкции против России, может спровоцировать ее выйти из нефтедолларовой системы, перевести внешнеэкономические расчеты (в том числе за нефть и газ) из долларов США в национальную валюту, золото или бартер. 

За этим последует делистинг всех российских предприятий с мировых бирж, а затем и национализация российских активов иностранных компаний. Это либо спровоцирует в России «революцию», либо запустит новый виток исторического развития, в любом случае для экономики и социального благополучия населения это будет большим потрясением.  

20. Очень большая опасность крупной хакерской атаки на инфраструктуру жизнеобеспечения целых государств — финансовую, транспортную, энергетическую, военную и медицинскую. За атаками могут стоять как враждебные государства, группы оппозиционеров, так и различные деструктивные группы, просто криминальные элементы. 

Высока вероятность атак «под чужим флагом».

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Статьи, публикуемые в разделе «Мнения», отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net

Идеальный шторм: будет ли осенью финансовый кризис

В начале августа сразу несколько представителей Федеральной резервной системы (ФРС) США, которых до этого можно было отнести к сторонникам мягкой монетарной политики, заявили о готовности уже осенью начать так называемый тейперинг, то есть свертывание стимулирующих американскую экономику программ выкупа гособлигаций. Причиной таких настроений стало резкое ускорение инфляции, которая в июне достигла максимумов с 2008 года, и активный рост рабочих мест: за три месяца количество занятых в США выросло на 2,5 млн человек, что говорит о быстром восстановлении экономики.

В прошлом при такой динамике ключевых показателей ФРС давно бы повышала ставки, но не сейчас. Принятая в 2020 году стратегия определила в качестве целевого уровня инфляции 2%, но только «в среднем» за достаточно длительный период. Это позволяет монетарным властям не торопиться с решениями. Инфляция в последнее десятилетие оставалась ниже целевого уровня и составляла в среднем около 1,5%.

Но у такой политики есть оборотная сторона: запаздывающие решения регулятора могут расшатать инфляционные ожидания и в итоге привести к необходимости более резкого ужесточения политики. Такой разворот несет серьезные риски — долгий период мягкой монетарной политики, как правило, приводит к накоплению долгов и формированию пузырей в финансовых активах. Регулятор в итоге окажется перед жестким выбором между сдерживанием инфляции и риском масштабного финансового кризиса. Действия ФРС сейчас фактически основаны на представлении, что высокой инфляции в США не может быть в принципе, — именно на это надеются и рынки, и монетарные власти. Иначе придется выбирать.

Реклама на Forbes

Власть над прогнозами: что будет с мировой экономикой, если ФРС не сможет удержать инфляцию в США

Уйдет ли инфляция

Близки ли мы к этой точке — это главный сейчас вопрос для многих. Текущий кризис во многом уникален — как по перекосам в экономике, так и по масштабам монетарных и фискальных стимулов, которые можно сравнивать разве что с периодом Второй мировой войны. Мы видим дефициты бюджетов в десятки процентов ВВП, рост денежной массы на десятки процентов за год, взлет безработицы почти до 20% и сокращение ее за год до 5% с небольшим, взлет базовой инфляции до максимумов за 30 лет и веру в то, что это временно и все само собой успокоится.

Действительно, текущий рост цен в американской экономике во многом обусловлен разовыми факторами: перебои поставок и проблемы с логистикой, неравномерность восстановления отдельных секторов экономики и производства. Но такой ли временный этот рост, как пытаются себя все убедить? Конечно, цены на подержанные автомобили не могут долго расти на 30% в квартал (этот фактор обеспечил значительный вклад в рост текущей инфляции в США), и такие факторы будут прекращать свое действие. Но это совершенно не означает, что повышенный инфляционный фон не сохранится надолго. Избыточные сбережения, сформированные благодаря масштабным стимулам, никуда не делись, и в условиях слабого предложения они легко могут усилить инфляционное давление.

Свою роль может сыграть и уникальная ситуация на рынке труда США, где рекордный объем открытых вакансий (более 10 млн) соседствует с высокой безработицей (8,7 млн официально безработных). Из-за повышения пособий по безработице в кризис многие компании вынуждены повышать зарплаты на десятки процентов, но американцы не торопятся эти вакансии заполнять. К примеру, в восстанавливающейся индустрии отдыха и развлечений рост недельной оплаты труда составил за последний год 19%, но в июне здесь все равно сохранялся рекордный за всю историю дефицит рабочей силы в виде 1,65 млн открытых вакансий.

В целом номинальные зарплаты «неуправленческого» персонала в США выросли с декабря 2019 года на 9,4%, а в секторе услуг этот рост составил 10,3%.

ФРС зальет экономику США деньгами: что теперь будет с ценами

Ожидания и страхи

В какой мере рост зарплат будет переноситься в цены, а в какой уйдет в снижение прибылей бизнеса — однозначно сказать нельзя. Опросы показывают рекордное за несколько десятилетий количество компаний, которые собираются повышать отпускные цены. Рост зарплат низкооплачиваемых американцев вместе со значительными социальными расходами бюджета, безусловно, повлияет и на рост спроса. К тому же в последние месяцы мы видим рекордные темпы прироста потребительского кредита в США.

Рост цен на жилье уже приводит, по данным компаний Zillow и Apartment List, к стремительному росту арендной платы (это треть в структуре инфляции США). Может ли это привести к более высокой инфляции? Безусловно. Может ли эта инфляция оказаться более устойчивой? Тоже да. Хотя пока инфляционные ожидания американцев выросли не так сильно: по опросам Мичиганского университета и ФРБ Нью-Йорка, они составляют 4,7% — 4,8% на год, трехлетние ожидания находятся на уровне 3,7%, пятилетние — на уровне 2,8%. Это позволяет говорить о том, что инфляционные ожидания, хоть и остаются повышенными, но не вышли из-под контроля. Проблема в том, что они становятся более устойчивыми на более высоких уровнях.

ФРС оказалась в неоднозначной позиции, когда текущие факторы высокой инфляции действительно временные, но усиление инфляционного тренда все более устойчиво, при этом сохраняется крайне высокая неопределенность экономических перспектив. Утверждение о том, что инфляция временна, основываются на вере в то, что все вернется к докризисным тенденциям. Однако эту веру разделяют далеко не все. В ФРС неизбежно будет усиливаться раскол между сторонниками более активного сворачивания монетарных стимулов и тех, кто не хотел бы торопиться, — к ним можно отнести и главу ФРС Джерома Пауэлла.

Особенность текущей ситуации еще и в том, что в последние полгода основным поставщиком ликвидности в финансовую систему являлась не ФРС, а Минфин, который потратил $1,2 трлн со своих счетов. Вместе с покупками ФРС ($0,8 трлн) это привело к более масштабному притоку долларов в финансовую систему, чем в пик кризиса весной 2020 года. За полгода объем ликвидности в банковской системе США (средства на счетах в ФРС и объем обратного РЕПО) вырос на 54% — с $3,41 трлн до $5,26 трлн. Это приводит к искажению рыночных сигналов (таких, как доходность гособлигаций), полагаться на которые сейчас вряд ли стоит.

Добрые «ястребы» из Федрезерва: почему растущая инфляция не пугает ФРС

Риски для инвесторов

В такой ситуации монетарным властям очень сложно принимать решения. Пока мы ожидаем, что, несмотря на возможное снижение инфляции в США в ближайшие месяцы, программы покупки облигаций ФРС начнут сворачиваться в октябре-ноябре. На это же указывают и вероятный резкий рост занятости, и заполнение вакансий на фоне сокращения пособий по безработице.

Правда, последствия решения ФРС нельзя оценивать отдельно от действий Минфина: до осени мы можем увидеть дополнительный приток бюджетной ликвидности в финансовую систему, а потом бюджет полностью исчерпает свои запасы наличности, и Минфину придется существенно расширить заимствования на рынке. Если одновременно и ФРС приступит к тейперингу, это может полностью развернуть финансовые потоки. Сейчас финансовая система купается в деньгах, получая более $300 млрд ежемесячно от Минфина и ФРС (в августе-сентябре эта ситуация, скорее всего, сохранится), но поздней осенью возможен отток в сопоставимых объемах.

Одновременно ожидается снижение экономической активности после бурного восстановления весной-летом и ухудшение отчетности компаний на фоне роста издержек. Финансовые рынки попадут в ситуацию жесткой диеты после нескольких кварталов полного изобилия. Позволит ли уже накопленная ликвидность смягчить этот удар, ограничившись небольшой качкой, или нас ждет «идеальный шторм» — вряд ли кто-то может сейчас сказать. Но с огромной вероятностью рынкам предстоит пережить серьезный осенний «отлив» ликвидности, и, похоже, что инвесторы к этому совершенно не готовы.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Реклама на Forbes

Эксперт предрек кризис мировой экономике из-за торговой войны США и КНР

Торговая война между США и Китаем ведет к глобальной экономической рецессии, полагает один из самых известных инвесторов Маркс Мобиус. Его прогноз стал одним из многочисленных «предвестников апокалипсиса» мировой экономики. Эксперты и аналитики уже предрекали новый глобальный коллапс в 2020-2021 гг. Мобиус же при этом не исключает, что ряд стран могут получить выгоду от происходящего.

Торговая война между США и Китаем запустила механизм мировой рецессии. Дальше будет хуже, предупреждает Маркс Мобиус, один из самых известных инвесторов мира

После новых «залпов» Дональда Трампа в виде дополнительных 10-процентных пошлин еще на ряд китайских товаров, можно ждать 10%-ного падения акций развивающихся рынков, а следом — глобальный финансовый кризис, цитирует эксперта Bloomberg.

«Нет сомнений, что рано или поздно мы увидим финансовый кризис, потому что мы должны помнить, что период дешевых денег заканчивается», — подчеркивает Мобиус.

В среду, 11 июля, стало известно, что глава Белого дома поручил начать процедуру введения дополнительных 10-процентных пошлин на китайские товары общей стоимостью $200 млрд. Это будет дополнение к предыдущим пошлинам, которыми американский регулятор ранее обложил товары из КНР на $34 млрд.

В новом списке тысячи наименований товаров, среди которых продукты питания, табак, химические товары, уголь, сталь, алюминий, автомобильные покрышки, мебель, изделия из дерева, корма для животных, ковры и велосипеды. И введены они могут быть совсем скоро: процедура общественного обсуждения нового списка рассчитана всего на 1,5 месяца.

Кроме того, США готовят новые ограничивающие меры в отношении продукции китайской электронной промышленности на $16 млрд.

При этом Трамп еще раньше дал понять, что на достигнутом останавливаться не собирается: если Пекин не пойдет на уступки Соединенным Штатам, Белый дом готов вести дополнительные пошлины практически на все поставки из КНР, составляющие сейчас около $500 млрд в год.

Соединенные Штаты и сам президент Дональд Трамп вряд ли сильно пострадают от своих тарифов, поскольку их инфляционное воздействие будет соответствовать росту заработной платы в США в то время, когда безработица низка, полагает Мобиус.

Индекс развивающихся рынков MSCI Emerging Markets, который к настоящему времени упал с январских пиков на 16%, по мнению эксперта, к концу года потеряет еще 10% от текущих уровней. За последний месяц MSCI снизился с 1139,46 до 1076,19.

Валюты развивающихся стран также находятся под давлением, при этом индекс цен MSCI Emerging Markets упал примерно на 6% с максимума в конце марта, обращает внимание Мобиус. Это заставляет центральные банки Турции, Аргентины и Индонезии повысить ставки для защиты своих валют.

Хотя повышение ставок является «краткосрочной мерой», они могут быть контрпродуктивными для стран с высоким уровнем задолженности, сказал Мобиус, добавив, что правительствам необходимо «привести в порядок» свои финансы, чтобы восстановить доверие инвесторов.

Между тем, о грозящем миру экономическом апокалипсисе уже говорили многие мировые финансовые институты.

Так, эксперты Международного валютного фонда (МВФ) предупреждали о возможности наступления рецессии в США в ближайшие три года. В МВФ обращают внимание на то, что американская экономическая политика строится на базе поэтапной налоговой консолидации, которая начинается в 2020 году, а в это же время ожидается пик ужесточения монетарной политики. Это, по мнению экспертов, приведет к замедлению экономического роста на 1,5 процентных пункта, то есть до уровня 1,5% против ожидаемых в этом году 2,9%. И даже этот прогноз может оказаться излишне оптимистичным.

Среди рисков для экономики США — рост бюджетных расходов, наращивание импорта, а за ним — расширение торгового дефицита и дефицита счета внешних текущих операций.

Чтобы не рос торговый дефицит, Дональд Трамп начал повышать пошлины на импорт, сначала на сталь и алюминий — на 25% и 10% соответственно, а потом и вовсе развязал полномасштабную торговую войну с КНР. Ряд стран уже ответили США встречными пошлинами и эта набирающая обороты битва уже грозит убытками и самим США.

Ведущие аналитики Bank of America на прошлой неделе представили свой прогноз, отметив, что мир стоит на пороге нового глобального кризиса, а в ситуация в экономике складывается схожим образом с ситуацией 1998 года.

На развивающиеся рынки сейчас давит сильный доллар, что напоминает ситуацию конца 1990-х, когда мировой коллапс случился вследствие локального валютного кризиса.

Ранее Всемирный банк в своем обзоре «Глобальные экономические перспективы» предупреждал, что после 2019 года ситуация в мировой экономике может оказаться очень тревожной. Как отмечалось в докладе, это связано с замедлением роста мировой экономики: если в 2017-2018 гг. мировой ВВП прибавлял порядка 3,1% в год, то уже к 2020-му году этот темп снизится до 2,9% в год, в первую очередь, из-за протекционистской политики.

Глава МВФ Кристин Лагард также отмечала, что только возможный прямой эффект от взаимных торговых пошлин, это минус 0,1-0,2% глобального роста.

Впрочем, пока ключевые сигналы для предстоящего спада не достигли критического уровня, отмечает Вадим Меркулов, старший аналитик ИК «Фридом Финанс». Например, спред между ставкой доходности по двух- и 10-летними казначейскими бумагами США еще не пересек нулевую отметку, которая знаменует начало спада. Более того, бум технологических компаний в 1998 году произошел слишком быстро: за пять лет NASDAQ взлетел на 335%, в то время как текущий рост высокотехнологичного индекса менее 150%.

Завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Константин Корищенко отмечал, все кризисы последних 50 лет происходили через один-два года после того, как спред переходил на отрицательную территорию. В случае продолжения политики ФРС спред приблизится к нулю к середине 2019 года, тогда же «включится таймер» отсчета времени до следующего кризиса, который, если быть «пессимистом», разразится в 2020 году, а если быть «оптимистом» — то в 2021 году, добавляет эксперт.

Впрочем, все может произойти намного раньше и без предупреждения.

Многие аналитики отмечают, что акции технологических и IT-корпораций перекуплены. Капитализация находится на пике, и в таких условиях обвал может произойти в любой момент.

Однако Мобиус видит в этой ситуации и повод для оптимизма. По его словам, Бразилия и Турция могут выиграть от торговой войны из-за снижения своих валют, а Индия, Южная Корея и Вьетнам могут преуспеть в развитии протекционизма.

Наследие Дональда Трампа. Стала ли Америка снова великой и богатой?

  • Алексей Калмыков
  • Би-би-си

Автор фото, Reuters

Четыре года назад Дональд Трамп пообещал американцам экономический бум и процветание. Выполнил ли он свое обещание? Стала ли Америка богаче и влиятельнее, прежде чем коронавирус поверг крупнейшую мировую экономику в уныние на излете его первого президентского срока?

Ответ на этот вопрос краток: да, стала. Заслуга ли это Трампа? Об этом ниже.

Но наследие Трампа выражено не только цифрами занятости, доходов и долгов. Политика самого экстравагантного президента в современной истории США изменит будущее американской экономики вне зависимости от того, останется ли Трамп на второй срок после ноябрьских выборов.

Промежуточные итоги его правления можно подвести уже сейчас. Даже если за оставшийся месяц в экономике что-то поменяется в лучшую или худшую сторону, на исход голосования это не повлияет — подавляющее большинство американцев уже сделали свой выбор.

Вредный вирус все испортил

Трамп рассчитывал переизбраться на волне экономического бума. Но пандемия вызвала тяжелейший кризис со времен Великой депрессии столетней давности и рекордную безработицу. Предвыборные лозунги пришлось переписывать.

А ведь до 2020 года все шло неплохо: экономика росла в среднем на 2,5% в год и доросла до 20 трлн долларов — это почти четверть мировой.

И пусть Трамп обещал избирателям рост «на 4%, а может и на 5% и даже на 6%» в год, но и более скромные цифры не сорвали бы триумф. Ведь остальной развитый мир едва оправился от финансового кризиса десятилетней давности, и рост в Европе или Японии едва теплился. Америка все дальше уходила вперед.

Однако из-за пандемии Трамп теперь войдет в историю как президент, при котором оборвалась самая продолжительная в американской истории десятилетняя фаза экономического подъема.

Не Трамп придумал коронавирус, с ним пришлось бы столкнуться любому президенту. Он уверен, что отлично справился с задачей. Противники винят его в провале и мировом антирекорде: 200 тысяч смертей.

Бесконечные локдауны уже навредили экономике, а теперь рискуют сорвать еще и главный потребительский сезон — осенне-зимнюю череду праздников и распродаж: от Хэллоуина до Рождества.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Миллионы американцев лишились работы из-за локдаунов. Эпидемия унесла более 200 тысяч жизней

Эту теорию в ходе нынешней пандемии доказали страны Азии и некоторые государства Европы.

Но Трамп пошел другим путем: он требовал от мэров и губернаторов штатов снимать ограничения и еще в начале мая говорил, что да, люди пострадают от вируса, и «некоторые пострадают сильно, но мы просто обязаны открыть страну и мы обязаны сделать это как можно быстрее».

Подрыв устоев

Какую бы оценку за борьбу с ковидом ни поставили Трампу избиратели и история, его экономическое наследие выходит далеко за пределы кризисного управления времен эпидемии.

Трамп пришел к власти под лозунгом «Вернем Америке былое величие» и три с лишним года проводил политику под девизом «Америка прежде всего». Сторонники Трампа с энтузиазмом поддержали его новый курс и инструменты: изоляционизм, торговую агрессию, санкции и ограничения.

Противники же видят в нем угрозу основам экономического доминирования Америки в мире и считают, что вместо развития и перестройки под пугающее неизвестностью будущее Трамп все это время возвращал страну в привычное ему уютное прошлое.

В процессе он подпилил несколько опор, на которых США с середины прошлого века возвышаются над остальным миром. В том, что раньше казалось незыблемым, понемногу начали сомневаться и друзья, и враги, и финансовые рынки.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Трамп переизбирается под старым лозунгом: «Вернем Америке былое величие». Еще год назад он печатал плакаты «Сохраним величие Америки». Пандемия внесла коррективы

При нем Америка стала первой развитой державой, рванувшей против течения экономической истории последних десятилетий: против глобализации и открытости, против медленного и мучительного согласия богатых стран поделиться благополучием с развивающимися ради сокращения неравенства в мире.

Наблюдая за реалити-шоу в Белом доме, пораженные зрители начинают перешептываться и робко формулировать первые сомнения в будущем США как мирового лидера, надежного торгового партнера, открытой экономики и эмитента главной резервной валюты — доллара.

Трамп поссорил США с главным союзником — Европой, второй экономикой мира. Он давил на соседей — Канаду и Мексику. Он развязал торговую и технологическую войну с Китаем — третьей экономикой мира.

Он вывел США из Парижского соглашения о борьбе с изменением климата, парализовал работу Всемирной торговой организации, отказался финансировать Всемирную организацию здравоохранения. Он выглядел чужаком на встречах «Большой семерки», попрал этикет и традиции большой политики.

Он подорвал устоявшиеся нормы и структуру госуправления в США, медлил с назначением чиновников, зато спешил заполнить суды консервативными судьями. Он нарушал одно табу за другим, открыто давил на центробанк и прокуроров.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Трамп не собирался вписываться в тесную компанию лидеров G7. Он предлагал вернуть Владимира Путина и формат G8

Сторонникам это пришлось по вкусу: они видят в нем бунтаря, разгоняющего сонное царство забывших о народе бюрократов. Они убеждены, что от здорового экономического эгоизма и демонстрации силы выиграют американцы.

Критики возражают: историю не повернуть вспять, а законы экономики не изменить твитом.

Экономисты, выводящие эти законы, терпеливо изучают мутацию американской политики при Трампе, не спешат с выводами и уж точно не считают изменения необратимыми.

Финансисты с ухмылкой читают газетные заголовки о скором закате доллара как мировой резервной валюты.

In dollar we trust

Панихида преждевременна, уверены они: пусть Трамп и расшатывает фундамент этой пирамиды, ему далеко до разрушения институтов, на которых зиждется статус доллара как самого надежного актива в мире.

Не подчиненные воле президента суды, конгресс и центробанк вкупе с экономической мощью обещают американской валюте доминирование на десятилетия. Что доказал и нынешний кризис, в котором Федеральная резервная система фактически взяла на себя роль мирового кредитора, а американские госбумаги доказали статус главного инструмента сбережений. Доля долларовых расчетов в торговле остается прежней.

«Сокращение веса США в мировой экономике, агрессивные односторонние финансовые санкции и рост сомнений в лидирующей роли США на мировой арене могут ускорить снижение роли доллара в будущем», — допускает ветеран американского минфина и бывший представитель США в МВФ Марк Собел.

«Однако пока все предпосылки для сохранения статуса резервной валюты на месте: самый крупный, ликвидный и открытый рынок капитала в мире, солидная защита прав собственности, гигантская экономика, сильная финансовая система с международной сетью. Плюс инерционный эффект», — пишет он, отметая возможность скорого заката доллара.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Несмотря на усилия Трампа, доллар в огне не горит и в воде не тонет

Крупнейшим зарубежным держателем американского долга является Китай, против которого Трамп развязал вендетту, как только пришел к власти. Однако ни диверсификация резервов Китая, ни заявления Трампа о том, что слабый доллар выгоден американским производителям, не привели к падению курса.

В начале этого года стало окончательно ясно, что Трамп доллару не помеха: в январе он помирился с Китаем, а к маю сменил риторику и поддержал сильный доллар.

На поприще подрыва устоев экономической мощи США успехи Трампа успокаивающе скромны. А как у него с созидательной деятельностью? Какими достижениями может похвастаться Трамп за последние три с лишним года?

Чего добился Трамп

До нынешнего кризиса экономика при Трампе росла примерно такими же темпами, как при Бараке Обаме, въехавшем в Белый дом в разгар финансового кризиса 2008-2009 годов.

Зарплаты в частном секторе неуклонно повышались, а число рабочих мест росло. К февралю безработица сократилась до минимального за полвека значения в 3,5%.

Однако рост этот начался еще при Обаме, и его темпы никак не изменились при Трампе. Рабочие места, например, Америка создавала с завидным упорством больше 100 месяцев подряд.

И условия были примерно одинаковые: пусть Трамп изначально жаловался, что Обаме повезло править при масштабном посткризисном стимулировании экономики, он в итоге утомил своими твитами центробанк, и тот прекратил повышение ставок. К тому же помимо кредитного стимулирования Трамп добился прямого бюджетного: провел через конгресс налоговую реформу.

Коронавирус перечеркнул все достижения. Но это из ряда вон выходящее событие, его влияние временно, и когда-нибудь экономика восстановится. Однако это уже история второго срока Трампа или первого срока Джо Байдена.

А вот до появления вируса экономическую повестку Трампа определяли две его флагманские стратегии: агрессивный протекционизм и отказ от «зеленой» повестки в пользу развития энергетики. Какие плоды принесли они Америке?

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Трамп доволен результатами первого президентского срока

Сначала о протекционизме.

Трамп развязал торговые войны со всем миром. Он повысил пошлины на китайские и европейские товары.

Цель: заставить американские компании перевести производство в США, убедить иностранцев покупать больше американской продукции, сократить дефицит торговли и обрезать крылья Китаю, стремящемуся к технологическому превосходству.

Результат: дефицит не сократился, а вырос. Повышенные пошлины оплачивают американские потребители, деньги попадают в бюджет, и из них власти компенсируют потери тем, кто терпит убытки из-за ответных мер.

Демократы упрекают Трампа в том, что его торговые войны лишили Америку 300 тыс. рабочих мест. Компании переносят производство из Китая, как того хотел Трамп, но не в Америку, а во Вьетнам и на Филиппины.

Китай не сдается, и конфликт не только не завершился полной победой Трампа к перевыборам, но лишь обостряется и обещает десятилетия вязкого бодания.

Помимо внешнего фронта в войне за «Америку прежде всего» Трамп открыл внутренний: против иммигрантов. После прихода к власти он подписал указ «Покупай американское и нанимай американцев», и в результате число отказов в выдаче виз H-1B высококвалифицированным работникам выросло в три раза.

Но оказалось, что спрос на рабочую силу возникает не указом президента, а в силу потребностей рынка труда и возможностей компаний.

Интернет-гиганты Силиконовой долины и прочий американский бизнес, столкнувшись с ограничениями на приглашение работников из-за границы, предпочли трудоустройству американцев наем за границей: в основном, в Канаде, Индии и Китае, выяснила Бритта Гленнон, профессор Уортонской школы бизнеса при Пенсильванском университете.

В нем когда-то учился Илон Маск — иммигрант из Южной Африки.

Если наблюдения Гленнон верны, то Трамп, ограничивая высококвалифицированную миграцию, рискует лишить Америку не только рабочих мест и налогоплательщиков, но и привлекательности для талантливых и амбициозных людей со всего мира, что до сих пор было главной составляющей ее успеха.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к аудио,

Почему Дональду Трампу удалось победить четыре года назад и каковы его шансы сейчас?

О триумфе или провале протекционизма эпохи Трампа судить рано, а вот его политика в области экологии и энергетики дает осязаемые результаты. Уже в этом году Америка — еще недавно крупнейший импортер энергоресурсов на планете — должна была превратиться в нетто-экспортера.

Какие коррективы внесет в эти планы коронакризис, мы узнаем в начале следующего года. Правда, Трамп объявил о победе еще два года назад.

«Мы стали главным производителем энергоресурсов в мире. Кто бы мог подумать! — хвалил он себя в июле 2018-го. — В энергетике мы теперь крупнейшие в мире. Крупнейшие! И впервые в истории мы стали экспортером энергоресурсов. Такого никогда не было. А теперь — экспортируем».

Трамп поторопился. Перед пандемией экспорт и импорт сошлись в одной точке, как следует из графика ниже. Он же показывает, когда именно случился прорыв, приведший энергетический баланс США к равновесию.

Возможно, Трамп имел в виду газ — тут Америка действительно пожинает плоды технологической революции в нефтегазодобыче и давно потеснила некогда крупнейшего производителя в мире — Россию.

Теперь она активно борется с главным конкурентом еще и за рынки сбыта: ареной для последней схватки стало Балтийское море в Европе и газопровод «Северный поток-2».

Но и с газом аналогичная ситуация: Трамп лишь закрепил достижения своего предшественника, как видно из завершающего графика.

″Звездно-полосатый″ капитализм не будет таким, как прежде | Немецкие СМИ о России, Германии, мире | DW

Французская газета La Voix du Nord на своих страницах требует сделать из разразившегося кризиса выводы политического характера:

В США, а теперь и в Европе, государство и центральные банки были вынуждены прибегнуть к массированному вмешательству с тем, чтобы избежать краха финансовой системы. После того, как они сыграли роль пожарной команды, остается только надеяться, что в будущем они будут действовать как полицейские, чтобы избежать повторных действий поджигателей.

Во времена прошлых кризисов этого не наблюдалось. Уже давно пора наконец-то навести порядок в царстве капитала. Если разразившийся кризис в самом деле самый страшный со времен «великой депрессии», то на сей раз финансовой системе просто не позволительно продолжать действовать так, будто бы ничего не произошло.

Итальянская газета La Repubblica пишет о возможных последствиях финансового кризиса для предвыборной кампании в США:

По ком звонит колокол на Уолл-стрит? По Маккейну, который производит впечатление крайне возбужденного и хаотичного политика, и который, согласно опросам, все глубже идет ко дну? По невозмутимому и отчасти дистанцировавшемуся Обаме, который делает все для того, чтобы сохранить свое преимущество? Из-за безответственного поведения Конгресса, который выступил в заговоре против Буша, Вашингтон унижен и полностью утратил власть.

Теперь начинаются поиски «козла отпущения». Этот печальный спектакль разыгрывают в политике всякий раз, когда кто-то хочет свалить свою вину на другого. После кризиса, сопоставимого по масштабам с трагедией 11 сентября, и Маккейн и Обама все же призвали взяться за ум, действовать быстро и в соответствии со здоровым человеческим разумом. Ни один из кандидатов не хочет в январе унаследовать совершенно разоренную Америку.

Французская газета Le Monde пишет:

Отказ палаты представителей Конгресса США одобрить план по спасению системы кредитования — это следствие гнева граждан, вызванного безответственностью банкиров. Увлекшиеся гонкой за наживой воротилы бизнеса нуждаются теперь в помощи из государственного бюджета. Этому оправданному народному гневу отпор могут дать только те политики, которые в состоянии заставить себя выслушать. Джордж Буш на это не способен. Согласно опросам, он стал настолько непопулярен, как ни один из его предшественников.

Кандидаты на пост президента Барак Обама и Джон Маккейн, поддержавшие план по спасению, не нашли поддержки в рядах своих партий. Однако у американских политиков просто нет другого выбора, кроме как взять на себя ответственность за непопулярное решение перед угрозой экономической катастрофы. Во время предвыборной борьбы это непросто. Но, если уж взялся за гуж, не говори, что не дюж.

Итальянская газета Corriere della Sera считает:

Рынок является важной частью культуры на Западе. И в Америке он продолжает неплохо функционировать, например, в промышленности, где отмечается большой рост экспорта. Но, в конечном счете, все же не стоит чрезмерно предаваться иллюзиям по поводу того, что «звездно-полосатый» капитализм снова будет таким, как прежде. Финансовый кризис еще не закончился, он будет распространяться на другие области. Настоящая рецессия начинается только сейчас.

Нидерландская газета De Telegraaf указывает на то, что налогоплательщики не должны оплачивать все без исключения промахи финансовых концернов и банков:

Постыдный банковский кризис, который из Соединенных Штатов перекинулся и на Европу, должен быть преодолен самостоятельно и совместными усилиями политики, надзорных инстанций и рынком долгосрочных капиталов. Несмотря на опасную ситуацию, возникшую в отдельных финансовых институтах, с помощью глав правительств европейских стран следует предпринять действия для восстановления доверия к банкам.

Но это разумное послание премьер-министра Балкененде, который стремится к восстановлению стабильной ситуации на финансовых рынках, не означает, что после необходимой операции по спасению Fortis можно и дальше открывать до отказа денежный кран. Недопустимо, что налогоплательщики безгранично расплачивались за ошибки финансовой экономики.

Обзор подготовила Маргарита Кальц

Данные об ожиданиях указывают на то, что США вступают в рецессию примерно сейчас

Экономические спады не так непредсказуемы, как мы когда-то думали. Появляется все больше свидетельств того, что ожидания потребителей, работников и работодателей предсказывают экономический спад, иногда на 12–18 месяцев вперед. Но мы живем в исключительное время. Пандемия COVID-19 и ее последствия посеяли сомнения и неуверенность среди потребителей и производителей и могут посеять их в течение некоторого времени. Итак, каков экономический прогноз? в этой колонке утверждается, что данные об ожиданиях для США предполагают, что страна вступает в рецессию примерно сейчас.

В связи с массовым внедрением вакцин против COVID-19 и сопутствующим снижением смертности от COVID в большинстве стран с развитой экономикой, а также положительными показателями многих экономических показателей, похоже, что большинство стран находятся на пути к восстановлению, хотя данные рисуют запутанную картину. .

Например, весной 2020 года рост заработной платы резко подскочил на фоне роста безработицы. Это было и в США, и в Великобритании. С тех пор безработица снижается, а рост заработной платы остается высоким.Это означает, что кривая заработной платы имеет наклон вверх, что кажется маловероятным. Но другие показатели говорят о другом, в первую очередь те, которые отражают настроения потребителей и бизнеса.

Две серии статей — из The Conference Board об условиях ведения бизнеса, занятости и доходах через шесть месяцев и из Мичиганского университета о финансовом положении через год и условиях ведения бизнеса через год и через пять лет — рассказывают одну и ту же историю: пик настроений в весной или в начале лета. И с тех пор он стремительно падает (Blanchflower and Bryson 2021a).Это верно для США в целом и для восьми крупнейших штатов, по которым Conference Board собирает данные.

Почему это важно? Что ж, скорость снижения этих индексов настроений такая же, как и в 2007 году, до Великой рецессии (Blanchflower and Bryson 2021b,c). Мы называем это правилом 10 пунктов. Когда индексы падают минимум на 10 пунктов, это ранний сигнал о рецессии.

Мы проверяем это предположение для США за период с 1978 г. по сентябрь 2021 г. и показываем, что ожидания потребителей в отношении будущих экономических тенденций в значительной степени предсказывают экономический спад на 6–18 месяцев вперед, тем самым обеспечивая систему раннего предупреждения для экономики (Blanchflower and Bryson). 2021а).

Таблица 1 Данные об ожиданиях от Conference Board в восьми крупнейших штатах США, 2007 и 2021 годы

            

В первой строке таблицы показано падение данных об ожиданиях от Conference Board в восьми крупнейших штатах с весеннего пика в 2007 г. до декабря 2007 г., даты, которую Комитет по датированию бизнес-циклов NBER назвал началом Великой рецессии.

Во второй строке сообщается о падениях в 2021 году от весенних пиков до сентября 2021 года.

Это не единственные данные, мигающие красным цветом. Данные по новым заказам PMI в США также имеют тенденцию к снижению, как показано на Рисунке 1, для четырех секторов, ориентированных на потребителей.

Рисунок 1 Новые заказы PMI США, сентябрь 2018 г. – сентябрь 2021 г.

С другой стороны, если бы рецессия была неизбежна, мы ожидали бы увидеть рост уровня безработицы (наше эмпирическое правило — рост на 0,3 процентных пункта в последующие месяцы) и сокращение занятости. Это не то, что происходит.

Это потому, что экономическая ситуация в 2021 году исключительная. Беспрецедентное прямое вмешательство государства в рынок труда посредством предоставления отпусков позволило уровням занятости и безработицы быстро восстановиться после огромного спада в 2020 году.

Итак, что происходит? Ответ, по-видимому, заключается в исключительном характере вызванного COVID-19 шока для экономики. Это был как экономический шок, так и шок для здоровья, который может снова подорвать экономику в ближайшие месяцы.Несмотря на улучшение традиционных показателей рынка труда, снижение ожиданий потребителей в отношении будущего экономики, вероятно, связано со страхами и тревогами, связанными с COVID-19.

Это подтверждается недавним опросом The Conference Board, показывающим, что 42% работников беспокоятся о возвращении на работу из-за боязни заразиться COVID-19, что значительно больше, чем в июне 2021 года, когда только 24% выразили эту озабоченность (The Conference Board 2021).

Повышенный уровень беспокойства среди работающих потенциально оправдан, поскольку, как мы показали в недавнем исследовании, анализирующем обследование пульса домохозяйств Бюро переписи населения США, рабочие значительно чаще заражаются COVID-19, чем неработающие, несмотря на более высокую вероятность заражения. вакцинированы (Blanchflower and Bryson 2021d).Находясь на работе или добираясь до нее, увеличивается риск заражения. Такие опасения усугубляются появлением дельта-варианта вируса.

Рост беспокойства и беспокойства не ограничивается рабочими. Данные двухнедельных обследований пульса домохозяйств, проводимых Бюро переписи населения США, свидетельствуют о постоянном росте беспокойства и беспокойства с июня 2021 года.

Мы подозреваем, что опасения, связанные с COVID-19, продолжат влиять на реальную экономику и ожидания потребителей в отношении надвигающегося экономического спада.Это смелый призыв, не соответствующий консенсусу; только время покажет, правы ли мы. Однако эквивалентное падение этих данных в 2007 году было ранним признаком рецессии, который в то время не заметили политики и экономисты.

Возможно, эти данные ошибочны. Однако игнорирование снижения этих показателей в 2007 г. оказалось фатальным. Мы надеемся, что в этот раз подобные ошибки не повторятся. К этим тенденциям качественных данных следует относиться серьезно.

Ссылки

Бланчфлауэр, Д. Г. и А. Брайсон (2021a), «Экономика прогулок и прогнозирования спадов в США», Рабочий документ NBER 29372.

Бланчфлауэр, Д. Г. и А. Брайсон (2021b), «Экономика ходьбы и прогнозирования безработицы», Рабочий документ NBER 29172.

Бланчфлауэр, Д. Г. и А. Брайсон (2021c), «Правило Сэма и прогнозирование Великой рецессии в странах ОЭСР», Рабочий документ NBER 29300; готовится к публикации, Национальный институт экономического обзора.

Бланчфлауэр, Д. Г. и А. Брайсон (2021d), «Байден, COVID и психическое здоровье в Америке», Рабочий документ NBER 29040.

The Conference Board (2021), «Опрос: по мере открытия рабочих мест 42% работников опасаются заразиться COVID», пресс-релиз, 31 августа.

Как экономическое реагирование Америки на пандемию помогло победить последнюю войну

Это было в начале 2010-х. Мировой финансовый кризис вошел в историю, а рецессия, которую он вызвал, давно закончилась. Но экономику Соединенных Штатов по-прежнему преследовал ряд хронических взаимосвязанных проблем: слишком низкие расходы потребителей и предприятий; слишком мало рабочих мест; и слишком низкая инфляция.

В результате экономика функционировала ниже своего потенциала в течение многих лет, что привело к серьезным человеческим жертвам.

В прошлом году, когда правительство приступило к действиям, чтобы отреагировать на экономический кризис, вызванный пандемией коронавируса, это было связано с недавним опытом. Ключевые политики в Конгрессе, двух президентских администрациях и Федеральной резервной системе были полны решимости избежать повторения ошибок, которые продлили проблемы десятилетней давности.

Хорошая новость: им это удалось. Плохая новость заключается в том, что все чаще становится очевидным, что в ключевых отношениях они сражались в последней войне.Их сосредоточенность на проблемах последнего кризиса усугубила некоторые проблемы нынешнего кризиса.

Десять лет назад правительство тратило слишком мало денег, чтобы не допустить падения доходов американцев. На этот раз правительство вложило в экономику достаточно наличных денег, чтобы доходы выросли выше допандемического тренда, а домохозяйства в среднем увеличили свои сбережения.

Во время этого кризиса правительства штатов и местные органы власти, которым не хватило финансовой помощи, годами были обузой для экономики.На этот раз их помощь настолько велика, что многие штаты решают, что делать с рекордными профицитами.

В прошлый раз эти неадекватные расходы вызвали хронический дефицит спроса на товары и услуги, а это означало, что потенциальных работников было больше, чем рабочих мест. Теперь, когда высокий спрос подпитывается действиями правительства, наблюдается нехватка рабочих и рост заработной платы. После нескольких лет, в течение которых Федеральная резервная система сосредоточилась на попытках остановить устойчивое падение инфляции ниже целевого уровня в 2 процента, инфляция сейчас намного выше этой цели, около 6 процентов.

В более широком смысле, последний экономический кризис был связан с избытком почти всего, включая производственные и транспортные мощности. Теперь основная проблема связана с нехваткой и ограничениями в поставках, которые вызывают высокую инфляцию и другие разочарования.

«У нас был один-два удара очень мягкой денежно-кредитной политики и чрезвычайно благоприятной фискальной политики для борьбы с этим шоком спроса», — сказала Мишель Мейер, глава отдела экономики США в BofA Global Research. «Проблема в том, что сейчас мы столкнулись с дефицитом предложения.”

Справедливости ради следует сказать людям, определявшим политику в течение последних двух неспокойных лет, в первые месяцы пандемии природа экономического кризиса, казалось, имела те же масштабы, что и последний кризис. Когда весной 2020 года миллионы людей теряли работу, а доходы падали, главной проблемой действительно был коллапс совокупного спроса и потенциальная дефляционная спираль, еще более серьезная, чем в 2008 и 2009 годах.

Цена мая Например, фьючерсы на нефть 2020 года в апреле 2020 года фактически ненадолго стали отрицательными, а это означает, что кому-то, у кого есть запасы нефти, можно было бы, по сути, заплатить за добычу нефти. Широкий диапазон цен на сырьевые товары свидетельствовал об устойчивой рецессии. И до конца 2020 года цены на облигации предполагали, что инфляция останется крайне низкой в ​​ближайшие годы.

Понять инфляцию в США

Реакция правительства была, по сути, направлена ​​на предотвращение этого. Федеральная резервная система ежемесячно вкачивала в финансовую систему 120 миллиардов долларов наличными в рамках своей программы количественного смягчения покупки облигаций, пообещав удерживать процентные ставки около нуля в далеком будущем.

Федеральная резервная система также сосредоточилась на новой структуре политики, которая разрабатывалась в течение многих лет, известной как «гибкое таргетирование средней инфляции». По сути, он пытался убедить людей, что серьезно относится к тому, чтобы не допустить, чтобы инфляция постоянно опускалась ниже целевого уровня в 2 процента. Он сделал это, дав понять, что было бы удобно позволить инфляции превысить этот уровень после спада.

Но между экономической средой 2010-х и 2021 года были большие различия. Среди них: фискальные политики на этот раз предприняли гораздо более агрессивные действия для стимулирования роста, тогда как в 2010-х ФРС, по сути, пыталась компенсировать последствия жесткой бюджетной экономии.

«ФРС думала, что должна компенсировать слабую налогово-бюджетную политику, когда все было наоборот», — сказал Джейсон Фурман, экономист из Гарварда.

Сейчас ФРС только начинает сокращать покупки облигаций и по-прежнему удерживает ставки около нуля, несмотря на низкий уровень безработицы и высокую инфляцию. Руководители центрального банка, признавая боль, вызванную инфляцией, говорят, что они ожидают, что перебои с поставками исчезнут в ближайшие месяцы.

«Мы понимаем трудности, которые высокая инфляция создает для отдельных лиц и семей, особенно для тех, у кого ограниченные средства для покрытия более высоких цен на предметы первой необходимости, такие как продукты питания и транспорт», — сказал председатель Джером Пауэлл на пресс-конференции в начале ноября. «Как и большинство прогнозистов, мы по-прежнему считаем, что наша динамичная экономика приспособится к дисбалансу спроса и предложения, и что при этом инфляция снизится до уровней, намного более близких к нашей долгосрочной цели в 2 процента».

Первоначальный всплеск федеральных расходов весной 2020 года, особенно 2 доллара.2 триллиона двухпартийного закона CARES помогли потребителям и предприятиям избежать резкого падения доходов, которое казалось вероятным, когда экономика впервые закрылась в марте. Затем, в декабре 2020 года, двухпартийное большинство приняло еще один пакет помощи на сумму 900 миллиардов долларов, после чего в марте администрация Байдена подписала Американский план спасения на 1,9 триллиона долларов.

В совокупности эти два показателя означали, что в 2021 году в экономику было вкачано почти 3 триллиона долларов, в то время как оценки «разрыва выпуска» — отставания от потенциала экономики — были намного ниже, исчисляясь сотнями миллиардов долларов.

Администрация Байдена и демократы в Конгрессе утверждали, что это была разумная стратегия по снижению риска затяжного кризиса для семей, пострадавших от пандемии.

«Я думаю, что цена того, чтобы сделать слишком мало, намного выше, чем цена того, чтобы сделать что-то большое», — сказала министр финансов Джанет Йеллен в февральском телеинтервью. «Мы думаем, что в долгосрочной перспективе преимущества намного перевесят затраты».

Часто задаваемые вопросы об инфляции


Карточка 1 из 6

Что такое инфляция? Инфляция — это потеря покупательной способности с течением времени, а это означает, что завтра ваш доллар не пойдет так далеко, как сегодня.Обычно он выражается как годовое изменение цен на повседневные товары и услуги, такие как продукты питания, мебель, одежда, транспорт и игрушки.

Что вызывает инфляцию? Это может быть связано с ростом потребительского спроса. Но инфляция также может расти и падать в зависимости от событий, которые мало связаны с экономическими условиями, таких как ограниченная добыча нефти и проблемы с цепочками поставок.

Инфляция — это плохо? Это зависит от обстоятельств. Быстрый рост цен чреват проблемами, но умеренный рост цен может привести к повышению заработной платы и росту числа рабочих мест.

Может ли инфляция повлиять на фондовый рынок? Быстрая инфляция обычно создает проблемы для акций. Финансовые активы в целом исторически плохо себя чувствовали во время инфляционных бумов, в то время как материальные активы, такие как дома, сохраняли свою стоимость лучше.

В своем выступлении на канале CBS «Face the Nation», которое транслировалось в воскресенье, она признала, что высокая инфляция причинила экономический ущерб, но заявила, что инфляция снизится по мере исчезновения вызванных пандемией искажений в структурах расходов.

«Когда нормализуется предложение рабочей силы и нормализуется структура спроса — а я ожидаю, что, если мы добьемся успеха в борьбе с пандемией, где-то во второй половине следующего года — я ожидаю, что цены вернутся к норме, — сказала мисс Йеллен. Она добавила: «Я просто думаю, что важно рассматривать инфляцию в контексте экономики, которая значительно улучшается по сравнению с тем, что было сразу после пандемии, и добивается прогресса».

Государственные и местные финансы являются ярким примером того, как федеральные действия, в отличие от начала 2010-х годов, были ориентированы на то, чтобы переусердствовать, а не недостаточно.Во время предыдущей рецессии штаты понесли резкие потери доходов по многим каналам. Люди потеряли работу, платя меньше подоходного налога. Инвестиционные потери означали меньший налог на прирост капитала. Падение стоимости недвижимости означало снижение налогов на недвижимость. А снижение потребительских расходов означало снижение налога с продаж.

В этом эпизоде ​​федеральное правительство не проявило особого желания поддерживать финансы штата. Поскольку штаты, как правило, не могут справиться с дефицитом бюджета, это вынудило местные органы власти перейти к режиму жесткой экономии, что привело к дальнейшему сокращению рабочих мест и замедлению восстановления на годы.

На этот раз почти все было по-другому. Федеральное правительство поддерживает доходы людей, помогая поддерживать поток доходов от подоходного налога; фондовый рынок процветал, подпитывая прирост капитала; цены на недвижимость выросли; и люди тратят больше на физические товары, поддерживая налоговые поступления.

Вдобавок ко всему, Американский план спасения включал 350 миллиардов долларов для поддержки государственного и местного бюджетов, что отражало опасения демократов по поводу затянувшегося финансового кризиса десятилетней давности.Сложите все это, и правительства штатов и местные органы власти как никогда богаты наличными — во времена инфляционного давления и нехватки рабочей силы.

В прошлом году губернатор Калифорнии Гэвин Ньюсом предупредил, что «мы столкнулись с крутым и беспрецедентным экономическим кризисом». Теперь государство выясняет, что делать с «историческим профицитом бюджета», как назвал его г-н Ньюсом, в десятках миллиардов долларов.

«Администрация Байдена была очень настроена на потерю рабочих мест в государственном секторе и хотела предотвратить это», — сказала Трейси Гордон, изучающая государственные и местные финансы в Urban Institute.«К лету стало ясно, что в штатах дела обстоят не так плохо, как мы думали».

Это естественная тенденция применять уроки истории к настоящему. И вызовом была движущаяся мишень. Природа кризиса за относительно короткое время трансформировалась из коллапса спроса и потенциального дефляционного вихря в период ограниченного предложения чрезмерной инфляции.

«Мы вели последнюю войну в нескольких отношениях, — сказал г-н Фурман, ветеран Белого дома Обамы.«Один из них думал об этом как о проблеме спроса, а не проблемы предложения. Другой думает, что мы всегда хотим сделать слишком много, когда на самом деле есть нужное количество».

Задача сейчас — для администрации Байдена, союзников-демократов и ФРС — найти выход из инфляционной среды с ограниченным предложением, которая создаст более комфортную экономику раньше, чем позже, и не вызовет случайно рецессию в обработать.

Каждая рецессия от U.S. История и реакция страны

Каждая рецессия в истории США и реакция страны

Квартальный валовой внутренний продукт США упал в годовом исчислении на 32,9% во втором квартале 2020 года из-за закрытия предприятий и социального дистанцирования, при этом общая экономика снизилась на 9,5% по сравнению с тем же периодом 2019 года. начали храниться в 1945 году, что более чем в три раза превысило предыдущий рекорд 1958 года, составлявший 10%.

Резкое сокращение подтверждает старую поговорку о том, что то, что поднимается, должно опускаться, особенно когда речь идет о U.С. эконом. Стакер изучил данные Национального бюро экономических исследований, чтобы понять, как Соединенные Штаты реагировали на рецессии, восходящие к 1785 году.

В финансовом прошлом Америки было почти 50 заметных национальных экономических спадов, некоторые из которых были более пагубными, чем другие. Не путать с экономической депрессией, рецессия — это период в шесть месяцев или два трехмесячных квартала подряд, когда реальный валовой внутренний продукт (ВВП) снижается. Другими ключевыми факторами, определяющими рецессию, наряду со снижением ВВП, являются негативные сдвиги в занятости, производстве, розничных продажах и доходах.Даты рецессии определяются Национальным бюро экономических исследований.

Причины исторического экономического спада в Америке весьма разнообразны. Многие из них были вызваны действиями Федеральной резервной системы, пытавшейся контролировать инфляцию, в то время как другие были результатом крахов и корректировок фондового рынка. Один из них был вызван даже одним человеком — Генри Фордом, который закрыл свои заводы в конце 1920-х годов, чтобы перевести производство с модели Т на модель А. Более 60 000 рабочих потеряли работу во время шестимесячного закрытия, что временно остановило производство. в «ревущие» 20-е.

Две величайшие рецессии в истории США, Великая депрессия начала 1930-х годов и Великая рецессия конца 2000-х годов, привели к огромным потерям на фондовом рынке и росту безработицы, достигнув 24,9% во время Великой депрессии.

К каждому слайду прилагается информация о том, что могло вызвать падение, а также о том, что произошло, чтобы помочь экономике восстановиться. Адаптивная налогово-бюджетная политика, переход от мира к войне и пакеты мер стимулирования стали главными факторами, выведшими страну из рецессии.

Продолжайте читать, чтобы узнать больше о каждой рецессии в истории США и о том, как страна отреагировала на нее.

Вам также может понравиться: Лучшие государственные колледжи в Америке

Экономический прогноз США на 4 квартал 2021 года

Сценарии

Базовый уровень (60%): Рост восстановится в конце 2021 и начале 2022 года по мере ослабления воздействия COVID-19. Домохозяйства продолжают увеличивать расходы на неудовлетворенный спрос на такие услуги, как развлечения и путешествия. Однако расходы на товары длительного пользования останавливаются, поскольку потребители возвращаются к допандемическим моделям.Инвестиции в бизнес продолжают быстро расти, особенно в области оборудования для обработки информации и программного обеспечения. Однако инвестиции в нежилые помещения остаются слабыми, так как на рынке сказывается избыток предложения офисных зданий и торговых площадей. Жилищное строительство остается сильным, но постепенно падает, поскольку текущий уровень строительства выше, чем может поддерживать рост населения. Законопроект о расходах на инфраструктуру и скромный план «Восстановить лучше, чем было» повышают уровень государственных расходов на большую часть прогнозируемого периода.Все это помогает поднять спрос выше тенденции до COVID-19 на несколько лет. Инфляция остается выше целевого показателя ФРС в 2022 году, но постепенно возвращается к диапазону 2%, поскольку спрос на товары колеблется, а предприятия решают свои проблемы с цепочками поставок. Пандемия дает толчок широкому внедрению новых технологий, что приводит к более быстрому росту производительности. Уровень безработицы постепенно падает ниже 4%. ФРС повышает ставки в 2022 году и продолжает повышать ставки относительно быстрыми темпами в 2023 году, поскольку экономика явно движется к полной занятости.

Пейджинг Доктор Панглосс (5%): Доктор Панглосс, персонаж романа Вольтера « Кандид », повторял, что «все к лучшему в этом лучшем из всех возможных миров». 3 Наш базовый прогноз оптимистичен, но не по Панглоссу, поскольку некоторые отстающие секторы, вероятно, будут сдерживать рост. Что может получиться лучше? Ну, рабочая сила может расти быстрее, чем мы ожидаем в базовом сценарии, в котором мы предположили, что пожилые люди, покинувшие рабочую силу, не вернутся после окончания пандемии.Потребительские расходы, особенно на товары длительного пользования, остаются высокими. И глобальный рост восстанавливается быстрее, помогая поддерживать экономику США (и сдерживать цены). Результат: более быстрое восстановление в 2021 и 2022 годах и продолжение более быстрого роста в оставшиеся годы прогноза. Конечно, не все к лучшему, поскольку инфляция немного повышается, а процентные ставки возвращаются к своим (более высоким) долгосрочным средним значениям.

Рецидив (20%): Открытие варианта Омикрон подчеркивает риски, которые COVID-19 продолжает представлять для экономики США.Постоянно находятся новые варианты. 4 В этом сценарии существующие вакцины не так эффективны против одного или нескольких новых вариантов. Люди возвращаются к некоторому социальному дистанцированию и сокращают покупку товаров и услуг, которые воспринимаются как «рискованные». Это приводит к еще одному падению ВВП на четверть в конце 2021 года. Сдержанная реакция правительства приводит к банкротству предприятий, испытывающих финансовые затруднения, а слабые балансовые отчеты создают условия для более традиционного и более медленного восстановления после рецессии.Это особенно актуально потому, что после двух вспышек за два года потребители постоянно сокращают расходы на поездки, развлечения, питание и проживание, что требует болезненной перестройки экономики.

Назад в 70-е (15%): Домашние хозяйства и предприятия видят рост цен из-за дефицита, связанного с пандемией, и реагируют на это повышением цен и заработной платы. Реакция и последующий рост инфляционных ожиданий создают инфляционную спираль. К концу 2022 года потребительские цены растут устойчивыми темпами более чем на 5%, в результате чего ФРС повышает процентные ставки, чтобы ограничить спрос.В 2023 году инфляция продолжается, но «спад роста» вызывает рост уровня безработицы. ФРС не хочет устраивать настоящую рецессию, и инфляция установится на уровне 4% в течение пятилетнего прогнозируемого горизонта.

секторов

Потребительские расходы 

Ближайший прогноз потребительских расходов включает два важных вопроса: 

1. Потратят ли потребители все сбережения эпохи пандемии?

В 2020 году домохозяйства сэкономили примерно на 1,6 триллиона долларов США больше, чем мы прогнозировали до пандемии.Часть этой суммы пошла на инвестиции, но у многих домохозяйств сейчас гораздо больше наличных денег, чем они обычно хотели бы. Сколько из них они потратят, когда влияние пандемии ослабнет? Одна из возможностей заключается в том, что многие потребители останутся осторожными и сохранят эти сбережения, даже если они смогут выйти и потратить. Другая возможность: бум расходов на некоторое время дольше, поскольку влияние дельты ослабевает. Базовый прогноз Deloitte предполагает умеренное снижение нормы сбережений ниже ее долгосрочного уровня, и этого достаточно, чтобы поддержать очень сильный рост потребительских расходов в этом году.Но расходы могут быть еще больше, если домохозяйства решат обналичить больше этих сбережений.

2. Когда потребительские услуги восстановятся, что произойдет с товарами длительного пользования?

Пандемия вызвала заметные изменения в структуре потребительских расходов. Расходы на потребительские товары длительного пользования в 2020 году подскочили на 103 млрд долларов США, а расходы на услуги за тот же период упали на 556 млрд долларов США. Домашние хозяйства заменили велосипеды, тренажеры и электронику ресторанами, развлечениями и путешествиями.Когда домохозяйства снова смогут покупать услуги, станут ли они покупать меньше товаров? Это может происходить, поскольку расходы на товары длительного пользования падали шесть месяцев подряд, закончившихся в октябре. Наш прогноз предполагает, что в течение следующих нескольких лет расходы на товары длительного пользования продолжат медленно падать, поскольку потребителям больше не нужно приобретать товары длительного пользования, а вместо этого увеличивается доля их доходов, направляемая на услуги.

Прогноз Deloitte предполагает, что расходы на товары длительного пользования продолжают падать на протяжении большей части прогнозируемого горизонта, поскольку потребительские расходы «перенормируются» и потребители возвращаются к расходам на услуги. Более подробный прогноз потребительских расходов см. в прогнозе потребительских расходов Deloitte, Прогнозы потребительских расходов: услуги возвращаются после забытого 2020 года .

Мы ожидаем, что в долгосрочной перспективе пандемия усугубит некоторые существующие проблемы. Пандемия резко обострила проблему неравенства, усложнив бюджет и условия жизни миллионов домохозяйств с низкими доходами. Это те самые люди, которые с меньшей вероятностью будут иметь медицинскую страховку, особенно после увольнения, и с большей вероятностью будут иметь проблемы со здоровьем, которые осложняют восстановление после инфекции.И выход на пенсию остается серьезной проблемой: даже до кризиса менее четырех из десяти непенсионеров считали, что их выход на пенсию идет по плану, а четверть непенсионеров говорили, что у них нет пенсионных сбережений. 5 Низкие процентные ставки ухудшат подготовку американцев к выходу на пенсию, в то время как бум фондового рынка мало повлияет на балансы большинства людей. 6

США «официально» в рецессии, но это отличается от 2008 года

США.С. официально переживает экономический спад, согласно заявлению, сделанному в понедельник частной некоммерческой исследовательской организацией Национального бюро экономических исследований. Хотя многие эксперты и экономисты обычно определяют рецессию как снижение ВВП в течение нескольких кварталов, они полагаются на NBER, чтобы сделать официальное заявление.

«При принятии решения о том, определить ли рецессию, комитет взвешивает глубину сокращения, его продолжительность и то, снизилась ли экономическая активность в целом по экономике», — говорится в заявлении Национального бюро экономических исследований в понедельник.Организация пришла к выводу, что «беспрецедентные масштабы спада занятости и производства, а также его широкий охват всей экономики оправдывают определение этого эпизода как рецессии, даже если он окажется короче, чем предыдущие спады».

Экономисты говорят, что факторы, приведшие к нынешнему замедлению темпов экономического роста, например, насколько быстро он наступил и на кого он повлиял, отличаются от предыдущих экономических спадов и могут привести к другому результату.

Это «очень необычные обстоятельства, в которых мы оказались», — говорит Сесилия Роуз, экономист и декан Школы общественных и международных отношений имени Вудро Вильсона в Принстонском университете.«Covid-19 уже оказал огромное влияние на экономику».

Вот три основных отличия рецессии, вызванной пандемией, от предыдущих спадов, таких как Великая рецессия, и то, что эти контрасты могут означать для восстановления.

Источник текущей рецессии не финансовый

В предыдущих рецессиях экономический спад был вызван проблемами на финансовых рынках, ценами на нефть, денежно-кредитной политикой или конкретным сектором экономики.Великая рецессия, длившаяся с декабря 2007 года по июнь 2009 года, была вызвана кризисом субстандартного ипотечного кредитования и слабыми стандартами кредитования, которые привели к краху ипотечной индустрии.

Одной из причин так называемой рейгановской рецессии, длившейся с июля 1981 по ноябрь 1982 года, была денежно-кредитная политика Федеральной резервной системы, которая повышала процентные ставки для сдерживания высокой инфляции.

Но нынешняя рецессия была вызвана кризисом общественного здравоохранения.

«Это не было начато из-за кризиса в финансовом секторе, такого как последняя Великая рецессия», — говорит Роуз.Из-за текущих проблем со здоровьем «средство для нас состоит в том, чтобы уйти в отставку и приостановить экономику».

Таким образом, это рецессия, вызванная самим собой, что крайне необычно для США, говорит Джейсон Фурман, экономист и профессор Гарвардской школы Кеннеди. Он сравнивает нынешнюю экономику США с «медицинской комой».

Стоит отметить, что пандемии и кризисы общественного здравоохранения уже затрагивали экономику в других частях мира. Согласно отчету Организации Объединенных Наций, в Западной Африке вспышка вируса Эбола в 2014 году привела к серьезным экономическим последствиям, затронувшим торговлю, уровень занятости и рост ВВП.

Увеличить IconArrows, указывающие наружу

Скорость экономического коллапса 

Что особенно необычно в нынешней рецессии, так это скорость, с которой она разразилась, особенно когда речь идет о безработице, говорит Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике и профессор Колумбийский университет.

«Covid-19 привел к самой быстрой остановке экономической деятельности, которую когда-либо видели США или мировая экономика», — говорит Фурман.

Обычно, даже во время незначительного экономического спада, появляется несколько сотен тысяч новых претендентов на пособие по безработице.Но в течение нескольких недель число американцев, подавших заявки на пособие по безработице, на этот раз взлетело до миллионов и продолжало увеличиваться на несколько миллионов каждую неделю. «Это просто неслыханные цифры», — говорит Стиглиц.

Хотя NBER официально определил, что Великая рецессия началась в декабре 2007 года, уровень безработицы не достиг пика до октября 2009 года. 1929 г.Однако только в 1930-х годах банки рухнули.

На этот раз США очень быстро останавливают экономику. Всего за несколько недель до начала текущего кризиса безработица превысила пиковый уровень в 10 %, зафиксированный во время Великой рецессии. Это поднимает вопрос о том, насколько легко будет снова полностью запустить экономику, говорит Стиглиц.

Масштаб нынешней рецессии широк

«Наиболее отличительной чертой является то, что этот [спад] носит гораздо более всеобъемлющий характер», — говорит Стиглиц.По словам Стиглица, Великая рецессия была экономическим спадом, который начался в сфере финансов и распространился на остальную часть экономики. Но сейчас пострадали все. Он бьет сразу везде, от путешествий до общественного питания и здравоохранения.

Это мешает правительству стимулировать экономическую активность и положить конец рецессии. Как правило, когда частный сектор не функционирует в полной мере, на помощь приходит государственный сектор, говорит Роуз. Эту роль государственного сектора обычно берут на себя федеральные правительства и правительства штатов, особенно во время экономических спадов.Например, во время Великой депрессии администрация президента Франклина Делано Рузвельта создала Управление прогресса работ, которое привлекло более 8 миллионов американцев к работе над общественными проектами.

«Что здесь необычно, так это то, что мы на самом деле даже не хотим, чтобы люди занимались теми вещами, которые федеральное правительство могло бы заставить их делать», — говорит Роуз. «Мы не хотим, чтобы люди собирались группами более 10 человек».

Увеличить IconArrows, указывающие наружу

На этой диаграмме показаны прирост и сокращение занятости в разных регионах США.S. в мае 2020 года, когда некоторые штаты начали открываться после пандемии коронавируса.

Различия между экономическим спадом, вызванным коронавирусом, и предыдущими спадами затрудняют определение результатов.

Многие экономисты считают, что в США произойдет более длительная «U-образная рецессия», когда объемы производства падают, а затем скачкообразно восстанавливаются, прежде чем снова начать расти, подобно тому, как разыгралась Великая рецессия. Апрельский опрос Reuters показал, что почти половина из 45 опрошенных экономистов считают, что СШАS. восстановление будет U-образным. Но это не означает, что нынешняя рецессия, даже если она имеет U-образную форму, продлится столько же, сколько Великая рецессия.

Другие ожидают, что, поскольку отключение было временным, в США произойдет более быстрое и более резкое V-образное восстановление , когда ВВП страны переживает резкий и быстрый спад, за которым следует бурный подъем.

«Это почти наверняка самая глубокая рецессия» со времен Второй мировой войны, написал Ян Хациус, главный экономист Goldman Sachs, в заметке в понедельник.Хациус добавил, что хотя это и глубоко, «это почти наверняка самый короткий спад» со времен войны.

«Это не типичный экономический кризис», — говорит Роуз, добавляя, что большинство экономистов считают, что экономика фундаментально сильна. Но чем дольше пандемия коронавируса влияет на повседневную жизнь и чем дольше США не смогут взять вирус под контроль, тем больший ущерб он нанесет экономике.

«Я сохраняю оптимизм в отношении того, что мы справимся с этим и что будет и другая сторона, но прямо сейчас нам потребуется терпение, сотрудничество и щедрость по отношению к нашим соседям», — говорит Роуз.

9001

Проверить: Лучшие кредитные карты 2020 года могут заработать вас более 1000 долларов за 5 лет

не пропускают: Экономика США находятся в «с медицинской среде» COMA, ‘ но это не значит, что мы уже движемся к депрессии

Фундаментальные причины и возможные решения на JSTOR

Абстрактный

В этой статье утверждается, что основная причина нынешнего экономического кризиса в США.В экономике С. наблюдалось значительное долгосрочное снижение нормы прибыли с 1950-х по 1970-е годы. Капиталисты отреагировали на этот кризис прибыльности, пытаясь восстановить свою норму прибыли с помощью различных стратегий, включая сокращение заработной платы и пособий, инфляцию, ускорение работы и глобализацию. Эти стратегии в значительной степени восстановили норму прибыли, но привели к стагнации реальной заработной платы рабочих на десятилетия. В результате задолженность домохозяйств возросла до беспрецедентного уровня и должна быть существенно сокращена, чтобы сделать возможным устойчивое восстановление.Кроме того, рост задолженности в финансовом секторе значительно повысил нестабильность финансовой системы, и эта финансовая задолженность также должна быть значительно сокращена. В случае очередного банковского кризиса обанкротившиеся банки должны быть национализированы и работать в общественных интересах.

Информация о журнале

Международный журнал политической экономии — это международный рецензируемый журнал, в котором публикуются научные исследования во всех традициях политической экономии.Журнал приветствует индивидуальные статьи с критической точки зрения, а также предложения по специальным тематическим выпускам во всех областях политической экономии на международном уровне.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis быстро выросла за последние два десятилетия и стала ведущим международным академическим издателем. отпечатки Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis.Тейлор и Фрэнсис полностью привержены публикации и распространению научной информации самого высокого качества, и сегодня это остается основной целью.

Экономика США – ВВП, инфляция, индекс потребительских цен и процентная ставка

Экономический рост США

Ожидается, что в 2022 году экономика будет расти более слабыми темпами из-за менее благоприятного эффекта базы. При этом активность должна оставаться высокой, поскольку оптимистичный уровень потребления домохозяйств и фискальные стимулы поддерживают внутренний спрос.Неопределенность в отношении новых вариантов Covid-19 и сохраняющиеся напряженные отношения с Китаем создают негативные риски. Эксперты FocusEconomics прогнозируют рост ВВП на 3,8% в 2022 году, что на 0,1 процентного пункта ниже прогноза предыдущего месяца. В 2023 году наша панель прогнозирует рост экономики на 2,5%.

Обзор экономики США

Экономический обзор США

Несмотря на проблемы на внутреннем уровне и быстро меняющийся глобальный ландшафт, США. экономика С. по-прежнему остается крупнейшей и самой важной в мире. Экономика США составляет около 20% от общего объема мирового производства и все еще больше, чем экономика Китая. Более того, по данным МВФ, США занимают шестое место по ВВП на душу населения (ППС). Экономика США характеризуется высокоразвитым и технологически продвинутым сектором услуг, на долю которого приходится около 80% ее производства. В экономике США доминируют компании, ориентированные на услуги в таких областях, как технологии, финансовые услуги, здравоохранение и розничная торговля.Крупные корпорации США также играют важную роль на мировой арене: более пятой части компаний из списка Fortune Global 500 происходят из Соединенных Штатов.

Несмотря на то, что сектор услуг является основным двигателем экономики, в США также имеется важная производственная база, на долю которой приходится примерно 15% объема производства. США являются вторым по величине производителем в мире и лидером в отраслях с более высокой стоимостью, таких как автомобили, аэрокосмическая промышленность, машиностроение, телекоммуникации и химическая промышленность. Между тем, сельское хозяйство составляет менее 2% продукции. Однако большое количество пахотных земель, передовые технологии ведения сельского хозяйства и щедрые государственные субсидии делают США нетто-экспортером продовольствия и крупнейшей страной-экспортером сельскохозяйственной продукции в мире.

Экономика США поддерживает свой статус электростанции благодаря сочетанию характеристик. Страна имеет доступ к обильным природным ресурсам и сложной физической инфраструктуре. Он также имеет большую, хорошо образованную и продуктивную рабочую силу.Кроме того, физический и человеческий капитал полностью используется в условиях свободного рынка и бизнес-ориентированной среды. Правительство и народ Соединенных Штатов вносят свой вклад в эту уникальную экономическую среду. Правительство обеспечивает политическую стабильность, функциональную правовую систему и регулирующую структуру, которые позволяют экономике процветать. Население в целом, в том числе разнообразные иммигранты, привносит твердую трудовую этику, а также чувство предпринимательства и готовность идти на риск. Экономический рост в Соединенных Штатах постоянно поддерживается постоянными инновациями, исследованиями и разработками, а также капиталовложениями.

Экономика США в настоящее время выходит из периода значительных потрясений. Совокупность факторов, в том числе низкие процентные ставки, широко распространенное ипотечное кредитование, принятие чрезмерных рисков в финансовом секторе, высокая потребительская задолженность и слабое государственное регулирование, привели к серьезной рецессии, которая началась в 2008 году. Рынок жилья и несколько крупных банков рухнули, а У.Экономика Южной Америки продолжала сокращаться до третьего квартала 2009 г., что стало самым глубоким и продолжительным спадом со времен Великой депрессии. Правительство США вмешалось, использовав 700 миллиардов долларов США для покупки проблемных ипотечных активов и поддержки крупных колеблющихся корпораций, чтобы стабилизировать финансовую систему. Он также представил пакет стимулирующих мер на сумму 831 миллиард долларов США, которые будут потрачены в течение следующих 10 лет для стимулирования экономики.

Экономика восстанавливается медленно, но неравномерно после глубокой рецессии 2009 года.Экономика получила дополнительную поддержку за счет экспансионистской денежно-кредитной политики. Это включает не только удержание процентных ставок на нижнем уровне, но и нетрадиционную практику покупки государством больших объемов финансовых активов для увеличения денежной массы и удержания долгосрочных процентных ставок на низком уровне — практика, известная как «количественное смягчение».

Несмотря на то, что рынок труда значительно восстановился, а занятость вернулась к докризисному уровню, до сих пор ведутся широкомасштабные споры о здоровье населения США.С. эконом. Кроме того, несмотря на то, что наихудшие последствия рецессии в настоящее время исчезают, экономика по-прежнему сталкивается с рядом серьезных проблем в будущем. Ухудшение инфраструктуры, стагнация заработной платы, растущее неравенство в доходах, повышенные расходы на пенсии и медицинские услуги, а также большой дефицит счета текущих операций и государственного бюджета — все это проблемы, стоящие перед экономикой США.

Экономическая история США

Конец Второй мировой войны ознаменовал начало золотой эры для США.С экономия. Этот период был отмечен всплеском экономической активности и производительности, растущим и более процветающим средним классом и появлением поколения бэби-бумеров. С конца 1940-х до начала 1970-х годов ВВП США рос в среднем почти на 4% в год. К 1970-м годам структурные изменения в экономике от промышленности и производства к услугам были в полной силе. Однако после нескольких десятилетий беспрецедентного роста экономика начала демонстрировать признаки замедления, и ряд событий, в том числе крах Бреттон-Вудской системы, нефтяной кризис 1973 года и усиление глобальной конкуренции, ускорили важные экономические изменения.1970-е годы были отмечены периодом стагнации роста и инфляции, называемым «стагфляцией».

1980-е годы породили рейганомику, серию экономических политик, продвигаемых президентом Рональдом Рейганом. Основными целями были сокращение государственных расходов и регулирования, а также снижение налогов и сокращение денежной массы. Риган добился больших успехов в пересмотре налогового кодекса и продвижении дерегулирования в нескольких основных секторах экономики; и в то время как рост и производительность увеличились, государственный долг значительно увеличился.В более широком смысле рейганомика ознаменовала собой поворот к экономике свободного рынка со стороны предложения и отказ от кейнсианской экономики, которой отдавали предпочтение со времен Великой депрессии.

Усиление глобальной интеграции и развитие новых технологий, в том числе внедрение повышающих производительность ИТ на рабочих местах и ​​появление высокотехнологичных компаний, способствовали экономическому буму 1990-х годов. Период с 1993 по 2001 год ознаменовался самым продолжительным устойчивым ростом в истории экономики США и привел к резкому росту занятости, доходов и потребительского спроса.

Более того, высокие темпы роста и низкий уровень безработицы в этот период были особенно примечательны, поскольку государственный бюджет одновременно управлялся и фактически достиг профицита в течение четырех лет с 1998 по 2001 год. президентом Биллом Клинтоном, но также и благодаря бурно развивающейся экономике и растущему фондовому рынку. Фондовый рынок подстегивал рост интернет-компаний в так называемом «пузыре доткомов», который принес правительству огромные суммы непредвиденных доходов от налогов на прирост капитала и повышения заработной платы.Однако переоценка акций доткомов в конце концов стала очевидной, и в 2000 году пузырь лопнул.

В первые годы 2000-х произошло резкое падение экономической активности после взрыва доткомов. Теракты 11 сентября 2001 г. и несколько корпоративных скандалов еще больше подорвали экономическую активность и деловую уверенность. Федеральная резервная система (ФРС) под руководством Алана Гринспена вмешалась, чтобы противодействовать борющейся экономике, введя низкие процентные ставки. Позже этот шаг будет считаться основным фактором, вызвавшим огромный пузырь на рынке жилья, который лопнул и спровоцировал Великую рецессию, начавшуюся в 2008 году.

Платежный баланс США

За последние несколько десятилетий на баланс текущих операций США сильно повлияли потоки международной торговли, при этом текущий дефицит торгового баланса привел к постоянному дефициту счета текущих операций. Доходы от американских активов и инвестиций, принадлежащих за границей, составляют очень небольшую долю в счете текущих операций, и положительного сальдо в этой категории недостаточно, чтобы компенсировать большой дефицит торгового баланса. В целом дефицит счета текущих операций означает, что стоимость товаров и услуг, приобретаемых Соединенными Штатами за границей, превышает стоимость товаров и услуг, продаваемых иностранцам.Дефицит счета текущих операций США постепенно увеличивался с 1990-х годов и достиг рекордного и глобального максимума в 5,8% ВВП в 2006 году. С тех пор дефицит сократился отчасти из-за увеличения внутренней добычи нефти.

Дефицит счета текущих операций отражается профицитом счета операций с капиталом. Чистая сумма притока капитала, полученного в США из-за рубежа, позволяет финансировать дефицит счета текущих операций. Иностранцы продолжают инвестировать в активы и компании США, поэтому чистая международная инвестиционная позиция Соединенных Штатов со временем выросла. Соединенные Штаты, безусловно, являются крупнейшим получателем прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Около 80% ПИИ в Соединенные Штаты поступают из девяти промышленно развитых стран. Великобритания, Япония и Нидерланды являются основными источниками ПИИ в США. Производственный сектор США привлекает около 40% ПИИ.

Торговая структура США

США являются вторым ведущим экспортером товаров и услуг в мире и ведущим импортером номер один. У.У С. постоянно наблюдается торговый дефицит, в основном из-за зависимости от иностранной нефти для удовлетворения своих энергетических потребностей и высокого внутреннего спроса на потребительские товары, произведенные за границей, однако благодаря достижениям в добыче нефти внутри страны энергетический разрыв сокращается. Основными торговыми партнерами США являются Канада, Китай, Мексика и Япония. Канада является основным направлением экспорта США, тогда как Китай является основным источником импорта.

США играют важную роль в системе международной торговли и обычно считаются сторонниками снижения торговых барьеров и соглашений о свободной торговле. В настоящее время Соединенные Штаты имеют более десятка действующих соглашений о свободной торговле. Среди них Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), созданное совместно с Канадой и Мексикой в ​​1994 году. США также являются активным членом Всемирной торговой организации (ВТО).

Экспорт из США

Хотя Соединенные Штаты в последние десятилетия потеряли часть своего конкурентного преимущества, материальные товары по-прежнему составляют две трети их общего экспорта.Соединенные Штаты в основном экспортируют дорогостоящие капитальные товары и промышленные товары, включая промышленное оборудование, самолеты, автомобили и химикаты. В 2015 году США экспортировали товаров на сумму 1,510 трлн долларов США.

Соединенные Штаты являются ведущим мировым экспортером услуг. Сюда входят финансовые и профессиональные бизнес-услуги, а также другие наукоемкие услуги. Путешествия, транспорт и туристические услуги также являются крупным экспортным товаром. Услуги составляют около трети всего экспорта.

Импорт в США

Подробнее 80% всего импорта, ввозимого в США из-за границы, составляют товары. Примерно 15% этого импорта приходится на сырую нефть, мазут и нефтепродукты. Промышленные машины, материалы и оборудование составляют еще 15% импортируемых товаров. Почти 25% импортируемых товаров составляют капитальные товары, такие как компьютеры, компьютерные аксессуары, электроника, медицинское оборудование и телекоммуникационное оборудование. Потребительские товары составляют еще 25% импортных товаров.Мобильные телефоны, фармацевтические препараты, игрушки, бытовая техника, текстиль, одежда, телевизоры и обувь являются основными видами потребительских товаров, импортируемых в Соединенные Штаты. Еще 15% импортируемых товаров составляют автомобили, запчасти и двигатели. Продукты питания и напитки составляют лишь около 5% импортируемых товаров. Услуги составляют лишь 20% от общего объема импорта и в основном представляют собой финансовые услуги, а также путешествия и транспорт.

Экономическая политика США

У.Правительство С. столкнулось с важной задачей обращения вспять последствий рецессии с помощью сочетания экспансионистской фискальной и денежно-кредитной политики. С фискальной стороны, государственные расходы на стимулирование и снижение налогов предотвратили дальнейшее ухудшение состояния экономики. Что касается денежной сферы, то Федеральная резервная система боролась с экономической слабостью как с помощью традиционной, так и нетрадиционной политики.

Соединенные Штаты обычно считаются родиной экономической политики свободного рынка. Однако У.Правительство С. осуществляет значительное регулирование экономической, коммерческой и финансовой деятельности. После рецессии правительство усилило надзор за финансовым сектором. Закон Додда-Франка, принятый в 2010 году, представляет собой наиболее всеобъемлющую реформу регулирования финансовых рынков со времен Великой депрессии.

Фискальная политика США

Правительство США, как правило, тратит больше денег, чем получает, и, таким образом, в течение последних нескольких десятилетий практически непрерывно испытывает бюджетный дефицит. Единственный случай в новейшей истории, когда правительству удалось сбалансировать бюджет, был между 1998 и 2001 годами, когда сильная экономика привела к более высоким, чем обычно, налоговым поступлениям. Дефицит бюджета достиг самого высокого уровня с 1945 года в 2009 году и составил 9,8% ВВП, но с тех пор постепенно улучшался; дефицит снизился до 2,4% ВВП в 2015 году.

Наибольшая часть государственных расходов определяется существующими законами, при этом большая часть средств выделяется на социальные программы, такие как Социальное обеспечение и Медикейд.Обязательные расходы составляют почти 60% от общего объема государственных расходов. Остальная часть называется дискреционными расходами и определяется годовым федеральным бюджетом. Около половины дискреционного бюджета расходуется на вооруженные силы и оборону, а другая половина расходуется на государственные программы и общественные услуги.

Почти 50% налогов, получаемых правительством США, приходится на подоходный налог с физических лиц, а еще 10% приходится на подоходный налог с предприятий и корпораций. Еще 35% сборов приходится на фонд заработной платы и налоги на социальное обеспечение. Акцизы, взимаемые с таких товаров, как спиртные напитки, табак и бензин, вносят в меньшем размере, менее 5%. Налоговые поступления в среднем составляли около 18% ВВП в период с 1970 по 2010 год. Общие налоговые поступления в процентах от ВВП составляли около 18% в 2015 году.

Пакет стимулирующих мер, введенный администрацией Обамы в 2009 году, включал снижение налогов и льгот на 288 миллиардов долларов США. Менее чем через два года Обама объявил о продлении действия налоговых льгот, введенных при администрации Буша, на сумму более 400 миллиардов долларов США в течение двух лет.

Денежно-кредитная политика США

Конгресс США установил, что цели денежно-кредитной политики Федеральной резервной системы заключаются в содействии максимальной занятости и стабильности цен в так называемом «двойном мандате». Федеральный комитет по открытым рынкам (FOMC) является органом, определяющим денежно-кредитную политику ФРС. FOMC собирается примерно восемь раз в год для обсуждения событий и перспектив экономики США, а также для обсуждения различных вариантов политики, включая уровень процентных ставок.Ставка по федеральным фондам, основная процентная ставка, регулируемая ФРС, представляет собой ставку, которую депозитные банки взимают друг с друга за торговлю фондами овернайт, чтобы поддерживать требования к резервному остатку. Ставка по федеральным фондам является одной из самых важных в экономике США, поскольку она влияет на все другие краткосрочные процентные ставки.

В годы, прошедшие после начала рецессии, ФРС была очень активной. Изначально предполагалось, что процентные ставки будут оставаться низкими только до тех пор, пока уровень безработицы не упадет до 6.5% или инфляция превысила 2,5%. Однако это конкретное перспективное руководство было пересмотрено в марте 2014 года, когда ФРС объявила, что любые будущие решения о повышении процентных ставок больше не зависят от ранее установленных количественных пороговых значений, а скорее от оценки широкого спектра более качественной информации. В качестве дополнительной реакции на последствия рецессии в декабре 2012 года ФРС объявила о нетрадиционной политике, известной как «количественное смягчение». Эта политика включает в себя покупку огромных сумм финансовых активов в попытке увеличить денежную массу и удержать долгосрочные процентные ставки.

Курсовая политика США

Доллар США часто называют мировой валютой, потому что это наиболее используемая валюта в международных сделках, а также самая распространенная резервная валюта. Почти две трети валютных резервов во всем мире находятся в долларах США.

Хотя Министерство финансов имеет основные полномочия по надзору за международными финансовыми вопросами, решения Министерства финансов относительно иностранной валюты принимаются в консультации с Федеральной резервной системой.Однако интервенции США на валютном рынке стали происходить все реже. Власти США обычно позволяют открытому валютному рынку и внутренней денежно-кредитной политике определять ставки.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.