Центральные банки: Центральный банк Российской Федерации | Банк России

Содержание

Центральные банки — Investing.com

© 2007-2022 Fusion Media Limited. Все права зарегистрированы. 18+

Предупреждение о риске: Торговля финансовыми инструментами и (или) криптовалютами сопряжена с высокими рисками, включая риск потери части или всей суммы инвестиций, поэтому подходит не всем инвесторам. Цены на криптовалюты чрезвычайно волатильны и могут изменяться под действием внешних факторов, таких как финансовые новости, законодательные решения или политические события. Маржинальная торговля приводит к повышению финансовых рисков.
Прежде чем принимать решение о совершении сделки с финансовым инструментом или криптовалютами, вы должны получить полную информацию о рисках и затратах, связанных с торговлей на финансовых рынках, правильно оценить цели инвестирования, свой опыт и допустимый уровень риска, а при необходимости обратиться за профессиональной консультацией.
Fusion Media напоминает, что информация, представленная на этом веб-сайте, не всегда актуальна или точна.

Данные и цены на веб-сайте могут быть указаны не официальными представителями рынка или биржи, а рядовыми участниками. Это означает, что цены бывают неточны и могут отличаться от фактических цен на соответствующем рынке, а следовательно, носят ориентировочный характер и не подходят для использования в целях торговли. Fusion Media и любой поставщик данных, содержащихся на этом веб-сайте, отказываются от ответственности за любые потери или убытки, понесенные в результате осуществления торговых сделок, совершенных с оглядкой на указанную информацию.
При отсутствии явно выраженного предварительного письменного согласия компании Fusion Media и (или) поставщика данных запрещено использовать, хранить, воспроизводить, отображать, изменять, передавать или распространять данные, содержащиеся на этом веб-сайте. Все права на интеллектуальную собственность сохраняются за поставщиками и (или) биржей, которые предоставили указанные данные.
Fusion Media может получать вознаграждение от рекламодателей, упоминаемых на веб-сайте, в случае, если вы перейдете на сайт рекламодателя, свяжитесь с ним или иным образом отреагируете на рекламное объявление.

Центральные банки меняют свои роли

По итогам 2020 г. падение мирового ВВП было самым масштабным со времен Великой депрессии. Сокращение составило минус 4,3% (оценка ООН) – даже в кризисный 2009 г. мировой ВВП снизился значительно меньше, лишь на 1,7%.

Активные меры поддержки центральных банков позволили поддержать стабильность на финансовых рынках и не допустить более масштабных и затяжных обвалов. Более того, на фондовых рынках достигнуты новые рекордные показатели роста, хотя они во многом обеспечены узким кругом американских высокотехнологичных компаний (Amazon, Alphabet и др.). Как известно, чем больше пузыри, тем выше риски их схлопывания и масштабных обвалов – в глобальный финансовый кризис капитализация крупнейших американских банков сократилась многократно (например, Citigroup – в 30 раз, Bank of America – в 7 раз).

Так или иначе, увеличиваются риски, с которыми в ближайшее время нужно будет справляться регуляторам. Чрезвычайная ситуация требует чрезвычайных мер противодействия.

Проблемы, возникшие в связи с пандемией, потребовали действительно масштабных мер помощи экономикам со стороны государств. При этом все активнее применялись и нестандартные механизмы поддержки: безлимитное количественное смягчение, активные покупки гособлигаций центральными банками многих стран, частое применение околонулевых или даже отрицательных процентных ставок, программы покупки центральными банками корпоративных облигаций, в том числе бумаг невысокого качества (например, программа покупки частных активов ЕЦБ на сумму 1,8 трлн евро) и др. По оценкам ООН, объем поддержки во всех странах составил рекордные 15,8% мирового ВВП, а госдолги выросли больше, чем в прошлые кризисы, причем как в абсолютном, так и в относительном выражении.

Но ожидается, что в текущем году в большинстве стран фискальная поддержка будет сворачиваться. Причем сокращение расходов будет происходить быстрее, чем в прошлый глобальный кризис, даже несмотря на более масштабный провал экономик сейчас. Целесообразность этого у многих вызывает сомнения, поскольку нет уверенности, что экономики своими силами смогут справиться с кризисными явлениями. Ускоренное сворачивание поддержки будет, очевидно, сдерживать возможности экономического роста.

Между тем изменения в подходах финансирования госдолга, когда значимым его покупателем является национальный центральный банк, как представляется, сопряжены с меньшими рисками для экономики, чем в случае, когда долговые бумаги покупают представители частного сектора. Поэтому активность центральных банков на рынке национального госдолга возрастает. Если такая практика ранее применялась только в развитых странах, то в 2020 г. ее взяли на вооружение и другие государства – например, Хорватия, ЮАР, Южная Корея, Турция, Польша. Причем национальные центральные банки покупали значительную часть объема выпуска таких облигаций. По справедливым оценкам ООН, центральные банки как кредиторы последней инстанции во многих странах фактически становятся покупателями последней инстанции.

Банк России ведет себя иначе – он не планирует покупать госбумаги, которые выпускает Минфин. В текущих условиях низкой экономической активности очевидно, что отказ от применения такого механизма будет ограничивать финансирование бюджетных расходов, внутреннего спроса и экономического роста в целом. Хотя, казалось бы, чем больше новых «точек опор» будут создавать российские регуляторы и чем активнее они будут применять новые механизмы развития, тем больше возможностей будет для эффективного развития российской экономики.

Нестандартность ситуации привела к тому, что во многих странах в целом отмечаются системные изменения в механизмах регулирования. Происходящие масштабные сдвиги позволяют сделать важные выводы. Становится все более очевидным, что наблюдаемые процессы являются отражением более фундаментальных изменений в подходах регуляторов в ответ на качественно новую ситуацию. Причем сама философия регулирования меняется не только функционально, но и концептуально. Экономики во многих странах становятся все менее рыночными. Механизмы регуляторов приобретают все более решающее значение для поддержания экономического роста, так как сам рынок этого сделать уже не может. При этом центральные банки начинают все большее внимание уделять реальному сектору. Они фактически вышли за свои компетенции, понимая, что от благополучия реального сектора зависит успех всей экономики и финансовой сферы. Центральные банки, по сути, решают задачи поддержки финансового сектора через поддержку отраслей, которые могут обеспечить развитие финансовой отрасли. Другими словами, на текущем этапе уже не столько финансовый сектор выступает главным драйвером экономики, а реальная экономика часто все больше определяет развитие финансовой сферы, причем и опосредованно – когда, получая средства на свою поддержку, реальный сектор затем направляет их на финансовый рынок.

Повышенный уровень неопределенности, низкая экономическая активность, высокий уровень долга не позволяют финансовым рискам снижаться. В таких условиях логично ожидать продолжения использования нестандартных рычагов и государственной поддержки в будущем.

Как центральные банки пожертвовали своим золотым правилом

Среди мыслителей прошлого, чьи идеи особенно актуальны в наше непростое время коронавирусного кризиса, – английский публицист Уолтер Бэджет, сформулировавший знаменитое правило о том, как должны действовать центральные банки во время кризиса.

Бэджет родился в Англии в 1826 г., а умер от осложнений пневмонии в 1877 г.; один этот факт уже роднит его с нашим временем. Современникам он был известен в первую очередь как главный редактор легендарного журнала The Economist, основанного в 1843 г. его другом, тестем и банкиром Джеймсом Уилсоном. Доходчиво и с чувством юмора Бэджет писал об экономике, британской монархии, религии, философии, государственном управлении, эволюции и банковской системе. Он мог на пальцах объяснить сложные понятия и нередко удивлял читателей, привлекая их внимание к проблемам и процессам, на которые поверхностное общественное мнение часто не обращало внимания. Через много лет Маргарет Тэтчер назвала Бэджета одним из лучших финансовых обозревателей в истории.

В наши дни, почти два века спустя, главным наследием Бэджета можно считать его совет центральным банкам, часто цитируемый в научных трудах и публичных дискуссиях. Это правило было сформулировано им в книге «Ломбард-стрит» (Lombard Street, лондонский аналог нью-йоркской Wall Street), в которой он вдумчиво описал работу банковского сектора в Англии Викторианской эпохи и сделал ряд важных наблюдений.

Золотое правило Бэджета гласит: для поддержания долгосрочной стабильности во время кризиса и паники центральные банки должны быть готовы предоставить банкам займы ‒ 1) без ограничений, 2) под высокий процент и 3) только под залог высококачественных активов.

Первое условие указывает на важность отсутствия ограничений в отношении круга банков, которые вправе получить ликвидность в центральном банке. Второе условие – высокая стоимость денег – должно уже ограничить пул заемщиков и стимулировать их сначала попытаться привлечь ликвидность на рынке у других банков и частных компаний. Самое важное ‒ третье ‒ условие гласит, что центральный банк должен давать кредиты только в обмен на равноценный залог, что предохранит его от убытков по этим операциям. Другими словами, центральные банки не должны брать на себя кредитные риски. 

На протяжении XX в. правило Бэджета считалось аксиомой и не ставилось под сомнение. Например, в США Федеральная резервная система (ФРС) за все время своего существования с 1913 г. неукоснительно придерживалась этого постулата. Даже во время финансового кризиса 2008–2009 гг. при проведении политики количественного смягчения ФРС для снижения процентных ставок выкупала с рынка только ценные бумаги с высшим рейтингом, такие как государственные облигации США и облигации квазигосударственной ипотечной компании Fannie Mae.

Почему было так важно предупреждение Бэджета о высококачественном залоге? Во время кризиса сложно отличить банки, столкнувшиеся с временными проблемами с ликвидностью, от банков, находящихся на грани банкротства из-за некомпетентных решений руководства и спекулятивных инвестиций. Без адекватного залога многие проблемные банки просто не расплатятся по долгам и существенные убытки поставят под угрозу финансовую независимость центрального банка.

С потерей финансовой независимости будет потеряна и независимость центрального банка как института. Вместо технократов и специалистов-экономистов монетарной политикой страны будут управлять политики, которые часто склонны продвигать губительные для государства идеи, пусть даже порой из лучших побуждений: дешевые кредиты для привилегированных компаний, субсидии на бесперспективные проекты, раздача денег населению – т. е. решать насущные проблемы, запуская печатный станок в прямом или косвенном виде.

На профессиональном жаргоне подобные ситуации называются смешением монетарной и фискальной политики. Как показывает история, ничем хорошим они обычно не заканчивались, а временами приводили к коллапсам экономик и бесконтрольной инфляции. Достаточно вспомнить события 1990-х гг. в России или 1920-х гг. в Германии. Именно такой перспективой грозит нарушение постулата Уолтера Бэджета.

Сейчас весь мир борется с пандемией COVID-19 и следит за распространением вируса. С самого начала кризиса стало понятно, что, как только завершится его первая фаза и медики смогут замедлить распространение болезни, главными станут проблемы в экономике и финансовом секторе. Кризис затронул абсолютно всех – компании, страны и отрасли, в особенности малые и средние предприятия. В будущем он приведет к массовым банкротствам и масштабной безработице. В этих условиях банки очень скоро столкнутся с кризисом неплатежей по кредитам и значительным ухудшением балансов, что может поставить многие из них также на грань банкротства. Именно поэтому во всех странах регуляторы и центральные банки запустили экстренные меры поддержки экономики и банковского сектора.

Многие из них напрямую противоречат золотому правилу Бэджета. Та же ФРС США бесцеремонно перечеркнула свои традиции. Регуляторы объявили о целом ряде программ предоставления ликвидности финансовым организациям под залог рискованных активов. В длинном «ломбардном списке» можно найти и облигации компаний с сомнительными рейтингами, и ценные бумаги, обеспеченные различными по качеству кредитами, и облигации муниципалитетов и штатов, находящихся на грани банкротства, и даже облигационные биржевые инвестиционные фонды.

Европейский ЦБ начал нарушать правило Бэджета еще с 2010 г., когда во время европейского кризиса запустил масштабную программу выкупа государственных облигаций пострадавших от кризиса стран еврозоны. Вряд ли Бэджет был бы в восторге от решения ЕЦБ купить греческие, испанские или итальянские облигации. В борьбе с COVID-19 регулятор еще больше расширил свои программы. Председатель ЕЦБ Кристин Лагард объявила о масштабной покупке облигаций банков и компаний, а также увеличении кредитов европейским банкам при существенном расширении пула ценных бумаг, принимаемых в качестве залога. Все эти действия окончательно стерли грань между монетарной и фискальной политикой в Европе.

Банк России тоже запустил целый ряд программ по преодолению последствий COVID-19. В отличие от своих американских и европейских коллег Эльвира Набиуллина часто подчеркивает, что Центральный банк не будет вовлекаться в фискальную политику и многие меры должны идти через правительство, а не через ЦБ. В то же время репо, которые регулярно проводит Банк России, по сути, также являются примером нарушения правила Бэджета, так как кредитные риски залогов, принимаемые на баланс ЦБ, сложно оценить.

Если в сложившейся обстановке давления не удастся избежать, то Банк России мог бы попробовать заручиться у Министерства финансов госгарантиями от возможных потерь по репо, чтобы не брать на свой баланс кредитные риски. Таким образом, Банк России будет предоставлять ликвидность корпорациям и банкам, не ставя под угрозу свою финансовую независимость, так как все потенциальные убытки будут покрываться госгарантиями.

Какими будут долгосрочные последствия сегодняшних действий регуляторов? Действительно ли анонсируемые масштабные меры и их формат адекватны в контексте борьбы с экономическими последствиями эпидемии? Не выходят ли центральные банки за пределы своих реальных возможностей? Не приведут ли их действия к развалу основ существующих экономических систем и ускорению трансформации геополитического ландшафта? Время покажет, насколько действительно важным является золотое правило Уолтера Бэджета – правило, которого регуляторы так долго старались придерживаться.

как центральные банки управляют ожиданиями — ECONS.ONLINE

Для обеспечения макроэкономической стабильности центральные банки пытаются управлять ожиданиями частного сектора. И решения по краткосрочным ставкам, и коммуникации в равной степени влияют на ожидания, но коммуникации приобретают особую важность в ситуации, когда ключевая ставка близка к эффективной нижней границе и пространство для ее дальнейшего снижения ограниченно.

С начала глобального кризиса центральные банки значительно активизировали свою коммуникационную активность, став общаться с рынками и публикой почти вдвое чаще, и вряд ли эта активность в будущем сократится. Растущее значение коммуникаций может быть связано с тем, что, с одной стороны, многие центральные банки уже достигли эффективной нижней границы процентных ставок и потому ограничены в использовании основного инструмента традиционной денежно-кредитной политики. И, с другой стороны, период стабильно низкой – несмотря на колебания выпуска в экономике – инфляции породил дискуссии о том, что кривая Филлипса, отражающая взаимосвязь между динамикой цен и безработицей, становится плоской: в таких обстоятельствах традиционный канал процентных ставок ослабевает.

В силу этих причин лица, определяющие денежно-кредитную политику, ищут альтернативные способы воздействия на инфляцию и экономическую активность, включая более интенсивные коммуникации.

Эмпирическая литература свидетельствует, что улучшение коммуникации с обществом упрощает центральным банкам задачу управления ожиданиями. Чем более информационно открыты центральные банки, тем менее разрозненны и более точны прогнозы частного сектора. Один из наиболее важных аспектов в этом отношении – подготовка и публикация прогноза центрального банка, важность которого в управлении ожиданиями подтверждена многочисленными исследованиями (например, здесь, здесь, здесь и здесь).

Однако оценка воздействия коммуникации центрального банка на ожидания частного сектора – задача сложная по нескольким причинам. Во-первых, коммуникация сама по себе сложный инструмент, в ней используется множество средств, таких как анонсирование цели по инфляции, публикация макроэкономических прогнозов, детальное объяснение решений по денежно-кредитной политике, сигналы о возможных будущих решениях. Во-вторых, некоторые аспекты коммуникации центрального банка, такие как тон документов или заявлений, довольно сложно измерить. В-третьих, денежно-кредитная политика эндогенна, поскольку реагирует на текущие или ожидаемые экономические изменения. В-четвертых, коммуникация направлена на объяснение решений денежно-кредитной политики, и поэтому коммуникацию следует анализировать совместно с этими решениями, при этом пытаясь различать эффекты слов и эффекты действий.

Два измерения коммуникации

Мы попытались преодолеть отмеченные выше сложности и исследовать, как влияют слова центрального банка (коммуникации) и дела центрального банка (решения по процентной ставке) на ожидания экономистов в Польше.

Важно отметить, что, в отличие от многих центральных банков, в исследуемый нами период, 2011–2019 гг., Национальный банк Польши придерживался традиционной денежно-кредитной политики, несмотря на потрясения, вызванные глобальным финансовым кризисом.

Тот факт, что период исследования не охватывает использование нетрадиционных монетарных инструментов, таких как, например, количественное смягчение или программы покупки активов (в начале пандемии, в марте 2020 г., Национальный банк Польши, чья ключевая ставка достигла заявленной нижней границы, впервые объявил программу количественного смягчения – выкупа гособлигаций Польши у коммерческих банков. – Прим. «Эконс»), облегчают задачу определения того, как меры политики воздействуют на ожидания, – поскольку мы можем сосредоточиться исключительно на изменении процентных ставок. Что касается коммуникации, тут Национальный банк Польши использует инструменты, типичные для режима таргетирования инфляции.

Мы используем данные опросов экономистов об инфляционных ожиданиях и ожиданиях изменения процентной ставки и рассматриваем различные меры, доступные центральным банкам для формирования этих ожиданий. В частности, мы рассматриваем два аспекта коммуникации центрального банка.

Один связан с «количественной» информацией, предоставляемой центральным банком общественности, – а именно с прогнозами по уровню инфляции или росту ВВП. А второй – с качественным содержанием его программных документов: степенью жесткости или мягкости тона – то есть в какой степени центральный банк выступает «ястребом» или «голубем».

Оценка риторики основывается на заявлениях Совета по денежно-кредитной политике с помощью методов текстового анализа. В частности, мы используем словарный подход, который предполагает подсчет слов или фраз, ассоциируемых либо с позитивной (указывающей на хорошую экономическую ситуацию или ястребиную политику), либо с негативной (слабая экономическая ситуация или склонность к голубиной политике) коннотацией. Итоговый результат описывает степень ястребиного или голубиного настроя центрального банка. Предыдущие исследования показывают, что тон центрального банка помогает в прогнозировании процентной ставки, влияет на финансовые рынки и на ожидания самого разного типа.

Для количественной оценки тона коммуникаций мы используем два предлагаемых в литературе способа: Апеля и Бликс Гримальди и Беннани и Нойенкирха (см. врез).

Подсчет «плохих» и «хороших» слов

В 2012 г. экономисты департамента денежно-кредитной политики Риксбанка Микаэль Апель и Марианна Бликс Гримальди предложили методику количественной оценки качественной информации – тона – заявлений центрального банка: автоматизированную маркировку слов на негативные, нейтральные и позитивные с учетом контекста. Например, слово «восстановление» само по себе имеет позитивную коннотацию, однако словосочетание «вялое восстановление» – наоборот. Подход Апеля и Бликс Гримальди учитывает слова именно в паре. Напротив, подход, который

применили к оценке заявлений Европейского ЦБ Хамза Беннани из Университета Лилля и Маттиас Нойенкирх из Университета Трира, маркирует отдельные слова, определяя общий ястребиный или голубиный тон сообщения.

Следующие ниже примеры дают представление о количественной оценке тона документов о денежно-кредитной политике в соответствии со словарем Апеля и Бликс Гримальди (ABG) и словарем Беннани и Нойенкирха (BN). Выделенные жирным шрифтом слова (словарь BN) или словосочетания (словарь ABG) обозначают совпадающие маркировки.

Предложения, выражающие позитивный (ястребиный) тон:

ABG: Члены Совета указали, что риск ускорения роста зарплат был усилен ожиданиями высокой инфляции домохозяйств и бизнеса.

BN: Участники заседания также расценили, что повышение процентной ставки в ускоренном

темпе может не привести к снижению инфляционных ожиданий домохозяйств, поскольку они имеют высоко адаптивный характер.

Следующие примеры иллюстрируют негативный (голубиный) тон:

ABG: Обсуждая изменения в динамике депозитов домохозяйств в 2012 г. , некоторые члены Совета отметили, что, хотя их снизившиеся темпы роста были в определенной степени обусловлены более значительным притоком капитала в инвестиционные фонды, они также свидетельствовали о снижении склонности домохозяйств к сбережению, особенно на фоне снижения ставок по депозитам в конце 2012 г.

BN: Анализ внешних условий указывает, что мировая экономическая активность остается слабой, о чем свидетельствуют, в частности, снизившиеся темпы роста ВВП в США в IV квартале 2012 г. и продолжающаяся рецессия в зоне евро.

Мы моделируем пересмотр ожиданий по инфляции и по процентным ставкам на горизонте от одного до четырех кварталов вперед и соотносим их с новостями, вышедшими между двумя последовательными раундами опросов.

Инфляционные ожидания оказываются более чувствительны к коммуникациям, чем к решениям: неожиданные изменения краткосрочных ставок меняют весь горизонт прогнозов экономистов, а инфляционные ожидания меняются только на горизонте «четыре квартала вперед», в соответствии с отложенным влиянием механизма монетарной трансмиссии. Более того, согласно нашим результатам, влияние действий центрального банка сильнее, чем влияние коммуникаций, в отношении ожиданий по процентным ставкам, и ровно наоборот – в отношении инфляционных ожиданий.

В коммуникациях более ястребиный тон приводит к повышению прогнозов процентных ставок. Сигналы о растущем инфляционном давлении также повышают инфляционные ожидания. Интересно, что тон коммуникаций влияет в большей степени на краткосрочные ожидания (на текущий момент и на квартал вперед), в то время как количественные прогнозы по ВВП и инфляции оказывают заметное влияние на более долгие горизонты прогнозирования. Это можно объяснить тем, что заявления центрального банка дают информацию об оценке лицами, определяющими денежно-кредитную политику, текущей экономической ситуации, в то время как прогнозы центрального банка характеризуют более долгосрочные перспективы.

И последнее, но не менее важное: наш анализ показывает, что слова и дела центрального банка являются субститутами. Это означает, что для необходимой корректировки ожиданий частного сектора центральный банк может заменить решения об изменении процентной ставки – которые повышают волатильность в экономике – коммуникациями, влияющими на экономику более эффективно, то есть через прямое воздействие на ожидания экономических агентов.

Однако с учетом разницы в реакции разного типа ожиданий на действия центрального банка управление ожиданиями представляется нетривиальным делом и является ключевой задачей для центральных банков.

Оригинал статьи опубликован на VoxEU.org. Перевод выполнен редакцией Econs.online.

Центральные банки Латинской Америки

Антигуа и Барбуда Восточно-Карибский Центральный банк XCD
Аргентина Центральный банк Аргентины ARS
Аруба Центральный банк Арубы AWG
Багамские острова Центральный банк Багамских островов BSD
Барбадос Центральный банк Барбадоса BBD
Белиз Центральный банк Белиза BZD
Боливия Центральный банк Боливии BOB
Бразилия Центральный банк Бразилии BRL +
Венесуэла Центральный банк Венесуэлы VES
Гаити Банк Республики Гаити HTG
Гайана Банк Гайаны GYD
Гватемала Банк Гватемалы GTQ
Гондурас Центральный банк Гондураса HNL
Гренада Восточно-Карибский Центральный банк XCD
Доминика Восточно-Карибский Центральный банк XCD
Доминиканская Республика Центральный банк Доминиканской Республики DOP
Колумбия Центральный банк Колумбии COP
Коста-Рика Центральный банк Коста-Рики CRC
Куба Центральный банк Кубы CUP
Курасао Центральный банк Кюрасао и Синт-Мартена ANG
Мексика Банк Мексики MXN
Никарагуа Центральный банк Никарагуа NIO
Панама Национальный банк Панамы PAB
Парагвай Центральный банк Парагвая PYG
Перу Центральный резервный банк Перу PEN
Сальвадор Центральный резервный банк Сальвадора Федеральная резервная система USD
Сент-Винсент и Гренадины Восточно-Карибский Центральный банк XCD
Сент-Китс (Кристофер) и Невис Восточно-Карибский Центральный банк XCD
Сент-Люсия Восточно-Карибский Центральный банк XCD
Синт-Мартен Центральный банк Кюрасао и Синт-Мартена ANG
Суринам Центральный банк Суринама SRD
Тринидад и Тобаго Центральный банк Тринидада и Тобаго TTD
Уругвай Центральный банк Уругвая UYU
Чили Центральный банк Чили CLP
Эквадор Центральный банк Эквадора Федеральная резервная система USD
Ямайка Банк Ямайки JMD

WSJ: центральные банки обеспокоены влиянием COVID на инфляцию

МОСКВА, 20 дек — ПРАЙМ / Dow Jones. Несмотря на быстрое распространение омикрон-штамма коронавируса в мире и введение карантинных мер, центральные банки не смягчают денежно-кредитную политику, чтобы поддержать свои экономики, как они делали это в начале пандемии, а приближаются к сворачиванию стимулирования и повышению процентных ставок.

Это отражает новое понимание руководителями центральных банков воздействия пандемии на экономику. Теперь они осознают, что увеличение числа случаев заражения Covid-19 может не только сдерживать рост экономики, но и обусловить более продолжительный период высокой инфляции.

На прошлой неделе ФРС, Банк Англии и ЕЦБ, реагируя на высокую инфляцию, обозначили движение в сторону ужесточения политики.

В начале 2020 года, когда пандемия впервые широко распространилась, власти стран ввели локдауны. Расходы потребителей резко сократились, наниматели увольняли работников, и потребительские цены снижались.

Через несколько месяцев рост продаж в интернете и числа работающих удаленно людей обусловили быстрое восстановление многих развитых экономик. В этом году, благодаря массовой вакцинации, восстановление продолжается.

Сейчас опять наблюдается рост числа случаев заражения, но он меньше воздействует на расходы и создание рабочих мест. Вместе с тем он создает угрозу более продолжительных проблем в цепях поставок и повышенной инфляции.

«На ранних стадиях пандемии мы наблюдали, что спрос сокращался намного больше, чем предложение, и это обусловило дефляцию, особенно в результате строгих локдаунов», — сказал экономист Capital Economics Пол Эшворт.

По его словам, теперь, когда власти не намерены вводить строгие карантинные меры, ситуация повернулась в противоположную сторону.

«Вероятно, удар по предложению будут сильнее, чем по спросу, и ситуация станет инфляционной, а не дефляционной», — добавил он.

Ученые пока не все знают об омикрон-штамме. Пока, похоже, он распространяется быстрее, чем предыдущие штаммы, может обходить иммунитет, полученный при вакцинации или перенесенной болезни, но симптомы заражения им менее тяжелы.

На пресс-конференции по итогам заседания ФРС 15 декабря ее председатель Джером Пауэлл сказал, что «с каждой новой волной люди учатся жить и этим…». По его словам, «чем больше людей будет привито, тем меньше будет воздействие на экономику».

Например, когда в первые два месяца пандемии в прошлом году число ежедневных случаев заражения в США достигло пика выше 31 000 и власти ввели локдауны, это обернулось сокращением ВВП в годовом исчислении на 31,2%. В 1-м квартале 2021 года число случаев достигло пика на уровне 250 000, но экономика выросла на 6,3%.

С каждой волной власти вводят все более мягкие ограничения. Более того, многие работники и компании адаптировалось к вспышкам заболеваемости, например, посредством перехода на удаленную работу.

Тем не менее экономисты и инвесторы ожидают, что омикрон-штамм окажет негативное воздействие на рост экономики, особенно за счет ограничений на международные поездки. В последние дни в нескольких европейских странах вновь были ведены ограничения на активность. Экономисты Pantheon Macroeconomics понизили прогноз роста ВВП США в 1-м квартале в годовом исчислении до 3% с 5%, но считают, что замедление в основном будет компенсировано ускорением в последующие кварталы.

Воздействие Covid-19 на рост экономики ослабло, а ее воздействие на инфляцию развернулось и стало повышательным. Пандемия заставила потребителей меньше тратить на услуги, требующие контактов с другими людьми, но они стали покупать больше товаров длительного пользования. Закрытие предприятий и портов в Китае ограничило импорт в США. Боязнь заразиться удерживает людей дома, что приводит к дефициту рабочей силы и росту зарплат. По данным опроса, проведенного в начале сентября, когда волна распространения дельта-штамма достигла максимума, около 3,2 млн американцев не работают, потому что боятся заболеть. До этой волны таких людей было 2,8 млн.

В пятницу экономисты Goldman Sachs повысили прогноз базовой инфляции в США в июне 2022 года до 3,4% с 3,25%, учитывая вероятность закрытия промышленных предприятий в Азии и ускорение темпа роста цен на жилье.

В ноябре по сравнению с ноябрем прошлого года потребительские цены в США выросли на 6,8%, и этот рост был самым сильным почти за четыре десятилетия. Руководители ФРС просигнализировали том, что могут завершить программу покупки активов в марте, и опубликовали прогнозы, согласно которым к концу 2022 года они три раза повысят ключевую процентную ставку на три четверти процентного пункта.

Обеспокоенность руководителей центрального банка тем, что распространение омикрон-штамма может усилить повышательное давление на инфляцию, нарастает.

«Мы не знаем, усилит ли омикрон дефицит трудовых ресурсов и проблемы со снабжением, а также инфляционное давление», — сказал в пятницу управляющий ФРС Кристофер Уоллер.

Такой поворот мышления руководителей центрального банка происходит уже несколько месяцев. В ноябре Пауэлл сказал, выступая в конгрессе, что связанные с омикрон-штаммом опасения «могут негативно повлиять на желание людей работать не удаленно, а это может замедлить прогресс на рынке труда и усилить проблемы в цепях поставок».

В этом случае ФРС, возможно, будет вынуждена повышать ставки быстрее, чем ожидается, сказал экономист Nomura Securities Роберт Дент, который ожидает, что в следующем году ставки будут повышены четыре раза.

«Они (руководители центрального банка) знают, что это инфляционное явление, причем инфляция ускорялась еще до омикрон-штамма, а он еще больше усиливает их склонность к ужесточению политики», — сказал Дент.

В Великобритании омикрон-штамм спровоцировал рост числа случаев заражения до рекордных максимумов, и правительство ввело правила, которые требуют предъявлять доказательство вакцинации при посещении ночных клубов и некоторых других мест, но эти ограничения менее строги, чем те, которые действовали при предыдущих вспышках. Вместе с тем Банк Англии, реагируя на ускорение инфляции, впервые с начала пандемии повысил ключевую процентную ставку.

«Накопленный с марта 2020 года опыт показывает, что каждая следующая волна Covid оказывает на ВВП меньшее воздействие, чем предыдущая, но пока сложно сказать, будет ли так и на этот раз», — говорится в заявлении центрального банка.

Ранее в Банке Англии полагали, что сокращение числа случаев заражения ослабит повышательное давление на цену товаров, поскольку потребители будут больше тратить на услуги. С очередным введением карантинных мер «такое изменение баланса, вероятно, будет отсрочено, и инфляционное давление в мире сохранится дольше», сказано в протоколах заседания центрального банка. «Нулевая толерантность к Covid в Китае может спровоцировать возобновление перебоев в работе китайских промышленных предприятий и портов, что повлияет на транспортные расходы», — отметили руководители Банка Англии.

На этом фоне общий спрос, особенно на услуги, может ослабнуть, поэтому пока непонятно, каким будет чистое воздействие на инфляцию, добавили в центральном банке.

Руководители ЕЦБ также считают, что воздействие нового штамма будет намного менее сильным, чем первой волны. В четверг они объявили о намерении завершить чрезвычайную программу покупки активов (РЕРР), целью которой было компенсировать некоторые негативные последствия пандемии.

Вместе с тем президент ЕЦБ Кристин Лагард сказала на пресс-конференции по итогам заседания, что будет пристально наблюдать за воздействием омикрон-штамма на предложение.

«Баланс между инфляционным и дефляционным воздействием омикрон-штамма пока остается неизвестным», — сказала она.

— Авторы David Harrison, [email protected] и Paul Hannon, [email protected]; перевод ПРАЙМ, +7 (495) 645-37-00, [email protected]

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ

Почему центральные банки заинтересовались цифровыми валютами? » Журнал ПЛАС №2

Этим вопросом задается в своем обзоре наш постоянный автор — ​Алексей Маслов, председатель группы пользователей SWIFT в России.

Виртуальные деньги (валюты) появились уже достаточно давно, но с развитием и распространением компьютерных игр стали все более востребованы и широко применимы. Виртуальные деньги (частные электронные деньги) чаще всего используются только в рамках одной или нескольких игр для покупки и продажи виртуальных товаров в компьютерных играх, различных виртуальных мирах и социальных сетях.

В октябре 2012 года ЕЦБ опубликовал доклад «Схемы виртуальных валют», в котором такие валюты были определены как один из видов нерегулируемых государством цифровых денег. С ростом числа виртуальных сообществ и благодаря развитию технологий и ростом проникновения и использования интернета стали расти и случаи создания и распространения своих собственных валют, которые обеспечивают среду обмена и единицу счета для этого конкретного виртуального сообщества.

В докладе ЕЦБ было дано такое определение виртуальной валюты: «виртуальная валюта — ​это вид нерегулируемых, цифровых денег, которые выпускаются и обычно контролируются их разработчиками, а также используются и принимаются членами определенного виртуального сообщества».

Очевидно, что центральные банки уже тогда стали интересоваться виртуальными валютами. В тот момент уже требовалось дать более четкое определение и характеристику виртуальным валютам. При этом уже существовало много статей и публикаций в интернете и СМИ, но центральные банки и другие похожие по функциям регуляторы или органы государственной власти старались не касаться темы виртуальных валют.

Как известно, деньги как социальный институт развиваются вместе с обществом и изменяются со временем. Поэтому на деньги влияют технологические достижения и широкое использование интернета.

Виртуальные валюты (игровые валюты) сразу стали интересными крупнейшим компаниям в сфере социальных сетей, виртуальных сообществ и компьютерных игр.

Facebook осуществляет третью попытку создать глобальную виртуальную валюту
Первый этап – Facebook Credits

Facebook Credits – это виртуальная валюта, которая была предложена в 2011 году. Альфа-стадия проекта стартовала в мае 2009 года, бета-стадия – в феврале 2010 года и закончилась в январе 2011-го. Затем компания Facebook объявила, что все разработчики игр Facebook будут обязаны обрабатывать платежи только через Facebook Credits с 1 июля 2011 года. Facebook Credits были доступны в 15 валютах, включая доллар США, британский фунт стерлингов, евро и датскую крону. Credits были единой валютой для использования в нескольких играх и приложениях.

В марте 2011 года Facebook создала отдельную компанию для обработки платежей: платежи Facebook Inc.

В июне 2012 года Facebook объявила, что больше не будет использовать Facebook Credits. Пользователи могли конвертировать Facebook Credits обратно в фиатные деньги.

Facebook Credits был официально удален из Facebook в сентябре 2013 года.

Это был интересный пример попытки создания масштабной платежной схемы на основе виртуальных валют. Возможно, тогда сама компания не была готова для такого масштабного проекта.

Второй этап – Libra

Проект Libra вырос из проекта Facebook Coin. Весной 2018 года о создании подразделения, посвященного блокчейну, заявил Марк Цукерберг. Он пригласил бывшего президента PayPal для работы над проектом. Facebook Coin должен был позволить делать платежи и денежные переводы через мессенджеры WhatsApp и Facebook Messenger. В отличие от многих криптовалют стоимость Facebook Coin не должна была испытывать волатильность за счет финансовых средств для обеспечения стоимости Facebook Coin в валюте, хранящейся на банковских счетах Facebook. Facebook Coin должен был быть обеспечен сразу несколькими валютами (евро и доллар) для гарантии стабильности курса.

Планировалось вовлечение миллионов пользователей с помощью мессенджеров WhatsApp (1,5 млрд пользователей), Messenger (1,3 млрд) и Instagram (1 млрд). Messenger имел функцию оплаты с 2015 года, но сервис сталкивался с неудобствами банковской системы.

В июне 2019 года Марк Цукерберг представил Libra как новое наименование Facebook Coin. Транзакции планировались по технологии блокчейн с приватной сетью с поддержкой корзины традиционных валют для обеспечения стабильности. Валюту Libra предполагали продавать за любую валюту и использовать для расчетов в интернете и в обычных магазинах. Валюта могла быть выпущена некоммерческой ассоциацией, базирующейся в Швейцарии. Ассоциация Libra зарегистрирована в Швейцарии, и основными задачами были контроль работы компании и ответственность за разработку криптовалюты Libra. В проекте участвовало 27 партнеров, включая игроков в секторе платежных и интернет-транзакций, таких как Uber и Iliad.

Очень скоро проект подвергся серьезной критике со стороны регуляторов многих стран. Сообщалось, что на участников проекта оказывалось давление с целью закрытия проекта. Министр финансов Франции Брюно Ле Мэр высказывался за полный запрет Libra на территории еврозоны из-за рисков для государственного суверенитета многих стран. Приблизительно такое же мнение выразили его коллеги из Германии и США.

В октябре 2019 года из Ассоциации вышли семь крупных участников – PayPal, Visa, Mastercard, Stripe, eBay, Booking и Mercado Libre, а в январе 2020 года – Vodafone. Потеряв таких серьезных партнеров и получив серьезный удар по репутации проекта, Ассоциация Libra начала переформатирование и поиск новых партнеров.

Третий этап – Diem

Проект Diem вырос из проекта Libra. Carpe diem (ка́рпэ ди́эм, с лат. – «лови день») – крылатое латинское выражение, означающее «живи настоящим», «лови момент».

Ассоциация Libra была переименована в Diem 1 декабря 2020 года. К ассоциации недавно присоединились новые игроки – Shopify, Tagomi, Checkout.com, Temasek Holdings. В 2021 году можно ждать новостей о развитии проекта.

Ripple покинет США?

Предшественник платежного протокола Ripple, именовавшийся Ripplepay, был впервые разработан в 2004 году Райаном Фуггером (Ryan Fugger) на основе схемы работы местной системы валютообмена для торгово-сервисных предприятий в Ванкувере. Система переводов RipplePay.com была запущена в 2005 году как финансовая услуга для обеспечения безопасных вариантов перевода средств через интернет для членов онлайн-сообщества.

Артур Бритто (Arthur Britto) и Дэвид Шварц (David Schwartz) в мае 2011 года приступили к разработке электронной платежной системы, в которой транзакции были подтверждены консенсусом участников сети, а не майнингом, как в случае с биткоином. Обновленная версия системы Ripple отличалась от сложившейся экономической инфраструктуры биткоина отсутствием зависимости от онлайн-сервисов валютообмена. Крис Ларсен (Chris Larsen), который ранее основал компании по кредитованию E-Loan и Prosper, присоединился к команде в августе 2012 года и обратился к Райану Фуггеру с идеей криптовалюты. После обсуждения с участниками сообщества Ripple Р. Фуггер ушел из проекта, и в сентябре 2012 года команда основала корпорацию OpenCoin Inc.

OpenCoin начала разработку нового платежного протокола – Ripple Transaction Protocol (RTXP). Протокол Ripple обеспечивает мгновенный и прямой валютообмен между двумя сторонами сделки. Планировалось, что с помощью протокола можно будет обойти комиссионные сборы и задержки по времени, характерные для традиционных банковских систем, и наладить обмен любых валют.

Для поддержания безопасности Ripple полагается на общий реестр, который управляется сетью независимых проверочных серверов, которые постоянно сравнивают свои записи транзакций. Серверы могут принадлежать кому угодно, в том числе банкам, однако для допуска в систему они должны быть одобрены Ripple Labs. Компания также создала свою собственную криптовалюту (XRP) и по аналогии с биткоином использует ее, чтобы обеспечить финансовым институтам возможность транзакций с незначительной комиссией и коротким временем ожидания.

В числе первых инвесторов OpenCoin были Андрессен Горовиц (англ.?) и Google Ventures. По состоянию на 1 июля 2013 года XRP Fund II, LLC был зарегистрирован как дочерняя компания OpenCoin со штаб-квартирой в США.

В рамках протокола Ripple был создан «биткоин-мост», позволяющий пользователям Ripple отправлять платеж в любой валюте непосредственно на биткоин-адрес.

26 сентября 2013 года OpenCoin Inc. изменила свое название на Ripple Labs Inc., где Крис Ларсен остался генеральным директором.

К 2014 году Ripple Labs была вовлечена в несколько проектов, например клиентское приложение для iPhone, которое позволяет пользователям децентрализованно, без обращения в банк, делать валютные платежи через свой телефон. Это клиентское приложение более не существует.

Начиная с 2013 года протокол Ripple начали использовать для осуществления платежей все больше банков, чтобы предложить альтернативный вариант денежного перевода для потребителей. Первым банком, использовавшим Ripple, стал Fidor Bank в Мюнхене, который объявил о партнерстве в начале 2014 года. В сентябре того же года Cross River Bank, расположенный в Нью-Джерси, и CBW Bank (Канзас) объявили, что будут использовать протокол Ripple. В декабре Ripple Labs начал работать со службой платежей Earthport, работающей в 65 странах. Клиентами системы Earthport являются в том числе банки, такие как Bank of America и HSBC. Это партнерство стало первым сетевым использованием протокола Ripple.

В феврале 2015 года Fidor Bank объявил о намерении использовать протокол Ripple для реализации сети международных переводов в реальном времени. В конце апреля 2015 года было объявлено, что Western Union планирует «экспериментировать» с Ripple.

5 мая 2015 года FinCEN оштрафовал Ripple Labs на 700 тыс. долл. за нарушение закона о банковской тайне, основываясь на дополнении в закон Financial Crimes Enforcement Network от 2013 года. Ripple Labs принял меры к исправлению положения и заключил соглашение, позволяющее вести XRP- и Ripple Trade-деятельность только через зарегистрированные учреждения, оказывающие финансовые услуги (MSB). Усовершенствование не изменило сам протокол, а добавило мониторинг транзакций AML в сети и улучшило анализ транзакций.

В 2015 и 2016 годы компания Ripple открыла офисы в Сиднее, Лондоне, а затем в Люксембурге.

13 июня 2016 года Ripple получил BitLicense отдела финансовых услуг штата Нью-Йорк, что делает ее четвертой в мире компанией с такой лицензией.

19 августа 2016 года SBI Ripple Asia объявила о создании японского консорциума банков в новой сети, которая будет использовать технологию Ripple для платежей и расчетов. Консорциум был официально запущен 25 октября 2016 года с 42 банками-участниками. Ожидалось, что число финансовых учреждений возрастет после запуска.

23 сентября 2016 года Ripple объявил о создании первой межбанковской группы международных платежей на основе технологий распределенных реестров, известной как Управляющая глобальная группа платежей (GPSG). По состоянию на апрель 2017 года ее членами стали: Merrill Lynch, Canadian Imperial Bank of Commerce, Mitsubishi UFJ Financial Group, Royal Bank of Canada, Grupo Santander, Standard Chartered, UniCredit и Westpac Banking Corporation. Среди задач группы – курирование создания и поддержания правил платежных транзакций Ripple, формализованных стандартов деятельности с использованием Ripple и другие меры, направленные на реализацию платежных возможностей Ripple.

В сентябре 2017 года компания открыла офисы в Мумбаи и Сингапуре.

В 2020 году Ripple заявляла о своих планах покинуть США, и одно из потенциальных направлений, куда компания может переехать, – страны Азии и Европы; кроме того, генеральный директор криптопроекта Брэд Гарлингхаус называл Японию, Сингапур и Великобританию предпочтительными юрисдикциями, дружественными криптовалютам.

Конечно, проекты таких масштабов, как Facebook Credits, Ripple, и более широкое распространение биткоина привлекли внимание регуляторов. Стало очевидно, что многие финансисты не против идеи построения более горизонтальной системы мировых финансов, для того чтобы избавиться от эгоизма ведущих центральных банков, которые после 2008 года печатали деньги в невероятных масштабах.

Эти настроения, появление новых криптовалют и развитие технологий привлекали все большее внимание регуляторов. Вслед за ЕЦБ в 2013 году Американская сеть по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) и бюро Казначейства США, в отличие от своего определения «настоящей» валюты (также называемой представителями FinCEN «реальной валютой») как «монет и банкнот Соединенных Штатов или любой другой страны, которые обозначены как законное платежное средство и которые циркулируют и обычно используются и принимаются в качестве средства обмена в стране выпуска», определили виртуальную валюту как «средство обмена, которое действует как валюта в некоторых средах, но не имеет всех атрибутов реальной валюты». В частности, виртуальная валюта не имеет статуса законного платежного средства ни в одной юрисдикции. В 2014 году Европейская служба банковского надзора определила виртуальную валюту как «цифровое представление стоимости, которое не выпускается центральным банком или государственным органом и не обязательно привязано к фиатной валюте, но принимается физическими или юридическими лицами в качестве платежного средства и может быть передано, сохранено или продано в электронном виде».

В 2018 году вступила в силу директива (ЕС) 2018/843 Европейского парламента и Совета Европы. Директива определяет термин «виртуальные валюты» как «цифровое представление стоимости, которое не выпускается или не гарантируется центральным банком или государственным органом, не обязательно привязано к законно установленной валюте и не обладает правовым статусом валюты или денег, но принимается физическими или юридическими лицами в качестве средства обмена и может передаваться, храниться и торговаться в электронном виде».

 

 

Отдельно стоит кратко описать появление биткоина, который привел к созданию множества цифровых валют. В 2008 году был опубликован файл с описанием протокола и принципа работы платежной системы в виде одноранговой сети. 3 января 2009 года был сгенерирован первый блок и первые 50 биткоинов.

Первая транзакция по переводу 10 биткоинов произошла 12 января 2009 года.

Первый обмен биткоинов на фиатные деньги имел место в сентябре 2009 года — ​Марти Малми (Martti Malmi) отправил пользователю с псевдонимом NewLibertyStandard 5050 биткоинов, за которые получил на свой счет в PayPal 5,02 доллара.

Первый обмен биткоинов на реальный товар произошел в мае 2010 года — ​Ласло Ханеч за 10 000 биткоинов получил две пиццы с доставкой.

Сколько стран — ​столько мнений?

В разных странах отношение к вопросам регулирования до сих пор различное. В ряде стран официально разрешены операции с биткоинами. Обычно они рассматриваются как товар или инвестиционный актив и для целей налогообложения подчинены соответствующему законодательству. Иногда биткоины признают в качестве расчетной денежной единицы. Например, в Японии биткоин является законным платежным средством с налогом на их покупку. В Германии с марта 2018 года при оплате товаров криптовалютами не взимается налог на отток капитала — ​операции с криптовалютами по налогообложению стали такими же, как и операции с прочими платежными средствами.

Во многих странах статус до сих пор не определен или меняется. Первоначально Банк Таиланда заявил, что для операций с биткоинами требуется лицензия на право проведения валютообменных операций. Позже было опубликовано разъяснение, что из-за отсутствия законных оснований в Таиланде обмен биткоинов не попадает под тайское валютное законодательство, так как иностранные валюты в операциях не участвуют. Через некоторое время Банк Таиланда дополнительно разъяснил, что биткоины можно обменять на иностранную валюту, поэтому через обмен они все же связаны и лицензия нужна.

22 октября 2015 года Европейский суд (European Court of Justice) постановил, что операции обмена биткоинов на фиатные валюты освобождаются от НДС. В решении суда уточняется, что закон об НДС распространяется на поставку товаров и оказание услуг. Транзакции в биткоинах были отнесены к платежным операциям с валютами, монетами и банкнотами и потому не подлежат обложению НДС. Суд рекомендовал всем странам-­членам Евросоюза исключить криптовалюты из числа активов, подлежащих налогообложению.

В Европейском союзе виртуальная валюта регулируется директивой 2018/843/EU, вносящей поправки в 4‑ю директиву ЕС по борьбе с отмыванием денег. Виртуальные валюты определяются как «цифровое представление стоимости, которое не выпускается и не гарантируется центральным банком или государственным органом, не обязательно привязано к законно установленной валюте и не обладает правовым статусом валюты или денег, но принимается физическими или юридическими лицами в качестве средства обмена и может передаваться, храниться и торговаться в электронном виде». Законодатели Европейского союза рассматривают биткоин как архетипический пример виртуальных валют и что биткоин, следовательно, соответствует всем элементам правового определения, может служить опорной точкой для интерпретации. В основном определение, используемое в директиве 2018/843/EU, состоит из шести элементов:

Виртуальные валюты — ​это цифровые представления стоимости. Таким образом, цифровые активы должны иметь определенную ценность в деловых операциях, чтобы считаться виртуальными валютами в соответствии с законодательством ЕС.

Виртуальные валюты не выпускаются и не гарантируются центральным банком или государственным органом. Эмиссия — ​это первое размещение цифрового актива на рынке. Гарантирование — ​это принятие на себя обязательств перед третьими лицами или собственных обязательств. Если цифровые активы выпущены или гарантированы центральным банком или государственным органом, они не являются виртуальными валютами.

Виртуальные валюты могут быть присоединены к легальной валюте. Вложение — ​это юридический или экономический механизм, который связывает стоимость цифрового актива с законной валютой.

Виртуальные валюты не имеют юридического статуса валюты или денег. Это зависит от статуса цифрового актива в ЕС или государстве — ​члене Евросоюза.

 

 

Виртуальные валюты принимаются физическими или юридическими лицами в качестве средства обмена. Это основной элемент юридического определения: термин «средство обмена» лучше всего понимать в отрицательных терминах, и определение требует, чтобы цифровой актив не был ни электронными деньгами, как это определено Директивой ЕС об электронных деньгах, ни платежной услугой или платежным инструментом, как это определено Директивой ЕС о платежных услугах, ни любым другим платежным средством, как это определено Директивой ЕС о требованиях к капиталу. Концепция акцепта требует определенного минимума фактического спроса на цифровой актив на рынке, чтобы считаться виртуальной валютой.

Виртуальные валюты можно передавать, хранить и торговать в электронном виде. Только цифровые активы, которые могут быть переданы лицу в электронном виде (передача), при этом владелец также имеет возможность предотвратить передачу без его вмешательства (хранение), выполняют эту концепцию.

Авторы юридического определения в соответствии с законодательством ЕС в первую очередь имели в виду технологию блокчейн — ​и биткоин как его архетипическую форму. При этом юридическое определение не содержит ­каких-либо отсылок к использованию конкретной технологии — ​в этом смысле оно поразительно нейтрально.

Взаимодействие между виртуальными валютами и реальной экономикой

К 2015 году регуляторов стали интересовать не только вопросы юридических терминов и определений и частных случаев борьбы с отмыванием или уклонения от налогов. Вопросов оставалось много, и появлялись новые. Один из них — ​могут ли виртуальные валюты иметь эффект замещения фиатных денег? Могут ли они влиять на стабильность финансовых систем?

Появились опасения, что увеличение использования виртуальных денег может привести к сокращению использования фиатных денег, что также обусловит сокращение наличных, необходимых для проведения операций. Замена фиатных денег центральных банков на частные виртуальные валюты может уменьшить размер балансов центральных банков и их способность влиять на краткосрочные процентные ставки. Центральные банки должны были бы посмотреть на свои существующие инструменты борьбы с этим риском (например, на возможность ввести минимальные резервные требования к схемам виртуальной валюты).

Эффект замещения также затруднил бы измерение денежных агрегатов и, как следствие, повлиял бы на соотношение между измеряемыми денежными агрегатами и инфляцией, которая используется для оценки рисков для стабильности цен в среднесрочной и долгосрочной перспективе. И если виртуальные деньги создаются вне сферы деятельности центрального банка, и виртуальный кредит может найти распространение, это может повлечь серьезные риски с точки зрения того, как решения центрального банка о процентных ставках влияют на экономику, и контроль центрального банка над денежными и кредитными процессами может стать менее эффективным.

Также важно взаимодействие между виртуальными валютами и реальной экономикой. Пользователи виртуальной валюты распространены по всему миру, и поэтому их влияние также следует интерпретировать глобально. Однако если виртуальная валютная система будет ориентирована на одну конкретную страну, она действительно может оказать влияние на денежную массу этой страны. Именно это произошло в Китае с китайской схемой виртуальной валюты Q-coin, введенной компанией Tencent, одним из ведущих операторов связи в стране. Это служба мгновенных сообщений и также позволяет осуществлять виртуальные платежи с помощью Q-монет. Эту валюту можно приобрести с помощью кредитной карты или используя остаток средств на предоплаченной телефонной карте.

Обменный курс зафиксирован относительно юаня. Первоначально эта валюта была реализована только для покупки товаров и услуг, предоставляемых Tencent. Однако пользователи начали использовать его для личных платежей (P2P), а некоторые торговцы также начали принимать Q-монеты в качестве платежного средства.

Кроме того, несколько онлайн-игр вознаграждали пользователей очками, которые можно было обменять на Q-монеты.

Q-монеты в конечном счете стали играть против юаня на черном рынке. Виртуальная валюта превратилась в незаконную денежную схему. Китайские власти увидели, что количество Q-монет, торгуемых в течение одного года, достигло эквивалента нескольких миллиардов юаней, после того как курс первых вырос примерно на 20% в год. В июне 2009 года китайские власти приняли решение запретить эту валюту для торговли реальными товарами, чтобы «ограничить ее возможное влияние на реальную финансовую систему». С увеличением объема виртуальных валют в обращении население реже и в меньших объемах использует наличные. Это приводит к снижению соотношения наличных и депозитов.

 

 

Поскольку реальная денежная масса подвержена влиянию виртуальных валютных схем, центральные банки должны включать виртуальные валюты в денежную статистику, чтобы контролировать их объем в обороте. Виртуальные валютные схемы могут привести к появлению нескольких расчетных единиц в реальной экономике. Владельцы виртуальных валютных схем могут испытывать искушение выпустить чрезмерные суммы, чтобы получить прибыль от размещения этих средств. Изменение взглядов на кредитоспособность этих эмитентов будет угрожать нивелировать роль денег в обеспечении единой расчетной единицы в качестве общего финансового знаменателя для всей экономики.

ЕЦБ определяет финансовую стабильность как состояние, при котором финансовая система (включающая финансовых посредников, рынки и рыночную инфраструктуру) способна противостоять шокам, тем самым снижая вероятность сбоев в процессе финансового посредничества, которые могут являться достаточно серьезными, чтобы значительно ухудшить распределение сбережений в пользу выгодных инвестиционных возможностей.

Обеспечение финансовой стабильности требует выявления основных источников риска и уязвимости, таких как неэффективность распределения финансовых ресурсов между вкладчиками и инвесторами, а также неверная оценка или неправильное управление финансовыми рисками. В контексте виртуальных валютных схем, поскольку они работают вне банковской системы, главным (а также маловероятным) источником потенциальной финансовой нестабильности будет связь между виртуальной валютой и реальной экономикой, то есть обменные курсы и валютные рынки.

Виртуальная валюта не рассчитывается в деньгах центрального банка или коммерческих банков, и в этом случае не существует никакого кредитора последней инстанции, поэтому решающим элементом, влияющим на виртуальный обменный курс, является доверие, полученное эмитентом виртуальной валюты.

Обычно регулирование отстает от технологических разработок на несколько лет. То же самое относится и к системам виртуальных валют (по крайней мере в их нынешнем виде), которые уже создавались в конце 1990‑х гг. Только в 2006 году ряд правительственных ведомств США начали рассматривать эти системы. В следующем году некоторым из этих компаний было предъявлено обвинение в ведении нелицензированных операций по переводу денег. С тех пор был предпринят ряд других юридических действий, и многие из этих систем, действующих в Соединенных Штатах, были закрыты.

Впоследствии Китай также занял позицию, исключающую использование систем виртуальной валюты для покупки реальных товаров и услуг. Системы виртуальных валют, в отличие от традиционных платежных систем, не регулируются. Это вполне объяснимо. Правовая неопределенность, связанная с этими системами, может представлять собой проблему для государственных органов, поскольку эти схемы могут использоваться преступниками, мошенниками и лицами, занимающимися отмыванием денег, для осуществления своей незаконной деятельности.

Репутация центральных банков является ключевым элементом, определяющим эффективность их различных стратегий, особенно денежно-­кредитной политики. Репутацию трудно заработать, но очень легко потерять.

Поскольку центральные банки — ​это именно те институты, к которым люди обращаются, чтобы установить, сколько своего доверия стоит «вкладывать» в деньги, они очень озабочены своей репутацией.

Если использование систем виртуальной валюты значительно расширится, инциденты, которые привлекают внимание прессы, могут иметь негативные последствия для репутации центральных банков в случае, если общественность связывает эти инциденты, в частности, с тем, что центральные банки не выполняют свою работу должным образом. Как следствие, этот риск следует учитывать при оценке общей рисковой ситуации центральных банков.

Впервые четкие контуры определению «виртуальная валюта» было дано европейскими законодателями, которые в 2020 году предложили свое собственное юридическое определение виртуальной валюты, используемое в директиве 2018/843/EU, вносящей поправки в 4‑ю Директиву по борьбе с отмыванием денег.

Согласно этому документу, виртуальная валюта — ​это: «цифровое представление стоимости, которое не выпущено или не гарантировано центральным банком или государственным органом, не обязательно привязано к законно установленной валюте и не обладает правовым статусом валюты или денег, но принимается физическими или юридическими лицами в качестве средства обмена и может передаваться, храниться и продаваться в электронном виде».

 

 

Это определение уже было введено в действие в Австрии. В частности, в статью 2 FM-GwG был добавлен новый пункт. Австрийские законодатели приняли юридическое определение по европейскому праву в той же формулировке. С 10 января 2020 года, то есть точно в конце периода реализации Директивы, приведенное выше определение стало частью национального австрийского законодательства.

Вопросы развития цифровых валют активно обсуждались на Давосском форуме в конце января 2021 года. Критике подверглись валюты, которые эмитируются децентрализованно. – отмечалось, что центральные банки не имеют возможности контролировать такую эмиссию.При этом проблема заключается не только в контроле, но и в волатильности. Центральные банки ведущих экономик выступают за цифровые валюты центральных банков (central bank digital currency – CBDC), жестко привязанные к фиатным деньгам.В свою очередь Банк международных расчетов (БМР) опубликовал доклад, подтверждающий, что более 50 центральных банков планируют ввести в оборот CBDC в ближайшие годы.

P.S.

Центральные банки начали понимать, что расширение использования виртуальных денег неизбежно приведет к сокращению использования фиатных денег и может увеличить риски для обеспечения стабильности финансовой системы. Вместо фиатных денег центральных банков люди и компании могут более широко использовать частные виртуальные валюты, что может уменьшить размер балансов центральных банков и их способность влиять на краткосрочные процентные ставки. Попытки глобальных технологических игроков предложить новые универсальные инструменты для осуществления платежей подтолкнули регуляторов к серьезным исследованиям и дискуссиям. Центральные банки начали изучать инструменты борьбы с возможными рисками, такими как введение резервных требований к схемам виртуальной валюты. Сейчас мы наблюдаем продолжение дискуссий, появление новых документов, идет подготовка пилотных проектов по эмиссии цифровых денег центральных банков в ряде стран. В 2021 году можно ожидать результаты некоторых пилотных проектов и дальнейшее развитие регулирования. В данной ситуации опасно быть в самых первых рядах, так как цена ошибки может быть очень велика, но и нельзя сильно отставать. И у России есть все шансы взвешенно и целенаправленно двигаться вперед, не отставая от ведущих экономик мира.

Борец за низкие процентные ставки, председатель ФРС Миннеаполиса говорит, что США нужно дважды повысить процентные ставки в 2022 году

Даже Нил Кашкари считает, что пора поднять процентные ставки.

С тех пор, как он стал президентом Федерального резервного банка Миннеаполиса в 2016 году, Кашкари последовательно выступал против повышения ставок и стал известен тем, что придерживается самых миролюбивых взглядов на политиков центрального банка.

Но на фоне самой высокой инфляции за последние десятилетия Кашкари во вторник заявил, что поддерживает повышение ставок в этом году — но дважды, а не трижды, о которых ФРС сообщила 15 декабря.

В эссе, опубликованном на веб-сайте Федерального резерва Миннеаполиса, и в комментариях на виртуальном мероприятии Кашкари объяснил, что заставило его изменить свою точку зрения.

«На самом деле [то, что] инфляция была выше, чем я ожидал, и она длилась дольше, чем я ожидал», — сказал он во время мероприятия, организованного Ассоциацией банкиров штата Висконсин. «Итак, ключевой вопрос:« Это все еще будет временным или нет? » Как долго это продлится? »

Он по-прежнему убежден, что повышение цен будет временным, и экономика в конечном итоге вернется к докандемическому низкому уровню инфляции. Но есть риск, что этого не произойдет, если ожидания начнут расходиться с целью в 2%, установленной ФРС для инфляции, сказал он.

«Если долгосрочные инфляционные ожидания вырастут, это может привести и стать самореализующимся пророчеством о высокой инфляции в будущем», — сказал он.«Это может очень дорого обойтись экономике, семьям и общинам».

В то же время, если ФРС слишком остро отреагирует на текущую ситуацию, это может без нужды замедлить восстановление. Поэтому он сказал, что важно, чтобы ФРС внимательно следила за данными при принятии решений в ближайшие месяцы.

Индекс потребительских цен в ноябре вырос на 6,8%, что является самым быстрым темпом за почти 40 лет. Кашкари и другие аналитики ФРС сосредотачиваются на другом показателе, называемом базовой инфляцией, который нейтрализует волатильные цены на энергоносители и продукты питания.Прошлой осенью эта ставка затмила 4%, что намного выше целевого уровня ФРС.

Кашкари не участвует в голосовании в Комитете открытого рынка по установлению ставок в этом году — голосование проводится ежегодно по очереди среди руководителей региональных банков ФРС, — но он вносит свой вклад каждый раз, когда группа собирается.

В своем эссе Кашкари сказал, что нынешняя высокая инфляция вызвана как проблемами спроса, так и предложения. Спрос поддерживался государственной помощью бизнесу и семьям, которая, как он отметил, во многих случаях превышала потерянный доход.Многие потребители также переключили свои расходы с услуг на товары во время пандемии, что привело к резкому скачку в некоторых отраслях.

Но он видит, что все это возвращается к нормальному уровню, потому что государственная поддержка уменьшилась, и люди тратят накопленные ими сбережения.

«У меня меньше уверенности в том, как быстро предложение вернется в норму», — сказал он.

Он слышал от крупных компаний с глобальными цепочками поставок, что они не видят, что узкие места и другие связанные проблемы улучшатся в ближайшее время.

«Как только они тушат один небольшой пожар, в другой части глобальной цепочки поставок вспыхивает что-то еще», — сказал он на форуме. «Поэтому, когда я спрашиваю их, когда вы ожидаете, что ваша цепочка поставок вернется в нормальное состояние, большинство из них может только предположить и сказать, что не в 2022 году, а, может быть, в 2023 году.«

Он добавил, что

Omicron и другие новые варианты коронавируса могут еще больше запутать ситуацию с поставками.

До пандемии Кашкари сопротивлялся повышению процентных ставок, потому что был убежден, что США.С. еще не достиг максимальной занятости, что является одним из мандатов ФРС наряду с поддержанием стабильности цен. Он видел вялость на рынке труда, несмотря на низкий уровень безработицы, и сказал, что больше рабочих уйдет со сцены, если работодатели повысят заработную плату.

Но сейчас ситуация иная, сказал он.Хотя он часто скептически относился к пандемии предприятий, которые заявляли, что не могут найти рабочих — часто побуждая его сказать, что им следует поднять заработную плату, — сейчас он не так настроен.

«Компании всегда говорят мне, что есть нехватка рабочих, но сейчас я более сочувствую», — сказал он. «По многим параметрам на самом деле выглядит так, как будто спрос на рабочих превышает предложение для рабочих. И есть свидетельства того, что сейчас зарплаты растут по всем направлениям, и они растут быстрее всего среди работников с низкими доходами».

Восстановление было неравномерным, добавил он.Несмотря на то, что объем производства в стране полностью восстановился, а уровень безработицы снизился, рабочей силы по-прежнему не хватает примерно от 4 до 6 миллионов человек. Он думает, что многие вернутся, когда сбережения будут потрачены, а проблемы со здоровьем утихнут.

«Просто это займет больше времени, чем мы предполагали», — сказал он.

Целых 87 стран исследуют цифровую валюту центрального банка

CoinDesk Global Macro Editor Эмили Паркер присоединяется к Yahoo Finance Live, чтобы обсудить последние тенденции с точки зрения криптовалюты, принимаемой правительственными центральными банками.

Стенограмма видео

АКИКО ФУДЗИТА: Итак, Китай выпустил пилотную версию своего цифрового кошелька в юанях для Android и iOS, поскольку центральный банк страны агрессивно движется к развитию собственной цифровой валюты. Тем не менее, НБК, конечно, не единственный центральный банк, который хочет развернуть свою CBDC.

Давайте рассмотрим Эмили Паркер, редактор глобальных макросов CoinDesk и телеведущий CoinDesk. Эмили, я просто добавила много аббревиатур. Но мы говорим о цифровых валютах центральных банков.И десятки стран, я имею в виду почти 100, сейчас работают над этим.

ЭМИЛИ ПАРКЕР: Совершенно верно. Итак, как вы упомянули, Китай получил множество заголовков за то, что возглавил разработку цифровой валюты центрального банка. Но мы видим, что к нам присоединяется все больше и больше стран. Итак, я думаю, согласно Атлантическому совету, у которого есть очень крутой трекер CBDC, есть примерно 87 стран, которые разрабатывают или, скорее, изучают цифровую валюту центрального банка.

И последнее, как мы узнали, это Мексика, которая объявила, что они планируют выпустить CBDC в течение следующих двух лет.Таким образом, Мексика присоединяется к другим странам региона, таким как Перу и Бразилия, которые активно изучают это. Так что это то, что происходит во всем мире.

И если мы посмотрим на те 87 стран, опять же по данным Атлантического совета, на которые приходится более 90% мирового ВВП, страны, которые изучают возможность разработки этой цифровой валюты центрального банка. Так что это определенно, определенно не только Китай.

ЗАК ГУЗМАН: Да, хотя много внимания было уделено Китаю, учитывая то, что будет происходить на Олимпийских играх, и некоторая подготовка к ее открытию.И, конечно же, есть большой навис и большой вопрос о том, захочет ли кто-нибудь, кто действительно разбирается в криптографии, использовать что-либо из них, или они могут превзойти другие стейблкоины с точки зрения того, что они являются рельсами, которые, как мы видим, используются в сроки крупных заведений.

История продолжается

Но если мы посмотрим на, возможно, еще одну важную историю, которую стоит посмотреть в 2022 году, определенно большую в 21-м, рост NFT. И теперь в Корее мы видим, что это уже используется политически, а не только для технически подкованных людей. Я имею в виду, насколько это велико с точки зрения привлечения новых участников в космос?

ЭМИЛИ ПАРКЕР: Итак, CBDC и новость, о которой вы только что упомянули, являются частью более широкой истории, которая заключается в том, что криптовалюты теоретически должны быть независимыми от правительств. Но то, что мы наблюдаем сейчас, — это просто множество правительств, пытающихся каким-то образом вмешаться, либо запустив цифровую валюту центрального банка, либо, в случае Кореи, правящая политическая партия теперь заявляет, что они в основном будет давать NFT в обмен на пожертвования на политические цели.

И ясно, что это игра для молодых избирателей, избирателей в возрасте от 20 до 30 лет. Но это также признание корейским правительством того, что криптовалюта никуда не денется. И если они хотят привлечь внимание молодых избирателей, им придется подыгрывать.

ЗАК ГУЗМАН: Да, я имею в виду, это тоже самое главное. Я думаю, что у нас, конечно, был президент Сальвадора, обозначавший биткойн, и я предполагаю, что позиция по криптовалюте — основная тема, которую нужно отслеживать в 2022 году. Конечно, у нас впереди среднесрочные результаты.

Я склонен с этим согласиться. Я думаю, это то, что мы видели, что республиканцы и демократы действительно начали объединяться по разным сторонам, хотя некоторые из них находятся в противоречии. Я имею в виду, насколько важно, по вашему мнению, будет для политиков здесь, в США, также … Я не знаю, важно ли для них действительно использовать NFT для сбора средств или еще чего-то. Но насколько важно, я полагаю, начать определять их позицию по этим вопросам в преддверии этих выборов?

ЭМИЛИ ПАРКЕР: Да, я имею в виду, что 2021 год стал годом, когда Вашингтон по-настоящему осознал, что такое криптовалюта.И мы увидим, что эта тенденция сохранится и в 2022 году. Итак, мы увидим законодателей в Вашингтоне.

Им нужно больше узнать о криптографии и о том, как криптовалюта работает, потому что предлагается множество регулирующих мер. Им придется понять, что это такое. Собираются ли они начать выпуск NFT — другой вопрос. Но я действительно думаю, что мы, по крайней мере, увидим в Вашингтоне попытку получить больше информации о криптографии, что, на мой взгляд, хорошо для отрасли.

Центральные банки

Центральный банк — это финансовое учреждение, которое контролирует денежно-кредитную политику страны и обычно имеет несколько мандатов, включая, помимо прочего, выпуск национальной валюты, поддержание стоимости валюты, обеспечение стабильности финансовой системы, контроль предложения кредитов, выполнение последних функций. -средствующий кредитор другим банкам и действующий в качестве государственного банкира. Центральный банк может быть или не быть независимым от правительства. Теоретически независимый центральный банк гарантирует отсутствие политического влияния на политику центральных банков, однако даже с так называемыми «независимыми центральными банками» это не всегда так.

Некоторые из хорошо известных центральных банков — это Федеральный резерв США, Банк Англии, Банк Канады, Резервный банк Австралии и Европейский центральный банк. Некоторые центральные банки несут ответственность за денежно-кредитную политику отдельных стран, например Банк Канады, в то время как другие управляют денежно-кредитной политикой группы стран, таких как Европейский центральный банк. Не существует единого соглашения об именах для именования центральных банков, но обычно имя находится в одной или близкой к одной из следующих форм: Банк [Страна], Центральный банк [Страна] или Национальный банк [Страна].Заметным исключением здесь является Федеральная резервная система США.

Денежно-кредитная политика

Центральные банки управляют денежно-кредитной политикой своих стран, которая включает выпуск валюты (большинство мировых валют — это фиатные валюты, не обеспеченные серебром или золотом), поддержание валютных и золотых резервов страны, управление денежной массой и управление стоимостью кредита путем установления процентов ставки. Денежно-кредитная политика, проводимая центральным банком, в целом используется для влияния на экономическую деятельность (предотвращение рецессий, содействие росту экономики и т. Д.) и контролировать инфляцию.

Краткосрочные процентные ставки

Одним из самых мощных орудий в арсенале центральных банков является установление краткосрочных процентных ставок. Краткосрочная процентная ставка — это ставка межбанковского кредитования овернайт. Фактическое снижение краткосрочной процентной ставки снижает стоимость кредита, тем самым стимулируя людей и предприятия брать взаймы в надежде на расширение экономики. Повышение процентных ставок делает заимствования более дорогими и обычно используется для сдерживания перегрева экономики и инфляции.

Операции на открытом рынке

Операции на открытом рынке — это покупка и / или продажа государственных ценных бумаг на открытом рынке. Центральные банки используют операции открытого рынка для эффективного контроля денежной массы — общего количества денег, обращающихся в экономике страны. Покупка государственных ценных бумаг увеличивает денежную массу, а их продажа фактически сокращает денежную массу.



Copyright © CentralBanksGuide.com 2021 Все права защищены.| Конфиденциальность | О нас | Контакт
Воспроизведение или переиздание не разрешены.

Центральный банк и обслуживание международных счетов

ФРС Нью-Йорка предоставляет иностранным официальным и международным учреждениям банковские услуги в долларах США в поддержку целей Федеральной резервной системы и в знак признания преобладающей роли доллара как международной валюты.

Услуги для иностранных центральных банков, органов денежно-кредитного регулирования и международных организаций включают хранение денежных средств, ценных бумаг и золота; клиринг, расчеты и инвестирование ценных бумаг; и корреспондентский банкинг, в котором один банк (корреспондент) хранит депозиты и предоставляет платежные и другие услуги другому банку (респонденту).Центральные банки полагаются на корреспондентские банковские услуги и депозитарные услуги для безопасного, конфиденциального и эффективного выполнения основных функций официального сектора.

Предоставляя эти банковские услуги, Федеральная резервная система позволяет иностранным официальным лицам и международным учреждениям осуществлять трансграничные платежи; инвестировать, рассчитываться и хранить резервы в долларах США; и поддерживать сеть банковских каналов, которые они могут использовать для стабилизации финансовых рынков в периоды стресса. От имени Федеральной резервной системы Федеральная резервная система Нью-Йорка с 1917 года предоставляет услуги по счетам для мирового официального сообщества.

Банковские услуги, доступные владельцам счетов

ФРС Нью-Йорка предоставляет услуги иностранным официальным и международным учреждениям, которые способствуют выполнению функций государственного сектора, таких как управление валютными резервами, международная помощь и содействие, а также финансовая стабильность. Более 200 владельцев счетов имеют более 550 депозитных счетов и счетов депо в ФРС Нью-Йорка. Иностранные центральные банки и денежно-кредитные органы держат подавляющее большинство этих счетов, а остальную часть составляют международные и региональные организации, правительства иностранных государств и специализированные счета.

Кроме того, ФРС Нью-Йорка предоставляет обучение другим центральным банкам, включая ежегодный семинар центральных банков и программы обучения операциям центральных банков.

Услуги хранения

ФРС Нью-Йорка предоставляет услуги по хранению, в том числе содействие получению основной суммы и процентных платежей по ценным бумагам, отвечающим критериям Fedwire®, а также по некоторым ценным бумагам, не принадлежащим Fedwire®, в рамках соглашения с Депозитарно-трастовой и клиринговой корпорацией (DTCC) о соответствующих критериях. учреждения.ФРС Нью-Йорка также предоставляет клиринговые и расчетные услуги по сделкам владельцев счетов с ценными бумагами.

Читать далее

Платежные услуги

Иностранные официальные учреждения могут открывать депозитные счета в Федеральном резерве Нью-Йорка с целью получения и осуществления платежей в долларах США.

Читать далее

Инвестиционные услуги и оборудование

Федеральная резервная система Нью-Йорка предоставляет ограниченный набор инвестиционных услуг официальным иностранным учреждениям, в первую очередь для помощи с их фондами и управлением ликвидностью.Два основных предложения услуг — это объединенное иностранное соглашение об обратном репо «овернайт» (пул иностранного репо) и покупка или продажа государственных ценных бумаг США. Кроме того, ФРС Нью-Йорка управляет механизмом постоянного репо для иностранных и международных органов денежно-кредитного регулирования (FIMA Repo Facility).

Читать далее

Центральным банкам, заинтересованным в получении дополнительной информации об услугах, предлагаемых официальным международным держателям счетов, следует обращаться по адресу account. [email protected]

Центральные банки ускоряют темп своего великого снижения стимулов

ЛОНДОН, 17 декабря (Рейтер) — Последние крупные заседания центральных банков в 2021 году завершились, и разделительные линии ясны: те, кто определяет политику, достаточно нервничают из-за высокой инфляции, чтобы начать обращать вспять пандемию. эра стимулов сейчас и те, кто непреклонен в том, что сверхслабая политика по-прежнему необходима.

Банк Англии в четверг стал первым крупным центральным банком, поднявшим процентные ставки с начала пандемии COVID-19.Федеральная резервная система США также сделала большой шаг в направлении прекращения покупки облигаций и подготовки к повышению ставок, в то время как Европейский центральный банк остается в медленном движении.

Вот посмотрите, где политики стоят на пути выхода из стимулов эпохи пандемии, в порядке их агрессивности:

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.
com

Зарегистрируйтесь

Балансы центрального банка

1 / НОРВЕГИЯ

Центральный банк Норвегии укрепил свои позиции в качестве самого агрессивного установщика ставок в развитом мире, повысив ставки во второй раз в этом году 7 декабря.16, несмотря на расширение ограничений COVID, которые могут нанести ущерб экономическим перспективам. подробнее

Начав ужесточение политики в сентябре, банк повысил ставки на 25 базисных пунктов до 0,5%, а в следующем году — еще больше, потенциально повысив ключевую ставку до 1,25% к концу 2022 года.

Новая Зеландия и Норвегия лидируют по повышению ставок среди развитых стран

2 / НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ

Центральный банк Новой Зеландии повысил ставки в прошлом месяце во второй раз в этом году до 0,75% и прогнозирует, что они достигнут 2.5% к 2023 году.

Инфляция резко возросла, и раскаленный рынок жилья вызвал опасения по поводу экономического перегрева.

Данные на этой неделе, показывающие, что экономика сократилась на рекордные 3,7% в третьем квартале, были не такими плохими, как ожидалось, и с учетом того, что ограничения COVID-19, как ожидается, будут ослаблены, эти цифры не повлияли на ожидания повышения ставок.

3 / BRITAIN

Банк Англии шокировал рынки в четверг, проголосовав 8: 1 за повышение ставок, решив сейчас положить конец инфляции, вместо того чтобы ждать, чтобы увидеть, как быстро распространяющийся вариант COVID-19 на Omicron повлияет на экономия.подробнее

Объясняя повышение ставок на 15 базисных пунктов до 0,25%, Банк Англии заявил, что инфляция, скорее всего, достигнет 6% в апреле, что втрое превышает целевой показатель, и что, вероятно, потребуется дальнейшее повышение ставок.

Денежные рынки, цена которых первоначально повысилась в феврале, теперь ожидают повышения ставок на 25 базисных пунктов к марту и еще двух повышений ставок до конца 2022 года.

Базовая ставка Банка Англии с 1900 г.

4 / СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ

На этой неделе Федеральная резервная система приняла решительный характер.

В среду он обязался прекратить пандемию скупки облигаций к марту и изложил ускоренный график повышения ставок.

Председатель ФРС Джером Пауэлл прогнозирует сильный рост и полную занятость в 2022 году и считает, что центральный банк должен рассматривать инфляцию как более серьезный риск.

Неудивительно, что рыночная цена с высокой вероятностью повышения ставок в мае с повышением к июню полностью учтена.

Рост инфляции в США подталкивает ФРС к действиям

5 / CANADA

Комментарий управляющего Банка Канады Тиффа Macklem на этой неделе предполагает, что ставки скоро начнут расти, учитывая инфляцию на 18-летнем максимуме и быстро уменьшающийся экономический спад. подробнее

Денежные рынки сейчас почти полностью учтены при повышении ставки на 25 б.п. в марте. Центральный банк Канады заявил в октябре, что завершит свою программу покупки облигаций, и представил свои прогнозы по повышению ставок.

6 / АВСТРАЛИЯ

Центральный банк Австралии находится в «голубом лагере», но только на пороге.

В прошлом месяце Резервный банк Австралии сделал важный шаг в направлении ослабления стимулов к пандемии, отказавшись от сверхнизкой цели по доходности облигаций и открыв дверь для первого повышения ставки в 2023 году, что раньше, чем предполагалось ранее на 2024 год.

На этой неделе губернатор Филип Лоу заявил, что готов прекратить покупку облигаций уже в феврале, но все же считает, что повышение ставок в 2022 году маловероятно, что поставило РБА на конец ужесточающейся очереди. подробнее

7 / SWEDEN

Швеция прекратила предоставление кредитов в период пандемии, но заявляет, что ставки вырастут только в случае значительного изменения инфляционного давления. Банк запланировал повышение ставок в конце 2024 года.

Но данные на этой неделе показали, что общая инфляция достигла 25-летнего максимума, что, по словам одного из регуляторов ставок, поддерживает аргументы в пользу дальнейшего снижения стимулов.Управляющий Riksbank Стефан Ингвес объяснил рост цен на электроэнергию.

8 / EURO ZONE

Европейский центральный банк находится на совершенно другом пути, чем большинство его коллег.

В четверг компания сообщила, что в марте следующего года прекратит свою пандемическую схему скупки активов на сумму 1,85 триллиона евро. подробнее

Но он также пообещал обильную поддержку в рамках своей долгосрочной программы покупки активов и дал понять, что любой выход из многолетней сверхлегкой политики будет медленным. ЕЦБ заявляет, что повышение ставок в следующем году маловероятно, и ожидает рекордной инфляции 4. 9% — отступить.

Жизнь после того, как PEPP вырисовывается в зоне евро

9 / JAPAN

Банк Японии в пятницу предпринял предварительные шаги для ослабления стимулов эпохи пандемии, заявив, что с апреля это замедлит покупки корпоративных облигаций и коммерческих бумаг до уровня, предшествующего пандемии. подробнее

Но банк сохранил краткосрочную целевую ставку на уровне -0,1%, а доходность по 10-летним облигациям — около 0%. Поскольку инфляция значительно ниже целевого показателя в 2%, Банк Японии, вероятно, будет проводить сверхлегкую политику намного дольше, чем его коллеги.

10 / SWITZERLAND

Швейцарский национальный банк на этой неделе не сдавался, заявив, что его денежно-кредитная политика, сочетающая самые низкие процентные ставки в мире с частыми интервенциями на валютном рынке, остается правильной.

В то время как недавний рост швейцарского франка до 6-1 / 2-летних максимумов ослабил импортную инфляцию, ШНБ время от времени вмешивался, чтобы сдержать рост франка. Недавно он начал свою самую крупную еженедельную интервенцию с середины мая. подробнее

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Регистр

Вмешательство в швейцарских франках

Отчет Томми Уилкс, Сайкат Чаттерджи, Суджата Рао и Дхара Ранасингхе; Под редакцией Кэтрин Эванс

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

Представьте себе уничтожение биткойнов Центральным банком в 2022 году

Могут ли центральные банки крупнейших капиталистических экономик, работая в сговоре, уничтожить Биткойн, чтобы заставить … [+] соблюдать новые цифровые валюты центрального банка?

KMR Изображения

Помните, в 2020 году все говорили в канун Нового года и днем: «О, слава Богу, , , все кончено.В этом году будет намного лучше! »

А в 2021 году мы получили больше Covid, больше угроз потерять рабочие места из-за политики Covid, больше маскировки и в некоторых частях Европы — постоянные протесты, которых не было по крайней мере в течение одного поколения. Каким был 2021 год для сравнения?

Ходят слухи о том, что Центральный банк на Западе планирует совместное внедрение цифровой валюты Центрального банка. У нас рекордно высокая инфляция. Что, если бы ЕС, США и Япония действительно внедрили цифровую валюту центрального банка (CBDC)? Что это будет значить для биткойнов?

Люди, которые читали мои работы раньше, знают, что один из моих самых больших опасений как инвестора в биткойны (и криптовалюты) — это полное изъятие BTC центральными банками.Нетрудно представить себе даже чрезмерные нормативные препятствия и налогообложение, чтобы сделать новый цифровой доллар или цифровой евро, или как там новую цифровую валюту называют в крупных капиталистических странах, гораздо более привлекательным, чем Биткойн. Я вижу налоги в размере 50% (или более) на вывод средств с ваших BTC, в том числе при совершении покупок.

Можете назвать меня параноиком, но если что-то и собирается уничтожить Биткойн, так это те парни в центрах власти западного банкинга. Не Goldman Sachs GS . Я говорю о Банке международных расчетов (БМР), более известном как Центральный банк центральных банков.

В январе, в начале 2021 года, генеральный директор BIS Агустин Карстенс сказал собравшимся в Гуверовском институте Стэнфордского университета, что Биткойн «может сломаться» и что CBDC лучше.

Вот вам подсказка.

Если BTC умрет, его убьют такие, как Карстенс.

Мы знаем, что они не фанаты.

«Здоровые деньги являются центральным элементом нашей рыночной экономики, и центральные банки имеют уникальные возможности для их обеспечения», — сказал Карстенс.«Если нужны цифровые валюты, их должны выпускать центральные банки».

Я думал, Биткойн будет тем, кто сильнее всех возьмет это на себя. Но протоколы блокчейнов, такие как Ethereum и, возможно, стартапы, работающие в Метавселенной, которые выпускают монеты, будут работать нормально, поскольку рынок теперь обращается с ними как с волатильными копейками, а не как с валютой для покупки и продажи. Биткойн, с другой стороны, в некоторых частях мира вы можете покупать за него недвижимость. Раньше вы могли покупать Teslas.

«Мы постоянно слышим о CBDC. Очевидно, особенно в некоторых странах, которые пытаются выпустить свои собственные цифровые валюты центральных банков, что они часто вводят законы, которые либо запрещают, либо сильно ограничивают частный криптосектор, чтобы устранить конкуренцию на национальном уровне. — говорит Дэвид Добровицкий, генеральный директор Glitter Finance, не упоминая здесь очевидного — Китай делает именно это. Они постоянно обсуждают свой пилотный проект в цифровом юанях и уже не менее двух лет занимаются борьбой с биткойнами.

Glitter Finance получила грант от фонда Algorand 27 декабря на строительство моста между цепочками Algorand и Соланой.

Очевидно, что центральные банки и их друзья в правительстве рассматривают Биткойн как угрозу для нынешней фиатной системы.

«У нас есть бумажная валюта, ничем не подкрепленная, которую можно печатать до бесконечности, и поэтому она очень восприимчива к инфляции», — говорит Добровицкий. «Перевод старой валюты в цифровой формат не решит этой проблемы», — считает он.

Не знаю, прав ли он в этом.

«CBDC будет создаваться теми же учреждениями, которые создали глобальный кризис инфляции», — говорит Добровицкий.

Хорошо, в этом есть смысл.

«Очевидно, что будет цифровая валюта центрального банка, наряду со многими другими проектами цифровых активов», — говорит Трой С. Вуд, руководитель проекта в компании Impel, дочерней компании XinFin Fintech, которая передает финансовые сообщения (ISO-20022). ), включая трансграничные платежи, с использованием сети XDC.

Вуд гораздо меньше беспокоится о том, что CBDC убивают Биткойн, чем я. Мне еще предстоит найти такую ​​большую бородавку, которая беспокоит меня по этому поводу. Конечно, я не переворачивал каждый лист и не заглядывал под каждый камень. Если ты там, я тебя найду.

Президент Эль-Сальвадора считает, что, по крайней мере, на развивающихся рынках, BTC обойдет централизованные… [+] валютные системы контроля, которыми управляют самые могущественные центральные банки мира.

KMR Изображения

«Биткойн — король цифровых активов», — говорит мне Вуд в электронном письме из Далласа.«Люди используют биткойн как средство защиты от инфляции и средство спекуляции для повышения стоимости активов. Мы продолжим видеть его использование таким образом, и, вероятно, в долгосрочной перспективе, особенно когда денежная система продолжает печатать все больше и больше денег, вызывая инфляцию — даже гиперинфляцию — а также традиционную девальвацию валюты. Это должно подтолкнуть Биткойн к новым историческим максимумам », — говорит Вуд. «Я не удивлюсь, если до конца десятилетия страны используют биткойн как средство урегулирования долгов между собой.”

Вспомните «Биткойн-Сити» Сальвадора.

«То, что международные организации называют экспериментом с биткойнами, — это не что иное, как мир, наблюдающий за тем, как массовое внедрение меняет экономику страны. «Если это к лучшему, игра с фиатом окончена», — заявил 23 декабря 2021 года президент Сальвадора Найиб Букеле Ортез в своем аккаунте в Twitter.

Что касается регулирования биткойнов до смерти, никто не сказал ничего существенного в ответ на мое беспокойство по поводу того, что налоговые органы рассматривают криптовалюту как новый прирост капитала и просто вытесняют из этого жизнь, делая это слишком рискованным на налоговом фронте. в одиночестве.

По большей части вся криптоиндустрия согласна с регулированием. Как мы слышали в течение многих лет, это дает им легитимность и выгоняет плохих игроков.

«Конкретные правила необходимы для дальнейшего развития и внедрения криптовалют во всем мире», — говорит Деннис Вольфарт, генеральный директор Accointing.

Для тех, кому осталось убить полтора часа, Вольфарт провел полуторачасовое интервью по криптовалюте и налогам, которое вы можете увидеть здесь, на YouTube.Интервью было опубликовано в марте 2021 года, так что оно все еще относительно свежо.

Однако есть нюанс ко всем правилам. По словам Вольфарта, это нужно делать в сотрудничестве с отраслевыми экспертами, а не в одностороннем порядке.

История полна моментов, когда централизованные власти хотели полностью контролировать то, что обычные люди предпочитали как есть. Их шанс на успех в таких ситуациях невелик. «Это не в пользу центральной власти», — говорит Добровицкий.

Биткойн и другие децентрализованные системы сохраняют конфиденциальность.Силам не нужно ограждать вас в России из-за того, что вы ведете пожирателя бензина, хотя они хотели бы применить такое наказание. Я имею в виду, кто со мной на этом? Большинство из нас все еще соглашается с конфиденциальностью. Помимо наших слезливых видео в TikTok, в целом среднестатистическому человеку нравится конфиденциальность.

Более того, Биткойн действительно не имеет проблем с инфляцией, потому что у созданных монет есть установленный запас. Нет политизированной бюрократии, которая, вероятно, ненавидит половину из вас по какой-либо причине.

«Биткойн не подвержен коррупции в любом правительстве, поскольку он не контролируется центральным правительством», — говорит Добровицкий.

Это то, что настоящие фанаты биткойнов любят в биткойнах, но по мере того, как они становятся все более популярными, знают ли большинство людей, хранящих биткойны в своем кошельке Gemini, разницу между централизованной и децентрализацией? Думаю, нет. Я предполагаю, что BIS и другие центральные банки рассчитывают на это и могут отвратить людей от биткойнов. Сколько — неизвестно.Но я подозреваю, что в 2022 году мы сможем найти больше ключей к этому вопросу.

*** Автор этой статьи владеет биткойнами и Algorand. ***

Центральный банк — обзор

Роль Центрального банка

В традиционной институциональной системе финансового регулирования центральный банк часто также выполнял функции пруденциального надзора за банками. Так было в Великобритании до 1997 г. и сохраняется в таких разных странах, как Бразилия, Франция, Италия, Испания, Нидерланды, Сингапур и США.Во многих случаях, как, например, в Соединенном Королевстве до 1997 года, эта договоренность выросла из роли центра как «кредитора последней инстанции» для банковской системы. Исторически сложилось так, что роль центрального банка как «кредитора последней инстанции» заключалась в том, что он выполнял своего рода надзорную роль над коммерческими банками, независимо от того, вытекала ли эта роль из закона. До введения регулируемого законом банковского надзора в Соединенном Королевстве в 1979 году роль Банка Англии в качестве надзорного органа банков была неформальной и негосударственной, что происходило из-за влияния, которое его Дисконтное бюро могло оказывать на коммерческие банки посредством благодаря тому, что он контролирует доступность и стоимость ссуд в последней инстанции (Schooner and Taylor, 1999).Отношения между центральным банком как «кредитором последней инстанции» и коммерческими банками, которые могут брать у него займы, очень похожи на отношения между коммерческим банком и его клиентами. «Кредитор последней инстанции» должен иметь подробную финансовую информацию о банках, которые могут обратиться к нему за ссудой; в противном случае он не сможет сделать осознанное суждение о том, давать ему взаймы или нет.

Вопрос о том, следует ли центральным банкам предпринять дальнейшие шаги и возложить на них официальную установленную законом ответственность за банковский надзор, остается предметом споров.Можно утверждать, что роль банковского надзора подразумевается ролью «кредитора последней инстанции» и, следовательно, разделение этих двух ролей не будет жизнеспособным. Например, профессор Виллем Буйтер приводит доказательства в адрес Специального комитета Казначейства Палаты общин Соединенного Королевства:

Представление о том, что учреждение, располагающее информацией об отдельных банках, которые могут или не могут иметь проблемы, будет отличаться от тот, у кого есть деньги, ресурсы, чтобы действовать, исходя из наблюдения, что конкретному банку нужна поддержка «кредитора последней инстанции», — рискованно.Возможно, если вам повезет, справиться с этим, но это приглашение к катастрофе, откладыванию и ошибочным решениям.

Однако история и опыт других стран не обязательно подтверждают этот анализ. В Соединенных Штатах, например, банковское регулирование на основе законодательных актов (осуществляемое Управлением финансового контролера) предшествовало формированию Федеральной резервной системы почти на полвека. В других юрисдикциях, где регулирующий орган по банковским или финансовым услугам отделен от центрального банка, отношения могут быть тесными, когда сотрудники регулирующего органа являются сотрудниками центрального банка, а многие ИТ-системы и платформы используются совместно между ними.Типичным примером такой договоренности может быть договор между Банком Финляндии и Комиссией по финансовым услугам Финляндии. В других юрисдикциях, где отношения между центральным банком и регулирующим агентством более независимы, центральный банк может собирать данные и проводить проверки самостоятельно. Банк Японии продолжает пользоваться этими полномочиями, несмотря на то, что Агентство финансовых услуг является единственным унифицированным регулирующим органом в Японии. Таким образом, существуют некоторые хорошо зарекомендовавшие себя системы банковского надзора, в которых основной банковский надзор, основанный на законодательных актах, осуществляется отдельным от центрального банка агентством.

Таким образом, решение о том, должен ли центральный банк нести формальную ответственность за банковский надзор, помимо полномочий, необходимых для выполнения его роли «кредитора последней инстанции», не является однозначным. В растущей литературе по этому вопросу, в частности, выделяются три проблемы: (1) взаимодействие между финансовой стабильностью и пруденциальным надзором; (2) концентрация власти; и (3) независимость и другие институциональные соображения.

Макроэкономическая политика и банковский надзор

В 1990-х годах все шире соглашались, что центральным банкам не следует поручать банковский надзор, поскольку их макроэкономическая цель (в широком смысле определяемая как стабильность цен) может вступить в противоречие с их микроэкономической целью (пруденциальный надзор). банков).Центральный банк, который является органом банковского надзора, может быть более склонен оказывать поддержку LLR банкам, которые он контролирует, и это может подорвать его цель по стабильности цен. Более того, утверждалось, что у центрального банка может возникнуть соблазн манипулировать инструментами политики, например процентными ставками, в интересах банков, находящихся под его контролем. С этим анализом тесно связан принцип, согласно которому центральный банк работает лучше, когда он сосредоточен на одной цели (т. Е. На стабильности цен), а не на двух (т.е., стабильность цен и пруденциальное регулирование). Некоторые исследования подтверждают вывод о том, что центральные банки достигают большей стабильности цен, когда от них не требуется балансировать стабильность цен с ответственностью за банковский надзор (Di Noia and Di Giorgio, 1999). Этот анализ также был тесно связан с гипотезой Тинбергена о том, что для каждой цели экономической политики должен быть один конкретный инструмент политики. Это привело к выводу, что контроль центрального банка над краткосрочной процентной ставкой должен быть инструментом, используемым исключительно для достижения цели стабильности цен, и что другие соображения, такие как финансовая стабильность, не должны быть частью его решений по процентным ставкам.

После глобального финансового кризиса 2007–2009 гг. Вышеупомянутый консенсус, который частично послужил оправданием для отделения функции банковского надзора от Банка Англии и передачи ее FSA, был пересмотрен. Финансовый кризис привел к более глубокому осознанию важности обеспечения тесной координации между пруденциальным надзором и целью центрального банка в области финансовой стабильности. Необходимость в тесной координации возникает в двух отношениях: во-первых, потому, что пруденциальное регулирование потенциально может играть важную превентивную роль в сдерживании кредитного цикла и связанных с ним пузырей цен на активы; во-вторых, потому что во время финансового кризиса существует необходимость в тесной координации между органом пруденциального надзора и центральным банком.

Макропруденциальный надзор

После финансового кризиса возросло понимание потенциальной антициклической роли пруденциальной политики. Среди предложений, которые обсуждались в этом отношении, — корректировка коэффициентов достаточности капитала для смягчения кредитного цикла и использование других «макропруденциальных» инструментов для сдерживания роста цен на активы и расширения балансовых отчетов. Среди этих инструментов — соотношение ссуды к стоимости и лимиты кредитного плеча. Кроме того, недавний анализ также подчеркнул важность требований к ликвидности для защиты от чрезмерного левериджа в финансовой системе.Эти наблюдения привели к усилению роли центральных банков в финансовой стабильности как в законодательстве, так и на практике. Например, Закон о банковской деятельности 2009 года в Соединенном Королевстве впервые возложил на Банк Англии официальную законодательную ответственность за финансовую стабильность. Точно так же роль Федеральной резервной системы как регулятора системных рисков была официально признана в Законе о реформе Уолл-Стрит Додда – Фрэнка. Повышение роли центральных банков в финансовой стабильности и повышенное внимание, которое в настоящее время уделяется макропруденциальным инструментам, привело к переоценке потенциального взаимодействия между микропруденциальным регулированием и целью финансовой стабильности.В отличие от консенсуса 1990-х годов, в настоящее время признается, что центральный банк неизбежно играет роль в обеспечении финансовой стабильности параллельно с его обязанностями в области денежно-кредитной политики и что эта функция требует от него значительного участия как в пруденциальной политике, так и в ее применении. Это наблюдение стало одним из основных обоснований решения правительства Великобритании в июне 2010 г. о создании PRA в качестве дочерней компании Банка Англии. События в Соединенном Королевстве могут указывать на появление нового консенсуса, который отдает предпочтение структуре типа «Твин Пикс», при этом пруденциальное регулирование «Пик» поддерживает тесные связи с центральным банком, чтобы максимизировать синергию между финансовой стабильностью и пруденциальный надзор.

Механизмы управления кризисными ситуациями

Что касается механизмов управления кризисными ситуациями, то особенно активные дебаты прошли в Соединенном Королевстве после бега на Northern Rock в сентябре 2007 года. После создания FSA был согласован Меморандум о взаимопонимании (МоВ) между трехсторонними органами в Соединенном Королевстве, а именно Казначейством Ее Величества, Банком Англии и FSA. Меморандум о взаимопонимании был обновлен в 2006 году. Согласно Меморандуму, в обязанности Банка Англии входило «поддержание стабильности финансовой системы в целом», в то время как АФН отвечало за выдачу разрешений и надзор за отдельными банками. В условиях кризиса Меморандум о взаимопонимании предусматривал, что АФН будет нести ответственность за «ведение операций в ответ на проблемные случаи, затрагивающие фирмы, рынки, клиринговую деятельность и систему расчетов в рамках его ответственности», что может включать изменение капитала или других нормативных требований и содействие рыночное решение, включающее, например, введение нового капитала. Функция «кредитора последней инстанции» выполнялась Банком Англии. После нападения на Northern Rock трехсторонние власти подверглись критике за то, что они не отреагировали достаточно быстро, чтобы предотвратить набег на банк.Это привело к возрождению аргумента о том, что центральный банк также должен быть органом банковского надзора, поскольку «кредитору последней инстанции» очень трудно действовать быстро, когда государственное учреждение со знанием конкретного обанкротившегося банка не является то же агентство, которое отвечает за предоставление кредита. Хотя Трехсторонние органы защищали разделение ответственности за регулирование финансовых учреждений и ответственности «кредитора последней инстанции» между FSA и Банком Англии, в июне 2010 года правительство Великобритании решило, что в будущем Банк Англии будет иметь четкую ответственность за антикризисное управление и что для содействия выполнению этой обязанности пруденциальный надзор должен быть передан дочерней компании центрального банка.

Концентрация власти, независимости и подотчетности

Дебаты о роли центрального банка в пруденциальном регулировании часто связаны с проблемой концентрации власти. Например, в соответствии с новыми договоренностями Соединенного Королевства Банк Англии сможет устанавливать процентные ставки, повышать или понижать требования к капиталу, устанавливать лимиты на размер ссуды по ипотечным кредитам и ликвидировать обанкротившиеся банки; он также будет осуществлять пруденциальный надзор за отдельными фирмами. Это побудило некоторых критиков предложений предположить, что они сосредоточат слишком много власти в одном учреждении, и само правительство признало необходимость в сильных механизмах подотчетности в таком случае.В частности, в Соединенных Штатах, где у людей есть опасения относительно концентрации государственной власти, такое сочетание функций вряд ли будет политически приемлемым. Однако следует отметить, что в некоторых развивающихся странах центральный банк пользуется большим доверием, чем многие другие органы правительства, и что он также обладает большей независимостью для проведения жесткой регуляторной политики. Таким образом, может быть выгодно сосредоточить ряд регулирующих функций в центральном банке.

С вышесказанным тесно связан аргумент о том, что независимость центральных банков может быть полезной для практики регулирования. Существует прочный международный консенсус в пользу независимости центральных банков в отношении денежно-кредитной политики. В последние годы в литературе аналогичным образом утверждается, что независимость регулирующего и надзорного органов одинаково желательна и что одно из преимуществ размещения надзорной функции в центральном банке состоит в том, что он может занимать средства из предоставленных центральным банком полномочий на операционную автономию.Во многих странах с формирующимся рынком центральный банк обладает такой степенью престижа и независимости, которой регулирующий орган, возможно, находящийся под крылом правительственного министерства, вряд ли получит. В то же время, однако, возможность того, что регулирование может повлиять на индивидуальные права (например, права акционеров), означает, что банковский надзор должен быть надлежащим образом ограничен видами сдержек и противовесов, обеспечиваемыми двенадцатеричным обзором, политической подотчетностью и т.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *