Экономический кризис 1998 в россии: История российского экономического кризиса 1998 года

Содержание

История российского экономического кризиса 1998 года

Ситуацию усугубляли снижение мировых цен на сырье (прежде всего, на нефть, газ, металлы) и начавшийся весной 1998 года в Азии мировой финансовый кризис. Из-за этих событий валютные доходы правительства уменьшились, а частные иностранные кредиторы стали крайне опасаться давать займы странам с нестабильной экономикой.

27 мая 1998 года ЦБ РФ поднял ставку рефинансирования коммерческих банков с 50% до 150% годовых. Доходность государственных ценных бумаг поднялась до 80% годовых.

Принятое 13 июля 1998 года решение МВФ о начале программы кредитования России размером в 22,6 миллиарда долларов, рассматривавшееся многими аналитиками как завершение российского финансового кризиса, только отсрочило коллапс российской финансовой системы.

5 августа 1998 года правительство приняло решение о резком — с 6 до 14 миллиардов долларов — увеличении лимита внешних заимствований России в текущем году. Фактически такое решение подтвердило невозможность финансирования бюджета из внутренних источников.
6 августа 1998 года МБРР принял решение выделить России третий займ на структурную перестройку экономики в размере 1,5 миллиарда долларов. На мировом рынке российские валютные обязательства достигли минимальных значений.

11 августа 1998 года обрушились котировки российских ценных бумаг на биржах. Падение цен на акции в РТС превысило 7,5%, после чего торги были остановлены. Весь день банки активно скупали валюту, а к вечеру стало известно о приостановке операций целым рядом крупнейших банков.

12 августа 1998 года резкий рост спроса на валюту привел к остановке межбанковского кредитного рынка и кризису ликвидности. У банков, которым были нужны большие суммы для выполнения форвардных контрактов, начались перебои с возвратом ссуд. ЦБ РФ снизил лимиты на продажу валюты крупнейшим коммерческим банкам, сократив свои затраты на поддержание курса рубля.

13 августа 1998 года рейтинговые агентства Moody`s и Standard & Poor`s понизили долгосрочный кредитный рейтинг России. Состоялась экстренная встреча министра финансов Михаила Задорнова и зампреда ЦБ Сергея Алексашенко с представителями крупнейших российских банков. Правительство заявило, что поддержание валютного рынка и рынка государственных краткосрочных облигаций (ГКО) — дело самих банкиров.

15 августа 1998 года президент РФ Борис Ельцин, отдыхавший на Валдае, прервал отпуск и вернулся в Москву. Премьер-министр Сергей Кириенко провел совещание с главами Центробанка, Минфина и спецпредставителем Кремля в международных финансовых организациях. Глава правительства дал поручение разработать меры по стабилизации ситуации.

17 августа 1998 года глава правительства Сергей Кириенко объявил о введении "комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики", которые фактически означали дефолт и девальвацию рубля. На 90 дней приостановилось выполнение обязательств перед нерезидентами по кредитам, по сделкам на срочном рынке и по залоговым операциям. Купля-продажа ГКО прекратилась.

Одновременно с приостановкой выплат по ГКО ЦБ РФ перешел на плавающий курс рубля в рамках границ валютного коридора от 6 до 9,5 рубля за доллар. Курс рубля упал по отношению к доллару сразу в полтора раза.

В этот же день банки перестали выдавать вклады. На улицах выстроились очереди обеспокоенных вкладчиков. 18 августа 1998 года Международная система Visa Int. блокировала прием карт банка "Империал", а остальным российским банкам рекомендовала приостановить выдачу наличных по картам. ЦБ заявил о намерении запретить банкам устанавливать разницу между курсом покупки и продажи валюты свыше 15%.

19 августа 1998 года правительство без указания причин объявило о переносе принятия решения о порядке реструктуризации ГКО. Тем самым был продлен срок работы банков в условиях неопределенности (использована идея Франклина Рузвельта — недельные "банковские каникулы"; когда она закончится, можно будет легко отличить погибшие банки от выживших).

20 августа 1998 года зампред ЦБ Сергей Алексашенко заявил об отказе от практики введения в банках временных администраций. Новая мера предполагала предоставление банкам кредитов под залог контролируемых ими блокирующих пакетов акций.

21 августа 1998 года все фракции Госдумы выступили с официальными заявлениями о необходимости отставки кабинета министров. Visa Int. разослала всем иностранным банкам письмо, в котором рекомендовала не выдавать наличные по картам ряда российских банков.

23 августа 1998 года Борис Ельцин подписал указ об отставке Сергея Кириенко и возложил исполнение обязанностей председателя правительства на Виктора Черномырдина.

По расчетам, сделанным Московским банковским союзом в 1998 году, общие потери российской экономики от августовского кризиса составили 96 миллиардов долларов. Из них корпоративный сектор утратил 33 миллиарда долларов, население — 19 миллиардов долларов, прямые убытки коммерческих банков (КБ) достигли 45 миллиардов долларов. Некоторые эксперты считают эти цифры заниженными.

В результате девальвации, падения производства и сбора налогов в 1998 году валовой внутренний продукт сократился втрое — до 150 миллиардов долларов — и стал меньше, чем ВВП Бельгии. Россия превратилась в одного из крупнейших должников в мире. Ее внешняя задолженность увеличилась до 220 миллиардов долларов (165 миллиардов долларов составили долги государства, 30 миллиардов долларов — банков, 25 миллиардов долларов — компаний). Данная сумма в пять раз превышала все годовые доходы казны и составляла почти 147% ВВП. С учетом внутреннего долга различных органов власти перед бюджетниками и предприятиями по зарплате и госзаказу общие обязательства превышали 300 миллиардов долларов или 200% ВВП. В то же время, по неофициальным американским оценкам, на Западе осело 1,2 триллиона долларов российского происхождения, что было эквивалентно восьми тогдашним валовым внутренним продуктам РФ.

Вследствие решений от 17 августа произошла неуправляемая трехкратная девальвация рубля. Из-за искусственной привязки рубля к доллару и ориентации на динамику обменного курса рубля следствием девальвации последнего стал взрывной рост цен. За четыре месяца (ноябрь к июлю 1998 года) по продовольственным товарам цены повысились на 63%, по непродовольственным товарам — 85%.

Ряд российских банков не смог пережить дефолт. Так, Банк России отозвал лицензию у Инкомбанка, который входил в пятерку крупнейших банков России.

Разразившийся в России банковско-финансовый кризис значительно ухудшил экономическую ситуацию в стране. В первом полугодии 1998 года объем промышленной продукции сократился на 2,5%, продукции сельского хозяйства — на 3%.

Социальные последствия кризиса августа 1998 года проявились в нарастании инфляционных процессов, снижении реального содержания доходов населения, а, следовательно, в резком падении их покупательной способности, росте социально-экономической дифференциации и увеличении численности малоимущего населения. Реальные доходы населения уменьшились в сентябре 1998 года по сравнению с августом этого же года на 31,1%. Для значительной части населения, занятой в финансовом секторе и в сфере торговли, решения от 17 августа повлекли за собой сокращение рабочих мест и рост вынужденной безработицы. В сентябре 1998 года статус безработного получили 233 тысяч человек, а общая численность безработных, определяемая по методологии МОТ, достигла 8,39 миллиона человек (или 11,5% от экономически активного населения).

Девальвация рубля остановилась только в конце 2002 года и за четыре с третью года оказалась пятикратной. С 2003 года рубль начал вновь укрепляться. В дальнейшем экономический рост был поддержан ростом цен на нефть и притоком иностранного капитала в середине 2000-х годов.

Главным позитивным результатом кризиса 1998 года эксперты называют отход экономики от сырьевой модели и развитие отраслей экономики, которые до финансового кризиса замещались импортом.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Кто виноват в кризисе 1998 года? – Экономика – Коммерсантъ

Геннадий Меликьян, в 1998 году зампред правления Сбербанка России:

— Все дело не политике, а в экономике. Я убежден, что курс держали искусственно. Я понимаю, почему это делали, но делать это было не надо, потому что все факторы говорили о том, что курс должен снижаться. То есть мы все равно бы пришли к кризису, потому что общая остановка была такая, что она к нему тянула, тем более что мы сильно зависим от внешних условий. Я думаю, что при иной экономической политике кризис не был бы столь жесток и разрушителен, не было бы потом такого скачка рубля. Из-за того что курс рубля искусственно держали, потратили золотовалютные резервы в большом количестве и вместо плавного перехода привели курс в резкому скачку. И это было общее решение правительства и ЦБ. Ими были допущены определенные ошибки, которые добавили кризису остроты. Но эти люди были поставлены в такие условия, что они не могли действовать иначе. Это была не их личная вина.


Владимир Федоткин, член временной комиссии Совета федерации по расследованию причин, обстоятельств и последствий принятия решений правительства РФ и ЦБ РФ от 17 августа 1998 года о реструктуризации ГКО, девальвации обменного курса рубля, введения моратория на осуществление валютных операций капитального характера

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Владимир Федоткин, член временной комиссии Совета федерации по расследованию причин, обстоятельств и последствий принятия решений правительства РФ и ЦБ РФ от 17 августа 1998 года о реструктуризации ГКО, девальвации обменного курса рубля, введения моратория на осуществление валютных операций капитального характера:

— Мы тогда много людей приглашали, разбирали и изучали. Если называть фамилии виновных, то это в первую очередь Кириенко, Задорнов и Чубайс и другие. Мы выяснили, что до кризиса эти люди уже знали, что и как будет. Мы подготовили письмо на имя президента Ельцина от нашей комиссии, в котором показали, что кризис был спровоцирован, что с Запада эта линия шла, и все эти руководители все знали. Прямо записали, что надо было продолжить расследование в отношении этих господ уже не в рамках Совфеда и никогда не допускать их к госслужбе как минимум. Документ был принят как постановление Совфеда и направлен Ельцину, однако последствий он не имел. А кто виноват, история покажет. В первую очередь были заинтересованы на Западе, потому что были очень большие потери в России. Новое правительство увело Россию от края, Маслюков, Примаков, погасили много очень взаимонеплатежей, развязали этот узел. Но никто не опроверг наши выводы. Первые лица финансовой системы страны свои капиталы спасли, где-то за месяц уже зная обо всем, они перевели свои деньги.


Петр Авен, президент "Альфа-банка"

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Петр Авен, президент "Альфа-банка":

— Виновата в целом политика денежных властей в широком смысле этого слова. Один конкретный человек в кризисе не виноват. Причина в многолетней политике, связанной с бессмысленными денежными заимствованиями и рынком ГКО. С учетом соотношения между падающими резервами и объемом денежной базы, которая тогда была, я думаю, что можно говорить об ошибках в макроэкономической политике. А в ней за годы, предшествующие кризису, принимало участие немалое количество народа. Это не была политика одного человека, эта была политика денежных властей, в первую очередь Министерства финансов и ЦБ. Кириенко на тот момент даже в курс дела войти не успел, так что персонально обвинять Кириенко точно несправедливо. Да и вешать все на Дубинина тоже несправедливо, ведь ГКО были проблемой в большей степени бюджета и Минфина, нежели ЦБ. Вообще персонифицировать этот кризис неправильно.


Сергей Дубинин, в 1998 году председатель Центрального банка РФ

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Сергей Дубинин, в 1998 году председатель Центрального банка РФ:

— Искать виноватых, составлять списки имен бессмысленно. Тем, кто принимал в то время решения, пытались приписать всевозможные уголовные преступления, но это, видимо, традиция нашей политики. Просто изобличить в ошибках никогда не достаточно. Руководство ЦБ и правительство упрекают, что тогда не провели девальвацию. Зачем, мол, было поддерживать курс, если рубль подешевеет и мы получим конкурентное преимущество на внутреннем и внешнем рынках. Причина была в сложившемся механизме на рынке государственных краткосрочных облигаций (ГКО). Примерно треть всех размещаемых облигаций покупались иностранными инвесторами. Российские банки покупали ГКО за рубли, но с этими инвесторами был заключен договор, что обратно они им заплатят долларами по определенному фиксированному курсу. Так что если бы мы провели девальвацию, банки не выполнили бы своих обязательств перед иностранными инвесторами. Они бы либо обанкротились, что все равно случилось в 1998 году, либо вошли в открытый конфликт. Черномырдин и Чубайс понимали, что девальвация поставит крест на рынке ГКО и плотную подведет к дефолту. Так что когда говорят, что надо было девальвироваться, посмотрел бы я, чем бы это закончилось. Тогда у нас было 2500 банков, бог знает зачем и кем созданных. Они тоже прекрасно понимали, что им грозит банкротство, поэтому совсем прекратили обслуживать население. Я принял разумное решение повесить все обязательства на Сбербанк. От банков мы на это деньги не получили, но люди приходили переоформлять депозиты и получали компенсацию. Конечно, не по желаемому валютному курсу, но это хоть что-то.

России нужно было сокращать бюджет, но Госдума делала все, чтобы этого не случилось. Левых в Госдуме было большинство, и именно они блокировали сокращение. Это были популистские, безответственные действия, которые имели место еще до 1998 года. Провести через Госдуму сбалансированный бюджет было невозможно. Его необходимость не понимали очень многие люди, даже отраслевики в правительстве. Всем хотелось получить из бюджета как можно больше финансов. Но людям мы тем более не смогли объяснить, что надо жить по средствам. Это наша недоработка. Провести бюджет Задорнову удалось в тот момент, когда Госдума занималась чем угодно, только не экономикой. Они готовили импичмент президенту Ельцину и спокойно проголосовали за сокращение.

У меня есть что-то вроде упрека международным финансовым организациям. Посмотрите на маленькую экономику Греции — и сколько денег туда вбухали в аналогичной с нашей ситуации. Мы тогда вели переговоры с Международным валютным фондом, но у них есть правила игры. Сначала нужно сократить дефицит бюджета, а уже потом придет помощь. Для нас сделали исключение. Один миллиард был направлен в Минфин, а ЦБ потом его выкупил и получил валютные резервы. Если бы нам тогда дали сотни миллиардов, как Греции, мы бы не допустили кризиса. Хотя стала бы при этом Госдума сокращать бюджетные расходы? Да никогда в жизни! Еще в 90-е у нас был внутренний и внешний государственный долг, но одновременно с ним были долги многих стран по отношению к Советскому Союзу. И все наши «друзья» просто отказались платить. Ни Ливия, у которой была нефть, ни Сирия, у которой нефти нет и не было, с долгами расплачиваться не собирались. Это легло крупным бременем на наш бюджет.


Белла Златкис, в 1998 году руководитель департамента ценных бумаг Минфина

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Белла Златкис, в 1998 году руководитель департамента ценных бумаг Минфина:

— Неумение, незнание и апофигизм. На кого только ни вешали: у нас же вот этот самый непрофессионализм и апофигизм сопровождается желанием на кого-нибудь повесить. Кризис носил валютный характер; не приняли вовремя необходимые меры, чтобы его ограничить, он носил ярко выраженный валютный характер, ярко выраженный бюджетный характер, потому что налоги мы вообще не собирали, мы получали бюджет 10 млрд с налогами, а если надо было прикрыть что-то, занимали. И никто особо на наши бесконечные письма и записки внимания не обращал, потому что думали, что рассосется. Правительство Сергея Владиленовича я не хочу обсуждать. А вам обязательно виноватых надо? Что же вы все такие одинаковые-то?!


Борис Немцов, в 1998 году первый зампред правительства

Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

Борис Немцов, в 1998 году первый зампред правительства:

— Популистский парламент во главе с Зюгановым, который принимал популистские законы. Пришлось правительству жить взаймы, чтобы выполнять обязательства. А жить взаймы вечно невозможно, рано или поздно приходится расплачиваться. Расплата наступила 17 августа 1998 года. Виноват также Ельцин, который шел на поводу у популистов вместе со всем правительством. Надо было просто послать их подальше, и всё. Я был членом того правительства, но о дефолте узнал из сообщений "Интерфакса". Сергей Владиленович не соизволил сообщить своим заместителям о том, какое решение принимается. Да, его обвиняли, но даже если бы премьером был не Кириенко, а Иисус Христос, дефолт все равно бы случился. Потому что рано или поздно пирамиды рушатся. Да, дефолт можно было бы провести мягче, можно было бы отделаться девальвацией. Жизнь взаймы в течение нескольких лет — непозволительная роскошь для любой страны.


Виктор Семенов, в 1998 году министр сельского хозяйства и продовольствия

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Виктор Семенов, в 1998 году министр сельского хозяйства и продовольствия:

— Иллюзии, которые были у нас всех с начала 1990-х годов, они были у всех, включая Бориса Николаевича, и мы тогда думали, что быстро исправим все и сделаем жизнь прекрасной, и кто-то даже на рельсы собирался ложиться. А личности, как бы ни хотелось кому-то назвать персоналии, особой роли не играли. Они не могли ничего изменить, ну, может, только произвести какую-нибудь незначительную рихтовку. Принципиально изменить ничего было нельзя. Когда формировалось правительство, мы все чувствовали, что являемся заложниками ситуации. Сейчас ситуация совсем другая, и если были нормальные экономические реформы, может быть, мы бы не допустили нынешней рецессии.


Иван Рыбкин, в 1998 году заместитель председателя правительства РФ

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

Иван Рыбкин, в 1998 году заместитель председателя правительства РФ:

— Виноваты все. Государственная дума, президент, правительство. Но прежде всего, Дума и ее фракции, которые вопреки решению правительства принимали раз за разом законы, увеличивающие жутким образом нагрузки на бюджет. Им хотелось славы, популярности в глазах людей, поэтому они шли на неоправданные расходы. В то время, как говорится, жилетка не позволяла, узкая слишком была. Бюджет в те годы был около 20 миллиардов долларов. Для сравнения, сейчас бюджет более 330 миллиардов долларов. В 16 раз больше. Правительство не противостояло, может быть, президент не проявил жесткость. Несправедливо обвиняют многих. У нас ведь как бывает — награждение непричастных и наказание невиновных. По мере того как в мир иной уходят руководители страны и их ближайшие сподвижники, все больше и больше вина оказывается на них.


Ирина Хакамада, в 1998 году член комиссии правительства России по экономической реформе

Фото: Иван Мурзин, Коммерсантъ

Ирина Хакамада, в 1998 году член комиссии правительства России по экономической реформе:

— Финансовые органы, которые отвечали за эту ситуацию. То есть Центробанк и правительство. Никого не обвиняли. За всё заплатил своим рейтингом и досрочным уходом Борис Николаевич Ельцин.


Олег Вьюгин, в 1998 году заместитель министра финансов РФ

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Олег Вьюгин, в 1998 году заместитель министра финансов РФ:

— Бесполезно искать крайнего. Поскольку все решения принимаются в правительстве коллегиально, невозможно указать фамилии. Но можно было бы за год до кризиса отменить валютный коридор. Ведь именно коридор позволял бюджету привлекать слишком большой долг, именно поэтому случился дефолт. Если бы не было гарантий по курсу, которые задавал коридор, такого притока инвестиций в государственный долг не было бы. Многих пытались несправедливо обвинить, но что вышло, то вышло.


Эдуард Краснянский, в 1998 году директор по связям с общественностью банка СБС-АГРО

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

Эдуард Краснянский, в 1998 году директор по связям с общественностью банка СБС-АГРО:

— Если говорить в масштабах страны, то, конечно, виновато государство. Что касается отдельных банков — виноват менеджмент. Потому что всегда банки думали, что в любой момент можно получить очередной кредит, и к тому, что происходит в банковском мире, относились несерьезно. Бесполезно искать невиновных, виноваты все. Претензии к коммунистам естественны — они же были у власти, управляли страной. Но делать их крайними глупо, они сами не знали, что такое банки.


Александр Гафин, в 1998 году вице-президент "Альфа-банка"

Фото: Дмитрий Салтыковский, Коммерсантъ

Александр Гафин, в 1998 году вице-президент "Альфа-банка":

— Виноваты сами люди, которые покупаются на высокопроцентные ставки. В том числе по ГКО. Они сами должны понимать, какими темпами и как развивается экономика. В первую очередь справедливо предъявлять претензии к себе. Когда тебе предлагают рискованные инструменты, которые приносят огромные дивиденды, надо сперва подумать, а чем это может закончиться? Нужно учиться правильно делать бизнес. Совершенно несправедливо обвинять Чубайса, правительство или Минфин.


Оксана Дмитриева, в 1998 году министр труда и социальной политики

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Оксана Дмитриева, в 1998 году министр труда и социальной политики:

— Вся политика до 1998 года по раскручиванию пирамиды ГКО (это, в общем, была афера) в сочетании с укреплением рубля и использованием международных траншей на удержание курса. А решение о дефолте было принято группой в составе пяти человек. Эти люди известны — Кириенко, Дубинин, Алексашенко, Чубайс и кто-то еще. По этому поводу была создана специальная комиссия Совета федерации, которая провела расследование и довольно подробно проанализировала cитуацию. Но главных причин было три — раскручивание ГКО, удержание валютного коридора — "политика дорого рубля" и использование траншей МВФ на эти цели.


Ирина Ясина, в 1998 году пресс-секретарь ЦБ

Фото: Павел Смертин, Коммерсантъ

Ирина Ясина, в 1998 году пресс-секретарь ЦБ:

— Виноваты, как всегда, обстоятельства. Поскольку если бы цена на нефть в августе 98-ого года не была 8,5 доллара за баррель и средняя по году в районе 12 долларов, то мы бы, наверное, проскочили. Конечно, можно говорить, что расходы были завышены, доходы слишком низкие, налоги не собирались, но все это сильно зависит от количества денег в бюджете. Сказать, что виноват конкретный человек, нельзя, в то время было ожидание, что все обойдется. Надеялись не на 8 долларов за баррель, а хотя бы на 15, потому что в этом случае мы бы точно смогли и дальше платить деньги по ГКО. А если говорить совсем честно, то первичной была все-таки не девальвация рубля, а первичен отказ государства платить по своим долгам. Нужно ли было собирать деньги в бюджет во время кампании по выборам президента Ельцина? Сейчас нам легко об этом говорить, а тогда рыночную реформу можно было легко повернуть вспять. Нужно было платить врачам, учителям. Особого выбора у тогдашнего руководства не было. Несправедливо обвинен, особенно постфактум, Центральный банк, им некуда было деваться. ГКО — не его ответственность. И Ельцина обвинять нельзя, это он позволял делать команде по экономической реформе то, из-за чего Путину сейчас в значительной степени везет. Просто ситуация была очень хреновая, но меры правительства все же вызвали потом экономический подъем.


Геннадий Селезнев, в 1998 году председатель Госдумы (фракция КПРФ)

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Геннадий Селезнев, в 1998 году председатель Госдумы (фракция КПРФ):

— Первым виновником, конечно же, является тогдашний президент Борис Николаевич Ельцин, который вместе со своим премьер-министром Кириенко подвел страну под дефолт рубля. Было страшно, люди пережили стрессы, неприятности, потерю денег, но за такие вещи отвечают именно первые лица государства. Все понимают, что это они главные виновники. Люди, банки сами по себе не рождают кризис. Только политическое руководство может подвести страну к тому, что мы пережили в 1998 году. Экономика падала, от власти для рынка не поступало интересных и конструктивных предложений. Как им тогда казалось, у людей был избыток денег, и нужно было их от этих денег избавить. Государство не могло выполнить свои обязательства по оплате бюджетным сферам, и поэтому нужно было что-то придумать. Так что нашли выход в виде обесценивания денег и этого дефолта.


Александр Лебедев, в 1998 году президент НРБ

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

Александр Лебедев, в 1998 году президент НРБ:

— Неграмотная экономическая политика. Рано или поздно курс должен был полететь, поскольку налоги не собирались, а держать госбюджет за счет внутренних заимствований под 100% годовых — ни один бюджет не выдержит. Все равно произошел бы сбой при таком экономическом положении, другое дело, стоило ли одновременно девальвировать валюту и объявлять дефолт по внутреннему и внешнему долгу. Но в конечном итоге правительство выиграло, жестокая мера, однако пополнившая бюджет и позволившая перейти к длительному, сейчас уже забытому экономическому росту. Я как пострадавший инвестор считаю, что это был обман, и с точки зрения инвесторов, банков, которые покупали ГКО, кредиторов это тоже обман, а с точки зрения российского правительства — это выигрыш. И если бы я был государственный деятель, я бы с помощью этого обмана был бы рад выправить ситуацию, так что Алексашенко прав, когда говорит, что это была необходимость. Выигрыш государства произошел за счет отбирания денег у тех, кто давал этому государству, хотя и за сумасшедшие проценты. В Америке, если больше 29% годовых, сразу тюрьма. А у нас можно и под 90% давать людям, а потом спохватиться, что 40 млн населения должники. Что тут обвинять друг друга? Глупо просто. Это было нечестно, но эффективно. Эффект был достигнут сумасшедший, хотя и за счет инвесторов, но и инвесторы тогда наживались на всем. Сейчас такая же ситуация с физлицами, надо запрещать ростовщичество, которое добром не кончится, а огромный банковский сектор на этом только и живет. Люди не могут брать под 90 или 75% годовых, особенно при наших средних доходах. Тем же все и кончится. Государство должно обуть банкиров, которые так наживались, либо перекредитованием, либо уголовной статьей и закрытием. Тогда кризис помог российской экономике, без него она не выплыла бы. Ельцина, Кириенко и Дубинина винить нельзя.


Виктор Шейнис, в 1998 году член комитета Госдумы по законодательству и судебно-правовой реформе (фракция "Яблоко")

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Виктор Шейнис, в 1998 году член комитета Госдумы по законодательству и судебно-правовой реформе (фракция "Яблоко"):

— Не думаю, что в неудаче повинен непосредственно Ельцин. К нему можно предъявить много претензий, но ведь он никогда не проявлял себя как компетентный в экономике человек. Он доверился людям, а эти люди проводили не вполне разумную политику. Можно было сделать так, можно несколько иначе, но избежать кризиса было невозможно. Потери для граждан, экономики, фирм, которые начали работать, и корпораций были не сокрушительными, скорее был очень велик шок. Но главным последствием кризиса была переориентация Ельцина с демократов на силовиков. Сделанный им выбор - это худший выбор в его политической карьере.


Николай Рыжков, в 1998 году лидер парламентской группы "Народовластие"

Фото: Василий Дерюгин, Коммерсантъ

Николай Рыжков, в 1998 году лидер парламентской группы "Народовластие":

— Кризис произошел потому, что в стране неправильно проводилась экономическая политика. И ее проводил не один человек. Ельцин просто соглашался со всем, что ему предлагало его окружение. Он тогда сам был не в состоянии самостоятельно принимать экономические решения. Виноваты те, кто в 1990-х годах проводил экономическую политику. Рано или поздно все и должно было закончиться кризисом. Страна тогда приняла монетаристскую политику американца Фридмана и все производства, связанные с реальной экономикой, считались второстепенными. Но финансы не могут появляться из воздуха. И тогда деньги начали брать взаймы, под дикие проценты — это и привело к кризису. По сути, это была госпирамида, которая не могла не рухнуть. И вырабатывали эту политику такие люди как Гайдар, Чубайс, Дубинин, Борис Федоров. Я хоть и с 1991 года беспартийный, но считаю, что коммунистов и государственников в этом кризисе обвиняют несправедливо, государство должно было хотя бы что-то тратить на народ, иначе вновь был бы спровоцирован тотальный дефицит всех продуктов. А тем либералам, которые все это устроили, сейчас бы по 15 лет тюрьмы дали.


Валерий Язев, член комитета Госдумы по промышленности, строительству, транспорту и энергетике, фракция "Наш дом — Россия"

Фото: Илья Питалев, Коммерсантъ

Валерий Язев, член комитета Госдумы по промышленности, строительству, транспорту и энергетике, фракция "Наш дом — Россия":

— Мировая конъюнктура, углеводороды, в том числе низкие цены на нефть, и все руководство страны, не принявшее адекватные меры в этой сложной экономической ситуации. Не хватало более внятной кредитно-финансовой политики, взвешенного, гибкого проведения приватизации. Времени у правительства было мало, но нужно было ослаблять зависимость бюджета страны от нефтяного экспорта. Чубайса и Ельцина обвинили вполне справедливо. Центральный банк сколько мог, держал курс рубля, видимо, выполняя в том числе и политический заказ, так как ситуация в стране была сложной. Тогда курс рубля одномоментно упал в шесть раз, хотя его нужно было плавно ослаблять, чтобы не было шока. Так что, наверное, Центробанк не безвинен.


Михаил Прохоров, в 1998 году председатель правления "ОНЭКСИМ-банка"

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Михаил Прохоров, в 1998 году председатель правления "ОНЭКСИМ-банка":

— Мы так любим задаваться этим вопросом, что часто забываем: в кризисный момент важно понимать не «кто виноват», а «что делать». А ответить на второй вопрос сил у нас, как правило, не остается. В 1998 году я впервые ощутил на себе, что такое страновой риск, когда в одночасье из процветающего банка "ОНЭКСИМ-банк" оказался всем должен. Моя команда смогла провести реструктуризацию банка без привлечения финансирования от государства и позже принимала участие в работе с кредиторами в Инкомбанке и банке "Мост". Тем не менее обвинять кого-то считаю неуместным. Несправедливо обвинили, в первую очередь, правительство. На мой взгляд, правительство для того времени было достаточно квалифицированным. Но в тех финансовых условиях, при той цене на нефть и при том опыте рыночного управления у государства (всего лишь семь-восемь лет) объявлять виновным правительство было глупо и неуместно. Я бы посмотрел на правительство сейчас, если цены на нефть упадут с сегодняшних 100 долларов до 10 долларов 1998 года.


Сергей Алексашенко, в 1998 году первый заместитель председателя правления ЦБ

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

Сергей Алексашенко, в 1998 году первый заместитель председателя правления ЦБ:

— Дураки и дороги. Во всех ошибках виновата власть, а страдает народ. Что касается того, кто виноват персонально, это к следователю. У нас следователи десять лет пытались найти персонально виноватых. Не смогли.


Евгений Ясин, в 1998 году министр правительства России

Фото: Андрей Лукин, Коммерсантъ

Евгений Ясин, в 1998 году министр правительства России:

— Никто. Это наша российская привычка, если что-то случилось, сразу искать виноватого. Кризис 1998 года был довольно широким явлением. Во-первых, он был связан с внутренними причинами. Мы находились в состоянии тяжелейшего кризиса после перехода к рыночной экономике, введения свободных цен и т. д. После этого понадобилось проводить жесткую финансовую политику, чтобы снизить инфляцию. Кто виноват? Гайдар? Путин? Ленин? Во-вторых, в то же время был тяжелейший Азиатский кризис, на Дальнем Востоке им были поражены Япония, Корея, Тайвань, Гонконг и т. д. Только материковый Китай как-то держался. Этот кризис перебросился к нам и наложился на наши проблемы. Кто виноват? Можете меня записать в виноватые. Поиск виноватых, уверен, здесь это очень примитивный подход. Конечно, можно было ослабить кризис, если бы наши финансисты и банкиры не держались за хороший курс рубля 6,20 за доллар, не хотели его опускать, чтобы не вызвать тяжелых осложнений для банковской системы. Как только мы отпустили рубль, стало легче. Но при более раннем раскрытии истоков кризиса пришлось бы распрощаться с мечтой избежать его вовсе.


Олег Сысуев, в 1998 году вице-премьер России

Фото: Евгений Переверзев, Коммерсантъ

Олег Сысуев, в 1998 году вице-премьер России:

— В этом кризисе виновата слабость нашей экономики, которая тогда, впрочем, как и сейчас, зависима от мировой конъюнктуры. Были очень маленькие резервы, которые не могли быть накоплены из-за огромных социальных обязательств, что, кстати, происходит и сегодня. Государство наращивает бюджетные обязательства при ухудшении конъюнктуры. Мне кажется, главное в том, сумели ли мы извлечь уроки из того кризиса. Думаю, нет. Кроме резервов, которые, как известно, с огромной скоростью расходуются в кризисные периоды, других изменений не произошло. Из тех, кого принято обвинять в кризисе, мне кажется, больше виноват Борис Николаевич Ельцин. Перед 1998 годом он вел компромиссную политику, старался угождать коммунистам, шел на популярные меры. Во многом социальные обязательства выросли перед выборами 1996-го. А вот Сергея Кириенко обвинять, думаю, не стоит, хотя это было бы очень удобно. Человек был премьером всего четыре месяца и вряд ли успел принять какие-то принципиальные решения.


Алексей Арбатов, в 1998 году зампред комитета Госдумы по обороне

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Алексей Арбатов, в 1998 году зампред комитета Госдумы по обороне:

— Виновата экономическая политика правительства и президент. Они продолжали курс макроэкономической стабилизации, урезая расходы, которые были необходимы для оживления внутреннего рынка, поддержки социальных функций. Тем самым они все глубже и глубже загоняли в депрессию, и в конечном итоге произошел дефолт. Этот дефолт вызван огромными государственными заимствованиями. Была построена своеобразная пирамида. Если частных лиц, как Мавроди, за пирамиду сажали, то своими государственными обязательствами бумагами государство само выстроило такую пирамиду. Продавались ценные бумаги, а вырученные деньги уходили неизвестно куда. Печатались все новые и новые бумаги, эта пирамида все больше раздувалась и в конечном итоге лопнула, потому что экономика была в стагнации, дополнительные доходы не поступали, то, что давал Запад, растрачивалось неэффективно или разворовывалось. Это делали те, кто стоял в то время во главе президентской администрации, кто был в правительстве. Хотя, конечно, все началось еще до Кириенко. Эта политика проводилась фактически с 1993 года.


Константин Боровой, в 1998 году член комитета Госдумы по бюджету, налогам, банкам и финансам

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Константин Боровой, в 1998 году член комитета Госдумы по бюджету, налогам, банкам и финансам:

— Безусловно, в кризисе виноваты коммунисты, которые создали весь этот искусственный дефицит. Он покрывался ничем не обеспеченными сумасшедшими заимствованиями на рынке. Делать их заставляла коммунистическая аграрная фракция, постоянно угрожая импичментом и отставкой правительства. Бюджет был раздут пустыми инвестиционными проектами, их превращали в кэш, а сами проекты никогда никем не осуществлялись. Это был компромисс, коммунисты так продавали свою лояльность, голоса. То, что происходит сегодня,— откачивание денег с бюджета в частные карманы,— началось при коммунистах. Деньги они откачивали якобы для своих политических нужд. Известно, что тогда у коммунистов существовала целая группа лоббистов. Одному человеку с этим не справиться. Эти лоббисты вели переговоры с представителями президента, правительством, с якобы правящей партией, хотя у коммунистов в какой-то момент было почти конституционное большинство. Но основные обвинения в кризисе касаются тех, кто знал, что кризис неминуем. Государство объявило дефолт, отказалось выполнять обязательства по собственным заимствованиям. Понятно, что кто-то об это знал заранее, кто-то принимал все эти решения. А российские банкиры ни при чем. Они не выступали представителями парламентских групп, а это был кризис именно государственных обязательств.


Павел Медведев, в 1998 году председатель подкомитета Госдумы по банковскому законодательству

Фото: Михаил Разуваев, Коммерсантъ

Павел Медведев, в 1998 году председатель подкомитета Госдумы по банковскому законодательству:

— Виноватых было много, но главная вина на Ельцине или на его команде. Я не знаю, понимал ли Ельцин до конца, что происходило в 1996 году. Тогда его команда готовилась к выборам, и было дано много обещаний по улучшению жизни людей, а денег на это не было. Стали заимствовать, появились ГКО. Так как покупателям ГКО было ясно, что отдавать долги государству не из чего, то эти ГКО становились для государства все более дорогими. Проценты росли, в итоге нужно было платить чуть ли не 350% годовых, фантастически цифры. К тому же правительство не хотело снижать курс рубля: если он падает, то и жизненный уровень падает, потому что на рынке оказывается слишком много иностранных товаров. К тому времени даже иностранной еды было достаточно много. Поэтому держали так называемый коридор, доллар не мог слишком быстро расти. Но это должно было кончиться. Для того чтобы рубль стоял достаточно высоко, приходилось продавать доллары, а долларов у Центрального банка было мало. Когда был продан последний, начался дефолт. Если бы внутреннее производство развивалось быстрее, а инвестиционный климат был лучше, то, наверное, можно было бы если не предотвратить, то смягчить удар кризиса. Оттянуть — безусловно. Кризис не был бы таким жестоким. Но и этого толком не было сделано.


Яков Уринсон, в 1998 году министр экономики России

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Яков Уринсон, в 1998 году министр экономики России:

— Кризис рождается пороками системы. Персоналии искать бессмысленно. Виноватых нет, такая сложилась ситуация. Каждый действовал так, как считал нужным. Но дефолт можно было избежать. Например, провести быструю девальвацию. Но тогда были опасения, что на девальвации в 10–15% остановиться не получится и будут все 30–40%. С 1995 года правительство активно боролось с дефицитом бюджета. Были созданы пакеты, направленные на его пополнение, так называемые пакеты Сысуева, Немцова, пакеты по естественным монополиям, сокращению оборонных расходов. И это были шаги к оздоровлению экономики. Но ни одна из этих мер не была доведена до конца. Правительство Кириенко эти пакеты не приняло. Политические, экономические, социальные разногласия между правительством, парламентом и президентом не позволили избежать дефолта. Вот было правительство Маслюкова, Примакова — они за время своего правления ничего не предприняли. Примаков ничего не делал, в экономику не вмешивался, потому что денег не было, ничего не было. Пытались принять программу Глазьева, но начался такой шум.

Кризис 1998 года – Левада-Центр

Недавний опрос Левада Центра о наиболее тревожащих общество проблемах еще раз подтвердил, что российское население более всего озабочено низким уровнем жизни большинства населения и ростом цен на повседневные потребительские товары. Прошло 20 лет с момента первого (как считают многие эксперты) рыночного кризиса в новой российской экономике и это хороший повод посмотреть, как обычные люди справляются с подобными общенациональными проблемами, какие уроки они выучили на собственном опыте проживания экономических катаклизмов. Как теперь россияне переживают экономические кризисы?

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос: “ВСПОМНИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ПОВЛИЯЛ ЛИ КАК-ЛИБО КРИЗИС 1998 ГОДА НА МАТЕРИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ВАШЕЙ СЕМЬИ? ЕСЛИ ДА, ТО КАК ИМЕННО?”

% от числа ответивших % от числе тех, кто помнит и не затр. оценить
Дефолт и экономический кризис 1998г. практически никак не повлиял на материальное положение нашей семьи 15 20
В первые месяцы после дефолта материальное положение нашей семьи ухудшилось, но довольно скоро мы смогли восстановить предкризисный уровень жизни 18 24
Материальное положение нашей семьи после дефолта существенно ухудшилось, и мы долгие годы не могли восстановить предкризисный уровень жизни 31 42
Дефолт 1998г. стал крахом для нашей семьи, мы до сих пор не смогли восстановить предкризисный уровень жизни 8 11
Нам удалось воспользоваться новыми возможностями, довольно быстро материальное положение нашей семьи стало лучше, чем до кризиса 2 3
Не помню, не знаю 22

 

 

Затруднились ответить 4

Кризис 1998 года, начавшийся с объявления дефолта по государственным обязательствам и стремительной девальвации рубля, хорошо запомнился большинству россиян. Спустя 20 лет в среднем три четверти взрослого населения смогли оценить его влияние на уровень жизни своих семей. А среди тех, кому сейчас за 40 лет, лишь 9% ответили, что не помнят, как кризис 1998 сказался на их материальном благосостоянии.

В памяти людей кризис 1998 года стал серьезным испытанием для большинства населения. С одной стороны, он оказался «крахом» в среднем для каждого десятого из тех, кто помнит суть событий – по субъективным оценкам респондентов их семьям так и не удалось восстановить предкризисный уровень жизни. С другой стороны, спустя 20 лет один из пяти (20% от числа тех, кто смог оценить влияние кризиса) опрошенных считает, что события 1998г. практически никак не отразились на материальном положении их семей и еще примерно столько же (24% от числа тех, кто смог оценить влияние кризиса) вспоминает, что трудности возникли только в первые месяцы после дефолта, и их семьям удалось довольно быстро восстановить привычный уровень жизни.

Однако чаще всего люди вспоминают о том, что последствия кризиса 1998 года были многолетними и семьи долгие годы не могли восстановить предкризисный уровень жизни (42% от числа тех, кто смог оценить влияние кризиса и 31% – от всех опрошенных).

А «долгие годы» – это сколько лет? Оказалось, что много. В исследовании было задано два вопроса, чтобы прояснить ситуацию: «КОГДА, В КАКОМ ГОДУ В РОССИИ, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, ЗАКОНЧИЛСЯ КРИЗИС 1998 ГОДА?» и «БЫЛИ ЛИ С ТЕХ ПОР В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ СТОЛЬ ЖЕ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ, КАК В 1998г.?». Анализ ответов на эти вопросы позволяет разделить общество на четыре группы. Самой многочисленной (41% опрошенных) оказалась та, что считает, что с тех пор Россия все время в кризисе! Возможно, среди них есть и те, кто придерживается мнения, согласно которому и до 1998г. дела в экономике страны были не лучше, однако это осталось за рамками опроса. Вторая по многочисленности группа (37% опрошенных) состоит из тех, кто вообще не может оценить положение дел в стране с этой точки зрения – они либо затрудняются назвать год окончания кризиса двадцатилетней давности, либо не могут вспомнить, были ли с тех пор еще подобные события в экономике страны. Из оставшихся половина (11% от всех опрошенных) ответила, что таких же масштабных кризисов, как в 1998г., в России больше не было, и еще столько же (11% от всех опрошенных) назвали кризисы 2008 и/или 2014 годов сопоставимыми по значимости с тем, что было 20 лет назад.

Исследование наводит на мысль, что обычные граждане, с готовностью отвечая на вопросы анкет о причинах, последствиях и проч. экономических кризисов, чаще всего, похоже, говорят не о каком-то временном состоянии экономики страны, а о привычной и неизменной повседневности. Субъективное восприятие материальных условий жизни большинством российских семей наилучшим образом описывается словом «кризис», при этом теряется, стирается экстраординарный, временный, преходящий смысл этого понятия, кризис становится нормой жизни. И практически никогда речь не идет об экономическом кризисе как источнике новых возможностей, катализаторе позитивных перемен в личной судьбе простых граждан (доля таких ответов сопоставима с ошибкой выборки).

Широко распространенное в обществе ощущение бесконечного экономического кризиса лишь отчасти объясняется тем, что периодизация циклов экономической жизни – это непростой вопрос. Характер ответов в наиболее продвинутых группах респондентов (образованных, обеспеченных, жителей столиц и крупных городов) принципиально не меняется – все в первую очередь говорят о том, что «Россия все время в кризисе». Более высокий уровень информированности и высокоразвитые навыки рефлексии, свойственные образованным, обеспеченным, урбанизированным россиянам приводит в первую очередь к сокращению доли тех, кто затрудняется ответить. Особенно это видно по распределению ответов москвичей: при такой же, как в среднем, доле ответов «Россия все время в кризисе» (42%), доля затруднившихся вдвое меньше (19%), а доля готовых перечислить годы более поздних экономических кризисов – выше среднего почти в три раза (30%). Т.е., по мнению москвичей, страна либо «все время в кризисе», либо за последние два десятилетия было еще один-два экономических кризиса, как минимум.

Таблица 2. Распределений мнений о кризисах в экономике России по основным социально-демографическим группам (

% по строке)
Россия все время в кризисе Затрудняюсь ответить Были еще кризисы после 1998г. После 1998г. столь же значительных кризисов не было
В среднем 41 37 11 11

Возраст

18-24 года 32 54 8 7
25-39 лет 42 36 14 9
40-54 года 42 31 13 14
55 лет и старше 43 37 9 11

Образование

Нет высшего образования 41 39 10 10
Есть высшее образование 42 31 15 12

Финансовый статус

Бедные 48 39 6 7
Средние 43 37 11 10
Обеспеченные 34 35 17 14

Тип населенного пункта

Москва 42 19 30 10
Города более 500 тыс. жителей 40 34 16 9
Города 100-500 тыс. жителей 44 35 9 12
Города до 100 тыс. жителей 47 34 8 11
Село 35 50 6 10

Относительно немногочисленная группа граждан, которые считают, что кризис 1998г. закончился в прошлом и с тех пор были еще экономические кризисы, в большинстве своем научилась справляться с такими трудностями – только один из четырех (27%) ответил, что в результате последнего экономического кризиса (не кризиса 1998г.) материальное положение семьи существенно ухудшилось. Очень возможно, впрочем, что такой результат во многом связан с тем, что среди отвечающих на этот вопрос больше, чем в среднем, обеспеченных, образованных и проч. граждан (напомним, именно они чаще говорили о том, что после 1998г. были и другие экономические кризисы).

Таблица 3. Распределение ответов на вопрос: “КАК ПОСЛЕДНИЙ КРИЗИС ПОВЛИЯЛ НА МАТЕРИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ВАШЕЙ СЕМЬИ?”

(% от числа ответивших, что были еще кризисы после 1998г., N= 183)
Наше материальное положение существенно ухудшилось 27
У нас появились некоторые трудности, но в целом мы пережили/ переживаем этот кризис без особых потерь 57
Кризис практически не отразился на жизни нашей семьи 10
Нам удалось воспользоваться новыми возможностями, и мы надеемся на лучшее 3
Затрудняюсь ответить 3

В конце заметим, что практически никто из опрошенных не говорит о том, что экономический кризис 1998г. и/или более поздний стал катализатором положительных перемен в личной судьбе: вариант ответа «удалось воспользоваться новыми возможностями» выбирает не более 3% опрошенных, т.е. на уровне ошибки выборки.

руководитель отдела изучения потребления и уровня жизни
Марина КРАСИЛЬНИКОВА

АНО “Левада-Центр” внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь.

Вконтакте

Facebook

Twitter

«Чёрный понедельник» 1998 года - Парламентская газета

В России 20 лет назад, 17 августа 1998 года, был объявлен технический дефолт по основным видам государственных долговых обязательств. Этот экономический кризис стал одним из самых тяжёлых в истории России.

В 1990-х годах Россия испытывала финансовые трудности. Для покрытия дефицита бюджета Правительство стало наращивать как внешние, так внутренние заимствования. К 1998 году обязательства перед нерезидентами на рынке государственных краткосрочных облигаций (ГКО) и облигаций федерального займа, а также фондовом рынке превысили 36 миллиардов долларов, общая сумма платежей государства в пользу нерезидентов составляла около 10 миллиардов в год. Резервы Центробанка при этом насчитывали всего 24 миллиарда долларов.

Ситуацию усугубляли также низкие мировые цены на сырьё, составлявшее основу российского экспорта, и разразившийся в середине 1997 года в Азии мировой финансовый кризис. Иностранные инвесторы стали крайне неохотно предоставлять средства странам с нестабильной экономикой.

17 августа 1998 года премьер-министр Сергей Кириенко объявил о введении «комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики». Это фактически означало дефолт по основным видам государственных долговых обязательств и девальвацию рубля. Впервые в мировой истории государство объявило дефолт по внутреннему долгу, номинированному в национальной валюте.

На 90 дней было приостановлено выполнение обязательств перед нерезидентами по кредитам, по сделкам на срочном рынке и по залоговым операциям, прекратилась купля-продажа ГКО.

Центробанк России перешёл на плавающий курс рубля в рамках границ валютного коридора от 6 до 9,5 рубля за доллар. В результате чего за несколько недель курс доллара по отношению к рублю вырос в 3,2 раза: с 6,50 до 20,83 рубля. К банкам, которые перестали выдавать вклады, выстраивались огромные очереди.

Вскоре после дефолта ушли в отставку премьер-министр Сергей Кириенко и глава Центробанка Сергей Дубинин.

Экономический кризис 1998 года в России стал одним из самых тяжёлых в истории страны. Разорилось большое количество малых предприятий. Ряд крупных банков объявил о банкротстве, их вкладчики потеряли свои деньги. Упал уровень жизни населения, сбережения в пересчёте на твёрдую валюту обесценились. Резко возросло количество безработных.

Общие потери российской экономики от августовского кризиса, по данным Московского банковского союза, составили 96 миллиардов долларов, из них 33 миллиарда — корпоративный сектор, 19 миллиардов — население и 45 миллиардов — прямые убытки коммерческих банков.

По мнению экспертов, у кризиса 1998 года был один позитивный результат — это отход экономики от сырьевой модели и начало развития тех отраслей экономики, которые до финансового кризиса замещались импортом.

Авторские статьи - Твоя история

По этому пути старалось идти российское правительство, и некоторых успехов оно, действительно, достигло. К осени 1995 года удалось победить инфляцию, а несколько позднее, в 1997 году, наметился рост производства. Однако беда, разрушившая систему государственного долга, пришла раньше, чем можно было ожидать.

В 1997 году на Востоке начался финансовый кризис. Из некоторых стран Азии капитал стал уходить на Запад, опасаясь разного рода угроз. Паника охватила и Россию. Уровень доверия к государству резко упал, вследствие чего бизнесмены перестали покупать ГКО.  Они продавали старые облигации, затем меняли рубли на иностранную валюту и уводили деньги на Запад – в те страны, которые были лучше защищены от опасности кризиса. Как только начался этот процесс, российское государство потеряло возможность пополнять бюджет за счет новых займов, при этом долги по старым займам остались.

Надвигалась катастрофа. Какое-то время правительство продолжало выплачивать долги, привлекая для этого последние средства. На фоне резко ухудшавшейся экономической ситуации президент предпринял последнюю попытку остановить надвигающийся кризис. Анатолий Чубайс, который пользовался огромным авторитетом в международных финансовых кругах, был назначен специальным представителем президента по переговорам с международными финансовыми организациями. Летом 1998 года ему удалось убедить Международный валютный фонд предоставить России экстренный займ на 4 миллиарда долларов, однако даже эта мера не помогла – кризис уже зашел слишком далеко. К середине августа 1998 года не осталось средств, чтобы рассчитываться с кредиторами. Правительство вынуждено было объявить о дефолте, т.е. об отказе платить по своим обязательствам. Дефолт разорил ряд банков, вложившихся в государственные облигации. В первые дни после дефолта толпы вкладчиков буквально штурмовали банки, но лишь немногие смогли получить обратно свои вклады. А через несколько дней банки заморозили выплаты, и очереди стояли уже перед закрытыми дверями. Миллионы вкладчиков полностью или частично потеряли свои деньги.

Экономический оптимизм россиян упал до уровня 1998 года

Индекс экономической надежды россиян, который оценивает ожидания населения в отношении экономики, в 2020 году составил минус 41 процентный пункт — это один из самых низких показателей за почти четверть века наблюдений. Об этом сообщил РБК со ссылкой на результаты исследования международной ассоциации Gallup International, которые издание получило от исследовательского холдинга «Ромир».

В 2020 году только 6% россиян заявили при опросе, что ожидают в 2021 году экономического процветания. При этом почти половина респондентов (47%) готовится к экономическим проблемам. Еще 40% считают, что 2021-й будет таким же, как и 2020 год. Каждый 12 опрошенный затруднился с ответом (8%).

Индекс экономической надежды в России в 2020 году оказался на уровне 1998 года — тогда тоже был минус 41 процентный пункт, пишет РБК. В 1998-м в России разразился экономический кризис, а государство объявило технический дефолт по основным видам своих долгов. В кризисном 2008 году индекс тоже был на близком к 2020-му уровне: минус 39 процентных пунктов. Самый низкий для индекса в России уровень зафиксировали в 2013 году — минус 43 процентных пункта. В 2006 году экономический оптимизм был максимальным — девять процентных пунктов.

Третья волна или новый штамм: с чем может столкнуться российская экономика в 2021 году

Всего в опросе Gallup International приняли участие 38 000 человек из 41 страны. Опрос провели в ноябре и декабре 2020 года. На глобальном уровне экономического процветания в 2021 году ждут 25% респондентов, а проблем — 46%. Поэтому мировой индекс экономической надежды лучше, чем в России — минус 21 процентный пункт. Наиболее пессимистично, согласно опросу, настроены британцы: в стране индекс оказался на уровне минус 62 процентных пункта, передает РБК. Примерно на том же уровне оптимизм в Болгарии и Италии. Самый высокий индекс по итогам опроса — в Нигерии (58 процентных пунктов), а также в Азербайджане и Вьетнаме.

20 главных событий 2020 года по версии Forbes

20 фото

ждать ли повторения – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Существует угроза повторения кризиса 1998 года, полагают аналитики Bank of America. По их мнению, тренды мировых рынков в настоящее время схожи с теми, что наблюдались в конце 1990 годов, и могут свидетельствовать о приближении нового кризиса. 

В 1998 году в азиатском регионе происходил экономический кризис, а в России случился дефолт. По оценке аналитиков Bank of America, ситуация настоящего времени напоминает ситуацию того периода: доллар продолжает укрепляться, и под его давлением рушатся развивающиеся рынки, тогда как акции высокотехнологичных компаний растут.

В то же время информационное агентство Bloomberg отмечает, что 20 лет назад признаки того сорта, которые видны сейчас, были вызваны другими факторами. Агентство подчеркивает, что, к примеру, снижение стоимости валюты развивающихся стран теперь не является абсолютным, оно относительно и происходит на фоне усиления США, а целом экономика азиатских стран растет.

 

Полевые работы / pixabay.com

Между тем не все эксперты смотрят на вопрос оптимистично: прогноз относительно вероятной рецессии не так давно давали Всемирный банк и финансист Джордж Сорос, напоминает информационное агентство РБК.

О том, почему финансовые аналитики периодически обсуждают вероятность повторения финансовых кризисов и о том, что может повлиять на развитие ситуации, с «Полит.ру» поговорил главный экономист «Эксперт РА», доцент ВШЭ и МГУ Антон Табах. По его словам, основания ожидать кризиса существуют, однако как конкретно это будет выглядеть, аналитики, разумеется, предсказать не могут.

 

«Действительно, раз в десять лет происходит какой-то экономический кризис. Предыдущий, напомню, был в 2007-2008 годах, более или менее он закончился в 2009 году, а в Европе отголоски его были слышны и позже. Сейчас наступил 2018 год, так что неудивительно, что заговорили о подобных ожиданиях. Это как в России всегда с опаской ждут августа, а особенно — августа того года, который кончается на цифру восемь.

Естественно, встает вопрос, есть ли для таких ожиданий объективные основания. Поэтому в Bank of America это решили проанализировать. Решили не только в этом банке: если посмотреть внимательно, последние полгода это тема активно вводится в повестку дня. Что же реально? Реально то, что если с окончания кризиса прошло много времени, то, согласно базовым принципам экономики, кризис все-таки должен случиться. Неизвестно только, какую он примет форму.

Вопроса тут, по сути, два: будет ли апокалипсис и что его вызовет? Ну, как гласит известная шутка, экономисты предсказали десять последних кризисов из пяти. То есть, объективные условия для кризиса могут быть, но его можно проскочить за счет каких-то неочевидных факторов. И наоборот: по основным экономическим показателям все может быть совершенно замечательно, а в реальности может разразиться кризис в силу каких-то политических ошибок.

О чем говорят имеющиеся сейчас данные? О том, что в мировой экономике действительно накопились определенные перекосы. Что закредитованность во многих странах выше, чем была в прошлый раз, причем закредитованность выше как у населения, так и у государства (даже у государства в большей степени). Окончание количественного смягчения (определенная монетарная политика, используемая центральными банками для стимулирования национальных экономик — прим. ред.) действительно может пройти болезненно, но центральные банки многому научились.

 

Работник банка / pixabay.com

Если обратить внимание, то видно, что кризис 1998 года был бюджетно-валютным по сути. Кризис 2008-2009 годов по своей сути был кризисом финансовых институтов и дерегулирования. Сейчас же, возможно, случится кризис мировой торговли — классический кризис перепроизводства, как тот, что описан у Маркса, только на новом уровне. Вот этого стоит опасаться, учитывая торговые войны США с Европой, США с Китаем. Это достаточно очевидный спусковой крючок. Но как все на деле будет выглядеть, естественно, аналитики банков знать не могут, они просто рассматривают некоторый сценарий.

Есть ли какая-то возможность уклониться от кризиса, если то, что может стать его спусковым крючком, уже очевидно? Это вопрос к тем, кто будет определять политику других стран. Обычно самый лучший способ уклониться от кризиса на уровне стран — это принять в нем участие, то есть устроить торговую войну.

Словом, кризис вероятен, и такова основная проблема. В остальном — любые прогнозы делаются в рамках вводных. Изменятся вводные, изменится и прогнозирования. Да, какой-то кризис неизбежен , но можно обсуждать глубину. Сейчас многие вспоминают ситуацию конца 1980-х годов, когда экономический кризис тоже имел место, но был довольно мягким. Да, биржи обвалились, валюты перетасовались, но в итоге особенного удара по экономике не было.

 

Брокер / flickr.com

Можно ли теперь рассчитывать на подобный вариант? Ну, рынок — это живой организм; экономисты, при всех Нобелевских премиях и попытках придать экономике имидж точной науки, все-таки полной ясности в такой вопрос внести не могут. До сих пор не все известно, потому что экономика — это про людей, и предсказать в точности, как именно что отзовется, все же нельзя. К примеру, та же торговая война может спровоцировать большую цепную реакцию. Надо смотреть, как все развернется на практике.

Пока скажем так: накопились определенные структурные проблемы, которые, скорее всего, нерешаемы на уровне отдельных стран, а уровень международной кооперации падает. Соответственно, мы и видим точку, откуда может все пойти вразнос — и международная торговля, и торговая инфраструктура; плюс мы видим некие перекосы на финансовых рынках. Это первое. А второе — что это, скорее всего, будет проходить дезорганизованно.

Вот все, что может сказать. В остальном можно отметить лишь, что отчеты аналитиков полезно читать для понимания общей картины. А дальше сам каждый сам оценивает вероятности сценария», — сказал Антон Табах.

Добавим, что пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя прогноз аналитиков Bank of America, выразил сомнения в том, что следует ожидать событий такого масштаба, как происходили в 1998 году. «Я не знаю чем они руководствовались, поэтому я не стал бы вступать в какую-то дискуссию», — пояснил при этом он. На вопрос «Значит, все будет хорошо?» Песков ответил: «Наверняка».

 

Российский кризис 1998 - RaboResearch

Экономический отчет

, автор Другие авторы

В 1997 году экономический рост в России был положительным впервые с момента образования Российской Федерации в 1991 году. Тем не менее, режим фиксированного обменного курса в стране вместе с ее хрупким бюджетным положением оказались неустойчивыми, когда на международные рынки повлияли побочные эффекты. финансовых затруднений в других странах мира.В течение 1998 года не удалось предотвратить вспышку серьезного банковского, валютного и государственного долгового кризиса .

Автор: Ирис ван де Виль

Точка невозврата

13 августа
, 1998 г.

Российский фондовый рынок, рынок облигаций и валютный рынок рушатся из-за опасений относительно девальвации рубля и дефолта по внутреннему долгу. Эти опасения возникли в предыдущие месяцы в связи с продолжающимся повышением процентных ставок, оттоком капитала и соответствующим подрывом доверия инвесторов к развивающимся рынкам.Годовая доходность рублевых облигаций превышает 200%. Кроме того, фондовый рынок закрывается на 35 минут, когда цены на акции резко падают. Акции потеряли более 75% своей стоимости с начала

года.
17 августа
, 1998 г.

Правительство объявляет ряд чрезвычайных мер для предотвращения дальнейшей эскалации кризиса:
• Значительная девальвация рубля; границы коридора, в котором допускается колебание курса рубля, расширены с 5.От 27-7,13 до 6,00-9,50 рубля к доллару США;
• Дефолт по краткосрочным казначейским векселям, известным как ГКО, а также по более долгосрочным рублевым облигациям, именуемым ОФЗ;
• 90-дневный мораторий на выплаты коммерческими банками иностранным кредиторам.

2 сентября
nd , 1998

Центральный банк России решает ликвидировать валютный коридор и делает рубль свободно плавающей валютой. Вскоре рубль начинает резко дешеветь; за 3 недели валюта теряет две трети своей стоимости.Сильное снижение курса приводит к резкому росту цен. Инфляция повышается до 27,6% в 1998 году и до 85,7% в 1999 году. В результате повышения цен на продукты питания нарастают социальные волнения, и граждане начинают демонстрировать демонстрации в различных городах.

Рисунок 1: Запасы и обменный курс

Источник: Всемирный банк

20 ноября
, 1998 г.

Заместитель министра финансов России Михаил Касьянов заявляет, что страна сможет выплатить менее 10 миллиардов долларов из своего внешнего долга в 17 миллиардов долларов.В следующие недели депозиты в российских банках уменьшатся на 15% по сравнению с августом 1998 года.

Последствия

Российская экономика сократилась на 5,3% в 1998 году. ВВП на душу населения даже достигает самого низкого уровня с момента образования Российской Федерации в 1991 году (см. Диаграмму 2). Реструктуризация суверенного долга происходит в 1999 и 2000 годах. Соглашение с МВФ на сумму 4,5 миллиарда долларов США, заключенное в июле 1999 года, призвано помочь России восстановить доступ к международным финансовым рынкам.Однако обвинения в нарушениях в банковском секторе снова отрицательно сказываются на доступе страны к финансовым рынкам, и доходность государственных облигаций остается высокой в ​​течение 1999 года. Тем не менее, благодаря как резкому снижению курса рубля, которое продолжается в 1999 году, так и При повышении мировых цен на нефть российская экономика восстанавливается довольно быстро и вырастает на 6,4% в 1999 г., 10% в 2000 г. и 5,3% в 2001 г. Между тем инфляция падает с 85,7% в 1999 г. до 20,8% в 2001 и 21 гг.5% в 2001 году. Уровень безработицы, который составлял 13% в 1998 и 1999 годах, снизился до 9% в 2001 году.

Диаграмма 2: Рост ВВП

Источник: Всемирный банк

Хотя в 1997 г. на долю России приходилось лишь 4,2% мирового ВВП, разразившийся российский кризис и последовавший за ним суверенный дефолт потрясли мировые финансовые рынки по двум основным причинам. Во-первых, среди развивающихся рынков Россия является крупным заемщиком краткосрочного капитала. Во-вторых, разразившийся российский кризис подчеркивает экономическую и финансовую хрупкость развивающихся рынков.В то время суверенный дефолт России является крупнейшим в истории. В результате российского кризиса спрэды по суверенным облигациям на других развивающихся рынках и по долгосрочным корпоративным облигациям в промышленно развитых странах существенно выросли. Финансовый кризис оказывает большое влияние на мировые финансовые рынки и способствует краху хедж-фонда LTCM, который требует спасения в размере 3,6 долларов США.

Экономическая история

Российский кризис произошел в первое десятилетие перехода России от коммунизма к свободной рыночной экономике.Советский Союз, наиболее важным членом которого была Россия, имел централизованно планируемую экономику с соответствующей системой фиксированных цен, полной занятостью и небольшими различиями в доходах. В первые пять десятилетий своего существования Советский Союз пережил быструю индустриализацию и высокий экономический рост, по крайней мере, согласно официальной статистике. Однако в 1970-х годах начался длительный период застоя, поскольку советская экономика оказалась неспособной к инновациям, а высокие расходы на оборону легли тяжелым бременем на государственный бюджет.Политика реформ Михаила Горбачева, гласность , перестройка, ускорение и демократизация , не смогли сломать эту тенденцию. Напротив, эта политика даже способствовала краху коммунизма. Распад Советского Союза последовал в 1991 году. Это привело к полному пересмотру экономической системы. Экономическая команда нового президента Бориса Ельцина основательно реформировала экономику. Значительная часть экономики, ранее находившаяся в руках государства, была приватизирована. Однако из-за отсутствия сильных институтов верховенство закона было слабым, и значительная часть экономики перешла под контроль олигархов.Переход России к рыночной экономике был очень болезненным; За годы, прошедшие после проведения реформ президента Ельцина, объем инвестиций резко упал, ВВП начал резко сокращаться, неравенство доходов быстро увеличивалось, а бедность стала широко распространенным явлением. Между тем гиперинфляция, вызванная мягкой денежно-кредитной политикой Центрального банка (ЦБ РФ), в 1993 году увеличилась до 874%.

1994 - 1996

Реформа и рост оптимизма

В 1994 году Россия приняла стабилизационную программу, чтобы снова снизить инфляцию до однозначной цифры.Основным элементом этой стабилизационной программы была привязка валюты. С этого момента рублю было разрешено колебаться в узком диапазоне около 5 рублей за доллар США. Кроме того, программа была направлена ​​на сокращение бюджетного дефицита России до менее 3% ВВП к 1998 году. В результате плана стабилизации инфляция снизилась с 197% в 1995 году до 47,7% в 1996 году и 14% в 1997 году. значительно упал, с 11% ВВП в 1994 году до менее 5% ВВП в 1995 году. Тем временем спад экономики медленно подходил к концу; Рост ВВП, который был отрицательным с 1991 года, вырос с -12.6% в 1994 году, до -4,1% в 1995 году и до -3,6% в 1996 году. Это даже стало положительным в 1997 году, когда экономика выросла на 1,4% в том году.

Помимо программы стабилизации, рост оптимизма внесли еще несколько факторов:

  • В 1993 году был создан рынок рублевых государственных облигаций, названный ГКО. Это предоставило правительству дополнительные неинфляционные средства для финансирования бюджетного дефицита.
  • И Всемирный банк, и Международный валютный фонд (МВФ) поддержали российскую экономику, предоставив финансовую помощь, что продемонстрировало улучшение отношений с Западом.Более того, готовность правительства начать переговоры о реструктуризации платежей по долгу бывшего Советского Союза в апреле 1996 года положительно повлияла на доверие инвесторов;
  • Мировые цены на нефть, основной экспортный товар России, начали восстанавливаться.

В результате позитивных экономических событий настроение рынка стало позитивным. Это совпало с ослаблением ограничений на иностранные портфельные инвестиции. В начале 1997 года иностранцы получили доступ на рынок ГКО.Иностранные инвесторы отреагировали на это с энтузиазмом, и в первом квартале 1997 года резко увеличился приток иностранных портфельных инвестиций. Кроме того, повысился кредитный рейтинг России, что позволило стране брать займы по более низкой цене. Между тем валовые резервы выросли с 15,3 млрд долларов в 1996 году до 24,5 млрд долларов в середине 1997 года.

1997 - 1998

Азиатский кризис

Однако в четвертом квартале 1997 года настроения участников рынка резко ухудшились в результате азиатского кризиса, который начался с обвала тайского бата в июле 1997 года и вскоре распространился на несколько азиатских стран.В ноябре 1997 года, вскоре после начала азиатского кризиса, российский рубль подвергся спекулятивной атаке. Центральный банк России защитил стоимость валюты и потерял почти 6 млрд долларов в валютных резервах, которые упали с 23,1 млрд долларов в третьем квартале 1997 года до 17,8 млрд долларов в четвертом квартале того же года. Мировые цены на сырье начали падать в результате потрясений. Вместе с падением спроса на цветные металлы падение цен на нефть серьезно повлияло на дефицит бюджета России, а также на баланс текущего счета, который во втором квартале 1997 года оказался дефицитным.

Внутренние недостатки

По мере ухудшения рыночных настроений инвесторы начали понимать, что фундаментальные показатели России были слабыми. Во-первых, сбор налогов в России был низким, и общие государственные доходы в 1997 году составляли всего 15% ВВП. Таким образом, правительство не могло обеспечить необходимую экономическую инфраструктуру, включая транспорт, энергетику и коммунальные услуги. Кроме того, разногласия по поводу распределения налогов возникли между различными регионами, поскольку доля региональных налоговых доходов выросла за счет доходов федерального бюджета.Периодические попытки улучшить общий сбор налогов в России привели только к увеличению уклонения от уплаты налогов, бегству капитала, росту неформального сектора и коррупции. Кроме того, только 40% сотрудников получали полную и своевременную оплату. Это доказало институциональную слабость российской экономической системы, которая напрямую связана со слабостью государства, при котором общественные блага, такие как закон, порядок и здоровье, почти не предоставлялись. В результате бартер стал важной частью российской экономики; оценки разнятся, хотя некоторые утверждают, что от 50 до 75% обмена в промышленности принимало форму бартера в 1997 году.Более того, первая война в Чечне, которая обошлась примерно в 5,5 млрд долларов, легла тяжелым бременем на государственный бюджет.

Meltdown

К середине 1998 года международная ликвидность была низкой, и сальдо текущего счета России снизилось до -3,4%, поскольку мировые цены на нефть продолжали падать. В попытке поддержать рубль и уменьшить бегство капитала центральный банк повысил процентные ставки до 150%. В июле 1998 года ежемесячные выплаты процентов по долгу России выросли на 40% выше, чем ежемесячные сборы налогов страны.Таким образом, долг может быть профинансирован только за счет выпуска дополнительных долгов. Последующее неодобрение антикризисного плана парламентом полностью подорвало доверие инвесторов, что оказало сильное понижательное давление на валюту. В период с октября 1997 года по август 1998 года правительство потратило 7 миллиардов долларов из своих долларовых резервов на поддержание режима обменного курса. Однако это не могло предотвратить вспышку кризиса в августе 1998 года.

Воздействие на банковский сектор

В декабре 1997 года, за несколько месяцев до фактического коллапса, российский банковский сектор столкнулся с изъятием средств вкладчиками.Проблемы обострились летом 1998 г .; даже государственный Сбербанк, на долю которого приходилось 85% всех вкладов населения, был среди многих банков, которые пострадали. Чрезвычайные меры, объявленные 17 августа 1998 года, были введены в действие, чтобы остановить вывод войск. Однако следующий дефолт по суверенному долгу нанес убытки и без того слабому банковскому сектору России. Кроме того, от Сбербанка требовалось принять депозиты шести крупных московских банков, на которые приходилось 13% всех депозитов.Сбербанк и несколько других финансовых институтов получили финансовую поддержку от ЦБ. В послекризисные месяцы была реализована стратегия реструктуризации банков, в результате которой было закрыто большое количество банков. Таким образом, большое количество вкладчиков потеряли свои сбережения. Кроме того, необходимо было создать новую основную группу жизнеспособных институтов. Влияние краха банковского сектора на корпоративный сектор России было довольно ограниченным, поскольку банковский сектор не был основным источником финансирования для большинства компаний.Более того, лишь ограниченное количество фирм имело доступ к международному финансированию.

Заключительные замечания

Когда доверие инвесторов к развивающимся рынкам резко упало из-за азиатского кризиса, слабые внутренние фундаментальные показатели России становились все более очевидными. В конце концов, завышение курса валюты, низкие сборы налогов, слабые институты, растущая зависимость от краткосрочного иностранного капитала и дорогостоящая первая война в Чечне вызвали вспышку серьезного валютного, банковского и суверенного долгового кризиса.Кризис привел к возобновлению сильного спада экономики, а также повлиял на доверие инвесторов к развивающимся рынкам во всем мире. Благодаря как обесцениванию рубля, так и повышению мировых цен на нефть, российская экономика смогла довольно быстро восстановиться.

Список литературы

Араки, Н. (2001), «Курсовая политика России: уроки, извлеченные из российского опыта», Институт экономических и социальных исследований

Байг, Т.& Goldfain, I. (2000), «Российский дефолт и заражение Бразилии», Вашингтон: IMF

.

Чиодо, А.Дж. И Owyang, M.T. (2002), «Пример валютного кризиса: российский дефолт 1998 года», Федеральный резервный банк Сент-Луиса

.

Moody’s, (2009 г.), «Корпоративные и субсуверенные дефолты развивающихся стран и суверенные кризисы: перспективы странового риска»

Пинто, Б. и Улатов, С. (2010), «Финансовая глобализация и российский кризис 1998 года», Вашингтон: Всемирный банк

Сутела, П.(1999), «Финансовый кризис в России», Хельсинки: Банк Финляндии, BOFIT

.

Вспоминая финансовый кризис 1998 года в России (обзорная статья)

Масштабы финансового краха России 17 августа 1998 года по-настоящему поразили меня только на следующий день. «Мы так облажались», - объяснил мне Джордж Коган, один из самых известных и старейших продавцов акций Москвы, стоя в квартире Саймона Данлопа, одного из самых известных московских предпринимателей.«Вся система только что вышла из строя. Для восстановления России потребуются годы ».

Москва два предыдущих года была городом-тусовщиком. Боль от шоковой терапии премьер-министра Егора Гайдара наконец начала утихать. Курс рубля был стабильным 6 руб. За доллар в течение почти года. Инфляция ползла вниз и была в подростковом возрасте, как и процентные ставки по казначейским векселям правительства по ГКО. Иностранцы в Москве были в смятении после бума на фондовом рынке, когда Российская торговая система (РТС) выросла с первоначальной начальной точки 1996 года со 100 до более 500 к концу 1997 года.Инвестиционные банкиры дрожали от волнения по поводу суммы денег, которые они зарабатывали. Все знали, какова была цена закрытия рынка в тот день, и все разговоры велись о том, какой сектор или «очень труднопроизносимое» название из списка вырастет в следующий раз.

По ту сторону забора торговцы чеканили его. Благодаря коридору обмена рубля, национальная валюта была переоценена из-за экспорта нефти и газа, что сделало импортный бизнес золотой жилой. «Я не знаю никого, кто не стоит 3 миллиона долларов», - сказал мне один из этих трейдеров на вечеринке несколькими месяцами ранее, потягивая винтажный односолодовый виски.

Когда наступил крах, трейдеры были пойманы так же плохо, как и продавцы акций. Торговцы тратили свои деньги так же быстро, как и они, тратя деньги на аренду яхт во Франции или спортивные автомобили Mercedes для своих любовниц. Все их деньги были привязаны к инвентарю, и внезапно они оказались без наличных в замороженной экономике. Большинство выжили, но в результате, когда их бизнес снова заработал несколько лет спустя, все они позаботились о том, чтобы иметь немного наличных в резервах и собственности за границей.

Трудно преувеличить

Трудно преувеличить масштабы и потрясения катастрофы 1998 года. Вся российская экономика развалилась в мгновение ока. Это оказало глубокое влияние на всех, особенно на людей в министерстве финансов и центральном банке, которые упорно трудились, чтобы этого больше никогда не повторилось. Нынешний председатель Центрального банка России (ЦБР) Эльвира Набиуллина была тогда чиновником в министерстве финансов. Недавно ее назвали «самым консервативным центральным банкиром мира».

Валютный кризис, начавшийся в Азии за год до того, как цены на сырьевые товары обрушились, и нефть упала до 10 долларов за баррель в начале 1998 года. В те дни российский бюджет был безубыточным на уровне 14 долларов за баррель (его безубыточная цена в 2008 году составляла 115 долларов. ), а у правительства Бориса Ельцина для начала не было много денег.

Новости

Оглядываясь назад на финансовый кризис 1998 г.

Подробнее

В условиях кризиса все государственные резервы твердой валюты составляли всего лишь 6 миллиардов долларов (против 460 миллиардов долларов в настоящее время), поэтому обвал цен на нефть быстро вызвал крах.Недавно назначенный премьер-министр Сергей Кириенко попытался предотвратить худшее, но 17 августа он наконец отключился.

Курс рубля упал втрое, за ночь с 6 за доллар до 21 к началу сентября. Инфляция превысила 80 процентов, и попытка Центрального банка стабилизировать экономику с использованием фиксированного обменного курса в период с 1994 по 1998 год окончилась полной неудачей.

Пробираясь сквозь завалы

Кризис привел к краху всего верхнего уровня крупнейших частных банков страны.Хотя большинство вкладчиков этих банков были спасены Центральным банком, деньги возвращались так медленно, что инфляция съела от трети до половины их стоимости. Та же участь постигла валютные вклады, принудительно конвертированные в рубли. Сбережения пенсионеров снова были уничтожены. В ноябре я присоединился к небольшой демонстрации у здания центрального банка на улице Наглинья, где пенсионеры держали таблички с адресом губернатора: «Господин. Геращенко, имейте сердце. Верни нам наши деньги.

Геращенко спас крупнейшие банки с помощью экстренного вливания денежных средств от МВФ, но эти деньги немедленно покинули Россию в тропические оффшорные зоны, и владельцы позволили своим банкам развалиться. Большинство банков переместили что-либо ценное в «бридж-банки» и позволили своим ведущим банкам исчезнуть. Онэксимбанк Владимира Потанина был одним из шести крупнейших в стране, но после того, как его ценные активы были переданы Росбанку - в то время неизвестный банк с одним офисом на Кутузовском проспекте - банк рухнул, и Росбанк быстро собрал все ценное, чтобы стать им. крупнейших частных банков России за несколько лет.

Россия также объявила дефолт по ГКО на сумму около 40 миллиардов долларов. Краткосрочные казначейские облигации, которыми широко владеют иностранные инвесторы, с тех пор как их заменили ОФЗ, являются повседневными казначейскими векселями правительства (и сейчас они еще более широко принадлежат иностранным инвесторам). Эти векселя были заблокированы на специальных счетах типа «S», на которых разрешались некоторые операции, но их нельзя было превратить в наличные, которые можно было бы вывезти из России. Технически Россия не объявила дефолта, но отсрочила все выплаты по облигациям на пять лет.Россия в конечном итоге выполнила это обязательство, и когда несколько лет спустя было дано разрешение на использование денег со счета S для вложений в акционерный капитал, это способствовало буму российских акций, начавшемуся примерно в 2003 году. Инвесторы в конечном итоге заработали неплохие деньги в качестве результат.

Но тогда все думали, что Россия облажалась. МВФ немедленно предсказал гиперинфляцию и годы застоя в латиноамериканском стиле. Все были шокированы тем, что экономика резко пошла на поправку.

Новости

Россия и другие противники доллара пока не могут победить (комментарий)

Подробнее

Возрождение

Я помню, как в 1999 году читал отчеты о гибели и мраке, но их мрачные предсказания не соответствовали жизни на улице, где магазины были полны, а настроение рядовых россиян улучшалось. Я помню, как бродил вокруг и спрашивал себя: почему внезапно появилось так много небольших ресторанов среднего размера? Когда были опубликованы данные по ВВП за 2000 год, показывающие, что экономика выросла на 10 процентов, всем потребовалось не менее шести месяцев, чтобы понять, что экономика находится на подъеме, и еще два года до этого вылились в рывок на российские акции.

Среди немногих бизнесменов, которые осознали, что происходит, был главный олигарх России Роман Абрамович, который в результате вдохновенной сделки купил контроль над автобусным заводом ПАЗ в 1999 году, просто скупив его акции на открытом рынке - первое значительное поглощение. это не была сделка с частным капиталом.

Это было революционным изменением мышления. 1990-е годы были омрачены менталитетом грабителей / рейдеров при приобретении активов. Я вспоминаю, как писал в то время отчет для Economist Intelligence Unit, в котором говорилось: «Даже 75% плюс одна акция не обеспечат контроль над компанией, если вы выберете не тех партнеров.

Уберолигарх Борис Березовский выступил с идеей о том, что нет необходимости приватизировать государственную компанию, если можно «приватизировать денежный поток», что он и сделал с «Аэрофлотом». Абрамович вызвал интерес к совершенствованию корпоративного управления, что привело к впечатляющему росту акций крупнейшего нефтяного ЮКОСа. Владельца Михаила Ходорковского инвестиционные банкиры из Brunswick Warburg убедили, что он может заработать больше денег на своих акциях, чем на перекачке нефти, и акции ЮКОСа выросли с 20 центов в 1999 году до более 15 долларов к 2003 году на момент его ареста, что сделало Ходорковского самым богатым человеком. до 40 лет в мире.

«Я представляю все три поколения Рокфеллеров», - сказал он мне тогда в интервью. «Первыми были разбойники-бароны. Второй консолидировал империю. А третьими были члены королевской семьи ».

В том же году, что теперь считается легендарным призывом, главный экономист Goldman Sachs и российский ветеран, которому было еще около 20 лет, Аль Брич, обозначил весь российский фондовый рынок до покупки - призыв, который заставил бы вас миллионов менее чем за три года, если бы вы последовали его совету.

Эта тенденция продолжается и по сей день, поскольку владельцы бизнеса вкладывают средства в свои акции, выплачивая самые высокие дивиденды в мире (еще одна тенденция, начатая Абрамовичем, который лишил свою нефтяную компанию Сибнефть наличными, выплачивая 100% прибыли, как дивиденды незадолго до того, как он продал его Газпрому в 2005 году). Корпоративное управление прогрессировало до такой степени, что сегодня всего 6% акций «Норильского никеля», принадлежащие Абрамовичу, представляют собой серьезную проблему в нынешней битве между акционерами за то, насколько щедрыми должны быть дивиденды.

Новости

Почему новые санкции могут оказаться самыми дорогостоящими для России (редакция)

Подробнее

Быстро растущие цены на нефть спровоцировали последующий бум, но для этого потребовалось несколько лет. Причиной 10-процентного роста в 2000 году - рекорд, который еще предстоит побить, - стала девальвация рубля на три четверти и конец того, что ученые Барри Икес и Клиффорд Гэдди назвали «виртуальной экономикой».

При затратах в рублях, но выручке в долларах весь нефтяной сектор в одночасье превратился в огромную дойную корову, которая вливала больше денег в иссохшую в денежном отношении российскую экономику. Нефтяные компании инвестировали в добычу в 1999 году больше, чем за все предыдущие восемь лет. Как будто на иссушенную землю пролился дождь, вся экономика внезапно расцвела.

От аварии к деньгам

Катастрофа стала переломным моментом в истории России.Это вызвало огромную боль, но также привело к перезагрузке российской экономики за счет более справедливой оценки рубля.

В середине 1990-х, благодаря гиперинфляции, банки, которые сделали олигархов богатыми, были машинами для зарабатывания денег: игра заключалась в том, чтобы получить какой-то поток доходов, например, платежную ведомость государственного предприятия. Затем вы конвертировали рубли в доллары, ожидая, пока сможете заплатить, а затем конвертируете доллары обратно в рубли. Рублевая купюра не изменилась, но тем временем гиперинфляция сильно сократила векселя.Банк сохранил разницу в качестве прибыли. В результате никто не хотел ни за что платить наличными - отсюда и виртуальная экономика. Девальвация 1998 года разрушила этот механизм, и в экономику хлынули деньги.

Легко упустить из виду, насколько тяжелыми были 1990-е. После распада Советского Союза россияне погрузились в глубокую нищету. Число людей, живущих на 1,90 доллара в день или меньше - стандартный ориентир - взлетело до миллионов, в то время как сбережения были сведены к нулю в считанные дни после того, как инфляция в начале 1990-х годов выросла до более чем 2000 процентов.

К 1997 году уровень этого вида бедности начал резко снижаться, и появилось чувство оптимизма или нормальности. Но после краха 1998 года «бедность на 1,90 доллара США» снова выросла с 1,1 миллиона человек в 1997 году до 3,4 миллиона в 1999 году. Потребовалось еще десять лет, чтобы искоренить болезнь такого ужасного качества жизни до нуля (ни один из других БРИКС не преодолел этой строчки пока нет). Хотя в последнее время уровень бедности снова увеличился, в наши дни он измеряется по прожиточному минимуму за чертой бедности: в настоящее время 13.9 процентов населения находятся на этой границе или ниже, что на уровне или значительно лучше того, с чем борются большинство европейских стран.

Новости

Экономика России ужасно отстает (Редактор)

Подробнее

Еще одним заметным изменением стало осознание правительством необходимости повышения заработной платы. Около половины населения зависит от бюджета в плане заработной платы, а около четверти напрямую занято государством.Но с учетом того, что заработная плата в государственном секторе отставала от заработной платы в частном секторе в 10 раз, это было рецептом для социальных волнений.

Когда выяснилось, что Борису Бревнову, молодому реформатору во главе государственной коммунальной монополии «Единые энергетические системы» (ЕЭС) и другу первого вице-премьера Бориса Немцова платили 100000 долларов в год, такое богатство привело к скандал. Бревнов, друг 20-летней главы бюро Financial Times Кристи Фриланд, ныне министра иностранных дел Канады, получил западное образование и входил в команду либералов, пытающихся переделать российскую экономику в соответствии с рыночными принципами.(Сегодня никто не моргнет глазом на Игоря Сечина из Роснефти или Андрея Костина из ВТБ, которые, по имеющимся данным, получают зарплату, превышающую 30 миллионов долларов в год, как ведущие российские государственные олигархи или «столигархи».) Таким образом, заработная плата начала расти. на 10 процентов в год, и правительство поддерживало это в течение десяти лет, чтобы сократить разрыв, подпитывая бум, обусловленный потреблением.

В конце процесса различия в заработной плате между Россией и Западной Европой были в основном устранены на основе паритета покупательной способности (ППС), а также в номинальном выражении, если в уравнение включить серые доходы.

Среднемесячная заработная плата сотрудников в июле составила 42 640 рублей (678 долларов США), что на 10,7 процента больше, чем в июле прошлого года. В первой половине года среднемесячная заработная плата увеличилась на 11,1 процента по сравнению с тем же периодом 2017 года. Рост реальной заработной платы снова начал восстанавливаться и вырос в июле на 8 процентов в годовом выражении, компенсировав большую часть потерь. пережили после кризиса 2014 года. Это огромное и быстрое наверстывание упущения составляет основу популярности Путина.

В 1998 году Россия пережила драматический поворот.Эпоха Ельцина была отмечена хаосом и бедностью, но после 17 лет правления Путина Россия стала более или менее нормальной страной, где средний класс питает такие же ожидания, как и их западноевропейские сверстники. Очевидно, что этот процесс еще не завершен, но несколько лет назад ПРООН отметила Россию как «высокодоходную», поместив ее в ту же категорию, что и страны-аналоги на развитых рынках, и страна остается единственным развивающимся рынком из 90-х годов, осуществившим такую ​​трансформацию.

Несмотря на все свои многочисленные проблемы, Россия все еще работает и продолжает расти.Те торговцы из 90-х - в основном респектабельные бизнесмены, которые сегодня владеют магазинами по импорту чая или сетями автосалонов. Коган по-прежнему занимается продажей акций, а Данлопу принадлежит один из самых успешных в России онлайн-сайтов, посвященных музыке и книгам, стоимостью несколько десятков миллионов долларов. И трейдеры, и политики извлекли тяжелые уроки из кризиса 20-летней давности. Тот факт, что кризисы были нормой для карьеры большинства людей, сделал Россию более сильным соперником.

Бен Арис - основатель и редактор Business New Europe, где эта статья была первоначально опубликована.Взгляды и мнения, выраженные в авторских материалах, не обязательно отражают позицию The Moscow Times.

Мнения, выраженные в авторских материалах, не обязательно отражают позицию The Moscow Times.

Россия Телефонные звонки

I. Обзор

Традиционная способность России сбивать с толку и удивлять наблюдателей вновь обнаружилась в экономических событиях последнего десятилетия.В начале переходного периода мало кто из аутсайдеров мог понять, как население пережило такое массовое падение производства, крах базовой инфраструктуры и невыплату заработной платы. Столь же неожиданным было восстановление после финансового кризиса 1998 года. Большинство наблюдателей в то время предсказывали, что России потребуется много лет, чтобы оправиться от долгового дефолта и, как следствие, утраты международного доверия. Вместо этого Россия пережила свой первый период устойчивого роста и финансового рынки становятся все более оптимистичными в отношении экономических перспектив России, несмотря на высокую степень неопределенности перспектив мировой экономики.Однако этот недавний оптимизм не должен заслонять тот факт, что широко распространены различные взгляды на природу вновь обретенного процветания России и степень к которому он отражает фундаментальные изменения в экономике, которые могут привести к в устойчивый рост. В этой книге сотрудники МВФ выдвинули свою интерпретацию поразительных колебаний в экономической судьбе России, которые отметили последние пять-шесть лет. Таким образом, в следующих главах делается попытка объяснить недавнее развития событий и выявить ключевые экономические проблемы, с которыми сталкивается Россия.

Весной и летом 1997 г. ожидания относительно перспектив России достигли высшей точки. Настроения на рынке резко выросли, частично благодаря президенту Победа Бориса Ельцина на выборах в прошлом году, и с новостью о том, что после длительного и болезненного падения производства и уровня жизни российский экономика, наконец, начала расти, и инфляция была взята под контроль. За этот короткий период экономической стабильности и роста инвесторы слишком остро отреагировали. и политики недооценили степень, в которой они могли бы воспользоваться ситуация.В то время развивающиеся рынки по всему миру привлекали капитал. от крупных институциональных инвесторов, и Россия была в центре внимания в этом процесс. Московская биржа неожиданно получила сомнительную репутацию являясь самым эффективным фондовым рынком в мире. Международный капитал поступали в поддержку экономического потенциала России, даже когда новости о Таиланде трудности и растущее давление в Индонезии начинали улавливать инвесторов. внимание.Россия успешно предотвратила непосредственные эффекты заражения от Азии и сохраняла доступ к рынкам дольше, чем ожидали многие наблюдатели. Тем не мение, в конце концов он уступил рушащейся уверенности и объявил дефолт по своим долги в августе 1998г.

Обстоятельства финансового кризиса в России - особенно долг дефолт и трудности достижения политического соглашения о последовательном план спасения - вызвал потрясение в международной финансовой системе.В России месяцы после кризиса были довольно хаотичными, что привело к мрачные предсказания политической раздробленности и конца великой России экспериментируйте с рыночной экономикой. Банковская система была парализована, цены на активы упали, и инвесторы, как могли, направились к выходу. Как в после других финансовых кризисов во всем мире объем производства снизился, цены на товары, в том числе на товары первой необходимости, резко выросли, и многие миллионы семей, уязвимых для этих изменений, отступили - или дальше - в бедность.

Существует мнение, что кризисы - это необходимое зло, которое возможность отойти от традиционных способов ведения бизнеса. Это было безусловно, дело в том, что кризис оказал заметное благотворное влияние на Россию. и принес много изменений к лучшему. Россия действительно отскочила! И отскок был быстрее и сильнее, чем кто-либо мог предположить. в последние месяцы 1998 года. Сегодня, после четырех лет устойчивого роста, экономика находится на новых высотах, международные резервы на рекордном уровне, иностранные задолженность выплачивается досрочно, и Россия снова может использовать международные финансовые рынки, если он этого желает.Ожидания снова растут и Российский фондовый рынок снова демонстрирует лучшие результаты в мире.

Как следует относиться к этому последнему приливу оптимизма? На одном конце спектр, несколько неосторожное мнение о том, что недавно процветающая Россия освободился от тягот старой советской системы и теперь твердо возглавляет к тому, чтобы догнать и превзойти более успешные страны с переходной экономикой Центральной и Восточной Европы. На другом конце спектра более скептически настроенный точка зрения утверждает, что Россия остается страной, где разрушается инфраструктура, социальные услуги неадекватны, и по-прежнему широко распространена бедность и низкий продолжительность жизни.Скептики подчеркивают, что вновь обретенное процветание России объясняется высокими мировыми ценами на энергоносители и обильным запасом нефти и газовые ресурсы. Согласно этой точке зрения, Россия, как и многие другие страны, откроет для себя перед этим, что гораздо труднее, чем может показаться, передать богатство в ресурсах в хорошо сбалансированное долгосрочное экономическое и социальное развитие.

Цель этой книги - отделить часть пшеницы от плевел. это обсуждение.Еще раз взглянув на семена финансового кризиса и его последствия и характер недавнего "восстановления" России, оценивается в книге произошли ли необходимые фундаментальные изменения для защиты России экономический прогресс в более неблагоприятных внешних условиях низких цен на нефть. Может ли Россия производить товары и услуги, конкурентоспособные на мировом рынке? И, забегая вперед, каковы основные шаги политики, необходимые для обеспечения устойчивой и сбалансированный рост для следующего поколения?

Эта книга об экономической политике, но о политике и идеологической битве. лежат недалеко от поверхности на каждом этапе.Россия в поисках политического и экономическая идентичность неразрывно связаны, и, если экономический подъем было неожиданностью, а тем более политическим изменение. Растущее разочарование в неспособности бывшего президента Правительство Бориса Ельцина проводить реформистскую политику через Думу было неотъемлемая часть краха доверия в 1998 году. Последующее изгнание реформаторов с ключевых экономических постов, а затем и восхождение относительно неизвестного Владимира Путина к президентству изначально воспринимались как неблагоприятные для строительства рыночная экономика.Однако было наоборот. После поражения коммунистов и избрание более прореформенной Думы в конце 1999 г., Правительство президента Путина хорошо использовало свою парламентскую поддержку, чтобы приступить к по продуманной и амбициозной программе структурных реформ, направленных на создание более благоприятного инвестиционного климата для отечественных и зарубежных инвесторы. Президентство Путина знаменует собой период относительной политической стабильности это, несомненно, способствовало значительному экономическому прогрессу после кризиса.Часто повторяемая мудрость о том, что экономическое благополучие требует сильного и надежного правительство никогда не демонстрировалось так решительно, как в России во время последние несколько лет.

Путь к кризису

Семена финансового кризиса 1998 года в России лежат в выборе в середине 1990-х гг. набора инструментов политики, предназначенных для достижения макроэкономической стабильности, но без достаточно сильное правительство, чтобы сделать эти инструменты политики эффективными.Выйдя из постсоветского периода в 1994 году, Россия добилась хороших результатов. прогресс в создании базовой институциональной и законодательной базы для рыночной экономики. Крах старой системы и медленное приспособление к новому повлекло за собой большие издержки с точки зрения социальной дезорганизации, падения уровень жизни и неравенство в распределении доходов и собственности. Приоритетом - как политическим, так и экономическим - было снижение сохраняющийся высокий уровень инфляции, который в 1994 году все еще превышал 300 процентов.На символической картине того времени был изображен пенсионер, пытающийся продать хлеба (который они получали вместо пенсии) на покупку других предметов первой необходимости жизнь. Бартер по-прежнему преобладал в экономике, и денежная дисциплина рыночной экономики еще предстоит. Задолженности между фирмами были обычным делом, и концепция погашения долга была далека от устоявшейся и трудной для обеспечения соблюдения через правовую систему. Обуздание инфляции считалось важным как для нормализации процесса производства и обмена, так и для улучшения бедственное положение бедных.

Источником инфляции было правильно замечено отсутствие фискальной дисциплины - огромная дефицит государственного бюджета финансировался за счет кредитов Центрального Банк России. Таким образом, попытка снизить инфляцию в 1995 г. о сокращении вдвое бюджетного дефицита (относительно ВВП) и законодательном запрете центральный банк от предоставления рублей правительству на покрытие дефицита финансирование. Для дальнейшего повышения уверенности в решимости правительства держать под контролем рост денежной массы, правительство также обязалось сохранить обмен курс рубля по отношению к США.S. доллар, в заранее объявленном коридоре, со ставкой амортизации значительно ниже уровня инфляции. Таким образом, рост денег будет ограничено тем, что соответствует поддержанию обменного курса в пределах коридор. Принимая решение использовать обменный курс в качестве «номинального якоря» для денежно-кредитной политики, Россия последовала примеру ряда других стран который после серии неудачных попыток снизить инфляцию решил сдаться денежная независимость с целью восстановления уверенности в надежности обещания правительства.Что примечательно при рассмотрении международного опыта с принятием якорей обменного курса, в то время как немедленные результаты в целом благоприятны, долгосрочные последствия более неоднозначны. Успех привязки обменного курса в конечном итоге зависит от характера и гибкости экономики и, что особенно важно, может ли правительство "изменить свою (фискальную) пятна ", а также продолжает вызывать доверие к своей политике в более неблагоприятные периоды.Это различие между краткосрочными и долгосрочными последствиями якорей обменных курсов привели наблюдателей к выводу, что для большинства страны, оптимальное время, когда они могли бы упорядоченно выйти с якоря. Для России, как и для Аргентины в последнее время, споры, последовавшие за Кризис 1998 года был сосредоточен на том, будет ли упорядоченный отказ от обменного курса якорь (или, по крайней мере, движение штифта) было бы возможно и желательно впереди окончательный крах.

Ужесточение денежно-кредитной политики, поддерживаемое привязкой обменного курса, обеспечили в краткосрочной перспективе впечатляющее снижение инфляции и значительный повышение доверия к рублю. На силе добродетельного круга денежной дисциплины, повышения уверенности и устойчивого роста спроса на внутренние деньги, инфляция была снижена до менее 50 процентов в 1996 г. и до 15% к началу азиатского кризиса.

В этот период повышения доверия к денежно-кредитной политике Россия приняла полное преимущество резкого роста ликвидности на международных рынках капитала за счет разрешение иностранцам приобретать государственные бумаги. Значение проблема накопления долга была частично скрыта относительно сильным счет внешних текущих операций, рост валовых международных резервов, которые добавили к рыночной уверенности и повышению реального обменного курса. В течение этого периода, акцент был сделан на размере долга, который не казался по сравнению с международными и при докризисных обменных курсах - чрезмерно высоком по отношению к ВВП России.Тем не мение, недостаточное внимание уделялось высокой стоимости обслуживания долга, краткосрочным структура сроков погашения и влияние снижения обменного курса мог иметь по ситуации.

Однако основная проблема заключалась в том, что Россия явно не смогла изменить его пятна. Правительство не смогло справиться с фискальной проблемой. Масштабное уклонение от уплаты налогов и огромная утечка частного капитала продолжались даже в то время, когда Правительство мобилизовало обширное внешнее финансирование и дорогостоящий внутренний долг для финансирования его дефицита.Хотя было общепризнано, что это будет трудно укрепить финансовую дисциплину в преддверии выборов 1996 года, ожидалось, что победа г-на Ельцина на выборах принесет твердая решимость решать бюджетные проблемы. Однако эта надежда была разочарованы рядом факторов, в том числе плохим здоровьем президента, неоднократно перестановки в правительстве, все более враждебное противостояние между президентом Думы, в которой доминируют коммунисты, и серьезное ослабление федерального правительства. правоохранительные органы, особенно в отношении крупных налогоплательщиков промышленного и энергетического секторов и региональные правительства.

Неспособность решить фундаментальную проблему фискальной жизнеспособности заложена пострадал от кризиса в Азии, который, способствуя ослаблению товарных (особенно на нефть) цены - спровоцировали резкое и внезапное ухудшение ситуации в России. условий торговли и существенно увеличили стоимость доступа к нему, а также снизили приток с международных рынков капитала. Совокупное падение с точки зрения с середины 1997 г. до середины 1998 г. объем торговли составлял около 25 процентов, в годовом исчислении. обошлось платежному балансу России более чем в 20 миллиардов долларов, что составляет почти четверть экспорта.Столкнувшись с ухудшающейся ситуацией, Центральный банк России пришлось вмешаться, сильно продавая доллары, чтобы удержать обменный курс в пределах коридор. Сокращение вдвое валовых резервов в предкризисный год в августе, несмотря на продолжающийся большой приток из международных финансовых институтов, отражает степень ухудшения рыночных настроений.

Оглядываясь назад, можно утверждать, что привязка обменного курса нужно было отказаться раньше.Возможно, было окно возможностей для упорядоченного выхода из политики осенью 1997 г., в преддверии распада событий в Корее. Однако за пределами этой точки наблюдались явно сильные отрицательные последствия, которые предстоит нести, и контрфактический вопрос о том, сможет ли Россия мог бы избежать кризиса, если бы на этом этапе принял плавающую ставку ответить крайне сложно. Те политики и советники, которые близки к ситуация будет утверждать, с некоторым оправданием, что все еще существует хорошая возможность пережить азиатский кризис и избежать массовых сбоев в России, если бы правительство могло сохранить доверие и продвигаться вперед с необходимой фискальной корректировкой.Если бы не эта фискальная корректировка, это было бы не имели большого значения, если бы Россия вышла из привязки раньше - экономика, скорее всего, впала бы в цикл обесценивания, инфляции, и возобновление оттока капитала. Однако в случае политической нестабильности резко усилились в марте-апреле 1998 года в результате нового правительства перестановки и столкновение президента с Думой из-за выбора премьер-министра. Как и все годы, предшествовавшие кризису, правительство не мог надежно получить большинство в Думе в пользу ключевых экономических меры реформирования.Наиболее ярко это проиллюстрировалось, когда Дума отклонила основные фискальные меры, предложенные правительством в середине июля 1998 г. в рамках экономической программы, поддерживаемой МВФ.

Преодоление кризиса

Более подробное описание обстоятельств августовского кризиса 1998 г. и поразительное отсутствие последовательной политической реакции в оставшиеся месяцы того года приведена в главе 2. Правительство России подошло к финансовым кризис отличается от других стран, пострадавших от потери инвестора доверие и падение международных резервов.Помимо объявления повсеместная приостановка платежей по обслуживанию долга, в том числе по рублевым долга и внешних платежей частного сектора, а также принятие свободно плавающего обменный курс для сохранения оставшихся резервов, экономическая политика сосредоточена в основном по поддержанию работоспособности платежной системы. Эта последняя цель была достигнута. посредством вливания ликвидности в банки, позже дополненной переводом депозиты некоторых крупных проблемных банков в государственный Сбербанк.Политические разногласия между президентом и Думой упорядочены бюджетными пересмотр невозможен в 1998 году, хотя, столкнувшись с падением доходов, правительство прибегло к строгой системе управления денежными средствами, в которой не было процентов расходы резко упали в 1998 году. Но только в феврале 1999 года. что премьер-министр Евгений Примаков выступил с убедительным экономическим программа стабилизации, в основе которой лежит разумный бюджет на 1999 год, которую приняла Дума.

Отсутствие активной реакции макроэкономической политики в первые шесть месяцев после российского кризиса привел к относительно высокому номинальному обменному курсу корректировка и гораздо более высокий всплеск инфляции, чем в большинстве других стран которые пережили финансовые кризисы за последнее десятилетие. К февралю 1999 г. рубль потерял около 70 процентов своей стоимости по отношению к доллару - намного больший спад, чем в других кризисных странах, за исключением Индонезии (Рисунок 1.1). Вопреки общепринятому выводу, что высокий обменный курс амортизация, как правило, носит сдерживающий характер и приводит к более низким, чем ожидалось инфляции, потребительские цены в России очень резко выросли, при этом средняя инфляция около 90 процентов в 1999 г. (Рисунок 1.2). Что отличает российский опыт из других кризисных стран, похоже, была задержка макроэкономической политики реагирование и неизбирательное использование ликвидности для поддержки платежной системы. Опять же, Индонезия, которая также увеличила денежную базу в попытке поддержать свои банковская система, является единственным исключением из России в том, что касается инфляционного воздействие обеспокоено.

В то же время первоначальный коллапс производства, последовавший за августовским 1998 г. Кризис в России был не таким глубоким, как в большинстве других кризисных стран. И - счетчик к ожиданиям большинства наблюдателей - рост от первоначального спада был как быстрее и сильнее, чем в других кризисных странах. Относительная важность из различных факторов в объяснении быстрого роста выпуска был предмет многочисленных споров (описан в главе 2).На этом этапе мы бы сделали всего несколько ключевых моментов.

  • Во-первых, большая девальвация стимулировала импортозамещение на крупном шкала. Более того, последующее повышение реального эффективного обмена ставка после первоначального значительного обесценения была несколько более сдержанной в в случае России, чем в большинстве других кризисных стран (Рисунок 1.3), что есть, Россия был более успешным - по причинам, описанным ниже - в поддержании конкурентное преимущество и в продлении стимула к полученному результату от чистого экспорта.
  • Во-вторых, сильная реакция предложения конкурирующих с импортом секторов были бы невозможны без - пусть и скромной - реструктуризации и ужесточение бюджетных ограничений на уровне компаний, которые уже задолго до кризиса, отражая совокупное влияние структурных реформ предпринято в течение 199–298 гг.
  • В-третьих, положительное изменение условий торговли в результате роста цен на нефть дало дальнейший рост экономики с третьего квартала 1999 года.В то время как начало восстановления добычи предшествовало росту цен на нефть, рост нефти и газ доходы были важным элементом, который помог России быстро накапливать запасы и уменьшить его уязвимость. В то же время внутренние тарифы на электроэнергию были не увеличен, чтобы полностью отразить либо повышение мировых цен на энергоносители, либо повышение внутренние расходы, подразумевающие увеличение субсидирования энергии, что помогло снизить влияние кризиса.
  • Наконец, каналы, по которым обычно передаются удары в реальную экономику в кризисных ситуациях, то есть балансы финансовых учреждений и крупных предприятий с задолженностью - были меньше актуальна в случае России, чем в других более сложных развивающихся странах. рыночная экономика.Банки в России, помимо платежной системы, в основном неактуальны для реальной экономики. Таким образом, как только платежная система выдает были решены, Проблемы банковского сектора существенно не повлияли на рост. Не было Кредитный кризис. Воздействие на предприятия через их балансы было в целом скромные, поскольку относительно немногие из них имели значительные обязательства в иностранной валюте, не соответствует потокам доходов в иностранной валюте.

Посткризисная макроэкономическая и структурная политика

Что наиболее очевидно изменилось в России в результате кризиса, так это степень ответственности политиков и политиков за разработку и реализацию экономическая политика и, в частности, фискальная политика. Призрак кажущегося неуправляемый внешний долг и угроза неконтролируемой гиперинфляции оказал отрезвляющее воздействие, позволив мистеруПримакова добиться согласия от ранее упорная Дума о жестком бюджете на 1999 год. Главное, политический консенсус выкованные в то время в пользу бюджетной осторожности в последующие два года, произведя значительную фискальную корректировку в целом уровень правительства в размере 10 процентных пунктов ВВП с 1997 по 2001 год. Это достижение частично отражало более высокие доходы от нефти, но более половины корректировка была вызвана сокращением расходов по отношению к ВВП, особенно на региональном и местном уровнях (рисунок 1.4).

Хотя политический консенсус был явно необходим при утверждении ограниченных бюджетов, это также было ключом к разительному контрасту в реализации налогово-бюджетной политики. До кризиса политическое вмешательство в процесс налогового правоприменения в изобилии. Неспособность правительства наложить санкции на крупных налоговых правонарушителей сделали законодательные обязательства неактуальными для крупных налогоплательщиков, которые самостоятельно согласовывали платежи с налоговыми органами.Эти проблемы сбора налогов усугублялись неоднократным обращением к политике компенсации налоговой задолженности против расходов, особенно на региональном и местном уровнях, что стимулировало политически влиятельным предприятиям накапливать задолженность как средство принуждения государственный спрос на их товары и услуги, часто завышенный неявным Цены. Напротив, в посткризисный период, начиная с бюджета 1999 г., видел решительные усилия по обеспечению соблюдения налоговых требований крупными предприятиями отказ от практики использования налоговых зачетов на федеральном уровне.Эта последняя инициатива оказала большое положительное влияние на ограничение степени бартерных операций по всей экономике.

В бюджете 1999 г. удалось снизить уровень реальных государственных расходов, но за счет удержания социальных выплат и заработной платы значительно ниже инфляции. Это было неустойчиво, и после кризиса произошло некоторое восстановление реальных расходов. поэтому было неизбежно. К 2000 году, когда г-н Путин был назначен исполняющим обязанности президента, стали ощущаться последствия повышения цен на нефть, и бюджетно-налоговые политическая задача изменилась на не поддаваться сильному давлению потратить все непредвиденные доходы или позволить энергетическим компаниям уклоняться от налоговые обязательства.Основным успехом налогово-бюджетной политики в 2000 и 2001 годах было чтобы противостоять такому давлению. Этому результату на техническом уровне способствовало большее центральный контроль над финансами региональных и местных органов власти, в то время как большая доля налоговых поступлений направлено через федеральный бюджет. Политически расходы сдержанность оправдывалась аргументом, что необходимо экономить ресурсы для покрытия резкого скачка планового обслуживания долга в 2003 году. Таким образом, непроцентные расходы позволили расти, но не так быстро, как накапливались нефтяные доходы, и были достигнуты значительные бюджетные профициты.

В то время как достоинства осмотрительной фискальной политики являются одним из наиболее важных уроков Кризис все еще не решен, можно ли его выдержать. В Бюджеты на 2002 и 2003 годы предусматривали более заметное ослабление правительственных обязательств. расходы, отражающие существенное увеличение реальных расходов на текущие такие статьи, как заработная плата и пенсии, и очень мало для более высоких расходов, связанных с реформой и инвестиции. Кроме того, немного снизились налоги на неэнергетику. в процентах от ВВП, что отражает влияние налоговых реформ.Ясно сильный аппетит среди политиков к дальнейшему снижению налогового бремени. В то время как налогово-бюджетная политика остается под контролем, с небольшим профицитом, предусмотренным в бюджете 2003 г. потребуется твердая политическая решимость, чтобы противостоять дальнейшему сползанию в форма либо более высоких текущих расходов, либо дальнейшего существенного сокращения в налоговой нагрузке. В противном случае бюджетные преобразования последних лет могут так же быстро быть обращенным вспять перед лицом падения цен на нефть или замедления в росте.

Фискальная сдержанность перед лицом растущих доходов от нефти позволила правительству для быстрого восстановления международных резервов при замедлении роста реального курса рубля. Накапливая государственные депозиты, которые в значительной степени компенсировать денежно-кредитные эффекты массовых покупок центральным банком в валютного рынка, правительство в некотором смысле имитировало операции успешного нефтяного стабилизационного фонда. По сравнению со стабилизационным фондом, однако правительство сохраняло полную свободу действий в отношении уровня сбережений. и поэтому в каждом годовом бюджете сталкивался с деликатной проблемой прогнозирования цен на нефть на ближайший год.К счастью, как в 2000, так и в В 2001 году цены на нефть превысили прогнозы, а с учетом роста и инфляции также повысились чем ожидалось, профицит бюджета оказался намного больше, чем первоначально целевой.

Этот профицит бюджета освободил Центральный банк России от необходимости проводить более активную денежно-кредитную политику. В результате основная цель Центральный банк в течение большей части посткризисного периода должен был накапливать резервы и предотвратить номинальное укрепление рубля, несмотря на большой объем текущих операций. излишки.Снижение инфляции было важной, но второстепенной задачей. Цели роста денежной массы обычно превышались из-за большой рентабельности (таблица 1.1). К счастью, спрос на деньги также рос гораздо быстрее, чем ожидалось. в этот период, когда доверие к рублю и банковской системе восстановилось от минимумов, достигнутых после кризиса. В результате, несмотря на превышение денежной роста, было достигнуто постепенное снижение инфляции, хотя и менее быстрыми темпами. чем намечено.

Таблица 1.1. Основные денежно-кредитные показатели
1997 1998 1999 2000 2001 2002

(в процентах)
Рост ВВП 1.4 5,3 6,3 10,0 5,0 4,3
Инфляция (на конец периода) 11,0 84,5 36,6 20,1 18,6 15,1
Рост денежной массы 1
Цель 2230 1826 2125 2734 2428
Результат 20 57 62 40 32
Международные резервы
(Миллиарды U.Долларов)
17,8 10,9 12,4 27,9 34,5 47,8

Источники: официальные органы России; и оценки персонала МВФ.
1 М2 от ЦБ РФ "Основные положения Государственная комплексная денежно-кредитная политика »на соответствующие годы.

Таким образом, выявленное предпочтение центрального банка заключалось в том, чтобы ошибаться на стороне разрешить реальное повышение обменного курса - то, что они знали было неизбежно после резкого обесценивания в 1998 г. относительно высокая инфляция (по сравнению с конкурентами), а не за счет номинальной укрепление рубля.Они также считали, что благодаря этому выбору они может достичь более постепенного реального повышения, чем это могло бы произойти, если бы они позволили номинальной ставке повыситься. Это трудно доказать, один так или иначе. Однако, учитывая сложность прогнозирования процесса ремонетизации и неуверенности в устойчивости восстановления добычи, поддержка центральным банком стратегии роста правительства через обесценивание курс рубля к доллару, обеспечивая при этом нисходящую траекторию инфляции было возможно, уместно - по крайней мере, до 2001 года.Однако рост цен по-прежнему находится в диапазоне 1525 процентов, что значительно превышает показатели торговых партнеров. ставки - покидая Россию в конце этого периода, все еще имея задачу снижение инфляции до однозначных цифр - задача, которая оказалась сложной для многих других развивающихся стран и стран с переходной экономикой.

Таким образом, несмотря на сильную фискальную корректировку, фундаментальное давление на невозможно было полностью сопротивляться укреплению рубля в реальном выражении чрезвычайно сильного платежного баланса.К концу 2002 г. реальная эффективная обменный курс повысился до уровня лишь примерно на 20 процентов ниже докризисного уровень (рисунок 1.5). В качестве первоначального конкурентного преимущества от амортизации умеренный, основной импульс и движущая сила экономического роста изменился с чистого экспорт для внутреннего спроса и, в частности, для устойчивого внутреннего потребления. Экономика продолжала расти, но для политиков и политиков это очевидно. как наблюдатели, так и полагая, что зависимость от потребления не является прочной основой для создания устойчивые высокие темпы экономического роста, необходимые для того, чтобы догнать более продвинутых страны с переходной экономикой.Более того, рост был узкопрофильным, движимым естественными ресурсные и тесно связанные секторы, в то время как экспорт, не связанный с энергетикой, и инвестиции застопорились. Действительно, с самого начала президентства Путина это было признано, что несмотря на то, что в российской экономике произошли кардинальные изменения, по сравнению с советскими временами устойчивый рост в будущем будет зависеть от производительности увеличения, которого невозможно было бы достичь без программы широкомасштабных структурных реформы, необходимые для создания более динамичной рыночной экономики.

В докризисный период и сразу после кризиса, структурные реформы в основном были приостановлены. Однако с усилением прореформенных партий на выборах в Думу в конце 1999 г. началась подготовка перестроить экономику на широком фронте. К 2001 г. первые плоды этого Инициатива начала проявляться, и в течение этого года наблюдалось впечатляющее ускорение структурных реформ, хотя с учетом длительных периодов реализации и важная синергия с другими реформами, которые еще не были реализованы, еще слишком рано судить об эффективности этих мер.Как описано в подробно в главах 3 и 4, смелые налоговые реформы, включая снижение и объединение налоговые ставки и отмена льгот, полностью пересмотрели предыдущие произвольные и иррациональная налоговая система, которая дает России фиксированный 13-процентный подоходный налог, что значительно снижает ставка налога на прибыль и значительно упрощенная система. Были начаты правовые реформы, направлена ​​на коренное преобразование судебной системы, с изменениями в экономическая сфера, предполагающая разделение уголовного и коммерческого процессов и значительно улучшенные арбитражные процедуры.Трудовой и земельный кодексы советской эпохи были заменены, поставив на прочную правовую основу частную занятость и продажу и право собственности на землю. Дерегулирование сократило количество лицензируемых видов деятельности, стремились ограничить навязчивые проверки со стороны коррумпированных чиновников и регистрировали новых предприятий - одноэтапный процесс, а новая пенсионная система полностью финансируемый частный компонент. В финансовой сфере законодательная база был усилен банковский надзор и борьба с отмыванием денег, и было некоторое ограниченное дерегулирование валютной системы.

Прогресс структурных реформ в 2002 году значительно замедлился. весенняя сессия Госдумы в том году приняла законопроекты о реформе в нескольких важных такие области, как новый закон о банкротстве, закон о сельскохозяйственных землях и т. д. пенсионные реформы - некоторые другие запланированные реформы были отложены и противодействие к реформам - особенно к вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО) и реструктуризация естественных монополий - стало громче. Перспектива парламентского выборы 2003 г. и президентские выборы 2004 г. политическая воля продвигать реформу законодательства, хотя президент Путин продолжал призывать к структурным изменениям, особенно в отношении к реформе государственной службы, и временами выражал недовольство правительством министров из-за отсутствия амбиций в экономической программе и прогнозах роста.

Вызовы впереди

Ускорение реформ в 200102 году на фоне осмотрительных макроэкономической политики, что быстро привело к большему доверию среди финансовых инвесторы. Спреды по российским облигациям значительно сузились, а российские акции превзошли большинство других рынков. Международные резервы - почти 50 миллиардов долларов на конец 2002 года - рассматриваются не только как удобная подушка. против временного неблагоприятного развития событий, но также и в той мере, в которой политики с пространством для маневра перед лицом более постоянных потрясений.Точно так же Россия внешний долг - около 40 процентов ВВП - больше не рассматривается как основной источник уязвимости, особенно в связи с тем, что соглашения о реструктуризации привели к благоприятной структуре сроков погашения на период до 2030 года. выражаются опасения, что продолжительный период очень низких цен на нефть ставят под угрозу перспективы роста, рынок считает, что краткосрочные риски для Россия пока довольно скромная.

Наиболее ярким отражением этого суждения является то, что тенденция частного капитала потоков платежного баланса - в течение многих лет в них преобладали массовые отток капитала - похоже, изменил курс в 200102 г., с значительное сокращение оттока и всплеск притока, в том числе более высокий заимствования и перераспределение активов крупными государственными и частными предприятиями России. корпорации (рисунок 1.6). Платежный баланс оказывает давление на рубль. Таким образом, цена увеличилась, отражая давление на текущий счет со стороны относительно продолжительный период высоких мировых цен на энергоносители и, в последнее время, давление на счет движения капитала.

Оборот счета операций с капиталом отражает два различных фактора, оба из которых основаны на представлениях о политической стабильности и низком вероятность дефолта. первых из этих факторов является существенным разница в процентных ставках между российскими и мировыми финансовыми активами, которая, в сочетании с ожиданием того, что обменный курс не будет обесцениваться много, представляет собой очень выгодную возможность для тех, у кого есть доступ к русскому языку финансовые активы. секунды и, возможно, более важный фактор: улучшение инвестиционного климата и переоценка перспектив роста что было вызвано недавно реализованными или ожидаемыми структурными реформы. На данном этапе нет полной информации о природе новые притоки капитала, но они, по всей видимости, в основном Например, к финансовым активам. Решающий вопрос - на который ответ пока неясен - в какой степени более высокий частный капитал приток капитала приведет к значительному увеличению производственных инвестиций.Разумеется, потоки капитала следует приветствовать, поскольку они вносят свой вклад в производственный потенциал экономики. Однако, если они этого не сделают (и учитывая отсутствие развитой финансовой системы, возможно, и нет), то наращивание краткосрочные иностранные претензии в конечном итоге будут дорогостоящими и просто увеличат трудно справиться с будущими неблагоприятными изменениями внешней среды.

На этом фоне российские политики, стремясь сохранить здоровые рост и стимулирование инвестиций и занятости в ненефтяном секторе экономика - сталкиваются с рядом фундаментальных компромиссов.В макроэкономической области, необходимо сделать критический выбор в отношении

  • желательные темпы дальнейшего снижения инфляции;
  • степень защиты конкурентоспособности ненефтяного сектора эффективно замедляя реальное укрепление рубля; и
  • степень, в которой приток капитала необходимо регулировать или контролировать.

Решение этих вопросов, а также конъюнктуры мировых энергетических рынков - в в частности риски, связанные с резким падением цен на нефть - будут эффективно определять направление фискальной, денежно-кредитной и курсовой политики в ближайшие годы.

По первому из этих вопросов - снижению инфляции - российские политики не оспаривайте достоинств обеспечения низкого и устойчивого уровня инфляции. Этот правильно рассматривается как решающий элемент в продвижении к более инвестиционной рост. Они также осознают риск того, что отсрочка снижения инфляции до низкого уровня инфляционные ожидания могут закрепиться, увеличивая затраты в виде потерянного производства на последующие усилия по дезинфляции.Тем не менее, в прошлом политики придавали второстепенное значение этому объективно, опасаясь, что слишком быстрая дезинфляция приведет к краткосрочным негативным последствиям. влияние на рост. Более того, инфляция вызвала небольшое политическое беспокойство. до тех пор, пока он не превысит 2025 процентов. Таким образом, денежно-кредитная политика имели тенденцию проявлять пассивность в борьбе с инфляцией, и вместо этого преобладали цели накопления резервов и предотвращения номинального удорожания рубль.Возможно, подход, которого придерживался Центральный банк России, разрешил реальное укрепление рубля будет происходить за счет инфляции, а не за счет номинальных колебаний обменного курса, было оправданным политическим выбором, учитывая несовершенные Информация. И действительно, устойчивое снижение инфляции было достигнуто при эта политика. Однако забегая вперед, ситуация, по всей вероятности, вызовет для более активной дезинфляционной денежно-кредитной политики, особенно если баланс платежного давления со счетов текущих операций и операций с капиталом сохраняется.Важно отметить, что директивным органам необходимо учитывать тот факт, что давление на рубль, которое возникают из-за непокрытого процентного паритета, могут быть частично уменьшены (и уязвимость к будущему сокращению бегства капитала), если инфляция и номинальные процентные ставки могут быть сниженным ближе к мировому уровню, чтобы предотвратить чрезмерный приток капитала.

Принимая во внимание текущую структуру банковской системы и ограниченные внутренний рынок облигаций, способность центрального банка эффективно стерилизовать его покупка иностранной валюты ограничена.Кроме того, стерилизованное вмешательство сопротивление номинальной оценке обходится дорого и в конечном итоге оборачивается саморазрушением, поскольку более высокие процентные ставки, связанные со стерилизацией, как правило, привлекают больше притоков. Эти факторы означают, что при сохранении платежного баланса чтобы укрепиться, центральный банк в какой-то момент столкнется с выбором между принятием номинального повышения курса рубля и принятием более высокой инфляции. Экономические аргументы в пользу первого курса кажутся вескими, но на практике существует значительный риск того, что политики слишком поздно отреагируют на инфляционные давление, особенно учитывая очевидную терпимость общества к умеренной инфляции и противодействие мощного промышленного лобби номинальному усилению рубля.Однако сохранение относительно высокой инфляции закончится. в среднесрочной перспективе, наносят серьезный ущерб развитию ненефтяной сектор.

В центре внимания политиков справедливо стоит реальной стоимости рубля. В долгосрочной перспективе реальный обменный курс определяется реальными экономическими факторами - обычно темпы роста производительности в стране по сравнению с ее конкурентами и мировые цены на основные экспортные товары - в случае России, особенно цены на нефть и газ. 1 Денежно-кредитная политика в целом неэффективна во влиянии на реальный обменный курс в чем-либо, кроме краткосрочного. Однако налогово-бюджетная политика может иметь более длительное воздействие при жесткой налогово-бюджетной политике. обычно считается эффективным средством противостояния давлению в пользу реального повышения курса. С сильным ожиданием значительного профицита платежного баланса в ближайшее время. несколько лет вероятна тенденция к повышению реального курса, возможно, со скоростью превышающий рост производительности, который может быть достигнут за тот же период.Хотя этой тенденции нельзя и не следует полностью противодействовать, власти могут замедлить реальную оценку, но их способность делать это в корне зависит о позиции фискальной политики и, в частности, о формировании будущего бюджетные профициты. Учитывая уже произошедшую потерю конкурентоспособности после кризиса прагматичный подход для российских политиков сейчас был бы проводить политику, направленную на минимизацию разницы между ставкой реальное укрепление рубля и прогнозируемый рост производительности в экономике.Однако это, вероятно, будет означать, что по ряду различных предположений, необходимость сохранения профицита бюджета в течение следующих 45 лет. Только в в случае значительного и устойчивого снижения цен на нефть, сопровождаемого изменение направления потоков частного капитала привело бы к значительному сокращению фискальной излишек быть оправданным.

Основная проблема с такими советами заключается в том, что с политической точки зрения это будет очень сложно. чтобы противостоять давлению расходов, если цены на нефть останутся высокими, особенно с учетом приближение выборов 2003 и 2004 годов.Недавняя практика экономии «непредвиденные доходы» от нефти помогли замедлить потерю конкурентоспособности от обесценения 1998 г., но профицит бюджета 1999-2002 гг. рационализированы не на этих основаниях, а как средство экономии ресурсов для удовлетворения всплеск обслуживания долга в 2003 году. Это уже не актуальный аргумент, и директивные органы, если они хотят придерживаться подхода поддержания профицита бюджета, нужно будет предоставить другое обоснование.Предложение об учреждении официального нефтяной стабилизационный фонд - один из путей к достижению политического консенсуса за консервативную фискальную политику, которая будет лучше всего служить России в лицо сильного давления на платежный баланс. Такие предложения следует приветствовать при условии работа такого фонда должным образом интегрирована с общей налогово-бюджетной политикой, управляемый с прозрачностью и подотчетностью, а также использование ресурсов из фонд подлежит демократическому контролю.

Третьим важным вопросом макроэкономической политики для российских политиков является как бороться с притоком капитала. Устойчивый приток капитала - если он чувствительны к процентным ставкам - порождают указанную выше политическую дилемму, в том, что номинальному повышению невозможно противостоять долгое время через только стерилизованное вмешательство. Основной ответ макроэкономической политики к чрезмерному притоку капитала следует, как указано выше, ужесточение налогово-бюджетной политики. в сочетании с повышением номинального обменного курса для снижения инфляции.Однако помимо проведения фискальной и курсовой политики есть некоторые дополнительные шаги, которые будут важны для того, чтобы Россия сохранила гарантии против уязвимости, которые он создал после кризиса 1998 года. Важно будет внедрить комплексную систему мониторинга со специальными внимание уделяется также внешним заимствованиям органов местного самоуправления как государственные, так и квазигосударственные предприятия. Централизованный контроль над различными формы государственных или гарантированных государством внешних заимствований, включая дискреционные количественные ограничения по мере необходимости должны поддерживаться и применяться в строгий манер.Для частных внешних заимствований, как минимум, полная информация необходимо собрать и опубликовать. И в той мере, в какой такие заимствования осуществляется через внутреннюю банковскую систему, это будет важно для обеспечения целесообразности и эффективности реализации пруденциальных правила, регулирующие балансовые и внебалансовые риски коммерческих банков. Есть и другие возможные ответные меры политики на чрезмерный приток капитала - для Например, введение ограничений притока в чилийском стиле или других нормативных инструменты.Однако большинство подобных мер, как правило, эффективны только на временная основа и ее следует рассматривать только в том случае, если проблема нестабильности приток капитала значительно ухудшается.

Более важным фактором на данном этапе является обеспечение того, чтобы капитал потоки переводятся в новые инвестиции и поддерживают рост производительности. В более общем смысле, политика должна поощрять рост на широкой основе, чтобы уменьшить зависимость от нефти и, таким образом, ограничивают риски снижения, связанные с будущим падением цена на нефть.Это будет зависеть от способности правительства поддерживать и расширять прогресс, достигнутый в структурных реформах, особенно тех, которые необходимы для уменьшить грозные барьеры, которые в настоящее время стоят на пути как иностранных и внутренние инвестиции. Структурные изменения, начатые в Руководство президента Путина было хорошо принято, и инвестор стал лучше настроения, но они указали на три факта. Первый , там должно не следует ожидать немедленного прямого воздействия на рост.Законодательство одного, безусловно, недостаточно, поскольку многие структурные реформы требуют поведенческих изменения, которые требуют времени, и на начальных этапах часто большой разрыв между законодательным намерением и фактической реализацией. Медленный прогресс в проведении реформ вызвала некоторое разочарование в России и сосредоточила внимание к необходимости ускорения реформ государственной службы и судебной системы, как предпосылки эффективности других структурных изменений.Оба Однако эти реформы признаны сложными и долгосрочными задачами. Второй , многие структурные реформы в повестке дня правительства взаимосвязаны и дополнительные. Как ни странно, недавние достижения также привлекли внимание насколько обширен список незавершенных реформ, которые считаются необходимыми для поощрение частных инвестиций. Часто можно услышать аргумент, что для достижения существенные результаты, необходима «критическая масса» реформ.Несмотря на то что такое понятие трудно определить с какой-либо точностью, Россия широко распространена. считается, что до этого осталось несколько лет. Третий , набирая политический консенсус требует времени, а у Думы ограниченное время для рассмотрения очень сложные и технические вопросы. Реформы, следовательно, должны проводиться ловко. вводится поэтапно с заранее подготовленной политической почвой, в том числе на местном уровне, где реформы действительно реализуются.На в то же время противодействие реформам, особенно со стороны промышленников с рыночные позиции для защиты, стал более изощренным, лучше организованным, и более влиятельные.

Принимая во внимание эти соображения, неудивительно, что реформы уже принятые сделали относительно немного, чтобы преодолеть барьеры на пути к новым инвестиции. Российская экономика по-прежнему сильно зависит от нескольких крупных предприятий. чей основной бизнес - добыча природных ресурсов.Действующие компании в других секторах часто могут полагаться на монополистические рыночные позиции, чтобы получать чрезмерно высокую прибыль, защищенную от конкуренции и давления с целью развития новые продукты. Ограниченное расширение неэнергетического экспорта, даже при очень высокой обесценившийся обменный курс после кризиса указывает не только на отсутствие опыта и ограниченного знания зарубежных рынков, но и к отсутствию внутренней конкуренции. Опыт других стран с переходной экономикой показывает, что важным компонентом достижения быстрого и устойчивого роста является появление новых малых и средних предприятий.Но доля таких число динамично развивающихся предприятий в России остается очень низким и не демонстрирует никаких признаков роста. Из этого следует вывод, что, хотя краткосрочная отдача должна не следует ожидать, реформы должны быть направлены на решительное улучшение того, что остается очень негостеприимным инвестиционным климатом для новичков - внутренние и иностранные инвесторы.

Множество формальных и неформальных препятствий для создания новых предприятий и различные способы, которыми экономическая система продолжает отдавать предпочтение действующему президенту, часто неэффективные, предприятия в целом хорошо известны. 2 Преодолеть В этих проблемах приоритет должен быть отдан государственной службе и административным реформы, реформа естественных монополий, снижение торговых барьеров и развитие банковской системы и финансовых рынков.

Возможно, самым большим препятствием для новых предприятий остается исключительно навязчивая роль правительства в России, особенно на региональном и местном уровнях. Несмотря на недавние меры по дерегулированию, широко распространенная система государственного управления требования к лицензированию, проверке и авторизации позволяют коррумпированным бюрократам и у политиков есть широкие возможности для получения непомерных взяток с тех желающие создать новый бизнес или не допустить новых конкурентов.Дерегулирование должен продолжаться, но будет иметь ограниченное влияние, если не будет сопровождаться государственной службой и административные реформы. Прошлый опыт показывает, что без смелого масштабирования поддержки и рационализации власти на всех уровнях, коррумпированные чиновники будут найти способы получения высокой ренты от деятельности, которая даже после дерегулирования останется при условии их одобрения и разрешения. Большие увольнения, много более высокие зарплаты для тех, кто остается на государственной заработной плате, отмена дублирование государственных функций и полное устранение многих функций должен быть одним из ключевых элементов таких реформ.

Цены, взимаемые естественными монополиями, особенно в сфере электроэнергии, газа, и железнодорожный сектор - влечет за собой высокие субсидии, которые удерживают неэффективные предприятия в живых. Субсидии часто предоставляются на дискриминационной основе, в пользу крупные действующие предприятия за счет новичков. Энергетические субсидии особенно серьезная проблема. Россия унаследовала много неэффективных, энергоемких предприятий, отражая тот факт, что обильные запасы энергоресурсов привели к стратегии индустриализации в Советском Союзе, которая способствовала предприятия, мало заботящиеся о ценах на энергоносители.Постепенное увеличение энергии цены необходимы, чтобы заставить такие предприятия реструктуризоваться. Хотя естественный сами монополии расточительны, опасения, что более высокие доходы уменьшат давление на монополии с целью реструктуризации не должно задерживать рост цен. Вместо этого следует облагать налогом более высокие доходы, если их эффективное использование не может будь уверен. Помимо роста цен, реформы естественных монополий должны вовлекать приватизацию потенциально конкурентоспособных видов деятельности и реструктуризацию естественно монополистических функций, которые должны оставаться в ведении правительства контроль.Такие реформы должны идти рука об руку с давно откладывающимися коммунальными реформами. что потребует существенно более высоких цен для большинства потребителей, чтобы для увеличения окупаемости с очень низких уровней - особенно для отопления и жилье - для обеспечения соответствующих расходов на содержание в этих областях, вместе с целенаправленной поддержкой доходов для людей с самыми низкими доходами.

Снижение импортных барьеров - особенно эффективное средство принуждения Российские предприятия должны реструктурироваться, подвергая их конкурентному давлению.Поскольку членство в ВТО стало политическим приоритетом, перед властями стоит задача состоит в том, чтобы противостоять попыткам предприятий отсрочить такое давление, призывая неоправданно длительные переходные договоренности. Принятое в конце 2002 г. решение запретительно высокие тарифы на ввоз подержанных автомобилей - пример трудностей правительство пытается противостоять такому давлению. Призывает к защите, даже секторы белых воротничков, такие как страхование и финансы, получают сочувствие слышать от некоторых официальных лиц.Либерализация торговли - это область, в которой власти будет возможность, по секторам, значительно повысить конкурентоспособность давление по мере приближения членства в ВТО.

Отсутствие хорошо функционирующей банковской и финансовой системы, которая эффективно промежуточное звено между сбережениями и эффективными инвестиционными возможностями занимает центральное место к мнению скептика, что Россия не сможет преобразовать свой богатый капитал природных ресурсов в широкомасштабный экономический рост.И всесторонний рост требуется, если экономика хочет уменьшить свою зависимость от нефти. Разработка На создание здоровой банковской системы потребуется много времени, поскольку она зависит от фундаментальных факторов. улучшение корпоративного управления и способность обеспечивать выполнение юридических контрактов. Но правительство должно начать с реформирования все еще доминирующих государственных банков. Опыт других стран показывает, что такое доминирование означает, что доступный ресурсы, как правило, направляются в основном крупным традиционным предприятиям, за счет новых предприятий.

Эти реформы, более подробно описанные в главе 3, представляют собой сильную проверка решимости правительства изменить структуру экономики. В гораздо большей степени, чем это было в случае принятых и осуществленных реформ до сих пор реформы, которые еще предстоят, будут дорогостоящими для тех, кто непосредственно затронут. Бюрократы, коррумпированные чиновники и, что немаловажно, компании, извлекающие выгоду из клановый капитализм будет решительно сопротивляться реформам государственной службы и административным реформам, реструктуризация монополий и снижение импортных барьеров.Многие отрасли уже выступают против членства в ВТО, а местные губернаторы заняты мобилизация оппозиции реформам в электроэнергетике, что лишить их основного механизма предоставления квазифискальных субсидий привилегированным предприятия. Коммунальные реформы будут болезненными для большинства населения, даже с обеспечением социальной защиты для наиболее нуждающихся.

Без прогресса в структурных реформах России будет трудно добиться устойчивого и сбалансированного роста в долгосрочной перспективе.Это не для того, чтобы говорят, что российская экономика обязательно вернется в стадию стагнации, если реформы реализуются быстро. С устойчивым и постепенным прогрессом в эффективном внедрение, разумные темпы роста и растущий коэффициент инвестиций могут быть достигнуто, учитывая совокупное влияние реформ на инвестиционный климат на сегодняшний день сохраняющиеся профициты нефтегазового сектора и выгодные эффекты политической стабильности. Есть еще большие возможности для улучшения в производительности, которая может быть достигнута при умеренном увеличении инвестиций.Однако для того, чтобы Россия полностью раскрыла свой потенциал, необходимы более глубокие реформы. стимулировать новые предприятия малого и среднего бизнеса, чтобы обеспечить страну новый динамизм.

Список литературы

Бродман, Гарри Г., 2002, "Региональные измерения барьеров для бизнеса" Сделки в России: Обзор »в Раскрытие делового потенциала России: Уроки регионов для создания рыночных институтов, Обсуждение Всемирного банка Бумага No.434, изд. Гарри Г. Бродман (Вашингтон: Всемирный банк).

Классенс, Стийн и Эсен Ульгенерк, 2002 г., «Корпоративные финансы в России. Регионы: ограничения спроса и предложения », в № , раскрывая бизнес в России. Потенциал: уроки регионов для создания рыночных институтов, World Дискуссионный документ банка № 434, изд. Гарри Г. Бродман (Вашингтон: Мир Банк).

Спатафора, Никола и Эмиль Ставрев, 2003, "Равновесный реальный обмен" Ставка в стране-экспортере сырьевых товаров: пример России », Рабочий документ МВФ. 03/93 (Вашингтон: Международный валютный фонд).


1 См. Спатафора и Ставрев, 2003.
2 Каталог барьеров, сдерживающих инвестиции, на основе всеобъемлющего обследование предприятий, приведенное в двух недавних исследованиях сотрудников Всемирного банка (см. Broadman, 2002, и Claessens, Ulgenerk, 2002).

Дефолт по российским облигациям / крах рубля - Финансовые скандалы, негодяи и кризисы

Центральный банк России.«Международные резервы Российской Федерации».

Чиодо, Эббигейл и Майкл Овьянг. 2002. «Пример валютного кризиса: российский дефолт 1998 года». Федеральный резервный банк Сент-Луиса (ноябрь / декабрь).

Шанс, Клиффорд. «Хронология российского финансового кризиса 1998 года». Американско-русский юридический институт.

Домбровски, Марек.1995. «Причины обвала рублевой зоны». Исследовательский фонд CASE, Центр социальных и экономических исследований, Варшава (ноябрь).

Данжи, Марди, Рене Фрай, Бренда Гонсалес-Эрмосильо и Вэнс Мартин. 2002. «Последствия международного заражения от российского кризиса и близкого к краху LTCM». Рабочий документ Международного валютного фонда WP / 02/74 (апрель).

Фишер, Стэнли.«Российская экономика в начале 1998 года». Международный Валютный Фонд.

Гилман, Мартин. 2010. Нет прецедентов, нет плана: дефолт России 1998 года . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Надмитов Александр. 2004. Реструктуризация российского долга: обзор, структура долга, уроки дефолта, проблемы конфискации и предложение МВФ по SDRM .Кембридж, Массачусетс: Гарвардская школа права.

Одлинг-Сми, Джон. «МВФ и Россия в 1990-е годы». Международный Валютный Фонд. 2004 г.

Перотти, Энрико. 2002. «Уроки российского кризиса: экономика мягких юридических ограничений». Международные финансы , т. 5, вып. 3 (ноябрь).

Пинто, Брайан; Хара, Хоми; Улатов, Сергей.«Анализ российского кризиса 1998 года: основы и рыночные сигналы». Институт Брукингса; Всемирный банк. Январь 2001г.

Пинто, Брайан и Сергей Улатовы. 2010. «Финансовая глобализация и российский кризис 1998 года». Всемирный банк. Рабочий документ исследования политики 5312 (май).

Попов, Владимир. 2000. «Уроки валютного кризиса в России и других странах.” Проблемы переходного периода в экономике , vol. 43, № 1: 45–73.

Quandl. «Ежедневная спотовая цена на нефть Brent в Европе на условиях FOB».

Рош, Каллен. «Российский дефолт - что случилось?» Прагматический капитализм. 12 декабря 2011г.

«Россия дает рублю упасть». 1998. CNN Money (17 августа).

«Российские облигации достигают уровня дефолта в связи с приближением кризиса». 1998. Euroweek (14 августа).

«Российский кризис 1998 года». Рабобанк. 16 сентября 2013г.

«Хронология паники». Линия фронта .

Обзор за 1998 год: экономический коллапс в России

Москва, 18 декабря 1998 г. (RFE / RL) - Экономический ландшафт России в конце 1998 г. был безрадостным.После августовского финансового краха казна правительства практически опустела. Нет денег на обслуживание кредитов, взятых на выполнение основных государственных обязательств. Не хватает денег и на выплату зарплаты и пенсий неимущему населению России. Инфляция продолжает расти.

Осторожно оптимистичные экономические прогнозы на следующий год, опубликованные новым правительством премьер-министра Евгения Примакова, были раскритикованы как политически мотивированные. Критики говорят, что прогнозы нацелены на привлечение столь необходимой западной финансовой помощи и успокоение разочарованных избирателей внутри страны.

Примаков говорит, что его правительство хочет восстановить как иностранное, так и внутреннее доверие к экономике и финансовой системе России, разрушенное после августовского кризиса. Но экономические аналитики считают, что недавно подготовленный правительством проект бюджета на 1999 год нереалистичен. Они говорят, что это предполагает, что Россия получит новые займы от Международного валютного фонда и других международных организаций, хотя официальные лица МВФ неоднократно указывали, что никаких дополнительных денег не будет предоставлено до тех пор, пока Россия не разработает надежный план восстановления экономики.

Законодатели готовы помогать правительству Примакова в таких масштабах, о которых они раньше не показывались. Но и многие из них тоже сомневаются в проекте бюджета. Вице-спикер Госдумы Владимир Рыжков говорит, что бюджет может «рассыпаться, как замок из песка».

В августе реформистское правительство бывшего премьер-министра Сергея Кириенко привело к собственному падению, девальвировав рубль, объявив дефолт по некоторым долгам и введя 90-дневный мораторий на выплаты по внешнему долгу.За пять месяцев пребывания у власти правительство Кириенко предприняло несколько отчаянных попыток предотвратить катастрофу. Кириенко неоднократно заявлял, что Россия должна наконец научиться, по его словам, «жить своими средствами». Но лозунг был проигнорирован, когда жестокая политическая борьба, подогреваемая финансовыми магнатами с влиятельными политическими связями, начала усиливаться вместе с экономическим кризисом.

Впоследствии Россия объявила дефолт по казначейским векселям и облигациям с номиналом в 281 000 миллионов рублей. (Это было эквивалентно 43 миллиардам долларов в августе, а к концу года - почти 14 миллиардам долларов, поскольку рубль упал с шести до почти 21 за доллар.После финансового коллапса банковский сектор России потерял ликвидность, выплаты и зарплаты были заблокированы, и многие россияне, которые робко начали доверять своим банкам, потеряли свои сбережения.

За одну августовскую неделю исчезло не только реформистское правительство, но и фондовый рынок. За две недели рубль потерял две трети своей стоимости. Многие берега страны превратились в пустые стеклянные крепости. Других спасает новое правительство, не обращая внимания на убытки частных вкладчиков.

В следующем году, по мнению аналитиков, Россия может объявить дефолт по невыплаченным платежам на сумму 17,5 млрд долларов по своему внешнему долгу, включая около 1,7 млрд долларов по еврооблигациям. Это сделало бы его первой страной в мировой истории, которая объявит дефолт по гарантированным государством ценным бумагам, проданным за границу.

Правительство и МВФ продолжают переговоры о том, сможет ли Москва полностью выплатить свои долги и улучшить свои финансы. Их результат определит, предоставит ли МВФ дополнительные кредиты. С обеих сторон фраза «финансовая дисциплина» повторяется как мантра, но причастные к этому официальные лица признают, что шансы России на радикальное улучшение своих финансов в наступающем году равны нулю.

Стоит напомнить, что в 1996 и 1997 годах экономика России начала проявлять признаки роста. Это произошло, несмотря на широко распространенные налоговые нарушения, повсеместное бегство капитала, яростные ссоры между олигархами страны и неспособность международных финансовых институтов своевременно оказать помощь во время первых попыток Москвы провести радикальные реформы.

Так каковы были причины краха в 1998 году? По мнению многих аналитиков, первой причиной стал более широкий международный кризис, который уничтожил развивающиеся рынки в Азии и привел к глобальному финансовому кризису в этом году.Кроме того, отмечают они, мировые цены на нефть, газ и металлы - все основные статьи российского экспорта - упали до рекордно низкого уровня. Это стало катастрофой для страны, в которой на добычу нефти и газа приходится около одной трети всех внутренних налогов и более половины доходов в иностранной валюте.

Мировые цены на металлы и другие товары, экспортируемые Россией в больших объемах, также резко упали. Многие в Москве считают, что падение цен на сырьевые товары было самой большой причиной экономического коллапса России, как, по их словам, это имело место в Советском Союзе в 1980-е годы.

Но международные эксперты считают, что основная причина обвала кроется в другом. Они говорят, что огромный долг, унаследованный Россией от Советского Союза, вырос в результате дополнительных заимствований со стороны России. По их мнению, это создало своего рода пирамиду, которая в конечном итоге рухнула, когда из-за растущего числа свидетельств широко распространенной коррупции и некомпетентного корпоративного управления доверие к России начало падать.

Джон Одлинг-Сми, директор департамента МВФ, занимающегося Россией, недавно написал, что огромная международная финансовая поддержка, оказанная Москве, к сожалению, усилила ощущение в российских политических и финансовых кругах, что экономика может быть успешной без глубоких структурных реформ. .Одлинг-Сми также считал важным фактором обвала миллионы долларов, которые частные инвесторы на российском фондовом рынке и рынках облигаций вложили в страну. Он сказал, что частные инвестиции побудили некоторых российских политиков поверить в то, что от реформ, по словам Одлинга-Сми, «можно вообще отказаться, поскольку достаточное финансирование из частных источников было легко доступно без каких-либо условий».

К концу года продолжаются три серии переговоров о реструктуризации долга.Правительство призвало к реструктуризации и рефинансированию как российского, так и советского долга. Что еще более важно, Россия ведет переговоры с МВФ о новых кредитах, а также о рефинансировании примерно 4,8 миллиарда долларов, подлежащих выплате в фонд в 1999 году. В отличие от других международных долгов, переговоры с МВФ не подлежат пересмотру. Таким образом, если Россия не выполнит свои обязательства перед МВФ, она пополнит ряды - и достигнет предполагаемого уровня риска - некоторых африканских стран.

Примаков внес небольшой вклад в экономическую стабильность с момента своего вступления в должность.Но многие старые вредные привычки, отвергнутые предыдущим реформистским правительством, снова вернулись. В 1997 году президент Борис Ельцин запретил бартерную торговлю между частными компаниями и государством, потому что она рассматривалась как инфляционная, порождающая коррупцию и способ избежать структурных реформ. Сегодня правительство вернулось к бартеру, чтобы обеспечить горючим и продовольствием некоторые нуждающиеся регионы России.

Таким образом, огромный газовый монополист «Газпром» согласился получать продукты питания и другие товары из стран, особенно из Украины и Белоруссии, которые не могут оплатить импорт газа из России наличными.Компания переводит эти бартерные платежи правительству в обмен на частичное погашение своей налоговой задолженности.

Этот год наглядно показал неэффективность фискальной системы России. Правительство совершенно не в состоянии собирать налоги, особенно с политически связанных корпораций, таких как "Газпром". Он отверг попытки предыдущего правительства взыскивать с "Газпрома" ежемесячные налоговые платежи в размере 4 500 миллионов рублей в месяц. Сейчас, когда страна испытывает трудности с обеспечением продовольствием и топливом некоторых регионов, «Газпром» частично оплачивает налоги по бартеру.Правительство приветствует это.

В условиях, когда экономика менее ориентирована на деньги, а налоговая отчетность менее заметна, бартер снова стал широко распространенной практикой. По официальным данным, на бартер сейчас приходится 80% всех сделок в официальной экономике России. «Газпром» и другая крупная компания «Единые энергетические системы» заявляют, что получают только 15% своей выручки наличными.

Тем не менее, правительство Примакова действовало лучше, чем предполагалось изначально. Он не прибегал к печати больших сумм денег, что привело бы к гиперинфляции.Примаков говорит, что в следующем году не будет (как он сам называет) "неконтролируемой" печати денег для выплаты международных и внутренних долгов. Но в этом месяце Дума приняла закон, разрешающий печатать 25 миллиардов рублей до конца года. Есть надежда, что деньги пойдут на выплату заработной платы и пенсий.

В проекте бюджета на 1999 год инфляция в следующем году оценивается в 30 процентов. Некоторые экономические аналитики говорят, что лучшее, на что Россия может надеяться, - это показатель от 60 до 70 процентов. Несмотря на этот и другие пессимистические прогнозы, страна и ее народ не справляются.С трудом и болью россияне продолжают сводить концы с концами и

(первая из двух статей о России)

Не паникуйте, как будто это 1998 год

Финансовый хаос в России заставляет инвесторов вспоминать лето прошлого года. 1998.

Это был год, когда Россия объявила дефолт по своим долгам и девальвировала рубль, что принесло инвесторам огромные убытки. И на этом дело не закончилось: «Московский крах» заразил развивающиеся рынки по всему миру и даже привел к падению американского индекса S&P 500 примерно на 20% в период с июля по октябрь 1998 года.

Сегодняшние условия очень похожи на те, которые были тогда: российский рубль рушится под тяжестью падения цен на нефть, что вынуждает центральный банк резко поднять процентные ставки.

Несмотря на мрачное сходство, финансовые проблемы России вряд ли обрушат на этот раз глобальные рынки.

Одно из основных различий между 1998 годом и сегодняшним днем ​​состоит в том, что жесткие санкции в отношении Москвы в некоторой степени изолировали западных инвесторов от того, что беспокоит Россию.

По теме: Кто проиграет, если Россия рухнет?

Режим санкций «значительно снизил риск финансового заражения.Сейчас не 1998 год. У вас нет такого уровня взаимосвязанности », - сказал Майкл Леви, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям, на семинаре по контролю за рисками в среду в Нью-Йорке.

Россия -« изгой » 'сегодня: Россия просто больше не имеет связей с остальным финансовым миром, чтобы действительно причинить ей боль.

"Сейчас это, по сути, государство-изгой. «Иностранные инвесторы сбежали», - сказал Вин Тхин, глава отдела стратегии развивающихся рынков Brown Brothers Harriman.

Есть и другие ключевые отличия между сегодняшним днем ​​и 1998 годом.

На основе своего последнего дефолта Россия накопила военный запас в размере около 416 миллиардов долларов валютных резервов. Этого более чем достаточно, чтобы покрыть всю задолженность в следующем году.

Это также позволяет Москве использовать наличные деньги для защиты рубля, как это было снова сделано в среду.

Связано: Уолл-стрит делает ставку на невыполнение обязательств Россией, Венесуэлой

«Амортизатор» СШАинвесторы также должны быть довольны тем, что валюта России «свободно перемещается», то есть она не привязана к доллару, как это было во время последнего кризиса

«Это означает, что если валюта испытывает шок, например, дальнейшее падение цен на нефть или дополнительные санкции, это означает, что шок, вероятно, будет поглощен обменным курсом. Он помогает изолировать боль от самой России и не распространяет ее на остальной мир », - сказал Пол Кристофер, главный международный стратег Wells Fargo Advisors.

В отличие от конца 1990-х годов, многие другие развивающиеся рынки также перешли на свободно плавающие валюты.

«Это амортизатор», - сказал Тонкий. «Более широкий системный риск EM - это не то же самое, что было раньше».

Финансовые проблемы также могут распространяться по всему миру через внешнюю торговлю. Если одна крупная страна заболеет, она может заразить своих основных торговых партнеров.

Хотя Россия является крупным экспортером энергоресурсов в Европу, эксперты не считают, что ее торговые связи достигают уровня угрозы для всей Европы.

Связано: некоторые компании не переживут нефтяной кризис

Не беспроигрышный вариант: Конечно, глобальные инвесторы должны внимательно следить за тем, что сделает президент России Владимир Путин дальше.Возможно, Путин потрясает мировые рынки новыми военными действиями, направленными на усиление националистической поддержки внутри страны.

«Мы серьезно обеспокоены ситуацией, когда режим кажется загнанным в угол», - сказал Майкл Моран, управляющий директор консалтинговой фирмы Control Risks.

Это одна из причин, почему, хотя Россия, похоже, не представляет системных рисков, как это было в конце 1990-х годов, эта страна по-прежнему выглядит рискованной ставкой.

«Русские сделают все возможное, чтобы предотвратить кризис как можно дольше.Это дает инвесторам возможность уехать из России, пока они могут. Это то, что я бы порекомендовал », - сказал Кристофер.

CNNMoney (Нью-Йорк) Впервые опубликовано 17 декабря 2014 г .: 13:14 по восточному времени

Кризис

евро напоминает об обвале российской денежной системы 1998 года

В Греции фонд и Европейский союз первоначально предложили помощь в размере 110 млрд евро, или 139 млрд долларов, на прошлой неделе. После скептической реакции рынков министры финансов европейских стран встретились в минувшие выходные и предложили пакет финансовой поддержки на сумму почти 1 триллион долларов для Греции и других слабых экономик еврозоны.Они предложили создать инвестиционный фонд, гарантированный правительствами более богатых стран Европейского Союза, таких как Германия и Франция, который также будет использовать деньги денежного фонда.

Что касается России, то последовательные предложения по спасению были быстро оценены рынками как слишком мало и слишком поздно - как это произошло с греческим кризисом до последнего объявления.

«Чтобы потушить лесной пожар, нужна скорость», - сказал Анатолий Чубайс, который был ведущим российским переговорщиком с Международным валютным фондом во время кризиса 1998 года, в письменных ответах на вопросы о помощи Греции.

Эдмонд С. Фелпс, лауреат Нобелевской премии и экономист Колумбийского университета, в телефонном интервью привел урок из финансовой помощи 1998 года: кредиторы должны как можно быстрее объявить свое максимальное число, чтобы снизить процентные ставки и снизить стоимость финансовой помощи. . По его словам, международные кредиторы должны вмешиваться, «не оглядываясь на все свои ружья».

Г-н Нэш в своем примечании к инвестору написал, что инвесторы в облигации, анализирующие ситуацию в Греции и других слабых странах южной Европы, могут делать то же самое, что инвесторы в облигации сделали во время кризиса в России - оценивая основные негативные финансовые факторы, настолько мощные, что многие инвесторы сделайте ставку против даже более крупного пакета помощи.

Тогда, как и сейчас, мировой экономический кризис сделал местные экономики неконкурентоспособными при существующих обменных курсах. Россия в то время привязывала рубль к доллару, а сегодня Греция заблокирована в зоне евро.

Трейдеры на фондовой бирже в связи с падением акций в России в 1998 г. Кредит ... Иван Секретарев / Associated Press

В случае России цены на основные экспортные нефтепродукты страны резко упали в прошлом году из-за экономического спада в Азии в 1997 г. снизился спрос.Рубль был вынужден следовать этой тенденции вниз. Однако в течение многих месяцев российский центральный банк удерживал привязку рубля к доллару - доллар, который набирал силу, поскольку глобальные инвесторы искали безопасную гавань.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *