Герман стерлигов 2019: Герман Стерлигов – последние новости на сегодня – Lenta.ru

Содержание

Герман Стерлигов: Лицевой Летописный Свод - это источник правды

Сегодня учредитель и председатель правления Общества любителей древней письменности Герман Стерлигов, который приехал в Псков вместе с сыном Сергием, передал в дар Псковской областной универсальной научной библиотеки факсимильное издание Лицевого Летописного Свода 16-го века в количестве 10 томов.

На встрече с дарителем присутствовали представители библиотек Пскова, Псковского музея-заповедника, СМИ региона.

Гостя поприветствовали Главный федеральный инспектор в Псковской области Салават Гумеров, первый заместитель председателя Государственного комитета Псковской области по культуре Зинаида Иванова, назвав дарение уникального факсимильного издания областной библиотеке настоящим событием в жизни Псковской области и всего читающего населения.

«Событие, связанное с Вашим приездом в Псков, для нас эпохальное. Мы отслеживаем Ваше путешествие по России с презентацией этого великого труда и очень надеялись, что Ваш визит состоится и в Псков. И вот по счастливому стечению обстоятельств это случилось, чему мы очень рады», - сказала Зинаида Иванова.

Обращаясь к аудитории, Герман Стерлигов выразил благодарность всем тем людям, которые принимали участие в выпуске факсимильного издания Лицевого Летописного Свода 16-го века. Он рассказал, что некоторые из благотворителей оказывают поддержку тайно, не желая называть собственных имен.

Он отметил, что в Лицевом Летописном Своде описано много разных событий, связанных с историей Пскова. «Кому-то это чтение будет стоить мужества, большого смирения принять эти знания», - сказал Герман Стерлигов, пожелав всем интересного и захватывающего чтения книги, которая «ставит все с головы на ноги».

Гость поведал и о том, что сейчас Лицевой Летописный Свод стал издаваться в переводе на русский язык. «Доверие к книге очень высоко в связи с тем, что мы знаем, кем этот труд был создан», - сказал он.

Герман Стерлигов отметил, что существует бесплатная подписка на данное издание для тех, кто интересуется историей. «Этот «учебник» опробован на наших детях. Их не оторвать от чтения», - рассказал он.

Заместитель директора Псковской областной универсальной научной библиотеки Наталья Дуброва поблагодарила Германа Стерлигова за царский подарок от лица всех псковичей, кто придет знакомиться с этим уникальным изданием.

К слову, Герман Стерлигов вспомнил, как после презентации данного факсимильного издания в Тюмени директор Тюменской библиотеки специально позвонил, чтобы рассказать, какие очереди выстраивались в «хранилище знаний» для прочтения этой книги.

«Люди соскучились по правде. Лицевой Летописный Свод - это источник правды», - резюмировал Герман Стерлигов.

По окончании встречи в областной библиотеке Герман Стерлигов посетил Древлехранилище Псковского музея-заповедника.

Добавим, памятник мирового значения Лицевой Летописный Свод является шедевром древнерусской книжности, Царь-книгой, как его именовали по аналогии с Царь-колоколом и Царь-пушкой.

Лицевой летописный свод был создан во 2-й половине 16-го века по распоряжению царя Иоанна IV Грозного в единственном экземпляре для обучения его детей. Над ним работали митрополичьи и «государевы» мастеровые: около 15 писцов и 10 художников. Свод состоит из более чем 10 тысяч листов и свыше 17 тысяч иллюстраций. Около 2/3 всего объёма памятника занимают рисунки-миниатюры церковного, исторического, батального и бытового жанров, которые не только иллюстрируют текст, но и дополняют его. Некоторые события не написаны, а только нарисованы. Миниатюры рассказывают читателям, как выглядели в древности одежда, воинские доспехи, церковные облачения, оружие, орудия труда, предметы обихода.

В истории мировой письменности нет памятника, подобного Лицевому Летописному Своду, как по широте охвата, так и по объёму. В его состав вошли священная, древнееврейская и древнегреческая истории, повествования о Троянской войне и Александре Македонском, история Римской и Византийской империй, а также летопись, освещающая важнейшие события России четырёх с половиной столетий с 12 по 16 век. В Лицевом Своде история государства Российского рассматривается неразрывно со всемирной историей.

Во времена царя Иоанна Грозного книга хранилась в Кремле, потом попала к разным владельцам. В силу различных исторических обстоятельств Лицевой Свод оказался раздробленным на 10 томов-фолиантов. В 17-19 вв. эти тома находились в частных собраниях, переходя от одного владельца к другому. На сегодняшний день Царь-книга частями хранится в Москве (в Государственном историческом музее) и Санкт-Петербурге (в Российской национальной библиотеке и библиотеке Российской академии наук).

Четыре года назад, после длительного перерыва, воссоздано Общество любителей древней письменности, приоритетным направлением деятельности которого является факсимильное воспроизведение славянских и византийских рукописей. Все факсимильные издания распространяются благотворительно.

За последние годы уникальный источник исторических знаний – Лицевой Летописный Свод был вручен десяткам университетам, музеям, центральным библиотекам в российских городах, а также университетам и библиотекам Украины, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Болгарии и Черногории.
 

Уже этой весной! Как Герман Стерлигов электричество отключал – МБХ медиа

Предприниматель-миллионер, известный своими резкими заявлениями против гомосексуалов. Автор экстравагантного проекта «Реестр непьющих мужиков». Баллотировался в Госдуму и на пост мэра Москвы, а затем все бросил и уехал в тверскую деревню, где создал благотворительный проект «Слобода», призывая “истинных православных христиан” переезжать на его земли. Мечтает об этнически и конфессионально однородной Руси, создал «Золотой»  — свою собственную валюту. Христианин Греческой старостильной церкви. Все это — Герман Стерлигов. Нам удалось получше узнать о его новой инициативе — отключении электричества на Земле, или как минимум, в России. Юлия Шалгалиева посетила незабываемую конференцию и узнала, к чему стоит быть готовыми уже этой весной.

 

Вегетарианцев не регистрируем

 

Красноречивый анонс конференции «Отключение электричества  — плюс и минусы» очень заинтересовал нашу редакцию. Еще бы, в нем говорилось, что свет на планете Земля отрубят уже весной. Также было указано, что отдельный блок конференции будет посвящен устроению семейной жизни в эру обесточенности. Было решено, что одна из журналисток отправится на задание, но под прикрытием  — в длинной юбке, платке и со смиренным видом, дабы не вызывать у Германа Стерлигова сомнений в искренности участия. Этой журналисткой стала я.

 

Конспиративные приключения начались задолго до мероприятия. Чтобы попасть на конференцию, следовало записаться по телефону. Я позвонила по указанному номеру, трубку взяла женщина. Я объяснила, что жажду посетить конференцию об отключении электричества.

 

—  А вы зачем хотите пойти? Это же про электричество, вам интересно?

—  Да, конечно!

—  … (недоверчивое молчание в трубке)

—  Ну, там еще будет о семейной жизни, мне хочется узнать подробнее

—  А что с семейной жизнью у вас?

—  Я в начале пути… так сказать.

—  Это хорошо! Пьете?

—  Я? Нет.

—  Курите?

—  Нет.

—  К мясу как относитесь?

—  Обожаю!

—  Хорошо! Мы вегетарианцев не регистрируем. Я запишу вашу фамилию.

—  Юлия Борисова.

—  Ждем вас.

 

Неделя пролетела быстро, настал день конференции и я начала активную подготовку. Навязала цветастый платок на голову, натянула невзрачную водолазку и длинную вишневую юбку. Вид у меня при этом получился почему-то исламский.

 

На входе в гостиницу «Москва» я в панике осознала, что на мне нет креста, и отправилась в ближайшую церковную лавку. Приобретаю крестик, захожу в гостиницу. Ожидаемый аншлаг в холле отсутствует, направляюсь к стойке регистрации и спрашиваю: «Где же здесь проходит конференция Германа Стерлигова?». Женщина смотрит на меня с нескрываемым отвращением и говорит: «Ваши на втором этаже, девушка». Отвращение удивило, но взглянув на себя в зеркало, уже в лифте, я все поняла: на меня смотрела зашоренная девица с потухшими глазами и платком на голове.

 

Добралась до конференц-зала, распахнула дверь. В помещении человек двадцать, на первый взгляд все выглядят очень прилично  — женщины в длинных платьях, бородатые мужчины в свитерах.

 

Ко мне подскакивает молодая симпатичная женщина, уточняет фамилию.

 

—  Юлия Борисова…

 

—  Хорошо.

 

Ставит напротив фамилии в блокноте крестик. Через минуту подходит снова.

 

—  Как-как ваша фамилия?

—  Борисова..

 

Долго и недоверчиво смотрит на меня. Еще бы, я похожа на маленького исламского террориста, захватившего в плен славянскую фамилию. В платках только двое  — я и жена Стерлигова. Смущаюсь. Снимаю платок.

 

Занимаю место в первом ряду. Здесь же сидят: молодая пара  — дама в синем платье «в пол» и интеллигентный молодой человек с рыжей бородкой; мужчина неопределенного возраста в неопределенном свитере и таинственно молчаливый бородач, поминутно делающий записи в блокноте.

 

Стерлигов снует тут же. Его выдает крепкий лошадиный запах, кожаные угги ручной работы, клочковатая борода, бешеный взгляд и огромный нож, висящий у бедра.

 

Или свет отключаем мы, или Ротшильды

 

Конференция началась! С первой минуты мое чувство безмерно оскорбило проведение данного мероприятия при свете электрических ламп. Никаких тебе свечей, лампадок, факелов и костров. Стерлигов начал конференцию на дружеской ноте. Поигрывая вышеупомянутым ножом, он предложил немедленно сформулировать темы для обсуждения, и каждому высказать свое отношение к отключению электричества на всей планете. По его словам, заседание не продлится более часа, ведь счет на Земле идет на минуты —  или свет отключаем мы, или лондонские Ротшильды.

 

Герман Львович сразу всех успокоил: мучиться осталось недолго, уже в апреле будем жить без поганой электрификации. Вместе с публикой он наметил восемнадцать (!) тем для обсуждения: суверенитет, обороноспособность, управление государством, медицина, продовольствие, сельское хозяйство, семейные отношения, одинокие женщины, наркоманы, дети и многое другое.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

Стерлигов предупредил: он рад любым точкам зрения, но на мнении не стоит настаивать, если оно не совпадает с мнением Стерлигова.

 

Начали с суверенитета. На душе сразу стало спокойнее за родную страну. Ведь если отрубить электричество, мгновенно пропадет мировое правительство. Лондон и США больше не смогут манипулировать нами. Рухнут банки, транспортная инфраструктура, но останется главное: вода, лошади и пчелы.

 

Герман Львович не без труда, сглатывая комок страха, рассказал нам, что в противном случае в ближайшие пять лет все реки обмелеют, моря высохнут, леса падут, кони передохнут. А пчелы… бедные пчелы, они скрючатся в своих ульях без цветов. Следом умрем и мы  — глупые, нерешительные противники отключения электричества.

 

В заключение первого акта Герман подчеркнул, что в случае отключения электричества контактировать страны смогут только с ближайшими соседями, а это и есть лучший инструмент сохранения суверенитета. Оратор победоносно оглядел зал и потребовал фидбэк: «Поднимите руки все, кто согласен сохранить суверенитет нашей страны!». Лес рук. Я, разумеется, поднимаю вместе со всеми. Как можно быть против такого?

 

Не голосует только молчаливый бородач, в котором Стерлигов сразу распознает сотрудника спецслужб.

 

«Я знал, что вы придете! Эта тема волнует всех. Нашу онлайн трансляцию смотрят в резиденции Путина. Все боятся и не знают, что делать, куда бежать. А мы даем реальную оценку ситуации»,  — пояснил Герман Львович.

 

Бородач не шелохнулся, ничем не выдав себя. Настоящий разведчик.

 

Соляра, террористы и ничтожное меньшинство

 

Самым дискуссионным стал второй пункт повестки  — «Обороноспособность». Еще бы, подумала я, наверное в темноте довольно сложно найти красную кнопку. По мнению Германа Львовича, все воинские части России за счет резервных генераторов и запасов горючего обеспечены электроэнергией на три года.

 

Его складный рассказ прерывает голос из глубины аудитории. «Александр, военный»,  — представился мужчина с белоснежной бородой. Он попытался убедить докладчика, что «соляра» хранится под землей ровно три дня и три ночи, а на тех запасах, что есть сейчас, военные части просуществуют не больше трех месяцев. «Даже в этой удивительной компании тройка сакральное число»,  — подумала я.

 

Стерлигов не сдавался. Он кричал, что сам хранит соляру в цистернах, а военные части нам и вовсе не нужны, ведь если хорошенько подумать, то никто не станет нападать на нас, когда у нас не будет электричества. «Люди разбегутся из мегаполисов, не будет мишеней для ударов, куда пулять?»,  — задался вопросом лектор.

Герман Стерлигов в своей слободе. Фото: Герман Стерлигов / Вконтакте

Мужчина в неопределенном свитере робко напомнил Стерлигову, что даже в ночи террорист не дремлет. «Моджахеды небольшими группами проникают в города и с помощью клинков захватывают арсеналы с оружием и боеприпасами — таким образом они незначительными силами удерживают в заложниках огромную часть населения. Так я вижу современные методы ведения войны». Стерлигов прервал оппонента: «Никаких террористов не существует! Это сказка про Винни-Пуха».

 

Я почему-то очень обрадовалась в этот момент. Мрачные до сей минуты картины безэлектрического существования сменились радужной перспективой  — может быть, ребят, сидящих по делу «Сети» и «Нового величия», наконец, выпустят. И я с чистой совестью поднимаю руку в знак согласия с пунктом два. Не поднял руку только бородач, предположительно из спецслужб. Стерлигов фыркнул в его сторону: «Ничтожное меньшинство!»

 

Путин, Золотов и дань

 

Проблема управления государством в темноте таких дискуссий не вызвала. Герман все просчитал: министерства будут не нужны, у власти в чрезвычайном положении не смогут находится проклятые либералы. «Порядок будет железный».

 

—  За счет чего будем выживать?  — уточняет военный Александр.

 

—  Сбор дани, лошади  — лаконично отвечает Стерлигов.

 

Власть по его задумке прочно укоренится в руках Путина и Золотова, а молодые и опытные росгвардейцы останутся при деле  — они пересядут на коней и отправятся в народ, собирать дань. Все способные мужчины и женщины вооружатся «палками-копалками» и пойдут пахать землю, чтобы выжить. «Чмошники будут работать на других, сильные  — на себя. И если к вам в дом пришли бандиты, вы можете легко расквитаться с ними самостоятельно. Отмены смертной казни, бреда этого  — не будет. А будет великий русский самосуд».

 

На вопрос, зачем платить дань росгвардейцам, Стерлигов разводит руками: «Росгвардия  — это два процента от всего населения. Мы сейчас кормим гораздо больше лентяев, бюджетников и других лодырей, которые на непонятных работах работают».

 

При свечах, без рака и наркотиков

 

Остальные пункты прошли всеобщее одобрение как по маслу. Слушатели дружно голосовали за пользу от отключения электричества для медицины, продовольствия, пенсионеров и наркоманов, а главное, для цветов жизни  — детей.

 

Электричество  — вред для медицины. Сто тысяч человек в прошлом году умерло от отравления лекарствами, а еще два миллиона отравились, но выжили. Нет света  — нет фармакологии. Стерлигов рассказал, что диагностирование рака в восьмидесяти процентах случаев ложь, которая создается с целью подсаживания пациентов на медицинские препараты. «Те, у кого четвертая стадия рака или саркомы, все равно умрут, но только не в больнице, в окружении злых врачей, а дома, в гармонии, с родными. А на ранних стадиях рак  — как насморк — лечится травами и правильным питанием», — уверен Стерлигов. Радостно подхватила рассуждения об онкологии женщина из второго ряда. Она подтвердила, что знает много случаев излечения от рака, например с помощью молитвы и чистой воды. Стерлигов поблагодарил ее и продолжил: «Настоящие террористы — это врачи, «абортологи-трансплантологи». Они вместе со службами соцопеки отбирают детей у нерадивых родителей и пускают их на органы. Всего в прошлом году в России они отняли у родителей триста детей»,  — пугает слушателей лектор.

 

Ситуация с продовольствием после отключения электричества только улучшится. В первые несколько дней люди разграбят магазины и «сожрут всю ГМОшную страшную снедь». А дальше вырастят свои овощи, заведут кур. Красота! Я представила себя выгуливающей козу по проспекту Тореза.

Для семей и одиноких женщин ситуация катастрофически улучшится. Влюбленные пары лишатся контрацептивов и будут стремительно пополнять род человеческий, а одинокие женщины, даже «с проблемами», то есть, вероятно, с детьми, станут популярны в сиянии свечей. Пенсионеры лишатся наконец-то пенсионных фондов, а вместе с тем и бесконечного финансового обмана. Дедушки заиграют с внучатами в лапту, салочки и карты. Деткам эти игры на самом деле нравятся больше, чем ютуб-блогеры и рэп. Наркоманы лишатся химических наркотиков, как впрочем и всех других, ведь их не выращивают в России, а ввозят из поганой заграницы. Родители зависимых наконец будут счастливы, а тех, кто попытается торговать смертью, уничтожит народный суд.       

 

Все заключенные выйдут на свободу, ведь большая часть из них сидит ни за что: «Некоторые, якобы, за педофилию, тогда как чувства были взаимны, некоторые за то, что убили двух-трех человек, кто-то по ошибке грабанул магазин…. сплошное стечение обстоятельств!». Стерлигов объяснил, что сейчас нет границы нарушения закона, потому что нет народного суда, а народ должен сам решать, что является преступлением. «И тогда уже четко  — либо повешение, либо даем волю», — распорядился Герман.

 

Селфи с настоящей любящей женой

 

Конференция оставила удручающее впечатление лицемерия. Все мероприятие молодая секретарь Стерлигова снимала на планшет  — вела прямую интернет-трансляцию. В конце выступления он несколько раз прорекламировал свой сайт, на котором есть подробная информация об отключении электричества. Также Стерлигов уточнил, что кое-что из этого есть и в соцсетях. Выходит, он сам активный пользователь Интернета, гаджетов, светильников и розеток.

С тяжелым чувством я направилась к выходу и вдруг он перегородил мне путь.

 

—  Девушка, вот вы снимали, фотографировали, записывали. Куда это пойдет? Я хочу видеть, что именно вы сняли, прежде чем это будет где-то опубликовано,  — он грозно сдвинул свои мохнатые брови.

 

«Спалилась, черт!»,  — в отчаянии подумала я, и потупив взгляд, пролепетала:

 

—  Знаете, я снимала конференцию для своего любимого мужа, он сегодня работает, но очень хотел посмотреть.

 

 — Настоящая любящая жена! А кем же работает ваш муж?

 

Я судорожно перебираю в уме профессии, считающиеся у Стерлигова незазорными.

 

—  Он чистит крыши и ремонтирует дороги.

— Такой человек нам в апреле пригодится! Привет мужу,  — заулыбался Стерлигов.

 

Выдохнула, отошла в сторонку и тут… чем чёрт не шутит, обращаюсь к лектору:

 

—  А давайте селфи!

—  Конечно,  — говорит Герман Львович.

 

Ну все, теперь шалость удалась.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Стерлигов, Герман Львович - это... Что такое Стерлигов, Герман Львович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Стерлигов.

Герман Львович Стерлигов (18 октября 1966, Загорск, Московская область) — российский политический и общественный деятель, предприниматель, менеджер, один из первых в России мультимиллионеров. Создатель первой в России товарной биржи — Алиса, а также многих других проектов, включая и достаточно экстравагантные, к примеру, некоммерческое партнёрство «Реестр непьющих мужиков». Председатель совета директоров Группы компаний Германа Стерлигова[1], председатель правления «Общества любителей древней письменности»[2], основатель Антикризисного расчётно-товарного центра. В прошлом по политическим взглядам — убеждённый патриот-монархист. Открыто заявляет, что политикой не занимается.[3]

Биография

Герман Стерлигов родился 18 октября 1966 года в Загорске (ныне Сергиев Посад), Московская область.

С 1987 по 1988 год учился на первом курсе юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, однако затем учёбу оставил.

Организовал в 1990 году первую в стране товарную биржу под названием «Алиса», преобразованную в 1993 году в холдинговую компанию «Алиса» с 84 дочерними компаниями в России и за рубежом (Нью-Йорк, Лондон). В 1991 году Герман Стерлигов организовал Российский Клуб Молодых Миллионеров [1],который в свою очередь пытался осуществить проект по благоустройству жизни в Рязанской области.

Кандидат в губернаторы Красноярского края (2002), Кандидат в мэры города Москвы (2003), на выборах 2004 года выдвигался в Президенты Российской Федерации.

13 декабря 2003 года Герман Стерлигов официально присоединился[4] к Движению против нелегальной иммиграции, поддержавшему его кандидатуру [2] на выборах мэра Москвы в 2003 году. Во время избирательной кампании получил известность якобы запрещенный на федеральных ТВ каналах «антилужковский рекламный ролик» [3]

В 2004 году оставил свой бизнес и вместе с семьёй уехал из Москвы, правительством Московской области ему было выделено 37 гектаров[5] в одном из населённых пунктов Можайского района Московской области, занялся сельским хозяйством. С 2008 года организовал благотворительный проект «Слобода» [4], предлагая православным христианам переезжать на поселение на его земли в МО и Тверской областях. В 2010 году МУР пресек попытку рейдерского захвата Слободы [5].

С конца 2008 года вновь вернулся к делам, организовав в Москве Антикризисный расчётно-товарный центр (АРТЦ) и став его генеральным директором. АРТЦ представляет собой товарную биржу с бартерными цепочками между участниками. С её помощью банки могут продавать долговые обязательства, а должники — возвращать кредиты товаром.

С июня 2009 года чеканит в Москве и Лондоне собственную расчетную единицу «Золотой» (золотые жетоны, иногда условно именуемые монетами), весом в 1 тройскую унцию золота пробы 999,9[6][6] [7] Стерлигов презентовал свой «Золотой» в прямом эфире канала CNBC [8]

Золотые жетоны предлагались группой компаний Стерлигова к продаже частным инвесторам, а также в качестве платежного средства за товары и услуги в международном масштабе. В феврале 2010 года ГК Стерлигова учредила Биржу Золота для свободной торговли драгметаллами в Москве, однако ФСФР отказало компании в выдаче биржевой лицензии [9]

В августе 2009 года некоторые партнеры Стерлигова по проекту пытались обвинить бизнесмена в том, что ОАО АРТЦ не смогло исполнять своих функций по товарообмену, а некоторые участники сети понесли убытки. Некоторые из участников сети АРТЦ инициировали обращения в суды и прокуратуру [10], однако подтвердить обоснованность своих претензий в суде им не удалось. В прессе получил известность процесс по возврату у АРТЦ 200 000 евро, которые якобы ошибочно были перечислены на его счета. Активы компании были арестованы, однако под давлением прессы [11] арест был снят.

Герман Стерлигов известен как противник абортов. Осенью 2010 года, по некоторым данным, им была инициирована кампания в прессе. Так, на первой полосе газеты Комсомольская Правда размещался баннер с фотографией ребенка и слоганом: «Аборт — узаконенное детоубийство» [12]

Общество Любителей Древней письменности, председателем правления которого является Стерлигов, копирует и бесплатно распространяет факсимильные копии Лицевого Летописного Свода Ивана Грозного [13]

Отношение к религии

Герман Стерлигов считает себя православным христианином. Вместе с тем, он не принадлежит ни к Московскому Патриархату[7], ни к какой бы то ни было иной православной юрисдикции. Ему не известен ни один православный епископ, не впавший в ересь и не находящийся в литургическом общении с еретиками. Но Герман Стерлигов верит, что такие епископы существуют.[8]

Интересные факты

  • Стерлигов придерживается летоисчисления, согласно которому Иисус Христос родился не в 5508, а в 5500 году от сотворения мира. При летоисчислении от Рождества Христова он опирается на юлианский календарь с прибавлением недостающих по его мнению 8 лет.[9] Например, свидетельство о регистрации своего сайта в качестве СМИ он датирует так: «29.05.2018 от Р. Х. (11.06.2010 вашей эры)». В некоторых своих материалах Стерлигов ведёт летоисчисление не с Рождества, а с Воплощения Христова (которое случилось на 9 месяцев раньше Рождества). При такой датировке номер года для дат с 1 января по 24 марта по юлианскому календарю отличается на 8 лет от общепринятого, а для дат с 25 марта по 31 декабря по юлианскому календарю — на 9 лет. Например, опубликованная 2 ноября 2010 года по григорианскому календарю статья «Исповедание веры» датирована Стерлиговым «20 октября 2019 от Воплощения Христова».[8]
  • 13 декабря 2010 года в открытом письме обратился к Президенту и премьеру РФ с предложением продать территорию Российской Федерации от Сахалина до Урала иностранным государствам [10]
  • Театр и кино Стерлигов считает «школой дьявола»[11]
  • Крайне негативно относится к бритью бороды и расценивает это как «дурной пример для детей»[11]

Семья

Женат, его супруга Алёна (Лена) — выпускница полиграфического института. Имеет пятерых детей: дочь Пелагея и четверо мальчиков — Арсений, Сергий, Пантелеимон и Михей.

Примечания

Ссылки

Стерлигов считает, что дети, устроившие «БДСМ-флешмоб», заслуживают смерти

https://www.znak.com/2019-05-28/sterligov_schitaet_chto_deti_ustroivshie_bdsm_fleshmob_zasluzhivayut_smerti

2019.05.28

Православный предприниматель и известный радикальный гомофоб Герман Стерлигов считает, что дети владивостокской школы № 74, устроившие костюмированный флешмоб, где часть участников была облачена в сексуальные костюмы, «заслуживают смерти». Об этом Стерлигов заявил в эфире федерального телеканала НТВ в программе «Место встречи». Фрагмент эфира доступен в Twitter-аккаунте канала.

Герман Стерлигов, гомофоб

«Я христианин и поэтому считаю, что они заслуживают смерти. Никакого ограничения по возрасту для наказания за педерастию нет. А это пропаганда педерастии», — уточнил он после возмущения ведущего, посчитавшего предлагаемую им меру чрезмерной.

«Кто защищает и пропагандирует педерастию — тот педераст», — заключил бизнесмен. Ведущий заметил, что старшеклассники лишь копировали ролики, которые видели на YouTube. «Вот поэтому они заслуживают смерти», — был непреклонен гость студии.

Стерлигов предложил казнить участников скандального выпускного во Владивостоке и сравнил их с педерастами:

«Я христианин, поэтому считаю, что таковые заслуживают смерти… Никакого ограничения по возрасту для наказания за педерастию нет. А это пропаганда педерастии» pic.twitter.com/EjiehJflnH

— НТВ (@ntvru) May 27, 2019
 

Стерлигов заявил, что Россия — «совершенно безбожная страна», где за БДСМ-шоу казнить детей не станут, и предложил альтернативу — повсеместно отключить электричество. «Причем сделать это в мировом масштабе, чтобы наши, и не только наши, спецслужбы занялись бы, наконец, делом и спасли человечество от неминуемой гибели», — посчитал предприниматель.

24 мая одиннадцатиклассники владивостокской школы в откровенных костюмах станцевали на крыльце и в актовом зале учебного заведения. Некоторые из них были в образе зайцев с заклеенными скотчем сосками, одна девочка надела полицейскую форму. Публикация видеозаписи в Сети спровоцировала скандал. Как это часто бывает в нашем государстве, силовики тут же начали проверку, двух одиннадцатиклассников привлекли к административной ответственности. Дети извинились, сказав, что «все осознали». Почти 1 тыс. человек подписали петицию на Change.org, призывающую не допустить преследования школьников за эту шалость.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Iltalehti (Финляндия): эта российская деревня закрыта для гомосексуалистов и женщин в брюках | Общество | ИноСМИ

Iltalehti.fi, Финляндия
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

Вам нечего делать в деревне свободных ремесленников Германа Стерлигова, если вы — гомосексуалист или женщина, одетая не в длинную юбку, а в какой-то другой наряд. Взгляды Стерлигова вызывают замешательство не только у иностранных журналистов: например, жена, недовольная побоями, ‒ «подлое и мерзкое существо». Жена самого Стерлигова лишь послушно молчит, отмечает «Илталехти».

Деревню свободных ремесленников основал Герман Стерлигов

Йенни Уотинен (Jenni Uotinen)

Вам нечего делать в деревне свободных ремесленников, если вы — гомосексуалист или женщина, одетая не в длинную юбку, а в какой-то другой наряд. Британская журналистка Стейси Дули (Stacey Dooley) тоже отказалась от брюк, чтобы взять интервью у жителей сообщества, основанного около десяти лет назад россиянином Германом Стерлиговым.

Речь идет о документальном фильме «Би-би-си» (BBC) «Война против женщин в России» (Russia's War on Women).

До создания деревни свободных ремесленников Стерлигов хотел стать президентом России и мэром Москвы. Он также известен как противник абортов.

По мнению Стерлигова, в семье может быть только одна «голова», и это мужчина. В целом, по его мнению, мужчина должен быть на пьедестале.

Hufvudstadsbladet
Helsingin Sanomat
Frankfurter Allgemeine Zeitung

«Равноправие невозможно. Только страшные и неприличные женщины стремятся к равноправию с мужчинами. Большая часть феминисток — страшные. Я не видел ни одной красивой феминистки», — сообщает Стерлигов.

Для подкрепления своих слов он цитирует Библию.

«Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына. Люди, которые придерживаются иного мнения, ‒ прислужники сатаны и ненавидят бога. Женщинам нужно немного бояться своего начальника и господина», ‒ намекает Стерлигов на уважение к супругу.

Поддерживает он и семейное насилие.

«Если муж, к примеру, шлепает свою жену тапком или ремнем, и жена жалуется на него в полицию, такая жена не нужна. Это не жена, а подлое и мерзкое существо».

Стерлигов от всего сердца желает Стейси Дули найти мужа, для которого журналистка сможет стать рабыней.

Стерлигов представляет и свою жену. Алена Стерлигова написала книгу «Мужем битая. Что мне пришлось пережить с Германом Стерлиговым», и она разделяет взгляды мужа. Герман Стерлигов не помнит, как часто он физически наказывал свою жену. А вот Алена помнит, потому что она ‒ «злое существо, которое все помнит».

Однако количество случаев наказания женщина не озвучивает. Стерлигов считает, что она и так уже рассказала достаточно. Жена послушно молчит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подписывайтесь на нас в Twitter и каждый час получайте переводы материалов зарубежных СМИ.

«Все вельможи сдохнут вместе со всякой нищей сволочью»: Герман Стерлигов о «качестве» «натуральных продуктов» / 13 августа 2019 | Москва, Новости дня 13.08.19

В России производство натуральных продуктов питания запрещено законом. Об этом, как передает корреспондент РИА «Новый День», заявил глава благотворительного проекта «Слобода» Герман Стерлигов, выступая сегодня на пресс-конференции в Москве. «Натуральные продукты питания запрещены законом», – сказал он.

«У нас нормативными актами запрещено и производить, и продавать натуральные продукты питания. Коровы должны быть обколоты вакцинами и прививками – после этого нельзя ни мясо есть, ни молоко пить. Для приготовления хлебобулочных изделий должны быть использованы средства дезинфекции, и дезинсекции в элеваторах- то есть крысиные и тараканьи яды, которыми все заливается. И по каждому продукту есть нормативы, которым производитель обязан следовать, чтобы продукт продать. И продукт становится отравленный. И мы имеем право есть только отравленные продукты», – подчеркнул Стерлигов.

По его словам, чтобы производить натуральный продукт в России, нужно иметь «гражданское мужество». «Когда к вам приходит ветеринар, чтобы обколоть вашу скотину, нужно иметь волю и смелость послать его по известному адресу, понимая, что могут быть проблемы. И это не все делают, даже те, кто хочет производить натурпродукт, уступают под нажим и обкалывают и обкармливают всякой заразой», – констатировал Стерлигов.

В то же время предприниматель считает, что Россия по сравнению с Европой – свободная страна, где нет необходимости соблюдать законы. «Законы, которые написаны для нас, для России, лондонскими и американскими товарищами – мы эти законы, слава Богу, благодаря нашей власти, можем не соблюдать. Поэтому я на свободе», – заявил Стерлигов.

Бизнесмен считает, что употребление в пищу ненатуральных продуктов особенно для жителей мегаполисов грозит неминуемой гибелью. «Мы (сам Стерлингов и его семья) едим прекрасный картофель, пьем молоко с необколотой скотины, делаем сыры, с молоком, не надоенным аппаратами кровью и гноем, потому что любой аппарат сосёт кровь и гной, только ручная дойка дает настоящее молоко. В общем – мы балдеем, и вам советуем, пока вы молоды, создавать свои крестьянские хозяйства и прекращать заниматься этой хренью: торчать в городе, пить отраву, жрать отраву, а потом удивляться, что вы заболели раком или диабетом», – подчеркнул он.

Стерлигов считает, что «раком и диабетом заболеют все, кто не выедет из города и не начнет дышать, есть и пить». «Не будет ни одного исключения, исключения невозможны, возможен только срок – у кого какое здоровье. А так – вы все обречены на утилизацию, и вы все должны отчетливо это понимать. И детки ваши обречены на утилизацию, если вы не вытащите их с этой помойки, где травят как крыс», – заявил он.

По мнению Стерлигова, тенденция на замещение натуральных продуктов сейчас характерна для многих стран и преследует целью уничтожение «лишнего населения». «Пока мы видим, что странами правят трусы, которые стоят в известной позе перед Лондоном и не смеют даже спасать свою жизнь и жизнь собственных детей. Потому что они сдохнут от отсутствия воды и пчел, так же, как и пролетариат. Все вельможи сдохнут вместе со всякой нищей сволочью», – заключил Стерлигов.

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 13.08.19

«Почти за одной партой сидел. Но такова судьба». ЦИК отказал Геннадию Гудкову в жалобе. / Трамп может подыграть Белграду: Запад ищет новые подходы к Сербии. / «У вас 70 умерших!» – «Я в эти игры играть не буду»: несостоявшийся кандидат в Мосгордуму рискует попасть под уголовное дело. Читать дальше

© 2019, РИА «Новый День»

Объявлены финалисты ежегодной антипремии «Почетный Академик ВРАЛ»

21 сентября в 23:59 по московскому времени завершился второй этап ежегодной антипремии «Почетный Академик ВРАЛ» (ВРунической Академии Лженаук). В течение двух недель пользователи соцсетей голосовали за самого активного и деятельного популяризатора лженауки 2018 года. Из выбранных в первом этапе десяти кандидатов, среди которых были биологи, историки, гомеопаты, эксперты по технологиям НЛО и т.д., в финал премии прошли четыре участника: 

Бизнесмен Герман Стерлигов (получил 11721 голос)

Публицист Евгений Понасенков (получил 8747 голосов)

Гомеопат Олег Эпштейн (получил 8669 голосов)

Биолог Сергей Савельев (получил 8408 голосов)

Всего в голосовании участвовали около 50 тысяч человек (посмотреть итоги: на Facebook и Вконтакте). Изначально организаторы — премию проводят портал «Антропогенез.ру» и просветительский фонд «Эволюция» — планировали выбрать трех финалистов, но из-за небольшой разницы в голосах между лидирующими кандидатами было принято решение пропустить в финальный этап четверых. 

6 октября жюри, состоящее из трех докторов наук, восьми кандидатов наук и двух научных журналистов (имена экспертов огласят в день вручения премии), назовет одного победителя. Ему достанется диплом Почетного Академика ВРунической Академии Лженаук и статуэтка «Грустный Рептилоид». Обладатели 2-го, 3-го и 4-го места получат звания «член-корреспондентов ВРАЛ». 

Торжественная церемония награждения начнется в 19:10 6 октября в НИТУ МИСиС в рамках форума «Ученые против мифов – 8». На церемонию будут приглашены все номинанты, у каждого будет возможность выступить.

Накрутки и DDoS-атаки

Администрация «Вконтакте» подтвердила организаторам премии, что неизвестные несколько раз пытались искусственно увеличить число голосов, поданных за двух кандидатов. Первый «скачок» избирательной активности произошел 11 сентября около 15:00 — в это время неправдоподобно интенсивно голосовали за Олега Эпштейна. После этого было еще несколько подозрительных «пиков» — неизвестные с помощью ботов пытались продвинуть Эпштейна и Сергея Савельева (графики активности можно посмотреть здесь; по ним видно, что кандидатам даже с учетом подозрительной активности было трудно догнать лидера гонки — Германа Стерлигова). Администрации социальной сети удалось аннулировать часть накрученных голосов. 

На этом подозрительная интернет-активность не закончилась. 21 сентября, за несколько часов до подведения итогов второго этапа премии, стартовала и продолжалась около суток DDoS атака на портал «Антропогенез» и сайт премии «ВРАЛ». Сейчас работа портала восстановлена, сайт премии работает с перебоями. Факт атаки подтвердил провайдер.

СПРАВКА

Подробнее о претендентах на звание Почетного академика ВРАЛ: 

Сергей Савельев

Доктор биологических наук, заведующий лабораторией развития нервной системы ФГБНУ Научно-исследовательского института морфологии человека ФАНО. Называет исследования в области клонирования, термоядерного синтеза и попытки расшифровать ДНК проявлениями научно-религиозного фанатизма. Утверждает, что современных людей, в зависимости от строения мозга, можно отнести не только к разным видам, но даже к разным родам. Его монографию «Возникновение мозга человека» и другие работы ученые критикуют за фактические ошибки и недопустимые в научной риторике приемы. 

Герман Стерлигов

Предприниматель, основатель первой российской биржи, председатель правления «Общества любителей древней письменности», выпустившего работу «От Адама до Путина: Учебник истории для наших детей». Основатель проекта «Слобода», пропагандирующего радикально экологичный образ жизни с отказом от медицины и электричества. Последовательный противник абортов, гомофоб, считает театр и кино школой дьявола. Враждебно относится к науке, призывает уничтожать ученых. 

Евгений Понасенков

Публицист с незаконченным историческим образованием. Называет себя знаменитым историком, «интеллектуальным гуру нового поколения» и «человеком эпохи возрождения». Автор нескольких книг по истории наполеоновских войн. По оценке доктора исторических наук В. Н. Земцова, «скандальный публицист, автор спекулятивной литературы, пытающийся найти „сенсации“ там, где их нет». Собирает средства на проведение масштабного исследования на тему Великой Отечественной войны, причем результат исследования анонсирует заранее. 

Олег Эпштейн

Фармаколог, гомеопат, член-корреспондент РАН, директор фирмы «Материя Медика Холдинг», производящей «релиз-активные препараты». Автор множества гомеопатических патентов и монографий. Антинаучная концепция релиз-активности ранее стала поводом для вручения компании антипремии Минобрнауки «за самый вредный лженаучный проект». 

На фото: форум «Ученые против мифов — 7» (16 июня 2018 г., Москва, НИТУ «МИСиС», автор: Миша Соколов)

Почему семья Стерлиговых обосновалась в Арцахе

Герман Стерлигов и его жена Алена Стерлигова (Источник: Общественное радио Армении)
СТЕПАНАКЕРТ (Общественное радио Армении) - Российский миллиардер Герман Стерлигов поселился в Шуши, Нагорный Карабах, сообщает Общественное радио Армении, и хотя он и его Семья не сообщила о своем конкретном местонахождении, они не отказались поговорить с журналистами о деталях своего переезда.
Стерлигов и его жена Алена Стерлигова планируют раскрыть причину своего переезда в Арцах на пресс-конференции в понедельник.
Выступая на Общественном радио Армении, Стерлигова сказала, что у них с мужем есть друзья-армяне и они собирались приехать в Армению, но никогда не думали, что обстоятельства изменятся и они переедут в Арцах.
«Это было решение моего мужа», - сказала Стерлигова. «Мы были в Беларуси. Пришел муж и сказал, что по какой-то причине мы немедленно вынуждены уехать на Кавказ.Эти обстоятельства не позволяют нам сейчас вернуться в Россию. Я ни о чем не спрашивал, так как это был не первый подобный случай в моей жизни (мы несколько раз переезжали в 1990-е годы) ».
По словам Стерлиговой, для нее самое главное, чтобы супруг и дети были здоровыми и здоровыми. Она не расстраивается из-за того, что ее заставляют начать новую жизнь на новом месте. Вместо этого она говорит, что очень вдохновлена, а природа и люди Арцаха являются источником этого вдохновения.
«Я не знаю, где еще мы могли бы чувствовать себя так же комфортно, а где наши дети чувствовали бы себя в безопасности», - сказала Стерлигова.
Что ее больше всего привлекает в Арцахе? Там все натуральное. «Куры не вакцинированы, продукты чистые, животные здоровы», - сказала она Общественному радио Армении.
«Это то, о чем Герман говорит уже несколько лет», - говорит Стерлигова.
Сообщается, что Стерлиговы намерены повторить свою знаменитую «слободу» в Арцахе. Слобода - историческое поселение, распространенное в России, Беларуси и Украине. Сегодня этот термин используется в России для обозначения типа сельской местности.
Стерлигов и его жена в настоящее время путешествуют по Арцаху в поисках земли для своего проекта.По словам Стерлиговой, земля, на которой собираются построить «Армянскую слободу», должна иметь красивый ландшафт, хороший климат и воду для мельницы.
Стерлигова уже открыла дом моды в свободном помещении музея ковра в Шуши. По ее словам, будущие модели должны соответствовать армянскому вкусу. Сообщается, что вдохновленная коврами, она решила скопировать принты на ткани и сшить армянскую одежду.
Стерлиговы не знают, сколько еще пробудут в Арцахе. «Решения могут быть внезапными, - говорит Стерлигова.«Однако это не означает, что« Армянская слобода »перестанет работать».
Очарованная природой Арцаха и армянскими традициями, Стерлигова говорит, что «в Нагорном Карабахе можно восстановить экологически чистую экономику».
«В этом случае многие люди захотят приехать сюда, и у вас будет выбор, разрешить это или нет».
Присутствие Стерлигова в Арцахе вызвало большой общественный интерес. Общественное радио Армении сообщает, что многие друзья семьи были в Арцахе.

Источник: Daily
Ссылка: Почему семья Стерлиговых обосновалась в Арцахе

Российский экс-миллионер говорит, что только «ужасные и грубые» женщины хотят равенства

Извините, это видео больше не доступно.

Один из первых миллионеров России отказался от своего состояния, чтобы вести «традиционный» русский образ жизни и призвал всех женщин «стать рабами своих мужей».

Герман Стерлигов считает, что равенство полов «невозможно», а женщины, которые хотят быть равными с мужчинами, «ужасны и грубы» и «завидуют красивым девушкам».

«Вот почему большинство феминисток действительно ужасны. Я никогда в жизни не встречал красивой феминистки », - говорит он.

Он также считает, что феминистки «промывают мозги» красивым девушкам, заставляя их разделять их убеждения, поскольку красивые девушки «немного глупы».

Это не очень хорошо сочетается со Стейси Дули, которая разговаривает на немецком языке в рамках своего нового документального фильма «Война России с женщинами».

Герман Стерлигов говорит, что феминистки «ужасны» и «уродливы» (Фото: BBC)

Она объявляет себя феминисткой и спрашивает его, не думает ли он, что ей следует собрать все это, чтобы найти мужчину и завести детей.

Герман говорит: «Я желаю, чтобы у тебя был муж, который был бы твоим господином и господином, а ты был бы его рабом и любящей женой».

Неудивительно, что когда она просит поговорить с его женой, он отвечает, что «позволит ей» ответить на вопросы Стейси.

Во второй части своей новой серии статей Стейси рассматривает декриминализацию определенных форм домашнего насилия в прошлом году и ее влияние на жизнь российских женщин.

Стейси встречает Викторию из российской феминистской группы Eve’s Ribs (фото: Джонатан Янг / BBC)

Она встречает женщин, вынужденных скрываться, чтобы спастись от жестоких партнеров, и феминисток, стремящихся к равенству перед лицом угроз и запугивания.

Стейси Дули расследует: «Война России с женщинами» отображается на BBC iPlayer с 10 утра 31 января.

БОЛЬШЕ: Познакомьтесь с мамой, которая защищает дочь, встречавшуюся с сексуальным преступником, и утверждает, что нет идеальных отношений

БОЛЬШЕ: Член банды смеется над использованием 8-летних детей для контрабанды наркотиков, когда он говорит, что собирается поступить в университет в будущем

Германских Стерлиговских архивов | Gagrule.net

Российский миллиардер Герман Стерлигов (Источник: Арменпресс)

СТЕПАНАКЕРТ (сборные источники). В ходе пресс-конференции, состоявшейся в понедельник в Шуши, российский миллиардер и бизнесмен Герман Стерлигов объявил, что намерен начать производство экологически чистых продуктов питания в Нагорно-Карабахской Республике, сообщает Арменпресс со ссылкой на Арцахпресс. Стерлигов добавил, что позже продукты питания будут экспортироваться в Россию.

Стерлигов охарактеризовал Нагорный Карабах как прекрасное место для производства доступных и экологически чистых продуктов питания и считает, что необходимо создать торговый дом между Нагорным Карабахом и Россией, через который продукты питания можно будет экспортировать на российские рынки без добавления химических элементов.

«Если люди в России попробуют продукты, произведенные здесь, они перестанут употреблять продукты с химическими добавками, которые там продаются», - сказал Стерлигов.

Стерлигов, его жена и пятеро детей уехали из России в Арцах три недели назад. Он планирует вернуться в Москву в четверг, показав журналистам свой авиабилет во время пресс-конференции.

Стерлигов сообщил, что его решение переехать в Арцках было принято после того, как ему неоднократно угрожали в России, в частности, в связи с его предполагаемой деятельностью в Боевой организации русских националистов (БОРН), российской ультранационалистической группировке, которую он отрицает.

Единственный человек, которого он знает по BORN, - это Илья Горячев, - сказал Стерлигов. Сообщается, что лидер организации попросил у миллиардера денег на открытие пророссийского журнала «Патриарх», но Стерлигов отказался.

Стерлигов также сообщил, что изначально хотел уехать в Беларусь, но решил остаться в Арцахе. Он выразил восхищение гостеприимством и добротой людей.

Согласно сообщениям,

Стерлигов надеется вернуться в Арцах после сотрудничества с правоохранительными органами в России с целью создания фермы и дома моды.

В соответствующих новостях Азербайджан пригрозил журналистам, присутствовавшим на пресс-конференции в Шуши, заявив, что они появятся в печально известном черном списке Азербайджана за незаконный въезд на оккупированные Арменией территории Азербайджана.

МИД Азербайджана ранее объявил российскую певицу Любу Казарновскую «нежелательным человеком» для проведения мастер-классов в Степанакертском государственном музыкальном училище. Комментируя это, певица сказала: «Я в одном списке с Монсеррат Кабалье и горжусь этим.Нагорно-Карабахская Республика - прекрасное место, куда я брал молодежь. Меня это не волнует. Пока в мире царит агрессия, не будет мира. Здесь, в Карабахе, люди хотят мира ».

Министерство иностранных дел Азербайджана начало публиковать свой черный список в 2013 году. В черный список иностранцев, которым запрещен въезд в Азербайджан, включены лица, которые посещают Нагорно-Карабахскую Республику без согласования с властями Азербайджана. Стерлигов также был недавно добавлен в список, который растет с каждым годом.

CHER 32-я ежегодная конференция, 28 августа - 30 августа 2019 г .: Программа

: Эмма Сабзалиева

9028 научного совета по разработке и реализации реформы высшего образования в Италии
Лючио Мореттини, Эмануэла Реале

Среда / пятница (щелкните, чтобы перейти к программе дня)

Лекционный зал 6, Campus Center,

Moritzstraße 18

Лекционный зал 5

Arnold-Bode-Straße 12

Зал для семинаров 1004

Georg-Forster-Straße 4

Зал для семинаров 2004

Georg-Forster-Straße 4

Зал для семинаров 3004

Georg-Forster-Straße 4

Теоретические перспективы

Методологические перспективы

Связь теорий и методов


2 18 Open Track I

Open Track II

9:00 утра

Glocal Higher Education

Роли / личности ученых

Политика, политика и высшее образование

Оценка и / или академическая свобода

Управление и
академическое лидерство

Председатель: Джастин Пауэлл

Председатель: Ларс Гешвинд Ch воздух: Уго Дуарте Орта

Председатель: Сьюзан Харрис-Хюммерт

Председатель: Бенедетто Лепори

Глобализация и дифференциация в системах высшего образования
Франс А.van Vught, Marijk C. van der Wende, Don F. Westerheijden

Влияние мотивации преподавания и нового государственного управления на академическое обучение
Уве Вилкесманн, Сабина Лауэр

Высшее образование и выход с рынка в Великобритании
Стивен Хант, Викки Боливер

Оценка оценщиков: при отсутствии академического гражданства
Катерин a Губа, Анжелика Цивинская

Управленческие отношения на уровне университета.Анализ с точки зрения теории агентств
Марио Аларкон Браво

Есть ли китайская «идея университета»?
Саймон Уильям Марджинсон

Исследование академических знаний и передачи технологий смешанными методами
Николай Гетце, Кристиан Шнайдерберг

«Open UP!» Новый курс для итальянских университетов и ученых?
Флавио А.Чераволо, Микеле Ростан, Массимилиано Вайра

Структура повторяющейся угрозы академической свободе
Джозеф К. Херманович

Роли и квалификация академического руководства: взгляд на президентов и проректоров канадских университетов 9010 за 30 лет Eric Lavigne, Creso Sá

Устранение переводческого разрыва по-калифорнийски - как организационные инновации в университетских медицинских школах путешествуют по миру
Jens Jungblut

Изучение способов изучения академической идентичности динамическое дискурсивное выступление
Саня Джерасимович

(Не) эффективность политики в регулировании поведения студентов - случай доступа в Португалии
Рикардо Бискайя, Карла Са, Педро Нуно Тейшейра

Высшее образование и г Индустриализация рейтингов университетов: анализ взаимодействия в социальных сетях
Мигель Антонио Лим

Научное сотрудничество до и после государственного вмешательства: пример российских университетов
Наталия Матвеева, Иван Стерлигов, Мария Юдкевич

10:30

Перерыв на кофе

Зал для семинаров 0005,

Georg-Forster-Straße 4

11:00

Экономика высшего образования

Обзор научного производства

Теоретические и методологические перспективы Опыт студентов в высшем образовании

Мобильность студентов и персонала в высшем образовании

Модели управления и процессы перевода

Председатель: Мария Амелия Вейга

Стул: Тери Ноккала

Стул: Роланд Блох

Стул: Ульрих Тейхлер

Стул: Мишель Ростан 9002

0

9 кономизация в (немецком) высшем образовании
Бернд Клейманн

Производство научных знаний университетами
Анжелика Цивинская, Катерина Губа

Методологические проблемы проведения исследований об успехах и отсевах иностранных студентов в Германии: Размышления о смешанном исследовании
Хесус Умберто Пинеда Оливьери

Обсуждение мобильности студентов: центральная роль мобильности иностранных студентов в политике высшего образования Люксембурга
Эмилия Кмиотек-Мейер , Джастин Пауэлл

Перевод ESG в отчетах об институциональной аккредитации
Jeroen H uisman, Maria Joāo Manatos

Государственно-частное партнерство в сфере высшего образования: между Commodifica и оценка
Janja Komljenovic

Библиометрический обзор: новый метод исследований в сфере высшего образования
Изабель Стейнхардт

Прогнозирование прекращения учебы в системе высшего образования - сравнение алгоритмов машинного обучения
Марко Гос. , Эрве Дональд Тегим Камджоу, Катя Теуне

«Это параллельная вселенная, которую я действительно хочу посетить снова»: международная мобильность и создание сетей молодых исследователей в Хорватии
Бояна Кулум Илич

Модель управления в Российский университет: есть ли влияние недавних образовательных реформ?
Анна Панова, Мария Юдкевич

К теории рейтингов
Елена Бранкович, Леопольд Рингель, Тобиас Веррон

Систематические обзоры исследований в журналах высшего образования: оценка компонентов Uslu, Alper alıkoğlu

Социальное неравенство среди лиц, бросающих высшее образование.Сочетание модели интеграции студентов и теории рационального выбора
Ларс Мюллер, Даниэль Кляйн

Аналитические границы студенческой мобильности: уезжая из Таджикистана в глобальную и национальную эпоху
Эмма Сабзалиева

Болонские реформы высшего образования в Литве
Людвика Лейзите

12:30

Перерыв на обед

a Столовая Bode-Straße / На углу Moritzstraße

13:30

Основной доклад

Теория и исследования в сфере высшего образования: просто ли они связаны?

Анна Космютцки

Лекционный зал 6, Campus Center,

Moritzstraße 18

14:45

Действующие лица и агенты

Отражения методов в исследованиях в сфере высшего образования

Методы исследований в сфере высшего образования

Учебная работа

Пространства и рамы

Стул: Тереза ​​Карвалью

mann

mann Стул: Uwe mann

Председатель: Анна Космютцки

Председатель: Тим Зайденшнур

Председатель: Педро Нуно Тейшейра

Актерское созвездие и динамика: высшее образование и динамика Orga Теория национальных изменений
Эмануэла Реале

Изучение докторской занятости в Великобритании: ценность и пределы анализа вторичных данных
Салли Хэнкок

Междисциплинарные корни исследований в области высшего образования: анализ моделей цитирования в журналах in the field
Андрей Ловаков, Мария Юдкевич

Мягкие обязательства и напоминания: долгосрочное влияние на академическую успеваемость
Рафаэль Брейд, Оливер Гиммлер, Роберт Джекле

Формирование и формирование в пространстве.Некоторые данные об основанной на знаниях межорганизационной динамике из Восточного Пьемонта, Италия
Джакомо Бальдуцци, Микеле Ростан

Актерский императив. О субъективации университетов как субъектов организации
Роланд Блох

Методы оценки компетенций в высшем образовании: критический обзор
Света Мишра, Эдит Браун

Использование устной истории в исследованиях в области высшего образования Пример образовательной реформы в шведском инженерном образовании
P er Fagrell, Lars Geschwind

Научно-исследовательская кафедра Программы и научная производительность
Creso Sá, Nadiia Kachynska, Summer Cowley, Magdalena Martinez, Emma Sabzalieva

Трансформация высшего образования в условиях глобализации.Размышления о глобальных исследованиях высшего образования

Акиёси Ёнэдзава, Дон Ф. Вестерхейден, Йоррит Снидер, Саэ Шимаути

Повторное посещение агентства? - Критическое размышление о теоретико-практических основах в исследованиях траекторий и динамики академической карьеры
Антье Вегнер

Сокращает ли психологическое консультирование гендерный разрыв в области стремления к учебе? Данные рандомизированного контролируемого исследования
Янина Бекманн, Лукас Ферверс

Влияние студенческих кадров на развитие студентов колледжей в Китае
Панпан Яо

Высшее образование по профессии: изучение режимов преподавания и обучения в палестинском Университет
Весна Голубек, Паулина Алениус, Назми Аль-Масри, Веса Корхонен

Высшее образование в моногородах: опыт экспедиции как инструмент исследования
Ксения Романенко, Екатерина Шибанова

16:15

Кофе-брейк и стендовая сессия Стендовая сессия

Председатель: Изабель Стейнхардт

Зал для семинаров 0005,

Георг-Форстер-Штрассе 4

  • Есть ли консенсус в отношении ключевых журналов в области высшего образования?
    Станислав Авдеев, Андрей Ловаков, Мария Юдкевич
  • Гендерные границы: взаимосвязь между сетями дружбы и гендерный разрыв в карьерных предпочтениях
    Янина Бекманн
  • Know-Best: партнерство в производстве знаний - убеждения, стратегии и противоречия
    Тереза ​​Карвалью, Мария Дж.Роса, Ана И. Мело, Анабела Кейрос, Карлос Родригес, Уго Фигейредо, Мария Жоао Манатос, Педро Нуно Тейшейра, Рикардо Бискайя, Руи Мендес, Сара Диого
  • Взаимосвязь между институциональной стратегией и обучением студентов в университетах мирового класса
    Кайюнь Фэн
  • Развитие преподавания в системе высшего образования
    Софи Галески, Штеффен Бранд, Эдит Браун
  • Влияние исключения из колледжа на результаты рынка труда в Германии
    Джулия Хейгле
  • Все вместе? Множественные изменения в статусных конфигурациях среди мобильных студентов с кредитами и учеными степенями из Люксембурга
    Эмилия Кмиотек-Мейер
  • Концептуальная основа для понимания ценностей академической работы
    Ai Tam Le
  • Интеграция устоявшихся моделей устойчивости студентов для Создание комплексной модели процесса успешного поступления на учебу
    Паскаль Стефани Петри
  • Опыт постдоков с невидимой инвалидностью в немецких университетах - качественный исследовательский подход
    Марко Мигель Валеро Санчес
  • Библиометрический анализ исследований в области высшего образования в Китае Реформа и открытие: на примере перепечатанных статей в «Синьхуа Дайджест»
    Ин Чжу

17:00

Организация и неоинституционализм

Оценка

Организация высших учебных заведений

Реформа высшего образования в различных национальных контекстах

Доходы от образования


99


99

Председатель: Дон Ф.Вестерхейден

Стул: Бернд Клейманн

Стул: Гаэль Гастеллек

Председатель: Швета Мишра

Организационная компания Elite Mishra

Разработка инструмента для оценки исследовательских программ во всех областях науки
Жоао М. Сантос, Уго Орта

На пути к построению теории факультетов с использованием подхода на случай непредвиденных обстоятельств
Ilse Hagerer

Окупаются ли знания иностранных языков на российском рынке труда?
Ксения Рожкова, Сергей Рощин

Высшее образование в мировом обществе: сочетание неоинституционализма и теории социальных систем
Томас Пфеффер

Исследование теории построения и оценки качественного трудоустройства выпускников
Рунзэ Лю, Мяомяо Ю, Вэньцзин Юань, Шуйи Шен, Юнхонг Ма, Яньхуа Бао

Непреднамеренное лицо Януса высших учебных заведений - контрастирующие манифесты и скрытые сообщения в документах институциональной стратегии
Оливер

Плата за обучение как инструмент политики - Введение платы за обучение в Швеции
Ханс Лундин, Ларс Гешвинд

Факторы, влияющие на инновационные способности китайских академических докторантов в различных моделях обучения
Yumeng Yang, Wei Сунь, Пэнъю Чжу, Юн hong Ma, Yanhua Bao

Почему университеты вносят ограниченный вклад в социальные инновации? Перспектива институциональной логики
Ридван Чинар, Пол Беннуорт

Анализ организационной структуры: методологическая основа
Майкл Борггрефе

Введение финансирования на основе результатов в высшем образовании: вы выиграете немного, вы Проиграй несколько
Екатерина Абалмасова, Екатерина Шибанова, Алексей Егоров

Детерминанты ожидаемой отдачи от высшего образования в России: перспектива теории человеческого капитала
Илья Прахов

19:00

Ужин

4

Alte Brüderkirche, Renthof 3, Kassel

Исследование грантовой поддержки российских научных фондов отечественным публикациям в ведущих международных журналах (на основе данных Scopus и Web of Science, Российского фонда фундаментальных исследований и Российский научный фонд)

  • 1

    Дежина, И.Г., Государственное регулирование науки в России, , М .: Магистр, 2008.

  • 2

    Гохберг Л.М., Зайченко С.А., Китова Г.А., Кузнецова Т.Е., Научная политика. : Глобальный контекст и российская практика, . М .: Изд. Дом Высш. Шк. Экономика, 2011.

  • 3

    Бредихин С.В., Власова В.В., Гершман М.А. и др., Деловой климат в российской науке - Doing Science (Деловой климат в российской науке - Doing Science) , Gokhberg, L .М., Ред., М .: Нац. Исслед. Univ. Высш. Шк. Экономика, 2019.

    Google Scholar

  • 4

    Робитайл, Дж. П., Макалузо, Б., Поллитт, А., Гунашекар, С., и Ларивьер, В., Сравнительная наукометрическая оценка результатов проектов, финансируемых ERC. Отчет о библиометрической оценке (D5). Европейская комиссия: Исполнительное агентство ERC, 2015. https://erc.europa.eu/sites/default/files/document/file/ERC_Bibliometrics_report.pdf. По состоянию на 15 февраля 2019 г.

  • 5

    Маркусова В.А., Либкинд А., Аверса Э. Влияние конкурентного финансирования на результаты исследований в России, Collnet J. Scientometrics Inf. Управл., 2012, т. 6, вып. 1. С. 61–69.

    Google Scholar

  • 6

    Диас-Фаес, А. и Бордонс, М., Благодарности в научных публикациях: присутствие в испанской науке и текстовые шаблоны в различных дисциплинах, J. Assoc. Инф. Sci. Technol., 2014, т. 65, нет. 9. С. 1834–1849.

    Артикул Google Scholar

  • 7

    Пауль-Хус, А., Дерочерс, Н., и Костас, Р., Характеристика, описание и соображения по использованию данных подтверждения финансирования в Web of Science, Scientometrics, 2016, vol. 108, нет. 1. С. 167–182.

    Артикул Google Scholar

  • 8

    Грассано, Н., Ротоло, Д., Хаттон, Дж., Ланг, Ф., и Хопкинс, М.М., Данные о финансировании из благодарностей за публикацию: охват, использование и ограничения, J. Assoc. Инф. Sci. Technol., 2017, т. 68, нет. 4. С. 999–1017.

    Артикул Google Scholar

  • 9

    Ригби, Дж., Данные о признании систематических грантов и финансирующих органов для публикаций: Новые измерения и новые противоречия для исследовательской политики и оценки, Res. Оценка, 2011, т.20, нет. 5. С. 365–375.

    Артикул Google Scholar

  • 10

    Тан, Л., Ху, Г., и Лю, В., Анализ благодарности за финансирование: запросы и предостережения, J. Assoc. Инф. Sci. Technol., 2017, т. 68, нет. 3. С. 790–794.

    Артикул Google Scholar

  • 11

    Альварес-Борнштейн, Б., Морилло, Ф. и Бордонс, М., Благодарность за финансирование в сети науки: полнота и точность собранных данных, Scientometrics, 2017, т.112, нет. 3. С. 1793–1812.

    Артикул Google Scholar

  • 12

    Mejia, C. и Kajikawa, Y., Использование данных подтверждения для характеристики финансирующих организаций по типам спонсируемых исследований: Случай исследования робототехники, Scientometrics, 2018, vol. 114, нет. 3. С. 883–904.

    Артикул Google Scholar

  • 13

    Кокол, П. и Вошнер, Х. Б., Исследования в области информатики медсестер: библиометрический анализ схем финансирования, Online J.Nurs. Инф., 2017, т. 21, нет. 2.

  • 14

    Хуанг М. и Хуанг М., Анализ глобального финансирования исследований с точки зрения предметной области и перспектив финансирующих агентств в странах G9, Scientometrics, 2018, vol. 115, нет. 2. С. 833–847.

    Артикул Google Scholar

  • 15

    Кокол, П., Вошнер, Х. Б., Расхождения в освещении информации о финансировании в статьях медицинских журналов в Scopus, Web of Science и PubMed, J.Med. Libr. Доц., 2018, т. 106, нет. 1. С. 81–86.

    Артикул Google Scholar

  • 16

    Дежина И.Г. Научно-инновационная политика правительства России: различные инструменты с неопределенными результатами ?, Publ. Адм. Выпуски, 2017, т. 5. С. 7–26.

    Артикул Google Scholar

  • 17

    Wouters, P., Thelwall, M., Kousha, K., Waltman, L., де Райке, С., Рашфорт, А., и Франссен, Т., The Metric Tide: Literature Review (Дополнительный отчет I к Независимому обзору роли показателей в оценке и управлении исследованиями), HEFCE, 2015. https://doi.org/10.13140/RG.2.1.5066.3520

  • 18

    Mongeon, P. и Paul-Hus, A., Журнальное освещение Web of Science и Scopus: сравнительный анализ, Scientometrics, 2016, vol. 106, нет. 1. С. 213–228.

    Артикул Google Scholar

  • 19

    Лазарь, М.Г., Стрельцова Е.А. Грантовая система финансирования российской науки: результаты одного социологического исследования, Социол. Науки и технологии, 2015. 6. С. 38–49.

  • 20

    Ильина И.Е. Анализ деятельности научных фондов, обеспечивающих фундаментальные исследования в России, Науки, Инновации, Образ., 2015, no. 18. С. 179–203.

  • 21

    Гарфилд, Э., Тайна транспонированных журнальных списков, в которых закон рассеяния Брэдфорда обобщен в соответствии с законом концентрации Гарфилда, в Essays of an Information Scientist, Philadelphia, PA: ISI Press, 1977, т.1. С. 222–223.

    Google Scholar

  • 22

    Heckman, J. and Moktan, S., Publishing and Promotion in Economics: The Tyrany of the Top Five (No. w25093), Cambridge, MA: National Bureau of Economic Research, 2018.

    Book Google Scholar

  • 23

    Моэд Х.Ф., Маркусова В., Акоев М., Тенденции российских исследований, индексируемых в Scopus и Web of Science, Scientometrics, 2018, т.116, нет. 2. С. 1153–1180.

    Артикул Google Scholar

  • 24

    Hicks, D., Wouters, P., Waltman, L., de Rijcke, S., and Rafols, I., Bibliometrics: The Leiden Manifesto for Research Metrics, Nature, 2015, vol. 520, нет. 7548. С. 429–431.

    Артикул Google Scholar

  • 25

    Bendels, M.H.K., Müller, R., Brueggmann, D., and Groneberg, D.A., Гендерные различия в высококачественных исследованиях, выявленные журналами Nature Index, PLOS One, 2018, vol.13, вып. 1.

  • 26

    Уолтман Л., Обзор литературы по индикаторам воздействия цитирования, J. Informetrics, 2016, vol. 10, вып. 2. С. 365–391.

    Артикул Google Scholar

  • 27

    Руководство Фраскати 2015: Руководство по сбору и представлению данных об исследованиях и экспериментальных разработках, измерении научной, технологической и инновационной деятельности, Париж: Публикация ОЭСР, 2015.https://doi.org/10.1787/9789264239012-

  • 28

    Баттистон, Ф., Мускотто, Ф., Ван, Д., Барабаси, А.-Л., Селл, М., и Синатра, Р., Проведение переписи физиков, Nat. Rev. Phys., 2019, т. 1, вып. 1. С. 89–97.

    Артикул Google Scholar

  • 29

    Björk, B.-C. и Соломон, Д., Задержка публикации в научных рецензируемых журналах, J. Informetrics, 2013, vol. 7, вып. 4. С. 914–923.

    Артикул Google Scholar

  • 30

    Wilsdon, J., Allen, L., Belfiore, E., Campbell, P., Curry, S., Hill, S., and Johnson, B., The Metric Tide: Report of the Independent Обзор роли показателей в оценке и управлении исследованиями, HEFCE, 2015.

    Книга Google Scholar

  • Книги сопротивления и самовыражения - The Georgia Review

    Почти случайно, не так давно я несколько месяцев жил и преподавал в балтийском портовом городе Клайпеда, Литва.Несколько богатых меннонитов из Северной Америки открыли там англоязычный гуманитарный колледж двадцать пять лет назад, а сегодня в Международном университете LCC обучаются более 600 студентов со всей Балтии и Восточной Европы. Когда я побуждал своих учеников писать эссе, стихи и художественную литературу, отражающие их жизнь, страны и регионы, и узнавал как можно больше об истории Литвы и области, оставшиеся клочки моего школьного впечатления, что советские Союз был объединением фанатичных коммунистов, стремящихся к мировому господству, быстро распался.Если литовцы и другие жители бывшего Советского Союза, с которыми я встречался, объединены чем-либо, помимо их признательности к местному пиву, водке и картофельным оладьям, то это самое глубокое недоверие к российскому правительству. Пятьдесят лет жестокой оккупации, принудительных депортаций, подавления инакомыслия и экономических лишений сделают это с вами. Никому не нужны танки или военная база в городе. С другой стороны, около девяноста русских студентов в LCC были в общем замечательными молодыми людьми, которые прекрасно ладили с другими студентами.Персонал и преподаватели усердно и сознательно работают над созданием хороших отношений между национальными и языковыми подразделениями. Символическая встреча незадолго до моего приезда завершилась тем, что в одном из окон общежития висел российский флаг, рядом с ним висел украинский флаг, а между ними было нарисовано большое красное сердце. Он попал в местную газету и хотя бы немного успокоил местных жителей о странном англоязычном анклаве на северо-востоке города.

    Мое пребывание в Клайпеде углубило мой интерес к продолжающимся отголоскам удивительной жестокости двадцатого века - как полной, так и душераздирающе личной и интимной, - которые поразили этот регион с особой силой.Да, границы Европы за последние столетия часто менялись, и с безопасного американского расстояния такие изменения могут показаться печальными, но неизбежными. Тем не менее, на обширных территориях Восточной Европы, от Финляндии до Турции, от Польши до Москвы, эта история не более прошлого, чем Гражданская война на американском Юге, хотя ее резонансы и проявления даже более сложны. Как напоминают нам рассматриваемые здесь книги, миллионы людей не разделили недавнюю роскошь американского среднего класса игнорировать политику и историю - роскошь, которая теперь демонстрирует все признаки исчезновения и для американцев.Эти обширные работы с их разнообразными стилистическими и психологическими реакциями на перемещение, изгнание и историческую травму почти невообразимого масштаба проливают важный, если не всегда утешительный свет на непреходящую актуальность истории.

    _____

    Тонкая антология Написано в темноте: Пять поэтов в блокаде Ленинграда - это, во-первых, исторический документ, представляющий значительный интерес: не прошедшие цензуру, но долго подавляемые стихи, написанные во время и после ужасающей блокады Ленинграда Второй мировой войной нацистами. армия, в результате которой погибло не менее миллиона русских, а человеческие страдания такого масштаба и интенсивности редко могли сравниться даже с гигантской кавалькадой страданий, которой была война.Пять поэтов, собранных между его обложками - Геннадий Гор, Павел Зальцман, Дмитрий Максимов, Владимир Стерлигов и Сергей Рудаков - все работали в традициях группы ОБЭРИУ (Союз Реального Искусства) 20-30-х годов, по словам редактора Полины. Введение Барсковой. Члены OBERIU заигрывали с сюрреализмом, но, как отмечает Барскова, «Осада» создала «иную, ненормативную реальность», в которой «задача писателя-сюрреалиста заключалась не в изобретении, а в регистрации и выражении». Резня и лишения, вызванные осадой, были настолько впечатляюще естественными, что можно сказать, что натурализм и сюрреализм сливаются в очень своеобразной форме простого изображения во многих из этих стихотворений.

    Стихи Геннадия Гора, прочитанные вне контекста, могут показаться скромно шокирующими продуктами воображения, направленного на удивление и проступок в стиле Анджелы Картер или целого ряда современных авторов ужасов. Но, конечно, эти стихи настолько же документальны, насколько и ужасны, буквально «правдивы» или нет. Иногда ужас переносится на естественные объекты, как в этой короткой пьесе без названия: «Ручей устал от речи / Сказал, что вода не принимает сторону. / Вода тошнит от тишины / Сразу снова закричал.«Иногда смещение бывает временным; стихотворение, которое начинается шокирующими образами мертвого мальчика «с зеленым лицом, как у кошки» и людей, которые «наступают ему на ноги, его глаза», когда они проходят в погоне за маслом и хлебом, уходит прочь, чтобы сцена из давно минувшего детства с гусями, горами и довольной семьей, сидящими вместе. Иногда присутствует только ошеломленный документальный стиль, как в этом шокирующе заниженном описании каннибализма:

    Я съел Ребекку, смехотворную девушку

    Ворон посмотрел на мой ужасный обед.

    Ворон посмотрел на меня как на скуку

    Как медленно этот человек ел того человека.

    Ворон посмотрел вниз, но это было напрасно.

    Я бросал это не в ту руку Ребекки.

    Среди самых запоминающихся из небольшой подборки стихотворений Дмитрия Максимова есть одно под названием «Война». Запись в начале гласит: «Декабрь 1941 года. Ленинград. . . . Моя душа, чтобы защитить себя, притворилась деревянной ». Первая часть олицетворяет войну как женщину, которая «выращивает пауков», косит кашу и опустошает души.В последнем разделе говорится о «бурях реальности / я пересек» и о том, как «волочить ноги / без тревоги / к тому времени, когда вы вернетесь домой / вы уже кто-то другой». Мне вспомнилось произведение Бертольда Брехта «Бог войны», написанное на немецком языке в 1938 году, но столь же скептически настроенное: «Громким голосом он говорил о грядущих великих временах и мягким голосом учил женщин готовить ворон и чаек».

    Сергей Рудаков погиб в 1944 году; его стихотворение, которое начинается «Дым в землянке», также напомнило мне параллельный текст с совершенно другой точки зрения: «Дневник партизана» , написанный литовцем Лионгинасом Балюкявичюсом (он же Дзукас) в первые годы послевоенной оккупации. рассказывает о храброй, но тщетной борьбе горстки партизан за то, чтобы спрятаться в лесу и противостоять Советам.« Весна приближается, но не в Литве, », - пишет Дзукас, и Рудаков почти столь же фаталистичен: «Бедное сердце и счастливо, и несчастно / Узнавать в прожекторах кресты на западе / Родное небо Ленинграда». Страдания, голод и страх во многом одинаковы, независимо от того, на чьей стороне вы сражаетесь.

    Владимир Стерлигов - выдающийся художник, вернувшийся в Ленинград после войны. Он представлен здесь стихами, которые значительно различаются по подходам. «Смерть» неуклонно фокусируется на присутствии смертности во всех аспектах жизни в осаде, от еды до приветствия друзей и взглядов на щеглов и листьев.«Но я король. . . » развлекает фантазию о внетелесном путешествии и свободе разума парить сквозь стены: «Как будто руками он касается предметов, / Как будто этому не было запрета / Как будто их кожа была сорвана».

    Последний поэт - Павел Зальцман, тоже художник, который весной 1942 года был эвакуирован в Алма-Ату, на территории нынешнего Казахстана, и жил там до своей смерти в 1985 году. Его стихи иногда бывают земными, часто с мрачными и сардоническими нотками. юмор; «Рык» начинается «Я дурак, я дерьмо, я негодяй, / Я бы убил любого за колбасу», но заканчивается поворотом: «Я страдаю, палачи, не так ли? см. / От недержания мочи! » «Апокалипсис» Зальцмана, последнее стихотворение книги, описывает обычных всадников как «четверых детей», которые сами отчаянно устали:

    Первая из них - война,

    Он весь в ранах.

    Бочки второй мешок с зерном,

    И даже это в клочьях.

    Третий ребенок - мошенник,

    Отсутствует рука, владеет палкой.

    Четвертый и последний убит,

    Он лежит на помойке.

    Война настолько ужасна, что Всадники Апокалипсиса сами уничтожены ею? Возможно, достаточно, чтобы дать нам паузу, хотя войны продолжаются, равно как и разрыв между, с одной стороны, официальными заявлениями о необходимости и великой стратегией, а с другой - опытом тех, кто оказался в ужасной реальности насилия.

    В вдумчивом послесловии поэт и критик Илья Кукулин отмечает, что официальная советская поэзия и литература были глубоко телеологичны, как и христианство: надежда на лучшее будущее, какой бы нереальной она ни была, придала смысл нынешним страданиям. Но он также особо отмечает, что это «применимо только к лояльным ответвлениям» литературы. Таким образом, стихотворения, подобные тем, что включены в эту антологию, авторы которых вряд ли искренне верили в советский триумфализм, демонстрируют «поэтическую феноменологию боли и абсурда.Кукулин предполагает, что в мире, в котором социальный порядок рухнул, эти авторы изобрели «эстетику, необходимую для изображения бесконечных страданий как коллективного, так и индивидуального тел».

    Великая (хотя и не новая) проблема становится почти невыносимой в книге Written in the Dark : как люди реагируют, когда их правительства и их враги готовы позволить им страдать и умереть и / или убить их для определенных целей далеко от самих людей? Страдания не сильно меняются идеологией или национальностью тех, кто их передает, и хотя заманчиво отождествлять выживших с той идеологией, от которой они страдали, все часто бывает сложнее.

    Небольшой анекдот может проиллюстрировать это: несколько лет назад я преподавал в классе американистики, в котором участвовали два иностранных студента из Беларуси. Когда пришло время обсудить главу о Второй мировой войне в историческом учебнике, который я назначил, они громко возразили, как только я вошел в комнату. «Где мы находимся в этом повествовании?» они потребовали. «Это была Великая Отечественная война, двадцать миллионов из нас погибли, а этот американский автор полностью нас не учитывает!» Все, что я мог сделать, это поблагодарить их за напоминание.

    _____

    Стихи Арсения Тарковского, как и его жизнь, демонстрируют трудности художников в репрессивных государствах и демонстрируют его художественное сопротивление. Родившийся в 1907 году, Тарковский рано получил известность как переводчик и заслужил дружбу и похвалу со стороны ведущих русских поэтов своего времени, в том числе Анны Ахматовой и Марины Цветаевой. Но политический климат Советского Союза означал, что его первая книга стихов появилась только в 1962 году. Международное признание возросло, когда его сын, кинорежиссер Андрей Тарковский, включил некоторые из стихотворений своего отца в свои фильмы.Этот новый том, искусно переведенный и представленный Филипом Метерсом и Дмитрием Псурцевым, впервые представляет щедрую подборку стихов Тарковского на английском языке под одной обложкой.

    Даже в своих ранних работах Тарковский демонстрирует блестящее чутье на естественные образы и темы любви, предательства и зловещего напряжения:

    Вы знаете, насколько любовь похожа на угрозу:

    , когда я вернусь, ты пожалеешь, что умер.

    Небо дрожит в ответ, держит клен, как розу.

    Пусть горит сильнее - пока почти не коснется наших глаз.

    Стихи Тарковского о Второй мировой войне суровы, личны, бескомпромиссны:

    Вопящие клятвы пророка

    не переделает мир, раздираемый на части. . . .

    Торнадо судьбоносной битвы

    заглушает все обещания. Не хватает слов.

    Ты призрак на мгновение, а я не бессмертен.

    Ничего не осталось: ни крова, ни покоя.. .

    Существует не одно безрадостное стихотворение в память о Цветаевой, покончившей с собой во время войны, и отказ Тарковского от ее романтических ухищрений, возможно, по крайней мере отчасти. «Прокляни меня, мучь меня, но мой Бог, / я не могу любить тебя только потому, что тебе больно».

    Военная рана привела к тому, что Тарковский потерял ногу, но он продолжал писать, и все более мистическая жила пронизывает его стихи, даже когда они смело и красиво говорят о телесной любви. «Впервые вместе», ставшая известной благодаря включению в фильм « Зеркало » (1975), является прекрасным примером:

    Находясь в кристаллической сфере, реки пульсировали,

    горы задымились, море взошло,

    и на ладони

    тот кристалл; твоя постель была троном;

    и - Боже мой - ты был моим.

    Кикер наступает после тридцати таких красивых строк, когда последние две резко меняются: «за нами следила судьба / как сумасшедший с бритвой в руке». Если мы читаем «судьбу» как «историю», что кажется неизбежным, метафора открывается мощно.

    Как могли стихи человека, писавшего в такие суровые времена, в такой суровой стране с такой грандиозной меланхолической литературной традицией, сами по себе не быть меланхоличными и элегическими? Я не читаю по-русски и не могу напрямую судить о переводе, но Метерс и Псурцев превращают тексты в гибкие, яркие английские строки, которые часто передают по крайней мере некоторые формальные качества оригиналов.Взгляните на секстет сонета, который они переводят как «Рукопись», посвященного Ахматовой:

    Я был человеком, жившим в то время,

    , но это был не я. Я пела со всеми.

    Из семьи людей и птиц я был наименьшим -

    простой специалист по генеалогии своего рода,

    первичный этимолог корневого общения.

    Я не откажусь от праздника земного.

    Скромность и широкая щедрость этого отрывка, а также его решимость не «отказываться от земного пиршества», каким бы болезненным оно ни было, повторяются в позднем стихотворении, которое дает название тому тому.

    Я свеча. Я сгорел на застолье.

    Собрать воск, когда наступит утро

    , чтобы эта страница напоминала вам

    как гордиться и как плакать,

    как отдать последнюю треть

    счастья и как легко умереть -

    и под временной крышей

    сжечь посмертно, как слово.

    Поэт как свеча, поглощающий свою собственную субстанцию ​​для освещения, предлагающий слово как свет, отталкивающий тьму: образы действительно просты, но глубоки.

    В послесловии Филипа Метерса цитируется Чарльз Симич: «Лирический поэт почти по определению является предателем своего народа. Это незнакомец, который говорит суровую правду о том, что только отдельные жизни уникальны и поэтому священны. Его могут любить люди, но его пример - это то, о чем следует предостеречь ». Несомненно, это правда, и это важное напоминание о том, почему лирическая поэзия - и искусство - необходимы в лучшие времена и жизненно необходимы в худшие, какими бы непопулярными и опасными ни были жизни тех, кто их породил.

    _____

    Живя в Литве, я обнаружил, что литовцы считают великого поэта Чеслава Милоша своим. В конце концов, он вырос в столице Литвы Вильнюсе и ее окрестностях и в своем обращении к Нобелевской премии отметил: «Моя семья в шестнадцатом веке уже говорила по-польски. . . так что я поляк, а не литовский поэт. Но пейзажи и, возможно, дух Литвы никогда не покидали меня ». * Как и многие его современники, он был вынужден в различных изгнаниях и компромиссах: переживать Вторую мировую войну в Варшаве под нацистами, в конечном итоге отправленный в Вашингтон и Париж в качестве атташе по культуре для послевоенного коммунистического правительства Польши до его дезертирства в 1951 году, а затем он несколько десятилетий жил в менее чем счастливой ссылке в Калифорнии, вернувшись в Польшу только после того, как его Нобелевская премия сделала его национальным героем и, следовательно, неприкасаемым.

    Особая история Милоша, сама по себе убедительная, является лишь одним из примеров жизненного повествования, основные темы которого включают изгнание, множественные жилища и языки, а также трудно поддающиеся определению идентичности. Такие рассказы, как правило, без Нобелевской премии, являются нормой среди авторов, рассматриваемых здесь. Одним из примеров является турецко-американский писатель Эрдаг Гёкнар, чей английский перевод романа Орхана Памука « Меня зовут красное » помог Памуку встать на путь к Нобелевской премии. Гекнар получил ученые степени в Орегоне и Вашингтоне, а теперь преподает в Duke.Его первая книга стихов « Nomadologies » решительно помещает его в группу тех, кто пересек достаточно границ, чтобы нигде не чувствовать себя полностью комфортно. Книга начинается со стихотворения о сломанных «писцовых буквах», с которых начинаются двадцать девять коранических высказываний, называемых сурами. Эти таинственные, мистические символы представляют собой проблему, как пишет Гёкнар: «обнимите / материальное молчание / или прочтите». Я почти ожидал, что остальная часть книги будет посвящена еще более загадочным темам, но вместо этого Гекнар пишет против тишины и эзотерики, предлагая повествования и тексты, которые полны мультикультурных референций и языка, но легко доступны и полны человеческих чувств.

    Вначале мы сталкиваемся с различными исследованиями памяти и семейной истории, сменой национальных идентичностей и религиозными пересечениями. «Ибрагим / Авраам», например, рассказывает о дедушке поэта:

    Ибрагим потерял

    все, что у него было, кроме жены

    семеро малышей и старый стиль

    Дом в османском стиле в Стамбуле

    с видом на Босфор, где

    моя баба спала на верхнем этаже

    балкон, Азия вдалеке.

    Неоднократно упоминаются сложности генеалогии, происхождения и наследия:

    Вы

    потомок Авраама, который

    неоднократно пытался убить своего сына.

    Ты, Измаил, ты изгнанник, ты

    бунтарь, ты Ростам, ты

    анти-Эдип.

    Я смутно вспомнил стихотворение Мэтью Арнольда «Сохраб и Ростам» из аспирантуры, но мне пришлось искать историю: в турецких преданиях Ростам неосознанно убивает своего сына Сохраба, таким образом становясь «анти-Эдипом».Каким образом потомки Авраама и Измаила в прямом и переносном смысле должны считаться с таким наследием? Гекнар борется с этим вопросом и целым созвездием проблем изгнания и идентичности в этих стихах.

    В одном из них он рассказывает о своих девятилетних встречах со своей бабушкой во время стамбульского лета. Также присутствует отец его матери Деде, который сейчас потерял сознание, но тогда был образованным человеком, который говорил по-русски и по-арабски и перевел Коран на старый турецкий язык. В последних строках мальчик и его мать направляются в аэропорт, и последний жест бабушки, как мне кажется, объясняет, как любопытно скручены строки на нескольких страницах стихотворения:

    Она держит ведро

    окно и льет воду

    после нас.Это обычай -

    Путешествуйте, как вода -

    , но кажется непереводимым

    со значением растворения

    как Деде сидит

    в кресле

    вызов

    для нее

    сенсорный:

    Улви

    Улви

    Улви

    Эта книга наполнена экзотическими местами и тревожными перемещениями многих писателей-иммигрантов, однако подробности изложены с такой ловкой точностью и несут в себе столько чувства, что они никогда не переходят в предсказуемое.В шести разделах «Наглядных уроков» отец Гекнара представлен как «Возвышенный», а его мать - как женщина-птица, но к обоим относятся с любовью, которая смягчает и усложняет эти потенциально резкие эпитеты. Художник, его отец редко говорит, работает по двенадцать часов в день, делает скульптуры из смолы, которые кажутся «захваченными / моментами восторга / отсутствием связи». Один, оставленный разлагаться на заднем дворе на долгие годы, «ничего не обнаруживает / своего происхождения /, кроме ржавого столба на память». Оба родителя несут в себе непостижимую печаль, которую ребенок-поэт чувствует даже тогда, когда не может понять ее деталей: он отмечает: «Я научился слышать двойные / две истории внутри каждой / фрагментарные и непостижимые.”

    Книга под названием Nomadology заставляет нас ожидать рассказов о путешествиях и путешественниках, а Гёкнар дает. Алма-Ата, в которой поселились некоторые беглецы из Ленинграда, упоминается в головокружительно всеобъемлющем стихотворении, в котором также упоминаются дед поэта, Лопская пустыня, Марко Поло и другие разрозненные места и люди, найденные или представленные им в ходе изучения атласов в книжные магазины возле Юнион-сквер в Нью-Йорке. В прекрасно продуманной единственной строке поэт сетует: «Я слежу за звуками, скрежетом металла, звоном доспехов, копытами, бьющимися о землю, но ничего не нахожу в тумане поднявшихся песков, который поворачивает восток-запад и север-юг.”

    Гёкнар пишет на превосходно беглом, гибком английском, который сохраняет и включает в себя элементы турецкого языка, истории и культуры. Некоторые из этих включений почти мистичны, например, когда продавец меда каким-то образом вытягивает не кровь, а «жидкий янтарь» из порезанного пальца; другие - неприятные и неприятные воспоминания о зверствах военного времени и этнических чистках. Несмотря на все это, загадки мира, его связи с семьей, историей и местом - вот что сбивает с толку и очаровывает Гекнара, беспокоя и вдохновляя его стихами.Его работа полна знаний, имен и деталей, как личных, так и исторических, но несет всю эту информацию с удивительной легкостью. Независимо от того, пишет ли он о своем ребенке, жене, бабушке и дедушке или о местах знаменитых сражений, истинная энергия письма заключается в его нежности, любопытстве и сострадании.

    «Кочевник 5: Между Троей и Галлиполи» замечает окопы и раскопки в обоих местах и ​​представляет кости вражеских солдат, «запертых в извращенных объятиях» под землей, прежде чем достичь окончательного, загадочного решения в единственной строке, которая стоит как часть третьей стихотворения:

    Окопы рассказывают историю мировых шахмат,

    а вот за

    умирать нечему

    здесь, на этом идиллическом полуострове.

    На линии фронта даже прикоснуться можно

    рука твоего врага.

    3.

    Это палимпсест из наших раскопок.

    Ана Божичевич, автор книги « Радость пропавшего без вести », также эмигрировала в США (в ее случае из Хорватии), но ее поэзия и чувствительность сильно отличаются от поэзии Гекнара. Ее работы полны энтузиазма и индивидуальности несколько знакомого типа: модные, городские, высокотехнологичные, не совсем молодые. Стихи имеют такие названия, как «Без фильтра», «Проклятье, черт» и «Ночь, когда я трахнул Уильяма Карлоса Уильямса», последнее из которых весьма разочаровывает, если вы надеетесь на эротику, хотя и достаточно интригующе в других отношениях.Это не устаревший аккаунт поклонницы, а полностью постмодернистская фантазия, которая начинается со смены пола знаменитого поэта-мачо: «Я должен был спасти его // чтобы он был, я / превратил его в девушку». Говорят, что спикер и теперь уже женщина Уильямс живут еще некоторое время, и их отношения завершились незабываемо двойственным прозрением:

    Или вдруг все кротость

    все приходит розы

    Я, потому что моя маленькая сучка трахает меня - я -

    Уильям Карлос Уильямс

    достигли ног, пока не стали похожи на руки

    и подтвердил мне в детстве, что

    послойное хорошее

    Возможно, это все.

    Я прочитал «они» как предпочтительное небинарное местоимение, и хотя подозреваю, что хороший доктор это не позабавит. . . Что ж, он мертв и ушел, и, конечно же, ему достаточно поклонялись героям, чтобы пережить это непочтение. Странность Уильямса меня тревожит и забавляет - в чем, скорее всего, и есть суть.

    Божичевич живет в Нью-Йорке с 1997 года. Во многих отношениях ее стихи кажутся прототипами столичных и американских; лишь изредка появляется запах экзотического акцента, как в следующих строках из «Я никогда не забуду, как ты сказал« Сабина »»:

    Поженимся, как

    Мы сказали, или я стану

    Менее общительная Грета Гарбо.

    Сегодня занялась сексом

    Потом весь день проработал в

    Доступное жилье

    Работал как саб тогда

    Любите как один.

    Почему я такой бедный

    И старый.

    Синтаксис прост и прямолинеен, тон одновременно прозаичен и вызывающе резок, особенно о сексе, который упоминается во многих из этих стихотворений, как правило, с грустью. Стихи кажутся одновременно конфессиональными и странно далекими, в нескольких коротких строках они ускоряются над отношениями, из которых другие писатели сочиняли бы целые романы.«Послед», достаточно центральный, чтобы его последние строчки были перепечатаны на задней обложке, мог бы служить сильно сжатой автобиографией женщины, отчужденной своим иммигрантским статусом и сексуальными предпочтениями, не говоря уже о том, какой общий бунтарский характер она могла бы иметь:

    Меня с ними не было

    Я злился на них

    до н.э. они любили мое тело только

    Внутри заведения

    , и мне не нужны были эти деньги

    Пошел ты

    За то, что не любил меня за

    Я был «сумасшедшим»

    И не «устроится на работу»

    Пытаться полюбить своего ленивого

    Социализированная задница была достаточной работой Беги из учреждений

    Беги от любовников

    Запуск от валюты

    К нынешнему

    океан

    При первом чтении это стихотворение показалось мне немного зрелищным и программным, даже если учесть резкую формулировку, игру слов и вызывающую непристойность.Но по мере того, как я читал, как мне кажется, непредвзято, меня привлекли ловкие маневры Божичевича в дивном новом мире социальных сетей со всеми его возможностями для мгновенного, но удаленного подключения:

    Я должен знать.

    Я держу тень

    Твиттер для моей депрессии

    Где я рассказываю все ужасные вещи

    думаю и не делаю

    Потому что все дело в невыполнении

    Я плачу, когда красива

    Чувства подобны фильтрам

    Депрессия как любовь

    Вы узнаете ее, когда увидите ее лицо

    Эти стихи очень личные и социальные; они очень тщательно населяют свои настоящие моменты и при всей своей кажущейся откровенности предлагают на удивление мало подробностей истории или контекста автора.Одно интригующее исключение - «Война так долго не догнала», в которой эллиптически говорится о «красивом доме» и «хижине убийства», о дедушке, который расчищал поля, о бедствиях и вине:

    Идти погибнуть одному.

    Две крови

    Две раны

    Две жены.

    Прошу прощения полей:

    Они были, но я

    Никогда не была настоящей блондинкой.

    Здесь тревога, страх оказаться недостоверным, никогда не оказаться «настоящей блондинкой» воспринимается как реальная вещь и делает браваду в другом месте более понятной, возможно, более простительной.Иногда кажется, что стихи больше предназначены для обмена сообщениями по телефону, чем для страницы; «Лучшее в мире стихотворение с текстовым сообщением», например, предлагает остроумие, которое кажется лишь слегка безнадежным. В целом он гласит: «Читая это, вы понимаете, что любите меня, но я мертв».

    Похоже, что в основе этой книги часто лежит меланхолическое стремление, описанное Юлией Кристевой, Энн Карсон и другими, к полному закрытию с возлюбленным. Кристева утверждает, что такое закрытие невозможно в любом полном и прочном смысле именно потому, что мы индивидуальные, ограниченные человеческие существа.В книге «Черное солнце: депрессия и меланхолия » она пишет: «У депрессивного человека создается впечатление, будто он лишен неописуемого, высочайшего блага, чего-то непредставимого, что, возможно, может представлять только пожирание, или обращение может указать на это. , но никакое слово не могло означать ». Тем не менее, эти стихи с большим воодушевлением и энергией выступают против простой инерции депрессии. Последние строки заглавного стихотворения, закрывающего книгу (как и само название «Радость пропажи без вести »), запоминаются как меланхолической лирикой таинственной «несущественной звезды», которую они вызывают, так и последней земной, телесной. , восхитительный жест неповиновения:

    Я вижу тот момент, когда

    мне будет

    Тот самый навсегда

    Больше отсутствует

    Вечно менее желающий

    И заплатит

    Цена на плоть

    За полную случайность

    Из моих неудач здесь, на земле

    По инструкции, но без объяснения

    У света

    Невещественной звезды

    И я качаю задницей

    Томаж Шаламун родился в Загребе, Хорватия, в 1941 году. Вскоре родители увезли его в Словению после того, как его отец, сторонник левых сил, узнал, что он внесен в список людей, подлежащих ликвидации нацистами.Семья в конце концов поселилась в прибрежном городе Копер, и Шаламун вырос, говоря по-словенски - на языке, на котором говорили около двух с половиной миллионов членов этого небольшого, но гордого народа, который установил независимость от Югославии в 1991 году. Хотя он провел много времени в США, перечислили нью-йоркских поэтов среди его главных влияний и активно сотрудничали в переводе своих стихов на английский, Шаламун до своей смерти в 2014 году оставался основным домом в Любляне, столице и крупнейшем городе Словении.

    Том новых и избранных стихотворений Шаламуна 1998 года назывался Четыре вопроса меланхолии , но его произведения не столь откровенно конфессиональны, как запутаны в мелочах современной жизни, и не так часто меланхоличны по тону, как Божичевич. Шаламун - один из тех писателей, которых мы должны любить - кажется, все поэты его любят, - хотя встреча с его работами может дезориентировать даже людей, которые все время читают стихи. Письмо уверенное, часто яркое, не столь непонятное, как некоторые современные хипстеры, но редко бывает устойчивое повествование, стабильный оратор или даже место, которое длится более нескольких строк.Тех, кто раздраженно тянется к фактам и разуму, действительно могут раздражать подобные строки из «Среди каштанов», открывающего посмертно выпущенный Шаламуна Andes :

    Я наступил на сломанный палец на

    коня съела конфетку.

    Я приподнял и округлил плечи.

    Меня звали Вильгельм фон Тегетгоф,

    , который валяется в росе.

    Но даже несмотря на то, что такие явные нарушения упорядоченного повествования типичны для этих стихотворений, требовать такого порядка от Шаламуна не только неблагородно - это значит обманывать себя произведениями блестящего, оригинального и щедрого человека, чьи неортодоксальные внутреннее и внешнее восприятие не будет заключено в обычные литературные рамки.Джеффри Янг, который сотрудничал со своей женой Катариной Владимировой и Шаламуном над переводом этого тома, дает немного болтливое, но полезное предисловие. Он комментирует проблемы, связанные с переводом стихов на английский язык, добавляя, что сложно даже классифицировать национальную принадлежность писателя: «Шаламун был множеством вещей, и одним из них, безусловно, был югослав, а точнее, космополитический южный славянин, проживающий на ветру. и благословенное солнцем побережье Адриатики с его жемчужными оплотами венецианской культуры и меркантилизма, зажатыми между элементарными тайнами воды, земли и неба.Такое ощущение своего местоположения, прочно укоренившееся, с одной стороны, и переходящее через национальные и политические границы, с другой, почти обычное явление в космополитических городах Восточной Европы, но стоит отметить тех, кто все еще придерживается своеобразного американского убеждения, что наша собственная странная гибридность каким-то образом и предопределена, и превосходит.

    Янг также отмечает ключевой совет Шаламуна о переводе стихов: «Будьте как можно более буквальными и не ищите смысла.Такой подход полезен и при чтении этих стихов; по мере того, как я шел с меньшим напряжением для перефразируемого содержания, стихи открывались во многих странных и прекрасных формах - немного похоже на то, как взрывается фейерверк. Пункт - это не история, это зрелище, красота красок и напряжение каждого нового, в некоторой степени непредсказуемого взрыва. Шаламун противостоит даже самым темным реалиям войны, насилия и смерти с красивым, искусным изобилием, как в последних строчках «Кто не прячется за алтарем»:

    Рисуем стену.Склеиваем

    змей на деревья. Я глухой.

    В юности держал неверно

    отзыва. Я умираю и

    поджигает мою кровать. Это сливочное.

    Я вечен, говорит смерть.

    Да, сразу же я хочу прочитать это как рассказ об уходе от «алтаря» организованной религии (с ее «змеями», приклеенными к деревьям и «неправильными мнениями») в более открытое и великодушное восприятие мира. тот, в котором даже огонь и смерть становятся «сливочными» и почему-то, если не совсем поводом для ликования, по крайней мере, терпимым.«Но, - я слышу, как поэт говорит, - вот и снова слово« смысл »». Я заметил, что Creamy рифмуется с мечтательным , хотя, вероятно, не по-словенски. Тем не менее, я не отпускаю эту связь.

    Это устойчивое чувство возможности и даже экстаза увлекло меня в Анды и через - вместе с античными оборотами фраз и образов. Чтение было чем-то вроде того, что вы пробовали шоколадные конфеты из коробки без этикетки; в каждом стихотворении есть что-то странное и сладкое, даже если аромат трудно определить.Цитата из Шаламуна почти так же трудно, как и его перефразировать; часто кажется, что есть случай, который приводит стихотворение в движение, но это движение надежно эксцентрично, сопровождаемое восхищением Шаламуна ресурсами и неожиданностями, которые позволяют язык и воображение. Он меняет направление и говорит без предупреждения, как водяной клоп или ребенок на игровой площадке, никогда нигде не отдыхает долго, предлагая узнаваемые референции только для того, чтобы напугать и вознаградить нас непредсказуемыми, но в какой-то мере удовлетворительными поворотами: «Идиот / обобщает, // сказал Блейк. / давно./ С драмой, потому что у него были / мои зубы ».

    Однако, несмотря на всю эту трансформацию, некоторые темы все же появляются. Очевидно, Шаламун думал о своей собственной смертности - наряду с трудной историей, которую он пережил, - когда он писал эти стихи. В противостоянии собственной смерти он, как правило, косвенно и даже капризно храбр. «Бессмертие приходит и уходит, не слепите себя / молодой человек. если не схватить // за рога, он будет смотреть. На Луну.

    Назвать Шаламуна религиозным было бы слишком сильным утверждением, тем не менее, его стихи часто намекают на какое-то присутствие, выходящее за рамки обычного.Один из моих любимых в Andes , «From Stone», открывает пятый и последний раздел и достаточно краток, чтобы процитировать его целиком:

    Я толкнул его глубже в склон.

    Вода была сладкой и

    теплый. Веками лебедка

    не работает.

    Пение рассыпается в прах.

    Аромат пудровый.

    Водоросли, обработанные, запряженные

    Первые волны,

    затем содрогнулся.Дрожь, дрожь,

    содрогается на берегу. На

    берег у катера. Когда

    барабан, кольцо вокруг

    тает космос. Мы внутри небольшого дома.

    Есть перст Господень.

    Что-то появляется из камня. Народ, колодец. Потом берег, море, волны вздрагивают. . . намек, возможно, на сексуальную дрожь, а затем внезапное, озарение, небольшой неожиданный дом и - что еще более неожиданно - «на пальце Господа».”Ах.

    Рецензент одной из моих прозаических книг обвинил меня, я правильно думаю, в нежелании слишком долго останавливаться на одном стихотворении, в склонности цитировать, кратко комментировать и спешить дальше. Возможно, я усвоил эту привычку писать подобные обзоры; Однако, читая Шаламуна, я чувствую себя странно оправданным, вовсе не потому, что стихи не заслуживают и не вознаграждают медленного и многократного чтения, а потому, что такое чтение порождает внутренние пейзажи и впечатления, которые в любом случае не являются в первую очередь словесными. Кажется правильным оставаться с ними не совсем молча, но наверняка спокойно, сопротивляясь порыву к громоздким объяснениям - каким бы рискованным это ни было для моего статуса рецензента.

    _____

    Столкнувшись с такими крайностями восторга и боли, Шаламун предлагает, что мы можем сделать, кроме как смеяться, писать и пытаться заботиться друг о друге - а затем, возможно, задаться вопросом, что это за смех. Другой великий писатель Центральной Европы, чешский Милан Кундера, так описал демонический смех в книге «Книга смеха и забвения »: «В нем есть что-то злобное (внезапно все оказывается не таким, каким они притворялись), но до некоторой степени также и благотворное облегчение (вещи менее веские, чем они казались, позволяя нам жить более свободно, больше не угнетают нас своей суровой серьезностью).Ангел, услышав этот смех - в Кундере, как и в Блейке, дьяволы олицетворяют несвязанную энергию, в то время как ангелы придерживаются деспотического порядка - может ответить только тем же: «тогда как смех дьявола обозначал абсурдность вещей, ангел - наоборот означало радоваться тому, насколько хорошо организовано, мудро задумано, хорошо и значимо все, что здесь внизу ».

    Кундера отказывается разрешить это противостояние, просто замечая: «Есть два смеха, и у нас нет слов, чтобы отличить одно от другого.Возможно, точная природа нашего смеха не более определима, чем надлежащая и достаточная реакция на красоту и страдания человеческой жизни или наши огромные способности причинять боль и страдания, а также созидать, сопротивляться и находить солидарность друг с другом. . Все это бессмысленно? Разве все это мудро задумано как лучшее из всех возможных миров? Несомненно, есть и другие варианты между этими жестокими абсолютами, между простой анархией и простым деспотизмом. Стихи, которые танцуют на грани, которые отказываются выбирать ту или иную сторону, и множество маленьких и больших поступков на пути к процветанию жизни и сохранению красоты, сохраняющейся в этом мире, несмотря на всю развратность и мрак, настаивают на том, что это так.

    _____
    * Рецензия на:

    Написано в темноте: Пять поэтов в блокадном Ленинграде: Геннадий Гор, Дмитрий Максимов, Сергей Рудаков, Владимир Стерлигов, Павел Зальцман . Под редакцией Полины Барсковой. Перевод: Ананд Диббл, Бен Фелкер-Куинн, Эйнсли Морс, Юджин Осташевский, Ребекка Смит, Чарльз Суонк, Джейсон Вагнер и Матвей Янкелевич. Бруклин, Нью-Йорк: Пресса Гадкого утенка, 2016. 159 стр. 18 долларов, бумага.

    Я сгорел на пиру: Избранные стихи Арсения Тарковского .Перевод Филиппа Метерса и Дмитрия Псурцева. Кливленд, Огайо: Поэтический центр Кливлендского государственного университета, 2015. 206 стр. $ 18, бумага.

    Номадология . Эрдаг Гёкнар. Бруклин, Нью-Йорк: Turtle Point Press, 2017. 80 стр. $ 16, бумага.

    Радость упущенного . Ана Божичевич. Миннеаполис, Миннесота: Birds, LLC, 2017. 100 стр. 18 долл., Бумага.

    Анды . Автор Томаж Шаламун. Перевод Джеффри Янга и Катарины Владимировой Янг. Бостон, Массачусетс: Черный океан, 2016.135 с. $ 18.95, ткань.

    * См. Книгу Аушры Паулаускене « Бюро находок: открытие Литвы в американской художественной литературе ». В недавнем обзоре журнала The Nation (19–26 июня 2017 г.) Стеф Берт комментирует замечание Милоша: «Где бы я ни был. . . Я скрываю от людей убеждение, что я не отсюда »:« Он имел в виду, что он не полностью принадлежал этой земле, но также и то, что его фактическая страна была давно не существующим, полиглотским, плюралистическим Великим княжеством Литовским, которое пало. русским в 1795 г.”

    Суд оштрафовал российскую пекарню за вывешивание таблички «Геям запрещено»

    Российская пекарня была оштрафована за то, что повесила табличку, запрещающую ЛГБТК + клиентам делать там покупки.

    Когда пекарня открылась в феврале, пекарня им. Братьев Ипаковых казалась обычной, обычной хлебопечкой, но с одним заметным исключением. Сообщается, что в магазине, расположенном в сибирском городе Кемерово, возле входа висела деревянная табличка с надписью: «Ебать нельзя.”

    По мнению Кемеровского центрального районного суда, демонстрация оскорбительна не только для сообщества ЛГБТК +. Это тоже незаконно.

    Как первая газета « Moscow Times» сообщила «», суд признал братьев Ипаковых виновными в «разжигании ненависти» к ЛГБТК + и наложил на пекарню штраф в размере 10 000 рублей. Согласно постановлению, экспозиция «унижает гомосексуалистов как… группу людей, отличающуюся по признаку сексуальной ориентации».

    Хотя в США размер штрафа составляет всего 150 долларов, средний ежемесячный доход сибирского рабочего составляет 24 000 рублей, то есть штраф составляет чуть меньше половины месячной заработной платы.

    Антон Ипатов, владелец компании «Братья Ипаковы», отрицает, что вывеска была предназначена для дискриминации членов сообщества ЛГБТК +. Он сказал российскому телеканалу 360 TV , что проблема не в гомофобии, а в том, что квиры и трансгендеры навязывают свой образ жизни «нормальным людям».

    Согласно сайту LGBTQ + NewNowNext , Ипатов попытался оправдать свою гомофобную риторику, заявив во время судебного процесса, что все «неестественное ему чуждо», потому что его магазин производит «натуральные» продукты.

    Это не первый раз, когда российскую пекарню критикуют за то, что она вывешивает в своих магазинах вывески против ЛГБТК +. В 2017 году Герман Стерлигов, управляющий сетью элитного экологически чистого хлеба Bread and Salt, начал развешивать таблички с предупреждением о том, что в его магазинах запрещены педерасты. Фактически, в одном заведении «Хлеб и соль» в Кирове даже продавались оскорбительные дисплеи за 2000 рублей (что эквивалентно 35 долларам США).

    Хотя Стерлигов призвал других владельцев бизнеса принять меры по недопущению ЛГБТК + людей, кампания вызвала международное осуждение, и по крайней мере один из магазинов Стерлигова подвергся вандализму.

    Хотя решение, принятое на этой неделе, может показаться шагом в правильном направлении, России еще предстоит пройти долгий путь. В 2013 году его законодательный орган единогласно принял закон о «пропаганде», запрещающий распространение информации о «нетрадиционных сексуальных отношениях среди несовершеннолетних».

    Опубликовано в категории: Разное

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *