Моногорода россии 2019 список: В перечень моногородов добавлены 7 новых территорий

Содержание

Моногорода

В России по-прежнему актуальна проблема развития моногородов. В прошлом году соответствующая программа правительства РФ была признана неэффективной и ее закрыли: подготовлена новая

ИСТОЧНИК: СОБ.ИНФ.

Роль крупного бизнеса особенно заметна за пределами Санкт-Петербургской агломерации, в небольших промышленных городах, где компании не только создают рабочие места, но и реализуют благотворительные и социальные программы, развивают инфраструктуру и способствуют формированию комфортной городской среды

  Северо-Запад АРХИВ «ЭКСПЕРТ С-З»

Ирина Макиева: «Мы уже не купируем острые ситуации в моногородах, мы их предупреждаем, занимаемся комплексным развитием»

  Северо-Запад Яковлев Илья/ТАСС

Счетная палата опубликовала результаты проверки Фонда развития моногородов. Согласно им, деньги, выделенные фонду, значительно превышали реальные потребности

В пяти моногородах Кузбасса наметилась перспектива масштабной диверсификации экономики. Теперь главное — не «запороть» идею на этапе воплощения

  Сибирь

Глава Фонда развития моногородов (ФРМ) Илья Кривогов — о том, каким сибирским моногородам федерация окажет финансовую поддержку первой, об экономической ситуации в самых «тяжелых» сибирских муниципалитетах и о мерах, которые приведут к перелому ситуации

  Сибирь

На очередном заседании Наблюдательного совета Фонда развития моногородов (ФРМ) 29 мая была удовлетворена просьба об отставке генерального директора Фонда Дмитрия Скриванова, руководившего этой структурой с момента учреждения ВЭБом в октябре прошлого года

Попытки государства выстроить идеальную систему институтов и форматов содействия развитию моногородов не поспевают за жизнью

Минэкономразвития вновь «перетрясло» список моногородов. Еще семь сибирских населенных пунктов пополнили группу муниципалитетов с критическим социально-экономическим положением

  Сибирь Фото: БЭЛЛА ЗАУШИЦИНА

Глава Черногорска (Республика Хакасия) Василий Белоногов — об особенностях руководства «угольным» моногородом, сохранении социального баланса и перспективах развития монопрофильных территорий

  Сибирь

Моногорода в России бывают разные. Небольшой поселок Выдрино в Бурятии, к примеру, не хочет, чтобы в нем закрыли исправительную колонию — именно она является для него «градообразующим предприятием»

  Сибирь Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Решением проблемы моногородов российские власти теперь занимаются регулярно, и хотя шансов на то, что эти усилия государства могут значительно улучшить ситуацию, мало, попытки сделать условия жизни людей в таких городах более комфортными необходимы

В России впервые утверждены официальные критерии и категории монопрофильных поселений, объявлен очередной список моногородов и одобрена комплексная программа их развития

  Урал

Меры поддержки моногородов должны быть вариативными в зависимости от их социально-экономического и географического профиля

Фото: ИТАР — ТАСС

Градообразующее предприятие в приморском Светлогорье вышло на прибыль.

Фото: AP

Детройт пытается объявить себя банкротом и защититься таким образом от кредиторов. Власти говорят, что процедура банкротства – последний шанс города на возрождение

Иллюстрация: Эксперт Online

Детройт частично прекратил обслуживание муниципального долга в размере 18,5 млрд долларов. Рынок ждет банкротства города

Фото: Russian Look

Угольщиков приморского поселка Новошахтинский обещают не оставить без работы.

Фото: picvario.com

Предприниматель Борис Якубук, собственник ряда кемеровских шахт, арестован на два месяца.

Фото: kru.ru

Уральские медники теряют источник сырья на Кузбассе.

Моногорода Владимирской области — AVO.RU

Freemarker OMS map
г. Камешково

Население: 12,7 тысяч

Год основания: 1892, население: 12,7 тысяч, 1 категория, градообразующее предприятие — Камешковский филиал ООО «Детская одежда». :

г. Гороховец

Население: 13,2 тысяч

Год основания: 1158, население: 13,2 тысяч, 1 категория, градообразующее предприятие — ООО «Русджам».:

г. Ставрово

Население: 7,7 тысяч

Год основания: 1515, население: 7,7 тысяч, 3 категория, градообразующее предприятие — ООО «СтиС-Владимир».:

г. Вязники

Население: 43,1 тысяч

Год основания: 1608, население: 43,1 тысяч, 2 категория, градообразующее предприятие — ОАО «Освар».:

г. Меленки

Население: 14,3 тысяч

Год основания: 1700, население: 14,3 тысяч, 2 категория, градообразующее предприятие — ООО «Литмаш-М».:

г. Кольчугино

Население: 44,1 тысяч

Год основания: 1871, население: 44,1 тысяч, 3 категория, градообразующее предприятие — ОАО «Электрокабель Кольчугинский завод», ЗАО «Кольчугинский завод цветных металлов».:

г. Курлово

Население: 6,3 тысяч

Год основания: 1811, население: 6,3 тысяч, 1 категория, градообразующее предприятие — ООО «Завод Символ». :

г. Камешково

Население: 12,7 тысяч

Год основания: 1892, население: 12,7 тысяч, 1 категория, градообразующее предприятие — Камешковский филиал ООО «Детская одежда».:

г. Гороховец

Население: 13,2 тысяч

Год основания: 1158, население: 13,2 тысяч, 1 категория, градообразующее предприятие — ООО «Русджам».:

г. Ставрово

Население: 7,7 тысяч

Год основания: 1515, население: 7,7 тысяч, 3 категория, градообразующее предприятие — ООО «СтиС-Владимир».:

г. Вязники

Население: 43,1 тысяч

Год основания: 1608, население: 43,1 тысяч, 2 категория, градообразующее предприятие — ОАО «Освар».:

г. Меленки

Население: 14,3 тысяч

Год основания: 1700, население: 14,3 тысяч, 2 категория, градообразующее предприятие — ООО «Литмаш-М».:

г. Кольчугино

Население: 44,1 тысяч

Год основания: 1871, население: 44,1 тысяч, 3 категория, градообразующее предприятие — ОАО «Электрокабель Кольчугинский завод», ЗАО «Кольчугинский завод цветных металлов». :

г. Курлово

Население: 6,3 тысяч

Год основания: 1811, население: 6,3 тысяч, 1 категория, градообразующее предприятие — ООО «Завод Символ».:

Навигатор мер поддержки — Государственная информационная система промышленности

Софинансирование некоммерческой организацией «Фонд развития моногородов» расходов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в целях реализации мероприятий по строительству и (или) реконструкции объектов инфраструктуры

Участие некоммерческой организации «Фонд развития моногородов» в софинансировании расходов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в целях реализации мероприятий по строительству и (или) реконструкции объектов инфраструктуры, необходимых для реализации инвестиционных проектов в монопрофильных муниципальных образованиях (моногородах).

На основании генерального соглашения о сотрудничестве, при условии наличия в отношении моногорода положительного решения правления Фонда или рабочей группы по модернизации моногородов при Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции о целесообразности оказания финансовой поддержки моногороду, субъектом Российской Федерации подается в Фонд заявка.

На этапе подготовки субъектами Российской Федерации концепции заявки Фонд оказывает консультационную поддержку и содействие в структурировании заявки.

В ходе подготовки материалов заявки на софинансирование расходов бюджетов субъектов Российской Федерации, Фонд рекомендует использовать в работе методические указания, рекомендации и требования по оформлению и подготовке заявок на софинансирование расходов бюджетов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в целях реализации мероприятий по строительству и (или) реконструкции объектов инфраструктуры, необходимых для реализации инвестиционных проектов в монопрофильных муниципальных образованиях.

После представления в Фонд субъектом Российской Федерации заявки о софинансировании расходов бюджетов субъектов Российской Федерации Фонд осуществляет комплексную оценку, включающую предварительный анализ заявки на предмет соответствия требованиям к содержанию и комплектности материалов, согласно Положению о порядке софинансирования некоммерческой организацией «Фонд развития моногородов» расходов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в целях реализации мероприятий по строительству и (или) реконструкции объектов инфраструктуры, необходимых для реализации инвестиционных проектов в моногородах.

Состоялось заседание Рабочей группы РСПП по развитию моногородов — Новости РСПП

4 декабря в РСПП состоялось заседание Рабочей группы по развитию моногородов (далее-Рабочая группа). Открыл и вел заседание Председатель Рабочей группы, член Бюро Правления РСПП, Председатель Совета директоров АО «ОХК «УРАЛХИМ» Дмитрий Мазепин.

От РСПП в мероприятии приняли участие Управляющий директор Управления корпоративной ответственности, устойчивого развития и социального предпринимательства Елена Феоктистова и Директор по региональному развитию Рафаэль Хусяиншин.

Участниками заседания также стали представители Минэкономразвития России, Минпромторга России, Фонда «МОНОГОРОДА.РФ», профильных комитетов Государственной Думы РФ, Корпорации МСП, представители органов власти муниципальных образований и градообразующих предприятий.

Первым на заседании был рассмотрен вопрос о сокращении перечня моногородов и пересмотре критериев отнесения муниципальных образований к моногородам, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июля 2014 г. № 709. Согласно официальным данным, в Российской Федерации насчитывается более 300 монопрофильных населенных пунктов (моногородов). В текущем году Правительством РФ рассматривался проект Госпрограммы «Развитие моногородов», был запланирован точечный пересмотр списка с возможностью исключения некоторых населенных пунктов. С критикой эффективности проводимой программы выступила Счетная палата. В итоге документ был направлен на доработку. Участники заседания высказали опасения, что исключение моногорода из действующего списка может привести к ухудшению его социально-экономического положения, в итоге населенный пункт потеряет инвестпривлекательность для бизнеса, а это, в конечном итоге, приведет к ухудшению условий проживания населения.

«Города не будет без комплексности. Не может существовать отдельно предприятие и отдельно город. Необходимо комплексно решать проблемы здравоохранения, культуры, образования, городской среды, а также заниматься поддержкой градообразующих предприятий, потому что только так мы удержим высококвалифицированные кадры в маленьких городах» — отметила глава г. Кирово-Чепецка Елена Савина.

Вторым пунктом повестки стало рассмотрение предложений по совершенствованию нормативно-правового регулирования с целью стимулирования социально-экономического развития моногородов, в том числе инвестактивности градообразующих предприятий и субъектов МСП. Был выработан ряд конкретных предложений. В частности, расширить список критериев отнесения МО к монопрофильным; рассмотреть возможность снижения с 20 до 15% порогового значения по критерию доли среднесписочной численности работников градообразующей организации; дифференцировать меры поддержки моногородов не только в зависимости от категории, но и в зависимости от потенциала развития градообразующего предприятия и перспектив развития альтернативной городской экономики. Кроме того, предложения касались процедуры внесения и исключения населенных пунктов из списка моногородов, сохранения специальных правовых режимов и установленных мер поддержки для градообразующих предприятий и компаний, вошедших в состав ТОСЭР, действующих на территории моногорода.

«Рабочая группа, прежде всего, призвана формулировать позицию бизнес-сообщества, не случайно мы собрались в стенах РСПП. Как представители градообразующих предприятий мы, безусловно, чувствуем ответственность за будущее городов присутствия. Большинство компаний реализуют многочисленные социальные программы, поддерживают реализацию инфраструктурных проектов и участвуют в создании значимых для города объектов. Мы, действительно, находимся с жителями моногородов «в одной лодке» и хорошо осознаем, что устойчивость города во многом зависит от устойчивости предприятий. Наша задача — донести всю необходимую информацию до представителей российских властей, которые тоже присутствуют на заседании. Мы должны передать все конструктивные предложения для того, чтобы они были учтены при принятии решений и нормативных актов» — отметил Дмитрий Мазепин.

Все озвученные в ходе заседания предложения были включены в проект Решения Рабочей группы. Решения по каждому вопросу в дальнейшем будут прорабатываться совместно с органами государственной власти.

На заседании также было принято решение о включении в состав группы новых членов (представителей бизнеса и депутатского корпуса Госдумы).

Справочно. Рабочая группа РСПП по развитию моногородов была создана в июне 2018 года. В её состав вошли представители крупных компаний, такие как АО «ОХК «УРАЛХИМ», ГК «Талина», АО «СУЭК», ПАО «ГМК «Норильский никель», ПАО «Мечел», ОАО «РЖД», АО «МХК «ЕвроХим», ПАО «Северсталь», ООО «Компания «Базовый элемент» и другие.

Опубликован список моногородов РФ, признанных лучшими в 2019 г

Подведены итоги рейтинга за 2019 год и опубликован список моногородов РФ, признанных лучшими.

Фонд развития моногородов (группа ВЭБ.РФ) в онлайн-формате подвел итоги ежегодного рейтинга моногородов за 2019 год. В ТОП-10 (ниже приводится список моногородов РФ, признанных лучшими) вошли города, которые показали высокий уровень социально-экономического развития. Мероприятие прошло на площадке МШУ «СКОЛКОВО» (виртуальный класс Glassroom).

В список моногородов РФ — ТОП-10 лучших вошли:

Набережные Челны, Республика Татарстан,

Тольятти, Самарская область,

Первомайский, Тульская область,

Губкин, Белгородская область,

Кумертау, Республика Башкортостан,

Череповец, Вологодская область,

Костомукша, Республика Карелия,

Невинномысск, Ставропольский край,

Нижнекамск, Республика Татарстан,

Тутаев, Ярославская область.

Губкин, Череповец, Кумертау, Набережные Челны, Тольятти, Невинномысск и Тутаев уже не в первый раз попадают в рейтинг ТОП – 10 (список моногородов РФ).

«Моногорода сегодня — это, прежде всего территории развития, потенциал которых не исчерпан. Многие из тех, кто сегодня вошёл в список лучших, уже неоднократно становились победителями. Все они реализуют программы развития, которые являются драйверами для экономики и повышения качества жизни граждан»,

отметил председатель ВЭБ.РФ Игорь Шувалов.

«Важно, чтобы положительная динамика социально-экономического развития моногородов не ограничивалась узким перечнем, а существующие меры поддержки работали на развитие экономки во всех моногородах. Опыт наиболее успешных из них может быть полезен другим моногородам в привлечении инвестиций и развитии городской экономик»,

отметил министр экономического развития Максим Решетников

«Сегодня мы объявили новую десятку лучших. Это те моногорода, которые уже вышли за пределы приставки «моно», они окрепли, к ним нужен более масштабный подход. Это города, где не нужно спасать ситуацию и заниматься только лишь созданием рабочих мест. Им нужно больше: развитие городской экономики, городской среды. Настало время включить их в новую большую работу по этим направлениям. Фонд развития моногородов и ВЭБ.РФ готовы помогать», — сообщила зампредседателя ВЭБ.РФ, генеральный директор Фонда развития моногородов Ирина Макиева.

Она напомнила, что ВЭБ.РФ уже начал работу с 18 крупными моногородами по развитию городской экономики.

Рейтинг рассчитывается по 17 показателям. Среди них, оценка взаимодействия города с институтами развития, показатели по развитию МСП, оценка экономической ситуации в моногороде.

Рейтинг ТОП-10 помогает выявить наиболее сильные и перспективные стороны моногородов-лидеров, а также определить самые успешные проекты по улучшению качества жизни горожан. В последующем лидеры рейтинга 2019 года станут наставниками для других российских моногородов в рамках проекта МОНОГОРОДА.РФ «Менторство». Они поделятся опытом привлечения инвестиций, развития городской экономики и городской среды.

Также специально к мероприятию было запущено онлайн-голосование за самого активного главу в социальных сетях. Оно проходило в официальных группах Фонда развития моногородов. Его победителями стали: Олег Буданов – глава Карабаша Челябинской области, Айдар Метшин – глава Нижнекамска Республики Татарстан и Олег Боровский – глава Саянска Иркутской области.

Рейтинг моногородов проводится с 2016 года.

По материалам пресс-службы Минэкономразвития РФ

Моногорода Республики Крым не останутся без поддержки государства | Министерство экономического развития Республики Крым

25. 09.2014

 

К моногородам относятся населенные пункты с населением более 3 тысяч человек, из которых 20% трудится на предприятиях одного профиля.

На сегодняшний день в России насчитывается 313 монопрофильных муниципальных образований, из них на территории Республики Крым расположены 2 моногорода: Армянск и Красноперекопск.

Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным дан перечень поручений по вопросам государственной поддержки монопрофильных населённых пунктов Российской Федерации, в соответствии с которыми Правительству Российской Федерации совместно с органами исполнительной власти субъектов Российской поручено обеспечить бесперебойную работу системы комплексного мониторинга социально-экономического положения в моногородах.

Совместная работа направлена на своевременное выявление рисков ухудшения социально-экономического положения в моногородах для выработки и принятия своевременных решений, направленных на поддержку моногородов со стороны Правительства РФ.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 июля 2014 года №1398-р определен перечень монопрофильных муниципальных образований Российской Федерации, которые разделены по трем категориям:

  1. моногорода с наиболее сложным социально-экономическим положением;
  2. моногорода, в которых имеются риски ухудшения социально-экономического положения;
  3. моногорода со стабильной социально-экономической ситуацией.

Министерством экономического развития Республики Крым ежемесячно проводится анализ социально-экономического развития моногородов с целью выявления рисков ухудшения положения в городах Армянске и Красноперекопске для выработки и принятия своевременных решений, обеспечивающих поддержку этих городов.

Мониторинг проводится на основе административных данных органов исполнительной власти Республики Крым и муниципальных образований.

 

наша стратегическая задача – обеспечить устойчивое развитие моногородов

«Сегодня Государственная Дума стала местом выработки новых решений и подходов к государственной политике в отношении моногородов. Мы поддерживаем концепцию госпрограммы, однако есть ряд важных замечаний, которые предстоит учесть. Они сделают работу федеральных министерств, субъектов Российской Федерации, градообразующих предприятий, управленческих команд монопрофильных муниципальных образований более скоординированной и эффективной», — отметила заместитель Председателя Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Альфия Когогина Когогина
Альфия Гумаровна Депутат Государственной Думы избран по избирательному округу 0029 (Набережно-Челнинский – Республика Татарстан (Татарстан)) .

Она подчеркнула, что «сегодня складывается конструктивный диалог с Правительством России и большинство из тех идей, которые мы отстаиваем в Государственной Думе, Министерство экономического развития Российской Федерации слышит и принимает.

«Это не может не радовать. Надеюсь, что осенью Правительство примет данную программу с нашими корректировками, а усилия Государственной Думы в дальнейшем будут направлены на качественный парламентский контроль и взаимодействие для решения стратегической задачи, поставленной Президентом, – обеспечить устойчивое развитие монопрофильных муниципальных образований и снизить риски ухудшения социально-экономической ситуации», — сказала Альфия Когогина.

Она отметила, что в сентябре будет получена утвержденная постановлением Правительства РФ государственная программа с учетом предложений.

«И мы продолжим парламентский контроль за ее реализацией», — заключила Альфия Когогина.

В заседании также приняли участие заместитель Министра экономического развития Российской Федерации Вадим Живулин, генеральный директор – председатель правления АО «Корпорация МСП» Александр Браверман, заместитель председателя ВЭБ.РФ, генеральный директор НКО «МОНОГОРОДА.РФ» Ирина Макиева, депутаты Государственной Думы, а также главы моногородов, представители ФОИВов, холдингов, госкорпораций, экспертно-аналитических и научных организаций.

Напомним, с 1 января этого года была завершена приоритетная программа Правительства Российской Федерации «Комплексное развитие моногородов». В марте в Государственной Думе состоялись парламентские слушания, по итогам которых были даны рекомендации, в частности, связать нацпроекты с решением задач по уходу от монозависимости территорий, определиться с правовым статусом «моногород» и «градообразующая организация», а также повысить адресность и увеличить количество моногородов — получателей мер господдержки.

Что говорят миллионы фотографий из моногородов? — Strelka Mag

Исследователи собрали 1,1 миллиона фотографий из социальных сетей, чтобы выяснить, как улучшить российские моногорода.

Центр городской антропологии КБ «Стрелка» проанализировал качество жизни в 32 моногородах с помощью 1,1 миллиона фотографий в социальных сетях, контент-анализа и ГИС. Исследуемые города включали Миасс, Канаш, Норильск, Набережные Челны и Каспийск. Основными критериями оценки качества жизни были: доступность (как и по каким улицам люди выбирают для прогулки), активность (как люди проводят время вне дома) и развитие культурной жизни.Исследование проводилось в рамках градостроительной программы КБ «Стрелка», запущенной совместно с Фондом Единого института развития в жилищной сфере и инициированной Агентством ипотечного жилищного кредитования.

Чтобы выяснить, как делают селфи у местных жителей. а фотографии спортивных площадок могут помочь архитекторам делать города более комфортными, — журнал Strelka взял интервью у заместителя руководителя Центра городской антропологии КБ «Стрелка», Дарьи Радченко, старшего аналитика КБ «Стрелка», Андрея Перминова и руководителя лаборатории Spin Unit, Дамиано Черроне, который также принимал участие в исследовательском процессе.

Наибольшее количество фотографий на одного жителя зарегистрировано в городах Володарск, Наволоки, Камешково, пгт Надвоицы, Гороховец. Число в этих городах как минимум вдвое больше, чем в других. Судя по соотношению жителей в каждом из 32 моногородов, наиболее вероятно, что эта активность во многом обусловлена ​​окружающей природой, архитектурным наследием и туристической активностью. Например, село Надвоицы находится недалеко от живописного озера Войцкое; Гороховец Владимирской области — яркий образец русской архитектуры XVIII века: в городе есть Никольский монастырь, усадьба Шорина и другие примечательные места.

СЕБЯ ПРОТИВ ПОКУПКИ

Согласно результатам исследования, жители моногородов уделяют особое внимание семейной жизни. Исследователи Spin Unit подчеркивают обилие фотографий, сделанных во время семейных торжеств и мероприятий: дней рождения, свадеб и выпускных. Напротив, не хватает других видов деятельности — местные жители редко ходят в рестораны и кафе или ходят по магазинам. Справедливо сказать, что отсутствие культурных мероприятий, таких как концерты, выставки, спектакли, вынуждает жителей моногородов организовывать досуг в кругу семьи и друзей. Несмотря на то, что эти выводы не имеют прямого отношения к градостроительству, они могут стимулировать поиск новых идей и создание новых проектов.

Как ни странно, в Кумертау зарегистрировано наибольшее разнообразие культурных и спортивных практик и, что не менее важно, их равномерное распределение по городу. Это означает, что в городе нет четкого разделения на «культурные» и «некультурные»: везде всегда есть чем заняться. Моногород Светлогорье Приморского края оказался противоположностью Кумертау: в нем было наименьшее количество фотографий культурных событий и спортивных мероприятий.

CITY CENTER VS. ПРИГОРОДНЫЙ УЧАСТОК

Материалы отчета предоставлены КБ «Стрелка» и лабораторией SPIN UNIT

Материалы отчета предоставлены КБ «Стрелка» и лабораторией SPIN UNIT. В помещении: концентрация фотографий, сделанных в помещении. Социальное пространство: концентрация самых популярных у горожан мест.

Материалы отчета предоставлены КБ «Стрелка» и лабораторией SPIN UNIT. Личный уход: концентрация фотографий, сделанных в салонах красоты, спортивных клубах и других оздоровительных учреждениях.Лето: летние занятия жителей.

Судя по полученным данным, жители моногородов отдают предпочтение либо урбанизированному центру города, либо удаленным, зачастую маргинализованным микрорайонам. Молодое поколение редко выезжает на природу или за город, а предпочитает оставаться в черте города. Отслеживаемая здесь активность в основном сосредоточена в ближайших пригородных зонах. Однако бывают исключения. Например, в Байкальске наибольшая концентрация фотографий в социальных сетях зафиксирована в центре города и на горнолыжном курорте в Подмосковье.Количество сделанных здесь фотографий настолько велико, что поднимает рейтинг города в рейтинге «активного отдыха». Его смело можно назвать самым спортивным из 32 моногородов. Напротив, жители Киселевска Кемеровской области предпочитают проводить время в помещении.

ГОРОДСКИЕ СИМВОЛЫ VS. ЗАВОДЫ

Фабрики и заводы, традиционно считающиеся ядром моногородов, почти никогда не запечатлеваются на фотографиях в социальных сетях. С одной стороны, это может указывать на то, что заведения закрыты, заброшены или просто не привлекают пользователей социальных сетей, так как заводские рабочие не всегда хотят фотографироваться на работе.С другой стороны, если есть фотографии завода, это скорее городская достопримечательность, оставленная предшественниками из дореволюционного и советского прошлого. Однако потенциал развития этих пространств намного превосходит их чисто символическое значение. Ремонт может привести к обновлению их статуса и может превратить эти пространства в культурные и социальные центры.

Материалы отчета предоставлены КБ «Стрелка» и SPIN UNIT lab

Материалы отчета предоставлены КБ «Стрелка» и SPIN UNIT lab.В помещении: концентрация фотографий, сделанных в помещении. Социальное пространство: концентрация самых популярных у жителей мест.

Материалы отчета предоставлены КБ «Стрелка» и лабораторией SPIN UNIT. Личный уход: концентрация фотографий, сделанных в салонах красоты, спортивных клубах и других оздоровительных учреждениях. Лето: летняя активность горожан.

Исследователи изучали отношение жителей к окружающим пространствам. Анализ (часто ручной) фотографий и запечатленных ими мест, людей и событий позволил исследователям увидеть, какие эмоции вызывают определенные места в городе, и узнать их местонахождение.Определено, насколько каждый город приятен своим жителям. Байкальск лидировал в категории «качество космоса»: здесь часто фотографируют живописные виды и городские просторы. На последнем месте в списке находится город Белебей в Республике Башкортостан. поскольку люди там не чувствуют необходимости фотографировать различные объекты, например, туристические достопримечательности.

КАК ВЫЙТИ ИЗ НАБЛЮДЕНИЯ ВЗРОСЛЫХ

Где люди отдыхают? В основном выбор зависит не от места, а от времени: обычно молодые люди встречаются вечером. Днем общественные места заполняются семьями и пожилыми людьми, а вечером их заменяет молодежь. Городские праздники в основном привлекают семейную аудиторию; молодые жители там в меньшинстве. Во многих городах не хватает центров досуга для молодежи. Их социальная активность происходит либо дома, во дворах рядом с их домами или университетами / школами, либо в местах, недоступных для взрослых, от крыш до плохо обслуживаемых зеленых зон.Там они могут избежать надзора со стороны родителей. Одно из очевидных решений, которое было реализовано во многих городах, — это создание популярных среди молодежи спортивных сооружений.

ПОРТРЕТНЫЕ ФОТОГРАФИИ КАК ПОКАЗАТЕЛИ ЗДОРОВЬЯ ЗОНЫ

Результаты исследования показали четкое разделение между местными жителями и посетителями. Как и ожидалось, туристы больше сосредотачиваются на захвате городских особенностей. Местные жители фотографируют себя и своих знакомых, а не сам город.Можно сделать вывод, что они не считают окружающие пространства интересными или достойными публикации.

4% фотографий сделаны в салонах красоты, спортклубах и других оздоровительных центрах / Северодвинск. / Материалы отчета предоставлены КБ «Стрелка» и SPIN UNIT lab

Еще одним важным показателем здоровья местности является количество портретных фотографий, сделанных на местности. Как правило, более высокая доля изображений, сделанных с определенным объектом на заднем плане, указывает на более высокий интерес пользователей к этому объекту.Так посетители связываются с наиболее символически значимыми достопримечательностями города. Между тем в Москве по этому критерию почти нет различий в поведении местных жителей и приезжих: обе группы фотографируются в одних и тех же местах.

ЧТО «ЗАПОМНИТЬ» МОГУТ ГОВОРИТЬ О ГРАЖДАНАХ

С другой стороны, количество портретных фотографий резко возрастает на «однообразных» территориях: среди типовых жилых домов, в плохо ухоженных парках и других подобных местах. Когда ничего не бросается в глаза, люди фотографируют свое времяпрепровождение и друг друга. Сами по себе места считаются «неинтересными», «обычными», не имеющими эстетической ценности и не вызывающими желания сделать снимок «на память».

22% горожан считают город небезопасным / Норильск / Материалы отчета предоставлены КБ Стрелка и SPIN UNIT lab

26% фотографий сделаны на культурных мероприятиях / Норильск / Материалы отчета предоставлены КБ «Стрелка» и SPIN UNIT lab

Такая ситуация оказывается типичной для моногородов: фотографии людей с большим отрывом преобладают над городскими пейзажами.Даже исторический центр не воспринимается как привлекательное место: это просто зона отдыха. Интерес туристов к самому городу несколько выше: они с удовольствием фотографируют «виды с открыток», чтобы запомнить (около 93% фотографий местных жителей имеют изображение человека, в отличие от 84% посетителей).

Интересно, что разница в оценках местных и приезжих в каждом городе уникальна. Например, в Тутаеве разница составляет 23%: туристы однозначно интересуются старинными церквями, а жителей они не привлекают.Между тем в Гороховце, городке, наполненном историческими достопримечательностями, разница составляет всего 9%: жители не обращают внимания на архитектурные достопримечательности, потому что к ним привыкли, а туристов больше всего привлекает «однообразный» горнолыжный курорт, где они фотографируют друг друга, а не исторический пейзаж.

ЧТО ГРАЖДАНЕ ГОВОРЯТ О МОНОГРОДАХ

Проведен дополнительный контент-анализ сообщений в социальных сетях за 12-месячный период.Его целью было проанализировать различные аспекты жизни в моногороде: экономические возможности и социальную защищенность жителей, транспортную ситуацию, экологию, безопасность и, наконец, уникальность городов, исходя из количества «достопримечательностей» в них.

Большое количество негативных замечаний относительно возможностей получения дохода и проблем, связанных с вынужденным выездом из города, оказанием медицинских услуг, зрительным дискомфортом (связанным с состоянием зданий, дорожного покрытия, мусора и т. Д.)) и экология были зарегистрированы в большинстве городов. Однако наиболее частым наблюдением почти для всех поселений был крайне низкий интерес к местной идентичности. Жители редко поднимают вопросы о сохранении и развитии самобытности города, сохранении его достопримечательностей, традиций и т. Д.

83% фотографий сделаны на природе / Байкальск / Материалы отчета предоставлены КБ Стрелка и СПИН. UNIT lab

37% фотографий сделаны во время занятий спортом / Байкальск / Материалы отчета предоставлены КБ «Стрелка» и SPIN UNIT lab

Также люди почти во всех моногородах жалуются, что состояние их города ухудшается. , инфраструктура разрушается, происходит отток населения.Многие с сожалением признают, что в связи с нынешним состоянием дорог, транспорта, медицинских и образовательных услуг и возможностей для досуга их город теперь следует считать «поселком городского типа». Таким образом, потенциальная потеря высокого статуса города, пусть даже сугубо формального, стала болезненной точкой. Итак, с одной стороны, для горожан важны статус и состояние города, но с другой стороны, они часто не воспринимают город как нечто уникальное и не видят возможностей его развития.

«Полученные данные позволяют анализировать моногорода и их проблемы в разных масштабах. С одной стороны, вы можете получить доступ к нему в совокупности, чтобы отслеживать практики взаимодействия жителей с пространством: например, на основе их перемещений и, таким образом, искать популярные места. С другой стороны, вы можете зафиксировать особенности каждого моногорода и узнать, какая часть улицы или какие объекты привлекают наибольшее внимание жителей. Например, если вы посмотрите на результаты исследований в горных районах, вы можете найти ключевые маршруты туристов, отследить самые популярные места для пикника и самые популярные фоны для фотографий. Вы также можете узнать, какие виды считаются самыми лучшими. живописный.Зная эти детали, можно спроектировать удобный и комфортный парк или загородную базу отдыха ».

Российские ученые оценивают развитие моногородов с точки зрения экологии — Science & Space

15 июля. / ТАСС /. Ученые Сибирского федерального университета (Красноярск) усовершенствовали методику комплексного анализа устойчивого развития моногородов с учетом анализа уровня истощения природных ресурсов и экологической ситуации, сообщили ТАСС в пресс-службе вуза.

«Исследователи из Сибирского федерального университета создали новую методику расчета истинной экономии для муниципальных образований на примере моногородов Сибири и Дальнего Востока. Ученые также предложили новую классификацию моногородов, включающую четыре кластера. Предполагается, что усовершенствованная методика оценки истинной экономии и новая классификация помогут региональным и муниципальным властям проводить дифференцированную политику устойчивого развития моногородов.Более точный анализ развития городов повысит эффективность их поддержки », — сказали в пресс-службе вуза.

Авторы изучили финансовую отчетность более 100 градообразующих предприятий в 89 городах Сибири и Дальнего Востока, а также отчеты о состоянии окружающей среды в указанных регионах. Они предложили расширить перечень факторов окружающей среды, учитываемых при анализе, для более точного расчета важного критерия оценки устойчивого развития территорий — показателя истинной экономии.Он включает не только оценку данных об экономическом росте, но и таких факторов, как истощение природных ресурсов, а также экологический стресс.

«Говоря о валовых выбросах предприятий как элементе давления на окружающую среду, мы, к сожалению, можем дать оценку только тех, которые зафиксированы в Киотском протоколе. На самом деле только для веществ, обычно объединяемых понятием «парниковые газы», ​​такая оценка есть. «Таким образом, мы должны приравнять абсолютно все выбросы к двуокиси углерода, тем самым недооценивая истинную оценку экологического ущерба.Если бы можно было дать стоимостную оценку ущерба от выбросов бенз (а) пирена, формальдегида и т. Д., Мы получили бы еще более впечатляющие результаты », — Юлия Пыжева, автор исследования, старший научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории природных ресурсов. «Экономика окружающей среды ЮФУ» цитирует пресс-служба университета.

Новая классификация

Согласно утвержденной правительством классификации моногородов они делятся на три категории — в зависимости от степени сложности социально-экономической ситуации и рисков ее ухудшения.Авторы предлагают разделить моногорода по показателю истинных сбережений, отрасли градообразующего предприятия и населения.

«К первой группе следует отнести города, в которых градообразующие предприятия не наносят значительного экологического ущерба — производят продукты питания, обслуживают железнодорожный или водный транспорт и т. Д. Ко второй группе относятся города с предприятиями металлургической, химической, машиностроительной и деревообрабатывающей промышленности. Об этом ТАСС сообщили в пресс-службе вуза.

В третью группу, согласно новому подходу, вошли моногорода, привязанные к месторождениям полезных ископаемых, а в четвертую группу предлагается включить «вымирающие» поселения с высоким уровнем безработицы, пытающиеся выжить после окончательного освоения природных ресурсов и закрытия территорий. градообразующего предприятия.

«Очевидно, что устойчивого развития любой территории можно добиться, только инвестируя в восстановление ее ассимиляционного потенциала. Хотелось бы, чтобы новый подход к классификации моногородов, предложенный в данном исследовании, пользовался успехом у региональных и муниципальных властей. Это будет способствовать формированию дифференцированной и более эффективной политики устойчивого развития моногородов », — цитирует автора исследования пресс-служба Сибирского федерального университета.

Результаты опубликованы в журнале «Сибирский федеральный университет. Гуманитарные и социальные науки».

Почему повышение Владимиром Путиным налогов для богатых не беспокоит российских олигархов

Всего за пару дней до того, как россияне начали голосовать на конституционном референдуме в конце июня, который, вероятно, проложит путь Владимиру Путину на посту президента до 2036 года, правительство объявило о повышении налогов для состоятельных россиян. Это было широко воспринято как популистский жест.

С января 2021 года россияне, зарабатывающие более 5 миллионов рублей в год (57 000 фунтов стерлингов), будут платить 15% налог на прибыль сверх этой суммы. Это первое изменение фиксированной 13-процентной ставки подоходного налога, которое Путин ввел для всех россиян в 2001 году, но это не принесет больших дополнительных денежных средств. По оценкам, поступления в казну составят всего 60 миллиардов рублей, которые, по словам Путина, будут потрачены на помощь больным детям.

Популистские доводы Путина имеют стратегический смысл.Значительное число россиян по-прежнему возмущаются богатством, которое некоторые их сограждане приобрели в 1990-х годах, когда страна перешла от коммунизма к капитализму. Однако эти объекты ненависти вряд ли сильно пострадают от последнего повышения налогов.

Один из самых богатых из них — металлический магнат Владимир Потанин, который с марта 2020 года возглавляет российский список богатых людей по версии Forbes. Как и многие другие богатые россияне, его богатство сильно пострадало, когда цена на нефть резко упала после того, как Россия разошлась с ОПЕК в начале марта.К маю, однако, Forbes сообщил, что он вернул 6,4 миллиарда долларов, увеличив его общее состояние с 19,7 до 26,1 миллиарда долларов.

Биография Потанина воплощает все, что возмущает россиян. В 1995 году он, по общему мнению, придумал — и, безусловно, извлек выгоду из — скандальных аукционов ссуды в обмен на акции, на которых некоторые из крупнейших активов страны были проданы с аукциона по выгодной цене горстке инсайдеров.


Послушайте серию «Восстановление» из подкаста «Муравейник», чтобы узнать больше о том, как мир оправился от прошлых кризисов, включая эпизод о постсоветском переходном периоде 1990-х годов.


Быть одним из крупнейших игроков бизнеса в России сегодня очень прибыльно — и это гораздо менее рискованно, чем принято считать. Действительно, в первые годы президентства Путина в 2000-х годах власть олигархов ослабла, и некоторые бежали или были заключены в тюрьму. Но если вы станете миллиардером в России, у вас больше шансов, чем в любой стране G7, сохранить этот статус.

Взаимовыгодно: Путин встречается с Потаниным в декабре 2018 года. Михаил Климентьев / Sputnik / EPA

На помощь

Как подробно описано в моем собственном исследовании, российские мультимиллиардеры знают, что они должны приложить все усилия и взять на себя обязательство помогать поддерживать инфраструктуру России, чтобы оставаться в хороших книгах Путина.Были времена, когда их особенно подталкивали к этому: после финансового кризиса 2008 года, в декабре 2014 года, когда рубль рухнул после Крымского кризиса, а теперь во время кризиса COVID-19.

Сверхбогатая фишка не только для умиротворения Кремля, но и для их же блага. Многие из них создали свои бизнес-империи, взяв под свой контроль обширные природные ресурсы и крупные промышленные комплексы в отдаленных районах, где они доминируют в качестве единственного работодателя.Такие моногорода составляют около 25% городского населения России, большинство из которых зависят от одного работодателя и связанных с ним отраслей для жизни.

Многие крупнейшие частные благотворительные фонды России действуют в регионах, где расположены основные предприятия этих бизнес-империй. Каждый недавний кризис придавал этим фондам новое значение в этих областях. В некоторых регионах фонды, связанные с предприятиями, пытались компенсировать часть ущерба, нанесенного местному населению в результате сокращения штатов и увольнений после кризиса 2014 года.Затраты на это были минимальны, но жесткие бизнес-стратегии оказались прибыльными.

Теперь многие из этих олигархов выступили вперед, чтобы помочь государству во время кризиса с коронавирусом. В конце июня Россия занимала третье место в мире по количеству заболевших после США и Бразилии. По данным Forbes, фонд Потанина в Норильске, городе с населением 180 000 человек в арктическом регионе, потратил 10,5 миллиарда рублей на комплекты для тестирования, миллионы масок и 46 аппаратов ИВЛ.

Другие олигархи были более активными. Они принимали решения, выходящие за рамки их официальной компетенции, используя логистические и закупочные возможности своих компаний для доставки наборов для тестирования COVID-19 и обеспечения пожилых людей свежей едой. Некоторые даже закрывают аэропорты рядом с их бизнес-империями, чтобы минимизировать передвижение людей и предотвратить распространение вируса.

Взаимная выгода

Это сработает для них. Несмотря на то, что россияне обижаются на олигархов 1990-х годов, любые негативные настроения успешно устраняются от реальных людей.Людей, подобных Потанину, сегодня прославляют не меньше, чем негодование за их путь к богатству.

Настолько, что Потанин может избежать серьезных последствий экологической катастрофы на одной из электростанций его компании в Арктике в конце мая. Разрушился топливный бак, в результате чего более 21000 метрических тонн дизельного топлива попало в тающую вечную мерзлоту и окружающие реки. Несколько недель спустя его компания отстранила рабочих, которые занимались сбросом сточных вод на металлургическом заводе в том же районе.

Путин получил последнюю информацию о ликвидации последствий разлива топлива в Норильске. Алексей Никольский / EPA

Путин отругал Потанина в телевизионном видеозвонке о разливе нефти и пообещал оплатить расходы по ликвидации последствий. Но на это могут уйти годы, и маловероятно, что Путин будет сильно критиковать Потанина за этот скандал. Для президента и олигархов взаимовыгодно сохранение нынешнего уровня сотрудничества.

Экологи провели собственное расследование: токсичное топливо могло уже достигнуть Северного Ледовитого океана, и Гринпис России оценивает ущерб арктическим водным путям в 100 миллиардов рублей.Это в десять раз больше суммы, которую Потанин, как сообщается, пожертвовал для облегчения кризиса COVID-19, и почти в два раза больше, чем принесет новый налог на богатство.

Устойчивое развитие | Бесплатный полнотекстовый | Применение теории Геля для изучения городского пространства. Пример моногородов

1. Введение

Моногорода — это городские поселения, в экономике которых доминирует одна отрасль или компания. Этот термин актуален, особенно в России, где в результате экономического и военного планирования советской эпохи были созданы сотни моногородов.Как правило, моногорода планировались вблизи природных ресурсов, таких как драгоценные полезные ископаемые, уголь и гидроэнергетика, и вдали от государственных границ для защиты от войны [1]. В то время как большинство моногородов расположено в центральной части России и вдоль реки Волги, многие также находятся в Южной и Восточной Сибири и в арктической зоне России (рис. построены в Великобритании, США, Германии и Японии на ранних этапах индустриализации.В западных обществах с развитием государства всеобщего благосостояния и структурными изменениями в экономике модель корпоративного города постепенно устарела. В России в настоящее время происходят структурные изменения экономики, что делает моногорода актуальными как для академического анализа, так и для политического вмешательства [2]. По данным Тургеля [3], моногорода составляют 43–46% всех российских городов. Примерно 40 процентов ВВП страны. размещается в моногородах [4]. Официально муниципалитет считается моногородом, если он соответствует следующим критериям: (1) он имеет статус городского округа или городского поселения; (2) его население превышает 3000 человек; (3) в основной компании работает не менее 20 процентов местной рабочей силы; и (4) основная компания работает в горнодобывающей или промышленной сфере, за исключением нефти и газа. По этим критериям в 2017 году в России было 319 моногородов с общей численностью населения 14 миллионов человек. Самый крупный моногород — Тольятти, город автомобилестроения с населением 700 000 человек, а самый удаленный — Беринговский, крошечный порт в арктическом Беринговом море. Среди ученых общепризнано, что российские моногорода испытывают серьезные трудности [5]. Однако после распада Советского Союза их проблемы сложились сложным образом, и общая картина моногородов и их будущего разнообразна. В 1990-х годах моногорода потеряли экономическую поддержку и связи, запланированные Советским Союзом.Их производство пришло в упадок и стало неконкурентоспособным, а заработная плата рабочих снизилась. Градообразующие предприятия сократили объем социальных услуг, которые они использовали для оказания гражданам, что снизило качество их жизни. Крюкова и др. [1] лаконично резюмируют, что «основной проблемой социального развития моногородов в России является тот факт, что уровень жизни населения напрямую зависит от финансово-экономической ситуации на профильном предприятии». Примерно в 2000 году уровень жизни моногородов начал дифференцироваться; однако города, основанные на нефти и металлургии, могли выйти на международные экспортные рынки и относительно хорошо развиваться.Мировой финансовый кризис и последующие национальные потрясения остановили большинство позитивных событий, что привело к протестам и беспорядкам в некоторых местах (например, [4]), но некоторые моногорода остаются стабильными сегодня [1]. Особый вызов — хищническая приватизация. Примером может служить алюминиевая компания РУСАЛ, которая владеет рядом градообразующих заводов, но не вложила в производство прибыль, не говоря уже о градостроительстве, что нанесло ущерб собственному бизнесу [5].
1.1. Важность изучения качества жизни в моногородах
Моногорода по определению являются специализированными.Специализация делала их эффективными в советское время, но им не хватало разнообразия, которое могло бы способствовать инновациям и хорошей общественной жизни в современной ситуации. Моногорода стали жертвами блокировок, которые превратили изначальные сильные стороны высокоразвитой и специализированной инфраструктуры, тесные межфирменные связи и политическую поддержку в препятствия и недостатки. Грабхер [6] выделяет три основных препятствия, с которыми обычно сталкиваются старые промышленные районы: функциональные, когнитивные и политические.В контексте России Didyk et al. [7] далее подчеркивают понятие географической привязки, которое относится к большим расстояниям, неадекватной инфраструктуре и суровому климату, которые могут сделать некоторые моногорода враждебными для жизни местами.

Хотя между городом и городом есть существенные различия, в целом федеральное правительство России стремится диверсифицировать экономику моногородов. Это отражено в государственной программе «Комплексное развитие моногородов». Среди более традиционных инструментов программа фокусируется на улучшении городской среды и общественных пространств для улучшения качества жизни и содействия позитивным социально-экономическим процессам. Таким образом, российские моногорода явно представляют собой интересный полигон для подключения академического исследования к реальным рекомендациям по планированию и реальным действиям в городах.

Как планировщики и архитекторы, мы подчеркиваем, что пространственная организация является решающим элементом в достижении разнообразия и различий, работая вместе с общественными институтами с их собственной пространственной укорененностью [8]. Повышение качества жизни граждан связано с общими выгодами для обеспечения устойчивого набора видов человеческой деятельности, приносящих пользу как социальной жизни, так и экономическому успеху.Различные взаимосвязанные преимущества являются основным ключом к решению выбора местоположения пользователями [9], что помогает нам понять и спланировать городские изменения. Городские удобства, такие как магазины, бары или общественные здания, могут предлагать услуги, мероприятия и места для социальных взаимодействий и экономических транзакций. Чем больше человеческой деятельности может стимулировать город, тем больше взаимодействий происходит, порождая яркую городскую жизнь в помещениях и на открытом воздухе. Космический подход к качеству жизни актуален в моногородах. Хотя моногорода планируются централизованно в соответствии с местоположением (рис. 1) и экономическим профилем, они, тем не менее, представляют собой широкий спектр стилей планирования XIX и XX веков.Некоторые города имеют более старые исторические слои, например Ростов Великий, Гороховец и Тутаев, а некоторые представляют собой «пуристические» модернистские поселения, например, Тольятти, Набережные Челны и Камские Поляны. Кроме того, топография и природные условия разнообразят морфологию городов и влияют на жизнь на открытом воздухе, делая моногороды объектом изучения, как и любую совокупность больших и малых городов.

Это исследование проводилось в сотрудничестве с городской консалтинговой компанией из Москвы, Россия. Авторам этой статьи было поручено изучить 32 российских моногорода, чтобы оценить предложения по политике, планам и мероприятиям в области городского дизайна, которые помогут улучшить качество жизни граждан моногородов. За инновационным заказом стояла федеральная некоммерческая организация «Фонд единого института развития в жилищной сфере». Выражая интерес, консалтинговая компания подчеркнула важность поиска помещений, представляющих большую ценность для местных жителей в целом и молодежи в частности, пространств для общественных собраний и мероприятий, а также пространств, которые недостаточно используются и могут, таким образом, попасть в городской упадок. Помимо этих программных задач, исследовательская группа провела наблюдения за туризмом, сезонными ритмами и морфологическими характеристиками, среди других тем.Предлагаемые решения должны быть рентабельными, гибкими для каждого местоположения и масштабируемыми для решения огромной задачи 319 моногородов. Кроме того, было сочтено необходимым инклюзивный процесс, нацеленный на социальную справедливость.

1.2. Вопрос и цели исследования
Наше исследование направлено на разработку метода изучения городской жизни в городах, по которым мало данных или их нет, или нет данных, или нет условий для проведения опросов на местах из-за количества городов, их численности населения и их удаленность. Поэтому мы стремимся разработать набор соответствующих показателей, чтобы получить минимальное представление о качестве городов без опросов сайтов. В настоящее время данные социальных сетей предлагают новые концептуальные и аналитические пути [10,11,12,13], особенно в сочетании с другими источниками понимания, включая местные знания [14,15,16,17]. Таким образом, в социальном плане ключевые проблемы связаны с повышением осведомленности о моногородах, акцентированием внимания на их скрытой жизни и городском потенциале, принятием решений по планированию и доводами до местной мобилизации и объединения ресурсов.Далее мы покажем, как определенная комбинация классических принципов городского дизайна для улучшения городской жизни, разработанная Яном Гелем [18,19] и Джейн Джейкобс [20], реализованная посредством многомерного анализа геолокационных данных социальных сетей, может решить сложную задачу. . Представленные ниже методы были разработаны для изучения 32 моногородов в России, но в конечном итоге они нацелены на изучение любого населенного пункта, в котором доступны геолокационные данные социальных сетей, что делает результаты актуальными и масштабируемыми.

Метрики должны обеспечивать систематическую и последовательную характеристику человеческой деятельности в закрытых и открытых пространствах для огромного числа городов. Одновременно необходимо представить аспекты восприятия, чтобы выявить небольшие взаимодействия и нематериальные сети, установленные под материальными элементами города. Современное состояние оценки качества жизни зависит от обширных и подробных наборов данных о городских удобствах, демографии, экономике, экологических факторах, землепользовании и многом другом.В нашем случае такая информация не только была недоступна, но и у нас была необходимость встроить наши метрики в диапазон одного блока, чтобы изучить вариацию наших измерений улицу за улицей. Другими словами, наша метрика должна быть способна отображать жизнь в городе так, как если бы мы исследовали каждый уголок городской ткани пешком. Исследование, которое потребовало бы получения информации от местных жителей и посетителей для определения собирательного образа города, было явно невозможно из-за ограниченного времени, языка и бюджетных ограничений.

Мы нашли оптимальное решение в подходе Яна Геля к изучению общественных пространств. Исследование Геля основано на понимании первичного качества небольших городских территорий и использовании этой информации в его архитектурной практике для улучшения городского дизайна [18]. Гель стоит одной ногой в академическом дискурсе, а другой — в своей практике, поэтому его методы легко реализовать в реальных сценариях. В своей практике он смог объединить в единую концептуальную модель как физические, так и нематериальные качества общественного пространства.Тот факт, что метод Гела разработан для проведения реальных исследований общественного пространства, все показатели рассчитаны на измерение человеческими чувствами, в основном глазами геодезиста. Благодаря широкому распространению мобильных телефонов и социальной практике обмена большим количеством фотографической информации в Интернете, мы сочли возможным рассматривать пользователей социальных сетей как доверенных лиц, занимающихся исследованием общественного пространства.

Ключевые задачи нашего исследования российских моногородов можно резюмировать следующим образом:

  • разработать методы сбора и анализа данных для изучения городов, по которым у нас мало или нет данных заранее;

  • для предложения и тестирования новых показателей для оценки качества жизни и общественного пространства;

  • , чтобы показать, как результаты исследования могут повлиять на решения по планированию и помочь в мобилизации местных жителей.

1.3. Современное состояние: картирование общественной жизни

В урбанистических исследованиях и планировании использовалось несколько действенных моделей для картирования и изучения общественной жизни в городе. Евростат предлагает широко признанную модель, основанную на:

  • Материальные условия жизни;

  • Производственная или основная деятельность;

  • Здравоохранение;

  • Образование;

  • Досуг и социальное взаимодействие;

  • Экономическая и физическая безопасность;

  • Управление и основные права;

  • Природная и жилая среда;

  • Общий жизненный опыт.

Показатели EUROSTAT обладают высокой надежностью и представляют собой стандарты статистического анализа в Европе. Однако эти меры остаются общими и их трудно контекстуализировать в масштабе городских поселений. Чтобы уточнить масштаб анализа и глубже изучить городскую структуру, мы можем измерить взаимосвязь между заработной платой, арендной платой и удобствами и получить более глубокое понимание покупательной способности и доступности определенных видов деятельности, обеспечиваемых городскими удобствами в местном масштабе [21] .Этот метод уже был введен Шервином Розеном [22], и было бы очень интересно классифицировать городские районы на основе способности схожих групп населения иметь доступ и / или позволить себе набор городских удобств. Хотя это даст надежный показатель, позволяющий выделить различные уровни доступности в одном и том же городе или мегаполисе, единственным доступным показателем, общим для всех городов, является средняя заработная плата. Гленн С. Бломквист представил вариант этой метрики, который позволяет нам сравнивать большое количество городов путем агрегирования городских удобств [23]. Для составления индекса потребуется подробная информация о городской структуре (например, высота строительных конструкций, их возраст, тип жилья и удобства в нем), демографическая информация и даже местные погодные условия (например, уровень влажности). , количество солнечных часов в году или уровни загрязнения).

Мы все еще можем попытаться поработать над производной формой индекса Розена и Робака, но база геоданных объектов инфраструктуры, доступная для всех этих городов, несовместима. Онлайн-сервис Open Street Map (OSM) предлагает хорошую возможность для добычи базы геоданных городских удобств, но мы обнаружили высокую степень несогласованности в качестве и количестве удобств, представленных между городами, что означало, что от этого варианта пришлось отказаться.Тем не менее, во время этого исследования уличная сеть, отображенная в OSM, оказалась хорошо отображающей реальную сеть, видимую на Google Maps. Поэтому мы предприняли шаги, чтобы вручную обновить все улицы, которые явно отсутствовали в базе данных OSM.

Это лишь некоторые из множества различных моделей, используемых в настоящее время для измерения качества жизни (QoL), но большинство из них по-прежнему полагаются на очень общую информацию об экономике, обществе, субъективности и опыте [24] модели, представленной Всемирная организация здравоохранения, которая придерживается еще более личной области, которая, как считается, описывает психическое здоровье: физическое, психологическое, уровень независимости, социальные отношения, окружающая среда и духовность [25].Чтобы столкнуться с отсутствием измеримых размеров, мы нашли надежное решение в экспериментальном построении города, что означает сбор информации, которая в конечном итоге поддается количественной оценке, но которая собирается самими пользователями города. Кристофер Александер вел постоянный поиск улучшений городского дизайна путем изучения паттернов деятельности и онтологических элементов дизайна [26,27,28]. Модели человеческой деятельности рассматриваются как ключ к более глубокому пониманию как счастья в городе, так и социально-экономических достопримечательностей повседневной жизни. Оптимальный подход потребует сочетания как физических, так и воспринимаемых компонентов городской среды, чтобы приблизить индекс к жизни, как он воспринимается населением [29]. Этот двойной показатель, взвешенный по местным и личным условиям, вдохновил на более тщательный анализ на районном уровне вместе с ростом популярности программного обеспечения для географической информации (позже ГИС). ГИС стала шагом вперед в точной настройке показателей качества жизни в масштабе квартала или района путем моделирования физических качеств материальных элементов города в соответствии с их восприятием населением.С помощью ГИС демографические, социальные и экономические показатели могут быть географически изолированы и видны в пространственной взаимосвязи с детальной информацией из обследований и данных переписи. При таком подходе можно отобразить и таким образом измерить субъективные и объективные взгляды, которые могут описать качества физической, социальной и экономической жизни одного района [30]. В городских исследованиях было приложено много усилий, чтобы подчеркнуть важность субъективный взгляд на здоровый образ жизни [31,32,33] в понимании взаимосвязи между городским дизайном, социальной жизнью и экономикой [20,34], но они часто остаются дискурсивными или, по крайней мере, трудными для реализации в крупном масштабе.Качество жизни в небольших городах становится актуальным для планировщиков и дизайнеров, поскольку мы сейчас находимся на этапе достижения полной застройки во многих западных городских и столичных регионах [35]. Это требует динамической метрики QoL по отношению к изменениям в форме города [36], и исторически этот момент рассматривался как повод для перехода от количественных изменений (роста) к качественным изменениям [37].

2. Материалы и методы

В «Как изучать общественную жизнь» Ян Гель вводит: «Список вопросов, которые можно задать о взаимодействии между жизнью и формой, по сути бесконечен» [19].Хотя эти вопросы изначально предназначены для полевых исследований, мы предлагаем применить метод Геля для преобразования наблюдений в количественные показатели. Он продолжает: «Каждый город уникален, и хорошие наблюдатели должны использовать свои глаза», подчеркивая важность того, чтобы видеть город, чтобы лучше оценить пространственную и культурную сложность того или иного места. Только в человеческом масштабе можно узнать, в какой степени люди могут знакомиться с городом и взаимодействовать друг с другом и с небольшими архитектурными артефактами.Тем не менее, как мы можем обследовать большое количество городов? Кроме того, для этих городов, как мы можем наблюдать и записывать:
  • Сколько человек проходит по каждой улице, площади или парку в одном городе?

  • Кто, , люди, толпящиеся или прогуливающиеся по всем этим местам?

  • Где эти люди предпочитают проводить время?

  • Что делают человек в каждом уголке города?

  • Как долго человек остаются в общественных местах?

На эти вопросы можно ответить с помощью классических опросов и наблюдений экспертов на месте, но их вряд ли можно применить для обследования больших городских пространств и в разные сезоны. Метод, который мы представляем, направлен на то, чтобы воплотить методологию Геля в поддающийся количественной оценке набор показателей с использованием изображений, сделанных жителями, которые становятся непосредственными исследователями пространства и деятельности через их личные точки зрения. Предлагаемые пять вопросов — это способы собрать коллективный образ города и количественно оценить скрытую жизнь как внутреннего, так и открытого пространства. Для этого мы проанализировали 1,1 млн общедоступных изображений из 32 российских моногородов в социальной сети ВКонтакте (позже ВКонтакте) через ее общедоступный API.Мы выбрали только изображения с географической привязкой в ​​пределах географических границ каждого города и присвоили каждому изображению уникальный идентификатор, чтобы анонимизировать и рандомизировать данные.

Очевидно, что аналитическая основа задается вопросами этого исследования, а репрезентативная выборка населения ограничена пользователями ВКонтакте, но есть существенная разница между опросом данных в социальных сетях и классическим интервью, опросами, наблюдениями участников, личными данными. картографирование, softGIS, исследование действий и многие другие качественные методы.Все это связано с непосредственным влиянием исследователей на формулировку вопросов и личными и профессиональными предубеждениями респондентов [38]. Гель предложил свои пять вопросов для публичного пространства с целью сделать ощутимыми силы, которые им управляют.
2.1. Сколько

Используя первую метрику — сколько, Ян Гель предлагает наблюдать количество людей, идущих по одной улице или находящихся на одной площади. Он моделирует пешеходный поток и изначально был разработан как метод оценки предпочтений пользователей в общественных местах и ​​городских центрах.Мы реализуем этот показатель, вычисляя плотность изображений с географическим местоположением в качестве прокси для измерения присутствия и предпочтений жителей города и его периферийных районов.

Аналогичные подходы были предприняты при подсчете количества активных пользователей социальных сетей или сообщений в социальных сетях в пределах определенной области. Jiang et al. [39] снабжены перекрестными ссылками на твиты с геотегами, демографические и топологические данные нескольких, показывающие основные соответствия в схемах распределения, таких как застройка и плотность населения.В нашем исследовании посты с геотегами в ВК использовались в качестве весовых коэффициентов в аналитике городских сетей (UNA). Когда модель использования общественного городского пространства сопоставляется с анализом пешеходной доступности базовой пространственной конфигурации в UNA, можно выделить три основные категории для каждой моделируемой единицы городского пространства: (1) недостаточно используется, (2) используется, как ожидалось. , и (3) использовались на удивление активно. Эти типологии помогают дизайнеру находить способы вмешательства и находить правильные инструменты для каждой ситуации.При переходе от анализа к вмешательству полезна концептуализация Мэтью Кармона процесса городского проектирования как «континуума, формирующего место». Для Кармоны городской дизайн включает четыре отдельных этапа: (1) дизайн; и (2) развитие — вместе формируют физический мир для использования; (3) используемое пространство; и (4) менеджмент — вместе формируя общественное пространство посредством использования [40]. Мы связываем этапы 1 и 2 Кармоны с введением новых видов землепользования и городских элементов, а этапы 3 и 4 — с постепенным и контекстным улучшением существующей ситуации.Однако типология Кармоны бесполезна в отношении наиболее активно используемых областей, которые не требуют каких-либо физических изменений. Для этой третьей городской ситуации мы предлагаем временное использование в качестве инструмента для достижения положительных изменений, таких как приглашение новых групп пользователей или изменение модели временного использования [41,42]. Следовательно, три типа ситуаций и связанные процессы проектирования, использования и социальных инноваций характеризуются различной экономической логикой, сетями сотрудничества и темпоральностями.
2.2. Who

Вопрос о том, кого представляет Гель, чтобы составить карту демографических данных жителей в публичном пространстве и узнать, какие из них более успешны в размещении большего количества людей по полу, возрасту и социальным группам. Наблюдая на месте, исследователи могут изучать выбор местоположения пользователей, нанося на карту места, которые они занимают, и записывая свои профили. Мы применили метод Гела, используя категоризацию преобладающего пола и возраста людей, присутствующих на публично размещенных геолокационных изображениях.Успешные города — это те, которые способны объединить жителей и гостей всех социальных и культурных слоев; Следовательно, этот показатель предназначен для измерения демографического состава в публичном пространстве, чтобы выявить явления сегрегации или интеграции.

Социальная и культурная аналитика с использованием изображений в социальных сетях использовалась для оценки преднамеренности [16] или того, как изобразить некоторые современные культурные обряды и практики [43,44,45]. Нашей предпочтительной целевой группой была молодежь города; поэтому мы сосредоточились на отображении присутствия подростков в публичном пространстве.Для этого мы вручную классифицировали изображения подростков. Мы определили наши референтные группы как всех детей в возрасте от 10 до 18 лет. Младшие жители были отнесены к категории детей, а постарше — к взрослым. Если детей сопровождали взрослые, эти группы относились к категории детей со взрослыми. Эта конкретная задача была поручена антропологам, которые классифицировали изображения в соответствии со своими способностями улавливать все характерные элементы, характерные для их соответствующих возрастных групп.Компьютерное зрение можно было использовать для приблизительной категоризации этой демографической группы. Например, Hu et al. [16] и Redi et al. [46] используют искусственное зрение для категоризации изображений по предметам. Однако мы решили выполнить это вручную, поскольку другие наблюдения для других показателей нужно было проводить визуально.

Из анализа демографических карт мест, популярных среди молодежи и взрослых, стало ясно, что молодежь обычно избегает взрослых. В пространственном отношении было замечено, что молодежь собирается в основном в местах, удаленных от центров городской жизни, транспортных узлов, достопримечательностей и других людных мест. Это могут быть дворы, неиспользуемые части природных территорий и заброшенные территории, где контроль за их действиями минимален.

2.3. Where
На вопрос, где, Gehl наблюдает за тем, как жители выбирают место действия в общественных местах, чтобы нанести на карту, «где люди перемещаются или остаются в отдельных местах» [19]. Использование фотографий с геотегами позволяет нам исследовать только статическую составляющую этого вопроса. Чтобы узнать, в каком типе городской среды обитатели предпочитают заниматься своей деятельностью, мы собираемся классифицировать фотографии, сделанные в помещении или на улице.Эта категоризация может быть изменена в зависимости от географического масштаба исследования. Для анализа небольших общественных пространств, улиц или площадей классификация может быть сосредоточена на микросредах. Изображения можно классифицировать в зависимости от свойств места, в котором собраны люди. К таким свойствам может относиться, например, качество света: собраны ли люди в ярком помещении или в тени? В прошлом этот подход предлагался Гелем.

Процесс категоризации изображений выполнялся с использованием распознавания сцены, одной из основных задач компьютерного зрения, позволяющей определять контекст для распознавания объектов.В этом проекте мы использовали ориентированную на сцены базу данных Places, содержащую 205 категорий сцен и 2,5 миллиона изображений с меткой категории. Примеры тегов сцены: чердак, зрительный зал, бесплодные земли, бальный зал, бар и базилика. Используя сверточные нейронные сети (CNN), система способна изучать глубокие особенности сцены для задач распознавания сцены и устанавливать новые современные характеристики в ориентированных на сцену тестах. Первый шаг заключался в применении ко всем изображениям в нашем корпусе алгоритма распознавания сцены, который назначал каждой фотографии набор меток категорий с соответствующей оценкой достоверности.Чтобы присвоить изображению метку внутри или снаружи, мы сначала связали каждый тег сцены с соответствующей меткой, например, парк будет связан с меткой outdoor, а бальный зал будет соответствовать внутренней сцене. Затем для каждого изображения мы взяли три тега сцены с наивысшей оценкой достоверности и присвоили изображению соответствующий ярлык тогда и только тогда, когда все три ярлыка были равны, например, фотография с тремя тегами внутренней / наружной сцены была помечена как в помещении. Если полное согласие было невозможно, мы пометили изображения как неизвестные и исключили их из нашей выборки.

В целом, сочетание занятий в помещении и на свежем воздухе можно считать преимуществом и признаком позитивной урбанистики. Смешивание может происходить в двух масштабах: между соседними морфологическими единицами или внутри одной морфологической единицы. В худшем случае концентрация использования на открытом воздухе в городских парках, бульварах и площадях ранжируется по активному использованию внутри помещений в соседних городских кварталах. Эти конфигурации показывают потенциал для расширения использования внутри помещений, таких как рестораны или культурные мероприятия, сезонно в парках и для оживления экономики внутреннего использования за счет пешеходного потока поблизости. Во втором случае смешивание может означать активные дворы или небольшие киоски в парках, объекты, которые показывают возможности мелкомасштабного развития для одного субъекта, будь то муниципалитет (парки) или жилищная ассоциация (микрорайоны). Однако для активных уличных выступлений обычно требуется координация между городом и владельцами магазинов.

2.4. What
Какими действиями люди занимаются в общественных местах? Вопрос Гела направлен на то, чтобы составить карту схем действий, чтобы узнать, какие требования к городскому дизайну предъявляют для их адекватного размещения.Мы даем количественную оценку этому вопросу, анализируя различные модели активности, наблюдаемые через данные социальных сетей. Это один из основных показателей для оценки воспринимаемого качества жизни, поскольку сочетание видов использования и видов деятельности является отличительной чертой хорошей городской жизни вместе с их пространственным распределением и доступностью [47, 48]; Джейкобс также определяет разнообразие удобств и, следовательно, деятельность человека как один из четырех принципов хорошей городской жизни [20]. Она также определяет города с менее специализированной деятельностью как более устойчивые по сравнению с другими и, вероятно, с лучшими экономическими показателями [34].С помощью данных социальных сетей мы можем делать это для внутренних и внешних пространств, а также в общественных и третьих местах. Модели активности анализируются на основе видимого содержимого публично распространяемых изображений в социальных сетях. Для этого мы используем «колесо активности», которое расширяет двойную систему необходимого и факультативного Геля на все ее количественно измеримые и измеримые компоненты, объединяя его работу в этих различных подходах в один простой набор категорий для отображения паттернов деятельности [49]. . Подготовленные исследователи нанесли на карту виды деятельности, вручную присвоив теги рандомизированной выборке из 45 000 изображений в социальных сетях из 32 российских моногородов на основе действий, которые они могут распознать в одном из них.Подобно предыдущим показателям, в этой области также применялось компьютерное зрение. Hu et al. [16] также определяют активность по картинкам. Опять же, результаты искусственного интеллекта иногда искажаются объективностью методов, так как (1) одно действие исключает все другие, и (2) основное действие иногда не выделяется на передний план, и (3) особенности действий не всегда очевидно. В этом контексте такие механизмы, как теги Alt-text Instagram-Facebook, предоставляют список действий, которые «вероятно» выполняются на изображениях, загруженных в эти социальные сети.Опять же, вероятность того, что машина идентифицирует человека, который что-то делает, может иногда давать неточные результаты (например, человека, идущего во время еды, можно пометить либо ходьбой, либо едой). В данном случае мы снова доверились критериям антропологов. На втором этапе проекта, о котором не сообщается в этой статье, мы увеличили количество изображений, разделенных на категории, чтобы сосредоточить внимание на соответствующих областях интересов. В результате этой категоризации мы разработали простую метрику для оценки качества жизни в исследуемых городах и сортировки. их на графике выше (Рисунок 2).Этот показатель благоприятствует как городам с большим количеством различных зарегистрированных видов деятельности, так и городам, где количество изображений более равномерно распределяется между различными записанными там видами деятельности. Этот подход коррелирует качество жизни с разнообразием видов деятельности, предлагаемых городом, в пользу тех городов, в которых не доминирует ни один из видов деятельности. Этот показатель M для данного города определяется следующим образом:

M = M (город) / max (M (все города)),

(1)

Формула, используемая для измерения оценочного качества жизни в городах и их упорядочения на графике (Рисунок 2), рассчитывается следующим образом:

(Количество занятий / максимальное количество занятий) × (Максимальное расхождение, зарегистрированное в количестве изображений для разных занятий / отклонение в количестве изображений для разных занятий)

(2)

2.5. Как долго

Постоянство — явный показатель предпочтения. Время, проведенное в определенном месте, является измеримым параметром, который описывает связи и взаимодействия между людьми и пространством, в котором они обитают. Гель анализирует постоянство в динамической и статической формах. Первый — это измерение времени, необходимого для прогулки по определенному месту, а второй — измерение продолжительности времени, которое человек проводит в данном месте. Их можно использовать вместе, хотя их можно использовать для изучения публичного пространства по-разному.Первый показатель описывает, как фактор окружающей среды и предпочтения могут влиять на поведение человека, замедляя или ускоряя его движения, а последний описывает продолжительность человеческой деятельности.

Имея данные из социальных сетей, мы можем сосредоточиться на втором показателе, описанном Гелем как продолжительность или постоянство человеческой деятельности. Для этого мы используем временные метки сообщений ВКонтакте, чтобы характеризовать внутренние и внешние пространства в зависимости от того, как долго они используются в течение дня, дней недели и времен года. Была разработана серия картографий, чтобы отобразить использование пространства по дням недели и сезонам. Они были использованы для визуального обследования 32 городов в городском масштабе. Например, чтобы изучить, как парки были в сезонах, или определить районы и районы, которые были активны и использовались в течение недели. Подобные подходы к анализу временных меток данных были развернуты, например, Silva et al. [50] и Форгани и Каримипур [51], оба подчеркивают циклическую временную основу (ежедневно, еженедельно, ежемесячно и ежегодно), которую Черроне [52] позже описывает как «пульс города».Джейн Джейкобс подчеркнула, что продолжительность активности в общественном пространстве полезна для городской жизни с социальной точки зрения, безопасности улиц и экономических результатов. «На улицах успешных городов люди должны появляться в разное время. Это время считается час за часом в течение дня »[20] (с. 198). Мы делаем это, изучая временное распределение фотографий в социальных сетях в течение дня. Это ежедневное распределение вероятностей дискретизируется на интервалы времени продолжительностью 24 часа. Чтобы сравнить эти временные вероятностные распределения по городам со значительно разными временными распределениями и количеством выборок, мы используем расхождение Кульбака – Лейблера (KL) как меру разницы между каждым временным распределением \ (T \) и соответствующим равномерным распределением \ ( U \).Для каждого временного распределения \ (T \) метод К.Л. дивергенция \ (D (T || U) \) обеспечивает меру энтропии самого распределения времени относительно равномерного распределения. С точки зрения кодирования, K.L. расхождение можно интерпретировать как предоставление количества дополнительных битов, необходимых для сжатия \ (T \) с кодом, оптимизированным для \ (U \). Для дискретного распределения с 24 единообразными ячейками это количество битов находится в диапазоне от 0 (где \ (T \) равномерно) до максимального значения \ (4.58 \).

3. Результаты: городские интервенции

Архитекторы, планировщики, девелоперы и другие участники могут влиять на эволюцию городов как путем поощрения новых видов деятельности, таких как временное использование, мероприятия и местные программы активации, так и через физические изменения в городском пространстве, например как новые застройки, инфраструктура и парки, или физическая реконструкция и реконструкция существующих структур. Некоторые комментаторы различают эти два типа вмешательства как «формирование места» и «создание места» [53], где последнее требует больших денежных вложений, организационных возможностей и времени.

Результаты этого исследования предоставили местным администрациям по всей России набор руководящих принципов по улучшению городского дизайна и составить проект архитектурного конкурса для выбранных участков. Позже была введена национальная платформа для совместного творчества, которая приглашала граждан работать в своих регионах и предлагать новые идеи для совместной проверки.В этом процессе эффективность использования ресурсов была одним из важных параметров, иногда привлекавшим внимание к быстрым и легким решениям по «формированию места».

Поскольку наша роль в этом процессе заключалась в посредничестве между анализом и проектированием, мы хотели обогатить фрейм формирования / создания мест, чтобы лучше облегчить работу опытных дизайнеров и планировщиков по чтению результатов пяти показателей и помощи в определении вмешательств. Связь между анализом и дизайном непроста. Это отношение обсуждается Карло [54] как два различных «момента» в процессе проектирования, типологический момент и момент изобретения.Наш вопрос заключался в том, как перейти от показателей к вмешательствам, от аналитических карт (например, рис. 3) к целенаправленным и реалистичным физическим конструкциям и социальным инновациям. Объективность моделей, наблюдаемых с помощью пяти вопросов, должна согласовываться и быть сопоставимой со знаниями экспертов. относительно фактического пространственного, социального, культурного, экономического и административного контекста моногородов. Для этого мы создали матрицу для интерпретации результатов карт в соответствии с местными знаниями и масштабом вмешательства на основе генераторов разнообразия, созданных Джейн Джейкобс для хорошей городской жизни (рис. 4).Для каждой метрики у нас есть три класса вмешательства: при меньшем, чем ожидалось, выходные значения метрики ниже желаемых; как и ожидалось, выходные значения метрики равны желаемому; а для большего, чем ожидалось, выходные значения метрики выше, чем желаемые значения. Основываясь на анализе всех представленных показателей, городские консультанты определили руководящие принципы вмешательства в их областях интересов.

5. Выводы

В исследовании моногородов мы опробовали комбинацию анализа городской сети (UNA) и культурной аналитики геолокационных изображений и текстов в социальных сетях.Эта комбинация ценна для привязки результатов социальных сетей к городской форме, с одной стороны, и открывая пути к частичной автоматизации культурной аналитики, с другой. Машинное обучение больших визуальных данных потенциально может потребовать дальнейших интересных исследований и тестов. Несмотря на некоторые ограничения, нет никаких сомнений в том, что социальные сети предоставляют ценную информацию, которую нельзя заменить никаким другим источником данных.

Метрики качества городской жизни, основанные на операционализации классических формулировок Яна Геля об интенсивности и ритмах использования общественного пространства, оказались шагом вперед в подходе к решению сложного вопроса количественной оценки качества жизни. .Благодаря его использованию стало заметно, что вопреки некоторым предвзятым представлениям каждый моногород уникален. Анализ использования общественных пространств, зданий и природных территорий дает новые открытия в каждом отдельном случае. Наш подход, который использует изображения в социальных сетях, добровольно загруженные гражданами, имеет силу в преодолении профессиональных и культурных предубеждений, которые могут направлять анализ того, что ценят местные жители, где они хотят проводить время и общаться. У нас есть осторожная уверенность в том, что, как это отражено в постах граждан в сети ВКонтакте, общественная жизнь в большинстве моногородов положительно традиционна.Много внимания уделяется семье и детям, дням рождения, свадьбам и совместным праздникам. Школьные вечеринки, выпускные церемонии и спорт тоже, кажется, объединяют людей. Обратной стороной важности этих социальных институтов является отсутствие нетрадиционных условий и коммерческих городских удобств. По нашим данным, очень мало свидетельств того, что люди ходят в рестораны, кафе, ведут ночную жизнь или совершают покупки. Культурное предложение, такое как концерты, искусство или общественные встречи, кажется ограниченным.

Мы выяснили, что молодежь, как правило, предпочитает два типа местоположения: (1) наиболее урбанизированные и густо используемые части города и (2) маргинальные и недостаточно определенные места рядом с центром города и «микрорайонами», такие как мосты, небольшие леса на окраине имения, железнодорожные угодья и пустые участки. В нашей выборке «самый городской или густонаселенный» означает либо главную улицу и главную площадь (особенно в сталинских классических планах), либо «микрорайоны» (спланированные жилые районы), которые имели самую высокую плотность застройки и плотность населения почти во всех городах. .Другими словами, молодежь не гуляет на природе, а, как правило, остается на застроенной территории. Таким образом, недостаток мест для собраний в помещении может стать проблемой, которую необходимо решить.

Интересное наблюдение: фабрика градообразующей компании в большинстве случаев вообще не отображается в соцсетях. Местные жители не делятся изображениями или другим контентом, касающимся фабрики. Это может означать, что фабрика закрыта и забыта, что люди не фотографируются во время работы или что это имеет негативный оттенок.Однако в некоторых случаях фабрика была иконой ландшафта, местом исследований и волнений или местом обновления и нового использования. В сокращающихся моногородах мало что можно сделать для повторного использования фабрики, но в стабильных и растущих городах это может быть возможностью, следуя бесчисленным примерам по всему миру.

Что касается третьей задачи по использованию результатов исследования, то, во-первых, можно сделать вывод, что жители моногородов послали положительный сигнал о том, что их место не в упадке и не безнадежно.Напротив, существует потенциал развития для улучшения общественной жизни моногородов, в то время как, вероятно, также потребуются другие меры политики (в отношении доходов, жилья, культуры). Мы считаем, что сопоставимый анализ всех 32 случаев помог сосредоточить внимание на наиболее важных областях и темах в каждом городе и начать использовать их скрытый, невидимый потенциал. Классификация типов вмешательства, вдохновленная работой Джейн Джейкобс, действительно помогла прояснить масштаб и интенсивность соответствующего вмешательства, будь то создание места, формирование места или использование потенциала для качественного скачка в городских процессах и качестве. .Социальная проблема после первоначального исследования была развита городскими консультационными агентствами в качестве общенационального инструментария для совместной работы по улучшению общественного пространства.

Ограничения и дальнейшее развитие

В нашем случае мы использовали общедоступные изображения из популярного приложения для социальных сетей «ВКонтакте» в качестве источника данных, подчеркивая его создание из социального контекста. Тот факт, что методология применялась в нескольких моногородах, указывает на потенциальную возможность воспроизведения в других случаях схожего социокультурного и морфологического контекста, т.е.е., другие моногорода России. Необходимо поднять вопрос о том, может ли этот подход быть повсеместно воспроизведен и распространен на другие типы городов за пределами российского контекста.

В других странах другие приложения, такие как Instagram или Foursquare, могут иметь большее значение при использовании социальных сетей. В настоящее время другие формы данных социальных сетей также доступны практически повсеместно в населенных пунктах по всему миру. Их можно собирать и использовать в городских исследованиях, чтобы получить новое понимание, не забывая о строгих этических принципах в отношении личной конфиденциальности пользователей и результатов некоммерческого применения.В этом контексте методология, представленная в этом документе, потенциально может быть адаптирована к другим источникам и форматам данных, сохраняя при этом общий подход к краудсорсинговым данным как надежному источнику, который должен быть включен в процесс принятия решений при планировании города. Дальнейшее развитие этой работы может включать (1) этот процесс адаптации с учетом профилей пользователей (персон) каждой платформы с более глубокой социокультурной, антропологической или этнографической точки зрения, (2) интеграцию машинного обучения для больших наборов данных изображений с усовершенствованным движком. обеспечение надежных результатов и (3) включение других уровней информации, таких как социально-экономические и / или климатические ограничения, которые могут повлиять на пригодность для жизни в помещениях.

Представленную здесь методологию не следует рассматривать как замену социально-экономическим данным, собранным на местном уровне, или экспертным оценкам по конкретным вопросам. Опять же, как указано в разделе 1.2, мы подчеркиваем ценность описанной здесь методологии для получения общего понимания городской жизни и социальной динамики, что особенно актуально, когда доступ к другим видам данных ограничен.

«Два следствия»: А. Пузанов о сокращении списка моногородов

Александр Пузанов, генеральный директор Института экономики города, прокомментировал «Москва 24» инициативу Госдумы по сокращению вдвое количества моногородов.

По мнению эксперта, новая система «нужна», потому что Фонд развития моногородов «не может охватить все моногорода». Г-н Пузанов отметил, что это изменение приведет к двум последствиям. «У тех, кто останется в списке, больше шансов получить помощь от Фонда развития моногородов. Во-вторых, внутри этих городов могут сформироваться зоны опережающего социально-экономического развития », — пояснил г-н Пузанов.

По мнению эксперта, предыдущие меры оказались не столь эффективными, как могли бы.

Они были нацелены больше на решение краткосрочных проблем моногородов: восстановление промышленных предприятий и заводов, создание рабочих мест, не акцентируя внимание на том, что последние должны быть новыми и высокопроизводительными. Эти меры не касались вопроса моногородов, зависящих от отдельного предприятия или завода. Эксперт считает, что сложно предсказать, какие города останутся в списке. Например, по словам г-на Пузанова, предыдущий список был разделен на три группы: города в тяжелом состоянии, города в умеренном состоянии и города в благоприятном состоянии.

Моногорода, находящиеся в относительно благоприятном экономическом состоянии, скорее всего, будут вычеркнуты из списка, или наоборот: города с сильными лоббистскими возможностями сохранят свое место в списке. Сложно делать прогнозы. «Все будет зависеть от того, как именно будет выглядеть новая версия государственной программы. Надеюсь, новая система будет более эффективной. Это все, что можно сказать на данный момент », — заключил эксперт. Как сообщалось ранее, количество моногородов в России может сократиться почти вдвое — с 321 до 170.

По данным Счетной палаты, усилия по поддержке моногородов не смогли обеспечить их устойчивое развитие или повысить уровень их жизни. Программа развития нового моногорода будет содержать параграф, в котором будут перечислены соответствующие критерии, на которых будет основываться статус этих городов. Депутаты Думы считают, что исключенные из списка города тоже не должны остаться без поддержки. Им планировалось выделить более 18 млрд рублей в течение трех лет, однако правительственная комиссия не одобрила эту идею.Этот вопрос будет рассмотрен в течение следующего бюджетного цикла.

В Минэкономразвития отметили, что список моногородов не будет пересматриваться ранее следующего года. Предложения по сокращению моногородов в Минфин пока не поступали.

Москва, 24 — 29 октября

Автор: Александр Сергеевич Пузанов

Структурный раздел: Городское экономическое развитие

Тема: Развитие моногорода

Регион: Российская Федерация

Градостроительный проект моногорода России от DROM Architects -DesignWanted

Моногород — это город, полностью зависящий от доминирования одной отрасли.Набережные Челны — один из крупнейших моногородов, в котором архитектурный бюро DROM Architects воплощал в жизнь выдающийся градостроительный проект площади Азатлык.

В 2000-е годы, по данным правительства России, к моногородам относились 467 городов и 332 поселка. По состоянию на 2018 год в России в настоящее время действует 391 моногород, а также районы для амбициозных городских проектов, включая Набережные Челны, советский город, построенный в 1970-х годах.

Площадь Азатлык — центральная площадь, изначально спланированная на центральной оси, чтобы соединить два различных ориентира; здание муниципалитета и музей Ленина. Правда, музей так и не построили, и ось потеряла смысл. В результате остается пространство, оставшееся неиспользованным, отключенное от города.

Реконструкция площади — совместная попытка улучшить жизнь в городах России ДРОМ, КБ «Стрелка», ДОМ.РФ, КМТ Про и Фондом развития моногородов. DesignWanted имел возможность взять интервью у команды DROM Architects, чтобы узнать больше об их работе и препятствиях на пути к формированию новой идентичности города.

Городской дизайн площади Азатлык от DROM в России призван подчеркнуть важность неиспользуемого места во время войны.

Как начиналась фирма DROM? Каково видение DROM?

DROM Architects: «DROM началось с победы в приглашенном конкурсе на строительство трех жилых башен в Сибири, в Новосибирске.В то время мы еще работали в разных компаниях и искали возможности начать самостоятельно. Мы начали не с ясного видения, а просто с желанием работать независимо.

Со временем мы начали лучше понимать наши ценности и возможности. Мы поняли, что независимо от каких-либо увлечений, которые у нас есть в определенные периоды времени , ключом к нашему дизайну является объединение различных масштабов — городского, архитектурного, внутреннего — в последовательные всеобъемлющие предложения, которые строятся.

Площадь Азатлык — это обширная территория площадью 7,8 га в Набережных Челнах, преобразованная в новый городской дизайн Русский пейзаж

Как вы в целом подходите к проектированию общественных пространств?

DROM Architects: «Независимо от масштаба или типа проекта, мы всегда подходим к нему как к части более крупной системы и как самостоятельной системе. Мы пытаемся понять идеологическую основу и сущность места, анализируем более широкий физический контекст и роль, которую может сыграть наше потенциальное вмешательство на территории. Затем мы всегда ставим под сомнение бриф и стараемся работать вместе с нашими клиентами, чтобы при необходимости сделать его более ясным и целенаправленным. Мы обнаруживаем, что всегда есть вещи, которые клиент мог не учитывать по разным причинам.

Во время наших внутренних мозговых штурмов мы всегда пытаемся найти какое-то скрытое «напряжение», присущее месту, чтобы понять, чем оно хочет стать и как осуществить эту трансформацию с помощью всего нескольких простых и четких жестов. Например, в проекте «Площадь Азатлык» этот момент натяжения был положением главной оси циркуляции.Изначально он располагался посреди площади, нагружен идеологическим багажом и редко использовался людьми — он соединял здание мэрии с музеем Ленина, который так и не был построен.

Мы переместили эту ось на край площади, где люди могли быть защищены от солнца и ветра уже существующими рядами деревьев. Вместо того, чтобы организовывать центральные точки зрения на символы власти, она стала касательной к окружающим функциям и открыта для расширения и дополнения в будущем.”

Процесс городского проектирования площади Азатлык DROM в Набережных Челнах, Россия

Что было самым большим трудом во всем процессе проектирования площади Азатлык с точки зрения планирования, управления графиком и построения его в реальности?

DROM Architects: «Сроки этапа первоначальной концепции были очень короткими, а проект — очень амбициозным. Мы начали с концепции в начале года и начали работу уже к лету. Были времена во время строительства, когда мы думали, что можем потерять критические аспекты проекта из-за замены материалов, которые мы указали, или изменения деталей. Наши сотрудники, Стрелка КБ и местные архитекторы KMT.pro сыграли ключевую роль в достижении качества строительства и нашей способности сохранять целостность проекта. Мы до сих пор помним, какое беспокойство мы пережили, выбирая материалы и цвета — у нас было всего несколько часов, пока наши местные партнеры были на бетонном заводе. Они проверяли доступные цвета и собирали макеты в режиме реального времени.

Мы размешивали этот процесс в режиме онлайн из Роттердама, тестируя цветовые комбинации и узоры.Конечно, были и другие анекдоты, связанные с проектом, например, ящик коньяка, который наши местные архитекторы купили и использовали для мотивации строителей следить за трассами. В результате мы считаем, что смогли добиться впечатляющей точности и качества исполнения для местного контекста ».

Аксонометрический вид, показывающий все функции городского дизайна вдоль набережной площади Азалык, реконструированной DROM в России

Каковы были основные ограничения при обновлении обширной территории из 7 человек.8 га площади Азатлык?

DROM Architects: «Огромные размеры сайта, его однообразие и пустота, конечно, создавали серьезные проблемы, но в то же время это давало нам большую свободу для творческой работы. Там было достаточно места для создания различных областей персонажей — , по сути, мы сделали три квадрата — каждый со своей атмосферой и адаптирован для различных видов деятельности .

Очевидно, были финансовые ограничения — любой указанный вами материал умножается на количество квадратных метров, которое здесь было огромным .Мы практически не использовали натуральный камень, кроме немного для фонтана. Также уличная мебель и оборудование производились на месте с использованием имеющихся технологий. Поэтому мы намеренно разработали их с упрощенной геометрией и с использованием стандартных промышленных элементов. Например, форму спиральной смотровой площадки удалось добиться только с помощью гнутых труб, которые обычно используются на трубопроводах Газпрома ».

Городской дизайн площади Азатлык в России Планировка включает ступенчатую рассадку в конце площади в качестве интерактивного пространства, а также для организации массовых мероприятий города и его жителей

Учитывая, что Набережные Челны — моногород, как вы связали реконструкцию территория с историческим контекстом и людьми, живущими там?

DROM Architects: «Набережные Челны — это не просто российский моногород.Еще в семидесятые годы город был экспериментальной площадкой для проектировщиков, архитекторов и дизайнеров, которые приезжали сюда со всей страны. Конечно, большинство их видений осталось на бумаге. А город, который появился так быстро, сложно назвать привлекательным, но он смел и впечатляет масштабами своих просторов. В нашем дизайне квадрата мы пытались работать с присущим ему духом экспериментирования и смелости. Мы участвовали в серии семинаров с местным архитектурным сообществом, где они делились своими идеями и мыслями о площади. Некоторые из них мы реализовали в окончательном дизайне.

Кроме того, в деталях мы пытались установить связь с контекстом города. Грузовой завод КАМАЗ — это экономический хребет города. И мы использовали цвета кабин первого КАМАЗа — оранжевый, синий, красный — для построек и объектов, которые мы разместили на площади.

DROM Architects спроектировали всю уличную мебель и павильоны, в том числе круглую смотровую площадку, с учетом местных строителей и местных материалов для городского дизайна площади Азатлык в России

Каковы сроки завершения всех трех этапов?

DROM Architects: «Строительство первой очереди было завершено примерно зимой 2018 года.Второй этап был завершен осенью 2019 года, а третий, заключительный этап проекта, как ожидается, будет завершен летом 2020 года ».

Видение DROM городского дизайна площади Азатлык в России действительно играет жизненно важную роль с точки зрения общественного пространства и пригодного для жизни города

Каковы основные проблемы, связанные с работой над такими крупномасштабными проектами в стране, отличной от вашей?

DROM Architects: «Основная задача — поддержание целостности дизайна и качества строительства при физическом отсутствии .”

Городской дизайн площади Азатлык в России имеет смотровую площадку с видом на всю площадь.

Поскольку ваша фирма работает по всему миру, каким бы вы хотели проект, если бы у вас была возможность создать что-то без каких-либо ограничений?

DROM Architects: «Мы считаем, что проектов без ограничений не существует. И даже если мы получим эту невозможную комиссию, мы попытаемся сами придумать какие-то ограничения. Поскольку наша фирма находится в Роттердаме, мы хотели бы получить здесь проект и попробовать свои силы в производстве мебели.

РАНХиГС

Президентская академия — одно из старейших учебных заведений нашей страны. Как центр подготовки руководящих кадров, он ведет свою историю с 1921 года и скоро отметит свое столетие. В этом, 2019 году, исполнилось десять лет со дня указа Президента, объединившего два университета, Академию народного хозяйства и Российскую академию государственной службы, что открыло новую и важную главу в развитии Академии.

За последние девять лет образовалось учреждение беспрецедентного калибра, способное решать любые образовательные, исследовательские и экспертные задачи в любой точке России, и оно продолжает расти. Ежегодно наша Академия обучает около 200 000 студентов по различным программам. Мы крупнейший университет Европы и один из крупнейших в мире.

Академия также является уникальным сетевым ресурсом. Наша региональная сеть из 54 филиалов обеспечивает высокие стандарты и качество образования по всей стране.

Сегодняшняя Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) — это университет, школа государственного управления, бизнес-школа и научно-экспертный центр, все в одном. Его программы предусматривают непрерывное образование и обучение на протяжении всей жизни, что является его огромным преимуществом. Концепция непрерывного образования нашла отражение и в решении об открытии лицея РАНХиГС в 2016 году.

Академия успешно реализует важнейшие программы подготовки управленческих кадров для приоритетных национальных проектов, тем самым помогая сформировать основу развития современного российского государства.

Президентская академия в полной мере применяет самые современные образовательные и управленческие технологии, доступные в России.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.