Монополии в истории: История развития монополий как экономического субъекта Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Содержание

История развития монополий как экономического субъекта Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Макаренко В. А.

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ МОНОПОЛИЙ КАК ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУБЪЕКТА

Аннотация. Статья посвящена истории зарождения монополии как экономического явления, её формированию и развитию с античного периода до наших дней. Выделены отличительные черты и формы монополий в разные временные периоды. Рассмотрен период зарождения монополии в Европе и России.

Ключевые слова. Монополия, синдикат, трест, картель, государственная монополия, внешняя торговля, мануфактура, история монополии, регулирование.

Makarenko V.A.

THE HISTORY OF THE DEVELOPMENT OF MONOPOLIES AS AN ECONOMIC SUBJECT

Abstract. The article is devoted to the history of the emergence of a monopoly as an economic phenomenon, its formation and development from the ancient period to the present day. Distinctive features and forms of monopolies are distinguished in different time periods. The period of the birth of a monopoly in Europe and Russia is considered.

Keywords. Monopoly, syndicate, trust, cartel, state monopoly, foreign trade, manufactory, history of monopoly, regulation.

Довольно часто монополию рассматривают как новое явление в экономике, но феномен монополии зародился ещё в древние времена практически одновременно с появлением рынка и присутствовал на всех этапах общественно-исторического развития [9].

Как отмечают исследователи в области экономической истории, основные черты монополии можно проследить уже во времена Древнего Египта ещё во II тысячелетии до н.э., когда только избранная каста в лице жрецов и фараона, как хозяева наиболее крупных мануфактур, имела право продавать ткани за границу [6]. Помимо этого, в том же Древнем Египте можно увидеть формирование монополии на пшеницу, когда Египет стал не просто базой товарного производства огромного количества пшеницы, а зерновой житницей практически всего Средиземноморья, благодаря удобренным нильским илом землям. Помимо пшеницы, предметом монополии стали получение меда, соль и обработка текстиля [3].

В дальнейшем, кроме монополии на товары, возникли и монополии на те или иные услуги. Ярким примером может послужить банковское дело в Древнем Египте, организованное в форме государственной монополии, где банки имели монопольное право ведения банковских операций [10, с. 140]. При этом, в большинстве других стран того времени государство не присваивало себе монополию на банковское дело.

Отличительной особенностью античного периода была государственная монополия на ведение внешней торговли, так как она приносила огромные доходы царской казне [11]. При этом монополия

ГРНТИ 06.03.07 © Макаренко В. А., 2018

Виктор Александрович Макаренко — аспирант кафедры национальной экономики Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

Контактные данные для связи с автором: 191023, Санкт-Петербург, Садовая ул., д. 21 (Russia, St. Petersburg, Sadovaya str., 21). Тел.: +7 911 236-12-03. Е-mail: [email protected] Статья поступила в редакцию 12.03.2018.

на торговлю с другими странами была свойственна не только Древнему Египту, но и Вавилону, который в тот период времени достиг значительного развития во внешней торговле.

Период Средневековья характеризуется появлением фирм-монополистов, для которых государством создавались отдельные условия на занятие той или иной деятельностью посредством выдачи привилегий. В начале XVII века в Англии это явление носило наиболее явный характер. Раздача монополий стала не просто политикой государства, а банальным средством пополнения казны. Только в первой половине XVII века государство выдало более 700 монополий, что свидетельствует о злоупотреблении власти правом продавать права на монополию торговли. Несмотря на возражения парламента и потребителей, данная экономическая политика государства продолжалась еще достаточно долгое время. К 1630-ым годам были монополизированы практически все производства и услуги, что незамедлительно привело к негативным последствиям.

Масштабный рост коррупции, незаконная деятельность предпринимателей, ограничение производства, ущемление интересов потребителей, не просто сковывание, а полнейшее уничтожение конкуренции в стране в тот период времени — всё это последствия безразборчивого наделения привилегий купцов. В свою очередь, отсутствие конкуренции привело к повышению цен. Повсюду вспыхивали народные волнения, накалялась социальная атмосфера. Было ясно, что стране необходима новая экономическая политика.

Вторая половина XIX века характеризуется не только бурным развитием крупного машинного производства и производительных сил в целом, но и образованием новых, различных форм «сообществ», которые по своей сущности представляли монополистические объединения. Наибольшее распространение получили следующие формы организации монополии: синдикат, который предусматривал наличие временной договоренности между предпринимателями о единой политике в продажах, и трест, подразумевающий под собой не просто договоренность, а полное объединение всех фирм в одну, где уже возникало общее управление производством и обобществлялся процесс технических усовершенствований и изобретений [7, с. 192].

Предприниматели объединялись с целью монополистического господства над рынком и, тем самым, ограничивали возможную конкуренцию, которая могла быть им просто невыгодной. Благодаря этому, они смогли снизить предпринимательские риски в условиях огромного роста концентрации капитала и производства.

Появление новых форм организации монополии стало объектом внимания представителей различных экономических школ того времени. Среди исследований того времени можно выделить работу Г. Геймана «Смешанные предприятия в немецкой крупной железоделательной промышленности» (1904), который точно смог описать сложившуюся ситуацию в немецкой железоделательной промышленности того времени. Ещё одним ярким немецким экономистом, изучавшим тресты и картели был Р. Лифман со своей работой «Картели и тресты и дальнейшее развитие народнохозяйственной организации».

Не удивительно, что данное явление изучало большое количество исследователей, ведь статистика действительно поражающая. В начале XX века число картелей в Германии достигло практически 3000-4000, они объединяли в себе более 12 000 фирм [2]. При этом, до окончания Второй Мировой войны, государство целенаправленно вело политику картелизации. Было выпущен ряд законов о принудительном учреждении картелей, предусматривающих принудительное объединение предприятий Германии в картели с целью поддержания и развития национальной экономики. Более трети производства, а в некоторых случаях даже больше, было сконцентрировано в руках трестов, картелей и синдикатов. Ярким примером может послужить Рейнско-Вестфальский каменноугольный синдикат, который уже в 1906 году смог сконцентрировать более 86% производства в районе [8, с. 318].

Идентичная ситуация складывалась и в Соединенных Штатах. В очень многих отраслях синдикаты и тресты смогли взять под свой контроль чуть ли не весь объем производства. Например, компания American Sugar Refining Company смогла сконцентрировать 90% всего производства сахара в стране [12].

Россия не стала исключением в процессе монополизации промышленности, но развитие объединений монополистического характера началось несколько позже, чем в Европе. Процесс монополизации в России стал возможен благодаря проведению С.Ю. Витте, занимавшего в конце XIX века пост министра финансов, целого ряда реформ и преобразований: увеличение налогов косвенного типа, вве-

дение золотого стандарта, государственной винной монополии и таможенных тарифов. В конце

XIX века непосредственно при участии государства был создан первый чисто российский синдикат сахарозаводчиков.

Чаще всего монополии в России, охватывающие важнейшие отрасли промышленности, образовывались в форме синдикатов или картелей, но были и крупные объединения трестовского типа, такие как: ниточный трест, товарищество «Бр. Нобель». Большое количество монополистических объединений в России было официально не зарегистрировано в связи с отсутствием законодательных и административных норм по регулированию деятельности монополий и порядку их оформления, но, тем не менее, их число постоянно росло. К началу XX века в дооктябрьской России насчитывалось более 140 различных монополистических объединений, задействованных в 40 отраслях промышленности [4]. Можно с уверенностью сказать, что в начале XX века монополистические объединения становятся неотъемлемой частью экономической жизни страны.

В результате Октябрьской революции были национализированы практически все фирмы, решая тем самым проблему бурно растущего количества монополистических объединений коренным образом. Такое явление, как частное предпринимательство, было устранено. Монополии, тресты и синдикаты официально перестали существовать, но по сути они просто приняли новую форму, полностью теперь подконтрольную государству. Промышленные отраслевые гиганты советского периода являлись по своей сути монополиями.

Административно-командная экономика того времени может и не давала слишком явных негативных последствий, но и не позволяла предприятиям развиваться в полной мере: отсутствовали стимулы и мотивация к увеличению доходности предприятия, наблюдалось нерациональное использование эффекта от масштаба. 70-летний советский период сформировал рынок к монополизации в 90-ые годы

XX века. К 1990-ым годам, по данным Госкомстата, более 2000 предприятий были единственными поставщиками и производителями некоторых видов товаров, а из 340 групп промышленной продукции более 315 производились на одной предприятии [5]. Несмотря на сходные коэффициенты концентрации производства в СССР и США, количество малых фирм в США было значительно больше, что позволяло обеспечивать поиск оптимальных путей научно-технического прогресса и постоянный прирост новых рабочих мест.

Таблица

Историческое развитие монополии

Период Отличительные особенности Страны

II тысячелетие до н.э — IV век н.э. Внешняя торговля была предметом монополии. Право монопольного использования ресурсов было только у монархов и знати. Распространена монополия на ресурсы и производимые товары на их основе. Появление первых монополий на банковское дело Древний Египет. Вавилон. Древняя Индия. Древний Китай

XVП-XVП вв. Продажа или выдача монархами различного рода привилегий, дающих исключительное право на торговлю, производство товаров или услуг. Огромный рост количества монополизированных товаров и услуг. Монополизирована внешняя торговля Англия. Франция

XIX-XX вв. Появление новых монополистических форм, таких как трест и синдикат. Концентрация производства у синдикатов и трестов. Практически полное отсутствие законодательной базы, регулирующей синдикаты и тресты. Монополистические объединения становятся неотъемлемой и одной из важнейших частей экономической жизни стран Англия. Германия. Франция. США. Российская империя

XX-XXI вв. Появление транснациональных компаний, обладающих доминирующим положением на рынке и контролирующих существенную долю рынка Развитые и развивающиеся страны

Во второй половине XX века появился абсолютно новый феномен в экономической жизни мира. Компании стали выходить на международный рынок, при этом не только в сфере реализации товаров, но и в производстве. Национальные монополии стали превращаться в транснациональные компании,

захватившие уже мировые рынки. Они контролировали более 50% промышленного мирового производства, почти 80% лицензий и патентов [1].

Обобщенные результаты анализа всего исторического развития монополии приведены в таблице. Подытожив, можно прийти к выводу, что монополии прошли долгий путь формирования и развития со своими особенностями и национальным колоритом на том или ином историческом периоде времени.

ЛИТЕРАТУРА

1. Адам Ш.М. Место и роль транснациональных корпораций в современной мировой экономике // Молодой ученый. 2017. № 11. С. 183-186.

2. Батраков А.Н. Особенности антимонопольного регулирования в законодательстве Германии в период 1870-1950 гг. // Новое слово в науке: перспективы развития. 2016. № 1 (7). С. 338-343.

3. Древний Египет. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://dptf.drezna.ru/theory/articles/03_10 (дата обращения 14.12.2017).

4. Ерохина О.В. Монополистические объединения Российской империи конца XIX — начала XX вв. // Грамота. 2009. № 11. C. 38-41.

5. Калабеков И.Г. СССР и страны мира в цифрах. Справочное издание. М., 2015. 239 с.

6. КалиничеваГ.И. Экономическая история. К.: МАУП, 2001. 96 с.

7. Латышов А.Ю. Особенности современной монополии как формы организации бизнеса // Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 21. С. 192-200.

8. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 27. М., 1969. 647 с.

9. Москвалевич Г.Н. Возникновение монополии и зарождение монополистических отношений в экономике Древнего мира // Вестник — экономист ЗабГУ. 2015. № 10.

10. Муравьева Л.А. Финансово-экономическое развитие Древнего мира // Учет. Анализ. Аудит. 2015. № 1. С. 133-143.

11. Ремесла, торговля в Древнем Египте. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://biofile.ru/his/12860.html (дата обращения 14.12.2017).

12. Genesove D., Mullin W.P. Testing Static Oligopoly Models: Conduct and Cost in the Sugar Industry, 1890-1914 // The RAND Journal of Economics. 1998. Vol. 29, № 2.

Монополии без присмотра: к истории одной федеральной службы

После 20 лет существования в России упразднили независимый орган тарифного регулирования – Федеральную службу по тарифам, ее функции переданы Федеральной антимонопольной службе. Нужен ли был независимый тарифный регулятор и каковы могут быть последствия такого решения?

Идеи создания в России профессиональных органов ценового регулирования монополий активно продвигались еще в начале 1990-х усилиями МВФ и Всемирного банка. И это было правильно: государство после общей либерализации цен сохранило за собой значительные полномочия по их регулированию в целом ряде сфер, однако прозрачные процедуры и методология такого ценового регулирования отсутствовали. Методы Госкомцен СССР в рыночной экономике не работали, а регулирование «по наитию» (по сути, в виде проштамповки ценовых заявок госмонополий – вчерашних советских министерств) наносило экономике значительный ущерб, рост регулируемых тарифов часто опережал инфляцию.

При выработке рекомендаций для России был учтен мировой опыт регулирования монополий.

Реклама на Forbes

Суть его в том, что регулирование тарифов должно быть прозрачным для общества и не должно подчиняться ни интересам монополий, ни политической конъюнктуре – с одной стороны, обеспечивать монополистов необходимой выручкой для функционирования и развития, а с другой – ограничивать их чрезмерные аппетиты. Чтобы совместить достижение этих целей, в разных странах постепенно формировалась система регулирующих комиссий, наделенных функциями по рассмотрению ценовых заявок монополий и споров в тарифной сфере фактически в режиме отдельного квазисудебного производства. Со своей методологией, процедурами слушаний, гарантиями доступа общественности к материалам тарифных дел. В зависимости от страны система может немного отличаться, но суть одна. Гарантии успеха работы этих комиссий – независимость от политической власти и следование одним лишь нормативным процедурам (это очень похоже на принцип независимости Центробанка).

В этом же русле в середине 1990-х в России были созданы три ценовые регуляторные службы – Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК), Федеральная служба по контролю естественных монополий на транспорте (ФСЕМТ) и Федеральная служба по контролю естественных монополий в области связи (ФСЕМС), в первой из них (ФЭК) довелось работать автору этих строк. Практически с самого начала создание подобных служб резко саботировалось руководством правительства: как так, какие-то органы будут самостоятельно определять цены, не спрашивая руководство страны? Мания централизации принятия решений и микроменеджмента, широко распространенная среди постсоветской бюрократии, не давала власти спокойно принять эту идею. При Викторе Черномырдине работа этих служб фактически саботировалась, их толком не удалось даже сформировать, и оживилась она только с приходом в 1997 году в правительство Бориса Немцова, который хорошо разбирался в этой сфере и сформировал такие независимые регулирующие органы у себя в Нижнем Новгороде, по сути опережая федеральную власть. С приходом к власти правительства Евгения Примакова атаки возобновились: первый вице-премьер Юрий Маслюков выступил с предложением ликвидировать независимых тарифных регуляторов и подчинить их созданному при Примакове Министерству по антимонопольной политике, которое тогда возглавил коммунист Геннадий Ходырев. Против этой идеи резко выступил МВФ, и Примаков, опасавшийся испортить отношения с фондом, повел себя осторожно. Однако с приходом в Белый дом премьера Сергея Степашина в мае 1999 года все независимые тарифные службы были-таки ликвидированы и переподчинены антимонопольному министерству.

Парадоксальным образом, несмотря на упорную борьбу кабинетов Примакова и Степашина с независимыми тарифными регуляторами, именно они фактически заморозили тарифы монополий и тем самым внесли важный вклад в стабилизацию экономической ситуации после дефолта, помогли сбить инфляцию – новая система регулирования начала оправдывать себя. Напомню, что после дефолта монополии жестко лоббировали автоматическую индексацию тарифов в соответствии с галопирующей тогда инфляцией, и врио премьера Черномырдин в сентябре 1998 года это активно поддерживал (нас пытались заставить подготовить «обоснования убытков естественных монополий» от сдерживания тарифов). Пойди правительство на такую индексацию, выбираться из дефолтной ямы пришлось бы дольше.

История пертурбаций на этом не закончилась: под давлением МВФ уже премьер Владимир Путин в 1999 году восстановил Федеральную энергетическую комиссию, которая просуществовала до 2004 года и усилиями Германа Грефа забрала у антимонопольщиков полномочия по регулированию в сфере транспорта и связи. В 2004 году в ходе нового витка административной реформы ФЭК была преобразована в Федеральную службу по тарифам, которую тоже сначала хотели подчинить Минэкономразвития, но вскоре вернули в статус самостоятельной службы.

В тот момент тарифный регулятор, хотя и продолжал оставаться важным органом экспертизы тарифов и даже набрал профессиональный вес, тем не менее почти полностью растерял остатки былой независимости и фактически полностью подчинился правительству. Были приняты поправки в законодательство, которые отводили тарифному органу ограниченную свободу действий только в пределах ежегодных коридоров изменения цен, утверждаемых правительством. Параллельно шли ремонополизация экономики и расстановка ключевых людей из ближнего круга Путина на руководящие посты в регулируемых монополиях («Газпром», РЖД, «Транснефть» и т. д.), что фактически клало регулятора на лопатки против таких тяжеловесов. Чего стоило одно лишь принятие постановления правительства от 28 мая 2007 года №333, утвердившего программу директивного доведения внутренних цен на газ до уровня равной доходности с очень высокими ценами долгосрочных контрактов «Газпрома» в Европе и подарившего «Газпрому» неоправданные сверхприбыли от внутреннего рынка, а потребителям и экономике – постоянный гарантированный рост цен (в том числе и на электричество – именно из-за агрессивной ценовой политики «Газпрома» здесь не удалось остановить рост тарифов после создания рынка электроэнергии). Как раз этому решению мы обязаны ситуацией, когда в прошлом году оптовые цены на газ в России сравнялись и даже на какое-то время превысили цены американского Henry Hub, на что сам Путин жаловался на заседании президентской комиссии по ТЭК 4 июня 2014 года. Какая уж тут «независимость».

С превращением ФСТ в сервильную несамостоятельную структуру, не более чем аналитический центр при правительстве, необходимости в существовании такого органа становилось все меньше – поэтому решение о ее упразднении объяснимо.

А вот что нельзя рационально объяснить – так это ее присоединение к ФАС.

Хотя непосвященному человеку действительно может показаться, что службы дублируют друг друга (вроде и те и другие следят за монополиями), на самом деле здесь идет речь о недопустимом совмещении надзорных функций. Если раньше ФАС могла следить за действиями ФСТ и пытаться не допускать манипулирования, то сейчас вся эта кухня будет внутри. А между тем в мире широко известно понятие “captive regulator” – когда регуляторная служба подпадает под влияние регулируемых компаний и начинает штамповать решения в их интересах. Такой риск у ФСТ всегда был, теперь будет и у ФАС, в особенности в наших условиях политического всевластия монополий. Только сейчас независимого надзирающего органа уже не будет – ФАС фактически будет надзирать сам за собой, и риск превращения его в “captive regulator” резко повысится.

Впрочем, от нашей ФАС тоже всегда было мало толку – за прошедшее десятилетие она спокойно взирала на резкий рост концентрации в экономике и дальнейшую ее монополизацию. Но хоть какое-то разделение властей сохранялось. В серьезных странах нигде нет ситуации, чтобы органы ценового регулирования совмещались с антимонопольным ведомством – в США, ЕС, Китае, Индии регулирование осуществляют независимые комиссии, а антимонопольные структуры надзирают за ними. Так что решение Владимира Путина в корне противоречит мировому опыту.

Впрочем, как уже было сказано, в сегодняшней сверхцентрализованной системе с глубоко укоренившейся культурой микроменеджмента, при отсутствии элементарной независимости даже у судов и гипертрофированной роли монополий в жизни страны упразднение ФСТ мало что изменит. Монополии как правили бал, так и продолжат. Хотя вчера у них появился повод поднять бокал – исчезла многолетняя кость в горле, до уровня которой ФАС пока еще очень далеко.

Частная компания впервые в истории США (и впервые в XXI веке) добилась принудительного разделения монополии | Громадское телевидение

Это следует из решения суда, принятого 18 февраля.

В 2012 году JELD-WEN приобрела другую компанию-производителя обшивок для дверей Craftmaster International (CMI), после чего в США остались только две такие компании (кроме JELD-WEN это еще Masonite).

Более мелкие производители дверей закупали обшивку только у JELD-WEN и Masonite. Но когда последняя в 2014 году объявила, что не будет продавать свою обшивку другим компаниям, на рынке осталась только JELD-WEN, получив фактически монопольный статус.

На фоне повышения цен на обшивку производства JELD-WEN один из мелких производителей дверей, компания Steves and Sons, обратился в Министерство юстиции США с просьбой проверить, не нарушало ли приобретение CMI антимонопольное законодательство.

Проверка завершилась в 2016 году и не показала нарушений. После этого Steves and Sons обратились в суд с иском, где требовали отменить соглашение о покупке CMI и обязать JELD-WEN продать одну из фабрик по производству обшивки для дверей.

Первое решение по делу в 2018 году было в пользу Steves and Sons. JELD-WEN также обязали выплатить производителю 180 миллионов долларов компенсации. Апелляционный суд оставил решение в силе, отклонив жалобу JELD-WEN.

В своем решении суд отметил, что Steves and Sons — семейный бизнес со 150-летней историей, и его потеря из-за монопольного статуса JELD-WEN не может быть компенсирована деньгами. Кроме того, принудительное разделение монополии — способ стимулировать конкуренцию, отметил суд.

JELD-WEN назвала решение суда беспрецедентным и заявила, что будет оспаривать его. Впрочем, Министерство юстиции США стало на сторону Steves and Sons. В приговоре отмечается, что это первый случай в истории США, когда истцом по делу о разделе монополии является частное лицо, а не государство.

Американский юридический портал JDSupra отмечает, что решение суда указывает на большее желание судебной власти в США бороться с монополиями. Это особенно важно, учитывая то, что в нарушении монопольного законодательства американское правительство сейчас подозревает большие IT-компании.

История «Монополии»

«Магия «Монополии» зв возможности начисто разорить своего лучшего друга без причинения ему реального вреда.»
Эдвард П. Паркер (Edward P. Parker)

Одна из самых популярных современных настольных игр — это, конечно, «Монополии» . Монополия обучает торговле недвижимостью и обращению с деньгами, она продается более чем в 80 странах и переведена на 26 языков. День рождения «Монополии» — время Великой депрессии, середина 1930-х годов.

Придумал игру Чарльз Дэрроу, который предложил свою идею компании «Parker Brothers». К сожалению, братья Паркеры не оценили предложение Дэрроу. Но Чарльз не сдался и с помощью своего друга, владеющего печатным оборудованием, сделал 5000 печатных самодельных экземпляров «Монополии». Руководство магазина Филадельфии, куда Чарльз принес свое изобретение, оказалось более сговорчивым, чем «Parker Brothers», и все 5000 экземпляров разлетелись с безумной быстротой! Вот тут-то семейство Паркеров призадумалось и пригласило Дэрроу на повторные переговоры.

А дальше началось стремительное завоевание «Монополией» всего мира. «Монополия» стала самой любимой игрой США, имеет колоссальный успех, о чем свидетельствуют следующие факты:

  • Почти 500 миллионов человек сыграли в эту игру с 1934 года.
  • Более 200 миллионов экземпляров игры было продано по всему миру.
  • Набор с золотыми домиками и серебряными гостиницами, изготовленный компанией «Alfred Dunhill», был продан за $25 000.
  • Самая продолжительная партия в истории длилась 70 дней.
  • Весной 1987 года студенты Юниата Колледжа в Хантингтоне (Juniata College in Huntington) претворили в жизнь свою «большую идею». они превратили кварталы своего кампуса в клетки монополии, ходы делались при помощи гигантских поролоновых кубиков, а перемещения производились через велосипедистов, оснащенных портативными рациями.
  • В 1964 году «Parker Brothers» сделали специальный комплект игры для Нью Ингланд Дайверс, в которую можно играть под водой. Специальное металлическое поле было покрыто целлофаном и весило 95 фунтов. Для справки: самое легкое поле для игры в «Монополию» занимает один квадратный дюйм.
  • В 1978 году Нэйман Маркус (Neiman Marcus) продемонстрировал свой «хороший вкус», заявив в рождественском каталоге своей компании 600-долларовую полноразмерную игру «Монополия». Требуемые детали были отлиты из шоколада, что придало игре еще одну степень сладости.
  • Наконец, Франклин Минт (Franklin Mint) выпустил коллекционную «Монополию» за 550 долларов, где все фишки были отлиты из серебра или золота.

Статьи по теме

Возникновение и сущность монополий

В конце XIX столетия рынок чуть ли не впервые за свою многовековую историю развития столкнулся со сложными проблемами. Возникла реальная угроза для функционирования конкуренции — этого необходимого атрибута рынка. На пути конкуренции возникли существенные препятствия в ходе монополистических образований в экономике.

История монополии зародилась в глубокой древности. Монополистические тенденции в разных формах и в неодинаковой степени проявляются на всех этапах развития рыночных процессов и сопровождают их. Но их новейшая история начинается в последней трети XIX столетия, особенно во время экономического кризиса 1873 г.

Взаимосвязанность явлений — кризисов и монополий — указывает на одну из причин монополизации, а именно: на попытку многих фирм найти спасение кризисных потрясений в монополистической практике (не случайно монополии в экономической литературе тогда получили название «дети кризиса»).

Монополистические образования представляют собой отдельные крупные предприятия, объединения предприятий, хозяйственные товарищества, которые производят значительное количество продукции определенного вида, благодаря чему занимают доминирующее положение на рынке; получают возможности влиять на процесс ценообразования, добиваясь выгодных цен; получают более высокие (монопольные) прибыли.

Следовательно, главным признаком монопольного образования (монополии) является занятие монопольного положения. Последнее определяется как доминирующее положение предпринимателя, которое дает ему возможность самостоятельно или вместе с другими предпринимателями ограничивать конкуренцию на рынке определенного товара.

Монопольное положение является желанным для каждого предпринимателя или предприятия. Оно позволяет им избавиться от целого ряда проблем и рисков, связанных с конкуренцией, занять привилегированную позицию на рынке, концентрируя в своих руках определенную хозяйственную власть. Они имеют возможность с позиций силы влиять на других участников рынка, навязывать им свои условия. Они навязывают свои контрагентам, а иногда и обществу свои личные интересы.

Первая ласточка государственной страховой монополии. Часть 2 | СТРАХОВАНИЕ СЕГОДНЯ

Продолжаем начатый в предыдущей части рассказ об опыте первой в современной истории государственной страховой монополии, осуществлённой в Уругвае за семь лет до того, как большевистское правительство национализировало страховую отрасль в России. В отличие от большевистского декрета 1918 года, её отличием является эволюционный, а не революционный характер изменений. Более подробно об этом и о том, насколько эффективной оказалась такая государственная монополия, можно будет узнать из сегодняшней публикации.

В 1911 году мир чувствовал себя прекрасно. Великие державы, в общем и целом, давно поделив земной шар на колониальные территории и протектораты, находились в зените своего могущества. Несмотря на так называемый Агадирский кризис, до Первой мировой войны оставалось ещё три года. Европа вооружалась. Мировые столицы, теперь уже освещённые электричеством, праздновали жизнь. Стремительно развивалась наука, расцвет переживало искусство, происходило зарождение общества потребления. Казалось, что европейские монархии будут существовать еще долгие годы, а в Российской империи в скором будущем планировали отмечать 300-летие Дома Романовых. Страховщики подсчитывали доходы и не было поводов для серьёзного беспокойства.

27 декабря 1911 года президент Уругвая — демократической латиноамериканской страны с разделением властей и конституцией ­— Хосе Батлье поздравил акционерных страховщиков с католическим Рождеством и Новым годом весьма своеобразным способом. В этот день был обнародован закон № 3935 «О государственной страховой монополии». Его конечный вариант был намного менее кровожадным, чем задумывалось изначально. Прежде всего, из него убрали условие о немедленной национализации всей отрасли без выплаты компенсаций — именно то, что реализовало большевистское правительство по отношению к российским страховщикам (по крайней мере до чего смогли дотянуться). Государство создавало монополию с отсрочкой даты её введения лишь в трёх видах страхования: от огня, жизни и рабочих от несчастных случаев (социальное страхование). Оперировавшие в Уругвае страховые общества могли продолжить свою работу на временном основании, им запрещалось открывать новые отделения. Главное. 11 января 1912 года учреждался Государственный Страховой Банк (Banco de Seguros del Estado или «BSE»). Именно в этой структуре и сосредоточилось всё государственное страхование в стране.

Здание Государственного Страхового Банка Уругвая. Современное фото (Источник Ysidoro — Wikimedia Commons)

С момента своего создания Страховой Банк стал серьёзным конкурентом действовавшим в стране, преимущественно иностранным, страховщикам. Помимо значительного капитала, он обладал широчайшей поддержкой и гарантиями государства. При заключении договоров страхования для населения были введены налоговые льготы, отменён штемпельный сбор при пересылке корреспонденции. Банк не присоединился к существовавшей ассоциации компаний огневого страхования и не участвовал во взаимном перестраховании рисков. Тем не менее, при разработке тарифа в огневом страховании, правительство ориентировалось на тариф частных компаний. Первые операции по страхованию от огня Банк начал 1 марта 1912 года. С 15 марта к этому списку добавилось страхование рабочих от несчастных случаев. В том же году были добавлены такие виды страхования, как: жизни, от градобития, домашнего скота, морское, стёкол от излома и «разбития», страхование гражданской ответственности водителей автомашин.

Уже по результатам первого 1912 года суммарная прибыль Страхового Банка по страхованию от огня превысила суммарную прибыль всех остальных компаний, оперировавших в стране по данному виду, и составила более 23% от премии. В этот же год государственный монополист смог собрать портфель по страхованию рабочих в размере 2/3 всего рынка, в значительных пропорциях и в других видах. В 1913 году Банк купил портфели уходящих с рынка компаний. Таким образом, без революционных потрясений, медленно и верно, правительством реализовывалась программа по созданию страховой монополии в стране. Когда 100% полисов по страхованию рабочих оказались в Банке, 8 апреля 1914 года была официально объявлена монополия по данному виду. В связи с этим событием Банк сделал заявление, что хотя данный вид страхования и не приносит прибыли, но является крайне важным в деле социального обеспечения населения. В 1915 году более 41% всех премий, собираемых в морском страховании, приходились также на государственного страховщика. Давление на частные страховые компании продолжилось — правительство повысило для них ряд налогов.

Титульный лист первого выпуска ежегодного альманаха Страхового Банка Уругвая, 1914 г. (Источник bse.com.uy)

С созданием Государственного Страхового Банка в среде специалистов были опасения, что новое учреждение будет не в состоянии вести дела эффективно и повышать качество предоставляемых услуг — типичная характеристика многих монополистов в разных отраслях экономики и сегодня. К счастью, благодаря вниманию со стороны североамериканских исследователей к вопросу страховой монополии в Уругвае, мы можем сказать, оправдались эти опасения или нет. Спустя 25 лет, в 1936 году, деятельность Страхового Банка оценивалась эффективной, качество предоставляемых услуг соответствовало уровню частных компаний. Выплаты производились быстро и с минимальным количеством судебных тяжб. Выплаты по полисам страхования от огня производились, как правило, в течение недели после страхового случая; выплаты по полисам страхования жизни — в срок менее недели. Несмотря на своё привилегированное положение на рынке, Страховой Банк не проводил агрессивную политику по выдавливанию конкурентов с рынка, но стремился постоянно увеличивать свою долю.

Памятуя печальный опыт Госстраха СССР в отношении страхования жизни, интересно посмотреть, как в условиях государственной монополии развивался этот вид защиты. В то время как среди стран Запада страхование жизни заняло прочное первое место по размеру собираемой премии, в Уругвае оно развивалось плохо. Причины тому были, так сказать, иррационального свойства. В первой части публикации мы упомянули, что американское страховое общество Standard Life Assurance Company вложило значительные средства в пропаганду страхования жизни среди местного населения, и это было одним из возражений против введения страховой монополии. Дело в том, что уругвайские женщины имели стойкий предрассудок против того, чтобы их мужья страховали собственную жизнь в их пользу. Они верили, что мужья быстрее умрут, будучи застрахованными. По состоянию на 1928 год общий размер обязательств в этом виде страхования в стране составлял немногим более $14 млн. Стало ли то результатом проводимой правительством работы по секуляризации, усилий Страхового Банка, или же комбинацией этих факторов, но на конец 1934 года размер обязательств по договорам страхования жизни вырос до почти $26 млн. Любопытно отметить, что государственный страховщик предлагал клиентам более низкий тариф, чем конкуренты, основываясь на тех наблюдениях, что уровень смертности в стране был сопоставим с Францией, а не с другими латиноамериканскими странами — следовательно, при составлении тарифа, использовал иные таблицы смертности.

Не курите вблизи пожароопасных материалов. Плакат из ежегодного альманаха Страхового Банка, 1914 г. (Источник bse.com.uy)

В 1914 году Страховой банк инициировал PR-кампанию для продвижения нового продукта по страхованию жизни среди наименее обеспеченных слоёв населения. Эта услуга получила известность в стране под названием «Народное страхование» (исп. Seguro popular). Идея была не нова и уже реализована в разных странах Европы. Для заключения договора не требовалось медицинского освидетельствования, более того — не было и требования о регулярных страховых взносах. По традиционным схемам страхования жизни тех лет, если страхователь пропускал очередной платёж по договору (например, из-за потери работы), то обязательства со стороны акционерного страховщика прекращались, а вся уплаченная премия становилась его доходом. В случае с «народным страхованием», клиент мог вносить средства в любое время, а при невозможности дальнейших платежей снять все накопленные средства + 6% к инвестированной сумме. Таким образом, этот продукт можно расценивать как нечто среднее между страхованием жизни и обычным банковским вкладом, в случае с государственной монополией — ещё и поддержанным государством. Если же страхователь умирал, не дожив до даты страховой выплаты, то все накопленные им средства переходили в распоряжение наследников; в противном случае он обеспечивал себе регулярные пенсионные выплаты до конца жизни. В ноябре 1916 года в условия «народного страхования» были внесены изменения относительно единоразовых и ежегодных выплат. Несмотря на всю привлекательную гибкость этого продукта, он так и не заинтересовал местное население: по состоянию на 1936 год насчитывалось менее 200 действующих полисов. В 1919 году Страховой Банк взял на себя функцию по администрированию государственных пенсий. В следующем году был принят закон, который вводил обязательное страхование государственных служащих, также вводилась ответственность работодателя перед работником в отношении несчастных случаев на производстве. Это значительно увеличило размер средств, которые стали поступать на счета Страхового Банка.

В июле 1926 года специальным законом государственная монополия была расширена с трёх видов страхования на весь страховой рынок. И хотя частные страховщики продолжали работать в стране, условия для них становились всё менее и менее привлекательными, их количество стабильно уменьшалось: с 35 в 1911 году до 21 в 1934. На долю Страхового Банка приходилась львиная доля сборов в тех сегментах рынка, которые ещё не были полностью им поглощены. В 1934 году общий сбор страховой премии Банком составил почти $5,1 млн. (более $99 млн. на 2020 год) против $1,2 млн всех частных компаний в 1907-1910 гг. Одно из главных опасений противников введения монополии, что эта инициатива приведёт к деградации страхового рынка страны и его изоляции от остального мира, оказалось несостоятельным. К 1934 году резервы Банка, значительная часть которых была вложена в недвижимость, составили более $6,5 млн (около $126 млн на 2020 год). Хотя вплоть до 1922 года государственный монополист был полностью освобождён от налогов, в последующее десятилетие выплаты в бюджет варьировались от $100 тысяч до $300 тысяч (по сравнению с $40 тысячами собираемых налогов с частных компаний в 1911 году).

Безрассудство причиняет ему боль. Плакат из ежегодного альманаха Страхового Банка, 1940 г. (Источник bse.com.uy)

Интересно также посмотреть, как спустя 25 лет оценивалась степень забюрократизированности Государственного Страхового Банка. Ведь опасения, что новая государственная монополия рухнет под тяжестью и неповоротливостью своих процедур и аппарата, были в числе первых. Вот как оценивал уругвайский Страховой Банк журналист Саймон Г. Хэнсон в своей статье 1936 года «Государственная страховая монополия», опубликованной в апрельском номере издания The Journal of Business of the University of Chicago: «Страховой Банк, вероятно, наименее забюрократизированная государственная структура в Уругвае; среди 60 тысяч государственных служащих, которые представляют собой чрезвычайно тяжёлую ношу для страны с населением менее 2 млн. человек, лишь около 300 из них проходят по платёжным ведомостям Банка. Размер заработной платы в этой организации выше, чем платят министерства, но, тогда как работа в министерствах является чуть ли не пожизненной, страх увольнения оказывает определённое мотивирующее воздействие на сотрудников государственного страховщика». Отдельное внимание автор также уделяет достаточно соревновательному отбору на ключевые позиции в Банке.

После Второй мировой войны Страховой банк расширил свою деятельность на национальном и международном уровнях. В 1940–1950-х годах его отделения были открыты во всех уголках страны. За это время государственный монополист инвестировал значительную часть своих резервов в недвижимость и активно участвовал в строительстве жилья и отелей в стране. В 1960-х годах в Банке была проведена административная реформа. В течение 70-х годов развитие получили новые виды защиты, такие как страхование экспортных кредитов и страхование строительно-монтажных рисков. Банк оперировал на международном и региональном перестраховочном рынке.

В 1993 году правительством Уругвая было принято решение о демонополизации страхования в стране, за исключением страхования рабочих от несчастных случаев. В 2011 году Государственный Страховой банк отмечал 100 лет с даты своего основания. Его деятельность, теперь уже на конкурентном рынке, продолжается по сей день.

Монтевидео. Открытка 1900 г. (Источник Wikimedia Commons)

Европа против Apple: Еврокомиссия обвиняет компанию в монополии

https://radiosputnik.ria.ru/20210430/1730766856.html

Европа против Apple: Еврокомиссия обвиняет компанию в монополии

Европа против Apple: Еврокомиссия обвиняет компанию в монополии — Радио Sputnik, 30.04.2021

Европа против Apple: Еврокомиссия обвиняет компанию в монополии

Еврокомиссия считает Apple музыкальным монополистом. По мнению чиновников, компания препятствует свободной конкуренции на рынке музыкальных приложений… Радио Sputnik, 30.04.2021

2021-04-30T19:22

2021-04-30T19:22

2021-04-30T20:12

в эфире

подкасты – радио sputnik

кардиограмма дня

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/04/1e/1730766840_0:3:1036:586_1920x0_80_0_0_96d4c2326e3534b7b47065c49f58cdd4.jpg

Европа против Apple: Еврокомиссия обвиняет компанию в монополии

Еврокомиссия считает Apple музыкальным монополистом. Чиновники считают, что компания препятствует свободной конкуренции на рынке музыкальных приложений. Антимонопольное расследование установило, что d собственном магазине приложений она лишает пользователей возможности выбора более дешевых альтернатив. Даст ли это расследование что-то конечному потребителю? Рассмотрим эти претензии в эфире радио Sputnik.

audio/mpeg

Европа против Apple: Еврокомиссия обвиняет компанию в монополии

Еврокомиссия считает Apple музыкальным монополистом. Чиновники считают, что компания препятствует свободной конкуренции на рынке музыкальных приложений. Антимонопольное расследование установило, что d собственном магазине приложений она лишает пользователей возможности выбора более дешевых альтернатив. Даст ли это расследование что-то конечному потребителю? Рассмотрим эти претензии в эфире радио Sputnik.

audio/mpeg

Еврокомиссия считает Apple музыкальным монополистом. По мнению чиновников, компания препятствует свободной конкуренции на рынке музыкальных приложений. Антимонопольное расследование установило, что в собственном магазине приложений она лишает пользователей возможности выбора более дешевых альтернатив. Даст ли это расследование что-то конечному потребителю? Рассмотрим эти претензии в эфире радио Sputnik.

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/04/1e/1730766840_126:0:910:588_1920x0_80_0_0_da4ed36a92395106330ae98e87e03aa6.jpg

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в эфире, подкасты – радио sputnik, аудио

Какие монополии самые известные?

На сегодняшний день наиболее известными монополиями США, известными в основном своим историческим значением, являются Steel Company Эндрю Карнеги (ныне U.S. Steel), Standard Oil Company Джона Д. Рокфеллера и American Tobacco Company.

Американские монополии восходят к колониальным администраторам, которые заключили эксклюзивные контракты с крупными компаниями на помощь в строительстве Нового Света. С конца 19-го до начала 20-го века три упомянутые выше организации сохраняли единоличный контроль над поставками своих товаров.Без конкуренции на свободном рынке эти компании могли бы эффективно поддерживать высокие цены на сталь, нефть и табак.

История монополий США

Понимание самых известных монополий

Государственное регулирование ранних американских монополий изначально отсутствовало. Однако создание антимонопольного регулирования в Соединенных Штатах в форме Антимонопольного закона Шермана 1890 года привело к окончательному демонтажу и реструктуризации Standard Oil и American Tobacco к 1911 году.Как и многие антимонопольные дела, возбужденные против компаний даже сегодня, этим первым делам потребовалось несколько лет, чтобы пройти через судебную систему.

Ключевые выводы

  • Примерно 100 лет назад одна крупная компания могла полностью контролировать некоторые крупные отрасли промышленности США, такие как сталь и нефть.
  • Принятие Антимонопольного закона Шермана в 1890 году привело к распаду крупных монополий США.
  • Вид ограниченной монополии, которая все еще существует во всем мире, можно найти в форме национализированных крупных активов.

В отличие от Standard Oil и American Tobacco, US Steel подверглась сомнению, но не была признана единственным поставщиком стали на рынок США. Тем не менее, он продолжал удерживать значительную долю рынка в течение многих лет. По данным Всемирной ассоциации производителей стали, в 2019 году U.S. Steel занимала 27-е место в мире по производству стали.

Более современные времена

Более недавняя монополия, постигшая ту же участь, что и Standard Oil и American Tobacco, — это Американская телефонная и телеграфная компания (AT&T).

В 1982 году было установлено, что AT&T нарушила антимонопольное законодательство США, выступая в качестве единственного поставщика телефонных услуг в стране. В результате компания была вынуждена разделиться на семь дочерних компаний, известных как Baby Bells.

Почти монополии

Хорошим примером почти монополии из совсем недавней истории является De Beers Group, самая известная в мире компания по добыче, добыче и продаже алмазов. De Beers была близка к истинной монополии на протяжении почти столетия, но из-за множества рыночных и регуляторных факторов ее доля на рынке выросла с более чем 80% в конце 1980-х годов до примерно 35% в 2019 году.

Хотя некоторые американские компании в таких секторах, как технологии, потребительские товары и производство продуктов питания и напитков, были обвинены в монополии в средствах массовой информации, а некоторые в судах, доказательства этого были редкостью.

Роль национализации

Большинство существующих сегодня монополий не обязательно доминируют во всей мировой отрасли. Скорее, они контролируют основные активы в одной стране или регионе. Этот процесс называется национализацией, и он чаще всего происходит в энергетическом, транспортном и банковском секторах.

Самым крупным примером национализированного крупного актива является Saudi Aramco из Саудовской Аравии, государственная нефтегазовая компания страны. Это, возможно, единственная самая дорогая компания в мире с 1,7 триллиона долларов по оценке IPO в конце 2019 года.

Итог

Для всего есть сезон, даже для монополий. Монополии часто могут помочь стране или региону быстро, эффективно и действенно построить или укрепить свою инфраструктуру.Но когда какая-либо компания становится слишком доминирующей, оставляя мало места для конкуренции, могут пострадать обслуживание, качество и кошельки потребителей. Вот тут-то и пригодится антимонопольное законодательство.

Страница не найдена

  • Образование
    • Общий

      • Словарь
      • Экономика
      • Корпоративные финансы
      • Рот ИРА
      • Акции
      • Паевые инвестиционные фонды
      • ETFs
      • 401 (к)
    • Инвестирование / Торговля

      • Основы инвестирования
      • Фундаментальный анализ
      • Управление портфелем
      • Основы трейдинга
      • Технический анализ
      • Управление рисками
  • Рынки
    • Новости

      • Новости компании
      • Новости рынков
      • Торговые новости
      • Политические новости
      • Тенденции
    • Популярные акции

      • Яблоко (AAPL)
      • Тесла (TSLA)
      • Amazon (AMZN)
      • AMD (AMD)
      • Facebook (FB)
      • Netflix (NFLX)
  • Симулятор
  • Твои деньги
    • Личные финансы

      • Управление благосостоянием
      • Бюджетирование / экономия
      • Банковское дело
      • Кредитные карты
      • Домовладение
      • Пенсионное планирование
      • Налоги
      • Страхование
    • Обзоры и рейтинги

      • Лучшие онлайн-брокеры
      • Лучшие сберегательные счета
      • Лучшие домашние гарантии
      • Лучшие кредитные карты
      • Лучшие личные займы
      • Лучшие студенческие ссуды
      • Лучшее страхование жизни
      • Лучшее автострахование
  • Советники
    • Ваша практика

      • Управление практикой
      • Продолжая образование
      • Карьера финансового консультанта
      • Инвестопедия 100
    • Управление благосостоянием

      • Портфолио Строительство
      • Финансовое планирование
  • Академия
    • Популярные курсы

      • Инвестирование для начинающих
      • Станьте дневным трейдером
      • Торговля для начинающих
      • Технический анализ
    • Курсы по темам

      • Все курсы
      • Торговые курсы
      • Курсы инвестирования
      • Финансовые профессиональные курсы

Представлять на рассмотрение

Извините, страница, которую вы ищете, недоступна.Вы можете найти то, что ищете, используя наше меню или параметры поиска.

дом
  • О нас
  • Условия эксплуатации
  • Словарь
  • Редакционная политика
  • Рекламировать
  • Новости
  • Политика конфиденциальности
  • Связаться с нами
  • Карьера
  • Уведомление о конфиденциальности Калифорнии
  • #
  • А
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • грамм
  • ЧАС
  • я
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • О
  • п
  • Q
  • р
  • S
  • Т
  • U
  • V
  • W
  • Икс
  • Y
  • Z
Investopedia является частью издательской семьи Dotdash.

Страница не найдена

  • Образование
    • Общий

      • Словарь
      • Экономика
      • Корпоративные финансы
      • Рот ИРА
      • Акции
      • Паевые инвестиционные фонды
      • ETFs
      • 401 (к)
    • Инвестирование / Торговля

      • Основы инвестирования
      • Фундаментальный анализ
      • Управление портфелем
      • Основы трейдинга
      • Технический анализ
      • Управление рисками
  • Рынки
    • Новости

      • Новости компании
      • Новости рынков
      • Торговые новости
      • Политические новости
      • Тенденции
    • Популярные акции

      • Яблоко (AAPL)
      • Тесла (TSLA)
      • Amazon (AMZN)
      • AMD (AMD)
      • Facebook (FB)
      • Netflix (NFLX)
  • Симулятор
  • Твои деньги
    • Личные финансы

      • Управление благосостоянием
      • Бюджетирование / экономия
      • Банковское дело
      • Кредитные карты
      • Домовладение
      • Пенсионное планирование
      • Налоги
      • Страхование
    • Обзоры и рейтинги

      • Лучшие онлайн-брокеры
      • Лучшие сберегательные счета
      • Лучшие домашние гарантии
      • Лучшие кредитные карты
      • Лучшие личные займы
      • Лучшие студенческие ссуды
      • Лучшее страхование жизни
      • Лучшее автострахование
  • Советники
    • Ваша практика

      • Управление практикой
      • Продолжая образование
      • Карьера финансового консультанта
      • Инвестопедия 100
    • Управление благосостоянием

      • Портфолио Строительство
      • Финансовое планирование
  • Академия
    • Популярные курсы

      • Инвестирование для начинающих
      • Станьте дневным трейдером
      • Торговля для начинающих
      • Технический анализ
    • Курсы по темам

      • Все курсы
      • Торговые курсы
      • Курсы инвестирования
      • Финансовые профессиональные курсы

Представлять на рассмотрение

Извините, страница, которую вы ищете, недоступна.Вы можете найти то, что ищете, используя наше меню или параметры поиска.

дом
  • О нас
  • Условия эксплуатации
  • Словарь
  • Редакционная политика
  • Рекламировать
  • Новости
  • Политика конфиденциальности
  • Связаться с нами
  • Карьера
  • Уведомление о конфиденциальности Калифорнии
  • #
  • А
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • грамм
  • ЧАС
  • я
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • О
  • п
  • Q
  • р
  • S
  • Т
  • U
  • V
  • W
  • Икс
  • Y
  • Z
Investopedia является частью издательской семьи Dotdash.

Истоки монополии: факты, мифы, мелочи

1900-х годов | 5 ноября, 2019

Деньги на доске «Монополия». Источник: (Фото Линн Кэмерон / PA, изображения через Getty Images)

Monopoly — одна из самых любимых настольных игр в Америке, которой наслаждаются подражатели магнатов, будущих магнатов и семьи во время ночных игр по всему миру.Он существует уже почти столетие, но, как бы маловероятно это ни казалось для этого полезного времяпрепровождения, он остается окутанным спорами . Давайте посмотрим на происхождение этой любимой настольной игры, а также на культурное влияние, которое она оказала.

Чарльз Дэрроу утверждал, что создал «Монополию» и продал игру компании Parker Brothers. Источник: (theatlantic.com)

История превращения из грязи в богатство

На протяжении десятилетий история «Монополии» была посвящена тому, как Чарльз Дэрроу развлекал свою бедную семью во время Великой депрессии отброшенным клочком клеенки и мечтой об альтернативной вселенной, в которой они могли стать богатыми.Как гласит история, Дэрроу в конце концов продал свою игру Parker Brothers, и его мечта стала реальностью. Его история была настолько вдохновляющей, потому что это была история старой доброй американской изобретательности и решимости. Была только одна загвоздка: это неправда.

Лиззи Мэги была настоящим изобретателем игры, которая изначально называлась The Landlord’s Game. Источник: (theniic.org)

Антимонопольная игра Лиззи Мэги

В 1904 году, задолго до Чарльза Дэрроу и Великой депрессии, женщина по имени Элизабет «Лиззи» Мэги была очень занята.В то время Мэги работала машинисткой и стенографисткой в ​​правительстве США, но она также писала стихи и рассказы, появлялась в местных театральных постановках и даже изобрела и запатентовала устройство, которое модифицировало пишущие машинки для работы с бумагой различных размеров. В том же году она запатентовала собственную настольную игру под названием The Landlord’s Game. Игроки ходили по квадратному игровому полю, в углу которого даже есть место «Отправляйся в тюрьму», скупая недвижимость и собирая арендную плату.

Мэги была решительным противником монополий.Источник: (sutori.com)

Инструмент против зла монополий

По иронии судьбы, игра Лиззи Мэги была посвящена злу монополий. В то время, когда она создавала игру, общественное мнение о монополиях в бизнесе и их влиянии на экономику было не совсем положительным. Первый закон, принятый для предотвращения образования монополий, Антимонопольный закон Шермана, был принят всего десятью годами ранее и изменился ранее, и Мэги была его большим сторонником. Фактически, она сказала репортеру в 1906 году, что «в скором времени, я надеюсь, очень скоро, мужчины и женщины обнаружат, что они бедны, потому что Карнеги и Рокфеллер, возможно, имеют больше, чем они знают, что с ними делать.”

Magie’s The Landlord’s Game. Источник: (nytimes.com)

Двойные правила Мэги

В игре Landlord’s Game было два набора правил — один для монополиста и один для антимонополиста, но цель каждого набора правил была одна и та же: проиллюстрировать опасности накопление огромного богатства за счет других. В тексте обоих сводов правил Мэджи активно выступала против монополий — даже настолько, что люди начали называть игру «Монополия».

Названия собственности — это настоящие названия улиц в Атлантик-Сити. Источник: (monopoly.fandom.com)

The Landlord’s Game была региональным хитом

Нью-Йоркская издательская компания продавала The Landlord Game по всему восточному побережью, часто изменяя доску, чтобы отразить конкретные города. К 1930-м годам большинство версий игры было основано на Атлантик-Сити, с местами, названными в честь местных улиц, таких как Park Place и Boardwalk. Это была версия игры, которую Дэрроу продал компании Parker Brothers, утверждая, что это его собственное творение.

Сегодня победителем монополии становится монополист, а не антимонополист. Источник: (nytimes.com)

Magie Protests

Когда Parker Brothers выпустили «Монополию», Лиззи Мэги начала протест, предложив свой патент на The Landlord’s Game, а также доски и правила для ранней игры, чтобы доказать, что она владеет концепцией. Какое-то время ей частично приписывали его создание, но американская публика любит историю , посвященную превращению из грязи в богатство, , поэтому она была вынуждена разделить эту честь с Дэрроу, хотя его единственная реальная претензия на славу заключалась в том, что он был лжец мирового уровня.В конце концов Мэги продала свой патент на The Landlord’s Game компании Parker Brothers за 500 долларов, утешая себя мыслью, что ее настольная игра, по крайней мере, информирует общественность об экономическом неравенстве. Это тоже не сработало. Сегодня игра ведется с целью, чтобы один игрок владел всем имуществом, в результате чего другие обанкротились. Сегодня монополисты — в выигрыше.

Есть даже чемпионаты мира по монополии. Источник: (abc.net.au)

Монополия, феномен поп-культуры

Parker Brothers продали более 278 000 игр Monopoly за первый год, что в шесть раз больше в следующем году, и эти цифры остаются высокими.Настольная игра является неотъемлемой частью обеденных столов и появлялась во многих телешоу и фильмах, включая The Sopranos и One Flight Over The Cuckoo’s Nest . Не волнуйтесь, если ситуация накаляется, когда ваша семья играет в «Монополию». Есть горячая линия , чтобы помочь уладить споры.

Собирайте игровые фишки, чтобы побеждать в игре «Макдональдс» «Монополия». (ozzyman.com)

McDonald’s принимает участие в акции «Монополия»

«Монополия» стала такой знаковой частью Америки к 1987 году, что McDonald’s приобрела права на использование ее товарных знаков для создания собственной игры.Это было намного проще, чем настольная игра: посетители просто снимали игровые фишки с чашек или пищевых оберток, чтобы либо выиграть мгновенные призы, либо собрать игровые фишки. Однако игра «Монополия Макдональдс» подверглась критике , потому что выигрышные фигуры были чрезвычайно редкими, что делало почти невозможным выиграть более крупные призы. Игра также была названа антиканадской. Казалось, что некоторые ключевые элементы игры вообще не распространялись в Канаде , что гарантировало победу американцу.Игра McDonald’s Monopoly продолжала разноситься скандалами до начала 2000-х годов, когда было обнаружено, что человек, работавший в маркетинговой компании, которая управляла игрой, украл ключевые элементы игры и нанял других, чтобы сдать их за призовые деньги, из которых он взял большой процент.

В 2017 году «Монополия» получила три новых игровых фишки. Источник: (townandcountrymag.com)

Встряхивая игру

В 2017 году компания Hasbro, которая в настоящее время владеет настольной игрой Monopoly, объявила о модернизации своих знаковых токенов.Они посчитали, что жетоны ботинка, наперстка и тачки устарели, поэтому эти три жетона были заменены на резиновую утку, пингвина и тираннозавра по результатам онлайн-опроса. В опросе было подано более 4,3 миллиона голосов, что доказывает популярность и долговечность игры для всех, кто сомневается в этом.

Теги: игры | изобретения

Нравится? Поделиться с друзьями!


Карен Харрис

Писатель

Карен оставила академический мир, бросив работу профессора колледжа, чтобы писать на полную ставку.Она проводит свои дни со своим мужем-пожарным и четырьмя дочерьми на ферме по интересам, где живут разные животные, в том числе коза по имени Аттикус, индейка по имени Соус и курица по имени Чикалетта.


Монополия — Центр истории Огайо


Carte de visite портрет Джона Шермана, 1862 год. Он работал в Палате представителей Соединенных Штатов с 1855 по 1861 год. Он был избран сенатором Соединенных Штатов от штата Огайо в 1861 году, чтобы занять место в Сенате, оставленное Сэлмоном П.Гнаться.

В конце девятнадцатого и начале двадцатого веков предприятия стремились к созданию монополий. Чтобы иметь монополию, бизнес должен быть единственным производителем продукта или иметь возможность доминировать в конкретной отрасли, потому что он может производить гораздо больше продукта, чем его конкуренты.

Предприятия стремились создать монополию по многим причинам. Во-первых, монополия ограничивала или препятствовала конкуренции. Компаниям не придется конкурировать с другими фирмами за потребителей.Во-вторых, если бизнес является монополистом и не сталкивается с конкуренцией, он может устанавливать цены на свой продукт. У потребителей не будет альтернативного источника продукта, и поэтому они будут вынуждены покупать у монополиста. В-третьих, внутри монополии затраты на рабочую силу обычно снижаются. Рабочие, квалифицированные в монополизированной профессии, были вынуждены работать за любую заработную плату, которую монополия была готова платить.

В конце 1800-х годов в Соединенных Штатах существовало множество монополий. Одной из самых могущественных монополий была компания Standard Oil, основанная Джоном Д.Рокфеллера и базируется в Кливленде, штат Огайо. Хотя Рокфеллер столкнулся с некоторой конкуренцией со стороны других фирм, он мог диктовать цены из-за размера своей фирмы. Standard Oil Company доминировала в нефтяной промышленности в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков.

американских гражданина и некоторые руководители правительства обычно выступали против монополий. Это справедливо и для жителей Огайо. Сенатор США Джон Шерман, житель Огайо, добился принятия Антимонопольного закона Шермана в 1890 году.Этот закон разрешил федеральному правительству ликвидировать любые предприятия, запрещающие конкуренцию. Федеральное правительство использовало этот закон на протяжении конца 1800-х и 1900-х годов для разрушения монополий, в том числе и Standard Oil Company в 1911 году. Правительственные чиновники Огайо также боролись с монополиями. В 1892 году генеральный прокурор Огайо подал иск против Рокфеллера и его компании. В то время как Огайо выиграл дело, Standard Oil обжаловала это решение и продолжала иметь фактическую монополию в нефтяной промышленности до 1911 года.

См. Также

Пять крупнейших монополий США в истории

На протяжении всей истории бизнеса и коммерции в целом всегда были монополии в той или иной форме. Монополия в значительной степени сводится к одному игроку в конкретной отрасли, где потребители могут покупать только у этой компании, и эта компания доминирует на рынке, поскольку они практически не сталкиваются с конкуренцией. На протяжении всей истории Соединенных Штатов было несколько монополий.Большинство крупных сейчас распущено благодаря более строгим правилам и постановлениям правительства. Тем не менее, в настоящее время действуют несколько компаний, которые максимально приближены к монополии. Здесь мы рассмотрим пять крупнейших монополий США в истории.

Фото Джастина Салливана / Getty Images

5. Телефонная компания Белла / AT&T

The Bell Telephone Company была основана в 1877 году как компания, которая собирала и покупала ценные патенты.С самого начала у них были задатки, чтобы стать монополистами, поскольку они контролировали патент Александра Белла на первый в мире телефон. Компания быстро начала расти, покупая конкурентов, и в конечном итоге превратилась в компанию American Telephone and Telegraph (AT&T), когда они вошли в мир телекоммуникаций. Они быстро приобрели статус монополии в начале 1900-х годов, поскольку снова были настолько большими, что могли купить любых конкурентов. Затем, в 1918 году, правительство заключило с AT&T контракт на строительство телефонной сети в стране.Некоторое время они доминировали в отрасли, однако из-за новых технологий и более поздних правительственных постановлений они потеряли контроль над американской телекоммуникационной отраслью.

Фото Тоби Джоррина / Getty Images

4. The United States Steel Corporation

Еще одна хорошо известная монополия из истории Соединенных Штатов — это корпорация U.S. Steel. Корпорация U.S. Steel была образована в 1901 году, когда Дж.П. Морган и Эльберт Х. Гэри объединили Federal Steel Company, Nation Steel Company и Carnegie Steel Company, трех крупнейших игроков сталелитейной промышленности в то время. После того, как они объединили эти три компании, U.S. Steel стала первой в мировой истории корпорацией с доходом в миллиард долларов. В начале 1900-х и 1910-х годах U.S. Steel также приобрела множество других небольших компаний. Вскоре они стали не только крупнейшей сталелитейной компанией в Соединенных Штатах, но и крупнейшей сталелитейной компанией во всем мире.Вскоре они стали поставлять в США 67% всей стали. Даже в 1911 году правительство США хотело разделить компанию, но они пережили непрекращающиеся юридические баталии. В конце концов их акции начали падать, и это потеряло их влияние в отрасли. Однако они по-прежнему остаются одной из крупнейших сталелитейных компаний в мире, а не , а крупнейшими, как раньше.

Фото China Photos / Getty Images

3. Intel

Intel образовалась еще в 1968 году и быстро стала одной из крупнейших технологических компаний в мире.Хотя технически они не являются монополией, они настолько близки к монополии, насколько это возможно, но на самом деле они не являются таковой. Они составляют подавляющее большинство микропроцессоров, которые используются в компьютерах и серверах по всему миру. По некоторым оценкам, около 98% микросхем, используемых в серверах, от Intel, от 90% до 92% микросхем, используемых в ноутбуках, от Intel, и около 82% настольных компьютеров используют процессоры Intel, согласно данным Mercury Research и IDC. Если у вас есть компьютер, то велика вероятность, что он оснащен микросхемой Intel.Следующим по величине конкурентом Intel является AMD, однако они далеко не такие крупные. Считается даже, что Intel могла бы вынудить AMD обанкротиться, но они «позволяют им выжить», чтобы избежать превращения в полную монополию. Так что, хотя есть и другие производители микропроцессоров, Intel по-прежнему остается номером один. Они, возможно, делают лучшие компьютерные процессоры на рынке, однако они почти настолько близки к монополии, насколько это возможно.

Фото Джастина Салливана / Getty Images

2.Monsanto

Monsanto — многонациональная компания, занимающаяся сельским хозяйством, химическим производством и биотехнологиями, базирующаяся в городе Крев-Кёр, штат Миссури. Когда дело доходит до теневых и, возможно, «злых» корпораций, Monsanto весьма печально известна, и многие утверждают, что они являются монополией. Они были одной из первых организаций, которые генетически модифицировали клетки растений, и одной из компаний, которые настаивали на принятии законов, позволяющих им патентовать свои растения. Они выращивают такие растения, как кукуруза, которые, например, более устойчивы к погодным условиям и их легче выращивать.Однако они спроектировали, что все их установки будут «отключать выключатели». То есть в конце цикла урожая растения были изменены, чтобы не давать семян. Это означает, что каждый год фермерам приходится повторно покупать семена у Monsanto. Так что же произойдет, если некоторые семена Monsanto смешаны с фермером, который не использует их семена? Что ж, они подадут на тебя в суд, серьезно. Существует множество литературы, в которой подробно объясняется, почему эта компания такая плохая, но они, безусловно, являются монополистами, поскольку контролируют 80% генетически модифицированной кукурузы и 93% генетически модифицированных растений сои, выращиваемых в Соединенных Штатах.

Фото с сайта Monsanto

1. Стандартное масло

Пожалуй, самой печально известной компанией-монополистом в истории Соединенных Штатов будет Standard Oil. Standard Oil была основана в 1870 году Джоном Д. Рокфеллером, самым богатым человеком в истории Соединенных Штатов. После серии приобретений и быстрого расширения Standard Oil контролировала почти всю добычу нефти в стране. Однако они также контролировали нефтеперерабатывающие заводы, большинство скважин и транспортировку нефти.В какой-то момент считалось, что они контролируют от 88% до 91% всей нефти в Соединенных Штатах. Затем компания начала распространяться по всему миру, и все это произошло в то время, когда нефть была еще довольно новым ресурсом. На пике своего развития Standard Oil была, пожалуй, самой прибыльной компанией во всем мире. Однако после растущей обеспокоенности Верховный суд США в 1911 году постановил, что они являются незаконной монополией, а затем распустил компанию.

Фото Дэвида МакНью / Getty Images

Регулирующие монополии: история регулирования электроэнергетики

Регулирование монополий: история регулирования электроэнергетики
Один из способов, которым мы обычно ассоциируем государственное вмешательство или государственную деятельность, — это регулирование монополий.И мы думаем о законодательстве, таком как Антимонопольный закон Шермана, как о способе контроля роста монополии, рыночной власти и способности фирм доминировать в одной отрасли. История такого рода регулирования многое учит нас об экономических процессах, которые стимулируют инновации и экономическую активность, а также о том, действительно ли регулирование в этих ситуациях естественной монополии приносит пользу и улучшает положение потребителей.
Возьмем, к примеру, электроэнергетику. К 1890-м годам он действительно начинает расти, особенно в таких крупных городах, как Нью-Йорк и Чикаго.Первоначально они были очень враждебными. Многие фирмы вышли на рынок для оказания электрических услуг в крупных городах и конкурировали друг с другом. Инновации, которые произошли в этой отрасли, были очень масштабными: большие генераторы, множество длинных проводов, соединяющих большие генераторы в таких местах, как Ниагарский водопад, и в таких городах, как Нью-Йорк.
Это изменило структуру затрат в отрасли. Это изменило структуру затрат в отрасли таким образом, что у электрической компании, которая владела этим генератором, их фиксированная стоимость была очень, очень высокой для строительства этих больших генераторов, но тогда их стоимость обслуживания дополнительного потребителя была действительно, очень, очень низкой. .Это означало, что их средняя стоимость единицы проданной электроэнергии и средняя стоимость на одного потребителя действительно падали и падали в процессе обслуживания большого количества потребителей. В экономике мы называем это экономией масштаба, и эта экономия масштаба в больших технологиях и отраслях, таких как электроэнергетика, действительно затрудняет конкурентную конкуренцию.
В Чикаго, например, в конце 1890-х было около дюжины различных фирм, предоставляющих электрические услуги на рынке Чикаго, но, поскольку они конкурировали друг с другом, они конкурировали настолько сильно, что снижали свои цены, снижали свои цены, снижали их цены до тех пор, пока цена не упадет настолько низко, что они не смогут фактически оплатить все постоянные затраты, которые они понесли, прежде всего, для строительства генераторов.Не все компании смогли остаться на рынке. Этот процесс со временем привел к консолидации электроэнергетики в таких городах, как Нью-Йорк и Чикаго, в одну большую фирму. Эта фирма могла, будучи монополистом на этом рынке, взимать с потребителей высокую цену.
Это было в значительной степени частью своего рода мотивации регулирования общественных интересов, подозрительности этой прогрессивной эпохи в отношении крупной корпоративной деятельности, подозрительности к крупным компаниям, а также веры прогрессивной эпохи в способность государственного регулирования заменять конкуренцию и исправить недостатки, которые они увидели.Существует также более мотивация общественного выбора, учитывающая стимулы и интересы как политиков, так и отрасли. У них есть стимул принять регулирование, потому что регулирование создает правовой барьер для входа и гласит, что на определенной географической территории вы будете единственной фирмой, которой разрешено предоставлять розничные услуги электроснабжения людям, живущим в этой области, и никому другому не разрешается сделай это.
В обмен на государственную защиту вашей монопольной власти мы будем регулировать прибыль, которую вы зарабатываете на своих активах, и в этом процессе регулировать цены, которые вы можете взимать с потребителей.И мы собираемся стрелять в попытки удержать эти цены на уровне примерно средней стоимости единицы продукции, чтобы попытаться удержать цены на таком низком уровне, который является устойчивым в долгосрочной перспективе, но при этом согласуется с тем, что фирма инвестирует в активы, получая прибыль от своих вложений. ресурсы. Это нормативный компромисс, и это одна из причин, по которой промышленность фактически приняла регулирование в электроэнергетике.
Одна из предпосылок, на которых строится регулирование в этой отрасли, — это стабильность, что у нас есть статическая среда. Итак, это структура затрат в этой отрасли, бум.Вот какие активы будут строить фирмы, бум. И поэтому мы можем выяснить все это и выяснить, какова правильная прибыль и каковы цены. Я бы сказал, что информация, необходимая для этого, непознаваема. Они просто думают: «Хорошо, вот этот спрос на электроэнергию, и мы должны его удовлетворить. Но сейчас, особенно с кондиционированием воздуха, мы видим, что спрос резко колеблется в течение дня. И все же мы платим эту фиксированную среднюю розничную цену, которая не дает нам, как индивидуальным потребителям, стимула менять свое потребление даже в 5:00, когда в августовский день на улице 95 градусов тепла.
Я бы сказал, что сегодня — мы находимся в начале 21-го века — именно сейчас мы действительно видим цену регулирования с точки зрения того, как оно подавляет инновации. Я приписываю это непониманию в конце 19 — начале 20 века того, что на самом деле влечет за собой конкурентные процессы, что ими движет и что они создают. И именно здесь мы сейчас пытаемся справиться с тем фактом, что система регулирования прошлого века не учитывает, не адаптировалась, не развивалась вместе с тем, как мы используем электроэнергию, с новыми способами, которые мы можем производить. электричество, в том числе возобновляемые.Он не эволюционировал, чтобы учесть рост цифровых технологий, которые мы можем использовать, чтобы в основном программировать и контролировать наше собственное потребление электроэнергии и автоматически реагировать на изменения цен. И поэтому я думаю, что сейчас мы находимся на грани признания издержек регулирования.
Мы так долго концентрировались на преимуществах для потребителей этих низких, стабильных, фиксированных цен и универсального обслуживания. Но теперь эти низкие, стабильные, фиксированные цены приводят к большому потреблению электроэнергии в часы пик, когда обеспечивать ее для нас очень дорого.А также экологические проблемы: при этом образуется много выбросов. Таковы вызовы 21 века.

.
Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *