Сколько газа в россии: Запасы на исходе. На сколько лет России хватит нефти и газа

Содержание

Росгеология уточнила, на сколько лет России хватит газа и нефти

Фото: Елена Гурдина/NEWS.ru

Читайте нас в Google Новости

При сохраняемых темпах добычи природных ресурсов запасов нефти в России хватит на 70 лет, а газа — на 30 лет. Это связано с тем, что отрасль обеспечивает 70% экспортных доходов. Об этом сообщает агентство ПРАЙМ со ссылкой на данные Росгеологии.


В Росгеологии заявили, что за последние 25 лет новых запасов в России открыто в 10 раз меньше, чем за предыдущие 25 лет. При этом истощаются многие ещё советские месторождения. Новые же геологически более сложные запасы требуют большего объёма исследований и продвинутых технологий.

По данным холдинга, поддержание добычи на текущем уровне остаётся стратегической задачей России, поскольку весь добывающий сектор формирует более 70% экспортных доходов страны. Добывающие компании активно инвестируют в геологоразведку, которая является относительно небольшой статьёй расходов добывающих компаний.

Ранее врио главы Роснедр заявил, что рентабельных запасов нефти в России хватит на 21 год, однако срок может увеличиться по мере внедрения технологий для добычи трудноизвлекаемого сырья. Он подчеркнул, что экономика России по-прежнему опирается на нефтегазовый сектор, однако эта зависимость снижается. Дальнейшее снижение зависимости от торговли углеводородами зависит в том числе от развития других секторов энергетики.

Почему в Европе дорожает газ и кто от этого выиграет

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Газпром» недавно достроил «Северный поток-2»

Биржевые цены на газ в Европе в среду поднялись почти до 970 долларов за тысячу кубометров. Цены сейчас приближаются к историческому максимуму марта 2018 года — тогда газ дорожал на фоне аномальных холодов в европейских странах.

Цены при этом растут стремительно: за несколько часов с открытия Лондонской биржи в среду газ подорожал более чем на 100 долларов.

Бурный рост начался в начале сентября. Если 30 августа за тысячу кубометров газа давали чуть более 600 долларов, то 9 сентября цена превысила 700 долларов.

Аналитики, опрошенные Би-би-си, говорят, что есть несколько причин для роста цен на газ.

Самая простая из них — это холодная зима. В Европе активно потребляли газ, что истощило запасы в подземных хранилищах.

Еще один фактор — это авария на заводе «Газпрома» под Новым Уренгоем, которая произошла в начале августа, напоминает директор по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Филипп Мурадян.

Кроме того, сказались и структурные факторы: страны постепенно отказываются от угля и других сильно влияющих на экологию видов топлива.

«Пока альтернативные источники энергии — такие, как солнечная энергия, ветрогенерация — не могут в должной мере заменить уголь. При всем богатстве выбора, пока фактически альтернативы газу нет», — говорит Евгений Малыхин, руководитель инвестиционного департамента УК «Атон-менеджмент».

Мурадян дополняет, что рост цен на газ в первую очередь обусловлен повышенным спросом на него «у локомотивов азиатского экономического роста» — Китая и Индии. «В результате этого значительная часть СПГ, которая ранее поставлялась в Европу, ушла на исторически более маржинальные азиатские рынки», — объясняет аналитик.

По словам Евгения Малыхина, о ценах на уровне 240 -270 долларов за тысячу кубометров «можно забыть».

Как «Газпром» влияет на рынок газа

Помимо холодной зимы на истощившиеся запасы в подземных хранилищах Европы влияет и еще один важный фактор: эти хранилища медленно заполняются, уверены аналитики.

Прошлой зимой Европа активнее обычного опустошала хранилища газа во время непривычно продолжительных холодов, объясняет президент Института энергетики и финансов Марсель Салихов. Летом же запасы газа не были в достаточной мере восполнены из-за высоких цен на него, поясняет эксперт.

Запасы газа, по данным на 13 сентября, остаются на минимальном за многие годы уровне, сообщает сам «Газпром» в своем телеграмм-канале со ссылкой на данные Gas Infrastructure Europe.

«Отставание по заполненности по сравнению с прошлым годом — 22,8 млрд куб. м газа. Восполнено всего 62% от объема газа, поднятого из ПХГ Европы в прошлом отопительном сезоне», — говорится в сообщении российской компании, активно поставляющий газ в Европу. При этом компания сообщает, что она наращивает поставки за рубеж, в том числе в европейские страны.

На фоне взрывного роста цен на газ «Газпром» объявил об окончании строительства и скором запуске газопровода «Северный поток-2» — его строительство сильно затянулось из-за санкций со стороны США и противодействия некоторых европейских стран.

Марсель Салихов считает, что «Газпром», вероятно, может использовать ситуацию с полупустыми хранилищами и ростом цен на газ как аргумент в свою пользу в диалоге с ЕС по вопросу о заполняемости «Северного потока-2».

25 августа стало известно, что компания Nord Stream 2 AG проиграла в суде Германии дело об освобождении «Северного потока-2» от требований газовой директивы Евросоюза. Согласно правилам директивы, одна компания не может поставлять и транспортировать газ в ЕС, поэтому «Газпром» на территории Германии сможет заполнить газопровод лишь на 50%.

«Я так понимаю, у «Газпрома» стратегия такая: для них сейчас важен вопрос, разрешат ли им использовать «Северный поток-2″ на полную мощность или на 50%», — говорит Салихов.

Россия рассчитывает, что разрешение на запуск газопровода будет получено в начале 2022 года, заявил в среду министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Как Россия хочет сбалансировать рынок газа Европы

«Безусловно, скорейший ввод «Северного потока 2″ существенно сбалансирует ценовые параметры на природный газ в Европе, в том числе и на спотовом рынке», — заявил в эту среду пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Как раз это и есть основной аргумент российских властей в споре с европейскими политиками и регуляторами: «Газпром» и «Северный поток-2» сделают европейский газовый рынок стабильнее и надежнее.

Президент России Владимир Путин также подчеркивал, что цены на газ в Европе выросли для тех покупателей, которые не заключали с «Газпромом» долгосрочных контрактов.

Как отмечает, Филипп Мурадян, «Газпрому», безусловно, выгодны сложившиеся на рынке цены. «По сути европейские потребители сейчас испытывают негативные последствия своего отказа от ценообразования на основании долгосрочных контрактов», — говорит аналитик.

Марсель Салихов также считает, что ближайшие полгода для Газпрома «будут достаточно хорошими», поскольку цены будут оставаться довольно высокими.

«По нашим оценкам, при ценах 700-600 долларов в течение ближайших месяцев у Газпрома будет среднегодовая цена — 400 долларов. В прошлом году у них было 120 долларов за 1000 кубометров. Соответственно, это плюс 35-40 млрд долларов к выручке по сравнению с прошлым годом», — говорит эксперт.

По словам эксперта, поскольку нынешний уровень цен на газ в Европе мало связан с фундаментальными показателями, он очень неустойчив.

«Скорее всего, все закончится потом резким обвалом. Сейчас при таких ценах любые альтернативы газу являются более экономически привлекательными. Если где-то можно заменить газ, то при таких ценах нужно везде его заменить», — отмечает эксперт.

Обвал цен может произойти с запуском «Северного потока-2», говорит Марсель Салихов. Однако, по словам эксперта, цены в ближайшие месяцы вряд ли вернутся к уровням прошлого года.

Но есть и другой сценарий. «Еще одна холодная зима в Европе может продлить период экстремально высоких цен», — отмечает Филипп Мурадян.

Блог Виктора Галенко — Нефть и газ не иссякнут никогда?

Знаем ли мы правду об истинных запасах нефти и газа? Почему нефтяным компаниям выгодно занижать свои запасы нефти? Почему запасы нефти в России засекречены и охраняются законом? Почему геология – наука не точная? И хватит ли нам нефти до конца тысячелетия?

Я геолог-геофизик, по второй специальности. Поэтому, последнее изучение материалов ученых по «возобновляемости» запасов нефти и газа доставило огромное удовольствие. Попробую поделиться этой информацией с вами. Вот амбула. На первом курсе МГРИ (московского геологоразведочного института), наш преподаватель сказал: «Знаете ли, почему астрология стала астрономией, а геология, так и осталась геологией? Аудитория зачаровано промолчала. А потому, что та наука, которую я вам буду преподавать, вообще практически не знает ничего о том, что творится в толще земли. Наши знания основаны лишь на огромном опыте исследований, но попытки построить теоретически непротиворечивые модели, постоянно разбиваются об исключения, которые встречаются в повседневной практике. Поэтому мы, как и астрологи, никогда не станем точной наукой. Итак, запишем тему: Восемь основных гипотез по происхождению Земли…». По окончанию института, вопросов у меня осталось больше чем ответов.

Как же изучаются запасы нефти и газа? Очень просто. На поверхности земли производится взрыв, взрывная волна проникает вглубь земли, отражается и возвращается назад. Там ее улавливают сейсмоприемники, записывают колебания на магнитную ленту, а потом компьютер по этим данным строит профиль земной коры, где видны полости заполненные нефтью, газом, и.т.д. Это в теории. На практике, наше знание о земных глубинах, ограничено слоем (поверхностью) Мохоровичича. От 5 до 70 км в разных частях земного шара. Открою секрет — наука вообще не знает, что творится за этим слоем. Есть невнятные гипотезы, одна противоречивее другой и все они НЕ работают. Вот такая длинная амбула, что бы вам было интереснее.

А что такое нефть и газ? Вот банальное определение:

Сырая нефть — природная легко воспламеняющаяся жидкость, которая находится в глубоких осадочных отложениях и хорошо известна благодаря ее использованию в качестве топлива и сырья для химического производства. Химически нефть — это сложная смесь углеводородов с различным числом атомов углерода в молекулах; в их составе могут присутствовать сера, азот, кислород и незначительные количества некоторых металлов.

Природный (нефтяной) газ, состоящий из метана и других легких насыщенных углеводородов, — весьма дешевое и удобное топливо. Все. Все остальные определения и попытки понять, что это такое, это гадание на кофейной гуще.

Еще совсем недавно ученые считали, что все мировые месторождения известны, запасы посчитаны, скорость добычи определена, и через 30-40 лет, все «легкодобываемые» запасы этих полезных ископаемых будут практически исчерпаны.

Так, Д. И. Менделеев впервые обратил внимание на то, что нефть является важнейшим источником химического сырья, а не только топливом; он посвятил ряд работ происхождению и рациональной переработке нефти. Ему принадлежит известное высказывание: «Нефть — не топливо, топить можно и ассигнациями» (полагая, что целлюлоза ассигнаций — возобновляемый и менее ценный источник сырья, чем нефть)

Вот уже лет 130 сосуществуют две теории на этот счет. Согласно первой, общепризнанной, нефть — невозобновляемый ресурс, имеет органическое происхождение и образуется с участием останков древней флоры и фауны.

Альтернативная теория предполагает неорганическое происхождение: образуется благодаря круговороту воды в природе. Таким образом, вода переносит углеводороды, вступающие в реакцию с водородом из недр Земли. Поэтому нефть — возобновляемый ресурс.

Обратимся к практике.

Так, специалист известнейшего в мире Института проблем нефти и газа Российской Академии наук Азарий Баренбаум уверен: традиционное мнение о том, что нефть образуется из остатков отмерших живых организмов, в корне неверно. Он развил теорию Менделеева, а заодно и опроверг теорию парникового эффекта. Как все происходит? Углерод, попадающий в атмосферу, вымывается из нее дождями и с дождевой водой снова падает в землю в форме гидрокарбоната. Одновременно с накоплением в земной коре углерода в толще недр из мантии выделяются мощные потоки водорода. При высоких температурах и давлении происходят химические реакции, в результате которых появляются газы, в том числе метан и капельная нефть. И что особенно удивительно, весь этот процесс происходит не за миллионы, а всего за несколько десятков лет.

Выводы ученого подтверждают возобновление запасов нефти на давно эксплуатируемых нефтегазовых месторождениях, а потом заброшенных в 40—50-е годы прошлого века: в Татарии, Чечне, Мексике, американских штатах Техас и Оклахома.

Вот еще пример: Одна из них — феномен необъяснимого роста запасов существующих месторождений. Поясню на примере. Когда нефть была открыта в Татарстане, ее запасы оценили в 709 млн. тонн. Ошибки вроде не было. Однако на сегодняшний день в Татарстане уже добыто почти в четыре раза больше нефти, чем было предсказано, — около 2,7 млрд. тонн. И заканчиваться татарская нефть не собирается, в обозримом будущем…

Один из авторов открытия, профессор ГАНГ Виктор Гаврилов может часами перечислять примеры таких «аномалий». Суть его теории — природа умеет пополнять свои кладовые. Известно, что углеводороды постоянно поднимаются из глубин планеты к поверхности земной коры. Считалось, что это происходит очень медленно. Для восстановления запасов месторождений нужны десятки миллионов лет.

Но ученые из ГАНГ уверены, что процесс идет значительно быстрее. Чтобы вновь наполнить скважины «черным золотом», достаточно времени, сопоставимого с продолжительностью жизни человека. «Мы проводили эксперименты на Талинском месторождении в Западной Сибири. Оказалось, что скорость перемещения нефтяных флюидов (летучих компонентов нефти) от скважины к скважине составляет почти 6 км в сутки», — рассказывает Гаврилов.

Если нефть и газ действительно окажутся возобновляемыми ресурсами, в этом не будет ничего удивительного. Они — одни из главных загадок природы. Известен их химический состав, совершенствуются методы добычи, но их происхождение — тайна за семью печатями.

Кстати, считается, что абсолютно точной информации (государственной) о реальных запасах нефти в России нет. Запасы газа известны, они публикуются, а запасы нефти — нет — запрещено еще с советских времен. Так ли это, мне точно выяснить не удалось. Мнения коллег экспертов разделились. Однако есть утверждение, что реальные запасы в России в 3-4 раза больше чем по данным BP Statistical review of world energy за 2009 год — 79 млрд. баррелей. Впрочем, есть и другая точка зрения, что нефтяные запасы Земли в настоящее время сознательно завышаются, дабы избежать паники и чудовищного роста цен.

Итак, к чему мы пришли? Геологи не знают истинных запасов нефти, а политики и бизнесмены этими цифрами манипулируют в зависимости от обстоятельств. Но приблизительно, можно предположить по многочисленным публикациям, что запасов нефти и газа в России хватит до конца нынешнего тысячелетия. Таким образом, поводов для паники у землян нет. Да и теория о «возобновляемости» нефти и газа мне очень понравилась в силу ее непротиворечивости и подтверждения реальными фактами. Поэтому полагаю, что в этом вопросе мы можем быть оптимистами, и вспомнить главу из книги Дейла Карнеги, как перестать беспокоится и начать жить.

И «на закуску» – небольшая история об ошибках разведки. К 100-летию рождения В.И. Ленина в 1970 году в СССР решили пробурить самую глубокую скважину в мире. Геофизики очень долго искали место, и наконец, его нашли. На Кольском полуострове. Скважину назвали «Кольская сверхглубокая». По данным разведки скважина должна была пересечь огромное количество слоев и дать неоценимую информацию об устройстве Земли. Не получилось! Вместо всех нарисованных слоев из скважины доставали только гранит. И ничего кроме гранита — 12 262 метра гранита. Эта разведка стала бесконечным поводом для шуток между геологами над геофизиками. До сих пор. Что и доказывает: теория без практики мертва, но древо жизни пышно зеленеет. Берегите себя. 

Добыча газа на Ямале в 2020 году составила 526,9 млрд м³, нефти – 37 млн тонн / Правительство Ямало-Ненецкого автономного округа

В 2020 году добыча нефти в ЯНАО составила 36,6 млн тонн, газа – 526,9 млрд м³; конденсата – 23,3 млн тонн, сообщили в окружном департаменте природно-ресурсного регулирования, лесных отношений и развития нефтегазового комплекса.

Именно эти минеральные ресурсы, сосредоточенные на территории округа, занимают ведущее место по своей значимости для современной экономики. Сегодня площади лицензионных участков для добычи углеводородного сырья составляют более 334 000 км2 или 43% от общей площади ЯНАО.

Ямал — основной поставщик природного газа в России: открыто 238 газовых, газоконденсатных, нефтяных и нефтегазоконденсатных месторождений, из которых 100 разрабатывается, а на 138 месторождениях ведутся разведочные работы.

На сегодняшний день зарегистрировано 317 действующих лицензий на право пользования недрами для геологического изучения и добычи углеводородного сырья, из них 295 лицензий — в пределах суши и 22 лицензии — в пределах шельфа Карского моря.

В распределенном фонде недр находится 206 месторождений. 234 лицензии выданы с правом пользования недрами для добычи углеводородного сырья и геологического изучения или разведки и 83 лицензии выданы только с правом геологического изучения недр. Лицензионный процесс охватывает всю территорию автономного округа. Наиболее крупные недропользователи региона: ПАО «Газпром», ПАО «Новатэк», ПАО «Газпром нефть», ПАО «НК «Роснефть», ПАО «ЛУКОЙЛ».

Несмотря на сложности, в 2021 году планируется рост добычи и реализация новых проектов. По предварительным планам в этом году компании добудут: нефти – 38,6 млн тонн; газа — 639,9 млрд м³; конденсата — 34,3 млн тонн.

Кроме того, в первом квартале 2021 года ожидается ввод четвертой очереди линии завода СПГ (ОАО «ЯМАЛ СПГ») мощностью 0,94 млн тонн, которая будет построена по технологии ПАО «НОВАТЭК». Общая мощность проекта составит 17,4 млн тонн СПГ в год.

Подсчитано, на сколько России хватит запасов нефти и газа — Росбалт

Эксперты Счетной палаты, проанализировав воспроизводство минерально-сырьевой базы РФ, пришли к выводу, что обеспеченность добычи разведанными запасами разрабатываемых месторождений нефти составляет порядка 35 лет, природного газа — более 50 лет.

Как указывается в материалах контрольного ведомства, в недрах России «залегает большинство известных в мире полезных ископаемых». «Страна занимает первое место в мире по запасам газа, шестое — по запасам нефти, а также лидирующие позиции — по запасам никеля, платиноидов, золота, железных руд и многих других полезных ископаемых», — напоминает Счетная палата.

При этом эксперты ведомства указывают, что в настоящее время из выявленных в недрах РФ 283 видов полезных ископаемых добываются 86, основная добыча приходится на 1/5 из них. «Обеспеченность добычи разведанными запасами разрабатываемых месторождений нефти составляет порядка 35 лет. Однако без учета трудноизвлекаемой нефти (65% всех запасов) этот срок не превышает 20 лет. Запасы природного газа имеются на период более 50 лет, однако обеспеченность запасами „сухого газа“ существенно ниже», — констатирует Счетная палата.

Более того, отмечается в отчете, «при всем богатстве и многообразии минерально-сырьевая база России в ее нынешнем состоянии имеет риски стагнации и не может служить драйвером экономического роста». Потенциал «поискового задела» для наращивания минерально-сырьевой базы ограничен из-за недостаточной геологической изученности недр. Сегодня среднемасштабным картированием охвачено только 24,1% территории страны. «Для дальнейшего развития геологической отрасли не хватает передовых технологий, инвестиционной привлекательности, современного нормативного регулирования, цифровизации и открытости геологической информации», — предупреждает ведомство.

В отчете также утверждается, что потенциал открытия крупных месторождений в освоенных рудных и нефтегазоносных провинциях фактически исчерпан. «Ситуация усугубляется высокими рисками инвестирования в развитие МСБ в малоосвоенных регионах страны. Это связано с вероятностным характером получения положительных результатов ГРР (геологоразведочных работ — ред.), а также недостаточной востребованностью новых месторождений из-за отсутствия необходимой инфраструктуры», — указывается в отчете.

В Счетной палате акцентируют также внимание на том, что, «несмотря на крупнейшие сырьевые резервы Арктики, где, по текущим оценкам, имеется порядка 80% общероссийских разведанных запасов газа, 60% нефти, 98% никеля, 87% платиновых металлов, 66% редкоземельных металлов, 49% олова, 31% хрома и пр., их добыча, учитывая „хрупкость“ арктических экосистем, способна нарушить экологический баланс территории».

Возраст согласия: Россия и Румыния расторгли контракт на транзит газа | Статьи

Москва и Бухарест расторгли контракт на транзит российского газа через территорию Румынии по обоюдному согласию сторон. Изначально планировалось, что договор будет действовать до конца 2023 года. В результате Бухарест теперь может использовать для транспортировки топлива свою инфраструктуру. Молдавия сможет получать тот же российский газ, но из Румынии. На фоне этого молдавский президент Майя Санду решила разобраться с Приднестровьем, потребляющим российский газ, но не оплачивающим его. Подробности — в материале «Известий».

Выгодно всем

«Контракт на транспортировку природного газа по территории Румынии в третьи страны, заключенный с «Газпром экспорт», прекращает действие по согласию обеих сторон», — такое сообщение распространила румынская компания «Трансгаз» по итогам переговоров, в которых помимо российской и румынской газовых компаний приняли участие представители Еврокомиссии. Изначально подразумевалось, что соглашение, по которому природный газ прокачивался по газопроводу Т3 на территории Румынии в третьи страны, будет действовать до 31 декабря 2023 года.

Как заявил бывший министр энергетики Румынии Рэзван Николеску, в расторжении договоренности между Москвой и Бухарестом нет ничего удивительного. «Это ожидалось. Прекращение действия этого соглашения не проблема для «Трансгаза», если по трубопроводу будет течь другой газ. Если же трубопровод останется пустым, часть дохода будет потеряна. Я надеюсь, что будут найдены решения для использования этой инфраструктуры», — пояснил он.

Фото: РИА Новости/Илья Питалев

Дело в том, что раньше Бухарест по договору с «Газпромом» транспортировал российский газ по трубопроводным веткам Т1, Т2 и Т3. Теперь, как отмечают румынские власти, «другие страны могут резервировать мощности на этих транзитных газопроводах».

В Румынию газ поступал транзитом через Украину (этот маршрут считается одним из наименее привлекательных для поставок российского газа в Европу) для дальнейшей прокачки в страны юга Европы: Болгарию, Грецию, Северную Македонию и Турцию. Однако после того, как запустили «Турецкий поток», необходимость в этом отпала: транзит через Румынию фактически не шел. Получилось, что новый маршрут дешевле, к тому же лишен серьезных геополитических рисков. Румынские власти подразумевают, что теперь страна может закачивать в них газ из «Турецкого потока» и поставлять его в Молдавию и на Украину. Помимо этого, когда у власти находился Игорь Додон, в Молдавии построили реверсный трубопровод, соединяющий юг страны с Румынией.

— Договор был расторгнут по обоюдному согласию, в присутствии представителей Еврокомиссии, поскольку транзит газа через территорию Украины становится просто нерентабельным. «Турецкий поток» в этом плане более выгоден. Это всё ценовая политика. При этом обе стороны договорились развивать другие проекты в нефтегазовой сфере. Румыния, как и другие европейские страны, получает газ по более короткому и более выгодному маршруту, — пояснил в разговоре с «Известиями» заведующий отделом Приднестровья и Молдовы Института стран СНГ Сергей Лавренов.

Фото: РИА Новости/Илья Питалев

В свою очередь старший научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, эксперт РСМД Дмитрий Офицеров-Бельский указывает на то, что стратегические цели России и Румынии трансформировались на протяжении долгого времени.

— Говорить о том, что решающие изменения произошли уже сейчас, было бы преждевременно, но они произойдут. Поставлена мощная запятая. Россия стремится избавиться от транзита через Украину. В январе был зафиксирован минимум прокачки газа через Украину с момента распада СССР, — отметил политолог.

Большой долг

Молдавские власти надеются, что так они станут более независимы от Москвы. Это вписывается в проект, о котором после победы на выборах президента объявила Майя Санду, — «создание единого межгосударственного инфраструктурного проекта ликвидации всех элементов присутствия России в Молдавии».

После расторжения газового контракта между Россией и Румынией Санду назвала нечестным долг своей страны перед «Газпромом». «На правом берегу у нас почти нет долгов «Газпрому», потому что мы платим и платили все эти годы. С другой стороны, на левом берегу не платили за газ, и там долг очень большой. И конечно, нельзя ожидать от нас на правом берегу, что мы сможем оплатить. Это несправедливо», — заявила политик.

Президент Молдавии Майя Санду

Фото: REUTERS/Vladislav Culiomza

После встречи главы государства с генпрокурором в Молдавии началось расследование, в центре которого — вопрос потребления и оплаты российского газа в Приднестровье. Раньше, независимо от геополитических пристрастий, молдавское руководство традиционно подписывало договоры на поставку российского газа на левый берег Днестра. Таким образом, Кишинев брал на себя обязательство платить за газ, который используют и в непризнанном государстве.

Газ помимо граждан получают еще и крупные предприятия. В частности, Молдавский металлургический завод в Рыбнице, который платит за топливо деньги не Кишиневу в лице АО «Молдовагаз» и не «Тираспольтрансгазу», а еще одной структуре — «Тираспольтрансгаз-Приднестровье». Генпрокуратуре Молдавии теперь предстоит выяснить, куда поступают деньги из этой компании. Из-за неплатежей Приднестровья долг «Молдовагаза» за российские поставки сейчас достигает порядка $7,5 млрд, и выплатить его теперь предстоит Молдавии. Против этого активно выступает Санду.

Привязать Молдавию

Майя Санду занимает противоречивую позицию, считает Сергей Лавренов.

— С одной стороны, она утверждает, что это не долг Кишинева, с другой — в каждом заявлении подчеркивает, что Приднестровье является частью Молдавии, то есть выступает за территориальную целостность. Еще в 2005 году молдавским парламентом был принят закон, согласно которому Приднестровью был приписан особый статус, то есть юридически Кишинев считает Приднестровье своей частью. А раз так, то кто же должен платить долги? — отметил политолог.

Молдавия старается диверсифицировать поставки российского газа. В прошлом году стало известно, что достроили газопровод Унгены–Кишинев из Румынии в Молдавию; нитка стала продолжением 43-километрового участка Яссы (Румыния) – Унгены. Он соединил Кишинев с европейской газотранспортной системой (ГТС). Планируется, что по новой магистрали общей протяженностью 120 км Молдавия сможет ежегодно получать из Румынии 1,5 млрд кубометров газа.

— Возведение этого газопровода обосновывали тем, что Румыния нашла на шельфах Черного моря большие запасы газа. Но пока их никто не разрабатывает, у самой Румынии нет технологий для их разработки. Этот вопрос должны были решить еще осенью 2019 года, но пока всё по-прежнему в подвешенном состоянии, — отметил в беседе с «Известиями» Дмитрий Офицеров-Бельский.

Фото: ТАСС/EPA/ROBERT GHEMENT

В Бухаресте утверждают, что таким образом они предоставят жителям Молдавии альтернативу российскому газу. Впрочем, пока труба пуста. По мнению специалистов, в лучшем случае газ по ней пойдет в 2022 году. Это связано и с технической неготовностью Бухареста поставлять такие объемы голубого топлива, и с высокой ценой газа из Румынии: Бухарест покупает российский газ, и это лишь повысит цену. Помимо этого, не готова инфраструктура. Румыния на своей стороне должна достроить и запустить ветку Онешть–Гэрэешть–Лецкань, а также возвести две компрессорные станции.

К тому же новый газопровод не дотягивается и до Приднестровья, подчеркивает политолог.

— Приднестровье не готово к получению газа из Румынии. До Кишинева труба дотянута, а до Молдавской ГРЭС, расположенной на территории Приднестровья, — нет, — сообщил Офицеров-Бельский.

Эксперт отмечает, что еще предстоит решить много вопросов. В 2024 году заканчивается контракт, заключенный между Москвой и Киевом на прокачку транзитного газа через территорию Украины.

— Россия, скорее всего, заявит, что прокачка газа через Украину лишена смысла, и больше этого делать не будет. Европе придется с этим смириться, — считает политолог. — Бухарест рассчитывает на то, что они свою газотранспортную инфраструктуру унифицируют с молдавской, есть также планы полностью унифицировать инфраструктуру для передачи электричества. Хотя де-юре существуют два государства, но фактически с экономической и инфраструктурной точек зрения Румыния стремится привязать Молдавию к себе.

Непокоренная Европа: какую цену придется заплатить России за «Северный поток-2»

После того, как трасса «Северного потока-2» будет сдана в эксплуатацию, «Газпром» получит потенциальную возможность прокачивать из России в Германию по четырем ниткам двух «Северных потоков» 110 млрд кубометров газа в год. С юга, через Черное море и Турцию, компания рассчитывает направить в Европу еще почти 16 млрд кубометров ежегодно, плюс столько же будет возможно поставлять турецким потребителям. Планировавшийся изначально четырехниточный «Южный поток» мощностью 63 млрд кубометров в год пришлось свернуть, когда стало ясно, что строить его начали (и миллиарды долларов уже потратили) без надежды на разрешение от регулирующих органов Евросоюза.

Цена для России

Официальной мотивацией прокладки северного и южного «потоков», которые должны сойтись на газораспределительном хабе Баумгартен в Австрии, в 2010 году была объявлена необходимость увеличения поставок в Евросоюз, где прогнозировали увеличение годового импорта на 200 млрд кубометров в год к 2030 году. Планы отказа от транзита через Украину руководство страны и «Газпрома» тогда отрицало. Однако уже в апреле 2015 года руководитель «Газпрома» Алексей Миллер признал, что «Северный поток» является «обходным проектом» для Украины. Более того, в 2016 году компания приняла программу вывода из эксплуатации газотранспортной инфраструктуры, доставляющей газ к украинской границе. По словам Миллера, к 2020 году в этом коридоре будут ликвидированы 4300 км труб и 62 компрессорные станции, а к 2030 году — 10700 км. Возможности прокачки газа из России через украинскую территорию практически исчезнут.

С прогнозами роста европейского спроса на российский газ тоже не все срослось. Сейчас уже ясно, что в развитых странах, включая ЕС, обозначилась цель декарбонизации, то есть отказа от ископаемых видов энергоносителей. Та же Германия рассчитывает к 2050 году полностью прекратить использование угля, нефти и природного газа. Вкладывать колоссальные средства в новые газопроводы, ведущие на потенциально ненадежный рынок, было по меньшей мере недальновидно.

Реклама на Forbes

Не остановила инициаторов проекта «потоков» и непомерная стоимость этого начинания. Более того, «Газпром» принял решение отказаться от использования нынешний вполне работоспособной системы доставки газа из Западной Сибири на Запад, хотя истощение легендарных месторождений — Уренгоя, Медвежьего, Юбилейного и других — оставляет в трубах достаточно свободной мощности для приема новых объемов. Началось строительство нового газового коридора с Ямала до Балтики и его ответвлений к Черному морю.

Стоимость строительства этого коридора с Ямала в направлении Европы была подсчитана экономистами института ВНИИгаз еще в 2008 году. В подписанной Миллером «Программе комплексного освоения месторождений полуострова Ямал и прилегающих акваторий» (копия имеется в распоряжении автора) говорится, что по разным сценариям создание такой инфраструктуры только до Торжка, не говоря уже о трассах от Торжка до морского побережья, обойдется суммой от $80 млрд до $93 млрд. Сколько на самом деле «Газпром» потратил на прокладку новых труб для обхода Украины, не сообщается. В том же документе говорится, что ямальский проект, учитывая гигантскую стоимость строительства нового газотранспортного коридора, не оправдается коммерчески даже к 2035 году.

Замысел российского руководства — то есть обход Украины и лишение ее прибыли в размере $2-3 млрд в год в виде платы за транзит — дорого обошелся госкомпании, которая израсходовала на политизированный и коммерчески неоправданный проект десятки миллиардов, перечислив их в карманы подрядчиков, которые и строили «коридоры» и «потоки». Потерпевшей стороной при таком раскладе оказалось население России.

Взгляд из Европы

Что же получила от «потоков» Европа? Импорт российского газа переводится на новые маршруты со старого, украинского, доказавшего свою надежность. Согласно данным «Нафтогаза», аварийность газотранспортной системы Украины на средний километр трассы почти в восемь раз ниже, чем на газпромовских магистралях.

Российская сторона возлагает ответственность за перебои в снабжении европейцев на украинскую, которую она обвиняет в нарушении договорных обязательств. Однако история поставок российского газа Украине свидетельствует, что перекрытия 2006 и 2009 года происходили именно по инициативе «Газпрома». А обвинения в несанкционированном отборе газа Украиной в 2009-2019 года не привели к судебным искам со стороны «Газпрома», что ставит под сомнение российскую версию развития событий.

Сокращение на треть поставок газа в Европу в последнем квартале 2014 года и первом квартале 2015 года «Газпром» объяснял желанием прекратить реверсивные поставки газа на Украину. Ради этой цели «Газпром« потерял около $6 млрд упущенной прибыли. Непредсказуемость таких решений и их политизированность может стать дополнительным фактором риска для европейской энергетической безопасности в условиях, когда главный канал поставки газа из России будет сосредоточен на «потоках» на Балтике.

К этому надо добавить такое важное качество украинского транзитного маршрута, как обеспечение гибкости поставок. Украина с ее огромными подземными хранилищами газа служила и служит «подушкой безопасности» для компенсации чрезвычайных, сезонных и даже суточных перепадов в спросе на газ. «Потоки», по которым прокачивается постоянный объем, реагировать на перепады спроса не в состоянии. Не исключено, что фактор такого риска приведет к повышению цены российского газа для европейцев.

У Дании нет больше возражений против строительства «Северного потока-2». Тем не менее, у проекта остались и другие противники. Согласование режима эксплуатации нового маршрута должно, по правилам антимонопольного законодательства ЕС, проходить в Германии, однако решение немецкого регулятора должно утверждаться Еврокомиссией, где свое слово обязательно скажут представители стран, изначально возражавших против газпромовского проекта: Польши, Словакии, Италии, балтийских государств. Особых симпатий к «Газпрому» не испытывает и нынешний состав Еврокомиссии. Стоит также вспомнить, как по жалобе Польши европейский суд ограничил право «Газпрома» монопольно прокачивать газ по германскому газопроводу OPAL. Объемы, которые были сняты с этого газопровода, пошли, кстати, по старому мощному и гибкому маршруту через Украину. Аналогичная судебная коллизия ждет и газопровод EUGAL, который рассчитан на прием газа из «Северного потока-2».

Получается, что полностью отказаться от украинского транзита «Газпром» пока не может. Во-первых, поставкам газа требуется гибкость, которую балтийские трубы обеспечить не способны. А во-вторых, «Газпром» не может использовать весь потенциал «потоков», поскольку ему мешает его статус монополиста. Так называемый «третий энергетический пакет» ЕС и особенно недавно скорректированная в его составе Газовая директива ставят российскую компанию перед необходимостью радикально пересматривать модель поведения на газовом рынке Европы.

Яблоко раздора

Когда в 2012 году европейские регуляторы энергорынка начали расследование «монопольных практик», к которым прибегал «Газпром» в восточной Европе, компания в срочном порядке принялась менять тактику: выводить из цепочки сбыта посредников, нормализовать ценообразование в соответствии с реальностью, отменять несправедливые условия в контрактах и т. д. К 2019 году все претензии следователей Еврокомиссии были сняты, и «Газпром» избавился от риска заплатить гигантский штраф за злоупотребление своим доминирующим положением на газовом рынке в ряде стран.

Сейчас европейцы фактически требуют реформировать газовую отрасль России, поскольку без радикальной реформы «Газпром» попросту не может выполнить нормы ЕС. Упрощая изобилующие деталями и оговорками правила, можно заключить, что России, если она хочет использовать потенциал новых труб на все сто процентов, придется сформировать независимого владельца или оператора «Северного потока-2» с прозрачными и справедливыми тарифами, а также допустить в эту трубу газ поставщиков, не входящих в «Газпром». Выполнить такие требования не позволяет российское законодательство, согласно которому единственным экспортером газа является владелец и оператор российской газотранспортной системы, то есть «Газпром».

Пока трудно угадать, во что выльется этот конфликт между антимонопольными принципами европейцев и российской любовью к госмонополиям. К европейскому давлению на Москву в интересах формирования цивилизованного конкурентного газового рынка внутри России наверняка присоединятся нефтяные компании, располагающие запасами газа и желающие видеть равные условия для бизнеса у всех игроков. К сторонникам реформы могут примкнуть и подрядчики, которые строили становящиеся ненужными газопроводы. В случае раздела монополии они могли бы пустить капиталы на приобретение контрольных пакетов в наиболее выгодных подразделениях разделенной компании, имеющих значительные резервы и добычной потенциал для производства сжиженного газа.

Не исключено, что мы еще увидим независимую от «Газпрома» и организованную по образцу «Транснефти» общенациональную газотранспортную компанию, а заодно и конкурирующие между собой независимые коммерческие газодобывающие компании. Примечательно, что такое развитие событий может спровоцировать мегапроект, начатый именно монополистом.

Россия не хочет наращивать поставки газа в Европу

Мужчина работает на Амурском газоперерабатывающем заводе. Его площадь составляет 800 га, а его расчетная мощность составляет 42 млрд куб. М природного газа в год.

Юрий Смитюк | ТАСС | Getty Images

ЛОНДОН — Россия отказалась от увеличения поставок природного газа в Европу, сдерживая надежды на то, что Москва может ослабить свое влияние на рынке вскоре после того, как президент Владимир Путин заявил, что страна будет готова помочь.

Долгожданные результаты аукциона в понедельник показали, что российский государственный газовый гигант «Газпром» не зарезервировал дополнительные мощности для транзита газа на ноябрь ни по украинской трубопроводной системе, ни по линиям в Западную Европу через Польшу.

«Газпром» зарезервировал только 30 млн кубометров в сутки по маршруту Ямал-Европа из 86,5 млн кубометров в сутки, доступного на ноябрь, что сопоставимо с суммой, забронированной в сентябре, и не заказал никаких объемов через Украину.

Результаты аукциона рассматриваются как ключевой сигнал рынку о предстоящих объемах, поскольку они проводятся за две-три недели до месяца, в котором идет поток природного газа.

Энергетические аналитики говорят, что результаты показывают, что Россия не спешит наращивать поставки в регион, и предоставляют дополнительные доказательства того, что Кремль стремится разрешить беспрепятственный запуск коммерческих потоков по Северному потоку-2 — спорному газопроводу, предназначенному для поставлять российский газ напрямую в Германию через Балтийское море.

Это произошло вскоре после того, как Путин предположил, что страна может обеспечить дополнительные поставки в Европу в то время, когда миллионы домохозяйств сталкиваются с резким ростом счетов за электроэнергию в зимний период.

Выступая 13 октября перед корреспондентом CNBC Хэдли Гэмблом на Российской энергетической неделе, президент России также отклонил предположения, что страна использует газ в качестве геополитического оружия, как «политически мотивированную болтовню».

Предложение большего количества газа «при условии наличия Nord Stream 2»

Россия является крупнейшим поставщиком газа в Европу, обеспечив около 43% импорта газа в Европейский Союз в прошлом году, согласно данным, собранным Евростатом.

Тем не менее, потоки природного газа из России в Европу с конца сентября были нестабильными, что усиливало беспокойство рынка и резко повышало цены.

Ноябрьские контракты на голландском узле TTF — европейском эталоне природного газа — торговались по цене около 92 евро за мегаватт-час во вторник утром. Контракт на ближайший месяц упал примерно на 2% в тот же день, уравновешивая предыдущую прибыль, и с начала года вырос почти на 400%.

Депутаты ЕС и глава украинской государственной энергетической компании «Нафтогаз» ранее обвиняли «Газпром» в умышленном удержании дополнительных объемов газа в Европу и углублении энергетического кризиса в регионе.

Международное энергетическое агентство, сделав редкий публичный упрек России, в конце сентября также выступило с заявлением, в котором призвало Москву отправлять больше газа в Европу, чтобы смягчить усугубляющийся кризис поставок в регион.

Россия заявила, что полностью выполнила свои договорные обязательства перед Европой.

Отдельно в понедельник швейцарский оператор «Северного потока-2» сообщил, что он заполнил первую нитку трубопровода так называемым «техническим» газом и теперь готов к коммерческим потокам.

«Такое развитие событий повысило риск того, что не так много мощностей будет забронировано на аукционах через Польшу и Украину, поскольку« Газпром »хотел бы отдать приоритет пропускной способности своего нового актива, а не платить за дополнительные мощности», — сказал Том Мажец-Мансер, ведущий специалист. Европейский газовый аналитик ICIS, службы товарной разведки.

Строительство «Северного потока-2» было завершено в прошлом месяце, и с тех пор регулирующий орган Германии заявил, что у него есть четыре месяца для завершения сертификации проекта после получения всех необходимых документов для получения лицензии на эксплуатацию.

Рабочий регулирует трубопроводную арматуру на компрессорной станции ПАО «Газпром Славянская», начальной точке газопровода «Северный поток-2», в Усть-Луге, Россия, в четверг, 28 января 2021 г.

Bloomberg | Bloomberg | Getty Images

«При сужении европейского газового баланса на зиму высок риск того, что российский газ не обеспечит дополнительной гибкости поставок», — заявила в аналитической записке главный аналитик отдела европейских газовых исследований Wood Mackenzie Катерина Филиппенко.

«Завершение процедур подачи газа на Северный поток 2 в сочетании с отсутствием значительных резервов мощности на других маршрутах, кажется, посылает сильный сигнал Европе -« Газпром »может быть готов поставлять больше газа, но при условии, что Северный поток 2 получит зеленый свет «.

Критики «Северного потока-2» утверждают, что трубопровод несовместим с европейскими климатическими целями, увеличивает зависимость региона от экспорта российских энергоносителей и, скорее всего, усилит экономическое и политическое влияние Путина в регионе.

Объяснитель: Почему российский экспорт влияет на европейские и британские цены на газ

Рабочий поворачивает вентиль на газокомпрессорной станции на газопроводе Ямал-Европа недалеко от Несвижа, примерно в 130 км (81 миле) к юго-западу от Минска 29 декабря 2006 г. REUTERS / Василий Федосенко / File Photo

ЛОНДОН, 3 ноября (Reuters) — Контрольные цены на газ в Европе на этой неделе подскочили на 15% после того, как по магистральному трубопроводу, по которому газ из России пошел на восток. Но почему российский экспорт оказывает такое влияние на европейские газовые рынки даже в странах, которые Россия напрямую не поставляет? подробнее

СКОЛЬКО ГАЗА ПОСТАВЛЯЕТ РОССИЯ?

Европа рассчитывает примерно на 35% природного газа из России.Основная часть идет по трубопроводам, включая Ямал, который идет через Беларусь и Польшу в Германию, Nord Stream, который идет напрямую в Германию, и трубопроводы, проходящие через Украину.

Внутренние рынки газа Европы связаны сетью соединяющихся трубопроводов. Не все страны получают поставки напрямую из России, но если такие страны, как Германия, крупнейший потребитель российского газа, увидят снижение потоков из России, они должны заменить его из других мест, например из Норвегии.

Это косвенно влияет на то, сколько газа доступно из других источников для других стран и для транзита.

Цены на газ в Великобритании были такими же нестабильными, как и цены на газ в континентальной Европе в связи с любыми новостями из России, хотя обычно она получает только около 5% своего газа из России. Более низкий общий объем поставок из России в Европу означает, что у ее крупнейших поставщиков, таких как Норвегия, может быть меньше.

Глава энергетики Европы говорит, что у европейских стран достаточно газа для удовлетворения своих потребностей зимой. Однако проблема заключается в цене, которую им придется заплатить.

ЧТО ПРОИСХОДИТ?

В прошлом году экспорт газа из России упал, потому что снижение объемов производства из-за ограничений, направленных на ограничение распространения коронавируса, привело к падению спроса.В этом году объем поставок в Европу не увеличился, чтобы соответствовать росту спроса по мере восстановления экономики.

По данным Refinitiv Eikon, за первые 10 месяцев 2021 года Россия поставила в общей сложности 31 806 гигаватт-часов газа в день по своим трем магистральным трубопроводам в Европу по сравнению с 33 466 ГВт-ч в сутки в период с января по октябрь 2020 года.

Ямал По данным немецкого оператора Gascade, трубопровод последние пять дней работает в реверсивном режиме, транспортируя газ с запада на восток.

Ежемесячный экспорт из России в Европу по трем магистральным трубопроводам (

ГВтч / сут. В мире наблюдалась борьба с поставками газа, что привело к резкому росту цен, особенно в Азии, а это означает, что Европе становится все труднее привлекать международные грузы СПГ, которые часто направляются куда угодно. регион готов платить больше всего.

Обычно газовые хранилища пополняются летом, когда спрос и цены ниже, но в этом году высокие цены означали, что меньше отправлялось в хранилища, и владельцы, у которых есть газ в хранилищах, были заинтересованы в этом на случай, если спрос и цены вырастут. даже больше, в результате чего Европа столкнется с зимой с более низкими запасами, чем обычно.

ЧТО ГОВОРИТ РОССИЯ?

Несмотря на меньшие потоки, государственная газопроводная монополия «Газпром» (GAZP.MM) заявила, что выполняет все свои долгосрочные контракты, а европейские компании, с которыми связывалось Reuters, подтвердили, что договорные обязательства выполнены.подробнее

Россия предпочитает долгосрочные газовые контракты на несколько лет краткосрочному спотовому рынку, основанному на разовых закупках. Это способ гарантировать, что она сможет сохранить долю рынка и обеспечить стабильную цену, особенно когда Европа заявила, что ищет новые источники газа.

Президент России Владимир Путин заявил, что европейский газовый кризис частично вызван им самим из-за перехода на краткосрочные спотовые сделки.

КАКОЕ ВЛИЯНИЕ РОССИИ НА ЦЕНЫ?

На спотовом, повседневном рынке остается меньше российского газа, что усугубляет общий дефицит предложения в Европе.

Контролируемые «Газпромом» газовые хранилища в Европе также имеют меньше газа, чем обычно, в это время года, при этом Россия заявляет, что концентрируется на пополнении внутренних запасов, прежде чем выпускать больше газа в Европу. Ожидается, что процесс пополнения запасов завершится к 8 ноября.

Любые значительные изменения в ожиданиях потоков по магистральным трубопроводам Россия-ЕС или политические заявления, сделанные Россией, могут иметь огромное влияние на ежедневные цены на газ в ЕС.

Базовые цены Голландии и Великобритании изменяются на фоне новостей о поставках из России.

Европейские эталонные цены на газ достигли рекордных 155 евро за мегаватт-час (МВтч) в октябре.6, но резко упали в тот же день после того, как Путин заявил, что Россия будет поставлять больше газа в Европу, закрывшись на 26% с максимума в 114 евро / МВтч.

Потоки через точку учета Ямал Мальнов в Германии на границе с Польшей с 30 октября текут в восточном направлении, что привело к повышению ориентировочно европейских цен примерно на 15% с прошлой недели.

Аналитики считают, что потоки на восток могут продолжаться до 8 ноября, когда Россия заявила, что ожидает заполнения своих внутренних хранилищ. подробнее

МОЖЕТ ЛИ ЕВРОПА ЗАПРОСИТЬ БОЛЬШЕ ГАЗА?

Путин заявил в прошлом месяце, что Россия готова поставлять больше газа в Европу, если потребуется, и отверг любые предположения о том, что Москва сокращает поставки по политическим мотивам.подробнее

Комиссар ЕС по вопросам энергетики Кадри Симсон заявила, что блок не просил больше поставок из России, вместо этого предпочитая обращаться к другим торговым партнерам.

Норвегия, второй по величине поставщик газа в Европу, в октябре пообещала увеличить экспорт. подробнее

ПОМОЖЕТ НОРД СТРИМ 2?

Россия заявила, что «Северный поток — 2», который должен удвоить ежегодные экспортные мощности Москвы по газу на Балтике, может облегчить европейский газовый рынок.

Маршрут вместе с существующим газопроводом «Северный поток» удвоит годовую экспортную мощность до 110 миллиардов кубометров, что составляет около половины общего объема российского экспорта газа в Европу в год.

Трубопровод вызвал споры, и некоторые европейские законодатели предположили, что Россия намеренно сократила потоки в Европу, чтобы повысить спрос на новый проект и сгладить его продвижение. подробнее

Несмотря на то, что строительство нового трубопровода завершено, потоки не могут начаться до тех пор, пока он не получит одобрения регулирующих органов от властей Германии, что может занять до весны 2022 года, когда пик зимнего спроса в Европе закончится. подробнее

Отчетность Сюзанны Твидейл; Под редакцией Вероники Браун и Дэвида Холмса

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

Российский газ: сколько это?

Единая цена не подходит всем европейским потребителям газа в России.

Исследование общедоступных данных показывает, что страны Западной Европы платят Газпрому, российскому государственному газовому гиганту, меньше, чем более бедные страны Центральной и Восточной Европы.

Так почему же Польша и Чехия платят больше 500 долларов за тысячу кубометров газа, а через границу Германия платит меньше 400 долларов?

«Газпром устанавливает цены в соответствии с альтернативами в этих странах», — говорит Джеймс Хендерсон, эксперт по российской нефтегазовой отрасли из Оксфордского института энергетических исследований.«По сути, он действует как дискриминирующий монополист. Если он имеет значительную долю рынка в стране или если он видит, что у страны ограниченные альтернативы, то он устанавливает соответствующие цены».

Вот некоторые выводы:

— Некоторые из беднейших стран Европы платят самые высокие цены за российский газ.

Из пяти беднейших стран Европы только Молдова платит за российский газ ниже среднего. Македония, пятая самая бедная страна Европы, по данным МВФ, платит больше, чем любая другая страна (564 доллара за тысячу кубометров).В Боснии и Герцеговине, где среднемесячная заработная плата составляет примерно одну пятую от зарплаты в Германии, платят 515 долларов за тысячу кубометров.

— Некоторые из самых богатых стран Европы, которые меньше платят за российский газ, также обвиняются в мягкости по отношению к России.

После аннексии Россией украинского полуострова Крым в марте и последующих боевых действий на востоке Украины, где Россию обвиняли в поддержке боевиков сепаратистов, США и ЕС ввели целевые санкции в отношении Москвы.

Но Германия, Австрия и Франция, каждая из которых платит менее 400 долларов, обвиняются в сопротивлении более суровым наказаниям для России.

(Щелкните здесь, чтобы увидеть полную интерактивную версию)

Германия, крупнейший покупатель «Газпрома», который в 2013 году купил 40 миллиардов кубометров газа, что эквивалентно 40 000 зданий Эмпайр-стейт-билдинг, находится под давлением со стороны немецких промышленных лидеров с целью избежать дальнейших санкций. Франция отказалась выйти из многомиллиардной сделки по продаже военных кораблей России, а Австрия, которая платит 397 долларов за тысячу кубометров, подписала в июне сделку о строительстве австрийского участка российского газопровода в обход Украины.

Но менее чем за неделю до того, как Вена согласилась на условия с Москвой, Европейский союз успешно оказал давление на Болгарию, которая платит на 100 долларов больше за тысячу кубометров, чем Австрия, и заставила ее отложить подписание соглашения с Россией о том же газопроводе «Южный поток».

— Кремль использует дешевый газ как главный соблазн для стран присоединиться к своему таможенному союзу.

Примерно в то время, когда бывший президент Украины Виктор Янукович отказался от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС в ноябре, президент России Владимир Путин попытался склонить Киев к присоединению к возглавляемому Россией таможенному союзу, в который в настоящее время входят Беларусь и Казахстан.

В дополнение к списанию долга на 15 миллиардов долларов он предложил резко снизить сумму, которую Украина должна будет заплатить за импорт газа. Но если бы газ действительно был фактором при принятии Украиной решения о присоединении к Таможенному союзу, она могла бы просто взглянуть на Беларусь, которая при цене 166 долларов за тысячу кубометров платит меньше, чем любая другая страна. Сразу за Беларусью отстает Армения, которая в прошлом году резко объявила о своем намерении присоединиться к Таможенному союзу — 189 долларов за тысячу кубометров.Обе страны получают весь свой природный газ из России.

(Щелкните здесь, чтобы увидеть полную интерактивную версию)

— Другие бывшие советские страны получают почти весь свой газ из России — и дорого за это платят.

Некоторые из стран, которые больше всего зависят от России в плане поставок газа, также яростно критикуют Москву. Три балтийские страны — Латвия, Литва и Эстония, которые активно поддерживали Украину в нынешнем кризисе, получают 100 процентов своего природного газа из России.Украина получает 72 процента от России. Ни одна из этих стран не платит меньше 416 долларов за тысячу кубометров газа.

— Но если Москва не хочет, чтобы вы вступили в свой таможенный союз, политические симпатии к России, похоже, не имеют большого значения.

За пределами Беларуси Сербия является ближайшим союзником России в Европе, но при цене 457 долларов за тысячу кубометров она находится в верхней части диапазона цен, уплачиваемых России. Италия, которая установила тесные отношения с Россией во время правления бывшего премьер-министра Сильвио Берлускони, платит 440 долларов за тысячу кубометров.

«Это почти всегда экономично», — говорит Хендерсон. «Переговоры имеют политическую окраску, и иногда время обсуждений и, очевидно, время переговоров может иметь политическую подоплеку. Но, насколько я могу судить, Россия оценивает свой газ в соответствии с тем, что, по ее мнению, она может взимать».

Будет ли Россия искать рычаги воздействия на Европу в условиях нехватки энергоресурсов в мире?

В последние дни Россия стремится занять центральное место в дебатах об энергетическом кризисе в Европе.Хотя геостратегический шахматист Владимир Путин может захотеть использовать обильные поставки газа из России, чтобы добиться уступок от Европы, аналитики говорят, что кризис представляет для президента России палку о двух концах.

В связи с резким ростом цен на газ, вызывающим опасения об обострении кризиса с приближением зимы, Путин в среду призвал к шагам по «стабилизации» европейского газового рынка. В тот же день Китай запросил у России дополнительные поставки угля и газа для борьбы с собственным энергетическим кризисом.

«В краткосрочной перспективе Россия окажется в очень сильном положении, хотя бы из-за высоких цен на газ», — сказал Арильд Мо, эксперт по российскому энергетическому сектору норвежского института Фритьофа Нансена. С начала года цены подскочили более чем на 170 процентов — это благо для финансов Москвы, поскольку «Газпром», контролирующая государственная компания, является основным поставщиком газа в Европу.

Европейские страны рассматривают большие поставки России как потенциальный выход из кризиса. «У Москвы давно не было такой сильной позиции на переговорах с Европой», — сказала Агата Лоскот-Страхота, специалист по европейской энергетике из Центра восточных исследований в Варшаве.

У России «определенно есть свобода действий» для увеличения поставок, отметил Мо.

«Сменить противника на партнера»

Эксперты были удивлены в июне, когда Россия не отреагировала на рост цен попытками продать больше газа в Европу. Возникла гипотеза, что Москва намеренно поднимала цены, ограничивая поставки газа — чтобы дать Европе стимул завершить строительство газопровода «Северный поток-2» в Германию, о котором идет речь.

Строительство трубопровода уже завершено и ожидает одобрения регулирующего органа Германии.«Теперь Россия может сказать европейцам, что если бы они были менее суетливыми, у них теперь было бы больше запасов более дешевого газа», — сказал Мо.

И все же у России есть большие цели, чем просто продажа газа; он хочет использовать свои природные ресурсы для получения геостратегических уступок — как показал посол России в ЕС Владимир Чижов, заявивший на прошлой неделе Financial Times, что ЕС должен перестать думать о России как о «противнике», если он хочет помочь в разрешении энергетического кризиса. . «Смените противника на партнера, и все решится легче», — продолжил Чижов.«Когда ЕС найдет для этого достаточно политической воли, они будут знать, где нас найти».

Москва могла бы «воспользоваться своей сильной позицией, чтобы пойти на уступки по ряду европейских норм, с которыми она не согласна, включая потенциальный новый закон об изменении климата и энергетике, который в настоящее время обсуждается в Брюсселе», — сказал Лоскот-Страхота. По ее словам, возможна попытка России отменить санкции ЕС, введенные после аннексии Крыма в 2014 году.

Газовый кризис также позволяет России напомнить Европе о «противоречиях» ее энергетической политики, сказал Владимир Кутчеров, эксперт по энергетике Королевского технологического института в Стокгольме.

«Еще несколько лет назад европейский энергетический рынок был очень стабильным — характеризовался газовыми контрактами с Россией на 10–15 лет, — но затем Брюссель захотел ввести большую гибкость [с меньшим количеством долгосрочных контрактов], чтобы уменьшить свою зависимость. по российскому газу, тем самым увеличивая волатильность цен и подпитывая нынешний кризис », — продолжил российский аналитик, который выразил определенное злорадство по поводу того, что Европа просит у России больше газа.

«Газпром, конечно, хотел бы побудить ЕС подписать больше долгосрочных контрактов для обеспечения своего экспорта в то время, когда Европа все больше стремится увеличить свою собственную возобновляемую энергию в качестве альтернативы», — добавил Лоскот-Страхота.

Энергетический шантаж?

Но Россия должна быть осторожна, чтобы не переусердствовать. «Газпром» не может махнуть волшебной палочкой, чтобы избавить Европу от энергетических проблем. «Было бы ошибкой думать, что… а создание такого впечатления может иметь неприятные последствия для России», — предупредил Лоскот-Страхота.

«Газпром» имеет «достаточно места для маневра, чтобы увеличить поставки в Европу, но у него нет огромной свободы действий, потому что русская зима приближается, и компании нужно думать о своем внутреннем рынке», — сказала Катрин Локателли. , эксперт по российской нефтегазовой отрасли в Лаборатории прикладной экономики Гренобля.

В то же время Путин не хочет выглядеть энергетическим шантажистом, по словам Мо, потому что это «нанесет ущерб имиджу России как надежного торгового партнера, которую он хочет создать».

Если Европа извлечет урок из кризиса, так это то, что Россия использует свои природные ресурсы в геополитических целях, это подтолкнет европейские страны «удвоить свои усилия» по «диверсификации энергопоставок», продолжил Мо.

«Если основной поставщик природного газа в Европу будет признан ненадежным, это сделает газ менее популярным источником энергии, что даст ЕС дополнительный стимул для развития европейского сектора возобновляемых источников энергии», — сказал Лоскот-Страхота.Учитывая сильную зависимость от углеводородов, Москва мало что может предложить в этой сфере.

Все дороги ведут в Пекин?

Кремль может проигнорировать потерю доли европейского рынка, если успехи в Азии компенсируют это. Действительно, Китай стремится импортировать больше российского газа и угля.

«Россия явно хочет отдать предпочтение экспорту в Китай, который хочет продолжать использовать природный газ — в отличие от Европы, которая стремится перейти на возобновляемые источники энергии», — сказал Локателли.

Но пока Китай не в состоянии восполнить любой потенциальный пробел, образовавшийся в результате резкого сокращения экспорта газа в Европу, поскольку существует только один российско-китайский трубопровод, который может доставлять 38 миллиардов кубометров газа в год — далеко не больше. более 200 миллиардов кубометров, которые Россия может продать в Европу.

Москва и Пекин вполне могут воспользоваться европейским газовым кризисом для ускорения строительства второго трубопровода из России в Китай. Это «в лучшем случае удвоит» объем газа, поставляемого в Китай, но все же намного меньше, чем то, что Россия может продать Европе, отмечает Лоскот-Страхота.

Следовательно, Россия еще некоторое время будет зависеть от Европы в экспорте газа. Это означает, что Путин стоит перед серьезным выбором, сказал Лоскот-Страхота: «Либо он может пойти на краткосрочную прибыль, которую могут принести высокие цены на газ, либо он может сделать упор на долгосрочную стабильность, которую могут принести лучшие отношения с Европой.

Послужной список Путина в области геостратегии не оставляет сомнений в том, какой вариант он выберет, — сказал Мо: «Путин всегда проявлял себя проницательным тактиком, но довольно плохим стратегом в долгосрочной перспективе».

Эта статья переведена с французского оригинала.

Россия снова использует энергию в качестве оружия?

Ближний Восток и Северная Африка

Академический вебинар: Геополитика на Ближнем Востоке

Стивен А.Кук, старший научный сотрудник Эни Энрико Маттеи по исследованиям Ближнего Востока и Африки и директор стипендии по международным отношениям для постоянных ученых-международников в CFR, ведет беседу о геополитике на Ближнем Востоке. ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических веб-семинаров CFR Fall 2021. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшнее обсуждение записано, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org / Academic, если вы хотите поделиться им со своими коллегами или одноклассниками. Как всегда, CFR не занимает институциональных позиций по вопросам политики. Сегодняшняя тема — геополитика на Ближнем Востоке. Нашим спикером должна была быть Санам Вакил, но у нее было неотложное семейное положение. Поэтому мы рады видеть здесь нашего собственного Стивена Кука, чтобы обсудить эту важную тему. Д-р Кук — старший научный сотрудник Эни Энрико Маттеи по исследованиям Ближнего Востока и Африки и директор стипендии по международным отношениям для постоянных ученых-международников в Совете по международным отношениям.Он является автором нескольких книг, в том числе False Dawn ; «Борьба за Египет» , получивший в 2012 г. Золотую медаль Вашингтонского института ближневосточной политики; и Правит, но не управляет . И он работает над еще одной книгой под названием Конец амбиций: прошлое, настоящее и будущее Америки на Ближнем Востоке . Так что следите за этим в следующем году или около того. Он обозреватель журнала Foreign Policy , автор и комментатор ряда других изданий.До прихода в CFR д-р Кук был научным сотрудником Брукингского института и научным сотрудником Сорефа в Вашингтонском институте ближневосточной политики. Итак, доктор Кук, спасибо, что были с нами. Я подумал, что вы могли бы просто — я собираюсь задать вам здесь мягкий вопрос, чтобы поговорить о геополитических отношениях между государственными и негосударственными субъектами на Ближнем Востоке. И вы можете двигаться в любом направлении, в каком захотите. ПОВАР: Спасибо, Ирина. Мне очень приятно быть с тобой.Добрый день всем, кто находится в дневном часовом поясе, доброе утро тем, кто еще может быть вечером, и добрый вечер тем, кто может быть где-то там, где уже вечер. Мне очень приятно быть с тобой. Как упомянула Ирина, и я уверена, что это совершенно очевидно, я не Санам Вакил, но я счастлива заменить ее и поделиться своими мыслями о геополитике Ближнего Востока. Это небольшая тема. С тем вопросом, который задала Ирина, я определенно могла справиться за пятнадцать-двадцать минут.Но прежде чем я углублюсь в подробности того, что происходит в регионе, я подумал, что сделаю несколько общих комментариев о Соединенных Штатах на Ближнем Востоке. Потому что, как оказалось, вчера вечером у меня была возможность присоединиться к очень небольшой группе аналитиков с очень высокопоставленным чиновником правительства США, чтобы поговорить именно о Соединенных Штатах на Ближнем Востоке. И это был очень, очень интересный разговор, потому что, несмотря на то, что появилось множество новостных репортажей и аналитических материалов о том, как Соединенные Штаты принижают значение Ближнего Востока, этот чиновник очень, очень ясно дал понять, что это было практически невозможно в данном случае. время.И я думаю, что это была разумная позиция. В последнее время, в последние годы, было много разговоров об уходе из региона, отчислениях из региона, сокращении из региона, перегруппировке из региона. На самом деле все эти вещи означают разные вещи. Но аналитики по существу использовали их для обозначения того, что США должны лишить Ближнего Востока приоритета. И мне кажется, что проблема на Ближнем Востоке не обязательно заключалась в том, что мы там и у нас там есть цели.Дело в том, что цели в регионе и ресурсы, которые Вашингтон использует для достижения этих целей, должны быть пересмотрены для решения вопросов, которые действительно важны для Соединенных Штатов. В каком-то смысле это звучит в высшей степени разумно. У нас есть цели, у нас есть ресурсы для достижения этих целей, и мы должны направить их на это — а если мы не можем, мы должны переоценить свои цели или пойти и найти новые ресурсы. Звучит в высшей степени разумно. Но в отношении Ближнего Востока Вашингтон последние несколько десятилетий действовал иначе.Во многих отношениях Соединенные Штаты были чрезмерно амбициозными. И это привело к ряду серьезных неудач в регионе. В эпоху, когда все и все является жизненно важным интересом, ничто на самом деле не является им. И это, кажется, источник наших проблем. Например, когда мы пытаемся исправить политику других стран, мы идем по ложному пути. И я не думаю, что в Вашингтоне или, откровенно говоря, в стране было достаточно реальных дебатов о том, что важно на Ближнем Востоке, почему мы здесь и чего мы пытаемся достичь на Ближнем Востоке.Частично эта новая книга, которую я пишу, называется Конец амбиций , которая, как отметила Ирина, выйдет, надеюсь, в конце 2022 или в начале 2023 года, пытается ответить на некоторые из этих вопросов. Соединенные Штаты могут действовать конструктивно на Ближнем Востоке, но то, что мы сделали в течение последних двадцати лет, значительно усложнило эту задачу. И это частично приводит нас к геостратегической картине или загадке, которую я собираюсь вам изложить.Итак, позвольте мне остановиться на некоторых деталях. И я, очевидно, не собираюсь возить вас из Марокко до Ирана, хотя я мог бы, если бы у меня было много, гораздо больше времени, потому что во многих местах происходит много всего. Но не все эти места имеют решающее значение для Соединенных Штатов. Итак, я начну и буду выбирать из этого очень, очень большого географического фрагмента. Первый момент: были предприняты некоторые усилия по деэскалации в регионе, который находился в эпицентре или на грани многочисленных конфликтов.Между саудовцами и иранцами состоялся диалог под эгидой иракцев, всего народа. По словам саудовцев, это мало что дало, но они продолжают разговор. Один из способов оценить успех или неудачу встречи — это то, что предстоит еще одна встреча. Планируются и другие встречи между высокопоставленными представителями Ирана и Саудовской Аравии. Думаю, это хорошо. Беседуют египтяне и турки. Некоторые из вас, кто не следит за этими проблемами так внимательно, возможно, не помнят, что прошлым летом Турция и Египет были близки к торговым ударам по Ливии.И они отступили в результате согласованной дипломатии со стороны Европейского Союза, а также способности Египта фактически направить большие силы к своей западной границе. Эти две страны также ведут переговоры, отчасти под эгидой иракцев. Эмиратцы и иранцы разговаривают. Этот канал открылся в 2019 году после того, как иранцы атаковали очень важное — два очень важных нефтеперерабатывающих предприятия в Саудовской Аравии, что напугало эмиратцев, особенно с учетом того, что администрация Трампа не отреагировала так, как ожидали эмиратцы или саудовцы.Катарцы и египтяне наладили отношения. Арабский мир, к лучшему или к худшему, движется к реинтеграции Сирии в свои ряды. Вскоре после того, как король Иордании Абдалла был в Соединенных Штатах, он и Башар аль-Асад разделили телефонный звонок, чтобы поговорить об открытии границы между Иорданией и Сирией и поговорить, среди прочего, о туризме в эти две страны. Есть надежда, что эта деэскалация или надежда на деэскалацию, вытекающую из этого диалога, окажет благотворное влияние на конфликты в Йемене, Сирии, Ливии и Ираке.В частности, в Йемене этого пока нет. В Сирии такого нет. Но в Ливии и Ираке ситуация улучшилась. Все это остается довольно хрупким. Эти переговоры могут быть … прерваны в любой момент при любых обстоятельствах. Более широкомасштабное насилие может вернуться в Ливию в любой момент. И иракское правительство до сих пор не контролирует свою территорию. Его суверенитет скомпрометирован не только Ираном, но и Турцией. Но тот факт, что регион, который был так плотно накручен и который, казалось, был готов даже к углублению существующих конфликтов и возникновению новых, чтобы все эти разные стороны разговаривали — некоторые по указанию Соединенных Штатов, некоторые полностью их собственное желание — это, я думаю, относительно положительный знак.Вы не можете найти никого, кто был бы больше — скажем так, кто был бы мрачнее в событиях на Ближнем Востоке, чем я. И я вижу некоторые положительные признаки этого диалога. Иран — второй большой вопрос в повестке дня. Всего несколько часов назад иранцы заявили, что готовы вернуться за стол переговоров в Вене. Это своего рода типичная иранская переговорная тактика: поставить проблемы на грань, а затем отступить и продемонстрировать некоторый прагматизм, чтобы люди благодарили за их прагматизм.Это согласие вернуться за стол переговоров позволяет им оставаться в достойных отношениях с европейцами. Он основан на доброй воле, которую они выработали в результате переговоров с Саудовской Аравией. И это заставляет Израиль занять оборонительную позицию или, по крайней мере, поставить в неловкое положение с администрацией Байдена, которая очень хотела вернуться за стол переговоров в Вене. Что выйдет из этих переговоров, предсказать крайне сложно. Это новое правительство в Иране. Это, безусловно, более сложный вариант, чем его предшественник.Некоторые аналитики считают, что переговоры могут вести именно потому, что это жесткое правительство. Но нам просто нужно посмотреть. Все это время иранцы продолжали свои ядерные разработки, а Израиль продолжает свою теневую кампанию против иранцев в Сирии, иногда в Ираке, в самом Иране. Хотя окончательных доказательств нет, вчера иранские бензоколонки вообще отключились. Есть некоторые подозрения, что это израильтяне показали иранцам, насколько глубоко и глубоко они проникли в иранские компьютерные системы.Остается неясным, как иранцы ответят. Ранее они направляли свои усилия на связанные с Израилем судоходства в Оманском заливе и вокруг него. Его обычные ответы до этого момента были в значительной степени неэффективными. Израильтяне проводят довольно изощренную воздушную кампанию против иранцев в Сирии, и иранцы не могут дать какой-либо эффективный ответ. Конечно, все это происходит на фоне того факта, что иранцы действительно имеют возможность удерживать большую часть израильского населения в заложниках с помощью «Хезболлы» и ее тысяч ракет и ракет.Таким образом, вы можете видеть, насколько это вызывает серьезную тревогу и постоянную озабоченность всех в регионе, поскольку израильтяне и иранцы принимают участие в этом противостоянии. Позвольте мне на мгновение продолжить линию израильтян и поговорить об арабо-израильском конфликте, о чем-то, что не было в повестке дня администрации Байдена, не было в повестке дня многих стран в область. Но после подписания Авраамских соглашений в сентябре 2020 года произошли некоторые важные события.Нормализация в результате Авраамских соглашений продолжается быстрыми темпами. Недавно в Эмиратах прошла встреча министров Израиля, ОАЭ, Марокко, Бахрейна и Судана. Это первая личная встреча правительственных чиновников всех этих стран. Теперь, конечно, израильтяне и эмиратцы встречались довольно регулярно, а израильтяне и бахрейнцы встречались довольно регулярно. Но это были более широкие встречи членов кабинета министров из всех стран, подписавших соглашение Абрахама, которые собирались вместе в Объединенных Арабских Эмиратах для переговоров.Довольно необычно. То, что тринадцать месяцев — в августе 2020 года, было невообразимо, а сегодня — то, чего на самом деле не делают, — на самом деле не попадает в заголовки. Саудовская Аравия на самом деле поддерживает процесс нормализации, но они еще не готовы пойти на этот шаг. И они не хотят идти на этот шаг из-за палестинского вопроса. И это остается камнем преткновения. По этому поводу было много дискуссий после формирования нового израильского правительства в июне прошлого года под руководством, в первую очередь, Нафтали Беннета, который затем передаст пост премьер-министра своему партнеру Яиру Лапиду, представляющему разные партии. .Что это было израильское правительство, которое могло принести пользу на палестинской арене, что оно было прагматичным, что оно будет делать вещи, которые улучшат жизнь палестинцев, будь то в Газе или на Западном берегу, и будет стремиться к более тесному сотрудничеству с как Соединенные Штаты, так и палестинские власти с этой целью. И это может действительно так. Это правительство предприняло ряд шагов в этом направлении, включая воссоединение семей, так что если палестинец на Западном берегу, состоящий в браке с палестинским гражданином Израиля, палестинец на Западном берегу может жить с семьей в Израиле.И еще ряд других вещей. Но также всем должно быть ясно, что, несмотря на некоторую смену тона израильского премьер-министра, с точки зрения политики изменений не так уж и много. Фактически, во многих отношениях премьер-министр Беннетт находится справа от своего предшественника Биньямина Нетаньяху. А Яир Лапид, выходец из центристской партии, на самом деле только центрист с точки зрения израильской политики. Он — при любых других обстоятельствах был бы своего рода правоцентристским политиком. И я просто отмечу, что в последние дни правительство Израиля объявило шесть палестинских НПО — давних НПО — террористическими организациями, утвердило три тысячи новых жилых единиц на Западном берегу и очень и очень упорно работало, чтобы не допустить, чтобы Соединенные Штаты от открытия консульства в Восточном Иерусалиме для обслуживания палестинцев.Это консульство было там много-много-много лет. И он был закрыт при администрации Трампа, когда посольство США было перенесено из Тель-Авива в Иерусалим. Администрация Байдена хотела бы вновь открыть это консульство. И правительство Израиля категорически против. В конце концов, несомненно, арабские правительства приходят к соглашению с Израилем, даже за пределами стран, подписанных Авраамским соглашением. Флагманский перевозчик Египта Egyptair объявил о рейсах в Тель-Авив. Это впервые с 1979 года.Вы могли… вы могли лететь между Каиром и Тель-Авивом, что я делал много-много раз. Если бы вы были в Египте, вам бы пришлось пойти и найти офис, в котором можно было бы продать вам билет на что-то под названием Air Sinai, которое не имеет регулярных рейсов. Только иногда полеты были смутно, иногда. Это был самолет Egyptair, без ливреи, укомплектованный пилотами и персоналом Egyptair, лишенный всего, что написано Egyptair. И вдруг Egyptair летает прямыми рейсами в Тель-Авив. И Эль-Аль, национальная авиакомпания Израиля, и, возможно, еще одна авиакомпания, будут летать прямо в Каир.И есть — и речь идет об экономическом сотрудничестве. Премьер-министр Израиля Нафтали Беннет недавно встретился с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси в Шарм-эш-Шейхе. Это была первая встреча израильских лидеров — первая публичная встреча израильских лидеров и египетских лидеров за десять лет. Так что, похоже, со стороны арабских правительств есть открытость Израилю. Что касается населения в этих странах, то оно, похоже, еще не готово к нормализации, хотя между Израилем и ОАЭ было некоторое движение, когда эмиратцы приезжали посмотреть Иерусалим и Тель-Авив, и так далее, и тому подобное.Но эмиратцев очень и очень мало. А египтян много. Каким бы позитивным это ни было, это не было чем-то вроде широкого признания среди населения арабского мира законного существования Израиля. И это своего рода вопрос о соперничестве великих держав. Это у всех на слуху в Вашингтоне, округ Колумбия — соревнование великих держав, соревнование великих держав. И, конечно же, Ближний Восток, вероятно, станет ареной соперничества великих держав. Это всегда была арена соревнования великих держав.Впервые за более чем два десятилетия у США появились конкуренты в этом регионе. И позвольте мне начать с России, потому что Китай так много обсуждает, но именно Россия активно участвовала в военных действиях в регионе в ряде мест. Владимир Путин использовал свое спасение Хафеза Асада для получения влияния в регионе по дуге, которая простирается от союзника по НАТО Турции, через Левант и Дамаск, а затем даже простирается до Иерусалима, где правительства Израиля и России сотрудничали и координировали свои действия в Сирии, в Каире, а затем, по крайней мере, в восточной части Ливии, где русские поддержали генерала Каддафистов по имени Халифа Хафтар, который раньше был сотрудником ЦРУ, в его стремлении к власти в Ливии. .И он сделал это, предоставив Хафтару оружие, а также наемников, чтобы сражаться и поддерживать его. Этот эпизод вполне может закончиться, хотя есть все основания полагать, что Хафтар пытается перевооружиться и продолжить конфликт в случае его продолжения — если политический процесс в Ливии сорвется. Россия продала Египту больше оружия за последние несколько лет, чем когда-либо с начала 1970-х годов. У них есть оборонное соглашение с Саудовской Аравией. Неясно, что это на самом деле означает, но это соглашение об обороне было подписано вскоре после довольно хаотичного ухода Соединенных Штатов из Афганистана, что явно нервировало правительства на Ближнем Востоке.Итак, Россия активна, влиятельна, задействована в военном отношении и стремится продвигать свои интересы во всем регионе. Я отмечу, что его присутствие в Северной Африке не обязательно касается Северной Африки, но и Европы. Его предложение в Ливии важно, потому что его союзник контролирует восточную часть Ливии, где находится большая часть легкой, сладкой сырой нефти Ливии. И это самые большие — самые значительные запасы нефти во всей Африке. Так что для русских важно в качестве энергетической игры контролировать части Северной Африки, причем прямо на территории России — прямо на пороге Европы.Китай. Крупнейший инвестор и крупнейший торговый партнер Китая с большей частью региона. И дело не только в энергии. Мы знаем, насколько Китай зависит от нефти из Персидского залива, но он сделал большие инвестиции в Алжире, Египте, ОАЭ и Иране. Соглашение с Ираном на двадцать пять лет, заключенное в то время, когда иранцы находились под значительным давлением со стороны Соединенных Штатов, многие в Вашингтоне расценили как попытку со стороны Китая подорвать позиции Соединенных Штатов. и подрезать U.Политика С. в регионе. Я думаю, что отчасти это было так. Я думаю, что отчасти это было связано с тем, что Китай отчасти зависит от иранской нефти и не хотел, чтобы режим там рухнул, создавая потенциальный энергетический кризис для Китая и остального мира. По крайней мере, мне кажется очевидным, что китайцы не хотят вытеснять США в регионе. Я не думаю, что они так смотрят на регион. И если они это сделали, они, вероятно, усвоили урок Соединенных Штатов последних двадцати пяти лет, которые сами собой обернулись вокруг оси по множеству ненужных вопросов, которые подорвали мощь Соединенных Штатов.Поэтому они не хотят принимать более активное участие в жизни региона. Они не хотят принимать чью-либо сторону в конфликтах. Они не хотят принимать чью-либо сторону в арабо-израильском конфликте. Они не принимают сторону конфликта между США и Ираном или конкуренции между Саудовской Аравией и Ираном. Они хотят извлекать выгоду из региона, будь то за счет инвестиций или добычи, а также за счет защиты, которую Соединенные Штаты предоставляют в регионе. Я не уверен, что этот зонтик безопасности должен быть таким дорогим и обширным, чтобы Соединенные Штаты могли достичь своих целей.Но, тем не менее, по крайней мере на время, мы будем обеспечивать тот зонтик безопасности в регионе, от которого китайцы выиграют. Думаю, на этом вопрос о соперничестве великих держав просто закончился. И из-за времени я не учитываю другого крупного игрока или нового игрока в регионе, а именно Индию. Я рад поговорить об этом в вопросах и ответах. Но мой последний момент заключается в том, что, возвращаясь к Соединенным Штатам, страны региона и их лидеры предрасположены к Соединенным Штатам.Проблема в том, что они очень хорошо осведомлены о политической поляризации в этой стране. Они хорошо осведомлены о политической дисфункции в этой стране. Они очень хорошо осведомлены о некомпетентности, которая наступила после вторжения в Ирак, вывода войск из Афганистана или любого количества бедствий, которые произошли здесь, в Соединенных Штатах. И из того места, где они сидят в Абу-Даби, Каире, Эр-Рияде и других местах, не видно, что Соединенные Штаты обладают стойкостью, волей к лидерству и интересом остаться на Ближнем Востоке.Таким образом, они обратились к альтернативам. Эти альтернативы не такие, как в Соединенных Штатах, но они что-то дают. Я имею в виду, особенно когда речь идет о китайцах, это инвестиции, это экономические преимущества, без каких-либо проблем, которые случаются с Соединенными Штатами. Проблемы с точки зрения лидеров, так что им не нужно беспокоиться о правах человека, когда они имеют дело с китайцами, потому что китайцев не интересуют права человека. Но, тем не менее, они остаются открытыми для Соединенных Штатов и хотят работать с Соединенными Штатами.Они просто не знают, собираемся ли мы оставаться там в долгосрочной перспективе, учитывая то, что происходит в Соединенных Штатах. Я остановлюсь на этом. И я с нетерпением жду ваших вопросов и комментариев. Спасибо. ФАСКИАНОС: Стивен, это было фантастически. Большое тебе спасибо. Мы собираемся ответить на ваши вопросы всем вам. Итак, первая поднятая рука исходит от Йонаса Труне. И я не думаю, что я это правильно произнес, так что вы можете меня поправить. В: Да, нет, верно.Спасибо. Большое тебе спасибо. Спасибо, доктор Кук, за вашу беседу. Я из UCL, Университетского колледжа Лондона, в Лондоне. КУК: Итак, это … (не в микрофон). Q: Действительно, это так. Ага. Верно. ПОВАР: Отлично. Вопрос: Итак, вы затронули это там отчасти, в частности, с конкуренцией между великими державами, но мой вопрос связан с нынешней энергетической логикой на Ближнем Востоке. Администрация Обамы, возможно, думала, что сланцевая революция позволила снизить приоритетность, если мне позволено использовать это слово, Ближнего Востока.И это отчасти было связано с поворотом в сторону Азии. Так что, по сути, США по-прежнему считают себя главным гарантом энергетической безопасности в Персидском заливе? И если так, то, как я думаю, вы указали, больше всего выиграет не Китай? И дело в извращенных стимулах? Могут ли США что-то с этим поделать? КУК: Ну, это зависит от того, кого вы спросите, верно? И это отличный вопрос. Я думаю, что — одна из вещей, — одним из способов, которыми администрация Обамы стремилась снизить приоритетность и покинуть регион, была сланцевая революция.Я имею в виду один совет, который он действительно принял от одного из своих оппонентов в 2002–2008 годах: тренируй, детка, тренируй. И Соединенные Штаты сделали. Я бы не сказал, что это что-то специфическое для администрации Обамы. Если вы вернетесь к выступлениям президентов давным-давно — но я даже не буду заходить так далеко назад. Я пойду к Джорджу Бушу в 2005 году, когда выступил с докладом «Состояние Союза», в котором говорилось об энергетической независимости от Ближнего Востока. На самом деле это может быть не в гораздо меньшей степени в обозримом будущем, но на самом деле — в более долгосрочной перспективе это может быть труднее сделать.Но это политически привлекательно. Причина, по которой я говорю, зависит от того, кого вы спросите. Я думаю, что есть официальные лица в Соединенных Штатах, которые говорят: ничего не изменилось. Ничего не изменилось. Но когда иранцы атаковали эти два нефтеперерабатывающих завода в Саудовской Аравии, которые временно лишили рынки 50 процентов поставок — хорошо, что у саудовцев есть много припасов, — Соединенные Штаты не отреагировали. Президент США сказал: жду звонка из Эр-Рияда. Эти сорок лет заявленной американской политики как бы не существовали.Доктрина Картера и следствие Рейгана из доктрины Картера внезапно перестали существовать. И все американское внешнеполитическое сообщество пожало плечами и заявило: мы не собираемся воевать от имени MBS. Я не думаю, что мы начали бы войну от имени MBS. Мы бы обеспечивали свободный поток энергопоставок из региона, что мы обязались делать с тех пор, как президент Картер сформулировал доктрину Картера, а затем президент Рейган добавил к ней свое следствие.Я думаю, что с этим связан ряд весьма порочных стимулов. И я думаю, что вы правы. Вопрос в том, перевешивает ли конкуренция со стороны Китая наш — я говорю о «нашем» — неотразимый интерес Соединенных Штатов к здоровой мировой экономике. И в той степени, в которой наши партнеры в Азии, будь то Индия, Южная Корея, Япония и наш важный торговый партнер в Китае, зависят от энергоресурсов из Персидского залива, и мы никому не доверяем в обеспечении свободного потока энергии ресурсы из Персидского залива, мы должны это сделать.Таким образом, мы как бы находимся между желанием иметь здоровую мировую экономику и очень настороженно относимся к китайцам. И китайцы, я думаю, хорошо осведомлены об этом и пытались этим воспользоваться. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос, за который проголосовал Чарльз Аммон из Университета штата Пенсильвания. И я думаю, это связано с тем, на чем вы строили конкуренцию великих держав: какие интересы у Индии на Ближнем Востоке? И как он увеличивает свое присутствие в регионе? КУК: Так и есть — Индия импортирует 60 процентов своей нефти из этого региона.Полностью 20 процентов из Саудовской Аравии, еще 20 процентов из Ирана, а затем остальные 20 процентов из других источников. Так что это одно. Это одна из причин, почему Индия интересуется Ближним Востоком. Во-вторых, на Ближнем Востоке работают миллионы и миллионы индийцев. Регион Персидского залива — это регион, который практически не мог бы существовать без рабочей силы экспатриантов из Южной Азии, большая часть которой прибывает из Индии, во всем. В-третьих, Индия добилась значительных успехов в сотрудничестве с такими странами, как Объединенные Арабские Эмираты, а также Саудовская Аравия.Это произошло за счет Пакистана, но поскольку отношения между Пакистаном и Саудовской Аравией и отношения между Пакистаном и ОАЭ в последние годы испортились, индийцы смогли воспользоваться этим. Индийские лидеры выступили против общих интересов Индии и лидеров в регионе в плане противодействия насильственному экстремизму. И наконец, между Индией и Израилем сложились весьма необычные отношения как в области технологий, так и в сфере обороны.Израиль является поставщиком в Индию. И эти двое являются частью некой глобальной сети высокотехнологичных центров, которые имеют либо, как вы знаете, множество стартапов, либо очень значительные инвестиции со стороны основных мировых технологических игроков. Израиль — Microsoft только что объявила об огромном расширении своей деятельности в Израиле. И израильские инженеры, и индийские инженеры сотрудничают в различных проектах для этих крупных технологических компаний. Так что есть своего рода многогранный интерес Индии к региону, и интерес региона к Индии.Чего не хватает Индии, что есть у китайцев, так это гораздо большей мощности. У них нет средств, чтобы направить инвестиции и торговлю в регионе в обратном направлении. Но, тем не менее, это гораздо более важный игрок, чем был раньше. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос от Каррана Флинна, который поднял руку. В: Каким вы видите будущее политики Египта, Судана и Эфиопии на следующие тридцать лет? Эфиопия контролирует проекты плотины Нила.И может ли этот спор привести к войне? И каковы успехи США в посредничестве в переговорах между тремя странами? КУК: Спасибо. ФАСКИАНОС: И это исходит из Университета короля Фахда в Саудовской Аравии. ПОВАР: Потрясающе. Так что это больше, чем вечер. На самом деле там ночь. Я думаю, что вопрос о великой плотине Эфиопского Возрождения действительно важен, и этому вопросу не уделялось столько внимания, сколько следовало бы.И для тех из вас, кто не знаком, короче говоря, эфиопы строят массивную плотину на Голубом Ниле, который является притоком Нила. И это, если — в случае конкуренции, поставит под угрозу водоснабжение Египта, страны с населением 110 миллионов человек, в которой не выпадает много осадков. Эфиопия, конечно, хочет построить плотину на Ниле, чтобы производить гидроэлектроэнергию для собственного развития, что и сделал Египет, когда он перекрыл реку Нил, чтобы построить Асуанскую плотину, а за ней заложил озеро Насер.Египтяне очень и очень обеспокоены. Для них это экзистенциальный вопрос. И были, то есть переговоры, но на самом деле они не касаются вопросов. Они говорят о переговорах о переговорах. И они не ушли — они не ушли очень далеко. Теперь египтяне получили поддержку со стороны правительства Судана после того, как правительство Судана в какой-то мере присоединилось к правительству Эфиопии. Администрация Трампа полностью поддерживает правительство Египта, но Эфиопия также является важным партнером Соединенных Штатов на Африканском Роге.Египтяне подписали соглашения о сотрудничестве в области обороны с целым рядом стран, прилегающих к границам Эфиопии. И, конечно же, Эфиопия вовлечена в гражданскую войну. Это очень и очень сложная ситуация. Пока что нет простого решения проблемы. Вот в чем загвоздка: если вы поговорите с инженерами, если вы поговорите с людьми, изучающими воду, если вы поговорите с людьми, которые знают о плотинах и потоках воды, решение проблемы на самом деле не так уж и сложно.Проблема в том, что политика и национализм задействованы с обеих сторон вопроса, что значительно затрудняет поиск справедливого решения проблемы. В прошлом египтяне заявляли, что на самом деле у них нет намерения применять силу, несмотря на то, что это экзистенциальная проблема. Но в их словах по этому поводу произошел некоторый сдвиг. Недавно они сказали, что если красные линии будут пересечены, они могут быть вынуждены вмешаться. Как вмешаться? Что это за красные линии? Они не хотели их определять, что должно всех нервировать.Хорошей новостью является то, что администрация Байдена назначила посланника для решения проблем на Африканском Роге, который очень много работал, пытаясь разрешить конфликт. Однако я думаю, что проблема здесь в том, что Эфиопия, отвлеченная конфликтом в районе Тыграя, национализм там накаляется, была — я не хочу использовать слово «непроницаемый», — но не так заинтересована в поиске решения проблемы путем переговоров. проблема, чем это могло бы быть в прошлом. ФАСКИАНОС: Спасибо.Я собираюсь ответить на следующий вопрос Боба Поли, профессора международного развития в Университете Южного Миссисипи. Он получил три голоса «за». Что бы вы назвали наиболее значительным вероятным краткосрочным и долгосрочным воздействием нынешних внутренних экономических и политических проблем Турции на стратегию и политические подходы президента Эрдогана к Ближнему Востоку и почему? КУК: Ну, это очень-очень длинный ответ на очень-очень интересный вопрос.Посмотрим, что произойдет в 2023 году. Президенту Эрдогану предстоит переизбрание. Его цель с самого начала состояла в том, чтобы переизбраться к столетнему юбилею республики и продемонстрировать, насколько он изменил Турцию по образу Партии справедливости и развития и отодвинул ее от институтов республики. Эрдоган может не дожить до 2023 года. Я не хочу вдаваться в теории заговора или что-то в этом роде, но он не очень хорошо выглядит. Появляется большое количество видеороликов о том, что у него проблемы, в том числе одно известное, снятое этим летом, когда он предлагал приветствие Рамадана по турецкому телевидению сторонникам Партии справедливости и развития, и он, казалось, исчез и замолчал. слова.Это сочетается с сообщениями, которые поступают из Анкары о том, насколько далеко зашло ближайшее окружение, чтобы скрыть от общественности реальные опасения по поводу здоровья Эрдогана. Трудно поставить диагноз кому-либо на расстоянии более шести тысяч миль, но я думаю, что это сценарий, о котором политикам в Вашингтоне следует серьезно подумать. Что произойдет, если Эрдоган выйдет из строя или умрет до 2023 года? Это одна штука. Вторая часть: ну а что, если он сделает это и его переизберут? И я думаю, что любой разумный наблюдатель, сидящий в конце 2021 года в ожидании 2023 года, сказал бы две вещи: во-первых, вы действительно не можете предсказать турецкую политику так далеко, но если бы выборы в Турции были проведены сегодня, и они были бы свободными и справедливыми. , Партия справедливости и развития опустится ниже 30 процентов.Тем не менее больше, чем все остальные. И Эрдогану предстоит настоящая борьба за переизбрание, что, вероятно, и произойдет. Его подходы к своим внутренним вызовам и его подходы к региону действительно основаны на его текущих политических расчетах в любой данный момент. Так что его излишне агрессивная позиция в Восточном Средиземноморье была результатом того факта, что ему нужно было укрепить свою националистическую базу. Теперь, когда он оказался в полной изоляции в мире, турки сделали замыслы Израилю, ОАЭ, Саудовской Аравии.Они практически преследуют египтян по Восточному Средиземноморью, чтобы восстановить свои отношения. Потому что без восстановления этих отношений инвестиции, которые необходимы для того, чтобы попытаться помочь оживить турецкую экономику, которая в течение ряда лет находилась на подъеме, будут затруднены. Есть еще одна составляющая этого: Ближний Восток является довольно прибыльным рынком вооружений. А в эпоху ПСР турки добились значительных успехов в дальнейшем развитии своей оборонно-промышленной базы до такой степени, что теперь их беспилотники пользуются спросом.Одна из причин сближения Саудовской Аравии с Турцией заключается в том, что Соединенные Штаты не будут продавать Саудовской Аравии те беспилотники, которые ей нужны, из опасения, что они будут использовать их в Йемене. А саудовцы ищут дроны в других местах. Это либо Китай, либо Турция. И Турция, похоже, работает очень, очень хорошо, основываясь на опыте Сирии, Ливии и Нагорного Карабаха. Так что — внешняя политика Турции в отношении региона стала действительно зависеть от конкретных политических потребностей Эрдогана.Нет стратегического подхода к региону. Есть видение Турции как лидера региона, как великой державы, как лидера мусульманского мира, так и средиземноморской державы. Но в этом нет ничего нового. Турецкие исламисты уже довольно давно говорят об этом. Я считаю важным, что произошла некоторая деэскалация. Я не думаю, что все эти страны теперь любят друг друга, но они видят мудрость отступить от пропасти. Я не вижу, чтобы позиция Турции резко изменилась с точки зрения ее реинтеграции в более широкий регион, по крайней мере, до 2023 года.ФАСКИАНОС: Отлично. Пойдем с поднятой рукой Калебу Саннеру. И вам нужно включить звук самостоятельно. В: Здравствуйте, меня зовут Калеб. Я из Университета Висконсин-Уайтуотер. Итак, доктор Кук, вы мимоходом упомянули, как Китай экономически участвует в Северной Африке. И мой вопрос: как это воспринимают США? И что мы делаем в некотором смысле, чтобы противостоять этому? Я знаю, что это не военный прогресс в этом плане, но я видел, что он делал с их экономикой — экономикой Северной Африки.И, да, какова позиция США по этому поводу? КУК: Что ж, я думаю, что Соединенные Штаты несколько отстранены от этого вопроса о Северной Африке. Северная Африка издавна была страной — за исключением, конечно, Египта. И вы знаете, что Египет — это не совсем Северная Африка. Египет — это нечто особенное. Что Китай вкладывает большие средства в Египет. А позиция Египта такова: пожалуйста, не просите нас выбирать между вами и китайцами, потому что мы не собираемся делать этот выбор. Мы думаем, что инвестиции из всех этих мест хороши — хороши для Египта.И в других местах, куда Китай инвестирует, и это в основном в Алжире, Соединенные Штаты действительно не имеют тесных связей с Алжиром. После терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне в 2001 году отношения стали более тесными, поскольку было признано, что алжирцы — экстремистские группировки в Алжире, которые вели войну против государства в течение 1990-х годов, были неотъемлемой частью этого нового явления. глобального джихада. Так что там были отношения безопасности. В эту страну были вложены какие-то крупные инфраструктурные инвестиции, в Алжире участвовали крупные компании, которые строят большие проекты, такие как GE и другие.Но Соединенные Штаты не помогают развивать порты, промышленные парки или критически важную инфраструктуру, такую ​​как мосты и аэропорты, так, как это делают китайцы во всем регионе. И в Алжире, и в Египте китайцы строят довольно значительный промышленный центр в зоне Суэцкого канала, из всех мест. И у Соединенных Штатов просто нет на него ответа, кроме как сказать нашим традиционным партнерам в регионе: «Не делайте этого». Но если мы не появимся с тем, что им предложить, я боюсь, что китайские инвестиции будут слишком привлекательными для стран, которые нуждаются в таких инвестициях.ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на письменный вопрос Кеннета Майерса, который учится в колледже Святого Франциска в Бруклине. По вашему мнению, как бы стратегическое видение, основанное на дальновидном понимании ресурсов и целей США — в отношении мира и безопасности, процветания и развития, а также институтов, норм и ценностей, таких как права человека, — выглядело бы посередине. Восточная и Северная Африка? КУК: Отличный вопрос. И я хочу сказать, что вам придется прочитать последнюю треть моей новой книги, чтобы получить — чтобы получить ответ.Я думаю, но позвольте мне начать с того, что упомянули о нормах и ценностях. Я думаю, что одна из вещей, которая преследовала американскую внешнюю политику на протяжении не только последних двадцати лет, но и в эпоху после Второй мировой войны и вплоть до наших дней, вы видите это очень, очень ясно с помощью Президент Байден считает, что попытка включить американские ценности и нормы в наш подход к региону была чрезвычайно сложной. И то, что мы делаем, является стратегически разумным, но подозрительным с моральной точки зрения.Я бы сказал, я имею в виду, просто посмотрите на то, что произошло недавно. Президент Соединенных Штатов старательно избегал телефонных звонков президенту Египта Абдель Фаттаху ас-Сиси. Многие знают, что у египтян ужасная репутация в области прав человека, особенно с тех пор, как к власти пришел президент Сиси. Аресты десятков тысяч людей в стране, пытки многих, многих людей, убийства людей. А президент во время своей кампании заявил, что не собирается выдавать бланковые чеки диктаторам, в том числе Абдель Фаттаху ас-Сиси.А что случилось потом в мае? В мае разразились боевые действия между Израилем, ХАМАС и другими странами сектора Газа, жестокий одиннадцатидневный конфликт. И Египет активизировался и предоставил выход из конфликта с помощью своих добрых услуг. И это побудило Соединенные Штаты — президента Соединенных Штатов — за эти одиннадцать дней провести два телефонных разговора с египетским лидером. А теперь Соединенные Штаты говорят о Египте как о конструктивном партнере, который помогает стабилизировать ситуацию в регионе.Конечно, администрация приостановила ежегодное выделение Египта 130 миллионов долларов — 130 миллионов долларов Египта — 1,3 миллиарда долларов. Но это немного. Египет получил большую часть военной помощи. Как я уже сказал, стратегически устойчивый, подозрительный с моральной точки зрения. Я не совсем понимаю, как нам выйти из этого. Но что я действительно знаю, и я дам вам небольшой анонс последней трети книги — но я действительно хочу, чтобы вы купили ее, когда она будет готова, — это то, что традиционные интересы Соединенных Штатов в Ближний Восток меняется.И я провожу своего рода квази-долгое, несколько мучительное — но очень, очень интересное — обсуждение истоков наших интересов, и того, как они меняются, и как мы можем определить, что они меняются. Иными словами, свободный поток энергоресурсов может быть не так важен для Соединенных Штатов в следующие двадцать пять лет, как в предыдущие пятьдесят или шестьдесят лет. Это содействие обеспечению безопасности Израиля, которое было аксиомой для Соединенных Штатов, да, я бы сказал, с 1960-х годов, на самом деле, может быть не так важно, поскольку Израиль развивает свои дипломатические отношения со своими соседями, у которых ВВП на душу населения равен наравне с U.К., Франция и другие партнеры в Европе, стране, которая явно может позаботиться о себе, которая является движущей силой технологий и инноваций во всем мире. И для этого может больше не требоваться военное господство Америки в регионе. Итак, что мы хотим делать? Как мы можем быть конструктивными? И я думаю, что ответы находятся в вещах, о которых мы не думали слишком систематически в прошлом. Что мы готовы инвестировать в защиту в будущем? Такие вещи, как изменение климата, такие вещи, как миграция, такие вещи, как пандемия.Это то, о чем мы говорили, но никогда не хотели вкладывать средства в такие ресурсы. Сейчас на Ближнем Востоке есть районы, в которых летом можно жить. Это вызовет волну людей, ищущих пригодные для жизни места. Что нам с этим делать? Дестабилизирует ли это Индийский субконтинент? Дестабилизирует ли это Европу? Дестабилизирует ли это Северную Африку? Это все вопросы, на которые мы еще не ответили. Но в той мере, в какой мы хотим инвестировать, защищать и жертвовать ради таких вещей, как климат, и мы хотим решить проблему, связанную с миграцией, и мы хотим иметь дело с проблемой болезней и другими подобными функциональными глобальными проблемами. Проблемы на Ближнем Востоке лучше не только для нас и жителей Ближнего Востока, но и с точки зрения нашей стратегической — конкуренции между великими державами в регионе.Это не те вещи, которые ужасно интересуют китайцев и русских, несмотря на то, что китайцы могут сказать вам, что это так. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я пойду с поднятой рукой рядом с Ахмуаном Уильямсом из Университета Оклахомы. ПОВАР: Оклахома. Q: Привет. И спасибо, что были здесь. Вы вроде как говорили о стабилизации в Северной Африке и на Ближнем Востоке. А всего несколько дней назад суданское правительство — а они до сих пор не помогли захватить там парламентария — снова превратилось в вооруженные силы — своего рода военное правление.И это было с 2005 года с момента окончания их последней гражданской войны, в результате которой миллионы ни в чем не повинных мирных жителей погибли из-за голода и раздоров, а также из-за отсутствия возможности получить гуманитарную помощь. Там также был огромный кризис с беженцами, много людей эвакуировались из Судана. Как это повлияет на Ближний Восток и американское отношение к политике в отношении Ближнего Востока и Северной Африки, особенно сейчас, когда Совет Безопасности сейчас рассматривает это и пытается определить, что нам следует делать? КУК: Отличный вопрос.И я думаю, что, во-первых, давайте проясним. В Судане произошел государственный переворот. Накануне передачи власти гражданским лицам военные свергли переходное правительство. И им это не понравилось. Некоторое время в Судане нарастает напряженность. На самом деле, американский посланник, наш посланник в Восточной Африке и Африке в целом, парень по имени Джефф Фелтман, находился в Хартуме, пытаясь как бы ослабить напряженность, сблизить обе стороны и работать над предотвращением переворота. А на следующий день после его отъезда военные переехали.Это не так — это не отражает того факта, что Соединенные Штаты дали военным благословение на свержение этого правительства. Я думаю, что то, что он делает, и это то, что, я думаю, мы все должны иметь в виду, это демонстрирует пределы американской мощи в самых разных местах по всему миру. Что у нас нет всех сил в мире, чтобы предотвратить то, что происходит, когда люди, такие как руководители суданских вооруженных сил, считают, что у них есть экзистенциальные проблемы, которые поставлены на карту.Что беспокоит дестабилизация Судана, так это, как вы указываете, там была гражданская война, там было создание новой страны, потенциал для — если ситуация действительно выйдет из-под контроля — потока беженцев из Египта в Египет. через полуостров Санаи в Израиль. Одна из вещей, о которой люди не знают, — это большое количество суданцев, эритрейцев и других африканцев, которые искали убежища в Израиле, что создало серьезные экономические и социальные проблемы в этой стране. Так что это большое дело.Пока что, похоже, мы не знаем, что правительство США не знает точно, что там происходит. На улицах есть протестующие, требующие демократии. Очень неясно, что собираются делать военные. И очень непонятно, что наши региональные союзники и как они видят происходящее. Что Египет, Объединенные Арабские Эмираты, что Саудовская Аравия, что Израиль — какой Судан теперь является страной Соглашения Авраама — что они делают. То, как они расценивают переворот как положительный или отрицательный, скорее всего, повлияет на то, насколько эффективными могут быть Соединенные Штаты, пытаясь управлять этой ситуацией.Но я подозреваю, что нам просто придется приспосабливаться к любому исходу, к которому придут суданский народ и суданские вооруженные силы, потому что я не думаю, что у нас есть много — у нас не так много инструментов, чтобы заставить всех вести себя хорошо. ФАСКИАНОС: Хорошо. Итак, я собираюсь ответить на следующий вопрос Елены Мерфи, которая учится в школе Максвелла Сиракузского университета. И она — дипломатический стажер в представительстве регионального правительства Курдистана в Соединенных Штатах. КУК: Это круто.ФАСКИАНОС: Это очень круто. Итак, как вы считаете, насколько сильно, по вашему мнению, неоосманизм и попытки региональной гегемонии повлияли на внутреннюю и внешнюю политику Эрдогана, особенно с учетом сдвига Турции в сторону БВСА во внешней политике после периода вывода войск и отсутствия проблем с соседями? политика? ПОВАР: Отлично. Могу ли я увидеть, что? Потому что это длинный вопрос. ФАСКИАНОС: Да, это длинный вопрос. Голосование подано. Третий не работает. КУК: Третий внизу.Елена, как продолжение, насколько вы верите в неоосманизм — извините, мне придется прочитать это еще раз. Насколько, по вашему мнению, неоосманизм и попытки регионального развития повлияли как на внутреннюю, так и на внешнюю политику Эрдогана, особенно с учетом сдвига Турции в сторону БВСА в их внешней политике после периода ухода и отсутствия проблем с соседями? OK. Большой. Так что оставим пока термин «неоосманизм». Потому что неоосманизм на самом деле — это что-то значит, но люди часто использовали термин неоосманизм для описания политики турецкого правительства при президенте Эрдогане, которая им не нравится.Итак, давайте просто поговорим о том, как турецкое правительство при президенте Эрдогане рассматривает регион и считает, каким должно быть законное место Турции. И я думаю, что часть османизма важна, потому что интеллектуальная структура, в которой Партия справедливости и развития, являющаяся партией Эрдогана, рассматривает мир, рассматривает Турцию как — во-первых, она считает Турецкую Республику не очень законный наследник Османской империи. С их точки зрения, естественный порядок вещей был бы продолжением империи в той или иной форме.И в результате они считают, что природное место Турции на долгое время является местом лидерства в регионе. Еще до того, как в 2001 году была основана Партия справедливости и развития, предыдущее поколение исламистов в Турции жестоко обращалось с турецким руководством за его желание быть частью Запада, говоря, что это отчасти неестественно, что они просто подражают Западу. , а Запад на самом деле никогда не собирался принимать Турцию. Что, наверное, правда. Но я думаю, что Партия справедливости и развития после периода желания сблизиться с Западом обратила свое внимание на Ближний Восток, Северную Африку и мусульманский мир в целом.И в этом, по его мнению, турки считают себя естественными лидерами в регионе. Они считают, что у них есть культурная близость к региону в результате наследия Османской империи, и они очень могут сыграть эту роль лидера. Они считают себя одной из немногих реальных стран в регионе, наряду с Египтом, Ираном и Саудовской Аравией. А остальное как бы эфемерно. Излишне говорить, что крупные страны арабского мира, такие как Египет или Саудовская Аравия, не приветствуют идею Турции как лидера в регионе.Они признают Турцию очень большой и важной страной, но не лидером региона. И это часть тех трений, которые Турция испытала со своими соседями после более ранней итерации турецкой внешней политики, в которой — одна из самых ранних итераций внешней политики Турции при Партии справедливости и развития, которая называлась отсутствием проблем с соседями. В котором Турция, независимо от характера режимов, хотела иметь хорошие отношения со своими соседями.Он мог торговать с этими соседями. И сделать всех — в процессе Турция могла бы стать двигателем экономического развития в регионе, и каждый мог бы быть в основном богатым и счастливым. И это действительно не сработало по ряду причин, на которые у нас не хватает времени. Давайте оставим это на том факте, что Турция при Эрдогане — и мнение, которое разделяют многие, — что Турция должна быть лидером в регионе. И я подозреваю, что, если бы Эрдоган умер, если бы он не смог баллотироваться на выборах, если бы победила оппозиция, все равно остались бы элементы этого желания быть региональным лидером в новой внешней политике Турции.ФАСКИАНОС: Стивен, большое спасибо. Это было действительно потрясающе. Благодарим вас за то, что вы вмешались в одиннадцатый час, отняв время у своей книги. Для всех вас- КУК: Я все еще не Санам. ФАСКИАНОС: (Смеется.) Я знаю, но ты была отличной заменой. Так что вы можете следить за Стивеном Куком в Twitter на @stevenacook. Как я уже сказал в начале, он ведет обозреватель журнала Foreign Policy . Так что вы можете прочитать там его работы, а также, конечно, CFR.org, все комментарии, анализы, статьи и свидетельства Конгресса доступны бесплатно. Так что я надеюсь, что вы последуете за ним и позаботитесь о его следующей книге. Наш следующий академический веб-семинар состоится в среду, 3 ноября, в 13:00. Восточное время о будущем отношений США и Мексики. А пока я призываю вас подписаться на нас, @CFR_Academic, посетить CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для новых исследований и анализа глобальных проблем. И оставайся здоровым, оставайся в безопасности, и еще раз спасибо.КУК: Пока всем. ФАСКИАНОС: Пока. (КОНЕЦ)

Вебинар со Стивеном А. Куком 27 октября 2021 г. Вебинары по академическим и высшим образованиям

Россия готова увеличить поставки газа в Европу, если потребуется: Путин

Россия готова увеличить поставки газа в Европу, если она получит запросы на увеличение объема газа от своих потребителей, заявил президент Владимир Путин в октябре.13.

Не зарегистрированы?

Получайте ежедневные уведомления по электронной почте, заметки для подписчиков и персонализируйте свой опыт.

Зарегистрируйтесь сейчас

Выступая на Российской энергетической неделе в Москве, Путин также сказал, что высокие цены на газ могут оказать негативное влияние на все стороны, включая производителей.

Цены на газ в Европе резко выросли в последние месяцы, причем рост частично объясняется более низкими, чем ожидалось, предложениями из России. Цена TTF на сутки вперед достигла максимума 116 евро.10 / МВтч ($ 39,5 / млн БТЕ) 5 октября, согласно оценке цен S&P Global Platts.

Путин заявил, что Россия готова обсудить со своими партнерами-потребителями газа любые «дополнительные» шаги для будущих поставок газа, добавив, что Россия уже увеличила поставки по трубопроводам в Европу на 10% в годовом исчислении в 2021 году.

«Если нас попросят увеличить еще немного, мы готовы увеличить еще немного», — сказал он. «Мы можем поставлять больше, но для этого нам нужны запросы. Мы увеличиваем поставки настолько, насколько нас просят.Если они попросят больше, мы поставим больше ».

Путин сказал, что с учетом поставок российского СПГ в Европу Россия уже увеличила поставки в Европу на 15% в годовом исчислении.

По его словам, в 2021 году российские поставки

на мировые рынки могут стать новым рекордом. «Мы всегда идем навстречу нашим партнерам и готовы обсуждать любые дополнительные шаги», — сказал Путин.

S&P Global Platts Analytics в ответ на комментарии Путина заявила, что по-прежнему существуют опасения по поводу поставок российского газа в Европу до конца 2021 года.

«Хотя общее производство в России растет из года в год, проблема в том, что Европа сейчас нуждается в импорте», — сказал аналитик Platts Analytics Джеймс Хакстепп.

«А российские потоки в Европу в настоящее время находятся на минимуме за 5+ лет», — сказал Хакстепп, добавив, что продажи «Газпрома» на его платформе электронных продаж для поставки этой зимой закончились в августе.

«Таким образом, мы не оптимистичны в отношении доступности российского газа в ближайшем будущем», — сказал он.

Энергетическое «оружие»

На прямой вопрос, использовала ли Россия газ в качестве оружия, Путин ответил: «Россия не использовала никакого оружия.Это политически мотивированная болтовня ».

Путин указал на сокращение поставок СПГ из США в Европу в 2021 году, поскольку грузы будут направляться на более дорогие азиатские рынки.

«Кто использует энергетические инструменты в своих целях? Мы увеличиваем поставки, в то время как другие партнеры, включая США, сокращают свои поставки», — сказал Путин.

Он сказал, что высокие цены на газ в Европе были вызваны сокращением поставок из других регионов, а также низкими европейскими запасами газа и слабой ветроэнергетикой в ​​Европе.«Это причина паники. Проблема не в нас».

Путин также предупредил о риске поставок большего количества газа в Европу через Украину, заявив, что было бы «опасно» увеличивать поставки, учитывая, что украинское оборудование «устарело на 80%».

«В этом году мы поставили через Украину на 10% больше наших обязательств», — сказал он. «Чтобы это увеличить, необходимо модернизировать систему», — сказал он.

Газпром в конце 2019 года согласился транзитом 65 млрд кубометров газа через Украину в 2020 году и 40 млрд кубометров в год в период 2021-2024 годов, что значительно ниже недавнего пика транзита в 94 млрд кубометров в 2017 году.Срок действия контракта истекает в конце 2024 года.

Путин сказал, что России необходимо знать, какой спрос на газ будет в Европе, чтобы оправдать продолжение использования украинского маршрута после 2024 года. «Нам нужно понять, сколько мы можем продать», — сказал он.

«Мы готовы сохранить этот контракт», — сказал он. «Если есть экономические и технологические условия, мы даже готовы увеличивать объемы. [Но] если Европа отказывается от углеводородов, как мы можем увеличить транзит через Украину, если Европа перестанет покупать у нас газ?»

Путин также сказал, что завершенный «Северный поток-2» дешевле и короче украинского маршрута, добавив, что производственная база «Газпрома» переместилась на север, на полуостров Ямал, поскольку его традиционные месторождения в Западной Сибири продолжают истощаться.

«Северный поток 2 — и Северный поток 1 — являются чисто коммерческими проектами», — сказал он.

На вопрос, есть ли у него какая-либо ясность в отношении процесса регулирования, который необходимо завершить, прежде чем Nord Stream 2 сможет начать работу, Путин сказал: «Мы видим, что административные препятствия не устранены. Решение немецкого регулирующего органа не принято. »

«Мы могли бы поставлять больше по этому маршруту, и если бы мы могли это сделать, мы могли бы быть уверены, что это значительно успокоит европейские газовые рынки и окажет серьезное влияние на цены на газ», — сказал он.

«Стабильность» цены

Путин сказал, что высокие цены вредны как для производителей, так и для потребителей. «Мы часто слышим, что высокие цены играют на руку товаропроизводителям, позволяя им получать сверхприбыль без каких-либо видимых усилий», — сказал он.

Но, по его словам, эти взгляды не принимали во внимание долгосрочные перспективы этого товара.

«Резкое многократное повышение цен на энергоносители вынуждает компании, экономику, коммунальные услуги резко увеличивать свои расходы и снижает потребление энергии», — сказал он.«Соответственно, высокие цены могут отрицательно сказаться на всех, в том числе и на производителях».

Путин сказал, что для любого рынка стабильность и предсказуемость имеют решающее значение. «И Россия безупречно выполняет свои договорные обязательства перед нашими партнерами, в том числе нашими партнерами в Европе. Мы обеспечиваем гарантированные бесперебойные поставки газа в Европу», — сказал он.

Путин сказал, что контролируемый государством «Газпром» мог бы заработать больше, если бы продавал газ по спотовым ценам, но как производитель «он заинтересован в стабильности.Это позволяет им формировать свою инвестиционную политику ».

‘Систематические недостатки’

Сказав, что европейский рынок газа не выглядит «хорошо сбалансированным и предсказуемым», Путин сказал, что не все на рынке зависит от производителей. «Не меньшую роль играют потребители газа», — сказал он.

Путин сказал, что доля возобновляемых источников энергии в энергетическом балансе Европы увеличилась за последние 10 лет, и это хорошо.

Но, по его словам, возобновляемые источники энергии работают с перебоями, что означает необходимость наличия «серьезных» резервов для защиты от сбоев в производстве возобновляемых источников энергии, таких как изменение погодных условий.

Цены на газ на европейском спотовом рынке выросли отчасти из-за «дефицита» в производстве энергии, сказал он.

«Более высокие цены на газ в Европе являются следствием дефицита энергии», — сказал он, добавив: «Вот почему вы не должны заниматься перекладыванием вины».

По его словам, за последние 10 лет в европейскую энергетическую систему были внесены систематические недостатки, которые привели к колоссальному энергетическому кризису.

«Раньше, когда ядерная и газовая генерация были ведущими источниками энергии, кризисов не было — просто не могло быть, чтобы такой кризис мог произойти.«

Путин сказал, что в России «такие проблемы невозможно представить», учитывая долгосрочный подход страны к развитию энергетического сектора.

Российский газ становится все более важным для Европы

Взаимозависимость

Восточноевропейские государства-члены ЕС относятся к проекту «Северный поток — 2» наиболее скептически. Исторически сложилось так, что у этих государств довольно натянутые отношения с Россией, говорит старший научный сотрудник Норвежского института международных отношений (NUPI) Якуб Годзимирски.

«Реакция на проект трубопровода понятна и зависит от страны. Наиболее критично настроены страны, исторически сложившие отрицательные отношения с Россией, тогда как наиболее позитивными странами являются те, кто извлекает наибольшую выгоду, например, Германия, которая рассматривает это как прекрасную экономическую возможность. Тем не менее, газопровод связан с рядом важных политических вопросов », — говорит Годзимирски.

Эти политические проблемы могут заключаться, например, в том, что один поставщик получает слишком большую часть рынка.Годзимирски отмечает, что существуют как исторические, так и политические и экономические причины, по которым нельзя быть настолько зависимым от одного поставщика энергии.

«Когда вы покупаете важный продукт в стране, вы в определенной степени становитесь зависимым от этой страны как в экономическом, так и в политическом плане. В определенной степени существует вопрос взаимозависимости, в котором хорошие отношения отвечают всеобщим интересам. Газ идет в одну сторону, деньги — в другую. Среднее понимание будет заключаться в том, что и Россия, и ЕС будут полностью зависеть друг от друга в проекте «Северный поток».Некоторые могут использовать и злоупотреблять этой зависимостью. Германия хорошо осознает этот риск, хотя, если бы Россия использовала соглашение в политическом плане, это произошло бы только один раз и означало бы конец всего энергетического сотрудничества между двумя странами », — говорит Годзимирски.

Несмотря на то, что скептицизм ЕС в последние годы усилился, проект, тем не менее, осуществляется Германией, европейской экономической машиной и крупными энергетическими корпорациями в ряде европейских стран, таких как немецкая Uniper и Wintershall, австрийская OMV, французская Engie и британская -Нидерландский Shell.Кроме того, есть российский «Газпром», в котором российское государство владеет большинством акций.

Газовая независимость Украины

Еще одна политическая проблема заключается в том, что «Северный поток» в долгосрочной перспективе приведет к тому, что Украина будет меньше зарабатывать на экспорте российского газа. В настоящее время значительная часть экспорта российского газа проходит по украинским трубопроводам, что означает значительные доходы для украинского государства.

Со стороны Западной Европы было важно продемонстрировать солидарность с Украиной.Украина и Россия уже согласовали новое транзитное соглашение, которое рассчитано на следующие пять лет.

Однако в последующие годы Украине удалось дистанцироваться от российского газа, отмечает Арилд Мо.

«Сегодняшняя ситуация отличается от того, что было всего пять лет назад. Украине удалось стать практически независимой от прямого импорта российского газа для собственного потребления. Это происходит за счет выкупа российского газа из Европы. Во-вторых; поскольку общий объем российского газа, экспортируемого в Европу, увеличился, Россия по-прежнему будет зависеть от транзита довольно больших объемов газа через Украину, даже когда будет завершен «Северный поток-2».«Северный поток-2» не может полностью заменить Украину, и это дало Украине более выгодную позицию на переговорах, чем первоначально ожидалось », — говорит Мо.

США недавно выступили с очень критическими заявлениями против проекта «Северный поток». США считают трубопровод угрозой для рыночных позиций американского СПГ. 21 декабря прошлого года президент Дональд Трамп одобрил санкции США против компаний, участвующих в строительстве трубопровода. Это привело к тому, что швейцарская компания Allseas, которая укладывает трубы на морское дно, немедленно прекратила свою работу.

Строительство «Северного потока-2» почти завершено, однако остановка работ означает, что проект станет как дороже, так и отложен.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.