Свободные экономические зоны: виды и цели особых экономических зон, особая и свободная экономическая зона

Содержание

Статья 4. Типы особых экономических зон / КонсультантПлюс

1. На территории Российской Федерации могут создаваться особые экономические зоны следующих типов:

1) промышленно-производственные особые экономические зоны;

2) технико-внедренческие особые экономические зоны;

3) туристско-рекреационные особые экономические зоны;

(п. 3 введен Федеральным законом от 03.06.2006 N 76-ФЗ)

4) портовые особые экономические зоны.

(п. 4 введен Федеральным законом от 30.10.2007 N 240-ФЗ)1.1. Для обеспечения указанных в статье 3 настоящего Федерального закона целей создания особых экономических зон особые экономические зоны одного типа или нескольких типов могут быть объединены решением Правительства Российской Федерации в кластер.(часть 1.1 введена Федеральным законом от 30.11.2011 N 365-ФЗ)

2. Промышленно-производственные особые экономические зоны создаются на участках территории, площадь которых составляет не более чем сорок квадратных километров. Технико-внедренческие особые экономические зоны создаются на участках территории, общая площадь которых составляет не более чем четыре квадратных километра.

(см. текст в предыдущей

редакции)

2.1. Туристско-рекреационные особые экономические зоны и портовые особые экономические зоны создаются на одном или нескольких участках территории.

(часть 2.1 введена Федеральным законом от 03.06.2006 N 76-ФЗ, в ред. Федеральных законов от 30.10.2007 N 240-ФЗ, от 30.11.2011 N 365-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2.2. Портовые особые экономические зоны создаются на участках территории, прилегающих к морским портам, речным портам, открытым для международного сообщения и захода иностранных судов, к аэропортам, открытым для приема и отправки воздушных судов, выполняющих международные воздушные перевозки, и могут включать в себя части территорий и (или) акваторий речных портов, территорий морских портов, аэропортов. Портовые особые экономические зоны могут создаваться на земельных участках, предназначенных в установленном порядке для строительства, реконструкции и эксплуатации объектов инфраструктуры морского порта, речного порта, аэропорта. В границах портовых особых экономических зон могут располагаться объекты инфраструктуры морского порта в соответствии с Федеральным законом от 8 ноября 2007 года N 261-ФЗ "О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Портовые особые экономические зоны не могут включать в себя имущественные комплексы, предназначенные для посадки пассажиров на суда, их высадки с судов и для иного обслуживания пассажиров.

(см. текст в предыдущей редакции)

2.3. Портовые особые экономические зоны создаются в соответствии с частью 2.2 настоящей статьи на участках территории, общая площадь которых составляет не более чем пятьдесят квадратных километров.(часть 2.3 в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 231-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2.4. Увеличение площади особых экономических зон осуществляется постановлением Правительства Российской Федерации.

(часть вторая.4 введена Федеральным законом от 25.12.2009 N 340-ФЗ)

3. Особая экономическая зона может располагаться на территории одного муниципального образования или территориях нескольких муниципальных образований в пределах территории одного субъекта Российской Федерации или территорий нескольких субъектов Российской Федерации. Не допускается создание особой экономической зоны на территории муниципального образования, на которой создана зона территориального развития.

(в ред. Федеральных законов от 07.11.2011 N 305-ФЗ, от 03.12.2011 N 392-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. В особой экономической зоне, за исключением туристско-рекреационной особой экономической зоны, не допускается размещение объектов жилищного фонда.

(часть четвертая в ред. Федерального закона от 03.06.2006 N 76-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. На территории особой экономической зоны не допускается:

1) разработка месторождений полезных ископаемых, за исключением разработки месторождений минеральных вод и других природных лечебных ресурсов;

(п. 1 в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 231-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) утратил силу. - Федеральный закон от 23.07.2013 N 231-ФЗ;

(см. текст в предыдущей

редакции)

3) производство и переработка подакцизных товаров (за исключением легковых автомобилей и мотоциклов).

6. Правительство Российской Федерации может определять иные виды деятельности, осуществление которых не допускается в особой экономической зоне.

(часть шестая в ред. Федерального закона от 03.06.2006 N 76-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Открыть полный текст документа

Свободные экономические зоны: российский и мировой опыт в условиях глобализации и регионализации | Алексеев

1. Булатов А.С. Россия. Перспективы экономической глобализации. — М.: КНОРУС. 2019. С. 632-640.

2. Костюнина Г.М. Свободные экономические зоны в мире и России. — М.: МГИМО, 2008. С. 6.

3. Хейфен Б.А. Новые экономические мегапартнерства и глобализация. Перспективы экономической глобализации. - М.: КНОРУС. 2019. С. 413-444.

4. Капица Л.М. Перспективы глобализации: результаты некоторых прогнозов. Перспективы экономической глобализации. - М.: КНО-РУС. 2019. С. 12-59.

5. Alexeev R.I., Ivanov G.A. Classification of special economic zones. Актуальные проблемы профессиональной сферы в современном мире. Екатеринбург, 2020. Ч. 3 C. 5-8.

6. Alexeev R.I., Barabanov V.Yu. Special economic zones in the global economy: financial and economic aspects. Актуальные проблемы профессиональной сферы в современном мире. Екатеринбург, 2020. Ч. 2. С. 6-10.

7. Bozhko T.A. Typology of special economic zones in modern conditions. Socio-economic phenomena and processes. 2012. № 1(35). P. 23-27.

8. Kearney A.T. Global Economic Outlook 2017-2021. The all-too-visible hand. Global business policy council. January 2017. P. 4.

9. Tiefenbrun S. U.S. Foreign Trade Zones of the United States, Free Trade Zones of the World, and their Impact on the Economy. Journal of International Business and Law. 2013. Vol. 12. Iss. 2. P. 151-221.

10. World Bank Annual Report 2008: Year in Review. Washington, DC. https://openknowledge.worldbank.org/handle/10986/7524.


СВОБОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗОНЫ В УЗБЕКИСТАНЕ

Перспективный комплекс экономики

7 августа вышло постановление Президента "О мерах по усилению координации и повышению ответственности министерств, ведомств, органов государственной власти на местах за эффективное функционирование деятельности свободных экономических зон". Документ обозначил ряд проблем в становлении СЭЗ в стране, в числе которых отсутствие четких принципов и подходов к их развитию на среднесрочную и долгосрочную перспективу, недостаточная информированность потенциальных инвесторов о возможностях этих зон, отсутствие целостной системы по отбору перспективных предложений, низкое качество портфеля инвестиционных проектов.

Постановление определило основные направления дальнейшего развития деятельности свободных экономиче­ских зон в нашей стране. Кроме того, создана Специальная межведомственная комиссия по координации деятельности свободных экономических зон и малых промышленных зон. Наиболее важным моментом здесь является институциональное оформление управления развития комплекса СЭЗ в целом по республике, что поможет централизовать решение общих для них проблем и задач.

Для кредитно-финансовой поддержки хозяйствующих субъектов свободных экономических зон за ними закрепляются коммерческие банки, а Фонду реконструкции и развития предписывается открыть этим банкам кредитные линии в общем объеме до 100 млн долларов. Государственный таможенный комитет в трехмесячный срок организовал в зонах таможенные посты и склады, а также упростил соответствующие процедуры.

Если раньше СЭЗ создавались и действовали на основе Закона "О свободных экономических зонах" под контролем Кабинета Министров в индивидуальном порядке и нормативные акты принимались касательно каждой зоны отдельно, то постановление касается всех действующих и создаваемых СЭЗ и предусматривает единую координацию на центральном уровне их развития. И это обусловлено, видимо, тем, что решениями этого года СЭЗ из отдельных фрагментов узбекской экономики превращаются в ее важную составную часть, отдельный, наиболее перспективный комплекс.

Успешно, но слишком локально

Потенциал такого инструмента экономического развития, как СЭЗ, в Узбекистане освоен достаточно давно. Уже в апреле 1996 года был принят Закон "О свободных экономиче­ских зонах". Однако прошло достаточно много времени, прежде чем создали первую СЭЗ. Это объясняется тем, что экономический спад девяностых годов в те времена еще не завершился, а рыночные отношения, в рамках которых выстраивается деятельность СЭЗ, находились в процессе формирования, как и необходимый инвестиционный и управленче­ский потенциал.

Первая свободная индустриально-экономическая зона (СИЭЗ) "Навои" учреждена Указом Президента от 2 декабря 2008 года для создания благоприятных условий по привлечению иностранных инвестиций, чтобы организовать высокотехнологичные производства и развитие промышленного потенциала, производственной, транспортно-транзитной и социальной инфраструктуры.

С момента ее создания введены в эксплуатацию производства по 24 инвестиционным проектам на общую сумму 116,7 млн долларов. Здесь функционируют 20 предприятий с иностранными инвесторами, организовано производство модемов и ТВ-приставок, силовых кабелей, мобильных и стационарных телефонных аппаратов, косметических изделий, автомобильных аккумуляторных кабелей и проводов, готовых лекарственных средств и другого. На новых предприятиях создано около 900 рабочих мест и производится более ста видов продукции на экспорт. Примечательно, что отечественные специалисты в условиях нашей сухопутной страны, отделенной от мирового океана как минимум двумя государствами, смогли успешно внедрить в работу зарубежный опыт трансграничных транспортно-логистических СЭЗ, привязанных, как правило, к морским портам.

За время работы с 2012 года СИЗ "Ангрен" на ее территории налажено производство высокотехнологичной продукции по 11 проектам на общую сумму более 182,5 млн долларов. Приоритетным является производство строительных материалов, электроники и электротехники, машиностроения, пищевых товаров. Кроме того, в СИЗ "Ангрен" имеется международный центр логистики "Ангрен" с мощностью в четыре миллиона тонн грузовых операций. Большие перспективы дальнейшего развития этой СИЗ связаны с пуском железной дороги Ангрен-Пап.

За 2013-2016 годы на территории СИЗ "Джизак" реализовано 19 проектов с участием китайских компаний на общую сумму 91,3 млн долларов по производству мобильных телефонов, солнечных водонагревательных систем, сантехнических изделий, швейных машин, переработке продуктов животноводства и производству кормов и других. Завершены пять инициатив по выпуску пассивного оборудования и аксессуаров для построения оптических сетей совместно с компанией Jiangsu Zhongtian Technology Co. Ltd (КНР), телекоммуникационного оборудования с компанией Huawei Tech. Investment Co. Ltd, видео- и IP-телефонных аппаратов с компанией ZTE Corporation (КНР), теплоизоляционных материалов на основе стекловолокна на базе ООО "EcoClimat". В Сырдарьинском филиале СИЗ "Джизак" осуществлено четыре проекта стоимостью 15,5 млн долларов. Здесь налажены выпуск мобильных телефонов, керамиче­ских плиток, переработка продуктов животноводства и производство кормов.

Динамичное сегодня

Эти зоны действовали достаточно успешно, но все-таки представляли собой весьма локальные сегменты отечественной экономики, что видно хотя бы по объемам привлеченных инвестиций. Тем не менее, успешная деятельность ранее созданных индустриальных зон вкупе с накопленным опытом в этом направлении позволила значительно расширить использование инструмента СЭЗ для экономического развития страны и отдельных ее территорий в этом году. Уже начало 2017-го ознаменовалось Указом главы государства от 12 января о создании еще четырех - в Ургутском районе Самаркандской области (СЭЗ "Ургут"), Гиждуванском районе Бухарской области ("Гиждуван"), городе Коканде Ферганской области ("Коканд") и Хазараспском районе Хорезм­ской области ("Хазарасп"). Они помогут привлечь инвестиции в организацию современных производств по глубокой переработке минерально-сырьевых и сельскохозяйственных ресурсов, выпуску конкурентоспособной продукции с высокой добавленной стоимостью, а также комплексного и эффективного использования производственного и ресурсного потенциала соответствующих областей.

Не прошло и нескольких месяцев, как вышел Указ Президента от 3 мая, определивший появление сразу семи СЭЗ - "Нукус-фарм", "Зомин-фарм", "Косонсой-фарм", "Сирдарё-фарм", "Бойсун-фарм", "Бустонлик-фарм", "Паркент-фарм". Они обеспечат комплексное и эффективное использование производственного и ресурсного потенциала Каракалпакстана, Джизак­ской, Наманганской, Сырдарьинской, Сурхандарьин­ской и Ташкентской областей в части выращивания лекарственного растительного сырья в особых природных условиях для последующей его переработки.

Эти зоны несколько отличаются от своих предшественниц и созданы для конкретной отраслевой задачи. Дело в том, что рынок фармацевтической продукции сильно зависит от импортной составляющей, что из-за курсовой разницы валют ведет к удорожанию лекарств и медицинских препаратов для населения. Однако растительный мир Узбекистана дает возможность производить большинство компонентов фармацевтической продукции из собственного сырья, которое сейчас используется в ограниченном количестве. Указом предусмотрено выделение земель для создания плантаций лекарственных растений в соответствующих зонах.

А три месяца спустя Президент подписал постановление о создании в столичной области малых промышленных зон (МПЗ) на базе неиспользуемых производственных площадей и земельных участков. Недвижимое государственное имущество, находящееся на территории зон, будет предоставляться субъектам предпринимательства в долгосрочную аренду сроком на десять лет с "нулевой" процентной ставкой, с последующей передачей права собственности при условии выполнения бизнес-планов. Компании на территориях этих зон будут освобождены от ряда налогов при условии вложения определенных объемов инвестиций.

Кадры нужны самим

Но, пожалуй, самый интересный и перспективный проект, связанный с соз­данием особого экономического режима деятельности, был запущен с выходом Указа главы государства "О мерах по коренному улучшению условий для развития отрасли информационных технологий в республике" от 30 июня. Согласно ему создан Инновационный центр по поддержке разработки и внедрения информационных технологий "Mirzo Ulugbek Innovation Center". Его резиденты разместятся на всей территории страны, что, пожалуй, беспрецедентно для отечественной практики, но обеспечивает равные благоприятные условия для осуществления инновационных проектов и предоставляет возможность молодежи реализовать в них свой творческий потенциал.

Представители Инновационного цент­ра до 1 января 2028 года освобождены от уплаты налогов и обязательных платежей, также они получили таможенные льготы. Налоговые преференции предусмотрены и для работников центра. Но, пожалуй, самое главное, - его финансово-хозяйственная деятельность изначально более интегрирована в системы международных операций и расчетов, нежели другие хозяйствующие субъекты нашей страны. Так, резидентам центра разрешено осуществлять расчеты в иностранной валюте, а также экспортировать работы и услуги за иностранную валюту через онлайновые магазины в сети интернет без наличия экспортного контракта. По сути, именно эти особенности и позволяют наиболее благоприятным образом реализоваться интеллектуальному потенциалу нашей страны без необходимости выезда за рубеж и работы на иностранные компании. Инновационные продукты могут создаваться и реализовываться на экспорт непосредственно с территории Узбекистана.

Почему именно этот проект так важен? В современном мире успешное развитие связывают с качеством человече­ского потенциала, образованием, подготовкой кадров. Грамотные и высококвалифицированные кадры пользуются высоким спросом. Поэтому наша талантливая молодежь очень часто уезжает продолжать образование и работать за рубеж. В итоге самый ценный капитал, в который государство вкладывает немалые средства, зачастую развивает экономику не своей страны, а других. "Утечка мозгов" свойственна всем государствам, решить эту проблему пытаются по-разному, но суть заключается в том, чтобы создавать в своей стране наиболее благоприятные условия для работы талантливой молодежи. И проект "Mirzo Ulugbek Innovation Center" сосредоточен именно на этом. По своей направленности он аналогичен китайским зонам высоких технологий, японским технополисам, "силиконовым долинам" США. Но, наверное, уникален тем, что его режим распространяется на всю территорию страны.

Зачем нам столько СЭЗ?

Узбекистан, накопив опыт использования режимов СЭЗ для экономического развития на трех успешных проектах, перешел к широкому использованию этого эффективного экономического инструмента в масштабах узбекской экономики. Причем спектр решаемых с его помощью проблем существенно расширяется - стимулирование развития экономически проблемных регионов, развитие высокотехнологичных экспортоориентированных производств, повышение конкурентоспособности фармацевтической отрасли, формирование механизмов и инструментов инновационного развития. На возникающие вопросы "Не слишком ли много СЭЗ?" и "Сколько их вообще нужно Узбекистану?" ответ может дать зарубежная практика, в особенности самых динамичных экономик - китайской и американской. Последняя представлена более чем 1400 предпринимательских зон - одним из видов СЭЗ. Достаточно сказать, что не весь инструментарий мирового опыта экономических зон для решения тех или иных экономических проблем и задач в Узбекистане еще освоен. Ответ, пожалуй, может быть таким: если с помощью СЭЗ - особого режима экономической деятельности - можно ликвидировать определенную экономическую проблему или задачу, то она должна быть именно так и решена.

Специальные экономические зоны и свободные порты

 Опубликовано: 18.07.2019. 16.25



В Латвии действуют три специальные экономические зоны (Лиепайская, Латгальская, Резекненская) и два свободных порта (Рижский и Вентспилсский). Закон «О налогообложении в свободных портах и специальных экономических зонах» (On Taxation in Free Ports and Special Economic Zones, www.likumi.lv) устанавливает порядок применения косвенных и прямых налоговых льгот в Рижском свободном порту, Вентспилсском свободном порту, Латгальской специальной экономической зоне, Лиепайской специальной экономической зоне и Резекненской специальной экономической зоне.

Преимущества:

  • Льготы по прямым налогам
    • Капитальное общество зоны или лицензированное капитальное общество применяет льготы в период таксации, если накопленная сумма льгот по прямым налогам и начисленные льготы в период таксации в совокупности не превышают следующие проценты от накопленной суммы инвестиций, применяемые к соответствующему капитальному обществу:

      • у капитального общества зоны или лицензированного капитального общества, не отвечающего критериям, предусмотренным приложением I к Регламенту Комиссии № 651/2014, – 35 процентов от накопленной суммы инвестиций;
      • у капитального общества зоны или лицензированного капитального общества, соответствующего предусмотренному приложением I к Регламенту Комиссии № 651/2014 статусу среднего капитального общества, – 45 процентов от накопленной суммы инвестиций;
      • у капитального общества зоны или лицензированного капитального общества, соответствующего предусмотренному приложением I к Регламенту Комиссии № 651/2014 статусу малого капитального общества, – 55 процентов от накопленной суммы инвестиций.


      Определенный процент послабления (35%, 45% или 55%) применяется в виде льгот по подоходному налогу с предприятий и общей сумме льгот по налогу на недвижимость.
      Крупным инвестиционным проектом считается планируемый инвестиционный проект капитального общества зоны или лицензированного капитального общества, размер которого превышает 50 миллионов евро. К таким инвестиционным проектам применяются особые условия.
      Капитальное общество зоны или лицензированное капитальное общество вправе применить к находящейся в его собственности, правомерном владении или предоставленной в пользование недвижимой собственности, расположенной на территории зоны или свободного порта, льготу по налогу на недвижимость в размере 80 процентов от начисленной суммы (без применения других льгот).
      Капитальное общество зоны или лицензированное капитальное общество вправе применить льготу по подоходному налогу с предприятий в размере 80 процентов от начисленной суммы налога.

  • Льготы по косвенным налогам 
    • К капитальным обществам зоны или лицензированным капитальным обществам применяются следующие косвенные налоговые льготы:

      • налог на добавленную стоимость по ставке 0%;
      • освобождение от акцизного налога на нефтепродукты.

Подробную информацию о специальных экономических зонах и управлениях свободного порта можно найти по адресу:


Данное описание носит общий характер, предоставлено в справочных целях и не обладает юридической силой. В случае применения необходимо действовать согласно нормативному акту. При возникновении вопросов рекомендуем обращаться в Службу государственных доходов Латвии.

  • 4947 просмотров

Свободные экономические зоны и оффшорный бизнес (Библиография)

   Свободные экономические зоны и оффшорный бизнес:
(Библиография 1994-2000 гг.)
 
 указаны шифры с пометкой о местонахождении изданий   
  1. Аверьянова О.Д. Финансовые отношения в свободных экономических зонах: Автореф. дис. ... канд. экон. наук / СПб. ун-т эк-ки и фин. - СПб., 1994. - 17 с.
  2. Горбунов А.Р. Оффшорный бизнес и создание компаний за рубежом / Под ред. Р.Т.Юлдашева. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Анкил; ИНФРА-М., 1995. - 158 с.
    Г95-10301 ч/з2
  3. Городисский А., Штаубах Р., Вехингер У. Оффшорные компании: риск и преимущество // Экономика и жизнь. - 1992. - N 44. - С.7.
  4. Гумилевский А., Максимов В., Шишков А. Свободные экономические зоны: какими им быть? // Внеш. торговля. - М., 1995. - N 6. - С.2-4.
  5. Даукаев И.М. Как создать собственную компанию в зонах льготного налогообложения. - Б.м., 1995. - 36 с.
    Возможности создания оффшорных компаний на Кипре.
    Г95-3615 ч/з2
  6. Дергачев В.А. Стратегия развития свободных экономических зон в постсоветском пространстве (проект ЕВРАГЕЙТ) // Изв. РГО. - СПб., 1995. - Т.127, вып.4. - С.27-34.
  7. Кипр - оффшорная зона: Соглашение между правительством СССР и правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения доходов и имущества. - М., 1995. - 25 с. - (Справ. бухгалтера-аудитора; Вып.5)
  8. Куда бежать от налогов? Выбор широк: от Бермуд до Швейцарии: Сравнительные характеристики основных офшорных юрисдикций // Деловые люди. - 1994. - N 45. - С.46-49.
  9. Мещеряков С. Оффшорные компании в Венгрии // Ваш консультант: Прилож. к газ. "Экономика и жизнь". - 1995. - Январь (N 3). - С.IV.
    Как создать компанию в Венгрии; льготы оффшорным компаниям; льготы иностранным инвесторам.
  10. Мищенко А.А. Цены в экономическом механизме свободной экономической зоны: Автореф. дис. ... канд. экон. наук / СПб. ун-т эк-ки и фин. - СПб., 1994. - 16 с.
  11. Настоящий А. Свободные таможенные зоны: состоится ли премьера? // Правила игры = Fair play. - М., 1994. - N 3. - С.49-57.
    Условия развития, законодательное регулирование.
  12. Носков И.Ю. Свободные экономические зоны в России: Возможности и реальность // Экономика и жизнь. - 1995. - N 24. - С.12, прил.
  13. Организация свободных экономических зон (СЭЗ) в Российской Федерации: Анализ политико-правовой базы и возможных перспектив // Информ.-аналит. материалы / Центр. банк РФ. НИИ. - М., 1996. - Вып.3. - С.5-94.
  14. Орешкин В.А. О зонах с преференциальным режимом на территории России // Бюл. иностр. коммер. информ. - М., 1996. - N 26. - С.1-4.
    Свободная экономическая зона "Кабардино-Балкария".
  15. Офф-шор компании и мировая практика снижения налогов. Вып.1. - М.: Торгово-трастовая компания, 1993. - 68 с.
  16. Offshore Companies: Обзоры, комментарии, рекомендации - М.: НПК-ВЕСТА, 1992. - 159 с.
    Г93-540, Г93-1869 ч/з2 (У5-О.330)
  17. Оффшорные компании: Обзоры, комментарии, рекомендации / А.Троценко, Е.Карманова. - М.: НПК-ВЕСТА, 1995. - 498 с.
    Г95-6183 ч/з2
  18. Романов И. Ваш бизнес на Кипре... Покровительство Афродиты. - М.: Персей, 1994. - 128 с.
    Оффшорные компании.
  19. Савин В. О законодательной базе создания и функционирования в России свободных экономических зон // Пробл. Дальнего Востока. - 1994. - N 5. - С.70-74.
  20. Савин В.А. Специальные экономические зоны в Казахстане // Бюл. иностр. коммер. информ. - М., 1996. - N 34. - С.2-5.
  21. Самбурова Е.Н. Оффшорный бизнес в России: черная дыра экономики или инструмент развития? // Россия и соврем. мир. - 2000. - N 2 (27). - С.152-161.
  22. Смородинская Н., Капустин А. Свободные экономические зоны: мировой опыт и российские перспективы // Вопр. экономики. - 1994. - N 12. - С.126-140.
  23. Титов А. Безналоговый рай может оказаться раем в шалаше // Деньги. - 1995. - N 19. - С.37-40.
    Проблемы создания оффшорных компаний.
  24. Уваров В.А. Свободные экономические зоны Востока России. - Хабаровск: МИА "Информ-Этнос", 1994. - 195 с.: диагр., карт.
  25. Ушаков Д.Л. Офшорные зоны в практике российских налогоплательщиков. - М.: Юристъ, 1999. - 495 с. - (Сер. Practica). - Библиогр.: с.477-494 (388 назв.).
    ОГЛАВЛЕНИЕ КНИГИ
  26. Фаминский И. Оффшорные зоны и проблемы бегства капитала // Год планеты. 2000 г. - М., 2000. - С.534-538.
    У5-Г.59 НО
  27. Халдин М.А. Мировой опыт оффшорного бизнеса. - М.: Междунар. отношения, 1995. - 45 с.
    Е95-443 ч/з2

Источники: СК ГПНТБ СО РАН: У50-139, У526.22, Х830.14, Х916.9 | БД ИНИОН Экономика | Проблемы рыночной экономики: б/у.

Ковитиди предложила защитить свободные экономические зоны от санкций

Фото: Пресс-служба сенатора

Свободные экономические зоны не могут полноценно развиваться в условиях санкционного давления и без дополнительной поддержки государства. Об этом заявила председатель подкомитета по международному военно-политическому сотрудничеству Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Ольга Ковитиди во время пленарного заседания палаты регионов 26 сентября.

По её словам, в первую очередь из-за нарастающего экономико-политического давления США и стран Евросоюза страдают СЭЗ Крыма и Севастополя. 

«Твёрдо уверена, что в условиях беспрецедентного внешнего вмешательства в вопросы государственного суверенитета России, в частности экономического суверенитета, мы должны действовать на опережение. России причиняется существенный вред, за который всю ответственность, в том числе материальную, должны нести страны, его инициирующие и причиняющие», — отметила сенатор.

В связи с этим Ольга Ковитиди предложила разработать алгоритм защиты СЭЗ от санкций. «Требуется подготовить законодательные решения, а также разработать механизм взаимодействия госорганов и участников свободной экономической зоны, чтобы эффект от его применения был ощутим для предпринимательского сообщества, а значит, полезен обществу и государству», — считает сенатор.

По мнению Ольги Ковитиди, пилотный запуск этого проекта можно провести в Республике Крым — это самый молодой субъект России, который к тому же наиболее близко «знаком» с западными санкциями.  

Парламентарий также предложила провести парламентские слушания с участием заинтересованных субъектов Федерации, представителей бизнеса и экспертного сообщества. В таком формате удастся выработать консолидированную позицию власти и предпринимательского сообщества, полагает сенатор.

Отчет о мировых инвестициях

| Глава 4 - Особые экономические зоны

Глава 4 - Особые экономические зоны

Особые экономические зоны (ОЭЗ) широко используются в большинстве развивающихся и многих развитых стран. В этих географически разграниченных районах правительства содействуют промышленной деятельности посредством налоговых и нормативных стимулов и поддержки инфраструктуры. Сегодня существует около 5400 зон в 147 странах по сравнению с 4000 пятью годами назад, и на стадии разработки находится более 500 новых СЭЗ (диаграмма 9).Бум ОЭЗ является частью новой волны промышленной политики и ответом на растущую конкуренцию за международные мобильные инвестиции.
Большинство зон предлагают налоговые льготы, освобождение от таможенных пошлин и тарифов; благоприятные для бизнеса правила в отношении доступа к земле, разрешений и лицензий или правил найма; и административная оптимизация и упрощение формальностей. Поддержка инфраструктуры - еще одна важная особенность, особенно в развивающихся странах, где базовая инфраструктура для бизнеса за пределами этих зон может быть плохой.

Существует много типов ОЭЗ. Базовые свободные зоны, ориентированные на упрощение торговой логистики, наиболее распространены в развитых странах. В развивающихся странах обычно используются интегрированные зоны, нацеленные на промышленное развитие, которые могут быть многоотраслевыми, специализированными или ориентированными на развитие инновационного потенциала. Степень и тип специализации тесно связаны с уровнем индустриализации страны, следуя лестнице развития ОЭЗ (таблица 1).

Некоторые из них сосредоточены на новых отраслях, таких как высокие технологии, финансовые услуги или туризм, выходя за рамки торговли и трудоемкой производственной деятельности традиционных ОЭЗ.Другие сосредоточены на экологических характеристиках, коммерциализации науки, региональном развитии или восстановлении городов.
Несмотря на появление новых форм зон, связанных с природными ресурсами, нацеленных на внутренние рынки или предназначенных в качестве инкубаторов для стартапов и малых и средних предприятий, большинство ОЭЗ остаются, по сути, частью пакета стран по стимулированию конкурентоспособных инвестиций вместе с другие формы стимулов.

Зоны, разработанные с иностранным партнером, становятся все более распространенными.Несмотря на то внимание, которое привлекли к себе зоны межгосударственного партнерства, большинство из них построено с участием международных частных компаний по развитию зон без официальных соглашений с иностранным правительством.
Тем не менее, официальное международное сотрудничество по развитию зон становится все более распространенным явлением. Сочетание помощи в целях развития, экономического сотрудничества и стратегических соображений способствует развитию партнерских зон при поддержке стран-инвесторов. Основные страны-доноры и многосторонние институты развития включили создание СЭЗ в свои программы сотрудничества в целях развития.
Преимущества для развивающихся стран, создающих ОЭЗ с иностранным партнером, включают разделение затрат на разработку, использование знаний и опыта стран-партнеров и зарубежных застройщиков, а также получение преференциального доступа к устоявшейся сети инвесторов.
Инициативы региональной интеграции также способствовали созданию ОЭЗ вдоль региональных экономических коридоров. Зоны регионального развития и трансграничные зоны, охватывающие две или три страны, становятся характерной чертой регионального экономического сотрудничества.

ОЭЗ могут способствовать привлечению инвестиций, созданию рабочих мест и стимулированию экспорта - как прямо, так и косвенно, если они преуспевают в налаживании связей с экономикой в ​​целом. Зоны также могут поддерживать участие в глобальной цепочке создания стоимости (GVC), промышленную модернизацию и диверсификацию.
Зоны - ключевой инструмент поощрения инвестиций. Преимущества кластеризации и экономики совместного размещения привлекают инвесторов. Во многих странах стимулы, инфраструктурная поддержка и содействие развитию бизнеса в ОЭЗ призваны компенсировать недостатки инвестиционного климата.Однако наличие зон не является ни предварительным условием, ни гарантией более высоких показателей по привлечению прямых иностранных инвестиций. Только около половины агентств по продвижению инвестиций во всем мире считают, что зоны в их стране значительно способствовали привлечению ПИИ.
Во многих странах зональные программы составляют основную долю экспорта, особенно экспорта промышленных товаров. СЭЗ были ключевым компонентом усилий по диверсификации экспорта в развивающихся странах и сыграли важную роль в расширении участия стран в ГЦСС.Торговые издержки, такие как тарифы, пограничные налоги и сборы, накапливаются, когда промежуточные товары импортируются, обрабатываются и затем реэкспортируются в сложных ГЦСС. За счет снижения таких транзакционных издержек ОЭЗ стали основными центрами ГЦСС.
Зоны часто являются эффективным инструментом для создания рабочих мест, особенно для женщин. Влияние рабочих мест в ОЭЗ на страны с высоким уровнем безработицы и неполной занятости является значительным. СЭЗ, особенно в беднейших странах, могут стать важным средством формальной занятости.

Производительность многих зон остается ниже ожиданий.Там, где они способствуют экономическому росту, стимулы обычно носят временный характер: после периода восстановления большинство зон развиваются с той же скоростью, что и национальная экономика. И слишком много зон действуют как анклавы с ограниченным воздействием за их пределами.
Кроме того, важно учитывать социальное и экологическое воздействие ОЭЗ. В частности, в прошлом зональные стандарты труда часто вызывали озабоченность. Это меняется в современных зонах. Практика ESG улучшается; более половины ОЭЗ, опрошенных в ходе опроса ЮНКТАД, имеют политику в отношении экологических стандартов и правил, а некоторые приняли международные экологические стандарты.
На сегодняшний день немногие страны систематически оценивают эффективность и влияние СЭЗ, и еще меньше стран внедрили механизмы для борьбы с недостаточной эффективностью. Это очень важно, потому что восстановление неудачных ОЭЗ требует своевременной диагностики, особенно когда в развитие зоны был вложен значительный уровень государственных инвестиций. Отчет о прибылях и убытках (прибылях и убытках) ОЭЗ ЮНКТАД может служить руководством для директивных органов при разработке комплексной системы мониторинга и оценки (таблица 2).

Стратегическая разработка основы политики и программы развития СЭЗ имеет решающее значение. Типы зон и их специализация должны основываться на существующих конкурентных преимуществах и возможностях. Некоторые менее развитые страны стремились привлечь высокотехнологичных инвесторов в ОЭЗ, чтобы перейти к деятельности с более высокой добавленной стоимостью и ускорить экономический рост. Тем не менее, высокотехнологичные зоны в среде, в которой отсутствуют ключевые географические преимущества для такой деятельности, включая достаточно квалифицированные ресурсы, исследовательские институты и возможности для привлечения специализированного иностранного персонала, могут оказаться нежизнеспособными.Планы развития зоны должны быть долгосрочными и ориентироваться на лестницу развития ОЭЗ.
Программы развития зон должны быть экономными. Отчет о прибылях и убытках в области устойчивого развития ОЭЗ подчеркивает необходимость финансовой и фискальной устойчивости зон, поскольку их влияние на экономический рост в целом может быть неопределенным и требует времени, чтобы материализоваться.
Немногие страны проводят комплексную оценку выгод зоны по сравнению с затратами, включая первоначальные инвестиционные расходы и эксплуатационные расходы.Зоны обладают потенциалом для обеспечения выгод для развития, помимо прямых экономических и финансовых выгод, поддержки целей экономических преобразований, развития технологий и навыков, а также возможностей для проведения политических экспериментов. Эти преимущества развития могут оправдать государственные инвестиции в зоны. Однако финансовая и фискальная жизнеспособность зон важна для долгосрочной устойчивости. Высокие первоначальные затраты из-за завышения спецификаций, субсидий для жителей зон и перехода на зональные режимы уже действующих фирм представляют наибольшие риски для финансовой жизнеспособности.Развитие зоны аутсорсинга для частного сектора может существенно снизить капитальные затраты для правительств, а также некоторые связанные с этим риски.
Успех отдельных ОЭЗ зависит от правильного понимания основ. Большинство отказов можно отнести к таким проблемам, как плохое расположение площадок, требующее больших капитальных затрат, или удаленность от узлов инфраструктуры или городов с достаточным количеством рабочих мест; ненадежные источники питания; плохой дизайн зоны с несоответствующим оборудованием или техническим обслуживанием; или чрезмерно громоздкие процедуры.Облегчение административных процедур для предприятий и инвесторов в зоне посредством упорядочения нормативных требований и использования «единого окна» или «единого окна» является обязательным.
Активная поддержка развития кластеров и связей является ключом к максимальному эффекту развития. Фирмы, работающие в зонах, могут получить выгоду от сетевого эффекта и экономии от масштаба. Зональная специализация способствует развитию кластеризации. Фирмы, работающие в одной или смежных отраслях, имеют больше возможностей для сотрудничества, объединения ресурсов и совместного использования производственных мощностей, чем фирмы, работающие в несвязанных отраслях.Тем не менее, даже зоны с несколькими видами деятельности могут извлечь некоторые из преимуществ совместного размещения. Фирмы из разных отраслей могут пользоваться общими услугами в зоне. Упреждающее выявление возможностей, согласование усилий и программ обучения с фирмами внутри и за пределами зоны значительно усиливает влияние зон.
Прочная нормативно-правовая база, сильные институты и хорошее управление являются критически важными факторами успеха. Правовая инфраструктура ОЭЗ должна обеспечивать последовательную, прозрачную и предсказуемую реализацию политики ОЭЗ.Обязанности органов управления СЭЗ должны быть четко определены. Автономия руководящего органа, особенно в контексте увеличения числа частных зон, важна для минимизации конфликта интересов.
Выбор между моделями развития зон государственного, частного или государственно-частного партнерства зависит от политики страны и законодательного контекста, а также от типов СЭЗ, которые правительства стремятся создать. Развитие зоны частного сектора предлагает преимущества, в том числе лучшее понимание соответствующих уровней инвестиций и объектов, наиболее подходящих для данной зоны, и доступ к установленной сети инвесторов (арендаторов) в зоне.

Там, где директивным органам необходимо повернуть вспять испытывающие трудности СЭЗ или скорректировать зональные программы, которые не достигают целей, им нужны варианты для переориентации их стратегического подхода, реформирования зональных правил и переупаковки зональных выгод. Эта потребность может стать все более острой с появлением трех ключевых проблем: императив устойчивого развития, новая промышленная революция и цифровая экономика, а также изменение моделей международного производства и ГЦСС.
Повестка дня в области устойчивого развития все больше и больше определяет стратегические решения и операции МНК, что должно быть отражено в ценностном предложении, которое СЭЗ продают инвесторам.Более слабые социальные и экологические правила или меры контроля не являются долгосрочным жизнеспособным конкурентным преимуществом для привлечения инвестиций в зоны. СЭЗ, рекламирующие свои экологические показатели (экозоны), уже появляются, и обеспечение соблюдения и активное продвижение высоких стандартов ESG будет все больше становиться характерной чертой СЭЗ.
Современные ОЭЗ могут внести положительный вклад в показатели ESG промышленных баз стран. Контроль, правоприменение и услуги (например, инспекторы, медицинские услуги, утилизация отходов и установки возобновляемых источников энергии) могут быть более легко и дешево обеспечены в ограниченных зонах СЭЗ.Налоговые стимулы, обусловленные не только занятостью, инвестициями или экспортными показателями, но также и целым рядом социальных и экологических показателей, могут стать ключевым инструментом, определяющим эффективность ЭСУ ОЭЗ и их влияние на устойчивое развитие.
В соответствии с ЦУР, это воздействие должно включать гендерное равенство. ОЭЗ традиционно являются крупными работодателями для женщин, в которых в среднем работают около 60 процентов женщин. Некоторые современные зоны реализуют положения о гендерном равенстве, такие как антидискриминационные правила, и службы поддержки, такие как детские сады и школы, устанавливая новые стандарты для достижения ЦУР.
Новая промышленная революция и цифровая экономика меняют обрабатывающую промышленность - основных клиентов ОЭЗ. Снижение значения затрат на рабочую силу как фактора, определяющего местоположение для инвестиций, будет иметь фундаментальные последствия для ОЭЗ. Программы развития ОЭЗ должны будут адаптировать свои ценностные предложения, чтобы включить доступ к квалифицированным ресурсам, высокий уровень передачи данных и поставщиков соответствующих технологических услуг, возможно, через партнерство с поставщиками платформ.Предоставление цифровых услуг операторами ОЭЗ, например через единое окно онлайн для административных процедур становится все более важным сигналом для потенциальных инвесторов. На стратегическом уровне у ОЭЗ могут появиться новые возможности для нацеливания на цифровые фирмы и ориентации их стратегических сил в упрощении логистики на деятельность по распределению в цифровых цепочках создания стоимости. СЭЗ также могут выступать в качестве инкубаторов и способствовать кластеризации и установлению связей с цифровыми стартапами как внутри, так и за пределами их границ.
Изменения в структурах международного производства и ГЦСС являются характерной чертой нынешней сложной глобальной политической среды для торговли и инвестиций с растущим протекционизмом, изменением торговых преференций и преобладанием регионального экономического сотрудничества. Эти изменения могут существенно повлиять на конкурентоспособность ОЭЗ, которые функционируют как центральные узлы в ГЦСС. Международное сотрудничество по развитию зон, вероятно, будет приобретать все большее значение. Тенденция к более региональному, а не многостороннему экономическому сотрудничеству, вероятно, придаст дополнительный импульс развитию региональных и приграничных зон.

Императив устойчивого развития, возможно, является самой неотложной проблемой, с которой сегодня сталкиваются политики, разработчики зональных программ и зональные менеджеры. Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года предоставляет возможность для развития совершенно нового типа СЭЗ: модельной зоны ЦУР. Такие зоны будут нацелены на привлечение инвестиций в деятельность, имеющую отношение к ЦУР, принятие наивысших уровней стандартов ESG и соблюдение требований, а также содействие инклюзивному росту за счет связей и побочных эффектов. Модельные зоны
ЦУР могут выступать в качестве катализаторов для трансформации «гонки вниз» за привлечение инвестиций (за счет более низких налогов, меньшего количества правил и более низких стандартов) в гонку за вершиной, в результате чего устойчивое развитие оказывает влияние на географическое преимущество.
Этот процесс модернизации зон и построения модельных зон ЦУР может выиграть от глобального обмена опытом и передовой практикой. Кроме того, поскольку все больше и больше зон создается в рамках международного партнерства, глобальная платформа, объединяющая финансовых партнеров, разработчиков ОЭЗ, принимающие страны, агентства по продвижению инвестиций и агентства по продвижению внешних инвестиций, а также влиятельных инвесторов, может ускорить переход к устойчивому развитию. -ориентированные зоны. ЮНКТАД может сыграть ведущую роль в создании такой платформы в связи со своим Всемирным инвестиционным форумом, а также в поддержке партнерских отношений посредством своих политических рекомендаций, технической помощи и программ обучения.Ключевая цель должна заключаться в том, чтобы заставить ОЭЗ работать на достижение ЦУР: от привилегированных анклавов до источников широко распространенных выгод.

Примечание 4. Состояние свободных экономических зон в Молдове

В 1995 г. в Молдове введена бесплатная законодательства экономической зоны (СЭЗ) с целью ускорения социально-экономическое развитие за счет привлечения отечественных и зарубежных инвестиции, продвижение экспорта и создание рабочих мест.С тех пор семь свободных экономических зон, предлагающих налоги и установлены таможенные льготы. В этой заметке оценивается статические и динамические экономические преимущества программы в Молдова. Свободные экономические зоны добились успеха в привлечение инвестиций как отечественных, так и зарубежных источники. Экономические зоны стали настоящим экспортом платформ, что привело к пятикратному увеличению экспорта промышленное производство из зон с 2004 по 2014 год.В среднем занятость в экономических зонах была устойчивой. рост за последние семь лет и почти удвоился с тех пор, как 2008. Факты свидетельствуют о том, что в экономических зонах внесла значительный вклад в диверсификацию экспорта и изменяющейся структуре молдавской экономики. В влияние экономических зон на отечественные фирмы, по-видимому, скромные, однако, вряд ли способствуют технологическая модернизация и усовершенствование молдавского экономия.Свободные экономические зоны, как правило, привлекают промышленные деятельность, требующая интенсивного использования человеческих ресурсов для определенные операции. Экономическое влияние молдавского свободного экономические зоны неоднозначны. Законодательство Молдовы предусматривает разумные и прозрачные положения, но главный вопрос в том, как это законодательство выполняется. Большая часть чего-либо рекомендации направлены на оптимизацию процесс внедрения, облегчая компаниям работать.Вот основные рекомендации по улучшению зоны: (i) важность фискальных стимулов должна быть понижен за счет перехода на адресные услуги для бизнеса; (ii) снизить коррупцию и повысить подотчетность за счет создание процедур и элементов единого окна; (iii) создать надлежащий механизм для мониторинга и отчетности с жителями зон и администратором; (iv) наделить регулятор с дополнительными соответствующими институциональными возможностями и возможности; (v) роль резидентов в назначении администратор должен быть решающим; и (vi) установить правильный механизм компенсации жителям зон для ограничительного обращения с недвижимым имуществом.

Свободных экономических зон: за и против

Зоны свободной торговли, также известные как свободная коммерческая зона, являются подкатегорией особых экономических зон. Это огороженные зоны беспошлинной торговли, предлагающие складские помещения, складские помещения и распределительные объекты для торговых, перевалочных и реэкспортных операций без вмешательства таможенных органов.

Существует несколько определений ЗСТ, относящихся к их различным характеристикам:
• Географическая форма
• Тип бизнеса
• Промышленная специализация (услуги, технологии, логистика, строительство, сборка и т. Д.)

Однако режим ЗСТ пытается обеспечить благоприятные условия, которые снижают издержки деловых операций, способствуют инвестициям, содействуют торговле, стимулируют создание рабочих мест и направляют определенные экономические реформы.

Зоны свободной торговли в основном располагаются вокруг крупных морских портов, международных аэропортов и национальных границ - районов с множеством географических преимуществ для торговли.
Свободные зоны обычно делятся на одну из четырех категорий: зоны свободной торговли, зоны экспортной обработки, особые экономические зоны и промышленные зоны.

- Зоны свободной торговли , обычно расположенные вблизи морских портов или аэропортов, в основном предлагают освобождение от национальных импортных и экспортных пошлин на реэкспортируемые товары. Местные услуги выигрывают, пусть и незначительно, в виде добавленной стоимости к продаваемым товарам.

- Зоны экспортной обработки идут еще дальше, фокусируясь на экспорте со значительной добавленной стоимостью, а не только на реэкспорте.

- Особые экономические зоны применяют многосекторальный подход к развитию и ориентированы как на внутренний, так и на внешние рынки.Они предлагают множество стимулов, включая инфраструктуру, налоговые и таможенные льготы и более простые административные процедуры.

- Промышленные зоны ориентированы на определенные виды экономической деятельности, такие как средства массовой информации или текстильная промышленность, с соответствующей адаптацией инфраструктуры.

В настоящее время существует несколько сотен свободных зон по всему миру, и регион MENA имеет изрядную долю успехов из СМИ и интернет-городов Дубая, которые уловили раннюю волну электронной экономики, через Суэцкий залив Египта на всем пути в свободную зону Танжер.

В регионе Ближнего Востока и Северной Африки насчитывается около 73 свободных зон, а в 17 странах Ближнего Востока и Северной Африки существуют или разрабатываются какие-либо свободные зоны.

Свободная зона

DMCC, Объединенные Арабские Эмираты: DMCC приняла стратегию умного города в 2016 году, чтобы гарантировать, что зона предлагает своему сообществу новейшие технологии и возможность подключения к удобствам. DMMC была первой свободной зоной в мире, которая предложила своим членам возможности электронной подписи, и с конца 2016 года с использованием электронной подписи было заключено более 8000 контрактов.

Tanger Med Zones, Марокко: Инвесторов в Танжер привлекает доступ к морским путям через пролив, который находится всего в 14 км от Европы. Планируется открыть вторичную зону в Айн-Дайла - Танжер, которая будет иметь площадь 1200 гектаров и будет иметь промышленную направленность, чтобы дополнить существующую зону производственной и логистической деятельностью.

Специальная экономическая зона «Парк инновационных технологий», Казахстан: в 2016 г. насчитывалось более 160 компаний (3.Рост на 8% по сравнению с 2015 годом), ОЭЗ «Парк инновационных технологий» расположена всего в 28 км от Алматы на юге Казахстана. Инвесторы могут воспользоваться льготными ставками налога, в том числе 0% налога на имущество, корпоративного дохода, социального и земельного налога. Зона ориентирована на инновационные компании, стартапы и, в частности, малый и средний бизнес, на долю которых приходится 100% арендаторов.

Особая экономическая зона Катовице, Польша: более 63 000 человек работают в ОЭЗ Катовице, которая расположена примерно в 80 км к западу от Кракова на юге Польши.С 2015 по 2016 год в зоне увеличилась занимаемая площадь более чем на 16%, когда было выдано 27 новых разрешений на реализацию инвестиционных проектов. В настоящее время он расширил свое предложение на 269 гектаров, большинство из которых расположены в небольших городах и предназначены для привлечения малых и средних предприятий.

Zona Franca de Bogotá, Колумбия: более четверти компаний в колумбийской Zona Franca de Bogotá являются транснациональными корпорациями и включают крупных иностранных инвесторов, таких как немецкая логистическая компания DHL, британский телекоммуникационный гигант BT и базирующаяся в Испании коммуникационная компания Telefónica.Зона предлагает внутреннюю транспортную сеть, программы мобильности и удобства, такие как медицинский центр, стоматологическая практика, салон красоты и магазин товаров повседневного спроса, для 30 000 сотрудников своих инвесторов.

Исследование OECD показало, что ЗСТ предоставляют многочисленные преимущества для бизнеса и принимающих стран, но слабо регулируемая ЗСТ также привлекательна для сторон, участвующих в незаконной и преступной деятельности, такой как торговля контрафактными товарами, контрабанда, отмывание денег.

Согласно этому исследованию, дополнительная ЗСТ в экономике связана с 6.Увеличение стоимости поддельного экспорта на 9%. Увеличение на 1% количества фирм, работающих в зонах / количества сотрудников, работающих в зонах, увеличивает стоимость поддельного экспорта на 0,29% и 0,21% соответственно.

Наряду с нарушением товарных знаков и авторских прав, контрафактные и пиратские товары влекут за собой риски для здоровья и безопасности, неисправности продуктов и потерю доходов для компаний и правительств. Более ранняя работа ОЭСР показала, что 2,5% импортных товаров во всем мире и 5% импорта Европейского Союза являются подделками.

ЗСТ

обеспечивает многочисленные преимущества для бизнеса и принимающих стран, но слабо регулируемая ЗСТ также привлекательна для сторон, участвующих в незаконной деятельности.

Fonte: a cura di Exportiamo, di Morvarid Mahmoodabadi, [email protected]

© RIPRODUZIONE RISERVATA

Меняющиеся роли свободных экономических зон в развитии: сравнительный анализ капиталистических и социалистических примеров в Восточной Азии

  • ARTHUR ANDERSON & CO.1984 Китайская Народная Республика: Специальное деловое руководство .

  • БАЗИЛЬ, АНТУАН и ДМИТРИЙ ГЕРМИДИС 1984 Инвестирование в зоны свободной экспортной обработки . Париж: Центр развития ОЭСР.

    Google Scholar

  • CETRA (Совет по развитию внешней торговли Китая) 1992 Ведение бизнеса с Тайванем R.O.C. Тайбэй: CETRA.

    Google Scholar

  • ЧАНГ, ВЭЙ 1992 Цзягонг Чукоуцюй Цунфей Чжи Тан (Дискуссия о сохранении или ликвидации зон экспортной обработки). Tai-Gang-Ao Jingji (Тайвань, Гонконг и экономика Макао) 9: 17–20.

    Google Scholar

  • CHEN, XIANGMING 1988 Некоторые социальные аспекты особых экономических зон Китая как стратегия развития . Неопубликованная кандидатская диссертация. Доктор философии, факультет социологии, Университет Дьюка, Дарем, Северная Каролина.

    Google Scholar

  • –1991 Иерархия городов Китая, городская политика и пространственное развитие в 1980-е годы. Городские исследования 28: 341–367.

    Артикул Google Scholar

  • - 1993 Изменение роли Шэньчжэня в национальном и региональном развитии Китая в 1980-е годы. В Китай на переходном этапе , под редакцией Джорджа Т. Ю, 251–279. Лэнхэм, доктор медицины: Университетское издательство Америки.

    Google Scholar

  • - 1994 Новое пространственное разделение труда и товарные цепочки в экономическом регионе Большого Южного Китая.В Товарные цепочки и глобальный капитализм , под редакцией Гэри Гереффи и Мигеля Корзеневича, 165–186. Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

    Google Scholar

  • ЧЭНГ, ЭЛИЗАБЕТ 1990a Вниз, но не ушел: ОЭЗ стремятся вернуть себе роль первопроходцев в развитии Китая. Дальневосточный экономический обзор (8 февраля): 38–39.

  • ЧЭНГ, ЕЛИЗАБЕТ 1990b Восток готов. Дальневосточный экономический обзор (13 мая): 57–58.

  • CHU, BAOTAI 1986 Иностранные инвестиции в Китае: вопросы и ответы . Пекин: Издательство иностранных языков.

    Google Scholar

  • CLARK, CAL 1989 Развитие Тайваня: последствия для борьбы с парадигмами политической экономии . Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

    Google Scholar

  • КЛИФФОРД, МАРК 1990 Прощай, все это: более высокие затраты начинают сказываться на зонах Южной Кореи. Дальневосточный экономический обзор (13 декабря): 64.

  • DGBAS (Главное управление бюджета, бухгалтерского учета и статистики) 1987 Статический ежегодник Китайской Республики . Тайбэй: Исполнительный Юань, Китайская Республика.

    Google Scholar

  • DO ROSARIO, LOUISE 1987 Модели в неразберихе. Дальневосточный экономический обзор (1 октября): 102–103.

  • ГОЛУБЬ, Г.А. 1977 Преимущества свободной зоны.Семинар по сотрудничеству между свободными промышленными зонами в арабском регионе, спонсируемый ЮНИДО. Александрия: 21 февраля - 1 марта.

  • EPZA (Управление экспортной зоны) 1986a Введение в EPZ: Утопия для промышленных предпринимателей (июнь).

  • EPZA (Администрация зоны экспортной обработки) 1986b Зоны экспортной переработки к их 20-летию (декабрь).

  • EPZA (Администрация экспортных зон) 1988 Справочник инвестора: экспортные зоны в Китайской Республике (август).

  • - 1989 Концентраты экспортной зоны переработки 24 (февраль): 46–48.

    Google Scholar

  • ЭВАНС, ПИТЕР Б. и ДЖОН Д. СТИФЕНС 1988 Развитие и мировая экономика. В Справочник по социологии , под редакцией Нила Смелсера, 739–773. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications.

    Google Scholar

  • FEWSMITH, JOSEPH 1986 Особые экономические зоны в КНР. Проблемы коммунизма (ноябрь – декабрь): 78–85.

    Google Scholar

  • FRÖBEL, FOLKER, JÜRGEN HEINRICHS и OTTO KREYE 1981 Новое международное разделение труда . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • ФУДЖИМОРИ, ХИДЕО 1978 Зоны экспортной переработки в странах Азии , Токио: Институт развивающихся стран.

    Google Scholar

  • ГЕРЕФФИ, ГЭРИ 1991 «Старая» и «новая» отрасли производства макиладоры в Мексике: каков их вклад в национальное развитие и интеграцию Северной Америки? Nuestra Economía 2: 39–63.

    Google Scholar

  • ГРУБЕЛЬ, ГЕРБЕРТ Г. 1982 К теории свободных экономических зон. Обзор мировой экономики 118: 39–61.

    Google Scholar

  • ГУ, ЮАНЬЯН, ЯНЬЧЖЕН ВЭЙ и ЯХУАН ВАН 1993 Шицзе Цзинцзи Зиюку Дагуан (Панорамный вид на свободные экономические зоны мира).Пекин: World Knowledge Press.

    Google Scholar

  • HONE, ANGUS 1971 Зоны экспортной переработки: маржинальная прибыль. Экономический и политический еженедельник 6 (20 ноября): 2245–2247.

    Google Scholar

  • HOU, BAOQUAN 1990 Lun Sulian de Jingji Tequ (Исследование особых экономических зон в Советском Союзе). Tequ yu Kaifang Chengshi Jingji (Особая зона и экономика открытого города) 6: 60–65.

    Google Scholar

  • IDIC (Центр промышленного развития и инвестиций) 1989a Промышленная панорама Тайваня 17 (январь): 1–4.

    Google Scholar

  • - 1989b Промышленная панорама Тайваня 17 (август): 1–4.

    Google Scholar

  • –1990 Промышленная панорама Тайваня 18 (май): 1–5.

    Google Scholar

  • JINGJI RIBAO (Economics Daily) 1993 Wuoguo yi Sheli Guojiaji Jishu Kaifaqu Sanshige (Китай уже создал 30 национальных зон развития технологий). 2 июля: 1.

  • Кей, Мацуо 1977 Рабочий класс в зоне свободного экспорта Масана. AMPO — Ежеквартальный обзор Японии и Азии 67–68. Токио: ресурсный центр Азиатско-Тихоокеанского региона.

    Google Scholar

  • КОТРА (Корейская корпорация содействия торговле) 1990 Иностранные инвестиции по странам , Чикаго: Корейский торговый центр.

    Google Scholar

  • KREYE, OTTO, JÜRGEN HEINRICHS и FOLKER FRÖBEL 1987 Зоны экспортной переработки в развивающихся странах: результаты нового исследования . Рабочий документ Международного бюро труда № 43. Женева.

  • ЛИУ, ГУОГУАН и ЦЗИНВЭН ЛИ 1993 Шэньчжэнь Цзинджи Тек Цзюши Няндай Цзинцзи Фачжан Чжаньлю (Стратегии экономического развития особой экономической зоны Шэньчжэня в 1990-е годы).Пекин: Economic Management Press.

    Google Scholar

  • МАНЕЖЕВ, СЕРГЕЙ 1993 Свободные экономические зоны в контексте экономических изменений в России. Европейско-азиатские исследования 45: 609–625.

    Google Scholar

  • MOEA (Министерство экономики) 1987 Создание и развитие зон экспортной переработки в Китайской Республике . Тайвань: Управление зоны экспортной обработки.

    Google Scholar

  • МОРЕЛЛО, TED 1983 Потогонные мастерские на солнце? Дальневосточный экономический обзор (5 сентября): 88–89.

  • OBORNE, MICHAEL 1986 Особые экономические зоны Китая . Париж: Центр развития ОЭСР.

    Google Scholar

  • PARK, CHUNG DONG 1993 Zhong-Han Jingji Tequ Bijiao Yanjiu (Сравнительное исследование особых экономических зон в Китае и Южной Корее).Пекин: Китайская пресса социальных наук.

    Google Scholar

  • РАББАНИ Ф.А., изд. 1983 Экономические и социальные последствия зон экспортной переработки в Азии: оценка . Токио: Азиатская организация по вопросам производительности.

    Google Scholar

  • САФА, ХЕЛЕН I. 1980 Экспортная переработка и занятость женщин: поиск дешевой рабочей силы. Доклад, подготовленный для участников симпозиума Burg Wartenstein No.85, Разделение труда по половому признаку, развитие и положение женщин (2–10 августа).

  • SIT, VICTOR F.C. 1985 Особые экономические зоны Китая: новый тип экспортных зон? Развивающиеся страны 23: 69–87.

    Артикул Google Scholar

  • SKLAIR, LESLIE 1985 Шэньчжэнь: Китайская «зона развития» в глобальной перспективе. Развитие и изменения 16: 571–602.

    Артикул Google Scholar

  • - 1986 Свободные зоны, развитие и новое международное разделение труда. Журнал исследований развития 44: 753–759.

    Google Scholar

  • СИНАНГЕР, ДИН 1984 Цели и влияние зон экономической активности - Некоторые данные из Азии. Обзор мировой экономики 120: 64–89.

    Google Scholar

  • SSEZYEC (Редакционный комитет Ежегодника особой экономической зоны Шэньчжэня) 1985–1991 Ежегодник особой экономической зоны Шэньчжэня .Гонконг: Hong Kong Economic Herald Press.

    Google Scholar

  • SSB (Государственное статистическое бюро) 1992 Внешняя экономика Китая, статистика 1978–1991 . Пекин: Китайский статистический информационный и консультационный центр.

    Google Scholar

  • СТЕПАНЕК, ДЖЕЙМС Б. 1982 Прямые инвестиции в Китае. The China Business Review (сентябрь – октябрь): 20–26.

    Google Scholar

  • ТАКЕО, ЦУЧИЯ 1977 Масан: воплощение японо-корейских отношений. AMPO — Ежеквартальный обзор Японии и Азии 53–66. Токио: ресурсный центр Азиатско-Тихоокеанского региона.

    Google Scholar

  • ЮНКТАД (Конференция Организации Объединенных Наций по торговле и развитию) 1983 Зоны экспортной переработки в развивающихся странах: последствия для торговой политики и политики индустриализации .Исследование Секретариата ЮНКТАД, Совет по торговле и развитию, Комитет по производству, седьмая сессия. Женева.

  • VITTAL, N., ed. 1977 Зоны экспортной переработки в Азии: некоторые измерения . Токио: Азиатская организация по вопросам производительности.

    Google Scholar

  • ВАНГ, JICI и Джон Х. БРЭДБЕРИ 1986 Изменение промышленной географии китайских особых экономических зон. Экономическая география 62: 307–320.

    Артикул Google Scholar

  • WARR, PETER G. 1984 Свободная экспортная зона Масан в Корее: выгоды и издержки. Развивающиеся страны 23: 169–84.

    Артикул Google Scholar

  • - 1989 Зоны экспортной переработки: экономика анклавного производства. Research Observer 4: 65–88.

    Артикул Google Scholar

  • WONG, KUI-SHENG 1992 Jiagong Chukouqu yu Taiwan Gongjie zhi Fazhan (Зоны экспортной переработки и индустриализация Тайваня). Tai-Gang-Ao Jingji (Тайвань, Гонконг и экономика Макао) 7: 44–47.

    Google Scholar

  • WONG, KWAN-YIU 1987 Эксперимент с особой экономической зоной Китая: оценка. Geografiska Annaler 69B: 27–40.

    Google Scholar

  • ВОНГ, КВАН-Ю и ДЭВИД К. CHU 1984 Зоны экспортной переработки и особые экономические зоны как генераторы экономического развития: азиатский опыт. Geografisca Annaler 66B: 1–16.

    Артикул Google Scholar

  • ВСЕМИРНЫЙ БАНК 1985 Доклад о мировом развитии . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  • ZENGER, J.P. 1977 Тайвань: За экономическим чудом. AMPO — Ежеквартальный обзор Японии и Азии : 79–91. Токио: ресурсный центр Азиатско-Тихоокеанского региона.

    Google Scholar

  • ЧЖАН, БАНДА 1987 Шэньчжэнь: провальный проект реформы. China Spring Digest (июль / август): 3–13.

    Google Scholar

  • Торговля финансовыми услугами в особых экономических зонах | Журнал международного экономического права

    РЕФЕРАТ

    Рост числа особых экономических зон (ОЭЗ) в последние годы привел к значительному увеличению предложения привлекательных стимулов для инвесторов, ищущих возможности за рубежом. Особые экономические зоны - это автономные режимы, неразрывно связанные с политикой поощрения инвестиций и внутренней промышленной политикой в ​​целом, которые во многих случаях являются частью более широкого стратегического правительственного планирования, которое направлено на эксперименты с экономическим нормотворчеством в строго определенных территориальных и юрисдикционных границах.Хотя эмпирические данные все еще неубедительны, особые экономические зоны могут способствовать экономическому развитию на национальном уровне через различные каналы. Это в еще большей степени относится к особым экономическим зонам, ориентированным исключительно на услуги, - новому явлению, которое свидетельствует о растущем значении торговли услугами, а также о «тенденции обслуживания», которая стимулирует глобальную экономическую активность. На этом фоне в данной статье рассматривается случай услуг в особых экономических зонах и предлагается обзор tour d’horizon по текущему ландшафту особой экономической зоны, связанной с услугами.Кроме того, в статье критически рассматриваются модели, особенности и ограничения торговли финансовыми услугами в рамках специальных экономических зон и обсуждается актуальность Генерального соглашения по торговле услугами на данном этапе. Он завершается обсуждением потенциальных выгод, связанных с развитием, от торговли финансовыми услугами в рамках особых экономических зон.

    I. ВВЕДЕНИЕ

    Особые экономические зоны (ОЭЗ) в последние десятилетия быстро растут.Вызванная глобализацией оффшорная добыча и постоянно расширяющееся членство в ВТО обострили глобальную конкуренцию за определение всеобъемлющей нормативной базы, которая могла бы привлекать и продвигать потоки иностранных инвестиций. Руководствуясь желанием создать рабочие места, увеличить доходы, улучшить экспортные показатели и создать условия для положительных вторичных эффектов в национальной экономике, правительства тщательно проектируют такие промышленные анклавы с целью стимулирования экономического роста. 1 Как правило, ОЭЗ создают «юрисдикции в юрисдикции», в соответствии с которыми правительство определяет географическую зону, в которой фирмы, получив лицензию на работу в ОЭЗ, подпадают под действие более благоприятных, благоприятных для бизнеса законов и правила по сравнению с теми, которые применяются на остальной территории страны. 2 В развитых странах, однако, ОЭЗ не обязательно привязаны к конкретному местоположению и не ориентированы в первую очередь на экспортные показатели. 3 Скорее, они могут использоваться для защиты определенных отраслей внутри страны.

    Хотя ОЭЗ создают перекосы в экономике и позволяют отказываться от ценных налоговых поступлений, они кажутся особенно привлекательными для политиков, которые стремятся повысить темпы роста в условиях все более конкурентной экономической среды на региональном уровне.Например, Китай создаст ОЭЗ в Шэньчжэне, чтобы конкурировать с Гонконгом и Сингапуром. 4 В других случаях налоговые убежища в налоговых убежищах могут быть созданы, как наглядно демонстрирует случай с Каймановыми островами. 5 Такие явления усиливают фрагментацию нормативно-правовой базы уже в пределах национальных границ и формируют контуры односторонности СЭЗ. 6

    Новая промышленная революция и меняющиеся модели международного производства, включая тенденции обслуживания и оцифровки, требуют переоценки действующего свода правил, включая внутреннее экономическое право и право глобальной торговли.В частности, ОЭЗ в сфере услуг могут быть включены в качественную трансформацию ОЭЗ, обусловленную этими тенденциями, и являются выражением односторонности современных услуг в попытке получить глобальное конкурентное преимущество в цифровую эпоху.

    На этом фоне настоящая статья направлена ​​на выявление и критический анализ общей нормативно-правовой базы и связанных с ней модальностей, которые присутствуют в СЭЗ, с целью привлечения иностранных инвестиций в услуги в целом и, в частности, в финансовые услуги.Он предлагает обзор горизонта в разделах II и III, в котором выявляются закономерности, успехи и ограничения регуляторной практики в экосистеме СЭЗ, которая определяет торговлю финансовыми услугами и решения, принимаемые финансовыми учреждениями. Раздел IV определяет потенциальные проблемы несоответствия Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС), которые могут возникнуть в отношении СЭЗ, и обсуждает ограниченные возможности для юридического оспаривания связанных с СЭЗ стимулов в рамках ГАТС. Несмотря на кажущуюся скромность, такая задача закрывает важный пробел в существующей литературе, которая, по большей части, сосредоточена на экономических эффектах ОЭЗ внутри ОЭЗ без особого размышления о последствиях потенциальных несоответствий с ГАТС в отношении определенных услуг. -связанные правила внутри ОЭЗ.

    II. УСЛУГИ И ОСОБЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗОНЫ

    A. Почему нужно стимулировать включение услуг в ОЭЗ?

    Деятельность, связанная с оказанием услуг в рамках ОЭЗ, существует уже давно в некоторых ОЭЗ. Первоначально услуги, предоставляемые в ОЭЗ, были направлены на устранение недостатков инфраструктуры, включая бюрократизм, надежность и непрерывность определенных услуг, таких как коммунальные услуги. Как правило, ни одна ОЭЗ никогда не сможет выжить в международной конкуренции за привлечение инвестиций в производство (или услуги) без инфраструктуры мирового класса и благоприятной для бизнеса среды. 7 Постепенно, как часть посреднических услуг для размещенной производственной деятельности, начали предлагаться услуги по кадрам, общественному питанию и жилью, а также комплексные услуги для административных процессов, затрагивающих бенефициаров ОЭЗ.

    Создание ОЭЗ только для услуг (именуемое «ОЭЗ четвертого поколения») 8 в таких странах, как Китай, Индия или Филиппины, а также в небольших странах, не имеющих интереса или производственных мощностей, - явление относительно недавнее.Например, Дубай был пионером в 2000 году, создав первую неторговую зону свободной торговли (ЗСТ) в регионе Персидского залива. Зона, свободная от новых технологий, электронной коммерции и СМИ, была нацелена на привлечение инвестиций в ИТ-услуги. Этому примеру последовали и более специализированные свободные зоны в Дубае. 9

    В Индии такие зоны, а также технологические парки программного обеспечения внесли свой вклад в колоссальный рост информационных технологий (ИТ) и услуг на базе ИТ (ITeS), а также глобальный рост экспорта ИТ-услуг в Индии. 10 Тайвань определил логистику как один из 12 стратегических секторов услуг и использовал ОЭЗ, основанные на услугах, введенные в Плане особой зоны перевалки складов, для создания производственных сетей и цепочки создания стоимости услуг. Однако Корея сосредоточила внимание на привлечении НИОКР и услуг с добавленной стоимостью в своих ОЭЗ, используя в качестве приманки сложную инфраструктуру. 11 Наконец, Малайзия объединилась с Alibaba, Maybank и другими частными компаниями, чтобы создать первую в мире цифровую ОЭЗ в 2017 году с упором на электронную коммерцию.

    Эффективность сектора услуг является ключом к увеличению внутренних мощностей, росту доходов и внутренней производительности. Это важно для экономического развития не только напрямую (например, потому что оно улучшает доступ к предоставляемым услугам и повышает их качество), но и косвенно за счет повышения производительности основных факторов производства, капитала (услуги НИОКР) и труда (здоровье и образовательные услуги). Например, поставщики финансовых услуг обучены оценивать риски и финансировать идеи и фирмы, тогда как телекоммуникации позволяют распространять информацию и знания и минимизировать физические расстояния.В целом, похоже, что потребление связанной с услугами продукции, требующей высокой квалификации, способствует дальнейшему росту услуг на благо всех. 12

    B. ОЭЗ и тенденция «обслуживания»

    В основном благодаря технологическому прогрессу, цифровые услуги, такие как телекоммуникации, компьютеры и информационные услуги, другие бизнес-услуги и финансовые услуги, стали все более продаваемыми на трансграничном уровне (так называемые услуги «режима 1»).Такие услуги росли быстрее, чем услуги, которыми традиционно торгуют, такие как транспорт или туризм, в связи с чем физическая близость и концепция «территории» остаются важными. Резкий рост торговли услугами, основанными на цифровых технологиях, поднимает вопросы, касающиеся экономической эффективности в развитых странах 13 , но также влечет за собой очень важный аспект, связанный с развитием, поскольку он предлагает многообещающий потенциал для новых экспортных возможностей и диверсификации. В этом отношении ОЭЗ, выступая в качестве агентов по привлечению поставщиков услуг, которые работают в этих областях, являются катализатором внутреннего развития и роста.

    Многие секторы, от финансовых и юридических до телекоммуникационных и деловых услуг, в полной мере использовали явление аутсорсинга, создавая возможности для развивающегося мира и требуя дальнейшей либерализации, а также корректировки трудовых ресурсов в развитых странах. СЭЗ, предназначенные только для оказания услуг, создаются для усиления конкурентных преимуществ среди развивающихся стран и, таким образом, для полного использования потенциала аутсорсинга / офшоринга.

    От колл-центров до юридических исследований и редактирования текстов, разнообразные операции компаний в странах с развитой экономикой осуществляются компаниями, учрежденными в Индии, Филиппинах, Южной Африке или в других местах в настоящее время.Почти половина международного экспорта услуг во всем мире приходится на бизнес-услуги, и это требует изменения парадигмы в глобальном регулировании таких услуг. 14 Трансграничное предложение бизнес-услуг создает новые возможности для экспорта при все более выгодном уровне затрат и позволяет диверсифицировать экспорт. 15 Эти две важные характеристики услуг, то есть как факторов, способствующих цифровой торговле, и продуктов, предоставляемых с помощью цифровых технологий, будут продолжать стимулировать постоянно растущее «обслуживание» мировой экономики.На концептуальном уровне «обслуживание» производства может охватывать использование услуг в качестве ресурсов, но также и в виде деятельности внутри производственных фирм (например, связанных с послепродажным обслуживанием и ремонтом) и в виде продукции, проданной в комплекте с товарами. Обслуживание может привести к структурной трансформации, в результате которой производственные фирмы отказываются от своей деятельности, чтобы сосредоточиться на предоставлении услуг, 16 , но иногда могут увеличить стоимость данного товара, тем самым создавая эффект добавленной стоимости, который повышает качество продукта. 17

    Примечательно, что первые участники программ ОЭЗ, такие как страны Азии с высоким уровнем дохода (включая Корею или ОАЭ) или страны, которые сосредоточили свое внимание на низкопрофильных услугах, таких как складирование и логистика, являются ключевыми движущими силами трансформации этой торговли. в сфере услуг, поскольку они все более диверсифицируют свою экономику и планы ОЭЗ более конкретно, чтобы включить дополнительные услуги с добавленной стоимостью с положительным побочным эффектом, 18 включая общие центры обслуживания и операции НИОКР, либо для дополнения высокотехнологичного производства, либо как самостоятельная деятельность.В этой конкурентной среде для некоторых стран, которые хотят привлечь иностранные инвестиции, сосредоточение внимания на услугах будет вопросом выбора, чтобы предложить более широкий спектр услуг потенциальным инвесторам, которые сделали бы их заведение более привлекательным. Кроме того, исследования показывают, что привлечение иностранных поставщиков финансовых и деловых услуг может быть ключевым фактором для развивающихся стран, которые хотят увеличить свой экспорт обрабатывающей промышленности. 19

    Однако для некоторых стран, которые не имеют или имеют ограниченные производственные возможности, услуги могут быть их единственным способом побудить иностранные компании инвестировать в их рынок.Помимо сосредоточения внимания на услугах, связанных с BPO, ИКТ, цифровые услуги и крупномасштабные услуги, связанные с туризмом, составляют основную часть деятельности, связанной с услугами в этих странах. 20 Даже в этих секторах услуг, хотя роль эффективных логистических сетей и связи за пределами зоны будет оставаться важной, так же как соображения устойчивости для компаний, инвестирующих в глобальном масштабе, будут приобретать все большее значение. Для того чтобы развивающиеся страны «поднялись по цепочке добавленной стоимости» к более сложным формам производственных услуг до и после производства, необходимо также разработать хорошо продуманные стратегии развития рабочей силы для предоставления таких услуг. 21 ОЭЗ могут стать идеальными анклавами для проведения таких территориально разграниченных политических экспериментов. 22

    III. ТОРГОВЛЯ ФИНАНСОВЫМИ УСЛУГАМИ В ОСОБЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗОНАХ

    A. Важность и меняющийся характер торговли финансовыми услугами

    Финансовый сектор - это основа и важная движущая сила любой современной экономики. 23 Обширный объем экономических исследований обнаруживает сильную положительную связь между расширением финансовых услуг и долгосрочным экономическим ростом. 24 Однако такие связи не являются абсолютными, и необходимо принимать во внимание несколько соображений и факторов. 25 Финансовый сектор - это «решающий» сектор для многих развивающихся стран в достижении экономического роста - особенно с учетом проблем, с которыми как промышленные, так и развивающиеся страны столкнулись в своих усилиях по построению надежных финансовых систем.

    Финансовые услуги имеют две основные характеристики: они обладают характеристиками общественного блага и распространяются на всю экономику.Поэтому правительства вмешиваются в работу финансовых рынков, чтобы снизить системный риск и повысить безопасность и устойчивость финансовой системы. 26 Все секторы экономической деятельности в основном зависят от доступа к финансированию и другим финансовым услугам. Кроме того, доступ к финансам и финансовая интеграция являются предварительным условием устойчивого развития. 27 Цели устойчивого развития признали это. 28 Обеспечивая доступ к базовым финансовым услугам и их использование, финансовая доступность на основе технологий облегчает ежедневные финансовые операции, укрепляет доходность (например,g., обеспечивая инвестиции) и бесперебойное потребление и повышая устойчивость (например, делая денежные переводы и базовые сбережения более надежными). 29

    После Великой рецессии торговля финансовыми услугами быстро восстановилась и испытала быстрый рост вместе с углублением деятельности международного финансового сектора. Это расширение и углубление финансового сектора объясняется несколькими факторами. Во-первых, технический прогресс в области ИКТ, распространение компьютерных технологий и обработки данных дали толчок дальнейшему расширению торговли финансовыми услугами.Более того, новая эра банковских услуг через Интернет распространилась по экспоненте. 30 Во-вторых, несколько раундов ГАТТ привели к постоянно растущей либерализации международной торговли, что, в свою очередь, привело к быстрому, но значительному расширению мирового рынка финансовых услуг, сопровождающемуся открытием переходных экономик в Европе и Азии. В-третьих, растущая глобализация и конкуренция вынуждают фирмы искать более дешевые способы финансирования своей деятельности (например, через аутсорсинг).

    В период 2010-17 годов 1,2 миллиарда человек, в основном проживающих в развивающихся странах, впервые получили финансовые счета или счета мобильных денег. 31 В последние годы Китай стал самой оцифрованной финансовой системой в мире, тогда как Индия через India Stack инвестирует в цифровую инфраструктуру для повышения уровня финансовой доступности. В Африке наблюдаются аналогичные тенденции. Например, исследование показало, что услуги мобильных денег в Кении вывели 2% домашних хозяйств из состояния бедности и помогли снизить уровень бедности домашних хозяйств, возглавляемых женщинами, более чем на 20%. 32 Пандемия только усилит такие тенденции к оцифровке и удаленному доступу к финансовым услугам.

    Наряду с услугами по распределению на финансовые услуги в настоящее время приходится немногим менее половины мировой торговли услугами. 33 Однако, несмотря на то, что в распределительных услугах наблюдался рост с точки зрения предоставления как за счет коммерческого присутствия (Способ 3), так и за счет трансграничных поставок (Способ 1), рост торговли финансовыми услугами по большей части происходил за счет коммерческого присутствия.Тем не менее, похоже, наблюдается сдвиг в структуре финансовых услуг, в результате чего доля экспорта услуг через филиалы и дочерние компании в ведущих развитых странах сокращается. Например, в США экспорт финансовых услуг посредством трансграничных операций был почти в три раза выше в 2017 году по сравнению с 2005 годом. Аналогичная тенденция, хотя и менее впечатляющая, наблюдается в ЕС. Ожидается, что постоянно растущая цифровизация, вызванная воздействием пандемии на физическую близость и структуру предложения, в краткосрочной перспективе приведет к дальнейшему увеличению наблюдаемого роста во всем мире в ущерб предприятиям.

    В случае развивающихся стран влияние оцифровки было важным, но менее заметным. Фактически, в пяти азиатских странах, на которые приходится более половины общего объема экспорта и импорта услуг в развивающихся странах (Китай, Сингапур, Корея, Гонконг и Индия), большая часть торговли финансовыми услугами осуществляется через коммерческие присутствие. В этих пяти странах экспорт финансовых услуг за счет коммерческого присутствия вырос на 70% в период с 2005 по 2017 год.По мере роста благосостояния в ведущих развивающихся странах, как следствие, возрастают и отток инвестиций. Такие инвестиции и последующее движение капитала нацелены не только на развивающиеся страны, но и все в большей степени на развитые, что наглядно демонстрирует Китайская инициатива «Один пояс, один путь».

    Рост торговли финансовыми услугами привел к быстрому распространению международных центров финансовых услуг (IFSC). Сингапур и Гонконг (два традиционных финансовых центра) или Дубай и Катар (которые связаны с ОЭЗ) создали такие центры для привлечения инвестиций в финансовые услуги и конкуренции с традиционными центрами в таких секторах, как Лондон и Нью-Йорк.IFSC объединяют несколько поставщиков финансовых услуг, которые предоставляют услуги клиентам за пределами своей юрисдикции, активно и обладают опытом в области трансграничных потоков финансовых услуг. Помимо полной конвертируемости счета операций с капиталом, IFSC могут предлагать щедрые налоговые льготы, вплоть до нулевых налоговых ставок на доход и прибыль в течение нескольких десятилетий. Чтобы победить конкуренцию, некоторые IFSC создают отдельную независимую судебную систему, чтобы предложить альтернативный, быстрый и эффективный способ разрешения гражданских и коммерческих споров.Например, в Катаре создан Катарский центр международного суда и разрешения споров, в состав которого входят судьи с международным опытом. 34 Чтобы быть еще более привлекательным для иностранных инвесторов, Катар ввел судебную систему, основанную на общем праве, хотя в остальном это юрисдикция гражданского права. 35

    В более общем плане финансовые услуги составляют важную часть инфраструктуры внутри ОЭЗ, тогда как иногда ОЭЗ состоит только из одного IFSC, стремясь стать торговым центром для финансовых инвесторов.Например, в Индии Закон об ОЭЗ 2005 г. учредил оффшорное банковское подразделение и IFSC в каждой ОЭЗ, которые подлежали утверждению правительством Индии. Помимо преимуществ, связанных с ОЭЗ, от которых IFSC в равной степени выигрывает, финансовые инвесторы также могут пользоваться освобождением от налога на операции с ценными бумагами, обычно взимаемого в соответствии с разделом 98 Закона о финансах 2004 года. 36 При этом IFSC должен соблюдать правила, установленные Советом по ценным бумагам и биржам Индии (SEBI), а также Управлением по развитию страхового регулирования (IRDA) и Резервным банком Индии (RBI).Совсем недавно Министерство финансов правительства Индии создало Управление центров международных финансовых услуг (IFSCA), чтобы регулировать все IFSC в Индии под одной крышей и с целью повышения их конкурентоспособности как финансового центра. Закон IFSCA от 2019 года разъясняет, что все полномочия RBI, SEBI и IRDA теперь переданы IFSCA, что вносит большую ясность и упрощение в регулирование IFSC в Индии. 37

    В целом, из-за особого характера финансовых услуг, для успеха финансовой ОЭЗ необходимы более широкие нормативные реформы. 38 Такие реформы могут относиться к либерализации счета операций с капиталом, пруденциальным требованиям и ряду разрешенных видов деятельности (например, внебиржевые деривативы, страхование, торговля сырьевыми товарами и связанные с ними инструменты; свопы и т. Д.). Условия ОЭЗ предлагают регулирующим органам возможность ограничить территориальное применение таких реформ. В то же время регулирующие органы могут столкнуться с большими трудностями в адекватном надзоре за экономической деятельностью и применении законов о борьбе с отмыванием денег; обязательства «знай своего клиента» (KYC), которые обычно применяются на остальной территории страны; и финансирование борьбы с терроризмом. 39

    Со стороны инвестора финансовые стимулы, такие как расширение диапазона деятельности, разрешенной через IFSC, в сочетании с налоговыми льготами, могут привести к значительному притоку инвестиций. Кроме того, если финансовым учреждениям, созданным в ОЭЗ (либо в форме IFSC, либо в другой форме), будет разрешено предлагать конкурентоспособные на международном уровне процентные ставки в отклонении от любой национальной политики процентных ставок, это потенциально может выступить в качестве важного инструмента для вытягивания. для производственных компаний, заинтересованных в недорогом доступе к финансам для конкуренции на мировых рынках. 40

    Такие возможности и их сочетание изучались различными странами по всему миру как способ привлечения финансовых институтов, способствующих созданию и расширению международных финансовых центров. Возьмем, к примеру, Дубайский международный финансовый центр (DIFC), созданный в 2004 году, который под контролем собственного независимого регулирующего органа имеет судебную систему, систему общего права и глобальную финансовую биржу с благоприятными налоговыми условиями.Однако, хотя Китай и не первая и не единственная страна, активно стремящаяся привлечь финансовые институты, она является наиболее интересной страной для изучения. Две причины для этого выбора - огромные размеры Китая, а также его управляемый капиталистический подход, которого придерживается китайское государство. Перенос внимания Китая на услуги направлен на увеличение доли услуг в его структуре экономики, а также на геополитическое влияние Китая. Далее мы обсудим опыт и темпы финансовой либерализации с помощью ОЭЗ в Китае, прежде чем переходить к финансовым технологиям в ОЭЗ - единственной области финансов, где происходит глобальное «наступление очарования» со стороны различных стран.

    B. Стратегия управляемой либерализации в ОЭЗ: опыт Китая

    Растущая открытость Китая для иностранных инвестиций происходит по большей части за счет введения специальной экономической политики и наличия современной инфраструктуры в ЗСТ. Создание таких четко обозначенных территорий в Шэньчжэне, Чжунае и Шаньтоу, Сямыне и на Хайнане представляет собой важный поворотный момент в экономическом росте Китая и дальнейшей интеграции в мировую экономику.План прогрессивной либерализации Китая по существу сформировался в результате экспериментов с новыми, более либеральными мерами и экономической политикой в ​​четко обозначенных зонах ЗСТ.

    Из 12 ЗСТ, которые были в Китае до 2019 г., в прошлом году были объявлены еще шесть пилотных ЗСТ в провинциях Цзянсу, Шаньдун, Хэбэй, Хэйлунцзян, Гуаньси и Юньнань. Новые зоны расположены в прибрежных или приграничных регионах Китая в явной попытке укрепить экономические связи с соседними странами, такими как Япония, Южная Корея, Вьетнам и Россия.Также можно с уверенностью сказать, что объявление о новых зонах связано с дальнейшей эксплуатацией BRI. Следует ожидать расширения существующих зон, таких как Шанхайская экспериментальная ЗСТ, и создания новых, поскольку китайские власти ищут способы распространить выгоды от дальнейшего экономического роста на другие части страны, обеспечить согласованность между различными типами направлений деятельности. такие зоны - по крайней мере, до определенной степени - но также для увеличения доли торговли услугами в их экономике.

    В сентябре 2020 года, например, Государственный совет Китая объявил генеральный план для трех новых пилотных ЗСТ в Пекине, Хунани и Аньхое. Первый, в частности, направлен на использование потенциала цифровой торговли и ИКТ. Интересно, что ЗСТ Хунань станет пионером в дальнейшей интеграции китайской экономики с Африкой. План влечет за собой создание центра по распределению и переработке африканских продуктов из природных ресурсов; платформа общественных услуг для экономического и торгового сотрудничества между Африкой и Китаем; и пилотный проект по предоставлению большего количества финансовых услуг более высокого качества африканским клиентам. 41

    С 2013 года Китай занял позицию управляемой либерализации в том смысле, что либерализация иностранных инвестиций происходит путем принятия на ежегодной основе национальных отрицательных списков; один для ЗСТ и еще один для остальной части страны. Подход управляемой либерализации совпал с созданием экспериментальной ЗСТ в Шанхае. 42 И ЗСТ, и национальные списки включили сокращение количества мер, ограничивающих доступ на рынок за последние четыре года. 43 Примечательно, что в 2020 году национальный негативный список снизил количество бронирований примерно на 18%. Негативный список ЗСТ на 2020 год теперь включает около 30 мер и, как и ожидалось, менее строг, чем негативный список, который применялся по всей стране. По сравнению со списком 2017 года текущее количество бронирований, включенных в список ЗСТ 2020, отражает сокращение ограничительных мер на целую треть. 44

    Отрицательные списки включают список отраслей, в которых иностранные инвестиции либо ограничены, либо полностью запрещены.В отличие от сочетания подходов с положительным и отрицательным списком, которое выбрало ГАТС, а также от китайского подхода с положительным списком, принятого ранее, 45 подход с отрицательным списком является обычным в случае ограничений на иностранные инвестиции в соглашениях о преференциальной торговле, гарантируя, что государство предлагает иностранным инвесторам высокий уровень прозрачности в отношении зарезервированных территорий и в то же время лучший контроль государства над будущей либерализацией. Для секторов, не включенных в отрицательный список, иностранные инвесторы, по сути, пользуются равным режимом с национальными инвесторами.Однако иностранные инвесторы по-прежнему могут получить доступ к секторам, включенным в негативный список, через совместные предприятия с китайскими партнерами.

    В зависимости от сектора может потребоваться одобрение Министерства торговли Китая (MOFCOM), что сделает преимущества отрицательного списка неприменимыми для конкретных иностранных инвестиций. Например, в 2018 году UBS, JPMorgan и Nomura Holdings получили разрешение на получение контрольного пакета акций совместных предприятий своих местных ценных бумаг, тогда как Allianz получил разрешение на создание первой полностью иностранной страховой компании в Шанхайской ЗСТ.Шанхай также является домом для первых банковских агентов с иностранными инвестициями, которым были предоставлены ведущие лицензии андеррайтинга типа A (Deutsche Bank, Китай и BNB Paribas, Китай), что впервые позволило иностранным банкам проводить андеррайтинг для всех типов оншорных долг в Китае. 46

    Китай принял прогрессивный, но стабильно развивающийся подход к либерализации, который привел к отмене всех ограничений на иностранные инвестиции в финансовые услуги в 2020 году за относительно короткий период времени.Предыдущие ограничения на иностранное владение компаниями по ценным бумагам, фьючерсными компаниями, а также компаниями по страхованию жизни, которые были последними оговорками, которые были включены в негативный список ЗСТ 2019 года, теперь отменены. Что еще более важно, также снимаются ограничения на участие иностранного капитала в финансовом секторе. Последнее согласуется с обязательствами Китая по фазе 1 сделки, недавно заключенной с США в отношении финансовых услуг, 47 , хотя эти связанные с либерализацией шаги в финансовом секторе были объявлены и постепенно реализованы уже в 2019 году. 48

    Сделка между Китаем и США, похоже, создала условия для более жесткой конкуренции между финансовыми гигантами в области платежного клиринга, поскольку США пообещали предоставить доступ на рынок China UnionPay, крупнейшей платежной компании в мире, в то время как Китай пообещал облегчить доступ на рынок для крупных платежных компаний США, таких как Visa, Mastercard и American Express. Фактически, некоторые из них объединили усилия с китайскими компаниями и получили необходимые разрешения для начала работы.JP Morgan близок к завершению выкупа своего партнера по совместному предприятию, чтобы полностью контролировать China International Fund Management, управляющего фондом, в то время как Morgan Stanley взял под контроль свое совместное предприятие по ценным бумагам в 2020 году. Кроме того, Blackrock, американская глобальная компания по управлению фондами, получил разрешение на ведение бизнеса по управлению фондами, находящимся в полной собственности. 49

    Подобные ограничения, касающиеся требований к капиталу для иностранных финансовых учреждений, которые многие финансовые операторы считали запретительными, находятся в процессе снятия, что делает коммерческое присутствие в Китае, который является развивающимся, но процветающим потребительским рынком, привлекательным вариантом. .Эти события приводят к резкому изменению ситуации в сфере финансовых услуг и могут привести к быстрому расширению конкуренции в сфере финансовых услуг в Китае, где иностранные поставщики услуг традиционно сталкивались со значительными ограничениями и требованиями, препятствовавшими выходу на рынок.

    При реализации китайской политики в отношении услуг кажется, что Шанхай становится важным конкурентом Гонконга и Сингапура. Основное внимание Шанхайской СЭЗ уделяется финансовым, транспортным, торговым, профессиональным, культурным и социальным услугам.В то время как первоначальные темпы либерализации были неудовлетворительными, самые последние попытки либерализации в финансовом секторе, упомянутые ранее, - и в условиях пандемии -, похоже, приносят плоды: с объемом торговли около 290 триллионов долларов США Шанхай только что обогнал Токио и стал третьим по величине. важный IFSC после Нью-Йорка и Лондона. В 2020 году финансовые власти Китая приняли новые руководящие принципы, включающие около 30 мер по дальнейшему развитию Шанхайской IFSC, в частности, в новом районе Линганг в ЗСТ Шанхая и в дельте реки Янцзы. 50 Эти руководящие принципы дополнительно открывают возможность поставки финансовых услуг на суше, таких как инвестирование в активы и расчеты в национальной валюте. Руководящие принципы также вводят стимулы для инвестиций в финтех, искусственный интеллект, большие данные, облачные вычисления и блокчейн.

    Сектор услуг подвергся последующим волнам либерализации в 2015, 2017, 2019 и, в последнее время, в 2020 году, что привело к значительному увеличению доли торговли услугами в ВВП Китая. В то время как Шанхайская ЗСТ находится на пути к превращению в ведущую IFSC, акцент для значительных регуляторных реформ в других секторах услуг сместился в Пекин, где создается новая всеобъемлющая демонстрационная зона для услуг. 51 Пятилетний план работы направлен на оптимизацию деловой и политической среды в торговле услугами к 2025 году и установление открытой системы для услуг, отвечающей международным стандартам, к 2030 году. 52 Снижение ограничений доступа на рынок следует ожидать для девяти ключевых секторы: авиация; финансы; бизнес, культура и туризм; образовательные услуги; научно-технические услуги; цифровая торговля; здравоохранение; Информационные услуги в Интернете; и логистика.

    Среди девяти секторов финансовые услуги находятся в центре внимания с 26 новыми заявленными политиками, включая возможность для компаний, полностью принадлежащих иностранцам, стать управляющими фондами прямых инвестиций; разрешение иностранным банкам получать лицензии на хранение средств; предоставление сторонним платежным услугам посредством рыночно-ориентированных операций, включая приобретения и участие в капитале; и предложение иностранным банкам возможности торговать фьючерсами на золото и серебро и выступать в качестве ведущих андеррайтеров на рынках межбанковских облигаций.На основе этих реформ Пекин становится предвестником реформ финансовых услуг в Китае. Однако эти реформы не ограничиваются финансовым сектором. Напротив, в Пекине создается ряд ОЭЗ в сфере услуг, что значительно меняет ландшафт города, связанный с услугами, включая реформы существенного и институционального характера во многих секторах услуг, в результате чего китайская столица становится передовым центром китайской торговли услугами. Было объявлено о создании дополнительных ОЭЗ, чтобы извлечь выгоду из быстрого роста торговли услугами и постоянно растущей клиентской базы, которая становится все более сложной и требовательной. 53

    C. Пример финансовых технологий в ОЭЗ

    Еще одно событие, которое стимулирует изменения в финансовом секторе, - это постоянно растущий уровень финансовых инноваций на основе технологий. 54 Финансовые инновации - это непрерывный, динамичный процесс, который позволяет создавать и впоследствии популяризировать новые финансовые инструменты, а также новые финансовые технологии, институты и рынки. 55 Финансовые технологии или финтех меняют принципы работы финансов, особенно благодаря тому, что они уделяют больше внимания технологиям, а не финансам. 56 RegTech, подмножество финансовых технологий, в равной степени влияет на эволюцию современных финансов, поскольку он направлен на оптимизацию использования технологий в финансах в области мониторинга, отчетности и соблюдения нормативных требований.

    Привлечение и содействие развитию финтех-стартапов и фирм стали святым Граалем для регулирующих органов по всему миру. От инновационных центров (где финтех-предприниматели могут получить информацию о соответствующей нормативно-правовой базе в данной юрисдикции, а регулирующие органы могут узнать о потребностях этих предпринимателей) до нормативных песочниц (которые Великобритания впервые ввела в 2016 году, с помощью которых финтех-предприниматели могут развлекаться вживую и время - обязательное тестирование финансовых инноваций с реальными клиентами при мониторинге соответствующего регулирующего органа), регулирующие органы внедряют механизмы и инструменты с целью обращения к финансовым новаторам.Конкуренция за привлечение таких финансовых новаторов в свою юрисдикцию очень острая. Потенциально несложное испытание и последующий быстрый запуск данного финансового продукта или приложения в реалистичной среде через нормативную песочницу может быть довольно привлекательным вариантом для новатора в жестко регулируемом секторе, таком как финансовый сектор.

    В связи с необходимостью глобального охвата для использования преимуществ бесшовных технологий и связи и масштабирования новых идей, а также для обеспечения минимального пруденциального надзора, несколько регулирующих органов и связанных организаций запустили в январе 2019 года Глобальную сеть финансовых инноваций (GFIN). 57 Помимо важного форума сотрудничества для регулирующих органов, где они могут учиться на опыте друг друга, GFIN позволяет, например, тестировать продукты, услуги или бизнес-модели в нескольких юрисдикциях. Функцию, аналогичную GFIN, выполняет API Exchange, первая платформа с открытой архитектурой для финансовых учреждений, заинтересованных в открытии финансовых технологий и развертывании решений, запущенных странами АСЕАН. Большая часть этих бизнес-операций, связанных с финтехом, описанных выше, может происходить в относительно безопасной среде, например, в инновационном центре в ОЭЗ. 58 Хотя технический прогресс делает ненужными какие-либо физические коммерческие предприятия, страны предлагают налоговые льготы и льготы, поскольку они осознают огромный потенциал роста и мультипликативный эффект, который может иметь создание успешного финансового новатора.

    Тем не менее, балансирование стабильности и использования системного риска с желанием соблазнить финансовых предпринимателей заставляет регуляторов бодрствовать. Финансовые инновации создают неопределенность до такой степени, что регулирующие органы не могут продвигать финансовые инновации и по-прежнему обеспечивать прозрачность и простоту правил при сохранении целостности рынка.Эта трилемма, с которой обычно сталкиваются органы финансового надзора, усугубляется финансовыми технологиями. Ключевые особенности Fintech, включая его зависимость от больших данных; алгоритмическая автоматизация; и акцент на новых бизнес-моделях, которые бросают вызов традиционной модели посредничества, усугубляют информационные пробелы и неопределенности, которые делают любую оценку рисков органами финансового надзора сложной задачей. 59 Технологии блокчейн-финансирования и распределенного реестра еще больше усложняют любые попытки регулирования и надзора из-за их территориального характера.В целом, регулирование технологий и технологий в финансовом секторе требует от регулирующих органов разумных подходов к устранению потенциала регуляторного арбитража (ведущего к гонке за дно) и фрагментации рынка (ведущего к разногласиям в надзорной практике).

    IV. СОГЛАСОВАННОСТЬ СТИМУЛОВ, СВЯЗАННЫХ С ОЭЗ, ГАТС

    A. Известные проблемы соответствия ОЭЗ нормам международного экономического права

    60

    Как объяснялось выше, ОЭЗ являются важным инструментом в арсенале государства для содействия торговле и инвестициям.По мере того, как все большее число государств вступает в гонку за разработку наиболее оптимальной нормативно-правовой базы, можно наблюдать довольно важную качественную трансформацию стимулов, структуры и общей структуры, которые предлагают ОЭЗ. В этой конкурентной среде могут возникнуть трения в применении мер, что приведет к подаче жалоб самими инвесторами или их государствами от их имени в целях защиты своих экономических интересов. 61

    Инвесторы сохраняют определенные права на подачу исков на основании международного инвестиционного соглашения и требования (косвенной) экспроприации или нарушения стандартов справедливого и равноправного обращения. 62 Например, в делах Goetz v Burundi , 63 заявители оспорили отзыв сертификата свободной зоны после политических изменений в Бурунди. Этот спор, первый известный инвестиционный спор, связанный с ОЭЗ, который привел к окончательному решению, 64 , подчеркивает важность управления ОЭЗ для международного инвестиционного права. Дело Гетц против Бурунди стало ранним предупреждением о том, как изменения статус-кво нормативной базы СЭЗ могут привести к нарушениям международно признанных стандартов обращения и защиты. 65

    На уровне ВТО по ряду дел были привлечены к судебной ответственности меры, связанные с ОЭЗ. 66 Такие дела касались, среди прочего, , совместимости стимулов ОЭЗ, 67 мер, ограничивающих импорт продуктов, происходящих из ОЭЗ, 68 и компенсационных мер, введенных для компенсации преимуществ, связанных с ОЭЗ. 69 Такие судебные решения подчеркивают постоянно сужающуюся свободу действий государств при обращении к односторонним действиям ОЭЗ, тем самым оказывая давление на любую попытку «правовой деглобализации». 70

    Такие судебные решения также приводят к бегству капитала. Например, было обнаружено, что после решения группы экспертов Индия - Экспортные меры ВТО подразделения и разработчики ОЭЗ, созданные в Индии, сочли, что ОЭЗ Индии не так привлекательны, как ОЭЗ в таких странах, как Таиланд, Китай или Вьетнам из-за несоблюдения требований ВТО и возможности компенсационных пошлин в соответствии с Соглашением о субсидиях и компенсационных мерах (СКМ). 71 Конкуренты ОЭЗ скорее отменяют любые обязательные экспортные требования (Таиланд) и вместо этого обращаются к повышению качества услуг, которые они предоставляют инвесторам, или полностью отделяют налоговые каникулы и другие налоговые льготы от структуры ОЭЗ (Вьетнам).Филиппины приняли дополнительные меры, включая общие улучшения инфраструктуры; меры, способствующие профессиональному развитию сотрудников; или покрытие транспортных расходов для человеческого капитала. 72

    B. Возникновение связанных с ОЭЗ вопросов совместимости с GATS

    Являясь наиболее важным многосторонним соглашением, регулирующим международную поставку услуг, ГАТС потенциально может повлиять на рост односторонности услуг в ОЭЗ.Тот факт, что основной объем ГАТС практически неограничен (в том смысле, что он охватывает все возможные меры, влияющие на торговлю услугами, принимаемыми правительствами, государственными органами на всех уровнях правительства или неправительственными организациями с делегированными регулирующими полномочиями), также означает, что немногие - если таковые имеются - меры могли избежать пристального внимания ГАТС.

    При этом ГАТС в настоящее время может играть ограниченную роль в укрощении односторонних действий служб, поскольку он страдает по крайней мере двумя фундаментальными «врожденными дефектами», которые члены ВТО еще не пытались исправить. 73 Первый относится к условному характеру различных ключевых обязательств по ГАТС, тогда как второй относится к незавершенной нормотворческой повестке дня ГАТС. Мы рассмотрим эти два проблемных элемента по очереди, прежде чем обсуждать роль «Понимания обязательств в области финансовых услуг» и предлагать перспективу.

    1. Обусловление основных правил ГАТС наличием обязательств

    Ключевым условием для общего принятия ГАТС в конце Уругвайского раунда было использование подхода позитивного списка при составлении графика обязательств, то есть применение ключевых положений ГАТС только к секторам, члены которых взяли на себя обязательства по либерализации.Такие положения включают доступ на рынок (статья XVI), национальный режим (статья XVII), внутреннее регулирование (статья VI) и прозрачность (статья III). Это означает, что эти обязательства всегда следует рассматривать в сочетании с перечнем обязательств данного члена ВТО. Таким образом, в случае СЭЗ, ограничения доступа на рынок, например, в отношении количества поставщиков; количество операций по оказанию услуг или ограничения на участие иностранного капитала не подпадут под действие обязательств по либерализации ГАТС при условии, что соответствующий член ВТО не включил финансовый сектор в свое расписание; или, даже если это так, он вписал соответствующие ограничения в режим 3 и в столбец доступа к рынку.

    Точно так же члены могут проводить дискриминацию при предоставлении налоговых льгот или других искажающих торговлю стимулов отечественным поставщикам услуг и / или иностранным поставщикам, которые работают на их территории (включая субсидии), если не было принято никаких обязательств в рамках национального режима (или, в качестве альтернативы, если они явно перечислили эти ограничения в соответствующей колонке национального режима или даже в своем списке исключений из режима наибольшего благоприятствования или режима наибольшего благоприятствования). Наконец, члены могут применять меры произвольным образом и не уведомлять секретариат ВТО о новых мерах, существенно влияющих на торговлю услугами в секторах, в которых они не брали на себя никаких обязательств.

    Это означает, что, в отличие от GATT, SCM или TRIMS, GATS оставляет большую часть регулирующего суверенитета и политического пространства участников (даже для агрессивной промышленной политики в сфере услуг) в значительной степени нетронутой. 74 Ввиду подверженности нескольких секторов услуг - и финансового сектора в частности - рыночным сбоям, такая свобода действий представляется оправданной при условии, что регулирующее государство продвигает важные неэкономические цели или, в случае финансовых услуг, принимает действие по разумным соображениям. 75

    Как показывает практика ВТО, интерпретация графиков GATS может быть относительно навязчивой. Это элемент, который часто вызывает споры, в частности потому, что для некоторых Апелляционный орган не учел должным образом требования ответившего члена относительно фактического значения обязательств и, следовательно, намерений регулирующего государства. 76 Такое толкование может иметь широкие последствия для конкретного члена ВТО, особенно когда обязательства рассматриваются в свете способов поставки.В частности, по мере развития технологий и увеличения количества услуг, продаваемых на рынке, записи о полной либерализации предоставления данной услуги по способу 1, предпринятые в 90-х годах (особенно для тех участников, которые приняли Понимание обязательств в области финансовых услуг), могут получить новую жизнь и драматические изменения. обратиться к регулирующему государству в рамках концессий как на доступ к рынку, так и на национальный режим. Вспомните предыдущую дискуссию о финансовых технологиях, в соответствии с которой новые ОЭЗ в сфере услуг предлагают финансовым новаторам возможность извлекать выгоду из своих стимулов удаленно.Наличие обязательства по способу 1 затруднит оправдание любой дискриминации в пользу определенных поставщиков финансовых услуг.

    Важное предостережение на данном этапе состоит в том, что графики никогда не были надежным источником точной информации, поскольку ничто в ГАТС не обязывало членов ВТО фиксировать фактические уровни либерализации на своих соответствующих рынках - и даже если бы они это сделали, эти графики никогда не обновлялись с конца 90-х годов или с момента присоединения неоригинальных членов ВТО (за исключением, в определенной степени, ЕС в связи с последующими волнами его расширения).Наконец, членам разрешили сохранить исключения из режима наибольшего благоприятствования, перечисленные в отрицательном списке и подвергнутые абстрактной проверке срока действия, которая до сих пор не применялась. Например, члены будут включать сюда субсидии или другие финансовые стимулы и механизмы, чтобы оградить их от принципа недискриминации.

    2. Незавершенная нормативная повестка GATS

    Второй врожденный дефект связан с нормотворчеством GATS. ГАТС было единственным соглашением ВТО, в котором так много положений оставалось незавершенным более 25 лет.Это влечет за собой ряд положений, которые теоретически могут быть важны для жизнеспособности и функционирования ОЭЗ, в том числе те, которые вводят новые обязательства, касающиеся субсидий, гарантий, государственных закупок или необходимости квалификации, лицензирования и технических стандартов. 77 Хотя в начале раунда Доха вокруг этих переговорных площадок был создан достаточный импульс для завершения оставшихся правил GATS, он постепенно сошел на нет. За исключением статьи VI: 4 меры, относящиеся к внутреннему регулированию, важнейшей регуляторной области, в которой члены ВТО, по-видимому, добились значительного прогресса, переговоры по остальным областям не увенчались успехом.Важно отметить, что для наших целей GATS не содержит каких-либо явных правил субсидирования. В то время как Статья XV требует, чтобы члены разрабатывали правила субсидирования услуг для устранения перекосов в торговле, члены придерживаются различных взглядов относительно необходимости, объема и типа обязательных положений о субсидиях в сфере услуг. Между тем, статья XV: 2 просто требует, чтобы благожелательно рассматривался любой запрос о консультациях со стороны члена, который считает, что субсидия другого члена на себя отрицательно сказывается.

    Промедление в принятии таких правил также резко контрастирует с основанной на правилах пропагандой в праве международной торговли. Тем не менее, тот факт, что, в отличие от ГАТТ, ГАТС допускает это выражение одностороннего подхода к услугам, оказался полезным для тех членов ВТО, которые осознали, что вмешательство посредством сильно искажающих субсидий было единственным способом сохранить свой финансовый сектор на плаву после глобальный финансовый кризис или многие секторы услуг, которые в настоящее время затронуты глобальной пандемией, включая транспорт и бизнес-услуги.

    По общему признанию, в то время как отсутствие обязательных правил использования субсидий в сфере услуг создает искажения в мировой торговле услугами, включая финансовые услуги, отсутствие гибкости в ГАТС (например, отсутствие правил о гарантиях или относительно строгое толкование статьи XIV GATS Апелляционным органом) вызвала обеспокоенность членов ВТО по поводу того, что их возможности для политического маневра неоправданно ограничены. Это понятно, но необходимо подчеркнуть, что нынешнее состояние безнаказанности в отношении субсидий в сфере услуг также распространяется на экспортные субсидии, которые в случае товаров считаются вредными в той степени, в которой они должны быть незамедлительно отменены.

    Во время пандемии различные подходы к субсидированию, уже существующие в ЕС, могут иметь долгосрочное искажающее воздействие на внутренний рынок ЕС, искусственно поддерживая в бизнесе некоторые неэффективные фирмы. 78 Пакеты стимулов существуют во всем мире и создают фрагментарную картину условий ведения бизнеса. В условиях глобализации экономики длительное отсутствие практических правил в отношении субсидий может привести к неконтролируемой гонке субсидий на региональном и глобальном уровнях, создавая тем самым устойчивые макроэкономические проблемы.Поскольку режим многосторонней торговли постепенно приходит в норму, начало обсуждения таких практических правил субсидирования услуг становится неотложным.

    3. Роль понимания обязательств в финансовых услугах

    Благодаря ГАТС финансовые услуги, крупнейший сектор услуг в мире, теперь полностью подчиняются правилам многосторонней торговли. Соглашение не только консолидировало относительно открытую политику промышленно развитых стран, на долю которых приходится значительная часть мировой торговли финансовыми услугами, но и вызвало широкое участие как развивающихся стран, так и стран с переходной экономикой. 79

    По завершении переговоров в 1997 году более 100 членов ВТО взяли на себя юридически обязывающие обязательства в области финансовых услуг. Все развитые страны взяли на себя обязательства во всех подсекторах финансовых услуг. Развивающиеся страны предпочли график выполнения обязательств, касающихся страховых и банковских услуг, а не услуг, связанных с рынком капитала. Развитые страны и некоторые развивающиеся страны взяли на себя обязательства в соответствии с Пониманием об обязательствах в области финансовых услуг, на основании которого несколько членов ВТО добровольно взяли на себя более смелые обязательства по либерализации, изложенные в Понимании. 80 Под давлением финансовой индустрии и из-за их более конкурентоспособного потенциала финансовых услуг и способности исследовать новые рынки за счет дальнейшей либерализации этого сектора несколько стран сочли подход, предложенный в «Понимании», более либеральным. 81

    В то время как Понимание призывает к широкому применению принципа недискриминации, обязательству о приостановлении действия и практически неограниченном доступе на рынок, членам ВТО, которые приняли подход, проповеданный в Понимании, по-прежнему было разрешено устанавливать условия и ограничения на финансовые услуги. поставлять. 82 Тем не менее, Договоренность также включает в себя мягкое обязательство, прилагаемое максимальными усилиями для подписавших его сторон, по устранению или ограничению любых значительных неблагоприятных последствий для поставщиков финансовых услуг (установленных или нет) мер, которые отрицательно влияют на способность таких поставщиков работать, конкурировать , или войти на рынок данного участника. Хотя это обязательство не имеет обязательной силы, оно напоминает положения о защите инвестиций. Важно отметить, что Понимание обяжет угольков разрешить существующим поставщикам финансовых услуг предлагать на их территории любые новые финансовые услуги.Таким образом, для сторон, подписавших Договоренность о создании финансовых ОЭЗ, существующие финансовые учреждения будут вынуждены налагать какие-либо нормативные препятствия на побочные продукты финансовых инноваций (например, побочные продукты блокчейна), если только это не будет принято из соображений разумности в соответствии с параграфом 2 Закона. Приложение по финансовым услугам.

    4. Смешанный прогноз

    Несмотря на усилия по устранению некоторых из самых незначительных барьеров в торговле услугами посредством создания ГАТС, услуги остаются одной из областей торговли, где допустимые рамки для экономической односторонности относительно широки.Влияние отсутствия правил в отношении субсидий и гарантий в сфере услуг становится все более ощутимым в настоящее время; финансовый кризис 2007–2008 годов выявил слабость многостороннего режима услуг. В новом нормативном ландшафте, который возникает на глобальном уровне, который все больше пытается использовать потенциал тенденции обслуживания, эти слабые места остаются без внимания и влияют на глобальную конкуренцию. В настоящее время услуги невосприимчивы к любым вызовам в рамках ГАТС, связанным с искажающим эффектом налоговых и других стимулов, от которых выигрывают поставщики услуг.Это в равной степени предполагает, что услуги, используемые созданными в ОЭЗ компаниями, занимающимися производственной деятельностью, потенциально могут ускользнуть от контроля ВТО, тем самым обойдя саму суть и смысл существования многостороннего торгового режима. Однако правильная интерпретация таких сопутствующих услуг (включая услуги, предлагаемые производственными фирмами, которые субсидируются) привлекла бы их к вниманию СКМ ввиду их искажающего воздействия на торговлю товарами.

    В то же время, чтобы избежать каких-либо проблем в рамках принципа НБН, некоторые страны ввели исключения из режима НБН, которые защищают их режим финансовых поставщиков в ОЭЗ от любых юридических возражений в рамках ГАТС.Например, Бруней вправе отклоняться от режима наибольшего благоприятствования при выдаче разрешений на создание офшорным и торговым банкам либо для расширения операций, либо для проведения новых видов деятельности в сфере финансовых услуг. 83 Аналогичное освобождение было внесено Сингапуром. 84 Турция ввела исключение из режима наибольшего благоприятствования для инвесторов в ОЭЗ, применимое ко всем секторам услуг. 85 ОАЭ также ввели исключение из режима наибольшего благоприятствования для поставщиков услуг Совета сотрудничества стран Залива во всех секторах услуг. 86 Аналогичным образом, другие члены ВТО сохраняли определенный запас маневра для дискриминации в пользу региональных торговых партнеров или из-за отсутствия взаимности. Как отмечалось ранее, такие декларации позволяют членам продолжать дискриминацию в рамках своих ОЭЗ по оказанию услуг. Однако, в частности, в случае исключений из режима наибольшего благоприятствования такие отступления считались недействительными по прошествии определенного периода из-за их искажающего эффекта. Провал переговоров в Дохе в сфере услуг, несомненно, окажет долгосрочное влияние на такой фрагментированный ландшафт регулирования (финансовых) услуг.

    В отсутствие каких-либо новых обязательств или переговоров на уровне ВТО большая часть современной нормативно-правовой базы, регулирующей торговлю финансовыми услугами, содержится в соглашениях о свободной торговле (ССТ) и соответствующих главах о финансовых услугах. 87 Хотя структура ГАТС используется в качестве основы для развития, некоторые ССТ существенно отличаются от ГАТС с точки зрения более высоких уровней либерализации и открытости рынка. Это особенно верно в отношении тех стран, которые также ранее одобрили Понимание обязательств в области финансовых услуг. 88

    V. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    ОЭЗ представляют собой явление, заслуживающее дальнейшего внимания, поскольку оно претерпевает трансформацию, обусловленную глобальной конкуренцией за привлечение инвестиций; технологические достижения, принижающие важность пространства и территории; и тенденция обслуживания, которая стирает различие между производственной деятельностью и деятельностью, связанной с услугами. Рост числа СЭЗ также является признаком агрессивной промышленной политики, которая во многих случаях может быть результатом долгосрочного планирования регулирующих органов, государственных чиновников и местных властей.ОЭЗ - это новый компромисс между регулирующим государством и рынком, который иллюстрирует эволюцию классической односторонности, разворачивающейся быстрыми темпами по политическим и / или экономическим причинам. 89

    Как и любые односторонние действия в коммерческих делах; тем не менее, ОЭЗ могут искусственно приводить к изменению моделей торговли, вызывая пространственную раздробленность торгового поведения и отрицательно влияя на распределение выгод внутри данной страны и между территориями. Действительно, экономические свидетельства, подтверждающие положительную корреляцию между созданием ОЭЗ и улучшением экспортных показателей, туманны; и это кажется еще более схематичным в том, что касается воздействия ОЭЗ на диверсификацию экспорта.

    Точно так же свидетельства положительных вторичных эффектов для занятости или экономики в целом в лучшем случае неубедительны. 90 Недавние эмпирические исследования показали, что положительные эффекты быстро исчезают и фактически не ощущаются за пределами 50 км от ОЭЗ. 91 Они также обнаружили, что индустриализация и политическая стабильность не помогают ОЭЗ производить положительные вторичные эффекты в прилегающих районах. Наконец, ориентация СЭЗ (например, на высокотехнологичные отрасли) по-прежнему не приносит ощутимых выгод в соседних регионах.Это вызывает сомнения относительно вклада ОЭЗ в экономическое развитие и расширение прав и возможностей на национальном уровне, но также требует дальнейших исследований необходимых и достаточных условий для успешной ОЭЗ с точки зрения национального благосостояния. 92

    Совсем недавно возникли ОЭЗ, ориентированные только на услуги, что ускорило выборочную либерализацию и позволило экспериментировать с отрицательным списком в пределах четко определенной территории. СЭЗ, оказывающие услуги, растут по мере того, как усиливается потребность в квалифицированных ресурсах внутри и за пределами ГЦСС и запросы инвесторов на «полный комплекс услуг».В зависимости от сектора льготы, связанные с занятостью, в случае услуг могут быть менее важны для региона вокруг ОЭЗ, чем в случае товаров. В отличие от инвесторов в производство, поставщики услуг могут выбрать перевод персонала вместе со своими инвестициями, будь то финансовое учреждение, поставщик платежных услуг или юридическая фирма.

    В случае финансовых услуг положительные эффекты потенциально могут быть еще более убедительными: во-первых, это, безусловно, относится к странам небольшого размера, где практически вся территория функционирует как ОЭЗ; во-вторых, либерализация финансовых услуг с помощью ОЭЗ может привести к прямому или косвенному финансированию экспортных операций, тем самым способствуя экономическому росту.В любом случае такие эффекты не будут главной проблемой для коммерческого присутствия финансового учреждения. Скорее, решающими факторами для создания сети будут внешние факторы, связность и стабильность сети. Такая гонка за стимулы для создания, скорее всего, усилится, поскольку трансграничное предложение (или способ 1) станет предпочтительным способом поставок для поставщиков финансовых услуг в развитых странах, а политическое давление со стороны властей страны с целью повторного размещения будет расти.

    Заметки автора

    © Автор (ы) 2021.Опубликовано Oxford University Press.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/), которая разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение. работы на любом носителе при условии, что оригинальная работа не была изменена или преобразована каким-либо образом, и что произведение правильно процитировано. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected] Особая экономическая зона

    - обзор

    5.10 Широко распространенный конфликт распределения

    Разделы 5.3–5.9 иллюстрируют, как группы стремятся к привилегиям и сопротивляются реформам, вынуждая общество в целом оплачивать фискальные издержки и страдая от негативных последствий, таких как экономическая неэффективность и низкие темпы роста. Такие примеры - лишь небольшая часть гораздо более обширного набора перераспределения и рентоориентированного поведения, которое распространилось, как чума, по всему бразильскому обществу. Можно представить множество других случаев, например следующие.

    Известный случай - увеличение количества муниципалитетов.В 1980 году в Бразилии был 3991 муниципальный орган власти, а 20 лет спустя, в 2000 году, их было 5507, т.е. рост составил 38% (IBGE, 2011). Это не было бы проблемой, если бы создание новых административных единиц происходило из-за экономического и демографического роста определенных территорий, что потребовало создания новых государственных органов. При интенсивной экономической активности и растущем населении эти новые города будут иметь достаточный финансовый доход для оплаты своих административных расходов, а также иметь достаточно большое население, чтобы оправдать строительство больниц, школ и других местных общественных служб.

    На самом деле это было не так. В большинстве новых муниципалитетов проживает менее 10 000 жителей. Это произошло по простой причине: иметь право на получение федеральных средств посредством переводов через Фонд участия муниципалитетов ( Fundo de Participação dos Municípios - FPM). Этот фонд, учрежденный Конституцией, передает часть некоторых федеральных налогов муниципалитетам. Однако критерии распределения смещены в пользу небольших муниципалитетов. Таким образом, если город с населением 15 000 человек разделится на 3 из 5000, эти три новых города вместе получат на 50% больше, чем первоначально.Поэтому выгодно разделить крупный муниципалитет на множество мелких, чтобы получить больше трансфертов от федерального правительства.

    Эта мотивация арендатора , чтобы получить больше федеральных средств, подрывает логику создания новых городов. Вместо того, чтобы создавать города, потому что местная частная экономика процветает и привлекает больше людей, экономически застойные города создаются как форма для получения большего количества федеральных ресурсов. Эти деньги, вместо поддержки расширения общественной инфраструктуры в районах роста населения, используются для выплаты заработной платы мэрам, олдерменам и служащим, оставляя очень мало средств на оказание услуг.(Относительно этой темы см. Mendes et al., 2008; Gasparini and Cossio, 2006.)

    Также очень интересен тот факт, что огромные доходы, получаемые некоторыми муниципальными органами власти от лицензионных платежей за добычу нефти на континентальной платформе, прилегающей к их территориям не используется для оплаты государственных услуг своим избирателям. Казелли и Майклс показывают, что сумма расходов, зарегистрированных в книгах городов, получающих лицензионные платежи за нефть, непропорционально велика по сравнению с расширением государственных услуг, предлагаемых населению, в то время как в то же время имеется множество свидетельств коррупции в правительстве и государственных служащих. (Казелли и Майклс, 2009).В том же ключе другое исследование показывает, что муниципалитеты, получающие роялти за нефть, в среднем тратят на 50% больше, чем другие муниципалитеты, на свой городской совет (в основном на зарплату членам совета и государственным служащим; Mendes, 2002).

    В Национальном Конгрессе также очень сильна рентоориентированность. Одним из основных приоритетов парламентариев является получение федеральных средств для своих городов и штатов. Это делается через так называемые «парламентские поправки» к бюджету.Дэвид Сэмюэлс, выполнивший множество исследований политической системы Бразилии, показывает, как работают эти поправки (Samuels, 2001a и 2001b). С одной стороны, политик говорит своим избирателям, что вносит федеральный проект в свой избирательный округ. С другой стороны, такой проект, как правило, инвестиции в общественные работы, такие как урбанизация, строительство школы и т. Д., Осуществляется компанией, которая обещает внести свой вклад в фонд следующей кампании политика. С определенной периодичностью эти поправки приводят к коррупции, с хищением государственных денег.

    Еще один интересный случай - это свободная зона Манауса ( Zona Franca de Manaus - ZFM). Он был основан в 1967 году посредством налоговых льгот и продажи собственности промышленным предприятиям по низким ценам. План заключался в том, чтобы налоговые льготы действовали до 1997 года. Идея ZFM заключалась в интеграции отдаленного региона Амазонки в национальную экономику, создавая технологический центр, способный создавать высококвалифицированные рабочие места и предоставляя региону финансовую и экономическую автономию. Спустя почти 40 лет после своего создания и нескольких расширений финансовых преимуществ, 4 , ZFM все еще не может существовать в одиночку без стимулов.Стоимость таких стимулов высока (около 18 миллиардов реалов в 2011 году или около 11 миллиардов долларов США), качество создаваемых рабочих мест низкое, а отрасли промышленности в основном представляют собой сборочные предприятия без реального вклада в инновации (Miranda, 2013).

    Подводя итог, остальная часть страны субсидирует ZFM. Это любопытный случай, когда политическая неудача определяет ее выживание. Если бы стимулы были убраны, ZFM быстро превратился бы в экономическую пустоту. Очевидно, что у местных жителей есть веские причины бороться за стимулы, в то время как остальное население недостаточно информировано или организовано против возложенных на него затрат: типичный случай меньшинства, которому угрожает опасность (Рисунок 5.1, ячейка C). На момент написания Конгресс собирался утвердить поправку к конституции, которая расширит налоговые льготы для ZFM до 2073 года.

    Другой тип распространенного стремления к получению ренты - это присвоение средств, находящихся в ведении сотрудников государственного агентства. Например, Banco da Amazônia (Bank of Amazon, федеральный государственный банк) несет ответственность за управление федеральными средствами, выделенными Фонду развития Amazon ( Fundo de Desenvolvimento da Amazônia ), который предлагает субсидированные кредиты для инвестиции в инфраструктуру и частный бизнес в регионе Амазонки.Фонд развития Amazon на 100% финансируется Федеральным казначейством.

    Согласно данным, собранным в исследовании Рикардо Миранды в 2009 году, Банк Amazon одолжил 1,84 миллиарда реалов из Фонда развития Amazon и ассигновал в качестве платы за обслуживание 572 миллиона реалов. Другими словами, Bank of Amazon взимал сборы с Фонда развития Amazon, которые составляли не менее 31% от общей суммы выплат Фонда. Согласно отчетам Банка Amazon за 2009 год, его фонд заработной платы составил 271 миллион реалов. Это означает, что административных сборов, взимаемых с Фонда, хватило для выплаты заработной платы в банке за 2 года.Вместо того, чтобы использоваться для финансирования инвестиций, огромная часть Фонда развития Amazon используется для оплаты административных расходов Bank of Amazon.

    Такой высокий платеж был бы оправдан, если бы Банк Amazon взял на себя операционные риски, но, как указано на их веб-сайте, Фонд развития Amazon несет ответственность за 97,5%, а Банк - только за 2,5%! Подобные механизмы приносят пользу Банку Северо-Востока (который является финансовым агентом Северо-Восточного фонда развития и Северо-восточного конституционного фонда) и Банку Бразилии (который управляет Конституционным фондом Среднего Запада) (Miranda, 2012).

    Таким же образом, Caixa Econômica Federal получает высокий безрисковый доход за счет управления ресурсами Фонда гарантии сроков службы ( Fundo de Garantia do Tempo de Serviço - FGTS). Прибыль, которую Caixa получает от администрирования FGTS, более чем достаточно для покрытия ее большого фонда заработной платы. Или, скорее, учреждению не нужно быть эффективным и конкурировать на рынке с другими банками, поскольку оно имеет привилегию «кэптивного рынка», который обеспечивает дешевые средства и легкую прибыль. 5

    Еще один интересный случай - это передача дорог федеральным правительством в концессию частным компаниям начиная с 2007 года. Основным избирательным риском для этого типа контрактов является высокая плата за проезд. В конце концов, это очень заметная стоимость. Каждый раз, когда водитель проходит через пункт взимания платы за проезд, он должен вынимать деньги из своего кошелька и испытывать агонию при оплате. Чтобы свести к минимуму потерю популярности, федеральное правительство решило основывать торги на концессии на дороги, исходя из того, кто будет взимать самую низкую плату за проезд.

    Результаты были как нельзя лучше с политической точки зрения. В 2007 году контракты были подписаны на основе платы за проезд в размере 1 реала (около 52 центов США по среднему обменному курсу 2007 года). Так получилось, что этой платы не хватило на покрытие расходов на управление дорогами. Для решения этой проблемы, что было мало замечено избирателями, правительство предоставило субсидированное финансирование компаниям, ответственным за управление дорогами. Таким образом, избирателям была предоставлена ​​видимая выгода - дешевые дорожные сборы - и субсидируемый по стоимости кредит был передан (скрытым образом) всем налогоплательщикам (включая тех, кто никогда не будет пользоваться субсидируемыми дорогами).(Относительно концессии на строительство дорог в Бразилии см. Velloso et al., 2012.)

    В попытке оказать влияние на выборы в 2013 году федеральное правительство объявило о снижении примерно на 20% цен на электроэнергию для потребителей. Это было широко освещено и даже поддержано официальным выступлением президента республики по радио и телевидению. Стоимость этой меры, должным образом опущенной во всей огласке, была разделена между: (a) налогоплательщиками в целом (посредством Национального казначейства для покрытия контрактного дисбаланса для компаний в электроэнергетическом секторе), (b) производителями электроэнергии. компании, которые под угрозой непродления контрактов были обязаны снизить ставки, взимаемые за их мощность, что является типичным случаем судебной неопределенности (глава 1, стилизованный факт 8).И снова политики радовали избирателей явными выгодами, скрывая при этом издержки.

    Использование свободных зон как центров инноваций

    Свободные зоны - это географические зоны, определенные правительством, в которых законы о предпринимательской деятельности, торговле и налогообложении отличаются от законов остальной части страны. Известные также как свободные экономические зоны, особые экономические зоны или свободные порты, в зависимости от их структуры и назначения, они предоставляют такие стимулы, как сниженные налоги и меньшее количество правил, побуждающих зарубежные компании открывать свои операции на местном уровне.

    Любые упущенные налоговые и тарифные поступления теоретически компенсируются предполагаемыми экономическими выгодами, включая рост занятости, экспорта и увеличения прямых иностранных инвестиций. Ожидание таких выгод привело к резкому расширению свободных зон по всему миру. По состоянию на 2015 год насчитывалось около 5000 свободных зон в более чем 100 странах, что более чем в пять раз превышает количество зон в 1997 году.

    Этот рост вызывает очевидный вопрос: стоят ли свободные зоны затрат в виде принесенных в жертву государственных доходов? Менее очевидными, но не менее важными для вопросов краткосрочной окупаемости инвестиций (ROI) являются вопросы, ориентированные на долгосрочное воздействие и на ту роль, которую свободные зоны могут играть в инновациях.

    Центр инновационной стратегии и политики

    SRI работает с регионами по всему миру, чтобы повысить эффективность региональных инновационных экосистем, а также предоставляет стратегические рекомендации свободным зонам, желающим усилить свое влияние на инновации. Недавно SRI было предложено поделиться своим мнением об оценке свободных зон на ежегодной конференции Всемирной организации свободных зон, и мне выпала честь представить эту точку зрения. В своем выступлении я подчеркнул значительную и все еще в значительной степени неиспользованную возможность для свободных зон ускорить региональные инновации.

    Работа SRI по региональным инновационным экосистемам сосредоточена на шести ключевых направлениях развития региональных экосистем:

    • Талант: сочетание деловых, предпринимательских и технических навыков, опыта и взглядов сотрудников
    • Деловая среда: характеристики инфраструктуры, география, демография рынка и другие характеристики, обеспечивающие конкурентное преимущество
    • Генерация идей: объем, качество и направленность генерируемых бизнес-идей
    • Доступ к рынкам: клиенты, доступные для предоставления испытательных стендов, возможностей совместной разработки, раннего дохода и долгосрочной клиентской базы
    • Рисковый капитал: количество и качество собственного капитала и прочего финансирования, доступного для предприятий с высоким уровнем риска
    • Инновационные сети: сети и центры, которые помогают объединить идеи, таланты, инвесторов и наставничество с рынками и друг с другом

    К сожалению, традиционные подходы к оценке воздействия свободных зон слишком узко рассматривают перекрестные экономические воздействия: прямые воздействия, такие как объем привлеченных иностранных инвестиций и созданные рабочие места; косвенная экономическая выгода для местных фирм за пределами свободной зоны в результате бизнеса, который они получают от фирм свободной зоны; и так называемые индуцированные эффекты - последствия потребительских расходов сотрудников свободных зон.

    Этот «закрытый взгляд» почти полностью фокусируется на том, как цены на факторы производства, такие как заработная плата и затраты на сырье, влияют на стоимость свободной зоны, и приводит к неустойчивой среде принципа «победитель получает все», в которой цена является единственной основой для конкуренции, а « «дешевые» свободные зоны всегда побеждают.

    Свободные зоны требуют более широких, основанных на инновациях стратегий, если они хотят выжить в долгосрочной перспективе. Как я подчеркнул на конференции Всемирной организации свободных зон, свободные зоны должны в большей степени использовать свое уникальное положение в местной экономике и выступать в качестве платформ для инвестиций и деятельности, ориентированных на инновации.

    Свободные зоны уже предоставляют механизм, с помощью которого встроенные технологии и важные ноу-хау передаются в регионы в виде основного оборудования и хорошо обученных сотрудников. Предоставляя услуги поддержки инноваций, такие как наставничество в области управления, помощь в области интеллектуальной собственности и создание сетей, наряду с традиционными бизнес-услугами, которые они уже предоставляют, свободные зоны могут привлекать более широкий круг компаний, включая стартапы и другие небольшие компании, ориентированные на технологии.

    Поддерживаемые хорошо разработанными инновационными программами, такие высокотехнологичные фирмы могут вырасти до достаточного числа, чтобы привлечь внимание венчурного финансирования, привлеченного концентрацией предпринимательской активности.

    Прибытие венчурного финансирования, в свою очередь, привлечет больше стартапов, положив начало эффективному кругу инноваций, который со временем может превратить свободные зоны в региональные центры инноваций. По мере того как технологические компании свободных зон расширяют свои сети и налаживают более широкие связи с другими фирмами в цепочках поставок, в которых они участвуют, влияние свободных зон на инновации будет только расти и расширяться, что в конечном итоге приведет к развитию инновационных коридоров и устойчивым инновациям. на основе экономического развития.

    .
    Опубликовано в категории: Разное

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *