Аркадий волож и илья сегалович – Сегалович, Илья Валентинович — Википедия

Содержание

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.



* * *

* * *

Илья был первым, с кем мне посчастливилось познакомиться, «войдя» в отрасль.
 Это был РИФ/КИБ. Мы с другом, еще зеленые маркетологи, стояли и обсуждали Wi-Fi, когда подошел Илья и присоединился к обсуждению. Ругался и объяснял, как сделать лучше.


Уже потом, спустя пару лет, мы с ним говорили о помощи детям, как интересно и сложно жонглировать и что мало тех, кто внутри себя чувствует себя самим собой. Он всегда был позитивен и настроен решительно. Хотя у меня нет ни одного кадра, на котором он улыбается, я уверен, что в душе он жил и нес свет.


Матвей Алексеев,

исполнительный директор

Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета

* * *

У Ильи была особенная манера общаться: доверительно. Так, будто вы с ним сто лет дружите, просто давно не виделись. И вот он уже рассказывает, как старому другу, о том, что у него нет шансов водить легковую машину, потому что семья настолько большая, что в легковую просто никто не влезет. Что на фургончике задняя передача включается так, как обычно включается первая, и поэтому смешной казус и т.д. Также Илья рассказывал про лошадок, которые установили у офиса Яндекса, а власти чинили всякие препятствия — как будто мы вместе этих лошадок ставили, а сейчас вместе пойдем бороться с непробиваемыми чиновниками.

И думаешь, вот как Илья ко мне тепло относится, здорово! А сейчас понимаешь, что это просто человек такой — живущий с открытым сердцем. Никаких слов не хватает, чтобы описать, как жаль...

Константин Каширин

* * *

Илья запомнился как Человек, который делает праздник, где бы он ни появлялся. На корпоративных вечеринках или поездках в детский дом я знала: Илья с нами, значит будет интересно и весело. Он сделал мир вокруг себя лучше. Талантливый во всем, добрый, обаятельный... так грустно, что теперь надо добавлять «был».

Спасибо ему за все!

Ирина Бахметьева, Яндекс

* * *

Я написал о мелкой баге в поиске на соответствующую рассылку, ребята что-то ответили, уточнили у меня, в итоге пишут, что бага скоро исчезнет, когда будет добавлено соответствующее расширение, а Илья тут же пишет в ответ: «Вообще-то я, помнится, сам вбивал -ие/-ье в какие-то (почти все какие надо) парадигмы (и списки окончаний) в нашей морфологии. Вы уверены, что морфологическое расширение — это не „расширение“? Илья».

Мелочь в общем-то, незначительный рабочий момент, но меня тогда поразило, что он сам вникает даже в такие мелкие баги и все помнит, а сейчас я понимаю, что в этом был весь он — потрясающий эксперт, профессионал высочайшего уровня, который, несмотря на огромный объем работы, был всегда готов вникать в любые мельчайшие детали и придавать им значение — настолько, что даже на такую мелкую багу незамедлительно среагировал сам.

А бага касалась последнего стихотворения Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья». Может быть, поэтому мне так вспоминается именно этот эпизод.

Александр Гаврилин, Яндекс

* * *

Мне повезло. Наши жизни пересекались во многих сферах до того, как мы стали вместе работать: дети учились в одном классе, было участие в конференциях, общие друзья. Но, конечно, когда Илья позвал меня и моих друзей работать в Яндекс и помог преодолеть массу технических сложностей, чтобы наш переход состоялся, для меня началась другая жизнь.

Илья жил работой, Яндексом, и, благодаря его страсти, азарту, харизме было невозможно просто работать. Все старались соответствовать, начинали этим жить. И это не форма речи: совершенно естественно было в перерыве и даже во время рабочего совещания вдруг начать обсуждать детские школьные проблемы или на даче на дне рождения или в антракте в театре неожиданно заспорить о важности отдельных поисковых факторов или правильном алгоритме новостной кластеризации. Не только невозможно было сказать, где заканчивается работа и начинается жизнь (наверное, потому что она никогда не заканчивалась), но благодаря Илье работа наполнялась жизнью. Так ярко, страстно, азартно он ей отдавался.

Илюшина деятельность, направленная на то, чтобы у нас были честные выборы, была продиктована его личным стремлением к справедливости, но тоже носила профессиональный, рабочий оттенок: он предлагал технические решения — алгоритмы, приложения, которые позволят легко, точно и беспристрастно следить за выборами и подсчитывать результаты. Он был предельно конструктивно настроен всегда. И на работе, и в жизни он был готов предложить решение, улучшение и лично принять участие в его реализации.

Когда на одном из митингов за честные выборы к нам подошел молодой человек и предложил подписать обращение против грабительских тарифов ЖКХ, Илья отказался, сказав, что не знает детально, какими должны быть тарифы, в чем проблема и как ее надо решать. При всей его страстности и эмоциональности в Илье всегда бодрствовал специалист, профессионал. Зато когда Илья был в чем-то уверен, он не боялся быть слишком убедительным. Однажды мне пришлось доставать из мусорного ведра свою «Нокию» после того, как Илья наглядно объяснил мне, что я недостаточно думаю о развитии новостей и поиска для смартфонов и тач-устройств, потому что сам пользуюсь устаревшим кнопочным телефоном.

Мне повезло: я довольно много общался с Ильей и по работе, и не только. При этом этого общения не могло быть много: если Илья звал поехать вместе на конференцию, выступить на круглом столе, помочь на переговорах в командировке, просто звал с детьми на дачу — отказать было невозможно, и не хотелось. Отдельная удача — это возможность поговорить в дороге (в машине или в самолете), когда ничто и никто не отвлекает. Ради этого не жалко было, например, доплатить за бизнес-класс и остаться без четырех часов ночного сна от Москвы до Цюриха.

Про Илюшу можно говорить самые разные замечательные слова, и они будут правдой. Но для меня основное в нем — это любовь. Любовь к работе, ко всему, чем он занимался, любовь к людям, с которыми он работал. Любовь, для меня парадоксальная и необъяснимая, к тем и к тому, что с ним спорило, воевало, было не согласно, что он был готов исправить, чему готов был помочь стать лучше.

Илья и его жена Маша — очень красивые люди, у них очень красивые дети, человеку со стороны, который оказывался в их семье, было удивительно, насколько там все проникнуто любовью, насколько это мощная движущая сила, она ощущалась почти физически. Так же явственно ее можно было почувствовать на публичных его выступлениях, на больших презентациях в Яндексе, на маленьких рабочих совещаниях. Его любили очень многие, и те, кто знал его давно и хорошо, и те, кто сталкивался с ним совсем мало. Моя семилетняя работа в Яндексе, самое счастливое и содержательное время в моей профессиональной жизни, стала возможна благодаря Сегаловичу и с ним неразрывно была связана. Я необъективен, нерепрезентативен, могу ошибаться. Но я уверен, что Илюше удалось сделать из Яндекса корпорацию любви. Любовь к работе, к тому, чем занимаешься, любовь к тем, с кем работаешь, любовь пользователей как основная цель, как основной критерий оценки продуктов и сервисов — в этом феномен Яндекса, феномен Сегаловича.

Яндексу тяжело будет дальше без сердца. Но Илья оставил рецепт успеха и большой заряд энергии и любви. Всем надо стараться соответствовать.

Лев Гершензон

* * *

Помню, сидели мы втроем ночью на Бауманской, в коммунальной квартире — Маша, Илья и я — и писали проект для получения грантов на то, что впоследствии (уже без меня) вылилось в «Дети Марии». Склад характера Ильи казался мне тогда (и особенно рядом с Машей) несколько противоречивым. Явно ощущалось, что он не «художник», как все «наши», но что он, сознавая свой аналитически-технический покрой, об этом покрое не то чтобы жалеет, но... активно открыт искусству. Маша, художник с аналитической жилкой, видимо, во многом помогла ему обрести этот баланс.

Пожалуй, это стремление уравновесить природное благоприобретенным сильно помогло Илье в его работе. Аналитикам часто не хватает воображения, что низводит их творчество на уровень компиляции. У Ильи с воображением было всё в порядке. Как-то он привел меня в офис у метро «Ленинский проспект» (компьютеры только появлялись) и чуть ли не час с энтузиазмом рассказывал про новый принцип поисковика и про русский язык. Я, будучи «художником», как ни старался вникнуть в его энтузиазм, так почти ничего тогда и не понял.

Лишь сильные личности в стремлении с самопознанию осваивают что-то для них нехарактерное. Лишь такого рода усилия приводят к действительному творчеству.

Юрий Сырков

* * *

Я познакомился с Ильей лично спустя три месяца после прихода в Яндекс. Я был в своей всего лишь второй командировке в Москве, тогда еще зеленый, почти ничего не понимающий начинающий менеджер. Мне на сотовый позвонил Илья, попросил зайти к ним с Аркадием в кабинет. Я подошел к кабинету, заглянул через стеклянную дверь, постучал. Я очень волновался. Всего три месяца в компании, а тут Илья и Аркадий. Илья открыл дверь, улыбнулся и сказал: «Заходи, заходи. Открыто же. Эта дверь никогда не закрывается, она открыта всегда».

Еще вспоминается одна из встреч, когда мы собрались толпой обсуждать один из наших проектов. Через час Илье нужно было убегать на другую встречу, уже не про технологии, а про бизнес. Он очень жалел, что ему приходится убегать на ту встречу: «Ребята, с вами гораздо интереснее, чем там с этими бизнесменами. Но нужно бежать. Зайдите потом ко мне, расскажите, чем все закончилось. Мне очень интересно».

Пусть земля будет пухом. Ты останешься с нами, с нашими с тобой проектами. Мы будем продолжать твое дело. Когда будем принимать решения, будем ориентироваться на тебя.

Будем делать продукты, за которые тебе не было бы стыдно.

Дима Вульбрун, Яндекс

* * *

Я с Ильей познакомился впервые на конференции ECIR, в Глазго, в апреле 2008-го, когда я еще жил в Голландии, делал свое PhD. Пообщались мы совсем немного, я тогда был слишком занят активным обретением связей в academic community на своей почти первой конференции и старался успевать общаться со всеми и по чуть-чуть. Помню только, как опешил от того, что «тот самый» Илья Сегалович, во-первых, не поленился добраться на никому не нужную, как казалось тогда, в России конференцию, а во-вторых, подошел поздравить меня со статьей, держась не только подчеркнуто скромно, но и даже заметно стеснительно. Мне кажется, это первое впечатление от Ильи должно быть у каждого, кто его знает. Кажется, именно оно располагает и привязывает к Илье людей так сильно с первой встречи, даже если потом они с ним и почти не пересекаются. С тех пор я был обязан Илье тем, что у меня появилась надежда вернуться в Россию и быть здесь кому-то нужным. А потом я стал уже обязан ему и тем, что у меня появилась возможность сюда приехать и попытаться это доказать остальным.

У меня очень и очень давно, много лет не было такой постоянной необходимости сдерживать слезы. Думаешь, если это не самый близкий родственник, не самый близкий друг, то обычно найдет и сразу отойдет. Я с Ильей общался далеко не каждый день и даже далеко не каждую неделю, но ощущение той колоссальной поддержки, которую он успевал оказывать во время и после наших коротких встреч, окрыляло, вселяло уверенность, которой у меня раньше, мне кажется, никогда не было и которую я боюсь потерять сейчас. Когда кто-то тебе постоянно дает что-то подобное так легко, как само собой разумеющееся, то без этого очень сложно жить и делать то же самое дальше.

Павел Сердюков

* * *

Я хорошо запомнила один момент. На первой конференции YaC Илья давал интервью, и журналист из Киева спросил, как он относится к Гуглу. Илья засветился и с искренним восхищением произнес: «Классно, замечательная компания, они большие молодцы!» Журналист опешил — как же, нам ведь полагается ненавидеть конкурента! А затем долго рассказывал мне, каким честным получилось общение с Ильёй.

А вообще-то не верится и не поверится никогда. Он где-то есть, ему просто нельзя позвонить.

Наташа, Яндекс

* * *

Я никогда не думала, что может быть так больно потерять человека, с которым не была знакома даже шапочно.

Просто придя работать в Яндекс, я узнала, что есть такой человек. Такой удивительный и чудесный, не прекращающий удивлять даже таких вот сторонних наблюдателей. И в этом безграничном искреннем восхищении я придумала себе примету: если иду на экзамен (когда устроилась в Яндекс, я еще училась в магистратуре) и встречаю Сегаловича, значит, все пройдет на ура. Сбывалось. Вот я, простая девчонка, с ним здороваюсь, а он мне улыбается, как будто весь день мечтал меня вот тут вот на лестнице встретить.

Благодаря Илье я стала участвовать по мере возможностей во всех благотворительных проектах, что попадались на глаза. Возила гречку и лекарства в приюты для бездомных животных, готовила новогодние подарки для бабушек и дедушек в домах престарелых, в этом году съездила с мастер-классом в детский дом... Пишу об этом не чтобы рассказать, какая я хорошая, а чтобы показать, как ему просто своим существованием удавалось сподвигнуть других помогать тем, кто нуждается в помощи.

Сейчас мне очень грустно, что я не поблагодарила Илью за то, что он показал мне: правильно поступать не так уж трудно. Очень надеюсь, что мне удастся пронести эту формулу через всю свою жизнь.

Валя Ночка, Яндекс

* * *

Я экс-сотрудник Яндекса. Хотя бывших яндексоидов и не бывает. И вместе с вами я плачу и вспоминаю об Илье. Я очень рада, что мне удалось пообщаться и немного поработать с таким прекрасным, умным и добрым человеком.

Помню первую с ним встречу. Мы сидели в маленькой переговорке на 4 этаже и обсуждали что-то важное. Но с Ильей нельзя было долго говорить серьезно. Он начал качаться на стуле и наматывать на шею разноцветные декоративные веревочки, развешенные вдоль стены. А в другой раз сказал, что он не может смотреть презентацию, пока не разместит все иконки рабочего стола на моем ноутбуке в правильном порядке, т.к. его это отвлекает. Улыбаюсь сквозь слёзы...

Он был потрясающий. И еще ему было не все равно. Не все равно, что происходит в стране и он предлагал варианты проведения честных выборов. Он очень болел за нашу науку и переживал за молодых ученых, хотел сделать так, чтобы им хотелось заниматься наукой. А сколько он сделал для поддержки детей-сирот! Меня потрясает его мужество. Даже когда он уже болел, он продолжал заряжать остальных позитивом и своей доброй энергией.

Когда не знаешь, этично ли ты поступаешь, то всегда можно подумать: а что бы сделал/сказал в этом случае Сегалович? Он пример того, как можно жить, думать, любить, общаться, работать и как не испортиться от денег и известности. Как быть «totally uncool» и не только смеяться в лицо лицемерам, эгоистам и ворам, но и бороться с ними. Я не представляю, как человек мог быть так красив внешне и так прекрасен внутренне. Мы плачем, потому что мы боимся забыть, что такие люди бывают.

А еще я помню это странное ощущение. На встречах с Ильей все в комнате были словно старше его. У него были десятки неожиданных крутых идей. И окружающие приземляли его, говорили о сроках, бюджетах, ресурсах. И чувствовали себя на свои 150 лет. А он говорил о людях, вдохновении, успехах, полете к новым звездам. На сколько лет чувствовал себя он?

Дарья Богомолова

* * *

Помню, как рассказывала маме: «Представляешь, мам, у нас проходят собрания, на которых обсуждаются квартальные итоги. Включают проектор, запускают презентацию, сотрудники садятся на пол в кружок и обсуждают сделанное. И Сегалович тоже садится рядом на пол и слушает». Мама удивилась, что такой человек, миллионер и создатель поисковой системы Яндекс — и сидит вместе со всеми, на полу!


Прошли времена, когда поиск собирался в коридоре на полу, чтобы обсудить квартальные достижения. А Илюша так и не обзавелся собственным директорским кабинетом, продолжая сидеть вместе с ребятами в опенспейсе. Он был очень простым и при этом невероятно симпатичным. Встретить его в лифте — было счастье. При его присутствии на встречах возникало волшебное ощущение: с этим проектом все будет хорошо.

Помню, как волновалась, когда шла на первую встречу с его присутствием — «там же будет сам Сегалович» — а выходила с ощущением того, что все сбудется. Все будет хорошо.

Мария Липатова, Яндекс

* * *

Илья — бесконечно добрый и светлый человек. Совершенно невозможно думать о нем «в прошлом»... И не будем...

Учились на одном факультете, я на курс младше. Илья помогал нам новичкам «грызть» математику — в общежитии было такое славное братство и взаимопомощь. Ещё наш институт вёл, так называемую в то время, «шефскую» работу: мы ездили в подшефный детский дом с подарками, общались с детишками, устраивали им новогодние праздники.

Илья такой молодец! Он продолжил это благородное дело! Мы все восхищались тем, что он делал. Это такая редкость в наше безумное время — бескорыстно и от всего сердца помогать людям...

Ирина Слюсарева

* * *

Илья сделал единственную русскую вещь, которая хорошо работает. Думаю о нем каждый раз, когда включаю его сервисы. Илья был центром замечательной общины: думаю о нем каждый раз, когда вижу наших общих друзей. Центром семьи: столько детей, собак и столько гостей... Его дом, его практичные машины, его телефоны, его клоунада, твиты, стихи и джаз — во всём, с чем он имел дело, Илья искал и находил смысл и красоту.

Вот да: Илья был человеком исключительной красоты и осмысленности; меня это всегда притягивало и давало импульс. Многие люди могли реализовать себя только благодаря тому, что оказались в его орбите. И суть последнего года: раскрыть его невероятное мужество. Эти три вещи: красота, осмысленность, мужество — его главное, итоговое сообщение нам.

Илья Колмановский, журналист

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

I spent far too little time with Ilya, although his generosity made it more than I would have expected. (I wonder how he does it, because he isn’t just generous to me and takes on far more important things). A true gentleman, generous, thoughtful, intelligent, he inspired me to try and do something more, and something better, from the first time I met him.

Characteristically, that meeting happened because he made some time to talk to me about a problem I had, that someone suggested he could help with. And my first impression held as long as I knew him, through all our interactions, through everything that anyone said about him, through seeing things that he did, or said, or had said long ago.

Russia and the world have lost a good man. His legacy includes an inspiration to many people to be better, and do better. There are many people who will miss him. But when we think about him, if we can say «we’re still doing our best for a better world», maybe we’ll feel a little happier for what we had, and so less sad for what we lost.

Charles McCathie Nevile, Яндекс

* * *

Я брал у него интервью по icq, до сих пор помню, как почувствовал его изумление, когда сказал, что я работаю начальником железнодорожной станции. Илюша несколькими буквами выразил удивление, исчез на пару минут, вернулся с вопросом «А какой у тебя рабочий телефон?». Понятия не имею, где он-то его откопал (то есть понятно, что в Яндексе), зато я впервые прославился — вопрос «Рабочий телефон начальника ТП Одесса-Товарная» попал в очередной тур Кубка Яндекса по поиску.

В 2002-м году мы познакомились вживую — на первой конференции по оптимизации. Помню, что меня даже немного удивила реакция Ильи — я подошел поздороваться, а он привстал и слегка поклонился, показывая, что ему тоже очень приятно познакомиться с виртуальным знакомым.

На следующий день после конференции мы с Сашей Садовским пришли в Яндекс, еще на Вавилова, где сидело около 100 человек, Илюша показывал нам просторный офис Яндекса, свое рабочее место на втором этаже, серверную, где стояло аж 160 серверов. А потом в переговорку, где мы сидели с Ильей и Аркашей, залетела Женя Завалишина и позвала всех обедать. А после обеда я пошел писать свой первый в жизни репортаж 🙂

Сергей Петренко, Яндекс.Украина

* * *

Будучи студентом, я очень интересовался поиском и знал, что есть такой человек Илья Сегалович, который сделал Яндекс. Пересечься в жизни удалось только один раз — это было в 2006 году на первой конференции КИБ. Я заметил Илью в кулуарах и просто подошел поздороваться. Бросилось в глаза, насколько он не был похож на других больших руководителей. Одетый в джинсы и футболку, он живо общался с участниками конференции. И еще мне показалось, что он куда-то торопился...

Алексей

* * *

Я познакомился с Ильей, работая в Яндексе. Корпоративная культура, манера общения сотрудников, моральные нормы — вся компания вторила этому удивительному человеку. Илья действительно был сердцем Яндекса, его душой.


Вспоминается еще один случай, который заставил меня надолго задуматься о морали и поменявший моё отношение к правилам жизни.


Много-много лет назад совершенно случайно на одной из ИТ конференций нам удалось получить доступ к рабочей переписке одного из высокопоставленных руководителей главного конкурента Яндекса. В условиях довольно жестокой конкуренции такая переписка даёт массу ценнейшей информации для развития бизнеса, и таким шансом не пренебрегают.


Я пришел к Илье и с высоко поднятой головой рассказал ему об этом, ожидая увидеть его восторг. После нескольких секунд раздумий он ответил: «Дима, прости, но нет. Мне правда очень хочется увидеть это, но мы играем и побеждаем честно, всегда». 


Он удивителен, честен, и я горжусь тем, что знал его. Это человек, на которого я хочу быть похожим.

Дмитрий Сидоров, Mail.ru

* * *

Мы были знакомы, но не очень близко — пересекались сначала на пресс-конференциях, а потом, когда я пришел в Яндекс, на совещаниях и общих встречах. И благодаря этому я узнал его удивительную черту — он знал каждого и прислушивался к каждому. Ты всегда мог рассчитывать на то, что тебя выслушают и отнесутся всерьез.

Это были доброта и доброжелательность, сконцентрированные до невообразимой плотности в одном человеке. Мне кажется, этим отношением он заражал и Яндекс, привносил теплоту в это общежитие умников. Мне будет очень не хватать его понимающего взгляда.

Саша Амзин

* * *

От имени сотрудников ВЦ РАН, пересекавшихся с Ильёй, когда он обитал в нашем здании на антресолях в зале, где раньше стояла БЭСМ6, выражаю глубокое соболезнование родным, близким и сотрудникам Яндекса в связи с его безвременной кончиной...

Наш научный коллектив давно хотел представить Илье результаты наших разработок для возможного использования в Яндексе, да всё откладывали — до публикации, до обсуждения на семинарах, до решения набора практических задач. Но не сложилось. Кто ж знал... Очень жаль...

Александр Васильевич Тюленев, ВЦ РАН

* * *

Для меня Илья бесконечно памятен. Мы учились вместе в геологоразведочном. Общались, дружили. Сидели вместе на лекциях. Помню, все обсуждали, спорили, ходили в кафе «Космос» (тогда единственное приличное кафе на Тверской), в пивной бар «Яму» в Столешниковом, в кинотеатр повторного фильма — единственный тогда источник просмотра классики мирового кино (в «Иллюзион» билеты были, видимо, только для представителей элиты и торговой сети).

Ходили мы вместе на городские студенческие олимпиады по математике (для всех московских вузов за вычетом физтеха, МИФИ и физфака—мехмата МГУ). Он всегда брал первое место, а я — второе (за исключением одного раза, когда я «провалил дело» 🙂 Там же, в МГУ, помню, после очередной олимпиады, он меня познакомил с Воложем — тот учился на мехмате. А Илюшу туда учиться не пустили. А меня на физфак не пустили, на астрофизику. Это нас, конечно, сближало.


Голова у Ильи была блестящая. В мат. логике или доказательстве теорем конкурировать с ним было бесполезно. А вот затащить в науку его не удавалось — к тайнам теоретической физики он был равнодушен. Чувство судьбы, эпохи? Нет, скорее земной знак зодиака: Илья, видимо, не рвался заниматься вещами, за-ради только их таинственности, ведущими непонятно куда и неизвестно зачем.


Отчасти я был свидетелем начального становления Яндекса. Помню, в 1993-м пошел работать в Академию наук и тогда встретил Илью в Москве на улице. Ну, оказался у них в офисе, представлявшем собой пару комнат в переделанной квартире где-то на Ленинском проспекте. Илья сидел за компом, занимался лексикографией русского языка для текстового редактора — отсюда, видимо, идеи поиска по Рунету.


Потом с Ильей мы встретились только в 2000-м году — я вновь оказался в Москве. Я побывал у него дома. Трудно ему тогда было. А в 2001-м он мне помог: не хватало рекомендации для работы в Швеции. А он говорит: «Ну конечно, напишу!» Илья всегда находил время в тот же день (!) ответить по email’у на любые мои вопросы по технологиям интернета, при шести детях на руках и своей безумной занятости.


C 2004-го я вернулся в Москву, но как-то не виделся больше с Ильей. Жалко безумно! Он, оказывается, остался простым, открытым человеком. В социальных сетях отвечал на все вопросы наших сокурсников, ходил на встречи сокурсников, ходил на протестные демонстрации «в серой курточке с капюшоном», выступал клоуном перед детишками...


Илья как исключительно талантливый инженер гнал вперед прогресс. В интервью он любил повторять: «Это двадцатый век!» В смысле, что устарело и надо действовать иначе.


Главное в памяти об Илье видится все же не плодами прогресса. Хотя они огромны. А памятью об исключительно талантливом человеке, поставившем высокую планку настойчивости, отзывчивости, порядочности и человечности. Памятью о большом человеке.

Сергей Гаврюшов

* * *

Периодически сталкивались с Ильёй в коридорах Яндекса, кафе Лебедева и на мероприятиях. «Привет, Илья», — пожалуй, максимум, что я ему говорила.

Так и помню картину: Илья стоит, прислонившись к стене, вокруг него энное количество «яндексоидов», которым он бурно что-то рассказывает. В его взгляде, речи и поведении были такие открытость и теплота, что хотелось подойти и поделиться чем-то своим, спросить совета.

Но так и не осмелилась, останавливала себя — слишком занятой, да и птица не моего полёта. Однако сама возможность когда-нибудь так сделать грела неимоверно, и, пусть я давно не в Яндексе, это всё равно было возможно. А теперь нет. Теперь не получится даже произнести то простое: «Привет, Илья».

So sad.

Марина Герваси, ранее сотрудница Яндекса
Все воспоминания

iseg.yandex.ru

Интернет: Интернет и СМИ: Lenta.ru

Днем 27 июля не стало Ильи Сегаловича, сооснователя и технического директора «Яндекса». Сегалович болел раком желудка, но до последнего работал над проектами компании. Почти все его время уходило на «Яндекс». Несмотря на это, у Сегаловича оставалось время и на заботу о брошенных детях, и на борьбу за честные выборы в России. Илье Сегаловичу было 48 лет.

Смерть Ильи Сегаловича шокировала все профессиональное интернет-сообщество. О его болезни знали очень немногие, но самые внимательные могли догадаться: в декабре 2012 года он, обычно коротко стриженный, появился в эфире «Дождя» с наголо обритой головой. Внимания на это, правда, почти никто не обратил: Сегалович говорил тогда не о себе, а о том, как живется в современной России детям-сиротам. Говорил, что категорически несогласен с принятым накануне законом, запрещающим усыновление российских сирот американскими семьями, потому что любая семья, на его взгляд, гораздо лучше детского дома. Этот закон задел его настолько, что обычно мягкий и тактичный Сегалович написал в твиттере, что «Путину, Медведеву и Суркову следует оторвать свои задницы от стульев, зайти в соседний интернат и усыновить по ребенку», а во «ВКонтакте» добавил: «Они в бешенстве решили искалечить чужих детей, с которыми жизнь и так обошлась очень жестоко».

«Я попал в эту историю по везению», — рассказывал Сегалович на «Дожде», объясняя, что знаком с темой не понаслышке. Заботой о сиротах сначала занималась его жена Мария, профессиональная художница — в середине 1990-х она основала студию «Дети Марии», которая и помогает сиротам. Благотворительная деятельность Марии началась с того, что она пригласила команду клоунов Пэтча Адамса в интернат, рядом с которым жила. Впоследствии она заразила тягой к заботе о детях и мужа — Сегалович сам не раз примерял на себя образ клоуна, чтобы развлечь сирот.

Илья Сегалович пишет на доске: «1. Прогресс неостановим; 2. Работать все равно ничего не будет». 2003 год.

Еще сооснователя «Яндекса» волновало то, что вообще происходит с Россией. В 2011 году он рассказывал тогдашнему помощнику президента Аркадию Дворковичу о том, каким видит решение транспортной проблемы Москвы, а год спустя сетовал: «Мы пишем прекрасные романы, но дороги у нас не получаются». Он описывал идеальную систему выборов, защищенную от фальсификаций — где каждый гражданин может проверить, был ли учтен его голос. «Хотелось бы какого-то чуда, волшебной палочки, чтобы раз — и система выборов заработала, два — и всех сирот из детских домов забрали бы в семьи. Вот за это изобретение я бы заплатил любые деньги», — рассказывал он в интервью «Снобу». Волшебной палочки не было, поэтому Сегалович делал то, на что у него хватало сил и времени: шел наблюдателем на выборы, создал (не впутывая в это «Яндекс») приложение, которое должно было помочь другим наблюдателям. Посещал митинги и шествия за честные выборы и в поддержку политзаключенных. Поддерживал важные общественные проекты. При этом Сегалович мастерски дистанцировался от политических игр — ни у кого не поворачивался язык обвинить его в «связях с Кремлем», в «работе на Вашингтон» или навесить еще какой-нибудь ярлык; к Сегаловичу ярлыки не приставали.

Но главным в жизни Ильи Сегаловича был, конечно, «Яндекс».

Родившийся в 1964 году в Горьком (теперь Нижнем Новгороде), Сегалович провел детство в Казахстане. Там, в алма-атинской республиканской физико-математической школе он подружился с одноклассником Аркадием Воложем. Несколько лет они сидели за одной партой, после школы вместе пытались поступить в МГУ — и оба неудачно. Затем пути друзей разошлись: Сегалович окончил Московский геологоразведочный институт и начал работать программистом во Всероссийском институте минерального сырья; Волож окончил Институт нефти и газа им. Губкина и занялся исследованиями в Институте проблем управления.

Однако уже в 1990-м году Сегалович пришел в компанию «Аркадия», созданную Воложем для разработки электронных справочников. Сегалович переработал сконструированную в «Аркадии» технологию поиска с учетом морфологии русского языка. Придумал компании красивое название «Яндекс». Во второй половине 1990-х и в начале нулевых, когда «Яндекс» уже превратился в самостоятельный сервис, Сегалович руководил разработкой поисковой технологии. В последние десять лет он был техническим директором компании и отвечал за создание всех основных продуктов «Яндекса». «Фронт моей работы не сжимается, а, наоборот, расширяется. Конкуренция растет, задачи становятся все шире», — отвечал он на вопрос, чем занимается в компании. При этом Сегалович подчеркивал, что «рад любому запуску, любому новому проекту», даже если задумка родилась в голове другого сотрудника компании.

Илья Сегалович и Аркадий Волож

Фото: Mike Segar / Reuters

О чем бы ни рассказывал Сегалович, будь то экспансия на новые рынки или очередной продукт, упрощающий жизнь интернет-пользователей, сразу было видно: он полностью поглощен своей работой и отчетливо представляет, чего и каким образом добивается. В мае 2013-го Сегалович представил, пожалуй, главное нововведение «Яндекса» в этом году, а возможно, и на ближайшие несколько лет — «Острова», показывающие интерактивные элементы различных сайтов прямо в выдаче поиска (с помощью этой системы можно напрямую купить билет в кино или записаться на прием к врачу).

«Немножко волнуюсь, — улыбаясь, говорил тогда со сцены Сегалович, — но, надеюсь, победю себя». Это вообще было его отличительной чертой. Умнейший человек, как никто, пожалуй, разбирающийся в поиске и множестве других технологий, совладелец крупнейшей интернет-компании страны, лицо одного из тех российских брендов, которые известны по всему миру, Сегалович всегда был чуточку скромнее, чем мог себе позволить человек в его положении. «Меня в детстве научили не стремиться быть крутым, — объяснял он в одном из интервью. — Моя цель всегда заключалась в том, чтобы быть totally uncool, но таким, который внутри на самом деле понимает, что он-то как раз и круче всех».

Илья Сегалович не пытался учить других жизни, но сам жил так, что его хочется ставить в пример подрастающим поколениям: упорно и упоенно трудился, находил время для семьи и детей, уделял внимание самым беззащитным — и притом болел душой за страну, в которой жил. «Правильно поступать не так уж трудно — надо просто поставить себя на место другого человека, почувствовать то, что он чувствует. И сделать это надо быстро, сразу, мгновенно. Почувствуешь — и поступишь правильно», — говорил он в одном из интервью. И судя по тому, что не нашлось никого, кто знал Сегаловича и притом мог бы сказать о нем что-нибудь плохое, человек, придумавший «Яндекс», прожил свою жизнь правильно.

lenta.ru

биография и некролог. Причина смерти.

Годы жизни Ильи Сегаловича:

родился 13 сентября 1964, умер 27 июля 2013

Эпитафия

Все было в нем — душа, талант и красота,
Искрилось все для нас, как светлая мечта.

Биография

Биография Ильи Сегаловича, российского бизнесмена и со-основателя «Яндекса» — это история жизни человека, заботящегося не только о личном благе и благе своей компании, но и о судьбах своей страны в целом. Доброта, открытость, целеустремленность, щедрость — эти качества Ильи позволили ему добиться предпринимательского успеха, попасть в российский список Forbes и в то же время стать объектом восхищения и безграничного уважения среди его современников.

 

Детство Ильи Сегаловича прошло в Казахстане. В Алматы, во время учебы в республиканской физико-математической школе он подружился со своим одноклассником, Аркадием, сыгравшим важную роль в биографии Сегаловича. Через несколько лет Аркадий Волож и Илья Сегалович создали одну из успешнейших айти-компаний, «Яндекс», но до этого оба провалили экзамены в МГУ и несколько лет шли по жизни разными дорогами. Сегалович пошел по стопам отца, известного геофизика, и закончил Московский геологоразведочный институт. Спустя время он пришел работать в компанию Воложа «Аркадия», где друзья вместе занялись разработкой электронных справочников. Переработав уже сконструированную технологию поиска и придумав красивое название для компании, Сегалович дал старт «Яндексу», в котором долго руководил разработкой поисковой технологии.

 

Но жизнь Сегаловича вовсе не ограничивалась работой. Еще в 1993 году Илья познакомился со своей будущей женой Марией Елисеевой. Вместе с Марией Илья стал посещать московский интернат № 103 и его детскую театральную студию и со временем стал не только настоящим другом многим детям, но и приемным отцом для нескольких из них. Он придумал название для благотворительной организации своей жены «Дети Марии» и принимал активное участие в ее деятельности. Помимо родных и приемных детей в доме Ильи и Марии всегда гостили ребята из интернатов, приезжая на выходные и каникулы.

Причина смерти

В 2012 году у Ильи был диагностирован рак желудка. Шансов на излечение не было, но сильный организм Ильи оказался восприимчив к химии и метастазы ушли. К сожалению, чудо продлилось недолго. В июле 2013 года опухоль нашли в голове, и Илья буквально «сгорел» на глазах. 25 июля 2013 года была зафиксирована смерть головного мозга, Илья впал в кому, выхода из которой просто не может быть. Смерть Ильи Сегаловича наступила 27 июля 2013 года. Причиной смерти Сегаловича стал рак мозга. Похороны Ильи Сегаловича прошли на Троекуровском кладбище в Москве, где сегодня находится могила Сегаловича. Столь преждевременная смерть Сегаловича стала трагедией для всех, знавших его лично, — для его семьи, друзей, сотрудников, детей, с которыми Илья дружил, и для многих, кто мог наблюдать за его широкой предпринимательской и благотворительной деятельностью.

Илья Сегалович с женой Марией Елисеевой

Линия жизни

13 сентября 1964 г. Илья Валентинович Сегалович родился в городе Горький (Нижний Новгород).

1986 г. Окончание геофизическего факультета Московского геологоразведочного института.

1990-е гг. Приход в компанию Аркадия Воложа, разработка технологии поиска неструктурированной информации с учетом морфологии русского языка, которая получает название «Яндекс».

1993 г. Знакомство с Марией Елисеевой, начало благотворительной деятельности.

1996 г. Создание поисковой технологии «Яндекс», которая сегодня является четвертой поисковой системой в мире.

2000 г. «Яндекс» становится самостоятельной компанией, а Илья Сегалович — ее со-основателем и техническим директором.

2011 г. Занимает 159-е место в рейтинге богатейших бизнесменов России по версии Forbes.

сентябрь 2012 г. Диагностирован рак желудка.

27 июля 2013 г. Дата смерти Сегаловича.

1 августа 2013 г. Похороны Ильи Сегаловича.

 

Памятник на могиле И.Сегаловича


На могиле Ильи Сегаловича на Троекуровском кладбище Москвы установлен необычный оригинальный  скульптурный памятник в виде кованого дерева.

Памятные места

 

1. Город Нижний Новгород, в котором родился Илья Сегалович.
2. Республиканская физико-математическая школа в Алматы, где Сегалович познакомился с Аркадием Воложем.
3. Региональная общественная организация «Дети Марии», созданная женой Сегаловича с его помощью.
4. Офис компании «Яндекс» в Москве.
5. Троекуровское кладбище в Москве, где похоронен Илья Сегалович.

Эпизоды жизни

В 1993 году Илья решил уехать из России и заниматься программированием за рубежом, как некоторые из его бывших коллег. Для этого он пошел на курсы английского языка, где и познакомился с будущей женой, с которой занялся помощью детям, позабыв о своих планах на отъезд.

 

В первые годы совместной жизни в семье Сегаловича и Елисеевой жило шестеро детей — трое детей Марии, общий ребенок супругов и две приемные девочки. Всего за 20 лет существования студии в семье Сегаловича официально прожили до совершеннолетия пять детдомовских детей и еще столько же — без оформления документов.

 

В начале 90-х годов Мария Елисеева позвала своего знакомого Пэтча Адамса, известного в Америке доктора и клоуна, выступить в московском интернате, которому она помогала вместе с Ильей. Пэтч Адамс — удивительный врач, который лечит пациентов смехотерапией. Илья Сегалович помог организовать этот приезд, а затем решил принять участие в выступлении доктора. С тех пор — вот уже почти 20 лет — каждую осень он работал клоуном в команде Адамса, развлекая детей в больницах, интернатах и детских домах.

 

Илья Сегалович в роли клоуна в команде доктора Пэтча Адамса

Заветы

«Требуйте от себя большей приверженности правилам, чем от других».

 

«Правильно поступать не так уж трудно — надо просто поставить себя на место другого человека, почувствовать то, что он чувствует. И сделать это надо быстро, сразу, мгновенно. Почувствуешь — и поступишь правильно».

Илья Сегалович об учебе в школе и знакомстве с Аркадием Воложем

Соболезнования

«Для меня он был современным Леонардо да Винчи, который блестяще разбирается в технологиях, но при этом разносторонне образован и очень эрудирован. А еще он всегда оставался очень гуманным человеком».
Юрий Синодов, интернет-журналист

 

«Это невероятная, катастрофическая потеря. Потеря настоящего человека, кумира, примерного семьянина и гражданина своей страны».
Александр Батолло, член рабочей группы образовательных курсов W3C

 

«Илья Сегалович — это та история успеха, на которую можно и нужно равняться, особенно молодым. Профессионал самого высокого класса, обладавший добрым сердцем и умением вдохновлять и заботиться о тех, кто его окружал. Большая утрата не только для родных и близких, но и для всей интернет-индустрии. Мои соболезнования».
Дмитрий Медведев, премьер-министр РФ

 

«Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам».
Аркадий Волож, генеральный директор компании «Яндекс»

Ссылки

Сайт организации «Дети Марии», основанной Ильей Сегаловичем вместе с женой

Твиттер Ильи Сегаловича
Страница памяти Ильи Сегаловича

 

Также может быть полезно:

epitafii.ru

Личный индекс Cегаловича — Forbes Kazakhstan

Архив Yandex

«Мы работаем на Льва Толстого» – эту фразу можно прочитать на билборде недалеко от офиса компании Яндекс, история которой началась более 20 лет. А начинали писать ее Аркадий Волож и Илья Сегалович.

Сидя в переговорной «Пятая точка» практически на полу – в креслах-«мешках», Илья Сегалович делится своим взглядом на то, как создавался многомиллионный бизнес и компания, акции которой с прошлого года торгуются на NASDAQ. Бизнес, который они начали выстраивать в тот период, когда Интернет только зарождался на просторах СНГ.

«Я родился в семье геофизиков. Мои родители переехали в Казахстан, в Берчугурскую экспедицию, еще до моего рождения, в 1958 году, а в начале 60-х перебрались на Эмбу. Это было очень интересное и в каком-то смысле романтичное время. Геофизическая экспедиция, в которой участвовали мои родители, сплошь состояла из молодежи – был лишь один человек старше 35 лет. Используя математические методы, группа этих молодых ученых находила месторождения полезных ископаемых», – начинает свою историю Илья Сегалович. Его отец Валентин Сегалович в 60-е годы открыл два крупнейших в СССР месторождения хромитов – «40 лет КазССР» и «Восход». Будучи видным ученым, Валентин Сегалович за достижения в науке получал разные правительственные награды, в «Энциклопедии Алма-Ата» есть статья о нем. «Тогда было много романтики. Инженеры запускали спутники, геологи открывали месторождения, писатели писали романы один лучше другого, и казалось, что пришла свобода, – вспоминает не без сантиментов Сегалович. – Но подъем продлился недолго. Примерно через восемь лет начался закат».

В какой-то момент отца пригласили на работу в исследовательский институт в Алма-Ату (Илье на тот момент было пять лет), и семья из четырех человек переезжает. «Нас поселили в поселке при институте КазВИРГ, где проводились исследования в области геологии, – рассказывает Илья Сегалович. – В частности, мой папа работал в лаборатории, а мама – в вычислительном центре, куда привозили первые советские компьютеры «Минск 22», «Минск 32», БЭСМ. И я с детства помню перфокарты, которые использовались дома в хозяйстве». Поселок был небольшой – шесть двухэтажных домов, в которых жила научная интеллигенция. Так что наряду с научной в поселке протекала и культурная жизнь. Художественная студия «Ласточка», где мама Сегаловича была руководителем, ставила спектакли, организовывала разного рода конкурсы и эстафеты. В общем, вели насыщенную жизнь.

Примерно в это время происходит знакомство родителей основателей Яндекса – старших Воложа и Сегаловича, которые очень сдружились, будучи приверженцами «мобилизма» – гипотезы, предполагающей большие горизонтальные перемещения материковых глыб земной коры относительно друг друга и по отношению к полюсам в течение геологического времени. Тогда это в каком-то смысле было новое знание, позволившее существенно переосмыслить открытие новых месторождений.

Профсоюз КазВИРГа решил обес­печить поселок автобусом, который отвозил детей сотрудников в самую лучшую школу города – №54. В 1971 году Сегалович поступает в эту школу, где учится до седьмого класса. «До школы меня довозил автобус, обратно я ездил сам и покупал мороженое за 9 или 11 копеек, гематоген или аскорбинки», – рассказывает Сегалович.

После седьмого класса по совету отца Аркадия Воложа Илья продолжает учебу в Республиканской физико-математической школе. В целом по Союзу таких школ было построено более десяти, и их называли кузницей научных и технических кадров. Это был проект совершенно новой школы, который Андрей Колмогоров вынашивал много лет, где обучали не сложению и вычитанию, а математическому мышлению. Для этого был перестроен весь учебный процесс, а по преподавательскому составу школы могли соперничать с лучшими вузами СССР. Именно в РФМШ Илья Сегалович познакомился с Аркадием Воложем. Друзья сидели за одной партой четыре года, и, как в шутку отмечает Сегалович, именно их парта выдала 50% золотых медалей русского отделения РФМШ. В части побед на олимпиадах Сегаловичу повезло немного больше, чем Воложу. В 1981 году Илья участвует во Всесоюзной олимпиаде по математике, где занимает второе групповое место. Рассказывая о себе, Сегалович отмечает, что он, возможно, был единственным в школе учеником, который три года подряд, с восьмого по 10-й класс, учился на одни пятерки. «Я был универсалом, потому что любил литературу, историю, математику, химию. Всем занимался с удовольствием», – рассказывает он.

Окончив школу с золотой медалью, Сегалович, Волож и еще 18 человек из класса поехали «завоевывать северные столицы», при этом будущие основатели Яндекса нацелились на Московский государственный университет. Но попытка оказалась неудачной, поскольку в 70–80-е годы во многие вузы не брали людей с «неправильными» фамилиями. В результате Илья Сегалович поступает на геофизический факультет Московского геолого-разведочного института, а Аркадий Волож – на факультет прикладной математики Института нефти и газа (в «Керосинку»).

Архив Yandex

Аркадий Волож (слева) и Илья Сегалович (в центре) возле рфмш, Алма-Ата, 1981 год

Илья Сегалович и Аркадий Волож познакомились в РФМШ, где сидели за одной партой в течение четырех лет

Отучившись, Сегалович начал работать программистом во Всесоюзном институте минерального сырья, где писал геофизические информационные системы на языке программирования фортран, работал в лаборатории. «В то время я уже умел программировать, но не могу сказать, что чувствовал себя свободным программистом.

Я больше занимался самообразованием, – рассказывает он. – В частности, в книжном магазине заказывал книги по программированию, переведенные с западных языков такими издательствами, как «Радио и связь», «Мир» и «Финансы и статистика». Я эти книги изучал, конспектировал и осваивал правильные методы программирования и алгоритмы. Но до поры до времени без особого выхлопа». Кроме того, НИИ, где работал Илья, стал испытывать финансовые трудности, и надо было что-то искать.

На два фронта

В 1990 году Сегалович встретил в городе своего друга Аркадия Воложа. Разговорившись, Волож предложил Илье подключиться к его проекту «Аркадия» – бизнесу, основанному совместно с лингвистом Аркадием Борковским, где Илья мог применить все свои знания и умения. В тот период основная работа в компании «Аркадия» велась над программой с полнотекстовым поиском. Для Воложа это был бизнес «по специальности», потому что Аркадий сразу после института изучал обработку больших массивов данных. Первым продуктом компании «Аркадия» стал Международный классификатор изобретений объемом почти 10 мегабайт – заказ Института патентной информации. Программа была упакована в дискеты и продавалась как коробочный продукт. Помимо этого, у Воложа была компания CompTek, учрежденная в 1989 году совместно с Робертом Стабблбайном, который какое-то время преподавал Аркадию английский язык. Компания занималась поставками сетевого и телекоммуникационного оборудования и впоследствии, в 1990-х годах, стала очень успешным бизнесом. Именно в структуру этой компании вскоре вошла «Аркадия» как отдел программирования.

Но, по словам Сегаловича, предложение перейти в компанию и заниматься просто поиском казалось скучным. «Я тогда ответил Аркадию, что у нас в институте математика гораздо интереснее: интегральные уравнения второго рода, пересчет полей, геофизика и т.д.», – вспоминает Илья Сегалович. Поэтому первое время он работал на «два фронта» и только через год покинул институт.

В компании «Аркадия» Сегалович собирал дистрибутивы, занимался оптимизацией ПО, перейдя в разряд основных разработчиков. Через два года он написал программу морфологического анализа для версии программы на новом словаре. В результате поиск был серьезно улучшен и ускорен. Более того, это дало возможность включить в поиск быстрый и удобный индексатор, и уже осенью 1993 года появилась первая версия программы Яndex (от yet another indexer).

«Чтобы продемонстрировать обществу наши возможности, я втянул компанию «Аркадия» в проект «цифровая Библия». Мы наняли еще одного программиста и уже в 1994 году стали продавать Библейский компьютерный справочник с возможностью поиска на дискетах, – поясняет Илья Сегалович. – Мы делали это исключительно из общегуманитарных соображений». Позже об этом проекте Сегалович писал статьи для научной конференции «Диалог», где, среди прочего, рассказывал про технологии Яндекса.

Продукт заметили на рынке, и он дал компании дополнительную известность. На нее стали обращать внимание, а Институт мировой литературы даже сделал заказ на изготовление цифровых копий полного академического издания Грибоедова и Пушкина. Заплаченные за заказ деньги позволили удвоить команду программистов (с двух человек до четырех). «На протяжении 1996 года мы работали над изготовлением цифровых копий произведений русских классиков и параллельно переделывали ядро поиска, чтобы можно было использовать его в Интернете. Ядро технологий было готово к лету того года, оно работало на операционной системе Unix и годилось для общих задач поиска в Интернете», – говорит Илья Сегалович.

В работе над качеством поисковой технологии очень помогла Елена Колмановская – знакомая Аркадия Воложа по институту. На тот момент она только приехала из Америки, где проработала программистом пару лет, а по возвращении написала несколько рассказов, которые были опубликованы в журнале «Новый мир». «Волож ее уговорил стать нашим маркетологом. Как позже вспоминала сама Елена, она была первым человеком в Яндексе, кто не писал код, – рассказывает Илья Сегалович. – Первым ее заданием был обзор поисковых решений, которые существовали на рынке. По результатам этого анализа мы оказались лучшими. Колмановская влилась в команду, и «буквально за три месяца мы вышли на рынок с названием Яndex. А уже в сентябре 1996 года появился наш коробочный софт – Яndex.Сайт, Яndex.Lib, Яndex.CD, а вскоре и онлайновый Яndex.Веб».

Выпустив поиск для сайтов, ­команда встала перед вопросом: делать свой портал или рассматривать варианты партнерства с передачей технологий? После всех споров и раздумий был выбран первый вариант, и в 1997 году был запущен сайт www.yandex.ru и проиндексирован Рунет (в поисковой базе Яндекса на тот момент было от 2 до 5 млн документов).

В поиске Яндекса уже тогда было реализовано огромное количество передовых решений. «У нас была полная база, – рассказывает Сегалович, – склейка дубликатов по разным кодировкам – казалось бы, простые технические вещи, которые можно сделать маленькой группой людей, но которые никто тогда не делал». Но, как монетизировать поиск в Интернете, тогда было непонятно. «В то время мы все еще были маленьким отделом внутри CompTek. Совокупно наша деятельность не могла считаться бизнесом, поэтому однажды настал момент, когда нас чуть не разогнали, потому что некоторые люди в компании перестали понимать, что мы делаем. CompTek зарабатывал миллионы, а мы едва себе зарплату отбивали. Но Волож отстоял наши позиции, и мы продолжили работать», – отметил Сегалович. Стояла задача как можно быстрее стать лучше конкурентов, а именно популярных на тот момент AltaVista и «Рамблер». Работа над качеством поиска проводилась ежедневная. В частности, команда Сегаловича постоянно держала связь с аудиторией на форумах, в том числе с пионерами Рунета Александром Садовским, ныне руководителем поисковых сервисов Яндекса, Антоном Носиком, одним из создателей новостного интернет-издания lenta.ru, писателем и доктором филологии Романом Лейбовым и другими.

В течение 1998 и 1999 годов Яндекс каждый месяц запускал новые технологии, предполагающие изменение формата поисковой базы, расширение поиска, включение естественного языка, добавление поисковых опций и т.д. «Именно в это время мы стали размещать на странице результатов поиска баннерную рекламу, причем с учетом запроса пользователя», – вспоминает Сегалович. К концу 1998 года продажи рекламы на www.yandex.ru сравнялись с продажами коробочного софта Яндекса.

Инвестиционно привлекательный

1999 год по праву можно назвать годом ИТ-компаний. В США был интернет-бум. Акции американских интернет-компаний растут, и их высокие цены оправдываются экономистами наступлением «новой экономики». На этой волне многие инвесторы стали лихорадочно вкладываться в интернет-стартапы, не остался без их внимания и российский рынок.

В этот год в Израиле проходит выездной ИТ-форум «РИФ», куда решил поехать Аркадий Волож. «На форуме он общался с Носиком, Лебедевым, Львом Глейзером (ныне директор по развитию медийных продуктов Яндекса), которые в один голос стали говорить, что хватит торговать железками, надо активно выходить в Интернет, потому что он будет большим и всеобщим», – вспоминает Илья Сегалович. Волож проникся идеей лишь спустя полгода, и настолько сильно, что решился уйти из прибыльной компании CompTek в небольшой отдел поиска, чтобы его развивать. Это, по словам Сегаловича, выглядело безумием. Да и для развития нужны были деньги. «Тогда Аркаша сказал: «Мы возьмем деньги и отдадим, но брать будем не в CompTek. Потому что, если брать у своих, никогда не отдашь, а если у чужих – появляется ответственность», – рассказывает Сегалович.

Архив Yandex

Компания Яндекс вышла на NASDAQ в прошлом году, и ее капитализация сразу превысила $10 млрд

В молодую компанию стали поступать предложения от инвесторов, но Волож отказывался брать деньги, поскольку все предложения были действительны только в обмен на контрольный пакет акций. Это его не устраивало, несмотря на то что деньги были действительно нужны. «Мы долго перебирали возможных инвесторов, но нас устроил только один Baring Vostok Capital Partners», – добавил Илья Сегалович.

Незадолго до подписания договора об инвестициях Волож, по словам Ильи Сегаловича, увеличил стоимость компании в 1,5 раза. В то время к компании присматривался Юрий Мильнер, который, оценив технологии Яндекса, предложил создавать проекты вместе. «За три месяца в бешеном темпе были разработаны Molotok.ru и Narod.ru», – рассказывает Илья Сегалович и добавляет, что за образцы взяли электронный аукцион eBay и бесплатный веб-хостинг GeoCities. Сам Сегалович не принимал участия в создании, потому что не мог быстро писать огромный объем кода на PHP. «Позже Волож и Мильнер поняли, что их принципы ведения бизнеса отличаются, и аккуратно разошлись, поделив проекты. Narod.ru достался Яндексу, а Molotok.ru – Мильнеру», – говорит Сегалович. Но тогда за счет новых сервисов оценка компании перед продажей несколько увеличилась, и фонд ru-Holding, одним из участников которого был BVCP, в 2000 году покупает 35,72% компании за $5,28 млн. Тогда Яндекс заявил, что «реальные доходы компании составляют около $40 тыс. в месяц» – сумму, которую сегодня компания зарабатывает на контекстной рекламе менее чем за полчаса. Стоит отметить, что покупка происходила на фоне обвала технологического индекса NASDAQ на 40%. Несмотря на требования инвесторов срочно продавать долю в Яндексе, сделать это было невозможно – не было покупателей. BVCP пришлось ждать.

«Сама компания в кризис не пострадала. А вложенные инвестиции позволили нам создать отдельную компанию Яндекс и перейти в нее на работу. При этом сумма была разделена на несколько частей, одна из которых была вложена в рекламу, другая – в «железо», третья – в офис, и оставшиеся $2–3 млн мы положили на счет», – пояснил Илья Сегалович.

В новом ООО «Яндекс» Аркадий Волож стал генеральным директором, а Илья Сегалович – начальником отдела поисковых систем. Ему доверили определять развитие поисковой технологии, которая вышла на тропу жесткой конкуренции с «Рамблером», «Апортом», а позже с Google. «Мы узнали, что наш поисковик не первый в России, когда появился первый нормальный счетчик пользователей интернет-ресурсов. Это случилось в 2000 году, и назывался он SpyLog», – отмечает Сегалович.

По его словам, самым серьезным соперником был «Рамблер», поскольку он был больше Яндекса как по доли рынка, так и по вложенным на старте инвестициям ($15 млн) и лучше по качеству поиска. «На тот момент у нас было два конкурента: Игорь Ашманов (ныне управляющий партнер компании «Ашманов и партнеры») – с точки зрения технологий и «Рамблер» – с точки зрения рынка и денег. Что больше всего подстегивало, так это новость о том, что Игорь Ашманов приходит в «Рамблер». Мы поняли, что надо торопиться. Но нам повезло – «Рамблер» не смог быстро наладить работу», – рассказывает Сегалович. Испытывала управленческие проблемы и компания «Апорт».

На этом фоне Яндекс не стал гнаться за конкурентами и принял решение сосредоточиться на поиске по вертикалям. Выбранная стратегия оказалась правильной. С этого момента Яндекс начинает активный запуск новых сервисов. «За 2000 год команда Яндекса сделала сниппеты (краткая структура найденного сайта прямо в поисковой выдаче), параллельный поиск, поиск по новостям, а через год – по энциклопедиям и картинкам. Это были первые важные запуски, и некоторые продукты Яндекс запускал первым в глобальном масштабе», – гордо подчеркивает Сегалович. Например, Яндекс.Картинки были запущены на год раньше, чем аналогичный сервис Google, Яндекс.Новости – раньше почти на полгода, сервис мониторинга пробок – на четыре года. В 2001 году компания также запустила первую в русском Интернете систему контекстной рекламы Яндекс.Директ, благодаря которой ее ежемесячная выручка к 2002 году выросла вдвое, до $400 тыс. И тогда же Яндекс оттеснил «Рамблер» с позиции самого популярного поисковика. В 2002 году Яндекс первым из всех российских интернет-компаний вышел на самоокупаемость и выплатил дивиденды в размере $100 тыс.

«У нас была продуманная стратегия, задачей которой было сделать все, что нужно, по максимуму», – отмечает Сегалович. Казалось, что вот оно безоблачное будущее. Если бы не одно «но» – на рынок вышел Google. С 2006 по 2008 год Google вырос с 5 до 24%. «Рамблер» упал с 26 до 4%. Доля Яндекса сначала упала с 60 до 54%, к началу 2011 году выросла до 65%, а к концу 2011-го снизилась до 59%. «В тот момент мы осознали, что нужно серьезно заниматься качеством поиска, но долго не могли правильно организовать этот процесс – у нас никак не получалось построить поиск, который был бы настроен на оценках людей и умел бы самообучаться, – поясняет технический директор Яндекса. – В 2009 году мы выпустили «Матрикснет» – новый метод машинного обучения, который смог повысить релевантность ответов на запросы пользователей».

На фоне открытия большого количества локальных сервисов внутри компании начинают происходить серьезные перемены: реструктуризация команды, открываются новые представительства Яндекса как внутри, так и за пределами России, появляется, в частности, удаленный офис разработки в Санкт-Петербурге, открывается Школа анализа данных, которая начинает давать приток хороших кадров. Это стратегически важные изменения.

Теория орбиталей

Говоря о компании в целом, Сегалович выделяет три зоны ее деятельности: защита, нападение и стратегическое развитие. Зона защиты, по его словам, это браузер. «Наши конкуренты создали сами по себе хорошие браузеры, которые, правда, имеют один критичный нюанс – они нацелены на распространение только своих поисковых систем, а для других вход в эти браузеры либо закрыт, либо сильно усложнен. В частности, Google с августа не дает выбрать Яндекс при установке браузера Chrome на компьютеры. Мы считаем, что нам надо отвечать, и уже работаем в этом направлении», – подчеркивает Сегалович.

Зона нападения – это международные проекты компании, в том числе за пределами СНГ. «В первую очередь это рынки, которые сопоставимы по размеру с РФ, такие как Турция, где наблюдается активный рост и экономики, и Интернета, а также почти нет конкуренции на рынке поиска. Наша теория орбиталей состоит в том, что на конкурентных рынках, например в Казахстане, где работают несколько поисковых систем, лидирующий игрок занимает 60–70%, второй – 20–30%, а все прочие делят оставшуюся долю», – поясняет технический директор. Конкурентными, например, можно считать рынки США (где Bing и Yahoo! занимают по 20% рынка каждый и 60% принадлежит Google), Россию (где 60% принадлежит Яндексу, а Google – 25%), Корею, Китай, Чехию.

На неконкурентных рынках один участник занимает львиную долю поискового трафика. Однако новый игрок вполне может претендовать на долю рынка за счет грамотных действий. «Например, в Турции Google занимает примерно 98% поискового рынка, – рассказывает техдиректор Яндекса. – Но мы конкурируем с Google, предлагая либо хорошую альтернативу его сервисам, либо такие продукты, которых у Google в Турции просто нет».

На сегодняшний день компании по-прежнему удается удерживать лидирующие позиции на российском рынке поиска. В Казахстане, на Украине и в Беларуси стать лидером Яндексу пока не удалось. Несмотря на то что в Казахстане пользователи очень любят mail.ru, Яндекс не собирается сдавать позиций. Напомним, что по итогам 2011 года доля Яндекса в Казахстане составила 24,6%. В октябре 2011 года пользователи из Казахстана задали Яндексу около 70 млн поисковых запросов, а в январе 2012 года – около 90 млн. Из них 10% на английском языке и всего 3,4% – на казахском.

Более того, с выходом на турецкий рынок (в сентябре 2011 года) компания стала чувствовать себя еще более уверенно. «Сам по себе поисковый сервис – это еще и большая инфраструктура внутри компании, работу которой обеспечивают сотни маленьких сервисов. Именно эти внутренние процессы компании мы перестраивали для турецкого рынка, чтобы они стали по-настоящему интернациональными. Это очень важное умение. Для нас это был твердый орешек, и мы его раскололи», – подчеркивает Сегалович.

Говоря о зоне стратегического развития, Илья Сегалович отметил, что здесь главную роль играют качество поиска, продукты, основанные на поисковых технологиях, и мобильный сегмент. Последний стал активно расти по мере увеличения числа пользователей, выходящих в Интернет через мобильные устройства. С учетом этого компания предлагает мобильные версии все большего числа своих сервисов и увеличивает инвестиции в разработку мобильного поиска. По словам Сегаловича, мобильное направление очень сильно растет. «Полтора года назад с мобильных телефонов мы получали всего 5% поисковых запросов, сегодня – порядка 10%, – говорит он. – Моя личная оценка – доля мобильного поиска будет удваиваться каждые полтора года, то есть через полтора года она увеличится до 20%, через три года – до 40%, и это абсолютно реально». Например, в Казахстане около 11,6% запросов делают с мобильных устройств, рост за год примерно двукратный.

Согласно данным компании Google, поисковые запросы с мобильных устройств растут на протяжении последних трех лет наряду с общим ростом поискового трафика Google. При этом рост поисковых запросов с мобильных устройств происходит без каких-либо сезонных падений, чего не скажешь о запросах с немобильных устройств, количество которых снижается в летний период и рождественские праздники.

Стоит отметить, что мобильный сегмент является очень конкурентным, где главным соперником Яндекса также является Google. Как отмечается в сентябрьском отчете компании «Тройка Диалог», если Яндекс хочет повторить свой успех в сегменте поиска с обычных компьютеров и ноутбуков на мобильном рынке, то он может столкнуться с трудностями: если ему не удастся завоевать мобильный сегмент, а рынок мобильной поисковой рекламы при этом будет расти, то Google может потеснить Яндекс и по числу поисковых запросов, и в денежном выражении. «Впрочем, преимущество Google не означает, что победит он. Если Яндекс будет действовать решительнее, он может договориться с Apple о том, чтобы установить поиск Яндекса по умолчанию на всех устройствах с операционной системой iOS и на других сотовых телефонах, продаваемых в России. «Наконец, Яндекс может стать поисковой системой, установленной по умолчанию на сотовых телефонах, реализуемых под собственной торговой маркой сотовых операторов», – отмечается в отчете.

В целом же дальнейшее свое развитие компания определяет для себя как «транслокальное». Это означает, что Яндекс и дальше будет нацелен не на адаптацию своих сервисов для разных регионов, а, по сути, на создание новых услуг и продуктов специально для тех рынков, на которых он работает, – с учетом менталитета, языка пользователей, особенностей культуры и восприятия Интернета как среды распространения и поиска информации.

Развитие компании на этом рынке будет происходить, даже несмотря на то, что сегодня, по мнению Камиля Курмакаева, одного из основателей Wikimart, в онлайне встал вопрос о том, вытеснят ли социальные сети поисковиков на обочину за три-четыре года (как поисковики убили порталы пять-семь лет назад). Однако Илья Сегалович глубоко убежден, что свободное распространение информации в самых разных ее формах будет жить вне соцсетей и ее нужно будет искать. «Сейчас технология поиска открытой информации зрелая, и очень непросто с нуля воспроизвести эту экспертизу, как, например, Арабским Эмиратам очень сложно с нуля запустить свою космическую программу, – поясняет Сегалович. – У соцсети замечательный материал – профайлы людей, но этого недостаточно, чтобы построить нормальный поиск. Требуются очень большие инвестиции, экспертиза, опыт, специалисты, пользователи поиска, которые в свою очередь должны этот поиск обучить».

Но отдаляться от соцсетей Яндекс не намеревается. Более того, в компании считают, что с ними можно мирно существовать и быть взаимовыгодными. В начале года компания упростила поиск людей в Интернете. Яндекс научился группировать профили, принадлежащие одному и тому же человеку, в разных социальных сетях. При этом в поисковый индекс Яндекса попадают только те профили, индексация которых не запрещена самим пользователем. Кроме того, весной Яндекс заключил соглашение с Twitter, что дало возможность пользователям получать в качестве ответа на свой запрос твиты, опубликованные минуты или даже секунды назад. Сейчас поисковик находит записи более чем 2 млн пользователей Twitter – это все, кто хоть иногда пишет на русском, украинском, белорусском или казахском языке, а также самые популярные иноязычные микроблогеры. И это, говорит Илья Сегалович, только начало: взаимодействие с социальными сетями является одним из основных приоритетов развития поиска Яндекса.

Вместе с тем компания активно инвестирует в стартапы в рамках программы Яндекс.Фабрика. Это инвестиции для проектов «посевной» и ранней стадии финансирования в объеме до нескольких сотен тысяч долларов. Компания уже вложила деньги в ряд интернет-сервисов, таких как WebVisor, Loginza, «Дзенмани», SocialMart, Refine.io, Citrea, Face.com, TimeBooker, а всего за время работы Яндекс.Фабрики с заявками на финансирование к ней обратилось больше 2000 стартапов.

На сегодняшний день Яндекс является лидером на российском рынке поиска даже после выхода Google. По данным Liveinternet, в мае этого года доля Яндекса в поисковом Рунете составила 60,5%. Доля Google за аналогичный период – 26,3%.«Это хорошо, когда есть конкуренты, это заставляет быть в форме. Мы созданы для видового разнообразия, для того, чтобы у людей во всем мире был выбор поисковой системы», – говорит Сегалович. Но если значение компании на рынке поиска Сегалович оценить может, то себя в Яндексе – непросто. «Трудно себя посчитать в этой компании. Но это позитивное сальдо», – говорит он. Сальдо, которое копилось годами в жесткой конкурентной борьбе за каждый запрос пользователя, за каждый процент рынка.

Он получает удовольствие, общаясь с интеллигентными людьми. Его жена Мария, художник, является основателем реабилитационного художественного центра под названием «Дети Марии», в котором сам Сегалович иногда работает волонтером. Супругов Сегаловичей можно назвать многодетными – они воспитывают пятерых детей.

forbes.kz

Сегалович Илья Валентинович - биография и семья

Сегалович Илья Валентинович - российский программист и общественный деятель, сооснователь и технический директор компании ООО «Яндекс».

Активы

Основные активы Ильи Сегаловича сосредоточены:

  • интернет, компьютерные технологии (ООО «Яндекс»). Владел пакетом 4,15% акций компании ООО «Яндекс».

Состояние

Занимает 159 место в рейтинге русскоязычной версии Forbes «Богатейшие бизнесмены России — 2011». Состояние Ильи Сегаловича оценивается в 600 миллионов долларов[1].

Биография

Родился 13 сентября 1964 г. в Нижнем Новгороде, Россия.

Бабушка из семьи потомственных священников. Родители геологи, детство провел в Казахстане. Отец в 60-е годы открыл «40 лет КазССР» и «Восход» — крупнейшие в СНГ месторождения хромитов, за что получил различные правительственные награды и вошел в разные энциклопедии.

1977-1981 гг. - Республиканская физико-математическая школа (РФМШ, Алма-Ата, СССР).

Учился в городе Алма-Ате, сначала в школе №54. Начиная с седьмого класса, 4 года подряд сидел за одной партой со своим другом Аркадием Воложем в Республиканской Физ.-Мат. Школе города Алма-Аты. Каковая парта выдала на гора половину золотых медалей вышеозначенной школы в 1981 году. Тогда же умудрился удачно отстреляться на Всесоюзной олимпиаде по математике, где занял второе место (см. архивы журнала Квант за 1981 год)

Илья Сегалович: о годах учебы в алма-атинской физико-математической школе, соседе по парте - Аркадии Воложе - и их совместной попытке поступить на мехмат МГУ

Не попав в университет, куда мы с Аркадием поступали вместе, мы разбрелись. Он пошел по стопам своего отца, в Керосинку (его отец известный нефтяной геолог, тоже наоткрывавший кучу всего, и старый товарищ моего отца, откуда, собственно, и наше знакомство), а я по стопам своего, во МГРИ на геофизический факультет. Времена были тяжелые, на дворе стоял Афган и новый закон о призыве студентов, начиная с 1982 года. Выбора не было.

1981-1986 гг. - Московский геологоразведочный институт им. С.Орджоникидзе (МГРИ, Москва, СССР (Московский государственный геологоразведочный университет)), геофизический факультет.

Отучившись и женившись в первый раз, попал в ВИМС (институт минерального сырья), где благополучно писал на фортране геофизические системы и даже немного публиковался (Известия АН, серия Физика Земли, например).

Карьера

1990 г. – руководитель группы программного обеспечения компании «Аркадия». Занимался разработкой программы полнотекстового морфологического поиска текста.

1993 г. - пишет morforazbor, в котором содержится 100 тысяч русских слов в 300 килобайт оперативной памяти и работает со скоростью 1000 слов в секунду на нескольких компьютерах.

1993-2000 гг. – руководитель отдела поисковых систем CompTek International.

1995-2000 гг. – руководитель группы разработки, ведущий программист ЗАО «Комтек».

"Года с 1990 возникло сильно ощущение, что надо делать что-то еще. К счастью, искать долго не пришлось, Аркадий к этому моменту уже основал фирму, специально под Борковского, который к тому времени уже имел за плечами спелл-чекер, словарь Джин, и кучу всего.
Надежды Аркадия не оправдались, Борковский уехал в Америку, но ребята, которые остались (один из них сейчас в Бостоне программист, а другой Cisco Russia) сделали отличную программу с полнотекстовым морфологичесикм поиском. Для 1990 года это, наверное, был рекорд. Я начал подрабатывать у них, делая дистрибутивы, тестируя, и, даже, написал инсталлятор (точнее переписал тексты Воложа) и деморолик. Постепепенно обнаглел и стал все оптимизировать, перейдя в разряд основных разработчиков. На продаже этого продукта в 1991 году можно было жить, кормить 5-10 людей и даже весной 1992 года пойти к Апресяну и Богуславскому и получить у них качественный словарь.
Потом кончились деньги, а изготовление своей морфологии оказалось совсем непростым делом. Первая версия на новом словаре (ни одной строчки Борковского) работала со скоростью 3 слова в секунду. И только, заглянув в книжки, весной 1993 года я написал морфоразбор, который держал 100 тысяч русских слов в 300 килобайтах основной памяти и работал со скоростью 1000 слов в секунду на тех еще компьютерах.
Наконец-то появилась возможность сделать быстрый индексатор, что называется «для конечного пользователя». И осенью того же года, примерно, появилась первая программа «Яндекс». Весь тот год я был, по сути, единственным программистом в конторе, которая занималась продажей компьютеров, потому что программы как-то не очень продавались. (локальный поиск, вообще, мало кого тогда интересовал).
Но вместо того, чтобы делать непонятно кому нужные поисковые системы, решили пойти по проторенному пути и выпустить «закрытую» систему с морфопоиском. Так появилась «Библия». Точнее Библейский Компьютерный Справочник. Программа под Windows. Изготавливали мы его уже вдвоем, мне в подмогу Аркадий взял интерфейсного программиста. Году в 1994 мы ее потихоньку продавали и доделывали, а 1995 ее увидели люди из ИнформРегистра и перешли к нам от своих прежних поставщиков технологии (Пархоменко). Так мы получили большой заказ на «Грибоедова».
Пока его делали, взяли еще программистов, CompTek переехал в офис с Интернетом, и все поняли, что нужно срочно делать поиск для Интернета. Это был конец 1995 — начало 1996 года.
Весной 1996 года морфология на «закрытом» словаре перестала всех устраивать. По одной простой причине: в Библии — 40 процентов слов несловарные, а в интернете и того больше (если мерить по словарю).
Выслушав несколько едких упреков (вот мол, сколько лет занимаешься этим, а ничего хорошего для людей не сделал), я жутко на себя рассердился и сотворил за довольно короткий срок «открытый» словарь, примерно то, что сейчас работает в Яндексе".

2000 г. – руководитель отдела разработки, директор по технологиям и разработке ООО «Яндекс».

Илья Сегалович придумал само слово «Яndex» (состоящее из характерной кириллической буквы «Я» и части слова index; обыгран тот факт, что русское местоимение «Я» соответствует английскому «I») и разработал программу автоматического морфологического анализа, используемую при поиске.

Прогноз совладельца «Яндекса» Ильи Сегаловича

Илья Сегалович: о трендах и конкурентах, об инвестициях, о партнерстве, команде и партнерстве в команде, о жизни после IPO и немного о личном

* 2013: Смерть от рака

25 июля 2013 г. Илья Сегалович в возрасте 48 лет скончался. Смерть Сегаловича наступила от неожиданных осложнений рака желудка, до этого момента хорошо поддававшегося лечению. Генеральный директор компании Аркадий Волож опубликовал запись в корпоративном блоге:

«Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.
Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».
Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам».

В тот же день выяснилось, что Сегалович был подключен к аппарату искусственного жизнеобеспечения в одной из лондонских клиник.

27 июля днем Илья Сегалович скончался. Как пояснил в официальном блоге компании гендиректор "Яндекса" и сооснователь компании Аркадий Волож, 25 июля в 1:30 мск у Сегаловича была зафиксирована смерть головного мозга.

"Смерть головного мозга и отсутствие дыхания - это современное техническое определение смерти. Cегодняшние медицинские технологии дают возможность продержать тело еще несколько дней на искусственном дыхании. Но это невозвратное состояние", - пояснил Волож.

Диагноз "терминальный рак желудка с метастазами", по словам Воложа, был поставлен Сегаловичу в сентябре прошлого года.

"На прошлой неделе была обнаружена опухоль в голове. Во вторник-среду рак перекинулся на оболочки мозга. Злокачественный менингит привел к необратимым последствиям - его мозг "сгорел" меньше, чем за сутки", - написал Волож в блоге компании.

Проекты и разработки

Инициатор создания собрания русских текстов в электронной форме, адаптированных для исследований и поиска «Национальный корпус русского языка».

Соучредитель проекта «Российский семинар по оценке методов информационного поиска»[2].

Автор и руководитель разработки настольных поисковых продуктов (Международная классификация изобретений, интегрированный классификатор, библейский компьютерный справочник, электронные научные издания «Грибоедов», «Пушкин», «Стандарты»).

Автор и разработчик поисковой системы Яndex-сервер и проектов ООО «Яндекс» (Яндекс-новости, Яндекс-маркет, Яндекс-энциклопедия, Яндекс-директ), «Спамооборона».

Участие в конкурсах:

  • Великолепная двадцатка Рунета 2011: 2 место.
  • Великолепная двадцатка Рунета 2009: 13 место.
  • Великолепная двадцатка Рунета 2008: 15 место.
  • Великолепная двадцатка Рунета 2007: 20 место.
  • Великолепная двадцатка Рунета 2006: 12 место.

Публикации

Автор ряда научных и научно-популярных публикаций по поисковым технологиям.

Некоторые работы были опубликованы в научном издании «Известия АН», в рамках серии «Физика Земли».

Благотворительность

1997 г. - сооснователь и заместитель председателя правления Реабилитационного художественного центра «Дети Марии» (социальную помощь детям-сиротам и детям-инвалидам).

Илья Сегалович «Как детям Марии найти дорогу на Селигер и как этому помогут миллионы пользователей Яндекса»

Инициатор благотворительной программы «Всенародная акция «Сухая попа» (сбор подгузников для детских домов).

Организовывает приезд в Россию для развлечения больных детей международной команды клоунов Пэтча Адамса и сам нередко выступает в составе этой команды.

Награды

2005 г. - национальная общественная награда в области добровольчества.

Семейное положение

Женат, восемь детей. Взял в опеку четверых детей из детских домов.

"Из личных деталей - примерно в 1993 году я решил заняться английским (имея стратегические планы уехать куда подальше), и там на курсах, встретил свою будущую жену. С ней мы стали ходить в Интернат №103 и возить детей регулярно в ее студию при детском театре «Подвал». Постепенно вовлеченность наша в их дела, а их в наши возрастала, и примерно через год после того как у нас с Машей появился свой ребенок (у нее до этого уже было трое), мы взяли сначала одну, а потом еще двух девчонок к себе в семью. Таким образом, я еще и папа большой фостеровской семьи".
  • Жена - Мария Елисеева.
  • Дочь - Ольга Елисеева.
  • Дочь - Алина Елисеева.
  • Дочь - Анна Елисеева.
  • Дочь - Анастасия Сегалович.
  • Дочь - Жанна Новикова.
  • Дочь - Инна Агальцова.
  • Дочь - Надежда Вараксина.
  • Сын - Александр Коростелин.

Примечания

  1. ↑ Богатейшие бизнесмены России — 2011
  2. ↑ Илья Сегалович: один из основателей Яндекс

rosmanager.ru

Ушел из жизни сооснователь Яндекса Илья Сегалович — Forbes Kazakhstan

Фото: архив Яндекс

Илья Сегалович.

В посте, подписанном гендиректором «Яндекса» Аркадием Воложем, говорится: «Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно». Как сообщает Forbes.ru (его цитирует Лента.ру) со ссылкой на представителей компании, Сегалович болел раком желудка.

Илья Сегалович родился в 1964 году. В начале 90-х вместе со своим одноклассником Аркадием Воложем он придумал слово «Яндекс» для обозначения технологии поиска неструктурированной информации, которую они разрабатывали. В дальнейшем Сегалович стоял у истоков создания популярнейшего в Рунете поисковика, а в последние годы занимал пост технического директора «Яндекса».

Кроме того, вместе с женой Марией он участвовал в деятельности благотворительной организации «Дети Марии». У Сегаловича осталось пятеро детей.

***

В июньском номере 2012 года Forbes Kazakhstan опубликовал материал Марите Любинайте «Личный индекс Cегаловича, или Как однажды, сменив профессию, Илья вместе с одноклассником создали транслокальную компанию». Сегодня печальный повод вспомнить еще раз о нашем знаменитом земляке: Сегалович родился в 1964 году в Горьком (ныне Нижний Новгород), но вырос в Алма-Ате.

«Мы работаем на Льва Толстого» – эту фразу можно прочитать на билборде недалеко от офиса компании Яндекс, история которой началась более 20 лет. А начинали писать ее Аркадий Волож и Илья Сегалович.

Сидя в переговорной «Пятая точка» практически на полу – в креслах-«мешках», Илья Сегалович делится своим взглядом на то, как создавался многомиллионный бизнес и компания, акции которой с прошлого года торгуются на NASDAQ. Бизнес, который они начали выстраивать в тот период, когда Интернет только зарождался на просторах СНГ.

«Я родился в семье геофизиков. Мои родители переехали в Казахстан, в Берчугурскую экспедицию, еще до моего рождения, в 1958 году, а в начале 60-х перебрались на Эмбу. Это было очень интересное и в каком-то смысле романтичное время. Геофизическая экспедиция, в которой участвовали мои родители, сплошь состояла из молодежи – был лишь один человек старше 35 лет. Используя математические методы, группа этих молодых ученых находила месторождения полезных ископаемых», – начинает свою историю Илья Сегалович. Его отец Валентин Сегалович в 60-е годы открыл два крупнейших в СССР месторождения хромитов – «40 лет КазССР» и «Восход». Будучи видным ученым, Валентин Сегалович за достижения в науке получал разные правительственные награды, в «Энциклопедии Алма-Ата» есть статья о нем. «Тогда было много романтики. Инженеры запускали спутники, геологи открывали месторождения, писатели писали романы один лучше другого, и казалось, что пришла свобода, – вспоминает не без сантиментов Сегалович. – Но подъем продлился недолго. Примерно через восемь лет начался закат».

В какой-то момент отца пригласили на работу в исследовательский институт в Алма-Ату (Илье на тот момент было пять лет), и семья из четырех человек переезжает. «Нас поселили в поселке при институте КазВИРГ, где проводились исследования в области геологии, – рассказывает Илья Сегалович. – В частности, мой папа работал в лаборатории, а мама – в вычислительном центре, куда привозили первые советские компьютеры «Минск 22», «Минск 32», БЭСМ. И я с детства помню перфокарты, которые использовались дома в хозяйстве». Поселок был небольшой – шесть двухэтажных домов, в которых жила научная интеллигенция. Так что наряду с научной в поселке протекала и культурная жизнь. Художественная студия «Ласточка», где мама Сегаловича была руководителем, ставила спектакли, организовывала разного рода конкурсы и эстафеты. В общем, вели насыщенную жизнь.

Примерно в это время происходит знакомство родителей основателей Яндекса – старших Воложа и Сегаловича, которые очень сдружились, будучи приверженцами «мобилизма» – гипотезы, предполагающей большие горизонтальные перемещения материковых глыб земной коры относительно друг друга и по отношению к полюсам в течение геологического времени. Тогда это в каком-то смысле было новое знание, позволившее существенно переосмыслить открытие новых месторождений.

Профсоюз КазВИРГа решил обес­печить поселок автобусом, который отвозил детей сотрудников в самую лучшую школу города – №54. В 1971 году Сегалович поступает в эту школу, где учится до седьмого класса. «До школы меня довозил автобус, обратно я ездил сам и покупал мороженое за 9 или 11 копеек, гематоген или аскорбинки», – рассказывает Сегалович.

После седьмого класса по совету отца Аркадия Воложа Илья продолжает учебу в Республиканской физико-математической школе. В целом по Союзу таких школ было построено более десяти, и их называли кузницей научных и технических кадров. Это был проект совершенно новой школы, который Андрей Колмогоров вынашивал много лет, где обучали не сложению и вычитанию, а математическому мышлению. Для этого был перестроен весь учебный процесс, а по преподавательскому составу школы могли соперничать с лучшими вузами СССР. Именно в РФМШ Илья Сегалович познакомился с Аркадием Воложем. Друзья сидели за одной партой четыре года, и, как в шутку отмечает Сегалович, именно их парта выдала 50% золотых медалей русского отделения РФМШ. В части побед на олимпиадах Сегаловичу повезло немного больше, чем Воложу. В 1981 году Илья участвует во Всесоюзной олимпиаде по математике, где занимает второе групповое место. Рассказывая о себе, Сегалович отмечает, что он, возможно, был единственным в школе учеником, который три года подряд, с восьмого по 10-й класс, учился на одни пятерки. «Я был универсалом, потому что любил литературу, историю, математику, химию. Всем занимался с удовольствием», – рассказывает он.

Окончив школу с золотой медалью, Сегалович, Волож и еще 18 человек из класса поехали «завоевывать северные столицы», при этом будущие основатели Яндекса нацелились на Московский государственный университет. Но попытка оказалась неудачной, поскольку в 70–80-е годы во многие вузы не брали людей с «неправильными» фамилиями. В результате Илья Сегалович поступает на геофизический факультет Московского геолого-разведочного института, а Аркадий Волож – на факультет прикладной математики Института нефти и газа (в «Керосинку»).

Аркадий Волож (слева) и Илья Сегалович (в центре) возле рфмш, Алма-Ата, 1981 год.

Отучившись, Сегалович начал работать программистом во Всесоюзном институте минерального сырья, где писал геофизические информационные системы на языке программирования фортран, работал в лаборатории. «В то время я уже умел программировать, но не могу сказать, что чувствовал себя свободным программистом.

«Я больше занимался самообразованием, – рассказывает он. – В частности, в книжном магазине заказывал книги по программированию, переведенные с западных языков такими издательствами, как «Радио и связь», «Мир» и «Финансы и статистика». Я эти книги изучал, конспектировал и осваивал правильные методы программирования и алгоритмы. Но до поры до времени без особого выхлопа». Кроме того, НИИ, где работал Илья, стал испытывать финансовые трудности, и надо было что-то искать.

На два фронта

В 1990 году Сегалович встретил в городе своего друга Аркадия Воложа. Разговорившись, Волож предложил Илье подключиться к его проекту «Аркадия» – бизнесу, основанному совместно с лингвистом Аркадием Борковским, где Илья мог применить все свои знания и умения. В тот период основная работа в компании «Аркадия» велась над программой с полнотекстовым поиском. Для Воложа это был бизнес «по специальности», потому что Аркадий сразу после института изучал обработку больших массивов данных. Первым продуктом компании «Аркадия» стал Международный классификатор изобретений объемом почти 10 мегабайт – заказ Института патентной информации. Программа была упакована в дискеты и продавалась как коробочный продукт. Помимо этого, у Воложа была компания CompTek, учрежденная в 1989 году совместно с Робертом Стабблбайном, который какое-то время преподавал Аркадию английский язык. Компания занималась поставками сетевого и телекоммуникационного оборудования и впоследствии, в 1990-х годах, стала очень успешным бизнесом. Именно в структуру этой компании вскоре вошла «Аркадия» как отдел программирования.

Но, по словам Сегаловича, предложение перейти в компанию и заниматься просто поиском казалось скучным. «Я тогда ответил Аркадию, что у нас в институте математика гораздо интереснее: интегральные уравнения второго рода, пересчет полей, геофизика и т.д.», – вспоминает Илья Сегалович. Поэтому первое время он работал на «два фронта» и только через год покинул институт.

В компании «Аркадия» Сегалович собирал дистрибутивы, занимался оптимизацией ПО, перейдя в разряд основных разработчиков. Через два года он написал программу морфологического анализа для версии программы на новом словаре. В результате поиск был серьезно улучшен и ускорен. Более того, это дало возможность включить в поиск быстрый и удобный индексатор, и уже осенью 1993 года появилась первая версия программы Яndex (от yet another indexer).

«Чтобы продемонстрировать обществу наши возможности, я втянул компанию «Аркадия» в проект «цифровая Библия». Мы наняли еще одного программиста и уже в 1994 году стали продавать Библейский компьютерный справочник с возможностью поиска на дискетах, – поясняет Илья Сегалович. – Мы делали это исключительно из общегуманитарных соображений». Позже об этом проекте Сегалович писал статьи для научной конференции «Диалог», где, среди прочего, рассказывал про технологии Яндекса.

Продукт заметили на рынке, и он дал компании дополнительную известность. На нее стали обращать внимание, а Институт мировой литературы даже сделал заказ на изготовление цифровых копий полного академического издания Грибоедова и Пушкина. Заплаченные за заказ деньги позволили удвоить команду программистов (с двух человек до четырех). «На протяжении 1996 года мы работали над изготовлением цифровых копий произведений русских классиков и параллельно переделывали ядро поиска, чтобы можно было использовать его в Интернете. Ядро технологий было готово к лету того года, оно работало на операционной системе Unix и годилось для общих задач поиска в Интернете», – говорит Илья Сегалович.

В работе над качеством поисковой технологии очень помогла Елена Колмановская – знакомая Аркадия Воложа по институту. На тот момент она только приехала из Америки, где проработала программистом пару лет, а по возвращении написала несколько рассказов, которые были опубликованы в журнале «Новый мир». «Волож ее уговорил стать нашим маркетологом. Как позже вспоминала сама Елена, она была первым человеком в Яндексе, кто не писал код, – рассказывает Илья Сегалович. – Первым ее заданием был обзор поисковых решений, которые существовали на рынке. По результатам этого анализа мы оказались лучшими. Колмановская влилась в команду, и «буквально за три месяца мы вышли на рынок с названием Яndex. А уже в сентябре 1996 года появился наш коробочный софт – Яndex.Сайт, Яndex.Lib, Яndex.CD, а вскоре и онлайновый Яndex.Веб».

Выпустив поиск для сайтов, ­команда встала перед вопросом: делать свой портал или рассматривать варианты партнерства с передачей технологий? После всех споров и раздумий был выбран первый вариант, и в 1997 году был запущен сайт www.yandex.ru и проиндексирован Рунет (в поисковой базе Яндекса на тот момент было от 2 до 5 млн документов).

В поиске Яндекса уже тогда было реализовано огромное количество передовых решений. «У нас была полная база, – рассказывает Сегалович, – склейка дубликатов по разным кодировкам – казалось бы, простые технические вещи, которые можно сделать маленькой группой людей, но которые никто тогда не делал». Но, как монетизировать поиск в Интернете, тогда было непонятно. «В то время мы все еще были маленьким отделом внутри CompTek. Совокупно наша деятельность не могла считаться бизнесом, поэтому однажды настал момент, когда нас чуть не разогнали, потому что некоторые люди в компании перестали понимать, что мы делаем. CompTek зарабатывал миллионы, а мы едва себе зарплату отбивали. Но Волож отстоял наши позиции, и мы продолжили работать», – отметил Сегалович. Стояла задача как можно быстрее стать лучше конкурентов, а именно популярных на тот момент AltaVista и «Рамблер». Работа над качеством поиска проводилась ежедневная. В частности, команда Сегаловича постоянно держала связь с аудиторией на форумах, в том числе с пионерами Рунета Александром Садовским, ныне руководителем поисковых сервисов Яндекса, Антоном Носиком, одним из создателей новостного интернет-издания lenta.ru, писателем и доктором филологии Романом Лейбовым и другими.

В течение 1998 и 1999 годов Яндекс каждый месяц запускал новые технологии, предполагающие изменение формата поисковой базы, расширение поиска, включение естественного языка, добавление поисковых опций и т.д. «Именно в это время мы стали размещать на странице результатов поиска баннерную рекламу, причем с учетом запроса пользователя», – вспоминает Сегалович. К концу 1998 года продажи рекламы на www.yandex.ru сравнялись с продажами коробочного софта Яндекса.

Инвестиционно привлекательный

1999 год по праву можно назвать годом ИТ-компаний. В США был интернет-бум. Акции американских интернет-компаний растут, и их высокие цены оправдываются экономистами наступлением «новой экономики». На этой волне многие инвесторы стали лихорадочно вкладываться в интернет-стартапы, не остался без их внимания и российский рынок.

В этот год в Израиле проходит выездной ИТ-форум «РИФ», куда решил поехать Аркадий Волож. «На форуме он общался с Носиком, Лебедевым, Львом Глейзером (ныне директор по развитию медийных продуктов Яндекса), которые в один голос стали говорить, что хватит торговать железками, надо активно выходить в Интернет, потому что он будет большим и всеобщим», – вспоминает Илья Сегалович. Волож проникся идеей лишь спустя полгода, и настолько сильно, что решился уйти из прибыльной компании CompTek в небольшой отдел поиска, чтобы его развивать. Это, по словам Сегаловича, выглядело безумием. Да и для развития нужны были деньги. «Тогда Аркаша сказал: «Мы возьмем деньги и отдадим, но брать будем не в CompTek. Потому что, если брать у своих, никогда не отдашь, а если у чужих – появляется ответственность», – рассказывает Сегалович.

Фото: архив Яндекса.

Компания Яндекс вышла на NASDAQ в 2011 году, и ее капитализация сразу превысила $10 млрд.

В молодую компанию стали поступать предложения от инвесторов, но Волож отказывался брать деньги, поскольку все предложения были действительны только в обмен на контрольный пакет акций. Это его не устраивало, несмотря на то что деньги были действительно нужны. «Мы долго перебирали возможных инвесторов, но нас устроил только один Baring Vostok Capital Partners», – добавил Илья Сегалович.

Незадолго до подписания договора об инвестициях Волож, по словам Ильи Сегаловича, увеличил стоимость компании в 1,5 раза. В то время к компании присматривался Юрий Мильнер, который, оценив технологии Яндекса, предложил создавать проекты вместе. «За три месяца в бешеном темпе были разработаны Molotok.ru и Narod.ru», – рассказывает Илья Сегалович и добавляет, что за образцы взяли электронный аукцион eBay и бесплатный веб-хостинг GeoCities. Сам Сегалович не принимал участия в создании, потому что не мог быстро писать огромный объем кода на PHP. «Позже Волож и Мильнер поняли, что их принципы ведения бизнеса отличаются, и аккуратно разошлись, поделив проекты. Narod.ru достался Яндексу, а Molotok.ru – Мильнеру», – говорит Сегалович. Но тогда за счет новых сервисов оценка компании перед продажей несколько увеличилась, и фонд ru-Holding, одним из участников которого был BVCP, в 2000 году покупает 35,72% компании за $5,28 млн. Тогда Яндекс заявил, что «реальные доходы компании составляют около $40 тыс. в месяц» – сумму, которую сегодня компания зарабатывает на контекстной рекламе менее чем за полчаса. Стоит отметить, что покупка происходила на фоне обвала технологического индекса NASDAQ на 40%. Несмотря на требования инвесторов срочно продавать долю в Яндексе, сделать это было невозможно – не было покупателей. BVCP пришлось ждать.

«Сама компания в кризис не пострадала. А вложенные инвестиции позволили нам создать отдельную компанию Яндекс и перейти в нее на работу. При этом сумма была разделена на несколько частей, одна из которых была вложена в рекламу, другая – в «железо», третья – в офис, и оставшиеся $2–3 млн мы положили на счет», – пояснил Илья Сегалович.

В новом ООО «Яндекс» Аркадий Волож стал генеральным директором, а Илья Сегалович – начальником отдела поисковых систем. Ему доверили определять развитие поисковой технологии, которая вышла на тропу жесткой конкуренции с «Рамблером», «Апортом», а позже с Google. «Мы узнали, что наш поисковик не первый в России, когда появился первый нормальный счетчик пользователей интернет-ресурсов. Это случилось в 2000 году, и назывался он SpyLog», – отмечает Сегалович.

По его словам, самым серьезным соперником был «Рамблер», поскольку он был больше Яндекса как по доли рынка, так и по вложенным на старте инвестициям ($15 млн) и лучше по качеству поиска. «На тот момент у нас было два конкурента: Игорь Ашманов (ныне управляющий партнер компании «Ашманов и партнеры») – с точки зрения технологий и «Рамблер» – с точки зрения рынка и денег. Что больше всего подстегивало, так это новость о том, что Игорь Ашманов приходит в «Рамблер». Мы поняли, что надо торопиться. Но нам повезло – «Рамблер» не смог быстро наладить работу», – рассказывает Сегалович. Испытывала управленческие проблемы и компания «Апорт».

На этом фоне Яндекс не стал гнаться за конкурентами и принял решение сосредоточиться на поиске по вертикалям. Выбранная стратегия оказалась правильной. С этого момента Яндекс начинает активный запуск новых сервисов. «За 2000 год команда Яндекса сделала сниппеты (краткая структура найденного сайта прямо в поисковой выдаче), параллельный поиск, поиск по новостям, а через год – по энциклопедиям и картинкам. Это были первые важные запуски, и некоторые продукты Яндекс запускал первым в глобальном масштабе», – гордо подчеркивает Сегалович. Например, Яндекс.Картинки были запущены на год раньше, чем аналогичный сервис Google, Яндекс.Новости – раньше почти на полгода, сервис мониторинга пробок – на четыре года. В 2001 году компания также запустила первую в русском Интернете систему контекстной рекламы Яндекс.Директ, благодаря которой ее ежемесячная выручка к 2002 году выросла вдвое, до $400 тыс. И тогда же Яндекс оттеснил «Рамблер» с позиции самого популярного поисковика. В 2002 году Яндекс первым из всех российских интернет-компаний вышел на самоокупаемость и выплатил дивиденды в размере $100 тыс.

«У нас была продуманная стратегия, задачей которой было сделать все, что нужно, по максимуму», – отмечает Сегалович. Казалось, что вот оно безоблачное будущее. Если бы не одно «но» – на рынок вышел Google. С 2006 по 2008 год Google вырос с 5 до 24%. «Рамблер» упал с 26 до 4%. Доля Яндекса сначала упала с 60 до 54%, к началу 2011 году выросла до 65%, а к концу 2011-го снизилась до 59%. «В тот момент мы осознали, что нужно серьезно заниматься качеством поиска, но долго не могли правильно организовать этот процесс – у нас никак не получалось построить поиск, который был бы настроен на оценках людей и умел бы самообучаться, – поясняет технический директор Яндекса. – В 2009 году мы выпустили «Матрикснет» – новый метод машинного обучения, который смог повысить релевантность ответов на запросы пользователей».

На фоне открытия большого количества локальных сервисов внутри компании начинают происходить серьезные перемены: реструктуризация команды, открываются новые представительства Яндекса как внутри, так и за пределами России, появляется, в частности, удаленный офис разработки в Санкт-Петербурге, открывается Школа анализа данных, которая начинает давать приток хороших кадров. Это стратегически важные изменения.

Теория орбиталей

Говоря о компании в целом, Сегалович выделяет три зоны ее деятельности: защита, нападение и стратегическое развитие. Зона защиты, по его словам, это браузер. «Наши конкуренты создали сами по себе хорошие браузеры, которые, правда, имеют один критичный нюанс – они нацелены на распространение только своих поисковых систем, а для других вход в эти браузеры либо закрыт, либо сильно усложнен. В частности, Google с августа не дает выбрать Яндекс при установке браузера Chrome на компьютеры. Мы считаем, что нам надо отвечать, и уже работаем в этом направлении», – подчеркивает Сегалович.

Зона нападения – это международные проекты компании, в том числе за пределами СНГ. «В первую очередь это рынки, которые сопоставимы по размеру с РФ, такие как Турция, где наблюдается активный рост и экономики, и Интернета, а также почти нет конкуренции на рынке поиска. Наша теория орбиталей состоит в том, что на конкурентных рынках, например в Казахстане, где работают несколько поисковых систем, лидирующий игрок занимает 60–70%, второй – 20–30%, а все прочие делят оставшуюся долю», – поясняет технический директор. Конкурентными, например, можно считать рынки США (где Bing и Yahoo! занимают по 20% рынка каждый и 60% принадлежит Google), Россию (где 60% принадлежит Яндексу, а Google – 25%), Корею, Китай, Чехию.

На неконкурентных рынках один участник занимает львиную долю поискового трафика. Однако новый игрок вполне может претендовать на долю рынка за счет грамотных действий. «Например, в Турции Google занимает примерно 98% поискового рынка, – рассказывает техдиректор Яндекса. – Но мы конкурируем с Google, предлагая либо хорошую альтернативу его сервисам, либо такие продукты, которых у Google в Турции просто нет».

На сегодняшний день компании по-прежнему удается удерживать лидирующие позиции на российском рынке поиска. В Казахстане, на Украине и в Беларуси стать лидером Яндексу пока не удалось. Несмотря на то, что в Казахстане пользователи очень любят mail.ru, Яндекс не собирается сдавать позиций. Напомним, что по итогам 2011 года доля Яндекса в Казахстане составила 24,6%. В октябре 2011 года пользователи из Казахстана задали Яндексу около 70 млн поисковых запросов, а в январе 2012 года – около 90 млн. Из них 10% на английском языке и всего 3,4% – на казахском.

Более того, с выходом на турецкий рынок (в сентябре 2011 года) компания стала чувствовать себя еще более уверенно. «Сам по себе поисковый сервис – это еще и большая инфраструктура внутри компании, работу которой обеспечивают сотни маленьких сервисов. Именно эти внутренние процессы компании мы перестраивали для турецкого рынка, чтобы они стали по-настоящему интернациональными. Это очень важное умение. Для нас это был твердый орешек, и мы его раскололи», – подчеркивает Сегалович.

Говоря о зоне стратегического развития, Илья Сегалович отметил, что здесь главную роль играют качество поиска, продукты, основанные на поисковых технологиях, и мобильный сегмент. Последний стал активно расти по мере увеличения числа пользователей, выходящих в Интернет через мобильные устройства. С учетом этого компания предлагает мобильные версии все большего числа своих сервисов и увеличивает инвестиции в разработку мобильного поиска. По словам Сегаловича, мобильное направление очень сильно растет. «Полтора года назад с мобильных телефонов мы получали всего 5% поисковых запросов, сегодня – порядка 10%, – говорит он. – Моя личная оценка – доля мобильного поиска будет удваиваться каждые полтора года, то есть через полтора года она увеличится до 20%, через три года – до 40%, и это абсолютно реально». Например, в Казахстане около 11,6% запросов делают с мобильных устройств, рост за год примерно двукратный.

Согласно данным компании Google, поисковые запросы с мобильных устройств растут на протяжении последних трех лет наряду с общим ростом поискового трафика Google. При этом рост поисковых запросов с мобильных устройств происходит без каких-либо сезонных падений, чего не скажешь о запросах с немобильных устройств, количество которых снижается в летний период и рождественские праздники.

Стоит отметить, что мобильный сегмент является очень конкурентным, где главным соперником Яндекса также является Google. Как отмечается в сентябрьском отчете компании «Тройка Диалог», если Яндекс хочет повторить свой успех в сегменте поиска с обычных компьютеров и ноутбуков на мобильном рынке, то он может столкнуться с трудностями: если ему не удастся завоевать мобильный сегмент, а рынок мобильной поисковой рекламы при этом будет расти, то Google может потеснить Яндекс и по числу поисковых запросов, и в денежном выражении. «Впрочем, преимущество Google не означает, что победит он. Если Яндекс будет действовать решительнее, он может договориться с Apple о том, чтобы установить поиск Яндекса по умолчанию на всех устройствах с операционной системой iOS и на других сотовых телефонах, продаваемых в России. «Наконец, Яндекс может стать поисковой системой, установленной по умолчанию на сотовых телефонах, реализуемых под собственной торговой маркой сотовых операторов», – отмечается в отчете.

В целом же дальнейшее свое развитие компания определяет для себя как «транслокальное». Это означает, что Яндекс и дальше будет нацелен не на адаптацию своих сервисов для разных регионов, а, по сути, на создание новых услуг и продуктов специально для тех рынков, на которых он работает, – с учетом менталитета, языка пользователей, особенностей культуры и восприятия Интернета как среды распространения и поиска информации.

Развитие компании на этом рынке будет происходить, даже несмотря на то, что сегодня, по мнению Камиля Курмакаева, одного из основателей Wikimart, в онлайне встал вопрос о том, вытеснят ли социальные сети поисковиков на обочину за три-четыре года (как поисковики убили порталы пять-семь лет назад). Однако Илья Сегалович глубоко убежден, что свободное распространение информации в самых разных ее формах будет жить вне соцсетей и ее нужно будет искать. «Сейчас технология поиска открытой информации зрелая, и очень непросто с нуля воспроизвести эту экспертизу, как, например, Арабским Эмиратам очень сложно с нуля запустить свою космическую программу, – поясняет Сегалович. – У соцсети замечательный материал – профайлы людей, но этого недостаточно, чтобы построить нормальный поиск. Требуются очень большие инвестиции, экспертиза, опыт, специалисты, пользователи поиска, которые в свою очередь должны этот поиск обучить».

Но отдаляться от соцсетей Яндекс не намеревается. Более того, в компании считают, что с ними можно мирно существовать и быть взаимовыгодными. В начале года компания упростила поиск людей в Интернете. Яндекс научился группировать профили, принадлежащие одному и тому же человеку, в разных социальных сетях. При этом в поисковый индекс Яндекса попадают только те профили, индексация которых не запрещена самим пользователем. Кроме того, весной Яндекс заключил соглашение с Twitter, что дало возможность пользователям получать в качестве ответа на свой запрос твиты, опубликованные минуты или даже секунды назад. Сейчас поисковик находит записи более чем 2 млн пользователей Twitter – это все, кто хоть иногда пишет на русском, украинском, белорусском или казахском языке, а также самые популярные иноязычные микроблогеры. И это, говорит Илья Сегалович, только начало: взаимодействие с социальными сетями является одним из основных приоритетов развития поиска Яндекса.

Вместе с тем компания активно инвестирует в стартапы в рамках программы Яндекс.Фабрика. Это инвестиции для проектов «посевной» и ранней стадии финансирования в объеме до нескольких сотен тысяч долларов. Компания уже вложила деньги в ряд интернет-сервисов, таких как WebVisor, Loginza, «Дзенмани», SocialMart, Refine.io, Citrea, Face.com, TimeBooker, а всего за время работы Яндекс.Фабрики с заявками на финансирование к ней обратилось больше 2000 стартапов.

На сегодняшний день Яндекс является лидером на российском рынке поиска даже после выхода Google. По данным Liveinternet, в мае этого года доля Яндекса в поисковом Рунете составила 60,5%. Доля Google за аналогичный период – 26,3%. «Это хорошо, когда есть конкуренты, это заставляет быть в форме. Мы созданы для видового разнообразия, для того, чтобы у людей во всем мире был выбор поисковой системы», – говорит Сегалович. Но если значение компании на рынке поиска Сегалович оценить может, то себя в Яндексе – непросто. «Трудно себя посчитать в этой компании. Но это позитивное сальдо», – говорит он. Сальдо, которое копилось годами в жесткой конкурентной борьбе за каждый запрос пользователя, за каждый процент рынка.

Он получает удовольствие, общаясь с интеллигентными людьми. Его жена Мария, художник, является основателем реабилитационного художественного центра под названием «Дети Марии», в котором сам Сегалович иногда работает волонтером. Супругов Сегаловичей можно назвать многодетными – они воспитывают пятерых детей».

forbes.kz

Летом 2013 года внезапно оборвалась жизнь известного российского программиста, общественного деятеля и филантропа Ильи Валентиновича Сегаловича. Какая болезнь унесла жизнь этого одаренного человека? Как жил и как умер сооснователь поисковика "Яндекс"?

В июле 2013 года в возрасте 48 лет внезапно скончался российский программист и один из основателей поисковой системы и интернет-портала “Яндекс”. В чем кроются причины смерти Ильи Сегаловича

Детство

Родился Илья Валентинович Сегалович 13 сентября 1964 года в городе Горький (ныне — Нижний Новгород). Его отец, Валентин Ильич, был выдающимся геофизиком, открывшим в Казахской ССР величайшие залежи хромитов, за что даже получил Государственную премию СССР.

Детство Ильи прошло в Казахстане, где во время обучения в Алматинской физико-математической школе произошло его знакомство с Аркадием Воложем.

Карьера

Неудачно сдав экзамены в МГУ, Илья Валентинович решил продолжить дело отца и подал документы в Московский геологоразведочный институт.

Спустя некоторое время молодой человек приходит работать в компанию “Аркадия”, принадлежащую его старому другу Аркадию Воложу. С этого момента начинается история “Яндекса”. Первое время друзья разрабатывали электронные справочники, после переработки и модернизации которых и появилась новая поисковая система, название для которой Сегалович придумал сам.

Запущена IT-компания “Яндекс” еще в 1996 году. После запуска именно Илья Валентинович занимался совершенствованием системы поиска.

От чего умер Илья Валентинович Сегалович?

Еще в 2012 году у выдающегося российского программиста обнаружили онкологию. Рак желудка не оставлял никаких надежд на спасение, но произошло чудо: организм больного оказался восприимчивым к препаратам химиотерапии и метастазы удалось устранить.

Через год рак снова дал о себе знать, но на этот раз — в голове, что и стало причиной смерти Ильи. В этом случае врачи оказались бессильны: 25 июля 2013 года была констатирована смерть мозга и больной оказался в коме, благополучного выхода из которой быть не могло. Врачи несколько дней искусственно поддерживали жизнедеятельность организма, надеясь на то, что первый диагноз был поставлен неправильно.

Умер Илья Сегалович 27 июля 2013 года в одной из клиник Лондона. Смерть официально зафиксировали в момент отключения его от аппаратов жизнеобеспечения.

Семья

Со своей женой, Марией Елисеевой, Илья познакомился еще до запуска “Яндекса” в 1993 году. Эта женщина стала настоящей музой для него. Вместе с ней Сегалович начал свою благотворительную деятельность с посещения московского интерната № 103 и театральной студии при этом заведении.

Именно Илья дал название благотворительной организации своей жены “Дети Марии”, в деятельности которой также принимал активное участие. Ее фонд поддерживал детские дома Беслана и Владикавказа. За время своей деятельности на благотворительном поприще этот мужчина стал приемным отцом для нескольких воспитанников интерната и настоящим другом для многих других детей, лишенных родительской заботы. В его семье воспитывалось четверо детей, а в доме часто гостили дети из интерната.

Помимо сотрудничества с организацией “Дети Марии” Илья Валентинович Сегалович был членом Совета еще одного фонда — “Династия”, занимавшегося вопросами популяризации науки в России (до 2015 года). Именно этот человек является основателем информационно-справочной системы “Национальный корпус русского языка”. Любовь к Родине и к жизни сочетались в его деятельности с редким перфекционизмом, заставлявшим его вкладываться в каждое направление с максимальной отдачей и бесконечно совершенствовать мир вокруг и самого себя.

Когда умер Илья Сегалович, все люди, знавшие его лично или по роду его деятельности пребывали в глубоком шоке. Этот одаренный и во всех отношениях выдающийся человек сгорел от онкологии буквально на глазах. После постановки диагноза исход был очевиден, но родные и близкие до конца надеялись на чудо.

История о том, как жил и как умер Илья Сегалович — достойный пример для будущих поколений. Человек, который ни в чем не нуждался, старался сделать мир лучше, каждый день делая все возможное чтобы помочь окружающим. Его вклад в будущее родной страны — детей и в ее науку трудно переоценить.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

prichina-smerti.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *