Импортозамещение в россии 2019 список товаров: ТОП-200 лучших товаров для импорта и импортозамещения :: РБК Магазин исследований

Содержание

Идеи для импортозамещения | Министерство экономики Республики Беларусь

Импортозамещение – государственная политика, направленная на рационализацию импорта товаров и услуг посредством стимулирования отечественных производителей аналогичных продуктов, создание на территории страны новых предприятий, в том числе и с участием иностранного капитала для организации выпуска продукции, которая прежде импортировалась.

Политика импортозамещения в Республике Беларусь предполагает расширение доли обеспечения внутреннего рынка отечественными товарами. При этом ее главная задача – не механическое замещение импортных товаров отечественными аналогами, а развитие конкурентного национального производства.

Цель данного раздела – информировать представителей малого и среднего предпринимательства о возможностях, которые политика по импортозамещению способна предоставить для развития бизнеса.

Перечень импортозамещающей продукции

Перечень тованых позиций, импортируемых из третьих стран на рынок ЕАЭС

Выше представлена информация об импортируемых товарных позициях, которые используются в качестве  комплектации для отечественной промышленности.  В перечень включены те позиции, импорт которых является значительным, о чем свидетельствуют приведенные в таблице справочные данные о фактическом количественном и стоимостном выражении объемов этого импорта.

С учетом стабильного спроса отечественных белорусских  промышленных производств на указанные товары,  организация их производства (разумеется, если оно будет конкурентным по цене и качеству), может стать хорошей бизнес-идеей для малого и среднего производственного предпринимательства.

Перечни импортируемых товаров и их потребителей на сайтах республиканских органов государственного управления, облисполкомов, Минского горисполкома.

Ниже размещены ссылки на разделы официальных сайтов органов государственного управления, где Вы сможете найти более подробную информацию в разрезе интересующей Вас отрасли в части импортируемых товарных позиций в Республику Беларусь подведомственными организациями того или иного госоргана.

№ п/п Республиканские органы государственного управления, иные государственные организации подчиненные  Правительству Республики Беларусь, облисполкомы, Минский горисполком Официальные сайты

1.

Министерство промышленности Республики Беларусь

ссылка

2.

Министерство архитектуры Республики Беларусь

ссылка

3.

Министерство энергетики Республики Беларусь

ссылка

4.

Министерство сельского хозяйства Республики Беларусь

ссылка

5.

Министерство транспорта Республики Беларусь

ссылка

6.

Министерство здравоохранения Республики Беларусь

ссылка

6.

Белорусский государственный концерн по производству и реализации товаров легкой промышленности

ссылка

7.

Белорусский производственно-торговый концерн лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности

ссылка

8.

Белорусский государственный концерн пищевой промышленности

ссылка

9.

Брестский областной исполнительный комитет

ссылка

10.

Витебский областной исполнительный комитет

ссылка

11.

Гомельский областной исполнительный комитет

ссылка
ссылка

12.

Гродненский областной исполнительный комитет

ссылка

13.

Минский городской исполнительный комитет

ссылка
ссылка

14.

Минский областной исполнительный комитет

ссылка

15.

Могилевский областной исполнительный комитет

ссылка

База данных субконтрактации от БФФПП

Субконтрактация – это взаимовыгодная форма  производственного аутсорсинга, которая также может стать отличной идеей для развития вашего бизнеса.

На сайте БФФПП размещены информационные материалы о субконтрактации и база данных контракторов и субконтракторов Республики Беларусь. ссылка.

Проблемы импортозависимости российской промышленности и импортозамещения в 2014-2018 гг. — Рынок

Российская промышленность, как и вся российская экономика, после девальвации рубля декабря 2014 г. уже несколько лет «живет» при новом курсе национальной валюты и в условиях его свободного формирования. Эти годы позволили всем участникам процесса накопить практический опыт существования в таких условиях, на деле проверить прежние (теоретические) представления о пользе и последствиях девальвации рубля для российской экономики, адаптироваться к фактическому курсу национальной валюты и сформулировать свои представления о его желанном изменении. Однако количественная оценка этих процессов, выявление проблем и позиций экономических агентов оказались сложными задачами для отечественной статистики.

Традиционный подход к анализу импортозамещения, основанный на внешнеторговой статистике, позволяет проводить ограниченный анализ этих процессов в современных условиях. Понимание сложности измерения импортозависимости и импортозамещения и связанных с этим проблем при высокой востребованности в современных условиях реальных данных заставляет обратиться к более гибкому инструменту – опросам. Полученные таким способ результаты способны дать гораздо более полную и глубокую картину указанных проблем, чем общая внешнеторговая статистика.

 

Отношение российской промышленности к девальвации рубля

В начале 2015 г., с началом официального кризиса власти и аналитики начали разработку антикризисных мер. В рамках этой работы Лабораторией был проведен опрос промышленных предприятий с целью оценки эффективности обсуждавшегося тогда набора мер поддержки российской промышленности. В состав этого набора нами были включены и две «курсовые» антикризисные меры: «укрепление курса рубля» и «продолжение девальвации рубля».

Отечественные производители, которым положено было в соответствии с традиционными представлениями радоваться девальвации рубля по причине неизбежного переключения потребителей с подорожавшего импорта на российские аналоги, на первое место в числе рассматриваемых тогда чиновниками антикризисных мер поставили укрепление рубля. За него проголосовали 58% предприятий — столько же, сколько и за снижение налогов. А за продолжение девальвации в феврале 2015 г. выступили только 2% предприятий (см. рис.1). Этот на первый взгляд неожиданный результат вполне согласуется с докризисным отношением российских предприятий к девальвации рубля. Аналогичный мониторинг антикризисных мер 2012-2014 гг., запущенный нами в ходе обсуждения возможности так называемой «второй волны кризиса», продемонстрировал вполне определенное отношение российской промышленности к любым известным ей вариантам девальвации: и резкой (образца 1998 г.), и плавной (образца 2008-2009 гг.). Первый вариант всегда занимал последние места в рейтинге с 1-4% голосов, второй на 2-4 позиции выше с поддержкой 10-13% предприятий.


Таким образом, промышленность не теоретически, а практически столкнувшаяся в начале 2015 г. с девальвацией рубля, нуждалась, если использовать терминологию системных программистов, в «откате» курса рубля.

Спрос российской промышленности на крепкий рубль определяется высокой зависимостью последней от импортного оборудования и сырья. Наши опросы 2014 г. (апреля и декабря) показали критическую зависимость российских промышленных предприятий от импортного оборудования, комплектующих, сырья (см. рис.2). В апреле 2014 г., когда, напомним, термины «девальвация» и «импортозамещение» не входили в лексикон основной массы политиков, экономистов и производственников, 40% предприятия признали, что они не смогут отказаться от закупок импорта ни при каком повышении цен на него. Тогда этот результат воспринимался спокойно и имел больше академическое значение, чем политическое. По воле случая в точности такой же вопрос был включен и в декабрьскую (2014 г.

) анкету и – что удивительно! – показал в точности такие же результаты: около 40% предприятий по-прежнему были не готовы отказаться от закупок импорта ни при каком повышении цен на него. Даже – в условиях самой сильной после августа 1998 г. девальвации рубля, когда скачок цен на импорт перешел из гипотетического сценария в реальность.

 

Проблемы импортозамещения в российской промышленности

Явное нежелание российских промышленных предприятий отказываться от закупок импортного оборудования и сырья даже в условиях неизбежного (что стало очевидно для всех в декабре 2014 г.) роста цен заставило нас начать в 2015 г. мониторинг помех импортозамещению. За четыре истекших года мы шесть раза задавали вопрос «Что мешает Вашему предприятию отказаться от закупок импортного оборудования и сырья в пользу отечественного?». Ответы дают достаточно полное представление о реальных проблемах импортозамещения в закупках предприятий.

Основной проблемой при отказе от импорта было и до сих пор остается банальное отсутствие российских аналогов любого качества. Оказалось, что январские (2015 г.) оценки барьеров импортозамещения не были эмоциональным всплеском, последовавшим за шоковой декабрьской девальвацией рубля. А четырехлетний мониторинг не выявил значимых положительных результатов в части создания на территории РФ производства нового (т.е. не производимого ранее) оборудования и сырья (см. рис.3).


Второе место в общепромышленном рейтинге помех импортозамещению стабильно принадлежит низкому качеству российских аналогов закупавшегося обычно импорта. Значительная часть предприятий (треть – в среднем за шесть опросов) постоянно указывает на эту проблему. Другие ограничения импортозамещения упоминаются российскими промышленными предприятиями гораздо реже. Формально третье место по итогам шести замеров промышленность отдала недостаточной поддержке властями выпуска отечественного оборудования и сырья – т.е. оценке политики властей в области импортозамещения. С одной стороны, неэффективность официальной политики не так уж и велика – максимум скромные 18%. С другой стороны – ее результат предприятиями до сих пор не обнаружен – основной проблемой импортозамещения предприятия устойчиво считают физическое отсутствие российских аналогов. Такое сочетание говорит о том, что российская промышленность не возлагает особых надежд на государство в области импортозамещения и рассчитывает в основном на свои силы, в том числе – в адаптации к новому курсу рубля. И в этом отечественная промышленность к концу 2017 г. демонстрировала явные успехи: негативное влияние на выпуск «ослабления курса рубля и удорожания импортного оборудования и сырья» (формулировка из анкеты ИЭП) в конце 2017 г. снизилось до 6%.

Оценки уже производимых российских аналогов импортного оборудования и сырья тоже вполне устойчивы и определенны. Претензии к неадекватным качеству ценам на российскую продукцию, способную заместить импорт, имеют в среднем 11% ее покупателей среди российских предприятий, и эти претензии за четыре года девальвации не изменили своих масштабов.

Особое внимание следует обратить на оценки способности российской промышленности увеличить выпуск в рамках импортозамещения. Проблема удовлетворения спроса на уже производимую на территории РФ продукцию упоминается в среднем 12% предприятий. Российская промышленность обладает достаточными резервными (простаивающими) мощностями для выпуска продукции в случае увеличения спроса на нее в рамках импортозамещения.

Таким образом, за годы существования российской промышленности в условиях девальвации и государственной политики импортозамещения, структура ограничений импортозамещения, по оценкам предприятий, принципиально не изменилась.

 

Успехи импортозамещения

Однако процессы импортозамещения идут и, судя по имеющимся на момент написания статьи политическим новостям, останутся актуальными для нашей экономики еще долго. В такой ситуации возникает необходимость их мониторинга, идеально, на наш взгляд, — в ежеквартальном режиме и не только фактических процессов, но и планов предприятий в этой области. Такую задачу решают новые индикаторы регулярных опросов промышленных предприятий Института экономической политики им.Е.Т.Гайдара.

Как показывает наш мониторинг 2015-2018 гг., российской промышленности почти всегда удавалось добиваться наибольших успехов в области импортозамещения при закупках машин и оборудования (см. рис.4). Максимальная интенсивность этого процесса была зарегистрирована во II кв. 2015 г., когда о сокращении физической доли или о полном отказе от закупок импортных машин и оборудования (по сравнению со II кв. 2014 г.) сообщили 30% промышленных предприятий. Возможно, результат I кв. 2015 г. имел более впечатляющие масштабы импортозамещения, но с другой был бы, наверное, первой и слишком эмоциональной реакцией на шок декабрьской девальвации, особенно – в части планов.


Однако в следующие тринадцать кварталов нашего мониторинга российская промышленность начинает снижать интенсивность фактического импортозамещения. И в IV кв. 2017 г. лишь 7% предприятий сообщают о снижении или о полном обнулении физической доли импорта в закупках машин и оборудования. От импортного сырья и материалов российская промышленность отказывалась менее интенсивно в силу меньшего потенциала импортозамещения в этой сфере. Максимальные масштабы импортозамещения по сырью составили 22% и к IV кв. 2017 г. снизились до 8%. Причинами таких скромных успехов стала, скорее всего, сформировавшаяся в предыдущие годы зависимость российской промышленности от импорта. Закупая привозное оборудование, российские предприятия вынуждены переходить на адекватное импортному оборудованию сырье и материалы, которые у нас не производятся, но поставляются зарубежными производителями, предлагающими обычно комплексные поставки и не упускающими возможность привязать российского покупателя к своей продукции на всех этапах его использования.

Еще одной причиной медленного импортозамещения импортного сырья и материалов стал вялотекущий характер кризиса 2015-2016 гг. , который не привел к резкому сокращению спроса на отечественную продукцию и соответственно выпуска в российской промышленности. В такой ситуации не потребовалось и масштабного (одномоментного) отказа от подорожавшего импортного сырья и материалов, что поддержало спрос предприятий на используемое ими сырье и материал, в том числе – на импортные.

Рассмотрим теперь планы промышленности по импортозамещению (см. рис.5) с III кв. 2015 г. (опрос июля 2015 г.) по IV кв. 2018 г. (опрос октября 2018 г.).


Поквартальные планы импортозамещения показывают, что промышленность только в 2015 г. планировала менее интенсивное импортозамещение сырья и материалов, чем машин и оборудования. Планы на 2016-2017 гг. уже демонстрировали идентичность намерений российских производителей в этой области. Явный провал инвестиционных планов и совсем непровальные (некризисные) масштабы падения выпуска предопределили такое расхождение планов российской промышленности в 2015 г. Ситуация 2016 г. уже иная: российская промышленность смогла оценить особенности затяжного кризиса 2015-2016 гг., адаптироваться к новой условиям производства и к новой курсовой политике Банка России. В том числе – в области инвестиций. Планы последних стали утрачивать пессимизм первого кризисного года и начали показывать некоторые признаки возможного роста вложений в собственное производство. Укрепление же курса рубля и относительно неплохие финансовые результаты позволили предприятиям вновь обратиться к импортным машинам и оборудованию.

Особенностью планов импортозамещения всегда являлась безусловная скромность даже намерений производителей в этой области: масштабы планируемого ими импортозамещения всегда и по всем категориям закупок (и по оборудованию, и по сырью) уступали масштабам планируемого ими же импортосохранения. Т.е. промышленность предпочитала (или скорее, в силу выявленных помех импортозамещению – была вынуждена) сохранять прежнюю долю импорта в новом оборудовании и используемом сырье.

 

Инвестиционные предпочтения и инвестиционные планы российской промышленности

Политика импортозамещения, которая после вступления России в войну санкций в августе 2014 г. получила высокий приоритет, а с декабря 2014 г. – еще и универсальную поддержку в виде слабого рубля, в 2018 г. приобрела новые черты. В апреле Минпромторг РФ разработал уже меры принуждения к импортозамещению: подготовил обширный список техники, оборудования и материалов, которые госкомпании с 1 июля не смогут купить за рубежом без согласования с правительственной комиссией по импортозамещению.

В таких условиях российские промышленные предприятия проявляют (или вынуждены проявлять) высокий интерес к отечественным машинам и оборудованию. В пользу такого вывода говорят результаты двух опросов ИЭП: 2011 и 2018 гг. В ходе этих опросов, проведенных на выходе из двух последних кризисов, предприятиям задавались одинаковый набор вопросов о том, оборудование производства каких стран фактически закупалось в предыдущий период, планируется закупать в ближайшее время и было бы предпочтительней закупать.


Рассмотрим сначала какое (производства каких стран) оборудование фактически закупала российская промышленность в предшествующие двум опросам годы (см. рис.6). Основными поставщиками средств производства для отечественных предприятий всегда была Западная Европа и собственно Россия при небольшом, но все-таки преимуществе импорта. Двукратная девальвация рубля декабря 2014 г. и санкционная война 2014-2017 гг. мало повлияли на географию закупок машин и оборудования у основных стран-поставщиков. Западная Европа сохранила первое место в 2018 г. с 71% уровнем фактической популярности у российской промышленности после 77% уровня в 2011 г. Однако отечественные производители машин и оборудования не смогли прибрести новых покупателей на территории своей страны.

Но среди стран-поставщиков второго эшелона произошли более существенные изменения. Доля российских предприятий, закупавших американское и японское оборудование, сократилась между двумя опросами с 33 до 22%, что все-таки не так масштабно как можно было ожидать в условиях самой сильной со времен 1998 г. девальвации национальной валюты и административных запретов на поставки/закупки оборудования. Поставщики оборудования из Китая и Индии, наоборот, оказались в выигрыше от санкционной войны, в которую Россия вступила в августе четырнадцатого года. Они смогли добиться продаж своей продукции уже 35% российских промышленных предприятий после 19% семью годами ранее. Снижение распространенности закупок машин и оборудования, произведенных в странах СНГ, объясняется, скорее всего, свертыванием по политическим соображениям торговли между Россией и Украиной.


На следующем этапе рассмотрим инвестиционные предпочтения российских предприятий – т.е. какое оборудование отечественная промышленность хотела бы покупать в 2011 и 2018 гг. Как показывает график, предпочтения отечественных предприятий претерпели за истекшие 7 лет явные изменения (см. рис.7). Во-первых, предпочтительность (распространенность предпочтений) российского оборудования вышла на 2 место в рейтинге 2018 г. Сейчас уже половина российской промышленности предпочитает покупать отечественное оборудование. Во-вторых, самые сильные потери (с 40% уровня предпочтений до 27% уровня) в глазах российских предприятий и в условиях 2018 г. понесли производители США и Японии, откатившиеся в результате на 3 место. В-третьих, машины и оборудование западноевропейского производства остаются самыми желанными для отечественных предприятий – даже после ослабления рубля и многолетней санкционной войны. Последняя, возможно, ведется сторонами не очень последовательно, хотя порой и случаются громкие публичные «стычки». В результате сейчас 69% российских предприятий хотели бы приобрести машины и оборудование из Западной Европы. В-четвертых, оборудование из Китая и Индии имеет очень низкую предпочтительность в глазах российских предприятий. Максимум, которого смогли добиться производители из этих страны, составляет 8% и находится на одном уровне с предпочтительностью оборудования из стран СНГ. Последнее утратило несколько пунктов предпочтительности к 2018 г. вследствие, скорее всего, разрыва экономических связей России и Украины в предыдущие годы.

Рассмотрим теперь инвестиционные планы российской промышленности – машины и оборудование каких стран реально планируется закупать в ближайшие годы и какое оборудование планировали закупать отечественные предприятия в 2011 г. (см. рис.8). Ответы на эти вопрос показывают принципиальное изменение намерений российской промышленности. Если в 2011 г. в планах западноевропейское оборудование уверенно обгоняло российское (первое собирались приобретать 72% предприятий против 50% предприятий, намеренных покупать российское), то к 2018 г. планы сравнялись (приобретение и того, и другого оборудования входило в планы 65% предприятий). Таким образом, политика инвестиционного импортозамещения имеет явный успех. По крайней мере – в количественном аспекте.


Частичный ответ на вопрос о качестве замещенного западноевропейского оборудования дают данные об увеличении доли предприятий, в планы которых входит закупка оборудования производства Китая и Индии. Эта доля возросла в два раза и является, скорее, признаком перехода на более дешевое, доступное (в том числе – в условиях санкций) и все-таки менее качественное оборудование. И на уровне предприятий указанное обстоятельство прекрасно осознается. Если сравнить предпочтения и планы предприятий 2018 г., то планы закупок оборудования из Китая и Индии значительно превосходят предпочтения предприятий: 35% против 8%. Российская промышленность, таким образом, вынуждена сейчас в силу сложившихся обстоятельств переходить на не самое лучшее оборудование. В 2011 г. похожий переход тоже имел место, но был менее масштабным: о планах закупок китайского и индийского оборудования сообщали тогда 18% предприятий при желании его иметь только у 4% предприятий. Аналогичная ситуация складывается и в отношении российского оборудования. Его хотели бы (предпочитали бы) закупать около половины российских предприятий, но планируют (вынуждены будут) это делать в следующие годы 65% предприятий.

Политика импортозамещения, которая пришла на смену политики модернизации в 2014 г. , определенно сталкивается с трудностями, о преодолении которых в 2015-2018 гг. говорить преждевременно. Преддевальвационные оценки предприятий 2014 г. показали критическую зависимость российской промышленности от импорта. А основной помехой на пути импортозамещения в закупках промышленности остается отсутствие производства на территории РФ нужного предприятиям оборудования, комплектующих и сырья. Даже – по истечению четырех лет активной реализации официальной политики импортозамещения. Второй проблемой импортозамещения является низкое качество отечественной продукции. При этом российская промышленность способна удовлетворить увеличение импортозамещающего спроса на ту продукцию, которая уже производится в стране, – т.е. обладает достаточными простаивающими мощностями. В такой ситуации отечественные предприятия вынуждены в абсолютном большинстве сохранять прежнюю долю импорта в своих закупках как фактических, так и в планах. Укрепление курса рубля и успешная адаптация промышленности к вялотекущему кризису 2015-2016 гг. позволили промышленности снизить в 2017 г. масштабы импортозамещения в свих закупках до минимума четырехлетнего мониторинга.

Импортозамещение 2021 — 6-я международная специализированная выставка


Сообщаем вам, что Международная специализированная выставка «Импортозамещение» в 2021 году не состоится, как и в 2020 году.

В настоящее время дирекция проекта ведет переговоры со всеми заинтересованным сторонами для выработки новой концепции и формата мероприятия, отвечающих современным экономическим вызовам.

Мероприятие проводится при официальной поддержке Правительства РФ, Минппромторга России, Минэкономразвития России, МИД России, Минфина России и других правительственных организаций.

Цель проекта — содействие выполнению задач, поставленных президентом Российской Федерации Владимиром Путиным в обращении Федеральному собранию относительно программы импортозамещения.

Первые лица государства, посетившие международную специализированную выставку «Импортозамещение», высоко оценили представленные на экспозиции образцы импортозамещающей продукции, уровень организации мероприятия и его конгрессную программу.

2-я международная специализированная выставка «Импортозамещение» наглядно продемонстрировала успехи отечественных предприятий в области развития собственных производственных мощностей. В выставке приняли участие более 300 предприятий из 45 регионов России, а общая площадь экспозиции превысила 14000 кв. м.

Выставка продемонстрировала достижения в области импортозамещающей политики во всех отраслях экономики и промышленности – нефтегазовой и газонефтеперерабатывающей, металлургической и металлообрабатывающей, строительной, медицинской, фармацевтической, машиностроительной, сельскохозяйственной, текстильной, легкой и других.

В рамках мероприятия 2017 года производственный потенциал в создании высококачественной конкурентоспособной продукции продемонстрировали около 300 компаний более чем из 40 регионов России. Отметив продуктивность работы на выставке, многие экспоненты приняли решение об участии в проекте будущего года со значительным увеличением размеров представляемых стендов. Выставку посетило более 700 потенциальных покупателей. Площадь экспозиции превысила 20000 кв. м.

В 2018 году на экспозиции площадью 8000 кв. м свыше 340 компаний России продемонстрировали лучшие образцы высококачественных товаров практически всех отраслей промышленности. Более 15000 посетителей смогли лично оценить успешные примеры – экспортной, в перспективе – деятельности отечественных производителей.

В 2019 году на площади 6000 кв. м свою продукцию представили 130 компаний из более чем 30 регионов страны, с ними ознакомились более 10000 посетителей.

На выставке планируется продемонстрировать дальнейшее развитие потенциала отечественных предприятий и организаций по производству конкурентоспособных импортозамещающих товаров и услуг, их применение в различных отраслях российской экономики и продвижение на международный рынок.

«Импортозамещение» станет площадкой для взаимовыгодного делового партнёрства Производителя и Потребителя.

В конгрессной программе выставки примут участие представители Правительства Российской Федерации, руководители регионов, государственных корпораций и организаций, которые поделятся опытом по достижению конкретных результатов в области импортозамещения.

Многие регионы России, предприятия, организации и ведомства, занимающиеся разработкой/производством/внедрением импортозамещающей продукции в различных сферах экономики уже подтвердили своё намерение принять участие в экспозиционной части проекта и мероприятиях сопутствующей конгрессной программы.

Среди посетителей выставки ожидаются руководители и специалисты предприятий и организаций, заинтересованные в приобретении новых технологий, разработок и оборудования, а также товаров и услуг отечественного производства, представители оптово-розничной торговли, ритейлеры, представители органов власти и общественных организаций, международного научного сектора, учебных заведений, представители российских финансовых учреждений и зарубежные инвесторы.

Выставка получит широкое освещение в общественных, специальных и научных СМИ.

Разделы выставки
  • Регионы России
  • Торговые организации
  • Производство товаров народного потребления и услуг для населения
  • Медицина и фармацевтика
  • Производство, переработка и хранение продуктов питания
  • Сельское хозяйство
  • Строительная индустрия
  • Станкостроение и производство специального высокопроизводительного оборудования
  • Металлургия
  • Деревообработка
  • Топливно-энергетический комплекс
  • Транспорт и логистика в организации работ по импортозамещению
  • Банки и финансовые услуги в области импортозамещения
  • Инвестиционные институты, ценные бумаги, аудит
  • Экспозиции региональных проектов в области импортозамещения
  • Экспозиции зарубежных проектов
  • Научные разработки в области импортозамещения, в том числе нанотехнологии
  • Инновационные импортозамещающие технологии в химии, нефтяной и газовой промышленностях
  • Инновационные импортозамещающие информационные технологии, радиоэлектронная промышленность и связь
  • Импортозамещающие технологии двойного назначения и импортозамещающие материалы
  • Экология. Защита окружающей среды при организации работ по импортозамещению
  • Подготовка и переподготовка кадров
  • Православные традиции
  • Туризм

Изменили перечень товаров для согласования с комиссией по импортозамещению по Закону N 223-ФЗ

Утвердить прилагаемые изменения, которые вносятся в перечень товаров, закупки которых с начальной (максимальной) ценой договора, превышающей величину, установленную Правительством Российской Федерации, не могут быть осуществлены заказчиками, указанными в части 1 статьи 31-1 Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», без согласования с координационным органом Правительства Российской Федерации по согласованию закупок заказчиков эксплуатационных характеристик этих товаров, в том числе использование которых предусмотрено условиями закупок, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг, аренда (включая фрахтование, финансовую аренду), и (или) возможности осуществления таких закупок за пределами территории Российской Федерации, утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 июля 2018 г. N 1489-р (Собрание законодательства Российской Федерации, 2018, N 30, ст. 4805; 2019, N 22, ст. 2851).

Председатель Правительства
Российской Федерации
М. Мишустин

УТВЕРЖДЕНЫ
распоряжением Правительства
Российской Федерации
от 23 сентября 2020 г. N 2446-р

Изменения,


которые вносятся в перечень товаров, закупки которых с начальной (максимальной) ценой договора, превышающей величину, установленную Правительством Российской Федерации, не могут быть осуществлены заказчиками, указанными в части 1 статьи 31-1 Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», без согласования с координационным органом Правительства Российской Федерации по согласованию закупок заказчиков эксплуатационных характеристик этих товаров, в том числе использование которых предусмотрено условиями закупок, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг, аренда (включая фрахтование, финансовую аренду), и (или) возможности осуществления таких закупок за пределами территории Российской Федерации

Изложить перечень товаров, закупки которых с начальной (максимальной) ценой договора, превышающей величину, установленную Правительством Российской Федерации, не могут быть осуществлены заказчиками, указанными в части 1 статьи 31-1 Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», без согласования с координационным органом Правительства Российской Федерации по согласованию закупок заказчиков эксплуатационных характеристик этих товаров, в том числе использование которых предусмотрено условиями закупок, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг, аренда (включая фрахтование, финансовую аренду), и (или) возможности осуществления таких закупок за пределами территории Российской Федерации в следующей редакции:

«УТВЕРЖДЕН
распоряжением Правительства
Российской Федерации
от 18 июля 2018 г. N 1489-р
(в редакции распоряжения
Правительства Российской Федерации
от 23 сентября 2020 г. N 2446-р)

Перечень


товаров, закупки которых с начальной (максимальной) ценой договора, превышающей величину, установленную Правительством Российской Федерации, не могут быть осуществлены заказчиками, указанными в части 1 статьи 31-1 Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», без согласования с координационным органом Правительства Российской Федерации по согласованию закупок заказчиков эксплуатационных характеристик этих товаров, в том числе использование которых предусмотрено условиями закупок, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг, аренда (включая фрахтование, финансовую аренду), и (или) возможности осуществления таких закупок за пределами территории Российской Федерации

——————————

1 Требуется согласование эксплуатационных характеристик при производительности более 250 тонн пара в час.

2 Требуется согласование эксплуатационных характеристик телекоммуникационного оборудования (аппаратуры) для сетей связи 5G/IMT-2020.

3 Требуется согласование эксплуатационных характеристик при мощности свыше 100 МВт.

4 Требуется согласование эксплуатационных характеристик при мощности от 16 МВт.

5 Требуется согласование эксплуатационных характеристик при водоизмещении более 10 тыс. тонн при осуществлении закупки за пределами территории Российской Федерации.

6 Требуется согласование эксплуатационных характеристик при осуществлении закупки за пределами территории Российской Федерации.

Маркировка и прослеживаемость товаров — Комитет по промышленной политике, науке и импортозамещению

Федеральный закон от 28.12.2009 №381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (в редакции от 30.12.2020)

Постановления Правительства Российской Федерации:

— от 27.03.2020 №348 «О проведении на территории Российской Федерации эксперимента по маркировке средствами идентификации упакованной воды»

— от 31.12.2019 №1953 «Об утверждении Правил маркировки фотокамер (кроме кинокамер) фотовспышек и ламп-вспышек средствами идентификации средствами и особенностях внедрения государственной информационной системы мониторинга за оборотом товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации, в отношении фототоваров»  (в редакции от 31.12.2020)

— от 31.12.2019 №1955 «Об обеспечении доступа к информации, содержащейсвя в государственной информационной системе мониторинга за оборотом товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации»

— от 31.12.2019 №1956 «Об утверждении Правил маркировки товаров легкой промышленности средствами идентификации и особенностях внедрения государственной информационной системы мониторинга за оборотом товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации, в отношении товаров легкой промышленности» (в редакции от 31.12.2020)

— от 31.12.2019 №1957 «Об утверждении Правил маркировки духов и туалетной воды средствами идентификации и особенностях внедрения государственной информационной системы мониторинга за оборотом товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации, в отношении духов и туалетной воды» (в редакции от 31.12.2020)

— от 31.12.2019 №1958 «Об утверждении Правил маркировки шин средствами идентификации и особенностях внедрения государственной информационной системы мониторинга за оборотом товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации, в отношении шин» (в редакции от 31.12.2020)

— от 26.04.2019 №515 «О системе маркировке товаров средствами идентификации и прослеживаемости движения товаров» (в редакции от 18.04.2020)

Справочная информация Минпромторга России об основных нормативных правовых актах, регулирующих вопрос введения на территории Российской Федерации требований об обязательной маркировке духов и туалетной воды, фототоваров, шин и товаров легкой промышленности средствами идентификации, с указанием этапности вступления в силу таких требований (посмотреть).

За успехи в импортозамещении

ГодРегионПредприятиеПродукция
2020Республика ТатарстанООО «ИНЖЕНЕРНО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ЦЕНТР» ТРУБЫ СТАЛЬНЫЕ, ФУТЕРОВАННЫЕ ПОЛИЭТИЛЕНОВЫМИ ТРУБАМИ
2020Пермский крайООО ЛЫСЬВЕНСКИЙ ЗАВОД ТЯЖЕЛОГО ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО МАШИНОСТРОЕНИЯ «ПРИВОД» ТУРБОГЕНЕРАТОР СЕРИИ Т ДВУХПОЛЮСНОЙ МОЩНОСТЬЮ 16000 КВТ
2020Иркутская областьООО «МЕДТЕХСЕРВИС» ТЕСТ-ПОЛОСКИ ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ УРОВНЯ ГЛЮКОЗЫ В КРОВИ GMATE LIFE
2020Ростовская областьООО НПО «ТУРБУЛЕНТНОСТЬ-ДОН» РАСХОДОМЕР ГАЗА ТОРГОВОЙ МАРКИ TURBO FLOW UFG
2019Республика БашкортостанАО «БЕЛЕБЕЕВСКИЙ ОРДЕНА «ЗНАК ПОЧЕТА» МОЛОЧНЫЙ КОМБИНАТ» СЫРЫ ПОЛУТВЕРДЫЕ «ВЕЛИКОСЛАВИЧ»: «ВЫДЕРЖАННЫЙ. РЕЦЕПТ № 5», «КЛАССИК МУСКАТ. РЕЦЕПТ № 3»
2019Республика ТатарстанУПРАВЛЯЮЩАЯ КОМПАНИЯ ООО «ТМС ГРУПП» ТРУБЫ И ПАТРУБКИ МЕТАЛЛОПЛАСТМАССОВЫЕ ДЛЯ ТЕМПЕРАТУРЫ ЭКСПЛУАТАЦИИ 80°С
2019Пермский крайОАО «СУКСУНСКИЙ ОПТИКО-МЕХАНИЧЕСКИЙ ЗАВОД» ПЛАЩ CONSUL
2019Свердловская областьООО НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «ДЕТСКАЯ ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА» ОПОРА ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДЛЯ СИДЕНИЯ ДЛЯ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ «Я МОГУ!» В ИСПОЛНЕНИЯХ ОС-005, ОС-007
2019МоскваООО «ПРОЕКТНО — ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ КОМПАНИЯ ПРАКТИКА» ЛЮКИ РЕВИЗИОННЫЕ «ПРАКТИКА»: ЛЮКИ-НЕВИДИМКИ® ПОД ПЛИТКУ, ПОД ПОКРАСКУ, НАПОЛЬНЫЕ ЛЮКИ
2018Республика МордовияООО «СЫРОВАРЕННЫЙ ЗАВОД «САРМИЧ» СЫР ПОЛУТВЕРДЫЙ «ТИЛЬЗИТЕР» 45%-НОЙ ЖИРНОСТИ
2018Краснодарский крайООО «ТЕГАС» СТАНЦИЯ КОМПРЕССОРНАЯ. СЕРИЯ ТГА (ТЕГАС)
2018Иркутская областьАО «СибВАМИ» ИНЖИНИРИНГ И ПОСТАВКА УСТАНОВКИ «СУХОЙ» ГАЗООЧИСТКИ СЕРИИ ЭЛЕКТРОЛИЗА ДИРЕКЦИИ ЭЛЕКТРОЛИЗНОГО ПРОИЗВОДСТВА ДЛЯ ФИЛИАЛА ПАО «РУСАЛ БРАТСК В г. ШЕЛЕХОВ»
2018Иркутская областьАО «СибВАМИ» ИНЖИНИРИНГ И ПОСТАВКА УСТАНОВКИ «СУХОЙ» ГАЗООЧИСТКИ СЕРИИ ЭЛЕКТРОЛИЗА ДИРЕКЦИИ ЭЛЕКТРОЛИЗНОГО ПРОИЗВОДСТВА ДЛЯ ФИЛИАЛА ПАО «РУСАЛ БРАТСК В г. ШЕЛЕХОВ»
2018Кемеровская областьООО «ПО «ТОКЕМ» СМОЛЫ ИОНООБМЕННЫЕ ДЛЯ АТОМНЫХ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЙ. МАРКА ТОКЕМ-105-10NR, ТОКЕМ-805NR, ТОКЕМ-145-10 NR, ТОКЕМ-845 NR
2018Тюменская областьООО «СИБУР ТОБОЛЬСК» ПОЛИПРОПИЛЕН. МАРКА SIBEX РР Н031 BF/3
2017Республика МордовияАО «ОПТИКОВОЛОКОННЫЕ СИСТЕМЫ» ВОЛОКНО ОДНОМОДОВОЕ ОПТИЧЕСКОЕ С НИЗКИМ ПИКОМ ВОДЫ E3 (G652D)
2017Республика ТатарстанПАО «НИЖНЕКАМСКШИНА» ШИНА ПНЕВМАТИЧЕСКАЯ 235/55R 17 VIATTY-237, БЕСКАМЕРНАЯ, РАДИАЛЬНОЙ КОНСТРУКЦИИ, С ДОРОЖНЫМ РИСУНКОМ ПРОТЕКТОРА. КАТЕГОРИЯ СКОРОСТИ «Н»
2017Пермский крайАО «СИБУР-ХИМПРОМ» ПОЛИСТИРОЛ ВСПЕНИВАЮЩИЙСЯ (ПСВ) «АЛЬФАПОР»
2017Ростовская областьАО «КАМЕНСКВОЛОКНО» ШПАГАТ ПОЛИОЛЕФИНОВЫЙ ВЫСОКОПРОЧНЫЙ КВ ФЛЕКС 500, КВ ОПТИМ 600
2017Санкт-ПетербургООО «АКВАФОР» ВОДООЧИСТИТЕЛЬ КУВШИН АКВАФОР (ПРОВАНС, АТЛАНТ, ПРЕМИУМ, СТАНДАРТ)
2016Республика БашкортостанПАО «УФАОРГСИНТЕЗ» БАЛЕН (ПОЛИПРОПИЛЕН И СОПОЛИМЕРЫ ПРОПИЛЕНА)
2016Республика БашкортостанООО НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «БУРИНТЕХ» ЯССЫ ГИДРАВЛИЧЕСКИЕ КРУТИЛЬНЫЕ ЯГК
2016Республика МордовияЗАО «РУЗОВО» ПРОДУКТЫ ПЕРЕРАБОТКИ КУРИНОГО ЯЙЦА ЖИДКИЕ И СУХИЕ
2016Пермский крайОАО «СУКСУНСКИЙ ОПТИКО-МЕХАНИЧЕСКИЙ ЗАВОД» ЩИТОК ЗАЩИТНЫЙ ЛИЦЕВОЙ СВАРЩИКА НН75 «CRYSTALINE®». ТМ «EXPERT BIOT»
2016Вологодская областьЗАО «ВОЛОГОДСКИЙ ПОДШИПНИКОВЫЙ ЗАВОД» ПОДШИПНИК КАЧЕНИЯ ШАРИКОВЫЙ РАДИАЛЬНО-УПОРНЫЙ ДВУХРЯДНЫЙ 256809АКЕ12.P6Q6
2016Иркутская областьАО «АНГАРСКАЯ НЕФТЕХИМИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ» МАСЛО МОТОРНОЕ «РОСНЕФТЬ MAXIMUM DIESEL» УНИВЕРСАЛЬНОЕ ПОЛУСИНТЕТИЧЕСКОЕ. МАРКА SAE 10W-40 API CH-4/SJ, SAE 10W-40 API CF-4/SJ
2016Ростовская областьООО «КОМБАЙНОВЫЙ ЗАВОД «РОСТСЕЛЬМАШ» КОМБАЙН ЗЕРНОУБОРОЧНЫЙ САМОХОДНЫЙ РСМ-161
2016Ростовская областьООО НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «ВНИКО» СИСТЕМА БЕСПЕРЕБОЙНОГО ПИТАНИЯ. ТИП СБЭ-СКВ-В-2(М) 24 В-160А DC/220В-1000ВА АС
2016Челябинская областьАО «КОПЕЙСКИЙ МАШИНОСТРОИТЕЛЬНЫЙ ЗАВОД» ВАГОН ПНЕВМОКОЛЕСНЫЙ САМОХОДНЫЙ ГРУЗОВОЙ В17К
2016Ярославская областьАО «ЯЗДА» НАСОС ТОПЛИВНЫЙ ВЫСОКОГО ДАВЛЕНИЯ. МОДЕЛЬ 531
2015Республика МордовияООО «СЫРОДЕЛЬНЫЙ КОМБИНАТ «ИЧАЛКОВСКИЙ» СЫР ТВЕРДЫЙ «CONTE ИЧАЛКОВСКИЙ»
2015Республика ТатарстанПАО «НИЖНЕКАМСКНЕФТЕХИМ» ПОЛИПРОПИЛЕН. МАРКА РР 4445Т
2015Краснодарский крайАО ФИРМА «АГРОКОМПЛЕКС» ИМ. Н.И. ТКАЧЕВА СЫР ГОЛЛАНДСКИЙ
2015Ивановская областьПАО «ШВЕЙНАЯ ФИРМА «АЙВЕНГО» ИЗДЕЛИЯ ВЕРХНИЕ ШВЕЙНЫЕ КОСТЮМНОЙ ГРУППЫ ДЛЯ МАЛЬЧИКОВ И ДЕВОЧЕК. ТМ «AIVENGO SCHOOL»
2015Кировская областьОАО «ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ХОЛДИНГ «ЗДРАВА» МАЙОНЕЗ ЗДРАВА®: «ПРОВАНСАЛЬ», «ОЛИВКОВЫЙ»; МАЙОНЕЗ КОРОЛЬ СТОЛА®: «КЛАССИЧЕСКИЙ», «ОЛИВКОВЫЙ»
2015Омская областьООО «ФАБРИКА НОВАЦИОННЫХ КОНФЕТ» КОНФЕТЫ ГЛАЗИРОВАННЫЕ: «ВИНТЬЕ ЛЮКС», «ШОКО-БРАУН», «ОБЛАЧКА ИЗ МОЛОЧКА», «МИННИ-УХ». ТМ «СЛАДУНИЦА»
2015Санкт-ПетербургООО «МЕТАЛЛДИЗАЙН» МЕБЕЛЬ ЛАБОРАТОРНАЯ®

новые перспективы / Статьи и обзоры / Элек.ру

Благодаря поправкам в 44-ФЗ и 223-ФЗ, принятым в августе этого года, у отечественных компаний появилось больше возможностей конкурировать с иностранными в рамках программы импортозамещения. Новые правовые акты, предложенные Минпромторгом, призваны устранить «бреши» в предыдущем нормативном регулировании импортозамещения, которыми пользовались недобросовестные заказчики. Нововведения пока только вступили в силу, но, по всей видимости, они должны позитивно сказаться на отечественной электротехнической отрасли.

Государственные закупки электротехнической продукции, как и любой другой, регулируются 44 и 223 Федеральными законами. Эти нормативные документы, помимо основной цели — создания прозрачной системы госзакупок, были призваны регулировать импортозамещение. По 44-ФЗ закупают товары госорганы и бюджетные учреждения, а по 223 — госкорпорации, в которых участие государства составляет более 50 %. 44-ФЗ — это закон с более жестким регулированием.

Поправки в 44-ФЗ и 223-ФЗ позволят создать прозрачную систему госзакупок

Согласно этому документу, приоритетным фактором в любом гостендере является цена. Чем она ниже — тем больше у участника шансов на победу. Однако такой упрощенный подход не работает и в игру вступает большое количество дополнительных факторов, которые первоначально создатели этих законов не учли. Например то, что электротехническое оборудование может быть очень разное: от маленьких низковольтных выключателей до масштабных трансформаторных подстанций. Ещё один нюанс — закупки электротехники на государственном уровне дополнительно регулируются ещё несколькими правовыми актами.

Электротехническое оборудование закупается в составе щитов, трансформаторных подстанций

С 2015 до 2019 года российское происхождение продукции подтверждалось только заключением Минпромторга РФ, основанном на акте экспертизы ТПП России по правилам ПП РФ (см. дополнительные материалы) от 17.07.2015 № 719. Было составлено специальное приложение с кодами товаров, которые можно отнести к промышленным изделиям, выпущенным на территории Российской Федерации. К сожалению, эта задумка не сработала как надо. Во-первых, не было согласованных действий между различными департаментами в министерстве. А во-вторых, до недавнего времени подтвердить российское происхождение продукции можно было просто получив сертификат соответствия ТР ТС (Таможенный регламент Таможенного союза). Сертификат ТР ТС (сейчас называется ТР ЕАЭС) — документ, подтверждающий, что продукция соответствует требования Таможенного союза РФ, и фактически он никак не подтверждает страну происхождения товара. Этим и пользовались недобросовестные производители.

Если же говорить о 223-ФЗ, то он допускал, что участники тендеров, подающие заявку на торги, просто могут задекларировать свою продукцию как российскую. Производители декларировали таким образом свои товары и прикладывали сертификат ТР ТС — заказчики трактовали это как подтверждение принадлежности к отечественному производству.

Поэтому принятые до 2019 года нормативно-правовые акты по импортозамещению не привели к желаемому результату и реальной поддержке отечественных производителей, потому что фактически товары закупались в составе услуг. Например, комплексное строительство дороги включает и закупку низковольтного оборудования. Или, например, автоматические выключатели, которые обычно не являются предметом закупок, а входят в состав трансформаторных подстанций, щитов или комплексных услуг в сфере строительства зданий и сооружений.

Требования к составу комплектующих формируются заказчиками на этапах создания технических заданий, разработки проектной документации, согласования ведомости работ. Регулирование применения товаров российского производства в таких случаях раньше отсутствовало, и приоритет на отечественную продукцию не предоставлялся.

Поэтому, до принятия новых правовых актов, в России на модернизирующихся и строящихся за бюджетные средства объектах доля импортной продукции оставалась высокой — использовалось более 97 % электрооборудования иностранного происхождения, как правило, китайского, при наличии качественных аналогов отечественного производства.

Новый подход

Теперь Минпромторг регулирует состав этих услуг и вводит перечень используемого оборудования. Это может дать серьезный толчок в политике использования российских товаров в госпроектах.

КЭАЗ вошел в Единый реестр РЭП и Реестр российской промышленной продукции, формируемые Минпромторгом

Изменения начались в 2019 году с первого шага департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга — разработки 878 постановления. Они предложили создать реестр российской радиоэлектронной промышленности (РЭП), в который будет включена отечественная радиоэлектронная продукция. В самом перечне РЭП для ограничений по № 44-ФЗ, товары с кодом 27.1 отнесли к радиоэлектронной продукции.

  • Введен Единый реестр российской радиоэлектронной продукции (подробнее в документе ниже), формируемый Минпромторгом РФ.
  • Предоставлено 30-процентное ценовое преимущество товарам российского происхождения из Единого реестра РЭП в закупках согласно 223-ФЗ.
  • Введено правило «3-й лишний» для товаров из Единого реестра РЭП при закупках по 44-ФЗ.
  • Для получения приоритета в размере 30 % участник закупки подтверждает, что предлагаемая продукция включена в Единый реестр российской радиоэлектронной продукции.
  • Включение продукции в Единый реестр РЭП, а также Реестр российской промышленной продукции требует ежегодного подтверждения.

К сожалению, правило «третий лишний» тоже не всегда работало должным образом. Производители в некоторых случаях могли его обойти и выиграть тендер, просто задекларировав иностранную продукцию как российскую.

В апреле 2020 выходит запрет на допуск промышленных товаров, происходящих из иностранных государств. Введены формируемые Минпромторгом РФ:

  • Реестр российской промышленной продукции (Реестр РПП), в который продукция включается по правилам ПП 719 и Реестр евразийской промышленной продукции (Реестр ЕПП) — для производителей из ЕАЭС.
  • Товары, указанные в приложении (перечне) к 616 ПП, и которые не включены в Реестры РПП и ЕПП, не допускаются к закупке по 44-ФЗ.
  • Любые промышленные товары иностранного происхождения (кроме товаров из ЕАЭС) не допускаются к закупкам для нужд обороны и безопасности страны.
  • Нельзя объединять в рамках одной закупки (контракта, лота) товары, включенные в перечень к ПП 616 и отсутствующие в нем. Это правило не применяется при закупках по гособоронзаказу.
  • Для товаров, указанных в приложении к 617 ПП, внесенных в Реестры, вводится правило «3-й лишний».
  • Размер минимальной доли, перечень российской продукции, подлежащей квотированию определяются правительством.

В настоящее время низковольтная аппаратура не внесена в приложения к 616 и 617 ПП, но Минпромторг поддерживает предложения отечественных производителей о ее включении, поэтому есть надежда на скорое ее там появление.

Новые нормы обязали заказчиков указывать страну происхождения всех комплектующих или частей услуг.

В августе 2020 г. в силу вступили 249 и 250 ФЗ, которые внесли изменения в процесс госзакупок и проведение тендеров. Теперь для государственных закупок предусмотрено квотирование (выполнение обязательной доли закупок отечественных товаров, в том числе поставляемых при выполнении работ и/или оказании услуг) от стоимости всего оборудования, в том числе и закупаемого в составе других товаров и услуг. В соответствии с проектами постановлений правительства, уточняющими требования вышеуказанных законов, с 1 января 2021 года эта доля должна составить 60 %, а к 2023 году — 80 %.

К 2023 году доля российский товаров при закупке должна достичь 80 %

Работает это так:
госкорпорация публикует в открытом доступе планы закупок — в них они обязаны указать, сколько единиц каждой закупаемой продукции им нужно в год, в том числе и в составе крупных объектов. 60 % этой суммы должно пойти на российские изделия. И здесь будут засчитываться только те товары, которые включены в Реестр РПП.

Сейчас главная сложность для чиновников — определить какие продукты и главное, как будут отслеживать в плане импортозамещения. КЭАЗ принимает активное участие в их обсуждении, они должны быть учтены в соответствующих проектах постановлений правительства уже в октябре этого года.

Россия пытается усилить политику импортозамещения

BOFIT Viikkokatsaus / BOFIT Weekly 2019/26

В феврале министерство промышленности и торговли России опубликовало проект постановления, ограничивающего государственные закупки. Постановление потребует от государственных органов закупки компьютеров, оборудования связи и бытовой техники у отечественных производителей при наличии поставщиков, продающих необходимые товары.Отечественный производитель определяется как фирма, не менее 50% которой принадлежит России.

Законодательство является частью политики России по импортозамещению. Российская промышленность в настоящее время сильно зависит от импортного оборудования. В частности, рыночные доли российских компаний в качественных товарных категориях невелики. Официально ограничения на импорт призваны снизить зависимость от зарубежных стран и диверсифицировать структуру внутреннего производства. Обычно эти меры нацелены на место сборки конечного продукта или владение фирмой, занимающейся этим, а не на создание добавленной стоимости по всей производственной цепочке.На практике на политику импортозамещения могут влиять группы с особыми интересами, такие как заинтересованные стороны крупного завода в конкретном городе. Поскольку эти меры защищают особые интересы и сохраняют существующие бизнес-структуры, они вряд ли способствуют достижению целей сокращения зависимости и диверсификации российского производства.

В России уже действует ряд мер в пользу отечественных производителей. В 2014 году Россия ограничила импорт определенных продуктов питания с Запада в ответ на санкции Запада в отношении России за аннексию Крыма и войну на востоке Украины.Кроме того, предпочтение отдается товарам и услугам отечественного производства в фармацевтической, транспортной, телекоммуникационной и программной отраслях. Эффективность этих мер ограничена, поскольку Россия не может предложить серьезных внутренних альтернатив.

В России традиционно существовали высокие импортные барьеры. С момента вступления в ВТО в 2012 году Россия постепенно снижала импортные пошлины, но барьеры для импорта все еще довольно высоки. По данным ООН, в 2017 году средняя ставка российской таможенной пошлины на режим наибольшего благоприятствования в торговле составляла около 5% от стоимости товаров.Таким образом, средняя пошлина была невысокой, но она варьировалась в зависимости от торгового партнера и категории продукта. Кроме того, нормативно-правовая база России представляет собой серьезное препятствие для торговли.

Россия

Зависимость российской экономики от технологического импорта: оценка с использованием таблиц «затраты – выпуск»

Реферат—

В статье анализируется уровень импортной зависимости российской промышленности от поставок продукции промежуточного потребления из Китая и в целом из всех стран мира.Исследование проводилось в период нарастающего распространения коронавирусной инфекции, чтобы определить отрасли, которые потенциально наиболее уязвимы для возможного нарушения внешней торговли. Информационной базой для расчетов служат официальные данные об объеме и структуре внешней торговли России и таблицы затрат-выпуска WIOD. В результате расчетов с использованием нескольких альтернативных моделей было установлено, что российская промышленность, даже при значительной интеграции в мировые производственные цепочки, остается достаточно устойчивой к локальным шокам предложения.Анализ импортной зависимости по импортируемому сырью и комплектующим может быть использован при изучении любых шоков во внешней торговле, он позволяет более точно оценить последствия торговых соглашений или санкций, а также эффект девальвации. национальной валюты.

Введение. Эпидемия COVID-19, начавшаяся в китайской провинции Ухань, поставила вопрос о негативном влиянии проблем в КНР на экономику России еще в 2020 году.Карантинные меры Китая привели к закрытию предприятий и ограничению внешней торговли. Это неизбежно должно было сказаться на деятельности как российских экспортеров, поставляющих товары в Китай, так и предприятий, использующих китайский импорт для производства продукции в России. По мере того как эпидемия переросла в пандемию, вопрос ставился более широко: как глобальные потрясения, вызванные коронавирусом, могут повлиять на российскую экономику.

Возникновение потрясений в мировой торговле из-за коронавируса в очередной раз обострило вопросы импортной зависимости Российской Федерации и места национальной промышленности в мировой экономике.Оба вопроса к настоящему времени в отечественной науке проработаны досконально. В нашем исследовании Footnote 1 рассматривалось возможное влияние на российскую обрабатывающую промышленность нарушений во внешней торговле, связанных с коронавирусом.

В связи с введением экономических санкций в 2014–2015 гг. Импортная зависимость российской промышленности изучалась с точки зрения прямого ущерба от воздействия санкций [1–4], с точки зрения технологической зависимости [5, 6 ], оценка потенциала импортозамещения отдельных отраслей [7–10], перспективы и направления политики импортозамещения [11–13] и структурной политики [14].При этом зависимость от импорта рассматривалась в основном с точки зрения возможного ущерба из-за политических процессов (санкций) и замены товаров, поступающих из развитых стран, товарами китайского происхождения в качестве выхода. Оценки места и перспектив России в мировой экономике к настоящему времени сформированы как для глобальных цепочек добавленной стоимости [15–19], так и для отдельных регионов или территорий [20, 21].

Кроме того, для анализа межстрановых отношений и влияния структурных изменений на мировую торговлю уже имеется и широко используется система глобальных таблиц затрат-выпуска, Мировая база данных затрат-выпуска (WIOD Footnote 2 ).Табличные данные как инструмент прогнозирования, в частности, встроены в систему моделей Института народнохозяйственного прогнозирования РАН [22, 23]. Данные WIOD уже использовались российскими исследователями, помимо анализа цепочек добавленной стоимости [15–18, 24], для оценки взаимосвязи между структурными изменениями и экономическим ростом [25], для прогнозирования эффектов государственной политики [23, 26] и для других целей. Есть даже примеры решения задач, близких к рассматриваемой — например, в [27] на основе метода затрат – выпуска проиллюстрированы последствия изменения структуры спроса в Китае.

Характеристика торговли с Китаем. Российский экспорт в Китай, по данным ФТС России, в 2019 году составил 73,1% минеральных продуктов; Еще 5,6% пришлось на продукты питания и минеральное сырье. Остальная часть (менее четверти экспорта) относительно равномерно распределена между обрабатывающими отраслями, при этом наибольшая доля приходится на древесину и целлюлозно-бумажные изделия (около 7,7%). Таким образом, шоки спроса для российских производственных предприятий существенно менее значительны.Единственное исключение — лесопромышленный комплекс Дальневосточного региона, целиком ориентированный на китайского потребителя.

Что касается российского импорта, то его зависимость от китайского сырья, материалов и комплектующих, т.е. товаров промежуточного потребления, не может не быть значительной. Вместе с тем, как показывает простое моделирование, эта зависимость также не может быть катастрофической.

Зависимость от импорта: простая иллюстрация. Здесь и далее речь идет о технологической импортной зависимости производственного процесса, т.е.е., понятие, определенное, в частности, в [6] через затраты отечественных предприятий на импортируемое сырье, материалы и покупные товары, приобретаемые для производственной деятельности.

Все производственные предприятия можно разделить на три категории.

—Полностью локализованное производство без импорта. Эти компании не подвержены шокам внешнего предложения; на них может повлиять только косвенное воздействие шоков спроса со стороны других затронутых отраслей.

—Предприятия, которые производят сборку полностью из импортных деталей или полностью перерабатывают импортное сырье.В случае шока предложения такие производства останавливаются или сокращают выпуск пропорционально эффекту шока.

–Производства, в которые импортируются только отдельные компоненты. Особенность этих производств заключается в том, что влияние внешнего шока на поставку импортного компонента может повлиять на способность производить конечный продукт, даже если доля этого компонента в стоимости конечного продукта невелика.

Предположим, что российская промышленность, которая использует китайский импорт в производстве, полностью состоит из предприятий категории 2, а соотношение выпуска и промежуточного потребления является постоянным и в основном для обрабатывающих производств (на основе данных Росстата по отгрузке продукции и структуре валовой добавленная стоимость) составляет 1.46–2,31 рубля отгруженной продукции на 1 рубль промежуточного потребления (в зависимости от того, включены ли в расчет налоги на продукцию).

Выделяя из общего объема китайского импорта все товары, которые (по крайней мере теоретически) могли быть использованы в качестве объекта промышленного спроса, по курсу 64,7 рубля / доллар США получаем объем поставок товаров промежуточного потребления в на сумму 2206,3 млрд руб. При этом вероятность падения российского производства при полном прекращении поставок из Китая составляет 3221 штуку.2–5096,5 млрд руб., Или 7,3–11,5% от общего объема (отгрузки). Даже если бы весь китайский импорт использовался исключительно для промежуточного потребления, падение составило бы 8 триллионов рублей, или только 18% от общего объема производства.

Наличие предприятий категории 3 среди российских производителей может увеличить эту оценку в несколько раз, однако в этом случае возникнет вопрос об уникальности китайской продукции и возможности ее замены товарами из других стран.В любом случае уже на уровне простой модели мы приходим к выводу о преувеличенном значении катастрофического характера импортной зависимости для российской промышленности в целом. Переход к анализу таблиц «затраты – выпуск» позволяет уточнить этот вывод применительно к отдельным отраслям.

Использованные данные. Предлагаемые нами расчеты основаны на глобальной таблице WIOD версии 2016 г., содержащей данные о мировой торговле в 2014 г. [28].Для исследовательских целей исходная таблица была изменена на уровне страны путем перестановки строк и столбцов. При этом отраслевые данные для России и Китая были оставлены без изменений, а данные по отраслям других стран были объединены под единым индексом ROW (другие страны) с сохранением разделения на отрасли (таблица 1).

Таблица 1. Структура матрицы, использованной в расчетах * Таблица 2. Себестоимость объемов производства и торговли России и Китая, млн долларов США *

Следует отметить, что расчеты WIOD в целом не противоречат российской статистике : импорт в Россию из Китая в 2014 году оценивался в 65 единиц.2 млрд долларов США, при этом, по данным Федеральной таможенной службы России и Росстата, импорт составляет 50,8 млрд долларов США Footnote 3 . Доля товаров промежуточного потребления в общем импорте из Китая по матрице WIOD составляет 26,3%.

Даже при анализе позиции России в мировой торговле становится ясно, что объем импорта товаров промежуточного потребления невелик. В стоимостном выражении на китайские товары (КП) приходится менее 1% ресурсов, потребляемых в производстве (таблица 2).

Моделирование распространения ударной волны. Принимая во внимание отмеченные особенности, мы рассмотрим два варианта моделирования распространения шоков предложения в Китае на основе последовательного распространения шока и матричной модели, сосредоточив внимание на последствиях для отдельных отраслей обрабатывающей промышленности.

Моделирование проводилось с распределением данных, доступных в WIOD, по 56 отраслевым единицам для каждой из трех стран (Россия, Китай и «условная» страна «Остальной мир»).

Модель 1: Последовательное распространение шоков Отправной точкой в ​​функционировании модели является введение карантина для предотвращения эпидемии COVID-19 и падения спроса на товары собственного производства в Китае, которые, в соответствии с Построение таблицы WIOD эквивалентно падению выпуска китайских промышленных товаров для внутреннего потребления. Далее, мы предполагаем, что скорость снижения экспорта из страны эквивалентна скорости падения производства в стране.{{CHN \ to ROW}} * \ left ({1 — Exp} \ right). $$

(3)

Введение предположения, что падение производства в стране соответствует сокращению импорта товаров промежуточного потребления в страну (мы по-прежнему считаем, что все предприятия относятся к категории 2), позволяет оценить эффект № 2 . Предполагается, что сокращение экспорта из Китая приведет к соответствующему падению производства для внутреннего межотраслевого потребления в России и других странах.{{ROW}}}} \ right) $$

(9)

Эффект № 3 — последний эффект в модели, несмотря на то, что на самом деле после снижения экспорта в Китай производство страны должно снизиться, перезапустив цикл эффектов. Однако расчет показывает, что в этом случае уровень падения товаров межотраслевого потребления в Китае составляет около 0,1% от начального уровня снижения, что делает эффекты 1–3 на «втором круге» практически равными нулю.Поэтому отсутствие вторичных эффектов в модели существенно не влияет на ее результаты.

Следующим этапом формирования модели является расчет значений конечного потребления и добавленной стоимости. Конечное потребление рассчитывается как фиксированная доля от объема товаров промежуточного потребления, произведенных в конкретной стране, определяемая на основе исходной матрицы межотраслевого баланса. Это предположение кажется разумным в связи с тем, что конечное потребление напрямую зависит от производства в стране: чем меньше товаров и услуг было произведено, тем ниже прибыль производителей и, следовательно, доходы как бизнеса, так и домашних хозяйств.Таким образом, с падением производства в стране потребление домашних хозяйств, инвестиции компаний и государственные расходы уменьшаются.

Компоненты добавленной стоимости рассчитываются как фиксированные доли стоимости промежуточного потребления по отраслям в странах. Этот подход прост и в то же время оптимален, поскольку налоги и наценки, которые в среднем составляют около 95% добавленной стоимости в таблице WIOD, по существу составляют часть стоимости производства и имеют низкую вероятность значительных изменений.

Модель 2: расчет матрицы. Вместо того, чтобы последовательно отражать шоки, оценка последствий зависимости от импорта может быть представлена ​​с использованием свойств матрицы баланса затрат и выпуска. Классическое уравнение межотраслевого баланса можно записать в виде:

$$ X = A * X + Im + Y {\ kern 1pt} ‘, $$

(10)

где Im — вектор импорта, привлеченного к промежуточному (межотраслевому) потреблению страны, т.е.д. вектор продуктов всех отраслей из всех других стран, потребляемых отраслями страны; Y ‘- вектор общего конечного потребления при отсутствии промышленного импорта, то есть общее потребление, которое можно обеспечить самостоятельно.

Комбинация этих двух уравнений позволяет записать зависимость изменения выпуска в стране (∆ X ) от изменений импорта, участвующего в межотраслевом потреблении (∆ Im ), в виде следующей формулы:

$ $ \ Delta X = {{\ left ({E — A} \ right)} ^ {{- 1}}} * \ Delta Im, $$

(11)

, где E — единичная матрица.

Таким образом, оценка изменения стоимости импорта, поступающего в российское межотраслевое потребление, позволяет прогнозировать изменение производства в стране. Отметим, что хотя (11) указывает изменение производства в абсолютных величинах, на основе этой формулы легко получить индексы изменения производства, которые более полезны для прогнозирования.

Расчет модели проводился в два этапа. На первом этапе снижение производства в остальном мире определялось сокращением китайского импорта в промежуточном потреблении и, как следствие, сокращением межотраслевого импорта остального мира в России.На втором этапе суммировались первоначальное сокращение промышленного импорта России из Китая и межотраслевого импорта из остального мира (т.е. определялось общее падение межотраслевого импорта России), затем рассчитывалось сокращение производства в России. При этом был сделан ряд предположений.

Во-первых, расчет матриц коэффициентов основан на предположении о линейной зависимости выпуска от промежуточного потребления продуктов их собственных производств: каждый элемент матрицы a ij получается как деление аналогичного элемента квадранта собственного промежуточного потребления матрицы WIOD на величину выпуска отрасли страны, в которой этот элемент размещен.{{CHN}}}, $$

(12)

, где Im CHN — вектор импорта из Китая, привлеченный для межотраслевого потребления.

В-третьих, сокращение импорта промежуточных продуктов Россией из остального мира оценивается следующим образом. Снижение выпуска остального мира в результате сокращения импорта товаров промежуточного потребления из Китая определялось по формуле (11).Исходя из этого, можно рассчитать измененное значение общего конечного потребления продуктов, выделив из него вектор Z , который устанавливает долю промышленного экспорта в Россию в общем конечном потреблении остального мира. Тогда, в предположении, что распределение общего конечного потребления по типам не изменится (т. Е. Z останется неизменным), новая стоимость экспорта продуктов промежуточного потребления из остального мира в Россию будет рассчитана как:

$$ Z * \ left ({{{X} _ {{{\ text {new}}}}} — A * {{X} _ {{{\ text {new}}}}}} \ right) .{{CHN \ to ROW}}}} \ right). \\ \ end {собрано} $$

(15)

Результаты модельных расчетов. Модельные расчеты в целом показали схожие результаты. При последовательном распространении эффектов снижение промышленного импорта из Китая на 10% приводит к снижению валового выпуска всех секторов российской экономики на 0,1%, при использовании матричного расчета на 0,14%. Полное прекращение импорта товаров промежуточного потребления из КНР соответственно означает падение выпуска в пределах 1% для первой модели и 1%.37% за второй. В то же время для обрабатывающей промышленности в целом потеря китайского импорта означала бы сокращение с 1,29% в первой модели до 4,53% во второй, а для некоторых отраслей «чувствительность» оказалась намного выше. . При ранжировании отраслей по уровню зависимости от китайского импорта выяснилось, что состав наиболее зависимых видов деятельности в обрабатывающей промышленности в целом схож. Обе модели показали, что легкая промышленность является ведущей по степени зависимости; потеря импорта из Китая приводит к замедлению роста на 12%.На 7% в первой модели и почти на 35% во второй. В меньшей степени автомобильная промышленность, машиностроение, химическая промышленность и производство резиновых и пластмассовых изделий, а также другие отрасли зависят от импорта.

Результаты моделирования представляют собой нижнюю границу оценки реальных значений падения выпуска при внешних шоках предложения. Это связано с невозможностью учесть в моделях реальную зависимость отраслей российской промышленности от китайских комплектующих на основе данных, содержащихся в таблице баланса затрат-выпуска.Модели учитывают только долю продукции китайской промышленности в общем объеме материалов, но не позволяют учитывать критичность конкретных агрегатов. Следовательно, когда импорт комплектующих из Китая прекратится, российская обрабатывающая промышленность, вероятно, понесет значительно более серьезные убытки. В то же время, если предположить, что вероятность наличия «критических» элементов в технологической цепочке растет с увеличением доли импорта, то полученные в моделях результаты можно использовать для выявления отраслей, которые потенциально являются наиболее перспективными. уязвимы с точки зрения импортной зависимости.

Возможности использования WIOD для оценки последствий пандемии и глобальных потрясений. Смягчение страновых шоков обеспечивается возможностью замены недоступного импорта из одной страны товарами-заменителями из других стран, хотя и по более высокой цене. В случае многократного исключения стран из мировой торговли перспектива замещения становится все более и более сомнительной, вплоть до ситуации, в которой нет доступного источника материала или полуфабриката.

Расширение наших двух моделей до 100% сокращения всей мировой торговли — это, по сути, еще одна оценка зависимости российской экономики от импорта, сделанная с использованием таблиц «затраты – выпуск». Можно считать, что такие расчеты наиболее точно иллюстрируют «потерю» материалов и комплектующих, не имеющих аналогов. На основании расчетов все производственные отрасли были разделены на четыре группы в зависимости от полученного эффекта.

Первая группа — это отрасли, критически зависящие от импорта, для которых потеря импорта приведет к падению выпуска более чем на 40% или к «остановке» отрасли: легкая промышленность, автомобилестроение, машиностроение и др. химическая индустрия.

Вторая группа — это зависящие от импорта отрасли, для которых импортные ограничения могут быть значительными. По крайней мере, одна из моделей показала падение производства более чем на 15%. Это металлургия, производство резиновых и пластмассовых изделий, деревообработка, мебель и другие товары.

Третья группа — отрасли, для которых влияние ограничений незначительно. Это пищевая промышленность, производство алкоголя и табака, целлюлозно-бумажная промышленность, производство кокса и нефтепродуктов, производство неметаллических минеральных продуктов, производство компьютеров, электронной и оптической продукции.

Наконец, четвертая группа — это отрасли, для которых модели WIOD не содержат необходимых данных: полиграфическая продукция, фармацевтика, изделия из металла, электрооборудование и транспортное машиностроение.

Выводы и их использование в государственной политике. Современная экономика, включая российскую, даже при значительной интеграции в мировые производственные цепочки, остается достаточно устойчивой к шокам местного предложения, что может быть связано с количественно небольшой ролью импортного промежуточного потребления в целом и возможностями использования альтернативных поставок параметры.Не отрицая наличия «слабых звеньев», особенно в сфере высокотехнологичной импортной продукции, отметим, что отрасль в целом (за исключением довольно узкого набора отраслей и сегментов) вполне способна адаптироваться к изменениям. на мировом рынке. Однако глобальные потрясения из-за невозможности использования альтернатив вызывают неизбежную негативную реакцию отечественного производства.

Невозможность оценить количество и распределение случаев критической зависимости производства от импорта с помощью WIOD является существенным недостатком метода, который можно преодолеть путем эмпирической оценки значимости импорта для производственного процесса.Такие опросы уже проводились. В частности, в [19] указано, что критическая зависимость от импортных поставок отмечена для 36% опрошенных субъектов малого и среднего бизнеса, а наиболее значительная зависимость от импорта характерна для фирм-экспортеров в дальнее зарубежье. Вероятно, по мере накопления информации о реальном влиянии глобальных шоков на российское производство появится возможность строить более точные модели прогнозирования на основе наблюдаемой реакции отраслей и предприятий и эконометрических методов анализа.

Основными направлениями, которые могут стать объектом усилий государства по решению проблемы технологической импортной зависимости, являются диверсификация импорта, развитие собственных производств или создание материальных резервов для компенсации временных «пробелов». В то же время производство, в котором локализована лишь часть производственной цепочки, остается нестабильным по отношению к внешним шокам. Усилия государства должны быть направлены на горизонтальную диверсификацию с точки зрения узких мест, т.е.е., на создании производств, которые конкурируют с импортерами и производят продукцию почти полностью на основе местных источников сырья и отечественных компонентов. Здесь можно согласиться с выводом, представленным в [5], что отрасли промежуточного спроса выступают в качестве резерва для расширения процесса импортозамещения в российской экономике, а также с замечанием в [19], что российская политика импорта замещение преимущественно вертикальное и не связано с горизонтальными мерами. Импортозамещение в производственных цепочках предприятий решает задачу только в том случае, если конечным результатом является полностью российский продукт, что представляется целесообразным только в ВПК в контексте «проактивного импортозамещения» [29].

Примечания

  1. 1.

    Расчеты и оценки выполнены в феврале – марте 2020 года.

  2. 2.
  3. 3.
  4. 4.

    Здесь и далее надстрочные индексы типа ROW → RUS указывают направление импорта: в В этом примере импорт в Россию из остального мира.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. 1

    Широв А.А., Саяпова А.Р., Янтовский А.А. Интегрированный баланс затрат и выпуска как элемент анализа и прогнозирования на постсоветском пространстве // Проблемы прогнозирования.Русь. Экон. Dev. 26 , 7–14 (2015).

    Артикул Google Scholar

  2. 2

    И. Борисова, Б. Замараев, И. Козлова, А. Назарова, Е. Суханов, «Экономика России под гнетом санкций и дешевой нефти», Вопр. Экономика. 2016. № 7. С. 5–35.

  3. 3

    Федорова Е., Федотова М., Николаев А. Оценка влияния санкций на результаты деятельности российских компаний // Вопр. Экономика. 2016. № 3. С. 34–45.

  4. 4

    Бажанов В. А., Орешко И. И. Обрабатывающие производства в России: санкции, импортозамещение // ЭКО, 2019, № 1 , 75–92.

    Google Scholar

  5. 5

    Березинская О. Технологическая импортная зависимость российской промышленности в 2014–2016 гг .: плюсы и минусы «окна возможностей» // Экономика. Развит. Росс. 24 (12), 15–23 (2018).

    Google Scholar

  6. 6

    О.Березинская, Д. Щелокова, Технологическая зависимость от импорта и перспективы импортозамещения в российской промышленности // Экономика. Развит. Росс. 25 (1), 15–23 (2018).

    Google Scholar

  7. 7

    Фальцман В. К. Форсирование импортозамещения в новой геополитической ситуации // Проблемы прогнозирования. Русь. Экон. Dev. 26 , 15–21 (2015).

    Артикул Google Scholar

  8. 8

    В.Фальцман К. Импортозамещение в отраслях экономики России // Проблемы прогнозирования. Русь. Экон. Dev. 26 , 452–459 (2015).

    Артикул Google Scholar

  9. 9

    Ширяев А. Об импортозамещении товаров народного потребления // О-во. Экономика, 2016, № 11. С. 99–104.

  10. 10

    Павлов П., Каукин А. Импортозамещение инвестиционных товаров в России // Вопр. Экономика, 2017, № 8. С. 92–103.

  11. 11

    Д.Мантуров В., Никитин Г.С., Осмаков В.С. Планирование импортозамещения в российской промышленности: практика государственного управления в России // Вопр. Экономика. 2016. № 9. С. 40–49.

  12. 12

    Фальцман В. К. Предпосылки импортозамещения и развития экспорта высокотехнологичной продукции // ЭКО, 2016, № , 4 , 56–73.

    Google Scholar

  13. 13

    Фальцман В. К. Кризис внешней торговли России и его последствия // Вопр.Экономика, № 4. С. 148–158 (2017).

  14. 14

    Фальцман В.К. Приоритеты структурной политики: импортная зависимость, импортозамещение и возможности экспорта инновационной промышленной продукции // ЭКО, 2014. № . 5 . С. 162–180.

    Google Scholar

  15. 15

    Кондратьев В. Глобальная экономика как система глобальных цепочек добавленной стоимости // Мировая экономика. Междунар. Отношения, № 3 , 5–17 (2015).

    Google Scholar

  16. 16

    E.Сидорова А. Россия в глобальных цепочках добавленной стоимости // Мировая экономика. Междунар. Отношения, № 9 , 71–80 (2018).

    Google Scholar

  17. 17

    Гусев М.С., Широв А.А., Ползиков Д.А., Янтовский А.А. Глобальные тенденции реструктуризации производства и доходов в мире и в России // Проблемы прогнозирования. Русь. Экон. Dev. 29 , 607–616 (2018).

    Артикул Google Scholar

  18. 18

    А.Саяпова Р. Количественные параметры глобальных цепочек создания стоимости в макроструктурном прогнозировании // Проблемы прогнозирования. Русь. Экон. Dev. 29 , 617–624 (2018).

    Артикул Google Scholar

  19. 19

    Ю. Симачев, М. Кузык, Н. Зудин, «Зависимость от импорта и импортозамещение в обрабатывающей промышленности России: взгляд на бизнес», Форсайт, 2016, № 4. С. 25–45.

    Google Scholar

  20. 20

    А.Широв А.А., Янтовский А.А., Потапенко В.В. Оценка потенциального воздействия санкций на экономическое развитие России и Европейского Союза // Проблемы прогнозирования. Русь. Экон. Dev. 26 , 317–326 (2015).

    Артикул Google Scholar

  21. 21

    Мурадов К. Россия – АСЕАН: торговые и глобальные производственные цепочки // Мировая экономика. Междунар. Отношения, № 8, 25–39 (2015).

    Google Scholar

  22. 22

    А.Саяпова Р., Сыртланов И. В., Широв А. А. Межстрановой анализ пространственно-временных характеристик технологических коэффициентов // Проблемы прогнозирования. Русь. Экон. Dev. 26 , 534–543 (2015).

    Артикул Google Scholar

  23. 23

    Широв А.А. Использование затрат-выпуска для поддержки решений в области экономической политики // Проблемы прогнозирования. Русь. Экон. Dev. 29 , 588–597 (2018).

    Артикул Google Scholar

  24. 24

    В.Варнавский, «Международная торговля категориями добавленной стоимости: методологические вопросы», Мировая экономика. Междунар. Отношения, № 1, 5–15 (2018).

    Google Scholar

  25. 25

    Миронов В. В., Коновалова Л. Д. О взаимосвязи структурных изменений и экономического роста в мировой экономике и в России // Вопр. Экономика, № 1. С. 54–78 (2019).

  26. 26

    Евстратов А.А., Калинин А.М., Парсегов С.Г. Использование таблиц «затраты – выпуск» для прогнозирования эффектов государственной политики стимулирования спроса // Проблемы прогнозирования.Русь. Экон. Dev. 27 , 13–30 (2016).

    Артикул Google Scholar

  27. 27

    Х. Симола, «Изменение структуры спроса в Китае: иллюстрация возможных последствий при использовании метода затрат-выпуска», ЭКО, 2016, № 10, с. 45–56.

    Google Scholar

  28. 28

    М. П. Тиммер, Э. Дитценбахер, Б. Лос, Р. Штерер и Г. Дж. Де Фрис, «Иллюстрированное руководство пользователя к мировой базе данных ввода-вывода: пример глобального автомобильного производства», Rev.Int. Экон. 23 , 575–605 (2015).

    Артикул Google Scholar

  29. 29

    Фальцман В. К. Импортозамещение в топливно-энергетическом комплексе и оборонной промышленности // Вопр. Экономика. 2015. № 1. С. 116–124.

Скачать список литературы

Информация об авторе

Место работы

  1. Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 101000, Москва, Россия

    А.М. Калинин

  2. Business Solutions / SBS Consulting, 119180, Москва, Россия

    Коротеев С.С., Крупин А.А., Нефедов А.В.

Автор для переписки

Для корреспонденции Калинин А.М.

Декларации этики

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Дополнительная информация

Перевод С. Аводкова

Об этой статье

Цитировать статью

Калинин, А.М., Коротеев С.С., Крупин А.А. et al. Зависимость российской экономики от технологического импорта: оценка с использованием таблиц «затраты – выпуск». Шпилька. Русь. Экон. Dev. 32, 52–58 (2021 г.). https://doi.org/10.1134/S107570072101007X

Скачать цитату

Ключевые слова:

  • зависимость от импорта
  • таблицы затрат-выпуска
  • шок предложения

Россия — вызовы рынка

Помимо санкций, характеристики рынка, включая усиление государственного доминирования в экономике, высокая стоимость заимствований и отсутствие широких экономических реформ, вероятно, продолжат сдерживать экономический рост и рыночный потенциал.Крупные транснациональные корпорации США, акции которых обращаются на бирже, а также малые и средние предприятия продолжают внимательно следить за общим бизнес-климатом в России, балансируя возможности и риски. И западные, и российские компании приближаются к 2021–2022 годам, стремясь извлечь выгоду из возможностей, но осознавая серьезные проблемы, с которыми сталкиваются западные участники рынка. Неустойчивые цены на нефть, падение курса рубля по отношению к доллару, продолжающаяся жесткая налогово-бюджетная и денежно-кредитная политика и повышенный спрос в некоторых отраслях промышленности, вероятно, вернут российскую экономику к росту где-то в 2021 году, хотя и медленно.Действительно, как западные, так и российские компании сообщают о росте спроса на крупное промышленное оборудование для горнодобывающей промышленности, энергетики и тяжелого оборудования из года в год. Однако розничная торговля и жилищное строительство являются примерами секторов, которые остаются слабыми. В начале 2018 года Standard & Poor’s присвоило российскому долгу рейтинги BBB- (более низкий инвестиционный рейтинг), а в начале 2019 года Moody’s присвоило российскому долгу улучшенный рейтинг Baa3 (также более низкий инвестиционный рейтинг). Несмотря на необходимость структурной более глубокой экономической реформы, большинство аналитиков сомневаются, что произойдут какие-либо серьезные изменения в политике, которые послужили бы катализатором значительного экономического ускорения.Наконец, с точки зрения верховенства закона, в 2020 году наблюдается продолжение прошлых тенденций для иностранных инвесторов, которые могут оказаться в слабых позициях, когда российские службы безопасности вмешиваются от имени конкурентов или деловых партнеров, очевидно, стремясь использовать государственные связи для восстановления баланса. деловые отношения в их пользу.

Россия — большая страна с различными сегментами рынка, расположенными в одиннадцати часовых поясах. Основные рынки Москвы и Санкт-Петербурга хорошо обслуживаются, и новые участники рынка столкнутся с жесткой конкуренцией со стороны устоявшихся предприятий.Однако рынки в других крупных городах, таких как Екатеринбург, Казань, Новосибирск и Владивосток, могут быть не столь развиты, но могут быстро перейти на новый продукт / услугу.

• Учитывая санкции США против определенных секторов, юридических и физических лиц в России, компаниям необходимо планировать соблюдение нормативных требований и оценивать будущие риски. Коммерческая служба посольства США может проконсультировать вашу фирму по таким вопросам и связать вас с ключевыми ресурсами правительства США, чтобы получить дополнительную информацию об экспортном контроле и экономических санкциях в министерствах финансов, государства, внутренней безопасности и торговли.

• Существует долгосрочная тенденция «импортозамещения», которая является официальной политикой правительства России. Льготное финансирование для российских компаний, мягкие руководящие принципы, ограничивающие закупку иностранных продуктов, официальные предпочтения «покупайте российские» в государственных тендерах и обязательное хранение данных о клиентах на локальных серверах — все это типично для политики, которая может ограничить способность американских компаний конкурировать с точки зрения цены / качества.

• Несмотря на то, что за последние два десятилетия верховенство закона в бизнесе в России улучшилось, оно остается слабым по западным стандартам и, возможно, ухудшилось, о чем свидетельствует громкий арест в начале 2019 года долгосрочного американского инвестора по уголовным обвинениям. по вопросам, связанным с деловым спором..

• Обременительные правила, преобладание и мощь государственных предприятий и государственная политика, поощряющая локализацию, создают проблемы для экспортеров США. Россия включена в Список особого приоритета 301 из-за существенных недостатков в защите прав интеллектуальной собственности (ПИС). Хотя характер и серьезность этих рисков ПИС варьируются в зависимости от отрасли, перспектива принудительного лицензирования фармацевтических препаратов остается одной из постоянных проблем.

• Поскольку в последние годы реальные доходы не изменились, российские импортеры и потребители по-прежнему чувствительны к ценам и задают много вопросов о предлагаемых товарах / услугах. Потенциальным экспортерам необходимо представить убедительные аргументы в поддержку сильной позиции на переговорах.

• Если не считать университетов и международных компаний, английский язык не так широко распространен, даже в крупных городах, таких как Москва и Санкт-Петербург. Немного разговорного русского может иметь большое значение, особенно в приготовлении еды и тостов, когда вы встречаете новые деловые контакты.См. Дополнительную информацию в Business Travel .

• Импорт торговых товаров из России в США в 2020 г.

Этот график показывает рост объема импорта торговых товаров из России в США с 1992 по 2020 год. В 2019 году импорт США из России составил примерно 16,84 миллиарда долларов США.

Россия

Товарное сальдо внешней торговли России дало положительное сальдо в размере около 187 миллиардов долларов США, причем в 2014 году экспорт был больше, чем импорт.В 2019 году Россия экспортировала торговых товаров на сумму около 418,8 млрд долларов США. В мировом рейтинге национального экспорта Россия заняла шестнадцатое место. Ведущие экспортеры, такие как Китай, США и Германия, экспортируют товаров на сумму от 1,5 до 2,5 триллионов долларов США. Расположение России в экспортном рейтинге линейно с ее местом в рейтинге крупнейших экономик мира. В 2019 году Россия занимала одиннадцатое место в мире по ВВП, составив около 1,6 триллиона долларов США.

Наиболее важными странами-экспортерами России в основном являются ее прямые соседи, такие как Китай, Украина, Беларусь, Польша и Казахстан.Около 35 процентов всего экспорта идет в соседние страны. Китай — самая важная страна среди вышеупомянутых стран, на которую приходится около 8 процентов экспортируемых Россией товаров. США не входят в первую десятку. Страна занимает двенадцатое место среди экспортных направлений России с долей около трех процентов.

Неудивительно, что продукция, экспортируемая из России, состоит в основном из минеральных продуктов и металлов, при этом сырая и очищенная нефть составляют 54% всего экспорта.Основным экспортным продуктом, помимо ресурсов, является пшеница. В 2012 году экспорт пшеницы из России был оценен примерно в 6,2 миллиарда долларов США. Россия является одним из основных экспортеров пшеницы.

Хотя развитие российского экспорта в последние годы было несколько позитивным, политический кризис с Украиной, приведший к экономическим санкциям, применяемым такими важными торговыми странами, как Германия, ЕС, США и многие другие, мог ослабить внешнюю торговлю. все вместе.Результатом стал отрицательный рост экспорта примерно на пять процентов в 2014 году.

«Газпром» продолжает последовательную работу по импортозамещению

Правление «Газпрома» приняло к сведению информацию о ходе работы по импортозамещению в 2019 году, а также о мерах по интеграции отечественного оборудования и технологий. в производственной деятельности Группы Газпром.

Подчеркивалось, что интенсивная работа в этой сфере совместно с научно-техническим комплексом России направлена ​​на укрепление технологического лидерства «Газпрома» в газовой, нефтяной и энергетической отраслях.В 2019 году корпоративный перечень приоритетных продуктов для импортозамещения и развития местного содержания был расширен в интересах Газпром нефти и Газпром энергохолдинга.

В рамках импортозамещения особое внимание уделяется подводной добыче углеводородов и производству сжиженного природного газа (СПГ). Например, именно при участии «Газпрома» в прошлом году был разработан и представлен полный комплекс ключевого оборудования для эксплуатации морских месторождений.

Еще одним важным направлением деятельности является разработка источников энергоснабжения удаленных производственных объектов.Эти источники энергоснабжения позволяют снизить капитальные и эксплуатационные расходы при реализации проектов в новых регионах, а именно в Арктике и на востоке России, где еще нет достаточного покрытия электросетями. С этой целью для нужд Компании были созданы прототипы газовой микротурбины и генератора на топливных элементах. Генератор использует водород, извлеченный из природного газа, для производства электроэнергии.

Отмечено, что общий экономический эффект от внедрения импортозамещающих технологий, оборудования и материалов на предприятиях Группы Газпром в 2016–2019 гг. Составляет 35 рублей.5 миллиардов.

Вопрос о выполнении работ по импортозамещению в 2019 году, в том числе об утверждении отчета о выполнении корпоративного плана импортозамещения, а также о мерах по интеграции оборудования и технологий отечественного производства в производственную деятельность предприятия. Группа Газпром будет внесена на рассмотрение Совета директоров ОАО «Газпром».

Управление информации, Газпром


+7 812 609-34-21
+7 812 609-34-05
+7 812 609-34-31
+7 812 609-34-27

Инвестиционное сообщество

Газпром в социальных сетях

Как обстоят дела в российской агропродовольственной отрасли после шестилетнего эмбарго? — Свиноводство

Минсельхоз России подвел итоги шестилетнего продовольственного эмбарго, введенного Указом Президента РФ №560 от 6 августа 2014 года. За это время российский агропромышленный комплекс продемонстрировал значительное развитие. Сегодня Россия полностью обеспечивает себя основными продуктами питания и активно развивает экспортный потенциал отрасли.

За последние шесть лет Россия сократила импорт продовольствия на треть — с 43,3 млрд долларов в 2013 году до 30 млрд долларов в 2019 году. Импорт свинины сократился в десять раз; в 2013 году страна импортировала свинины на 2,6 миллиарда долларов, а в 2019 году — только на 270 миллионов долларов.Что касается говядины, то импорт снизился с 3,2 миллиарда долларов до 1,3 миллиарда долларов. Импорт мяса птицы снизился вдвое — с 911 млн долларов до 410 млн долларов. Импорт овощей и молочных продуктов снизился на треть.

Неуклонное развитие агропромышленного сектора и самоокупаемость позволили изменить стратегию развития с модели импортозамещения на экспортно-ориентированную. Российский сельскохозяйственный экспорт увеличился на 150% и на конец 2019 года составил 25,6 миллиарда долларов против 16 долларов.8 млрд в 2013 году. Значительно увеличились поставки мяса, масложировой продукции, продуктов пищевой и перерабатывающей промышленности за рубеж. Россия входит в число ведущих поставщиков пшеницы, растительного масла, рыбы, сахара и ряда других категорий.

За последние шесть лет значительно увеличилась государственная поддержка аграрного сектора. В 2013 году на Государственную программу развития сельского хозяйства направлено 197,9 млрд рублей, в 2019 году — 311.5 млрд руб.

Благодаря этим мерам в России значительно выросло производство основных продуктов растениеводства — зерновых (с 92,4 млн тонн в 2013 году до 121,2 млн тонн в 2019 году), сахарной свеклы, сои (с 1,5 млн тонн до 4,4 млн тонн в 2019 году). ), овощи в зимних теплицах, плодово-ягодные и другие культуры.

Значительный прогресс был достигнут и в животноводстве. Например, производство свиней во всех категориях выросло с 3.С 6 млн тонн (в живом убойном весе) в 2013 году до 5,03 млн тонн в 2019 году, а производство мяса птицы выросло с 5,2 млн тонн до 6,7 млн ​​тонн.

С 2014-2019 гг. Фактический рост производства в сельском хозяйстве составил 119%, продуктов питания — 131%, напитков — 105%.

В целом эмбарго стимулировало развитие агропромышленного сектора России, способствовало притоку инвестиций и созданию дополнительных рабочих мест как в сельском хозяйстве, так и в смежных отраслях.

6 августа 2020 г. / Минсельхоз РФ / Россия.
https://mcx.gov.ru

Новости — Правительство России

Повестка дня: организация работы комиссии, импортозамещение в сельском хозяйстве.

Из вступительного слова Дмитрия Медведева:

Первое заседание Правительственной комиссии по импортозамещению

Наша страна награждена право на проведение соревнований WorldSkills-2019.Казань выбила таких достойных Соперники как Париж и бельгийский город Шарлеруа. Татарстан умеет проводить такие мероприятия, как это, и я не сомневаюсь, что все будет сделано очень хорошо.

Сегодня мы проводим Первое заседание Правительственной комиссии по импортозамещению. В Задача комиссии — создать соответствующие условия для российских производителей в те отрасли и секторы экономики, которые по-прежнему сильно зависят от импорт. К ним относятся станкостроение и большинство подсекторов машиностроение, радиоэлектроника, легкая промышленность, фармацевтика и медицинская промышленность.

Наша цель — ни в коем случае не заменять импортные товары. стоимость, особенно для посредственного товара российского производства. Это экономично нецелесообразно и просто невозможно. Мы говорим о помощи русским компании производят современные, качественные и востребованные товары мирового уровня, которые смогли бы конкурировать не только на нашем внутреннем рынке, но и на международном уровне.

В тех секторах, где производятся аналоги импортных товаров, необходимо модернизировать существующие предприятия и увеличивают выпуск продукции.Если таких аналогов нет, но эти продукты необходимы для нормальной работы, их производство должно быть организовано внутри страны в кратчайшие сроки и по возможности на основе наших технологий. Такое импортозамещение имеет очевидный смысл, но, конечно, в некоторых случаях придется использовать иностранные технологии.

Два направления деятельности будут организованы в рамках комиссии: одна по гражданской промышленности, вторая по оборонная промышленность.

Работа по новой структура должна быть организована по двум направлениям.Во-первых, это координация деятельность федеральных органов исполнительной власти, региональных органов власти, государства компании, компании с частичной государственной собственностью и институты развития по импортозамещению.

Второе задание: с 10 В январе 2016 года Комиссия рассмотрит вопросы, связанные с государственными закупками. в рамках конкретных инвестиционных проектов. Мы инвестируем значительные государственные ресурсы в них, в том числе средства Фонда национального благосостояния и Внешэкономбанк. Мы будем поощрять участников этих инвестиций проекты, в том числе госкомпании и частично госкомпании, в закупать необходимые товары и услуги, в первую очередь, у российских поставщиков.

Самые первые решения по развитие импортозамещения производилось в сельском хозяйстве и специальном план содействия импортозамещению в сельском хозяйстве был одобрен раньше, чем в другие сектора. Мы скорректировали госпрограмму на период до 2020 года, которая был адаптирован для этих целей. Дополнительное финансирование было выделено из федеральный бюджет. На поддержку будет выделено около 240 млрд рублей сельское хозяйство только в этом году. В следующем году и в следующем периоде мы планируем чтобы поддерживать этот уровень поддержки.

Перечень инвестиционных проектов, способствующих импортозамещению в сельское хозяйство было одобрено в марте этого года. Таких около 460 проекты. Уровень инвестиций тоже значительный: 265 млрд руб.

Сельскохозяйственный сектор также получил значительный рост в результате ответных санкций на импорт продовольствия. К ним относятся довольно широкий спектр сельскохозяйственные продукты. Недавно мы продлили эти встречные санкции на другой год. В результате фермеры получили выгоду, и наша цель — не останавливаться. при этом, особенно если учесть, что санкции, какими бы важными они ни были, не длиться вечно.И правительство, и фермеры должны воспользоваться преимуществами этот период.

Нам пока не удалось полностью заместить импорт. Для некоторых изделия на это потребуется несколько лет. Все-таки недостатка в мясе, молоке нет. или фрукты и овощи, и по крайней мере в этом году ситуация абсолютно стабильный.

.
Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.