Крупные фирмы россии: РБК Pro — бизнес-консалтинг для предпринимателей и топ-менеджеров

Содержание

Компания — КОРУС Консалтинг

«КОРУС Консалтинг» - российская ИТ-компания, предоставляющая услуги по ИТ-консалтингу, оптимизации и автоматизации бизнес-процессов, созданию ИТ-инфраструктуры и ИТ-аутсорсингу. С 2000 года реализовано более 1100 проектов во всех отраслях экономики. Входит в топ-50 крупнейших ИТ-компаний страны*.

Сегодня в офисах компании работают более 950 сотрудников.

Успех проектов «КОРУС Консалтинг» обеспечивают сильные компетенции в сфере комплексной цифровой трансформации, внедрения систем бизнес-анализа, планирования и бюджетирования, управления складской и транспортной деятельностью, электронного документооборота и корпоративных сервисов, создания ERP- и CRM-решений, разработки корпоративных порталов и платформ электронной коммерции, формирования и эксплуатации ИТ-инфраструктуры и аутсорсинга всех функций ИТ.

Компания разрабатывает и внедряет инновационные решения в области продвинутой аналитики, машинного обучения, управления данными, Digital Signage, роботизации процессов, IoT (Интернет вещей).

«КОРУС Консалтинг» - признанный лидер в автоматизации ритейла, дистрибуции, производства, сектора финансовых услуг, логистики, нефтегаза и энергетики. Компания входит в топ-15 крупнейших поставщиков ИТ в рознице, топ-50 ИТ-поставщиков для банков, а также для промышленных предприятий (Cnews, 2018).

Среди российских и международных клиентов компании - Bonava, DPD, Nokian Tyres, Tele2, Азбука Вкуса, Вертолеты России, Газпром нефть, Дикси, Инвитро, корпорация «Иркут», Леруа Мерлен, Магнит, Мегафон, Норильский Никель, Объединенная авиастроительная корпорация, О’КЕЙ, СТД «Петрович», ТТК, Росатом и Юнифарм, Яндекс.Деньги.

Мы тщательно выбираем партнеров и их решения. Сегодня мы сотрудничаем с более чем 60 вендорами, в числе которых признанные международные компании – Alfresco, Anaplan, Aptos, Cisco, HP, Kofax, Manhattan Associates, Microsoft, OpenText, Oracle, Qlik, SAP, SOTI, а также ведущие отечественные производители – ABBYY, Addreality, Naumen, 1C, 1C-Битрикс, Форсайт.

*CNews 100: Крупнейшие ИТ-компании России 2018; TAdviser 100: Крупнейшие ИТ-компании в России 2018; Cnews: Крупнейшие поставщики ИТ-услуг 2018.

анализ ключевых сфер деятельности – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ЭКОНОМИКА ХОЗЯЙСТВУЮЩИХ СУБЪЕКТОВ MICROECONOMICS AND ECONOMICS OF ENTERPRISES

Вестник Челябинского государственного университета.

2017. № 14 (410). Экономические науки. Вып. 59. С. 78-85.

УДК 332.122

ББК У04

КРУПНЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ РОССИИ: АНАЛИЗ КЛЮЧЕВЫХ СФЕР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В. И. Бархатов, И. А. Белова, Д. С. Бенц

Челябинский государственный университет, Челябинск, Россия

Исследование выполнено на средства гранта Фонда перспективных научных исследований Челябинского государственного университета

Проанализировано распределение крупных российских предприятий по ключевым сферам деятельности в рамках каждого федерального округа; отмечена его неравномерность. В каждом федеральном округе выявлены сферы деятельности, как свойственные крупным предприятиям, так и наоборот, пользующиеся малой популярностью у крупного бизнеса. Установлен существенный перекос в отраслевой структуре крупного бизнеса в сторону сферы оптовой и розничной торговли. Информационную базу исследования составили данные бухгалтерской и налоговой отчётности крупных предприятий России за 2015 г., предоставленные Первым независимым рейтинговым агентством (www.fira.ru). Результаты, полученные в настоящем исследовании, будут выступать стартовой «площадкой» для проведения дальнейшей оценки вклада крупного бизнеса (в том числе ключевых сфер его деятельности) в благосостояние российских регионов.

Ключевые слова: крупный бизнес, крупные российские предприятия, федеральный округ, регионы, ключевые сферы деятельности, благосостояние регионов.

Значимость предпринимательского сектора, независимо от его размера и сфер деятельности, неоспорима для экономики любой страны. В подтверждение тому выступают многочисленные исследования и экономические теории. Будь то классическая макроэкономическая теория или представители кейнсианства, ратовавшие за активное вмешательство государства в экономику, — все теории сходятся в одном: в необходимости развития предпринимательского сектора, поскольку именно он раскручивает «маховик» производства, кредитования, потребления, позволяя наращивать благосостояние каждого экономического субъекта. Однако сегодняшние реалии показали несостоятельность многих как микроэкономических, так и макроэкономических теорий. Сегодня представители политической, экономической и бизнес-элиты всё чаще заявляют о необходимости избавления России от её «однобокости» (термин президента РФ) — то есть зависимости от конъюнктуры мирового рынка энергоносителей, о необходимости создать и развить полный цикл российского производства во всех ключевых отраслях, начиная от ресурсной базы и заканчивая готовым продук-

том. Ключевой принцип либеральной экономики (lasses-faire — принцип невмешательства государства в дела экономики) также показал свою несостоятельность. И речь не идёт о постоянном регулировании бизнеса, наоборот, сегодня говорят о том, что ему нужно дать больше свободы, дать возможность «дышать». Речь идёт о том, что государство должно создать условия — так называемую институциональную почву — для роста и развития любого бизнеса. Сегодня глобализация и либерализация международного рынка сменилась приоритетами национальной безопасности, а потому российская экономика должна расти и развиваться всесторонне, а не только по линии добычи и продажи сырьевых ресурсов. Только сильная и всесторонне развитая национальная экономика сможет обеспечить экономическую, в том числе и продовольственную безопасность. И не последняя роль в этом должна отводиться бизнесу, так как именно он по своей природе является «инвестиционным локомотивом» российской экономики.

Цель исследования заключается в анализе ключевых сфер деятельности российских крупных предприятий. Данное исследование и исследование,

проведённое ранее В. И. Бархатовым и коллегами [15], будут выступать стартовой «площадкой» для осуществления дальнейшей оценки вклада крупного бизнеса (в том числе ключевых сфер его деятельности) в благосостояние российских регионов.

Влияние крупного бизнеса на инновационный потенциал и инфраструктуру регионов и его роль в национальной экономике раскрыты Г. Р. Сафиной, М. Ваниевой, С. И. Абдульбакиевой [18; 24]. Сравнительный анализ функционирования крупного бизнеса в субъектах Российской Федерации и их влияние на экономику исследованы Н. В. Зубаревич [19]. Тенденции развития российского крупного бизнеса, механизмы взаимодействия государственных органов и крупных бизнес-структур на территории присутствия изучены И. Ю. Беляевой, О. В. Даниловой и А. П. Сокуренко [16; 17; 25]. Оценка роли крупного бизнеса в формировании региональной экономической политики осуществлена Е.

А. Кашиной и Е. Д. Разгулиной [20; 22].

Много работ, в том числе и исследования Р. Р. Ахтариева, С. А. Мещеряковой, Л. А. Савченко, посвящено анализу разных форм взаимодействия малого и крупного бизнеса, включая их интеграцию, слияние и поглощение, пути кооперации, формы партнёрства, государственную поддержку их взаимодействия [14; 21; 23]. Но, к сожалению, на практике такое взаимодействие встречается крайне редко. Среди причин, объясняющих отсутствие связей между крупным и малым бизнесом, можно назвать несовершенство законодательства, в первую очередь налогового, недостаточное количество действенных программ государственной поддержки, направленных на обеспечение такого взаимодействия, и др. Малый и средний бизнес наряду с крупным является «фундаментом» российской экономики, однако до сих пор его возможности не исследованы в полной мере, что раскрыто в статьях В. И. Бархатова и коллег [1-3]. Влияние региональной институциональной среды на структуру капитала малых и средних предприятий в Испании анализировалось Ф.

ди Пьетро и коллегами [4]. Исследование факторов, оказывающих влияние на успешное функционирование бизнеса, было проведено А. Перезом и И. Родригесом Дель Боске [11]. Исследование роли крупного бизнеса, проблем его функционирования в экономиках других стран также проводилось зарубежными коллегами. В частности, влияние бизнеса на экономический рост регионов Латвии исследовали Г. Круминьш и коллеги [9]. А. К. Кирдасиновой и коллегами проведена оценка текущего состоя-

ния крупного и малого бизнеса в Казахстане [8]. Н. Лангвинине, И. Дауноравичюте провели анализ факторов, оказывающих влияние на успешное функционирование бизнеса в отдельных сферах деятельности в Литве [10]. Сравнительный анализ возможностей и необходимости бизнеса разных размеров в Индии и Китае осуществлён исследователями из Индийского института управления С. Сахасранамамом и М. Судом [12]. Оценка экономического эффекта от предпринимательства и деятельности бизнеса, а также выявление реалистических ожиданий от функционирования бизнеса раскрыты Д. Саммерсом [13].

Важным направлением в исследованиях функционирования крупного бизнеса является проблема его государственной поддержки. Здесь наблюдается две противоположные точки зрения. Одна часть экономического сообщества придерживается мнения о необходимости невмешательстве государства в деятельность крупного бизнеса. Другая же часть, наоборот, считает, что государство обязано регулировать бизнес. Масштабное исследование в этом ключе было проведено Дж. И. Хайдаром [6]. Он оценил влияние реформ регулирования бизнеса на экономический рост в 172 странах и установил, что в среднем каждая реформа, направленная на регулирование бизнеса, способствует росту ВВП на 0,15 %. Кроме того, С. Джанков с соавторами, Дж. И. Хайдар показали, что государственная поддержка бизнеса не должна носить обременительного характера, так как это отрицательно скажется на экономическом росте [5; 7].

Теоретической и методологической базой настоящего исследования выступают аналитические и обзорные статьи в области изучения проблем функционирования крупного, среднего и малого бизнеса, их роли в национальной экономике и региональной экономической политике, проблем взаимодействия государственности власти и бизнес-структур, малого и крупного бизнеса.

Информационной базой для исследования стали данные бухгалтерской и налоговой отчётности крупных российских предприятий в разрезе их сфер деятельности за 2015 г. Выделение сфер деятельности крупных предприятий происходило на основе общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД). Данные были предоставлены лидером в сфере информационного обеспечения — Первым независимым рейтинговым агентством.

Методическим инструментарием в данном исследовании выступают общенаучные методы

экономической науки, в том числе методы сравнительного и графического анализа, индукции, дедукции, синтеза, системного подхода.

Информационную базу исследования составили крупные российские предприятия. В силу отсутствия чёткого определения понятия «крупный бизнес» как в экономической литературе, так и в нормативно-законодательной базе, в качестве крупных предприятий нами были выбраны предприятия с выручкой от реализации товаров, работ, услуг, превышающей 2 млрд р.

В выборку вошли 8 894 крупных российских предприятия, распределённые в последующем по федеральным округам, а затем, на основе ОКВЭД, и по сферам деятельности. (Классификатор ОКВЭД состоит из 21 раздела, включающего 88 классов.)

С учётом заданного критерия распределение предприятий крупного бизнеса по федеральным округам и по сферам деятельности в соответствии с ОКВЭД представлено в табл. 1.

Анализ табл. 1 позволяет сделать ряд выводов. Во-первых, наблюдается неравномерность пространственного размещения крупных предприятий по России. Более 50 % крупных предприятий сосредоточено в ЦФО, административным центром которого является Москва. Распределение остальных 49 % крупных предприятий по округам также отличается неоднородностью и неравномерностью. Во-вторых, ни в одном федеральном округе не представлены все сферы деятельности крупных предприятий в соответствии с разделами и классами ОКВЭД. В-третьих, число сфер деятельности крупных предприятий больше в тех

округах, где больше количество самих предприятий в нём. К ним относятся ЦФО, СЗФО и ПФО.

Подробнее рассмотрим распределение крупных предприятий по сферам деятельности в рамках каждого федерального округа Российской Федерации. Необходимо отметить, что для достижения наибольшей наглядности данные для анализа были сгруппированы в соответствии с разделами ОКВЭД, при этом классы и подклассы представлены не были (табл. 2). Кроме того, в анализ табл. 2 не включались предприятия, формирующие разделы ОКВЭД, удельный вес которых в общей структуре разделов ОКВЭД по каждому округу составлял менее 1 %.

Данные табл. 2 выявляют общие закономерности распределения крупных предприятий по сферам деятельности внутри федеральных округов России. В частности, в стране доля крупных предприятий, занятых в сфере оптовой и розничной торговли, занимает наибольший удельный вес по сравнению с прочими сферами, за исключением ПФО, где с небольшим перевесом лидирует обрабатывающее производство.

В ЦФО бо'л ьшая часть предприятий торговли — это оптовики (кроме торговли транспортными средствами и мотоциклами).

Доля предприятий обрабатывающих производств примерно одинакова для всех округов, разница заключается лишь в структуре. В ЦФО это предприятия по производству пищевых продуктов, химических веществ и продуктов, резиновых и пластмассовых изделий. Малая часть крупных предприятий занята в лёгкой промышленности,

Количество российских предприятий с выручкой свыше 2 млрд р. в год в разрезе федеральных округов и сфер деятельности в 2015 г.

Федеральный округ Количество предприятий крупного бизнеса в округе Доля в общем количестве предприятий крупного бизнеса РФ, % Число разделов /классов ОКВЭД в округе Доля в общем числе разделов/классов ОКВЭД, %

Центральный федеральный округ (ЦФО) 4 493 51 19/77 90/88

Северо-Западный федеральный округ (СЗФО) 1 137 13 17/84 81/95

Приволжский федеральный округ (ПФО) 1 079 12 15/53 71/60

Сибирский федеральный округ (СФО) 639 7 14/50 67/57

Уральский федеральный округ (УФО) 637 7 15/34 71/39

Южный федеральный округ (ЮФО) 513 6 16/49 76/56

Дальневосточный федеральный округ (ДВФО) 292 3 13/36 62/41

Северо-Кавказский федеральный округ (СКФО) 104 1 9/22 43/25

Итого 8 894 100 - -

Таблица 2

Распределение предприятий крупного бизнеса по сферам деятельности в каждом округе (2015 г. )

Сфера деятельности Доля в общем количестве крупных предприятий округа, %

ЦФО СЗФО ПФО СФО УФО ЮФО ДВФО СКФО

Оптовая и розничная торговля 47 40 31 35 27 43 29 38

Обрабатывающие производства 16 23 32 21 24 24 7 22

Строительство 8 11 7 5 9 7 10 6

Профессиональная, научная и техническая деятельность 7 5 4 3 4 <1 3 -

Финансовая и страховая деятельность 7 2 3 <1 2 <1 <1 2

Транспортировка и хранение 4 6 3 5 4 10 12 6

Обеспечение электроэнергией, газом и паром 3 4 7 9 7 7 7 16

Операции с недвижимостью 3 1 <1 <1 <1 <1 <1 -

Сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство 2 3 3 3 3 4 13 7

Добыча полезных ископаемых <1 2 8 16 16 2 18 2

Информация и связь 3 1 <1 <1 <1 <1 <1 -

Водоснабжение и водоотведение <1 1 2 <1 3 <1 <1 1

Итого 100 100 100 100 100 100 100 100

включая производство текстильных изделий, обуви и одежды. В структуре обрабатывающих производств ПФО и СФО главные позиции занимают аналогичные сферы, что и в ЦФО. В УФО лидерами в промышленном секторе являются металлургические предприятия.

В трёх округах — СФО, УФО и ДФО — крупный бизнес участвует в добыче полезных ископаемых, составляя 16-18 % в общем количестве крупных предприятий.

Отличительная особенность отраслевой структуры ДВФО — наибольшая доля сферы сельского, лесного хозяйства, охоты, рыболовства и рыбоводства (за счёт рыболовства и рыбоводства), а СКФО — сферы обеспечения электрической энергией, газом и паром. Кроме того, в СКФО нет ни одной сферы, удельный вес которой в отраслевой структуре крупного бизнеса составлял бы менее 1 %.

Менее 1 % в отраслевой структуре крупного бизнеса округов (за исключением ЦФО) в основном занимает деятельность в области информации и связи, операций с недвижимостью, аренды и лизинга. Ни в одном округе крупный бизнес не представлен (или он составляет менее 1 %) в гостиничном секторе, сфере общественного питания, в области образования, здравоохранения, культуры, спорта и организации досуга.

Таким образом, результаты проведённого исследования позволяют сделать ряд выводов. Во-

первых, распределение крупных предприятий в географическом пространстве России носит неоднородный и неравномерный характер. Бол ьшая часть крупных предприятий сконцентрирована в ЦФО. Во-вторых, очевидно, что участие крупного бизнеса в структуре сфер деятельности типично для всех округов. В их число входят оптовая и розничная торговля; обрабатывающие производства; строительство; транспортировка и хранение; обеспечение электрической энергией, газом и паром; сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство. В-третьих, российскому крупному бизнесу свойственна «однобокость» в структуре занимаемых сфер деятельности. В каждом округе наблюдается существенный перекос в сторону оптовой и розничной торговли (диапазон вариации 27-47 %). Доля крупных предприятий, занятых в сфере обрабатывающих производств, как правило, ниже (диапазон вариации 7-32 %). Доля предприятий сферы строительства примерно одинакова по округам (диапазон вариации 5-10 %) и не зависит от числа крупных предприятий в округе. Кроме того, крупный бизнес сконцентрирован в сфере добычи полезных ископаемых в тех регионах и округах, где наблюдается наличие сырьевых ресурсов и открытие новых месторождений в них. В-четвёртых, выявлены сферы деятельности, не пользующиеся популярностью у крупного бизнеса, — это здравоохранение и социальные услуги; культура и образование; государственное

управление и обеспечение военной безопасности, социальное обеспечение; ветеринарная деятельность; научные исследования и разработки.

Среди причин, объясняющих такое распределение крупных российских предприятий по сферам деятельности, можно назвать следующие. В первую очередь, это предпочтения крупного бизнеса закупать технологии производства и необходимое оборудование за границей, не занимаясь развитием отечественного производства. Российскому крупному бизнесу свойственно заимствование уже существующих зарубежных инновационных проектов, а не создание новых производств. Об этом свидетельствует ничтожная доля крупных предприятий, занятых в сфере научных исследований и разработок.

Для обеспечения устойчивого развития российских регионов необходимо проводить дальнейшую отраслевую перестройку крупного бизнеса. В частности, продолжать развитие обрабатыва-

ющих производств, включая машиностроение, авиапромышленность, металлургическое производство, лёгкую промышленность; развитие агропромышленного комплекса, в том числе сельскохозяйственное перерабатывающее производство, растениеводство, животноводство, рыбное хозяйство; развитие предприятий по производству информационных технологий и компьютерного программного обеспечения.

Результаты, полученные в настоящем исследовании, будут выступать стартовой «площадкой» для определения вклада крупного бизнеса в экономический рост и развитие регионов, что позволит оценить эффективность проводимой государством экономической политики, в том числе в отношении крупного бизнеса. Исследование даст возможность понять, насколько крупный российский бизнес сегодня эффективен, «злоупотребляет» ли он своим положением на рынке и какова налоговая отдача от такого бизнеса.

Список литературы

1. Barkhatov, V. External Success Factors of Small and Medium-Sized Enterprises of Russia: Economic Aspect / V. Barhatov, I. Belova // Country Experiences in Economic Development, Management and Entrepre-neurship : proceedings of the 17th Eurasia Business and Economics Society Conference (Vol. 5 of the series Eurasian Studies in Business and Economics). — Springer, 2017. — P. 453-468.

2. Barhatov, V. Taxation and Transaction Costs as Factors of Business Success in Medium-Sized Enterprises in Russia / V. Barhatov, E. Nikolayeva, I. Belova // Entrepreneurship, Business and Economics : proceedings of the 15th Eurasia Business and Economics Society Conference. — Springer, 2016. — Vol. 1 — P. 129-137.

3. Barkhatov, V. Key Success Factors and Barriers for Small Businesses: Comparative Analysis / V. Barkhatov, D. Pletnyov, A. Campa // Procedia — Social and Behavioral Sciences. — 2016. — № 221. — P. 29-38.

4. Pietro, F. di. Regional development and capital structure of SMEs [Электронный pecypc] / F. di Pietro, M. J. Palacín Sánchez, J. L. Roldán // Cuadernos de Gestión, 2017. — URL:_http://www.ehu.eus/cuadernosde-gestion/revista/en/online-first/onlinefirst/368

5. Djankov, S. Regulation and growth / S. Djankov, C. McLiesh, R. Ramalho // Economics letters. — 2006. — № 92 (3). — P. 395-401.

6. Haidar, J. I. The Impact of Business Regulatory Reforms on Economic Growth / J. I. Haidar // Journal of the Japanese and International Economies. — 2012. — № 26. — P. 285-307.

7. Haidar, J. I. Investor Protections and Economic Growth / J. I. Haidar // Economics Letters. — 2009. — № 103 (1). — P. 1-4.

8. Kirdasinova, K. A. Current State of Business Development in Kazakhstan / K. A. Kirdasinova, A. A. Muf-tigalieva, G. S. Zhanseitova [et al.] // Journal of Advanced Research in Law and Economics. — 2016. — Vol. 7, iss. 2 (16). — P. 260-269.

9. Krumins, G. Preconditions for Regional Economic Growth at the District Level in Vidzeme, Latvia / G. Krumins, I. Krumina, S. Rozentale // Procedia — Social and Behavioral Sciences. — 2015. — № 213. — P. 117-122.

10. Langviniené, N. Factors Influencing the Success of Business Model in the Hospitality Service Industry / N. Langviniené, I. Daunoraviciüté // Procedia — Social and Behavioral Sciences. — 2015. — № 213. — P. 902-910.

11. Pérez, A. Identidad, imagen y reputación de la empresa: integración de propuestas teóricas para una gestión exitosa [Электронный ресурс] / A. Pérez, I. Rodríguez del Bosque // Cuadernos de Gestión. — 2015. — № 14 (1). — P. 97-126. — URL: http://www.ehu.eus/cuadernosdegestion/revista/en/published-issues/articulo?y ear=2014&vol=14&num=1&o=5.

12. Sahasranamam, S. Opportunity and Necessity Entrepreneurship: a Comparative Study of India and China / S. Sahasranamam, M. Sud // Academy of Entrepreneurship Journal. — 2016. — Vol. 22, № 1. — P. 21-40.

13. Summers, D. The Economic Impact Of Entrepreneurship: Setting Realistic Expectations / D. Summers // Academy of Entrepreneurship Journal. — 2015. — Vol. 21, № 2. — P. 99-107.

14. Ахтариев, Р. Р. Башкортостан: кооперационные связи между крупным и малым бизнесом. Развитие хозяйственных связей между крупным и малым бизнесом в отечественной экономике / Р. Р. Ахтариев // Рос. предпринимательство. — 2011. — № 1-2. —С. 23-29.

15. Бархатов, В. И. Предприятия крупного бизнеса России: анализ в разрезе федеральных округов /

B. И. Бархатов, И. А. Белова, Д. С. Бенц // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2017. — № 5 (401). — С. 104-113.

16. Беляева, И. Ю. Взаимодействие бизнеса и власти: рекомендации по повышению устойчивости территорий присутствия крупного бизнеса / И. Ю. Беляева, О. В. Данилова // Современные корпоративные стратегии и технологии в России : сб. науч. ст. / под науч. ред. И. Ю. Беляевой. — М., 2015. —

C. 23-34.

17. Беляева, И. Ю. Механизмы взаимодействия государственных органов и крупных бизнес-структур на территории присутствия / И. Ю. Беляева, О. В. Данилова // Управл. науки в соврем. России. — 2014. — Т. 1, № 1. — С. 30-34.

18. Ваниева, М. Роль крупного бизнеса в экономике России / М. Ваниева, С. И. Абдульбакиева // Учётно-аналитическое обеспечение стратегии устойчивого развития предприятия : материалы между-нар. науч.-практ. конф. / под ред. Р. А. Абдуллаева. — Симферополь, 2017. — С. 70-73.

19. Зубаревич, Н. В. Крупный бизнес в регионах России: территориальные стратегии развития и социальные интересы : аналит. докл. / Н. В. Зубаревич ; Независимый ин-т социал. политики. — М. : По-матур, 2005. — 101 с.

20. Кашина, Е. А. Роль крупного бизнеса в формировании региональной политики российского государства: сырьевой аспект / Е. А. Кашина // Нац. безопасность / NOTA BENE. — 2013. — № 5. — С. 35-50.

21. Мещерякова, С. А. Государственная поддержка взаимодействия малого предпринимательства с крупным бизнесом / С. А. Мещерякова // Вестн. Казан. гос. финансово-экон. ин-та. — 2011. — № 3. — С. 35-39.

22. Разгулина, Е. Д. Крупный бизнес как ориентир региональной экономической политики / Е. Д. Раз-гулина // Экономика и менеджмент инновац. технологий. — 2014. — № 2 (29). — С. 15.

23. Савченко, Л. А. Формы и эффекты хозяйственного взаимодействия субъектов малого предпринимательства с крупным бизнесом / Л. А. Савченко // Terra Economicus. — 2008. — Т. 6, № 1-3. — С. 291-295.

24. Сафина, Г. Р. Влияние крупного бизнеса на инновационный потенциал и бизнес-инфраструктуру регионов / Г. Р. Сафина // Дискуссия. — 2013. — № 8 (38). — С. 80-82.

25. Сокуренко, А. П. Тенденции развития крупного бизнеса в России / А. П. Сокуренко // Концепт. — 2014. — Т. 20. — С. 3706-3710.

Сведения об авторах

Бархатов Виктор Иванович — доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой экономики отраслей и рынков, Челябинский государственный университет. Челябинск, Россия. [email protected]

Белова Ирина Анатольевна—кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики отраслей и рынков, Челябинский государственный университет. Челябинск, Россия. [email protected]

Бенц Дарья Сергеевна — кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры экономики отраслей и рынков, Челябинский государственный университет. Челябинск, Россия. [email protected]

84

B. H. EapxamoB, H. A. EenoBa, ff. C. Eенц

Bulletin of Chelyabinsk State University.

2017. No. 14 (410). Economic Sciences. Iss. 59. Pp. 78-85.

LARGE SIZED ENTERPRISES IN RUSSIA: ANALYSIS OF KEY AREAS OF ACTIVITY

V.I. Barkhatov

Chelyabinsk State University, Chelyabinsk, Russia. [email protected]

I.A. Belova

Chelyabinsk State University, Chelyabinsk, Russia. [email protected]

D.S. Benz

Chelyabinsk State University, Chelyabinsk, Russia. [email protected]

The purpose of the article is the analysis of the large Russian business distribution among the key fields of activity concerning each federal district. The authors show unevenness of the large enterprises distribution among the different sectors. The authors have defined the fields of activity peculiar for the large enterprises in each federal district and also the fields of activity with low popularity among large business. There is an essential distortion in the sector structure of large business towards the sphere of wholesale and retail trading. The information base of the research are indicators of accounting financial statements and tax reports of the large Russian enterprises for 2015. The First Independent Rating Agency is the supplier of mentioned indicators. The received results will allow to make the analysis of sector structure of large business in Russia, to estimate the importance of large business for the Russian economy and his contribution to economic growth and development of regions

Keywords: large business, large russian enterprises, the federal district, regions, key areas of activity, well-being of the regions.

References

1. Barhatov V., Belova I. External Success Factors of Small and Medium-Sized Enterprises of Russia: Economic Aspect. Country Experiences in Economic Development, Management and Entrepreneurship. Proceedings of the 17th Eurasia Business and Economics Society Conference. Springer, 2017. Pp. 453-468. (Vol. 5 of the series Eurasian Studies in Business and Economics).

2. Barhatov V., Nikolaeva E., Belova I. Taxation and Transaction Costs as Factors of Business Success in Medium-Sized Enterprises in Russia. Entrepreneurship, Business and Economics. Proceedings of the 15th Eurasia Business and Economics Society Conference. Springer, 2016. Vol. 1. Pp. 129-137.

3. Barkhatov V., Pletnyov D., Campa A. Key Success Factors and Barriers for Small Businesses: Comparative Analysis. Procedia — Social and Behavioral Sciences, 2016, no. 221, pp. 29-38.

4. Pietro F. di, Palacín Sánchez M.J., Roldán J.L. Regional development and capital structure of SMEs. Cuadernos de Gestión, 2017. Available at: http://www.ehu.eus/cuadernosdegestion/revista/en/online-first/on-linefirst/368

5. Djankov S., McLiesh C., Ramalho R. Regulation and growth. Economics letters, 2006, no. 92 (3), pp. 395-401.

6. Haidar J. I. The impact of business regulatory reforms on economic growth. Journal of The Japanese and International Economies, 2012, no. 26, pp. 285-307.

7. Haidar J.I. Investor protections and economic growth. Economics letters, 2009, no. 103 (1), pp. 1-4.

8. Kirdasinova K.A., Muftigaliyeva A.A., Zhanseitova G.S., Demessinov T.Zh., Kurmanov N.A., Baiteno-va L.M., Seleznyova I.V. Current State of Business Development in Kazakhstan. Journal of Advanced Research in Law and Economics, 2016, vol. VII, issue 2(16), pp. 260-269.

9. Krumins G., Krumina I., Rozentale S. Preconditions for regional economic growth at the district level in Vidzeme, Latvia. Procedia — Social and Behavioral Sciences, 2015, no. 213, pp. 117-122.

10. Langviniené N., Daunoraviciüté I. Factors Influencing the Success of Business Model in the Hospitality Service Industry. Procedia — Social and Behavioral Sciences, 2015, no. 213, pp. 902-910.

11. Pérez A., Rodríguez del Bosque I. Identidad, imagen y reputación de la empresa: integración de propues-

tas teóricas para una gestión exitosa. Cuadernos de Gestión, 2015, 14 (1), pp. 97-126. Available at: http://www. ehu.eus/cuademosdegestion/revista/en/published-issues/articulo?year=2014&vol=14&num=1&o=5 (In Ital.).

12. Sahasranamam S., Sud M. Opportunity and Necessity Entrepreneurship: a Comparative Study of India and China. Academy of Entrepreneurship Journal, 2016, vol. 22, no. 1, pp. 21-40.

13. Summers D. The Economic Impact of Entrepreneurship: Setting Realistic Expectations. Academy of Entrepreneurship Journal, 2015, vol. 21, no. 2, pp. 99-107.

14. Akhtariyev R.R. Bashkortostan: kooperatsionnyye svyazi mezhdu krupnym i malym biznesom. Raz-vitiye khozyaystvennykh svyazey mezhdu krupnym i malym biznesom v otechestvennoy ekonomike [Bashkortostan: cooperation ties between large and small business. Development of economic ties between large and small business in the domestic economy]. Rossiyskoye predprinimatel'stvo [Russian Entrepreneurship], 2011, no. 1-2, pp. 23-29. (In Russ.).

15. Barhatov V.I., Belova I.A., Benz D.S. Predpriyatiya krupnogo biznesa Rossii: analiz v razreze federal'nykh okrugov [Enterprises of large business in Russia: analysis in the context of federal districts]. Vestnik Chely-abinskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of the Chelyabinsk State University], 2017, no. 5 (401), pp. 104-113. (In Russ.).

16. Belyaeva I.Yu., Danilova O.V. Vzaimodeystviye biznesa i vlasti: rekomendatsii po povysheniyu ustoy-chivosti territoriy prisutstviya krupnogo biznesa [Interaction between business and government: recommendations on increasing the stability of the territories of the presence of large business]. Sovremennyye korpora-tivnyye strategii i tekhnologii v Rossii. Sbornik nauchnykh statey: v 3 chastyakh [Modern corporate strategies and technologies in Russia. Collection of scientific articles]. Moscow, 2015. Pp. 23-34. (In Russ.).

17. Belyaeva I.Yu., Danilova O.V. Mekhanizmy vzaimodeystviya gosudarstvennykh organov i krupnykh biznes-struktur na territorii prisutstviya [Mechanisms of interaction of state bodies and large business structures in the territory of the presence]. Upravlencheskiye nauki v sovremennoy Rossii [Administrative Sciences in Contemporary Russia], 2014, vol. 1, no. 1, pp. 30-34. (In Russ.).

18. Vanieva M., Abdulbakiyeva S.I. Rol' krupnogo biznesa v ekonomike Rossii [The role of big business in the Russian economy]. Uchyotno-analiticheskoye obespecheniye strategii ustoychivogo razvitiya predpriyatiya. Materialy mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii [Accounting and analytical support of sustainable enterprise development strategy. Materials of the international scientific-practical conference]. Simferopol, 2017. Pp. 70-73. (In Russ.).

19. Zubarevich N.V. Krupnyy biznes v regionakh Rossii: territorial 'nye strategii razvitiya i sotsial 'nye in-teresy. Analiticheskiy dokladNezavisimyy institut sotsial'noy politiki [Large business in Russia's regions: territorial development strategies and social interests. Analytical report Independent Institute for Social Policy]. Moscow, Pomatur Publ., 2005. 101 p. (In Russ.).

20. Kashina E.A. Rol' krupnogo biznesa v formirovanii regional'noy politiki rossiyskogo gosudarstva: syr'yevoy aspekt [The role of big business in shaping the regional policy of the Russian state: the raw material aspect]. Natsional 'naya bezopasnost ' /NOTA BENE [National Security / nota bene], 2013, no. 5, pp. 35-50. (In Russ.).

21. Meshcheryakova S.A. Gosudarstvennaya podderzhka vzaimodeystviya malogo predprinimatel'stva s krupnym biznesom [State support of interaction of small business with large business]. Vestnik Kazanskogo gosudarstvennogo finansovo-ekonomicheskogo instituta [Bulletin of the Kazan State Financial and Economic Institute], 2011, no. 3, pp. 35-39. (In Russ.).

22. Razgulina E.D. Krupnyy biznes kak oriyentir regional'noy ekonomicheskoy politiki [Large business as a reference point for regional economic policy]. Ekonomika i menedzhment innovatsionnykh tekhnologiy [Economics and management of innovative technologies], 2014, no. 2 (29), pp. 15. (In Russ.).

23. Savchenko L.A. Formy i effekty khozyaystvennogo vzaimodeystviya sub"yektov malogo predprinimatel'stva s krupnym biznesom [Forms and effects of economic interaction of small business entities with large business]. Terra Economicus [Terra Economicus], 2008, vol. 6, no. 1-3, pp. 291-295. (In Russ.).

24. Safina G.R. Vliyaniye krupnogo biznesa na innovatsionnyy potentsial i biznes-infrastrukturu regionov [Influence of large business on innovative potential and business infrastructure of regions]. Diskussiya [Discussion], 2013, no. 8 (38), pp. 80-82. (In Russ.).

25. Sokurenko A.P. Tendentsii razvitiya krupnogo biznesa v Rossii [Tendencies of development of large business in Russia]. Nauchno-metodicheskiy elektronnyy zhurnal Kontsept [Scientific and methodical electronic journal Concept], 2014, vol. 20, pp. 3706-3710. (In Russ.).

операторы шифровальщика атакуют крупные компании и банки России — Group-IB Медиа-центр

Group-IB, международная компания, специализирующаяся на предотвращении кибератак, зафиксировала успешную атаку преступной группы OldGremlin на российскую медицинскую компанию — злоумышленники полностью зашифровали ее корпоративную сеть и потребовали выкуп в $50 000. Несмотря на негласный запрет в среде киберпреступников «не работать по РУ», OldGremlin, состоящая из русскоязычных хакеров, активно атакует исключительно российские компании — банки, промышленные предприятия, медицинские организации и разработчиков софта.

Начиная с весны этого года, OldGremlin, по оценкам экспертов Group-IB, провела как минимум 9 кампаний по рассылке вредоносных писем якобы от имени Союза микрофинансовых организаций «МиР», российского металлургического холдинга, белорусского завода «МТЗ», стоматологической клиники, а также медиахолдинга РБК.

Выставили счет

В августе этого года в ходе исследования инцидента специалистам Group-IB Threat Intelligence cтали известны подробности удачной атаки преступной группы, получившей название OldGremlin. Жертвой хакеров стала крупная медицинская компания с сетью региональных филиалов. Атака началась с фишингового письма, написанного якобы от медиахолдинга РБК.

Как установили в Group-IB, на первоначальном этапе атакующие использовали уникальный самописный бэкдор TinyNode, выполняющий функцию первичного загрузчика, который позволяет скачивать и запускать другие вредоносные программы. С его помощью злоумышленники получили удаленный доступ к зараженному компьютеру жертвы, который выступал в качестве плацдарма для разведки, сбора данных и дальнейшего продвижения по сети организации. Как и многие другие группы, для эффективной пост-эксплуатации OldGremlin использовали инструмент для пентестов Cobalt Strike Beacon.

Спустя несколько недель после начала атаки злоумышленники удалили резервные копии организации для того, чтобы лишить ее возможности восстановления данных. С того же сервера в один из выходных дней за несколько часов они распространили свой вирус-шифровальщик TinyCryptor на сотни компьютеров корпоративной сети. В результате атаки работа региональных подразделений компании была парализована — за расшифровку данных злоумышленники потребовали $50 000 в криптовалюте.

OldGremlin — это единственная на данный момент активная русскоязычная группа-оператор шифровальщика, которая несмотря на негласный запрет „работает по РУ“ и совершает многоступенчатые целевые атаки на российские компании и банки, используя сложные, как у APT, тактики и техники. По аналогии с группами, которые „работают“ по иностранным целям, OldGremlin можно отнести к категории Big Game Hunting (Охотники за большой добычей), которая объединяет операторов вирусов-шифровальщиков, нацеленных на крупную добычу.
Олег Скулкин

Ведущий специалист Лаборатории компьютерной криминалистики Group-IB

На волне COVID-19: первые рассылки

Первая атака OldGremlin, по данным Group-IB Threat Intelligence, была зафиксирована в конце марта — начале апреля 2020 года. Используя актуальную тему с COVID-19, злоумышленники от имени Союза микрофинансовых организаций «МиР», разослали по финансовым организациям рекомендации по обеспечению безопасной работы в период пандемии. Именно тогда впервые атакующими был использован другой самописный бэкдор — TinyPosh, который также по команде управляющего сервера позволяет скачивать и запускать другие вредоносные программы. Вторая атака с его участием произошла 24 апреля — схема была примерно та же, что и в первый раз, но отправителем выступала стоматологическая клиника «Новадент».

Две недели спустя Old Gremlin решили сменить тактику. Они подготовили фейковое письмо от имени российской журналистки РБК, которая якобы приглашала получателей принять участие в «Всероссийском исследовании банковского и финансового сектора во время пандемии коронавируса». «Журналистка» назначала потенциальной жертве (банку) 30-минутное интервью — специально для проведения атаки хакеры создали календарь, в котором и назначали встречу жертве. В отличие от первых писем, сообщение от корреспондента РБК было довольно точно подделано под рассылку медиахолдинга и написано хорошим русским языком. Как и в первых почтовых рассылках, открытие ссылки в письме приводило к тому, что на машину жертвы загружался троян TinyPosh.

OldGremlin шагает по России

После непродолжительных «каникул» группа снова выходит на «охоту» — 13 и 14 августа 2020 CERT-GIB зафиксировал две масштабных рассылки вредоносных писем, но на этот раз от имени металлургической компании и вновь от РБК. За двое суток преступники разослали около 250 писем, нацеленных на российские компании из финансовой и производственной отраслей.

Уже через несколько дней киберпреступники меняют письмо-приманку, взяв на вооружение главную тему русскоязычных СМИ — белорусские протесты. Утром 19 августа команда CERT-GIB зафиксировала вредоносную рассылку по российским финансовым организациям от имени «Минского Тракторного Завода» (ОАО МТЗ). «Увы, порядка недели назад в МТЗ Холдинг нагрянула проверка прокуратуры. Понятное дело, эти события происходят потому, что мы объявили забастовку Лукашенко», писали авторы письма и просили получателей перейти по ссылке, скачать архив и прислать недостающие документы для проверки. На самом деле, после попытки открытия приложенного к письму файла на компьютер загружается и устанавливается все та же вредоносная программа —- бэкдор TinyPosh. Опасные письма — всего их было более полусотни — выявила и нейтрализовала система предотвращения сложных киберугроз Threat Detection System (TDS) Group-IB.

Отсутствие прочного канала связи между организациями, противостоящими киберпреступности, а также сложная политическая ситуация приводят к появлению новых преступных групп, чувствующих себя в безопасности. Еще одним фактором, позволяющим киберпреступникам, зарабатывать на выкупе, является недооценка угрозы со стороны бизнеса и отсутствие средств защиты, позволяющих вовремя идентифицировать и нейтрализовать шифровальщика
Рустам Миркасымов

Руководитель направления Threat Research в Европе, Group-IB

Деятельность крупных нефтегазовых компаний в Арктической зоне России

Коллектив рабочей группы «Энергия Арктики» Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО представляет второй том серии исследований «Энергия Арктики», посвященный анализу деятельности крупных нефтегазовых компаний в развитии российской Арктики.

Специфика Арктического региона заключается в том, что малый и средний бизнес, местные администрации не располагают достаточными финансовыми ресурсами и компетенциями в сфере управления крупными проектами, которые позволяли бы осуществлять масштабные инвестиции в регион. Особенно это актуально для чрезвычайно капиталоемких и сложных проектов, связанных с добычей углеводородов. Поэтому именно крупные добывающие компании становятся драйвером наиболее серьезных изменений в регионе.

Аналитики Фонда Росконгресс выделили основные тезисы данного исследования, сопроводив каждый из них подходящим по теме фрагментом видеотрансляций панельных дискуссий, состоявшихся в рамках деловых программ ключевых мероприятий, проведенных Фондом.

Крупнейшие российские компании в Арктике заняты добычей углеводородов и разведкой новых месторождений. Подобные проекты имеют большое значение в развитии региона, поскольку привлекают масштабные инвестиции и становятся драйвером наиболее серьезных изменений в регионе.

В исследовании представлены исторические справки и основные проекты по следующим компаниям:

· ПАО «Газпром»

· ПАО «Газпром нефть»

· ПАО «НК «Роснефть»

· ПАО «НОВАТЭК»

· ПАО «ЛУКОЙЛ»

Согласно представленным в исследовании данным, ПАО «Газпром» обладает тридцатью лицензиями на месторождения, расположенные на российском арктическом шельфе.

Доля арктических месторождений компании ПАО «Газпром нефть» достигла 27% в добыче. Компания реализует три крупных проекта в рамках программы «Время Арктики»: разработка Новопортовского, Приразломного и Восточно-Мессояхского месторождений.

ПАО «НК «Роснефть» принадлежит 28 лицензионных участков на арктическом шельфе с суммарными ресурсами в 34,6 млрд т нефтяного эквивалента: в Западной Арктике (Баренцево, Печорское и Карское море) — 19 проектов, в Восточной Арктике (море Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское море) — 9 проектов.

ПАО «НОВАТЭК» является одним из крупнейших независимых производителей природного газа в России и занимает третье место по доказанным запасам газа среди публичных компаний мира. Авторы исследования отмечают, что «НОВАТЭК» впервые поставил СПГ по Северному морскому пути (СМП) через Дальний Восток в июле 2018 года: танкеры прошли по восточному маршруту в направлении Берингова пролива без ледокольного сопровождения. При этом доставка СПГ восточным маршрутом через Берингов пролив в полтора раза быстрее по сравнению с западным маршрутом. Перевозка по СМП также обеспечивает значительную экономию транспортных расходов (порядка 3,2 млн долл. на каждый рейс).

ПАО «ЛУКОЙЛ» несколько лет активно добивалось права разведывать и добывать углеводороды в Арктическом регионе. Вопрос неоднократно обсуждался в Правительстве, однако положительного решения принято не было. Частные российские нефтегазовые компании могут принимать участие только в проектах госкомпаний. Несмотря на отсутствие положительных результатов на данный момент, интерес к Арктике в компании поддерживается, деятельность ведется по следующим направлениям: разработка сухопутной части Восточно-Таймырского участка и Варандейский терминал.

Видео: https://roscongress.org/sessions/iaf-2019-kak-rossiya-budet-podderzhivat-chastnye-investitsii-v-arktike-novyy-podkhod/search/#00:09:53.752

Российские компании ведут большое количество проектов в Арктике и активно инвестируют в освоение арктического шельфа. Уже имеющийся успешный опыт реализации таких проектов позволяет им наращивать присутствие в регионе и развивать новые перспективные направления, такие как судостроение и научно-исследовательские проекты.

Крупные нефтедобывающие компании проектируют свою деятельность с учетом суровых арктических условий. При этом добыча углеводородов часто связана с развитием других смежных отраслей. Ярким примером является ПАО «НК «Роснефть». Авторы исследования подробно описывают проекты компании в Арктике, связанные не только с разведкой и добычей, но еще и с развитием судостроения и научно-исследовательских проектов.

Для освоения арктического шельфа и развития СМП «Роснефть» строит суда «Афрамакс», танкеры ледового класса Arc4, СПГ-танкеры ледового класса Arc7 и атомный ледокол. Одним из направлений работы стало создание судостроительного комплекса «Звезда» в Дальневосточном федеральном округе, в городе Большой Камень. Суммарный дедвейт заказанных «Роснефтью» судов составляет около 2 млн т; большинство из этих судов рассчитаны на работу в Арктике.

Собственный арктический флот имеет и ПАО «Газпром нефть», он включает в себя два ледокола и шесть танкеров. Ледоколы построены для работы в районе арктического терминала Новопортовского месторождения для обеспечения круглогодичных поставок нефти сорта Novy Port на мировой рынок. Оба ледокола усиленного ледового класса проекта Aker ARC 130A (IBSV01) «Александр Санников» и «Андрей Вилькицкий» сданы в эксплуатацию в 2018 году. Они предназначены для ледокольной проводки танкеров, швартовных и погрузочных работ, буксировки судов, пожаротушения, участия в операциях по ликвидации разливов нефти, помощи при проведении спасательных операций.

Еще один проект представляет ПАО «Газпром»: железная дорога Обская-Бованенково протяженностью 572 км — постоянно действующая транспортная артерия, без которой бурное освоение Ямала было бы невозможно. Она включает 5 станций, 12 разъездов и 70 мостов, причем общая протяженность мостовых переходов превышает 12 км. Движение на всем протяжении железной дороги было открыто в 2011 году. Мостовой переход через пойму реки Юрибей не имеет аналогов в практике мостостроения по особенностям конструкции, геокриологическим и климатическим условиям строительства и эксплуатации. Это самый длинный мост за Полярным кругом, его протяженность составляет 3,9 км, а срок службы — 100 лет.

Видео: https://roscongress.org/sessions/diversifikatsiya-oboronno-promyshlennogo-kompleksa-i-regionalnoe-razvitie-strategiya-peremen/search/#00:27:09.440

Интерес неарктических государств к участию в реализации проектов в регионе постоянно растет. Особенно перспективными являются проекты, в которых участвуют нефтегазовые компании Китая, поскольку КНР является крупнейшим в мире и постоянно растущим потребителем и импортером газа. Крупным игроком в Арктике также является французская компания Total S.A.

КНР является крупнейшим и постоянно растущим потребителем СПГ в мире. В исследовании представлены карточки двух китайских нефтяных компаний, которые сотрудничают с компаниями ряда арктических государств по нескольким арктическим проектам: Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) и Китайская национальная оффшорная нефтяная корпорация (CNOOC).

Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) — интегрированная международная энергетическая компания, крупнейший производитель и поставщик нефти и газа в Китае, а также один из крупнейших в мире поставщиков услуг и подрядчиков в области инжиниринга, разведки и добычи нефти и природного газа.

В 2013 году в рамках Петербургского международного экономического форума CNPC и российская компания «НОВАТЭК» заключили соглашение о сотрудничестве по проекту «Ямал СПГ». Компания CNPC стала владельцем 20% в проекте, а также в течение 20 лет будет получать не менее 3 млн т СПГ в год. 25 апреля 2019 года в Пекине в ходе второго Форума высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках «Одного пояса, одного пути» Китайская национальная корпорация по разведке и разработке нефти и газа — CNODC (дочерняя компания CNPC) и российская компания «НОВАТЭК» подписали рамочное соглашение о сотрудничестве в проекте «Арктик СПГ 2». Соглашение предусматривает приобретение CNODC доли в 10% в проекте «Арктик СПГ 2».

Китайская национальная оффшорная нефтяная корпорация (CNOOC) — третья по величине национальная нефтяная компания Китая после CNPC и Sinopec и крупнейшая нефтегазовая компания, работающая на шельфе. Основными бизнес-сегментами компании являются разведка и разработка нефти и газа, инжиниринговые и технические услуги, переработка и маркетинг, добыча природного газа и электроэнергии, а также финансовые услуги.

В 2018 году на Международном форуме «Один пояс, один путь» CNOOC подписала с российской компанией «НОВАТЭК» юридически обязывающее соглашение, по которому CNOOC приобретает 10% в проекте «Арктик СПГ 2» и, скорее всего, будет покупать не менее 20% продукции завода. Эта сделка может стать началом более широкого взаимовыгодного партнерства компаний.

Кроме того, CNOOC сотрудничает с исландской компанией Eykon Energy в области разведки нефтяных и газовых ресурсов в арктических водах. Национальный энергетический орган Исландии Orkustofnun предоставил новую оффшорную лицензию китайской компании в качестве оператора с долей в 60%, Eykon Energy с 15% и Petoro Iceland AS с 25%.

Total S.A. — французский энергетический концерн, один из лидеров в энергетике. Компания занимается геологоразведкой, добычей, переработкой и сбытом углеводородов, а также нефтехимией и энергетикой. Занимает четвертое место среди международных нефтегазовых компаний, осуществляет деятельность более чем в 130 странах мира. Компания занимает второе место в секторе СПГ.

«Тоталь» принимает участие в проекте Харьягинского СРП — одном из трех действующих в России проектов, реализуемых на основе соглашений о разделе продукции (СРП). Компания также является партнером российской компании «НОВАТЭК» (Термокарстовое месторождение, «Ямал СПГ», «Арктик СПГ 2»). В начале марта 2011 года было объявлено о создании стратегического альянса между «Тоталь» и «НОВАТЭК». На сегодня доля «Тоталь» в капитале российской компании составляет 19,4%.

«Тоталь» является партнером в проекте «Ямал СПГ», одном из крупнейших совместных проектов «Тоталь» в России, в котором компания владеет долей в 20%. Увеличение производства СПГ — ключевой элемент в стратегии развития концерна.

Видео: https://roscongress.org/sessions/iaf-2019-arktika-arena-protivostoyaniya-ili-sotrudnichestva/search/#00:31:42.152

Также предлагаем вам ознакомиться с другими материалами, размещенными в специальных разделах Информационно-аналитической системы Росконгресс Арктика, Энергетика, Разведка и добыча и Нефть и газ, посвященных развитию перспективных направлений освоения Арктики, а также достижению целей устойчивого развития и экономического роста.


Группировка OldGremlin атакует крупные компании и банки в России — «Хакер»

Специалисты Group-IB рассказали о русскоязычной хак-группе OldGremlin, которая игнорирует негласное правило «не работать по РУ» и активно атакует исключительно российские компании — банки, промышленные предприятия, медицинские организации и разработчиков софта.

Взлом медицинской компании

Недавно специалисты зафиксировали атаку на российскую медицинскую компанию: злоумышленники полностью зашифровали ее корпоративную сеть и потребовали выкуп в размере 50 000 долларов. В целом же, начиная с весны 2020 года, OldGremlin провела как минимум девять кампаний по рассылке вредоносных писем якобы от имени Союза микрофинансовых организаций «МиР», российского металлургического холдинга, белорусского завода «МТЗ», стоматологической клиники, а также медиахолдинга РБК.

В августе текущего года, ходе исследования инцидента, специалистами стали известны подробности удачной атаки OldGremlin. Жертвой хакеров стала крупная медицинская компания с сетью региональных филиалов. Атака началась с фишингового письма, написанного якобы от медиахолдинга РБК.

Как установили исследователи, на первоначальном этапе атакующие использовали уникальный самописный бэкдор TinyNode, выполняющий функцию первичного загрузчика, который позволяет скачивать и запускать другие вредоносные программы. С его помощью злоумышленники получили удаленный доступ к зараженному компьютеру жертвы, который выступал в качестве плацдарма для разведки, сбора данных и дальнейшего продвижения по сети организации. Как и многие другие группы, для эффективной пост-эксплуатации OldGremlin использовали инструмент для пентестов Cobalt Strike Beacon.

Спустя несколько недель после начала атаки злоумышленники удалили резервные копии организации, чтобы лишить ее возможности восстановления данных. В один из выходных дней хакеры распространили с того же сервера своего шифровальщика TinyCryptor на сотни компьютеров корпоративной сети. В результате атаки работа региональных подразделений компании была парализована — за расшифровку данных злоумышленники потребовали 50 000 долларов в криптовалюте.

«OldGremlin — это единственная на данный момент активная русскоязычная группа-оператор шифровальщика, которая несмотря на негласный запрет „работает по РУ“ и совершает многоступенчатые целевые атаки на российские компании и банки, используя сложные, как у APT, тактики и техники. По аналогии с группами, которые „работают“ по иностранным целям, OldGremlin можно отнести к категории Big Game Hunting (Охотники за большой добычей), которая объединяет операторов вирусов-шифровальщиков, нацеленных на крупную добычу», — комментирует Олег Скулкин, ведущий специалист Лаборатории компьютерной криминалистики Group-IB.

Хронология

Первая атака OldGremlin была зафиксирована в марте-апреле 2020 года. Используя актуальную тему COVID-19, злоумышленники от имени Союза микрофинансовых организаций «МиР», разослали по финансовым организациям рекомендации по обеспечению безопасной работы в период пандемии. Именно тогда впервые атакующими был использован другой самописный бэкдор — TinyPosh, который также позволяет скачивать и запускать другую малварь. Вторая атака с его участием произошла 24 апреля — схема была примерно та же, что и в первый раз, но отправителем вредоносных писем выступала стоматологическая клиника «Новадент».

Две недели спустя Old Gremlin решили сменить тактику. Они подготовили фейковое письмо от имени российской журналистки РБК, которая якобы приглашала получателей принять участие во «Всероссийском исследовании банковского и финансового сектора во время пандемии коронавируса». «Журналистка» назначала потенциальной жертве (банку) тридцатиминутное интервью, и специально для проведения атаки хакеры создали календарь, в котором и назначали встречу жертве. В отличие от первых писем, сообщение отфиктивного корреспондента РБК было довольно точно подделано под рассылку медиахолдинга и написано хорошим русским языком. Как и в первых почтовых рассылках, открытие ссылки в письме приводило к тому, что на машину жертвы загружался троян TinyPosh.

После непродолжительных «каникул» группа снова вышла на «охоту» — 13 и 14 августа 2020 CERT-GIB зафиксировал две масштабных рассылки вредоносных писем, но на этот раз от имени металлургической компании и вновь от лица РБК. За двое суток преступники разослали около 250 писем, нацеленных на российские компании из финансовой и производственной отраслей.

Уже через несколько дней киберпреступники поменяли письмо-приманку, взяв на вооружение главную тему русскоязычных СМИ — белорусские протесты. Утром 19 августа эксперты зафиксировали вредоносную рассылку по российским финансовым организациям от имени «Минского Тракторного Завода» (ОАО МТЗ). «Увы, порядка недели назад в МТЗ Холдинг нагрянула проверка прокуратуры. Понятное дело, эти события происходят потому, что мы объявили забастовку Лукашенко», — писали авторы письма и просили получателей перейти по ссылке, скачать архив и прислать недостающие документы для проверки. На самом деле, после попытки открытия приложенного к письму файла на компьютер загружается и устанавливается все та же вредоносная программа — бэкдор TinyPosh.

«Отсутствие прочного канала связи между организациями, противостоящими киберпреступности, а также сложная политическая ситуация приводят к появлению новых преступных групп, чувствующих себя в безопасности. Еще одним фактором, позволяющим киберпреступникам, зарабатывать на выкупе, является недооценка угрозы со стороны бизнеса и отсутствие средств защиты, позволяющих вовремя идентифицировать и нейтрализовать шифровальщика», — говорит Рустам Миркасымов, руководитель направления Threat Research в Европе.

Экспортеры России Рейтинг Крупных Компаний

Реклама ваших товаров и услуг на сайте +74997695225

Экспортеры России — список, рейтинг крупнейших компаний! Промышленные группы. Поиск партнеров и рынков сбыта. Российские компании экспортеры — база данных.

Экспортеры России с возможностью поиска компаний по тексту, источнику информации, региону, товарам и отраслям деятельности.  Российские компании-экспортеры.

Экспорт является важнейшей составляющей экономики любой страны. По структуре экспорта можно определить, какие отрасли экономики наиболее весомы. В России, как известно, огромную долю экспорта страны занимают нефть, нефтепродукты и газ.

Рейтинг экспортно промышленных групп России: нефтяная, нефтегазовая, металлургия, лесная, химическая, нефтехимическая, целлюлозно-бумажная — производители-экспортеры. Список российских компаний занимающихся импортом и экспортом сырья

*В рейтинге отсутствуют трейдинговые и логистические компании.

Проект выхода на внешние рынки — найти клиента

Компании экспортеры России «Список 2021» Список российских компаний занимающихся импортом и экспортом сырья.

Место компании Название Отрасль
1 Нефтяная компания Роснефть нефтяная и нефтегазовая промышленность
2 Газпром нефтяная и нефтегазовая промышленность
3 Нефтяная компания ЛУКойл нефтяная и нефтегазовая промышленность
4 Сургутнефтегаз нефтяная и нефтегазовая промышленность
5 Сахалин Энерджи Инвестмент нефтяная и нефтегазовая промышленность
6 Татнефть нефтяная и нефтегазовая промышленность
7 ГМК Норильский никель цветная металлургия
8 ОАО АНК «Башнефть» нефтяная и нефтегазовая промышленность
9 АК «Транснефть» транспорт
10 РУСАЛ цветная металлургия
11 «Новолипецкий металлургический комбинат» черная металлургия
12 НОВАТЭК нефтяная и нефтегазовая промышленность
13 Группа компаний «НефтеГазИндустрия» нефтяная и нефтегазовая промышленность
14 АК «Алроса» промышленность драгоценных металлов и алмазов
15 Группа УГМК цветная металлургия
16 ТАИФ-НК нефтяная и нефтегазовая промышленность
17 «Металллоинвест» черная металлургия
18 «Сибур» химическая и нефтехимическая промышленность
19 ЕВРАЗ черная металлургия
20 СУЭК угольная промышленность
21 Группа «Уралкалий» химическая и нефтехимическая промышленность
22 «Северсталь» черная металлургия
23 Нефтегазовая компания «Славнефть» нефтяная и нефтегазовая промышленность
24 Группа «ФосАгро» химическая и нефтехимическая промышленность
25 Группа «Еврохим» химическая и нефтехимическая промышленность
26 Нефтегазовая компания «Русснефть» нефтяная и нефтегазовая промышленность
27 «Иркутская нефтяная компания» нефтяная и нефтегазовая промышленность
28 Госкорпорация «Росатом» машиностроение
29 Эксон Нефтегаз Лимитед нефтяная и нефтегазовая промышленность
30 «Мечел» черная металлургия
31 Сахалин Оил энд Газ Девелопмент нефтяная и нефтегазовая промышленность
32 Магнитогорский металлургический комбинат черная металлургия
33 Нефтяная компания «НЕФТИСА» нефтяная и нефтегазовая промышленность
34 Антипинский Нефтеперерабатывающий Завод нефтяная и нефтегазовая промышленность
35 «Нижнекамскнефтехим» химическая и нефтехимическая промышленность
36 «ФортеИнвест» (Орский нефтеперерабатывающий завод) нефтяная и нефтегазовая промышленность
37 Группа «Илим» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
38 «Кузбасская топливная компания» («КТК») угольная промышленность
39 Группа «Акрон» химическая и нефтехимическая промышленность
40 Холдинг «СДС-Уголь» угольная промышленность
41 Кирово-Чепецкий химический комбинат химическая и нефтехимическая промышленность
42 Зарубежнефть нефтяная и нефтегазовая промышленность
43 «Тольяттиазот» химическая и нефтехимическая промышленность
44 Группа «Русская медная компания» цветная металлургия
45 Орскнефтеоргсинтез нефтяная и нефтегазовая промышленность
46 Объединенная двигателестроительная корпорация машиностроение
47 Промышленно-металлургический холдинг (Группа «Кокс») черная металлургия
48 Урало-Сибирская металлургическая компания черная металлургия
49 Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» машиностроение
50 Нефтяная компания «Дулисьма» нефтяная и нефтегазовая промышленность
51 АПК «Астон» пищевая промышленность
52 Рособоронэкспорт машиностроение
53 Новошахтинский завод нефтепродуктов нефтяная и нефтегазовая промышленность
54 Группа Каргилл пищевая промышленность
55 «Минудобрения» химическая и нефтехимическая промышленность
56 Группа «Интер РАО» электроэнергетика
57 «Новокуйбышевская нефтехимическая компания» («ННК») химическая и нефтехимическая промышленность
58 Группа компаний «Ренова»
59 Корпорация «ВСМПО-АВИСМА» цветная металлургия
60 ТМК черная металлургия
61 Группа «СВЕЗА» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
62 «КуйбышевАзот» химическая и нефтехимическая промышленность
63 «Нокиан Шина» химическая и нефтехимическая промышленность
64 Компания «АДАМАС» промышленность драгоценных металлов и алмазов
65 «Сибантрацит» угольная промышленность
66 СДС Азот химическая и нефтехимическая промышленность
67 Холдинг Сибуглемет угольная промышленность
68 «Полиметалл» промышленность драгоценных металлов и алмазов
69 Группа компаний «Метафракс» химическая и нефтехимическая промышленность
70 «Красноярский завод цветных металлов имени В. Н. Гулидова» промышленность драгоценных металлов и алмазов
71 Серовский завод ферросплавов черная металлургия
72 Объединенная металлургическая компания черная металлургия
73 «Алмазювелирэкспорт» промышленность драгоценных металлов и алмазов
74 Группа компаний «Краснодарзернопродукт» пищевая промышленность
75 «Южная нефтеперерабатывающая компания» нефтяная и нефтегазовая промышленность
76 Группа компаний «Сегежа» (Segezha group) лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
77 «Карелия Палп» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
78 ПО «Кристалл» промышленность драгоценных металлов и алмазов
79 Нобель Нефть нефтяная и нефтегазовая промышленность
80 «Шахта «Заречная» угольная промышленность
81 Группа ГАЗ машиностроение
82 «Ярославский технический углерод» химическая и нефтехимическая промышленность
83 «Промугольсервис» угольная промышленность
84 «Монди СЛПК» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
85 «Омский завод технического углерода» химическая и нефтехимическая промышленность
86 Группа компаний «ЭФКО» пищевая промышленность
87 «Новоангарский обогатительный комбинат» цветная металлургия
88 Группа компаний «Стройсервис» угольная промышленность
89 RFP Group лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
90 «Гражданские самолеты Сухого» машиностроение
91 Холдинг «Вертолеты России» Машиностроение
92 «Архангельский ЦБК» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
93 «Распадский Уголь» угольная промышленность
94 Русская Рыбопромышленная Компания пищевая промышленность
95 «Золотая Цепь» промышленность драгоценных металлов и алмазов
96 Трансмашхолдинг Машиностроение
97 Интернешнл Пейпер (International Paper) лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
98 Холдинг «Солнечные продукты» пищевая промышленность
99 «Абинский ЭлектроМеталлургический Завод» Машиностроение
100 «Волга» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
101 ПО «Северное машиностроительное предприятие» Машиностроение
102 Каменск-Уральский металлургический завод цветная металлургия
103 Alliance Oil Company нефтяная и нефтегазовая промышленность
104 Океанрыбфлот пищевая промышленность
105 Бритиш Американ Тобакко Россия (British American Tobacco) табачная промышленность
106 Филип Моррис (Philip Morris International) табачная промышленность
107 Уфалейникель цветная металлургия
108 «Марс» (Mars) пищевая промышленность
109 Alcoa цветная металлургия
110 ТАУ НефтеХим Химическая и нефтехимическая промышленность
111 «Ургалуголь» угольная промышленность
112 Группа «Метафракс» химическая и нефтехимическая промышленность
113 «Казаньоргсинтез» химическая и нефтехимическая промышленность
114 «Соликамскбумпром» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
115 Ураласбест Промышленность строительных материалов
116 «Юнилевер Русь» (Unilever) химическая и нефтехимическая промышленность
117 «Фроловский электросталеплавильный завод» черная металлургия
118 «Тернейлес» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
119 Силовые машины Машиностроение
120 «Олекминский рудник» Промышленность строительных материалов
121 «Русский Уголь» угольная промышленность
122 Рыбопромышленный Холдинг «Карат» пищевая промышленность
123 ЛГ Электроникс Рус (LG Electronics)
124 «Славянск ЭКО» нефтяная и нефтегазовая промышленность
125 «Втормет» Черная металлургия
126 «Западно-Сибирская угольная компания» нефтяная и нефтегазовая промышленность
127 «Ростовский электрометаллургический заводъ» Черная металлургия
128 «Объединенная судостроительная корпорация» машиностроение
129 РСК «МиГ» машиностроение
130 ТЕХНОНИКОЛЬ промышленность строительных материалов
131 Краснокамская бумажная фабрика лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
132 Imperial Tobacco табачная промышленность
133 «НПО Энергомаш имени академика В. П. Глушко» машиностроение
134 Норд Империал нефтяная и нефтегазовая промышленность
135 «Базис» цветная металлургия
136 ПК «ДИТЭКО» нефтяная и нефтегазовая промышленность
137 «Самараагропромпереработка» Пищевая промышленность
138 «Руиз Даймондс» промышленность драгоценных металлов и алмазов
139 «Русская лесная группа» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
140 «Кузнецкинвестстрой» угольная промышленность
141 Новотроицкий Завод Хромовых Соединений Химическая и нефтехимическая промышленность
142 Киембаевский ГОК «Оренбургские минералы Промышленность строительных материалов
143 ИРЭ-Полюс Наука
144 Группа ЧТПЗ Черная металлургия
145 Марийский НПЗ нефтяная и нефтегазовая промышленность
146 ЮКОЛА-нефть Нефтяная и нефтегазовая промышленность
147 Байтэкс Нефтяная и нефтегазовая промышленность
148 Волгоградский металлургический комбинат «Красный Октябрь» Черная металлургия
149 Разрез «Бунгурский-Северный» угольная промышленность
150 «Прокопьевскуголь» угольная промышленность
151 «Петротэк-Нефть» Нефтяная и нефтегазовая промышленность
152 Шахтоуправление «Обуховская» угольная промышленность
153 «Волховнефтехим» Нефтяная и нефтегазовая промышленность
154 Группа компаний «Тяжмаш» Машиностроение
155 «Косогорский металлургический завод» Черная металлургия
156 «Сыктывкарский фанерный завод» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
157 «ДДК» промышленность драгоценных металлов и алмазов
158 «АвтоВАЗ» Машиностроение
159 «Русский Стандарт Водка» Пищевая промышленность
160 «Сорский ферромолибденовый завод» Черная металлургия
161 «КАМАЗ» Машиностроение
162 «Находкинская база активного морского рыболовства» Пищевая промышленность
163 «Лесосибирский ЛДК №1» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
164 Биохимический холдинг «Оргхим» Химическая и нефтехимическая промышленность
165 «Концерн Энергомера» Приборостроение
166 ЮПМ-Кюммене лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
167 Майер-Мелнхоф Хольц лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
168 «Транссибирская лесная компания» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
169 Холдинг «ТопПром» угольная промышленность
170 Мон’дэлис Русь Пищевая промышленность
171 «Лесресурс» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
172 Кроношпан лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
173 «Хенкель Рус» (Henkel) Пищевая промышленность
174 Красноярский металлургический завод Черная металлургия
175 Stora Enso лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
176 Индезит Рус (Indesit) Машиностроение
177 Холдинг STADA CIS фармацевтическая промышленность
178 «Адмиралтейские верфи» Машиностроение
179 «Остров Сахалин» Пищевая промышленность
180 «Кимберли-Кларк» Легкая промышленность
181 КОРДИАНТ Химическая и нефтехимическая промышленность
182 «Череповецкий фанерно-мебельный комбинат» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
183 Компания «ВОЛЬФРАМ» цветная металлургия
184 Группа компаний «Новомет» Машиностроение
185 «МЕТСЯ СВИРЬ» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
186 Группа компаний «Металл Групп» черная металлургия
187 «НОВОЕНИСЕЙСКИЙ ЛЕСОХИМИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
188 «Пермнефтегеофизика» Нефтяная и нефтегазовая промышленность
189 Группа компаний «Титан» химическая и нефтехимическая промышленность
190 «СВЕДВУД ТИХВИН» (ИКЕА) лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
191 Буруктальский никелевый завод Черная металлургия
192 «Устьянский лесопромышленный комплекс» лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
193 «ШАХТА КОЛМОГОРОВСКАЯ-2» угольная промышленность
194 ЛазерСервис Машиностроение
195 «Центр технологии судостроения и судоремонта» Машиностроение/Наука
196 «Соликамский магниевый завод» химическая и нефтехимическая промышленность
197 Жировой комбинат Пищевая промышленность
198 Группа компаний «ТАЛТЭК» угольная промышленность
199 РОЛИЗ Пищевая промышленность
200 «КАУСТИК» Химическая и нефтехимическая промышленность
Реестр экспортеров России

Найдем покупателей поставщиков

Наша ключевая задача помогать владельцам бизнеса развивать их проекты на международных рынках. Мы предлагаем комплексные услуги управленческого консультирования для развития бизнеса на внешних рынках.

  1. Исследуем, проводим экспертизу рынков, конкурентов, проектов
  2. Анализируем и выстраиваем цепочки поставок
  3. Осуществляем подбор партнеров, покупателей
  4. Организуем сбыт товаров и услуг на внешних рынках
  5. Обучаем-готовим проектные команды
  6. Подбираем специалистов, экспертов под заказ
  7. Информационная поддержка и продвижение в интернет
  8. Развиваем региональные и отраслевые кластеры
  9. Объединяем предприятия в консорциумы
  10. Развиваем производство, кооперацию и дистрибуцию
  11. Регистрируем региональные предприятия
  12. Комплексно сопровождаем бизнес проекты
  13. Открываем торговые представительства,
  14. Создаем СП: трансфер технологий, локализация
  15. Предлагаем финансирование, кредитование
  16. Сопровождаем инвестиционные проекты

Сеть международных экспертов «Союзконсалт» поможет в решении вашей задачи по выходу на внешние рынки, сделает лучшее  коммерческое предложение, проведет презентацию проекта. 

Российский экспорт

По данным таможенной статистики в январе-августе 2020 года внешнеторговый оборот России составил 354,8 млрд долл. США и по сравнению с январем-августом 2019 года сократился на 18,3%.8 октября 2020 г.

Сальдо торгового баланса сложилось положительное в размере 64,0 млрд долл. США, что на 54,5  млрд долл. США меньше чем в январе-августе 2019 года.

Экспорт России в январе-августе 2020 года составил 209,4 млрд долл. США и по сравнению с январем-августом 2019 года сократился на 24,2%. На долю стран дальнего зарубежья приходилось 86,3%, на страны СНГ – 13,7%.

Российский экспорт

Традиционно являлись топливно-энергетические товары, удельный вес которых в товарной структуре экспорта составил 52,8% (в январе-августе 2019 года – 63,8%). В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 58,0% (в январе-августе 2019 года – 68,7%), в страны СНГ – 20,1% (30,4%). По сравнению с январем-августом 2019 года стоимостный объем топливно-энергетических товаров снизился на 37,4%, а физический – на 5,9%. В экспорте товаров топливно-энергетического комплекса снизились физические объемы поставок электроэнергии – на 50,7%, керосина – на 15,2%, газа природного – на 14,0%, нефти сырой – на 9,4%. Вместе с тем возросли физические объемы экспорта бензина автомобильного на 39,4%, нефти и нефтепродуктов – на 1,9%.

 В общем стоимостном объеме экспорта доля металлов и изделий из них в январе-августе 2020 года составила 10,4% (в январе-августе 2019 года – 9,3%). В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 9,5% (в январе-августе 2019 года – 8,6%), в страны СНГ – 15,6% (14,0%). По сравнению с январем-августом 2019 года стоимостный объем экспорта товаров снизился на 15,4%, а физический – на 5,5%. При этом снизились физические объемы экспорта чугуна на 19,4%, алюминия – на 20,4%, ферросплавов – на 11,8%, полуфабрикатов из железа или нелегированной стали – на 6,1%. Вместе с тем возрос объем экспорта проката плоского из железа и нелегированной стали на 6,8%, меди и медных сплавов – на 0,9%.

Доля экспорта продовольственных товаров и сырья для их производства в товарной структуре экспорта в январе-августе 2020 года составила 8,3% (в январе-августе 2019 года – 5,5%). В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 7,3% (в январе-августе 2019 года – 4,8%), в страны СНГ – 14,6% (10,2%). По сравнению с январем-августом 2019 года стоимостные и физические объемы поставок этих товаров возросли на 15,2% и на 17,2% соответственно. Возросли физические объемы экспорта свинины свежей и мороженной в 2,7 раза, мяса свежего и мороженного – в 2,3 раза, мяса домашней птицы – в 1,6 раза, масла сливочного – на 46,4%, молока и сливок – на 28,4%, сыров и творога – на 10,3%, пшеницы – на 6,4%, рыбы свежей и мороженной – на 3,7%.

Доля экспорта продукции химической промышленности в январе-августе 2020 года составила 7,4% (в январе-августе 2019 года – 6,4%). В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 6,1% (в январе-августе 2019 года – 5,3%), в страны СНГ – 15,3% (13,8%). По сравнению с январем-августом прошлого года стоимостный объем экспорта этой продукции снизился на 13,0%, а физический возрос на 0,7%. Снизились физические объемы экспорта продуктов органических химических соединений на 14,7%, каучука и резины – на 8,5%. Вместе с тем возросли физические объемы экспорта пластмасс и изделий из них на 51,7%, фармацевтической продукции – на 22,0%, мыла и моющих средств – на 20,4%.

Доля экспорта машин и оборудования в январе-августе 2020 года  составила 6,5% (в январе-августе 2019 года – 5,9%). В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 4,5% (в январе-августе 2019 года – 4,1%), в страны СНГ – 19,3% (18,4%). Стоимостный объем экспорта данной товарной группы снизился на 17,1%. Снизились поставки оборудования электрического на 33,6%, инструментов и аппаратов оптических – на 25,6%, средств наземного транспорта, кроме железнодорожного – на 25,2%, оборудования механического – на 15,7%. Физические объемы поставок легковых автомобилей снизились на 45,0%, а грузовых автомобилей – на 16,3%.

Доля экспорта лесоматериалов и целлюлозно-бумажных изделий в январе-августе 2020 года составила 3,9% (в январе-августе 2019 года – 3,1%). В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 3,7% (в январе-августе 2019 года – 2,9%), в страны СНГ – 5,1% (4,6%). Стоимостный объем экспорта данной товарной группы снизился на 6,7%, а физический увеличился на 0,5%. Снизились физические объемы экспорта необработанных лесоматериалов на 5,9%, пиломатериалов – на 4,3%, бумаги газетной – на 7,3%, при этом незначительно возросли объемы поставок фанеры клееной на 0,2%.

Импорт России

В январе-августе 2020 года составил 145,4  млрд долл. США и по сравнению с январем-августом 2019 года сократился на 7,9%. На долю стран дальнего зарубежья приходилось 89,0%, на страны СНГ – 11,0%.

В товарной структуре импорта наибольший удельный вес приходился на машины и оборудование – 46,5% (в январе-августе 2019 года – 45,8%). В товарной структуре импорта из стран дальнего зарубежья доля этих товаров составила 49,6% (в январе-августе 2019 года – 49,1%), из стран СНГ – 21,3% (20,5%). Стоимостный объем ввоза этой продукции по сравнению с январем-августом 2019 года снизился на 6,3%. Снизились объемы импорта механического оборудования – на 4,0%, при этом незначительно возросли объемы поставок электрического оборудования на 0,5%, возросли объемы ввоза инструментов и аппаратов оптических – на 11,6%. Снизились физические объемы импорта легковых автомобилей на 34,2%, а грузовых автомобилей – на 33,5%.

Удельный вес продукции химической промышленности в товарной структуре импорта в январе-августе 2020 года составил 18,6% (в январе-августе 2019 года – 19,1%). В товарной структуре импорта из стран дальнего зарубежья доля этих товаров составила 19,2% (в январе-августе 2019 года – 19,8%), из стран СНГ – 14,1% (14,5%). По сравнению с январем-августом 2019 года стоимостный объем ввоза продукции химической промышленности снизился на 10,1%, а физический – на 5,2%. Снизились объемы поставок фармацевтической продукции на 25,8%, каучука и резины – на 11,8%, косметических и туалетных средств – на 6,1%, продуктов органической химии – на 6,0%.

Доля импорта продовольственных товаров и сырья для их производства в январе-августе 2020 года составила 13,2% (в январе-августе 2019 года – 12,3%). В товарной структуре импорта из стран дальнего зарубежья доля этих товаров составила 11,7% (в январе-августе 2019 года – 11,0%), из стран СНГ – 25,8% (22,6%). Снизились стоимостные объемы импорта на 1,2%, а физические объемы – на 0,1%. Поставки молока и сливок увеличились на 19,0%, масла сливочного – на 13,3%, сыров и творога – на 9,9%. При этом снизились физические объемы импорта масла подсолнечного на 66,9%, мяса свежего и мороженного – на 31,8%, рыбы свежей и мороженой – на 10,2%, цитрусовых – на 6,7%.

Удельный вес металлов и изделий из них в товарной структуре импорта в январе-августе 2020 года составил 7,0% (в январе-августе 2019 года – 7,6%). В товарной структуре импорта из стран дальнего зарубежья доля этих товаров составила 6,2% (в январе-августе 2019 года – 6,4%), из стран СНГ – 13,5% (17,2%). Снизился стоимостный объем данной товарной отрасли по сравнению с январем-августом 2019 года на 15,6%, а физический – на 28,9%. Снизились поставки черных металлов и изделий из них на 32,3%, в том числе труб – на 60,3%, проката плоского из железа и нелегированной стали – на 19,3%, металлоконструкций из черных металлов – на 8,7%.

Удельный вес текстильных изделий и обуви в январе-августе 2020 года составил 6,7% (в январе-августе 2019 года – 6,5%). В товарной структуре импорта из стран дальнего зарубежья доля этих товаров составила 6,6% (в январе-августе 2019 года – 6,4%), из стран СНГ – 7,6% (7,2%). Стоимостный объем импорта этих товаров снизился на 4,6%, а физический – на 5,4% соответственно.

Доля импорта топливно-энергетических товаров в январе-августе 2020 года составила 0,8% (в январе-августе 2019 года – 0,9%). В товарной структуре импорта из стран дальнего зарубежья доля этих товаров составила 0,5% (в январе-августе 2019 года – 0,6%), из стран СНГ – 3,4% (3,9%). Стоимостный и физический объемы данной товарной группы по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократились на 21,4% и на 6,0% соответственно.

В страновой структуре внешней торговли России ведущее место занимает Европейский Союз, как крупнейший экономический партнер страны. На долю Европейского Союза в январе-августе 2020 года приходилось 38,6% российского товарооборота (в январе-августе 2019 года – 41,8%), на страны СНГ – 12,6% (12,2%), на страны ЕАЭС – 9,0% (8,6%), на страны АТЭС – 34,7% (31,9%).

Основными торговыми партнерами России в январе-августе 2020 года среди стран   дальнего зарубежья были: Китай, товарооборот с которым составил 65,5  млрд долл. США (93,0% к январю-августу 2019 года), Германия – 25,3 млрд долл. США (73,5%), Нидерланды – 18,7 млрд долл. США (56,4%), США – 15,7 млрд долл. США (90,6%), Соединенное Королевство – 14,1 млрд долл. США (152,4%), Турция – 12,9 млрд долл. США (73,7%), Италия – 12,4 млрд долл. США (75,5%), Республика Корея – 12,2 млрд долл. США (73,1%), Япония – 10,7 млрд долл. США (81,4%), Польша – 8,9 млрд долл. США (81,8%).

Акции российских экспортеров

РПредставляем рейтинг компаний, чьи акции можно купить здесь и сейчас для того, чтобы попытаться компенсировать потери от ослабления рубля.

1. 

Сургутнефтегаз (прив.)

(MCX:SNGS_p). Это, пожалуй, наиболее очевидный вариант. Всем давно известна история с валютной «кубышкой» компании, которая, по разным оценкам, составляет более $50 млрд. Валютная переоценка этих средств приносит компании дополнительный доход, и в этом случае она платит очень хорошие дивиденды.

2. 

Норильский никель

(MCX:GMKN). Крупнейший экспортер среди российских металлургов. В условиях хорошей конъюнктуры рынков меди и платиноидов – один из главных бенефициаров девальвации рубля. Пока на акции оказывает давление туманная ситуация с дивидендами в 2020 г. из-за майской аварии на Таймыре. Однако ослабление российской валюты может подтолкнуть акционеров к решению все-таки выплачивать дивиденды.

3. 

Новолипецкий MK

(MCX:NLMK). Холдинг имеет активы в Европе и потому является наиболее крупным экспортером среди компаний черной металлургии. Кроме того, НЛМК платит довольно высокие дивиденды. По данным Bloomberg, 12-месячная доходность в рублях составляет порядка 8%.

4. 

Роснефть

(MCX:ROSN). Крупнейший российский экспортер, одна из ведущих нефтяных компаний мира. В 2018 г. экспорт составил порядка $90 млрд – это абсолютный лидер среди экспортеров РФ.

5. 

Татнефть (прив.)

(MCX:TATN_p). Крепкий середняк среди российских нефтяников. Высокая доля экспорта (порядка 60%) плюс высокая дивидендная доходность по привилегированным акциям (около 11,3%).

6. 

Газпром

(MCX:GAZP). Эта история всем давно известна и понятна. С одной стороны, низкие цены на газ и ожесточенная борьба за привычные, казалось бы, рынки сбыта. С другой – дивидендная политика и ослабление рубля. По Газпрому каждый для себя решает сам, покупать или нет, но не включить его в рейтинг я не мог.

7. 

Северсталь

(MCX:CHMF). Еще один представитель черной металлургии. Доля экспорта в выручке у компании меньше, чем у НЛМК, зато выше дивидендная доходность – в районе 12%. Имеет законное право находиться в нашем рейтинге.

8. 

Фосагро

(MCX:PHOR). Ведущий российский производитель и экспортер удобрений. Доля валютной выручки – порядка 70%, дивидендная доходность – около 7%.

9.

 РУСАЛ

(MCX:RUAL). Компания слишком зависима от дивидендов Норникеля, но, тем не менее, является одним из ведущих экспортеров в стране: доля экспорта в выручке около 65%.

10. 

ВСМПО-АВИСМА

(MCX:VSMO). А почему бы и нет? Понятны трудности компании на фоне проблем у основных клиентов – Boeing (NYSE:BA) и Airbus (PA:AIR). Однако компания продает на экспорт около 85% продукции. Явно извлечет пользу из текущего состояния рубля.

Что делать? Покупать или нет

Оптимальная выборка российских экспортеров из числа публичных компаний. Учитывается не только динамика рубля, но и рыночные моменты, как, например, в ситуации с Газпромом.

российских госкорпораций: стабилизирующая экономическая сила или тормоз роста?

Несмотря на первоначальный энтузиазм по поводу того, что госкорпорации могут повысить эффективность и стимулировать модернизацию российской экономики, эти предприятия стали «все более объектом критики со стороны тех, кто недоволен тем, как развивается российская экономика», - заявил Тоби Гати, старший международный советник. Akin Gump Strauss Hauer and Feld LLP. На лекции 30 марта 2009 г. в Институте Кеннана Гати описал эту новую структуру собственности в России, комментируя ее преимущества, недостатки и перспективы на будущее.

С 2000 года роль государства в экономике значительно выросла. Одним из аспектов этого роста является появление с 2004 года новой структуры собственности: государственных корпораций.
Некоторые из этих корпораций были созданы для достижения конкретных национальных целей, таких как страхование банковских вкладов, организация строительства к Олимпиаде 2014 года, субсидирование ремонта жилья или поощрение инноваций за счет развития российского сектора высоких технологий и нанотехнологий.

Государственные корпорации изначально провозглашались движущей силой экономического роста, диверсификации и инноваций.Они также рассматривались как средство стимулирования частных инвестиций за счет государственных денег и помощи российским компаниям в конкуренции в мировой экономике. Однако все чаще задаются вопросы - в том числе на высоком политическом уровне - о непрозрачном способе, которым высшее руководство и бюрократы управляют миллиардами долларов собственности и выделенными им средствами.

Семь (скоро их будет восемь или больше) государственных корпораций обладают рядом преимуществ в соответствии с российским законодательством. Они образованы отдельными федеральными законами и не действуют в рамках того же правового режима, что и частные предприятия или акционерные общества, контролируемые государством.Привилегии, предоставляемые государственным корпорациям, дают им большую свободу действий и приобретения активов. Они не подпадают под действие российского законодательства о банкротстве и получают льготы по налогам и таможенным сборам, аналогичные льготам, предоставляемым неправительственным организациям. «Одной из характеристик этих корпораций является то, что формально им не нужно много отчитываться перед кем-либо о своей деятельности», - продолжил Гати. От них не требуется предоставлять подробные годовые финансовые отчеты и отсутствует прозрачность в других отношениях.Фактически, отсутствие прозрачности в сочетании с доступом к государственным бюджетным средствам вполне может объяснить, «почему этот тип организации может быть привлекательным», - утверждал Гати.

Президент Российской Федерации назначает пятерых из семи руководителей (президентов или генеральных директоров) государственных корпораций. Когда на карту поставлено так много, «вы захотите поставить во главе государственной корпорации кого-то, кому вы доверяете и кого вы хорошо знали», чтобы управлять их деятельностью и обеспечивать надзор, - прокомментировал Гати. Неудивительно, что наблюдательные советы состоят из политически влиятельных лиц, включая правительственных чиновников, министров и / или членов Администрации Президента или Думы.

Государственные корпорации в последнее время вызывают много критики, особенно в отношении использования ими государственных активов и методов мониторинга их деятельности. Критики часто ссылаются на возможность коррупции и подавление конкуренции. С точки зрения Гати, официальные ответы на эту критику - обещания правительства улучшить надзор и обещания приватизировать или ликвидировать эти корпорации в будущем - кажутся пустыми, особенно потому, что продолжают говорить о создании еще большего числа государственных корпораций.

Продолжающийся финансовый кризис также вызывает критику в адрес госкорпораций. Начались общественные дебаты о том, какой вид экономической деятельности государство должно поддерживать в период снижения доходов. Таким образом, перспективы государственных корпораций могут быть тесно связаны с продолжительностью и серьезностью текущего кризиса, а также с политическим состоянием высокопоставленных чиновников в правительстве и администрации президента, добавил Гати.

Пока что существующие механизмы и регулирующее законодательство не поддаются изменениям.Бизнес-группы и некоторые государственные органы предложили меры по усилению надзора за государственными корпорациями и другими государственными предприятиями, контролирующими крупные сегменты российской экономики. Однако эти меры не раскрывают сути проблемы; эти структуры редко могут вводить новшества или производить производительные инвестиции, которые так необходимы в тяжелые экономические времена.

В заключение Гати взвесил два возможных сценария. Если экономический кризис продолжится и государство столкнется с продолжающимся бюджетным дефицитом и сокращением резервов, «не будет много денег для финансирования этих проектов», - сказал Гати.Государственные корпорации могут столкнуться с резким сокращением государственного финансирования и множеством других вопросов, касающихся их режима работы. В этом случае приватизация госкорпораций или, по крайней мере, приватизация части их активов может действительно иметь место. Такие действия сняли бы опасения тех, кто выступает против дальнейшего расширения роли государства в экономике. Если кризис отступит, исчезнет и давление, требующее перемен. Другими словами, отметил Гати, «он вернется к своей обычной работе».

Что пошло не так? на JSTOR

Abstract

В России и других странах сторонники быстрой массовой приватизации государственных предприятий (в том числе и мы) надеялись, что стимулы для получения прибыли, вызванные приватизацией, вскоре возродят неустойчивую экономику с централизованным планированием.В России возрождения не произошло. Мы предлагаем здесь некоторые частичные пояснения. Во-первых, массовая приватизация, вероятно, приведет к массовому самоуправлению менеджеров и контролирующих акционеров, если (что невероятно при первоначальном переходе от централизованного планирования к рынкам) в стране не будет хорошей инфраструктуры для контроля за собственными делами. Россия ускорила процесс самоокупаемости, продав по дешевке контроль над своими крупнейшими предприятиями мошенникам, которые передали свои таланты в области скимминга приобретенным предприятиям и использовали свое богатство для дальнейшего коррумпирования правительства и блокирования реформ, которые могли бы ограничить их действия.Во-вторых, стимулы для получения прибыли для реструктуризации приватизированных предприятий и создания новых могут быть подавлены бременем, возложенным на бизнес сочетанием (среди прочего) карательной налоговой системы, официальной коррупции, организованной преступности и недружественной бюрократии. В-третьих, хотя эгоизм все равно будет иметь место (хотя, возможно, в меньшей степени), если государственные предприятия не приватизированы, поскольку эгоцентризм сопровождает приватизацию, он политически дискредитирует приватизацию как стратегию реформ и может подорвать долгосрочные реформы.Главный урок: развитие институтов по контролю за эгоизмом имеет ключевое значение для успешной приватизации крупных фирм.

Journal Information

Стэнфордский юридический журнал, основанный в 1948 году, представляет собой универсальный академический юридический журнал. Каждый год Law Review публикует один том, который выходит в шести отдельных выпусках в период с ноября по май. Каждый выпуск содержит материалы, написанные студентами-членами Law Review, другими студентами-юристами Стэнфордского университета и сторонними участниками, такими как профессора права, судьи и практикующие юристы.Приблизительно 2600 библиотек, адвокатов, судей, юридических фирм, государственных учреждений и других подписались на Law Review. The Law Review также проводит лекции и ежегодный симпозиум в Стэнфордской юридической школе.

Информация об издателе

Stanford Law Review полностью управляется студентами Стэнфордского юридического факультета и полностью независим от профессорско-преподавательского состава. и административный обзор или надзор. Основные задачи Law Review - способствовать развитию юридических наук. путем решения важных юридических и социальных вопросов, а также для обучения и развития интеллектуального дискурса в Стэнфордской юридической школе.Помимо публикации, в Law Review также проводятся лекции и ежегодный симпозиум в прямом эфире.

Россия | White & Case LLP

Наша фирма зарекомендовала себя как одна из ведущих юридических фирм в России.

Российский рынок требует надежных и знающих юристов, которые понимают постоянно меняющийся ландшафт. Наши юристы не только предлагают эту жизненно важную базу знаний для наших клиентов, но, что еще более важно, предоставляют прагматичные коммерческие идеи, полученные почти за четверть века практического опыта в этом регионе.

Наши юристы имеют квалификацию для юридической практики в России, Англии, Уэльсе и США. Это уникальное сочетание российских и международных квалифицированных юристов, работающих в Москве, позволяет нам предоставлять комплексные консультации по всем потребностям наших клиентов.

Наши юристы уделяют особое внимание пониманию коммерческих целей наших клиентов, и мы помогаем им достичь этих целей наиболее эффективным и действенным образом.

В ходе нашей работы мы консультируем по актуальным вопросам и стремимся понять перспективные бизнес-цели наших клиентов, включив их в общую картину.Наша цель - построить долгосрочные партнерские отношения, основанные на способности адаптироваться и внимании к потребностям наших клиентов, а не на быстрой прибыли от разовых сделок.

Чтобы служить интересам наших клиентов, наши юристы работают в тесном сотрудничестве с другими нашими офисами по всему миру, сочетая глобальную кросс-практику и отраслевой опыт Фирмы с глубоким знанием местного законодательства.

Кроме того, мы давно поддерживаем юридическое образование в России. Мы сотрудничаем с ведущими университетами для проведения партнерских семинаров, программы практических летних стажировок для студентов университетов и спонсорства программы Джессопа в России.

НАГРАДЫ И ПРИЗНАНИЕ

Первый рейтинг по корпоративному праву / M&A в России с 2002 г.
Chambers Global and Europe

№1 на рынках капитала в России
The Legal 500 2018

# 1 по количеству IPO в Восточной Европе
Bloomberg 2014-2018

Уровень 1 для международного арбитража в России
The Legal 500 2018

# 2 для банковского дела и финансов
Chambers Global 2018

# 2 для энергетики и природных ресурсов
Chambers Global 2018

Сделка года ECM в Центральной и Восточной Европе, России и СНГ по IPO EN + Group
GlobalCapital 2018

Лучшее в России
Euromoney Women in Business Law Awards 2018

Единственная юридическая фирма, за плечами которой пять сделок купли-продажи, каждая из которых была удостоена награды «Сделка года» в течение пяти лет подряд
Награды CRE, 2012-2016 гг.

Какая доля государства в экономике России?

Ранее в этом году находящийся под санкциями магнат Олег Дерипаска заявил Financial Times, что российское государство держит в своих руках 70 процентов экономики страны; эта цифра колеблется по крайней мере с мая 2014 года, когда это было сделано в одной из бумаг Международного валютного фонда.Федеральная антимонопольная служба России дала аналогичную оценку на 2017–2018 годы, хотя и без ссылки на конкретные источники и с использованием неопределенных формулировок. В то же время уважаемые международные организации и исследователи предложили множество конкурирующих оценок, в основном в диапазоне от 25 до 55 процентов (см. Таблицу ниже), и несколько экспертов, опрошенных Russia Matters, согласны с тем, что наиболее реалистичные цифры, которые они видели в за последние два года - от 33 до 46 процентов. Несмотря на эту меньшую долю, эксперты наблюдали тенденцию к стратегической национализации при президенте России Владимире Путине и сомневаются, что ближайшие годы принесут большую эффективность или конкуренцию российской экономике.

Для политиков США или других лиц, желающих понять Россию - будь то противник или создатель общего дела - эти факты имеют значение, поскольку общий вес государства и конкретные ставки в национальной экономике влияют как на его политику, так и на его национальную мощь.

Одной из причин расхождения в оценках, естественно, является использование разных методологий с разными сильными и слабыми сторонами. Статистика в базах данных МВФ, Всемирного банка и Организации экономического сотрудничества и безопасности, например, не учитывает государственные компании; они показывают расходы и доходы сектора государственного управления в процентах от ВВП, включая федеральные, региональные и местные органы власти, плюс так называемые внебюджетные расходы, которые покрывают как социальные расходы, такие как пенсии и социальное обеспечение, так и определенные виды исследований, разработок и инвестиций.В документе МВФ за 2014 год, в котором доля государства в экономике оценивается в 68-71 процент - в то время как в трех упомянутых выше базах данных оценивается 32-41 процент - также отражаются расходы и доходы расширенного правительства, но затем добавляются расходы и доходы Всего 26 крупных госкорпораций. Однако это, похоже, влечет за собой двойной учет, по словам Сергея Гуриева, главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), который пишет: «Некоторые из государственных расходов (финансируемых за счет государственных доходов) являются доходами государственные предприятия.”

Очевидно, что расходы и доходы - не единственные переменные, которые стоит измерять. Мы попросили нескольких экономистов и других экономически ориентированных социологов взвесить три вопроса: (1) Какой подход к оценке доли государства в экономике России кажется им наиболее разумным? (2) Как бы они описали и / или объяснили изменения в этой доле за последние 20 лет? И (3) какие тенденции они ожидают в ближайшие годы? Ниже приводятся основные моменты их ответов.

Лучший способ измерения: оценка стоимости активов или добавленной стоимости

Гуриев из ЕБРР говорит нам, что идеальный подход к измерению доли государства в экономике страны «предполагает сбор данных о собственности всех компаний и оценку рыночной стоимости активов этих компаний», но это нереально; вместо этого «исследователи ограничиваются определенной подвыборкой компаний и заменяют рыночную стоимость активов (которую трудно оценить) более легко наблюдаемыми переменными, такими как продажи, занятость или добавленная стоимость.«Один прекрасный недавний пример такого подхода, по мнению Гуриева, можно найти в отчете об эффективности, опубликованном в январе 2018 года Московским Центром стратегических исследований, или КСО, который оценил долю государства в ВВП России на уровне 46 процентов по состоянию на 2016 год. Расчеты основывались на совокупной оценке трех компонентов с использованием добавленной стоимости во всех трех случаях: компании с государственным участием, сектор государственного управления и так называемые государственные унитарные предприятия или ГУП.

Два американских ученых - историк Крис Миллер из Флетчерской школы Университета Тафтса, автор двух книг по экономике России и политолог Дэвид Сзакони из Университета Джорджа Вашингтона, научный сотрудник Высшей школы экономики в Москве - оба высоко отзывались о Рабочий документ МВФ за 2019 год, в котором доля государства в экономике России в 2016 году оценивается в 33 процента; Гурьев из ЕБРР тоже высоко оценил это.Здесь авторы снова измеряли долю государства - включая как сектор государственного управления, так и государственные предприятия или ГП - в общей добавленной стоимости России. В то же время авторы отмечают, что на государство приходится 40 процентов деятельности в формальном секторе и 50 процентов занятости в формальном секторе. Миллер назвал газету «очень сильной», а Саконьи назвал ее «жизненно важной поправкой к возможной многолетней переоценке доли государства на основе некорректных данных». (Авторы статьи открыто возражают против 70-процентной оценки, предполагая, что она основана на сравнении яблок и апельсинов: данные ЕБРР 2005 г. о «доле государства в добавленной стоимости» по сравнению с данными 2012 г. о «валовых доходах государства, выраженных как соотношение ВВП.”)

Изменения во времени: стратегическая национализация

Как производители, так и потребители этих измерений отметили, что роль государства в экономике России увеличилась за последние 20 лет, но с оговорками: доля государства в ВВП, похоже, стабилизировалась за последнее десятилетие; Между тем, государственный контроль в настоящее время в значительной степени сконцентрирован в энергетике, банковском деле и некоторых других, часто «стратегических» секторах - что, возможно, неудивительно, учитывая тему несколько спорной диссертации Путина о стратегическом планировании и государственном контроле над ресурсами.В отчете о корпоративной социальной ответственности, включающем приложения с большим количеством данных о концентрации государственного экономического контроля по секторам, говорится, что в 2000-2008 годах в России явно наблюдалось «количественное и / или качественное расширение» государственного сектора по сравнению с 1990-ми годами (a время постсоветских приватизационных программ). Но в 2010-е «тенденция изменилась: доля в ключевых экономических показателях компаний с госучастием либо стабилизировалась, либо незначительно выросла». В документе МВФ за 2019 год также говорится, что «доля российского государства в объеме производства незначительно увеличилась за последние несколько лет, с 32 процентов в 2012 году до 33 процентов в 2016 году», и добавлено, что «государство имеет более сильное присутствие» в «15 крупнейших странах». концентрированная экономическая деятельность », чем в 15 наименее сконцентрированных.

Многие из экспертов, которых мы читали и опрашивали для этой статьи, указали на тенденцию к стратегической национализации, которая часто, в свою очередь, наносит ущерб эффективности и конкуренции. Миллер из Тафтса подчеркнул «большую роль правительства России в энергетическом секторе» как ключевую тенденцию за последние 20 лет, в то время как Гуриев из ЕБРР отметил, что «государство значительно расширило свой контроль в определенных стратегических секторах, таких как банковский сектор, транспорт, энергетика и т.д. технологии »и« мы видели крупные национализации… (Сибнефть, ТНК-ВР, ЮКОС, АвтоВАЗ, United Machinery) », а также« вливание государством капитала в капитал государственных банков, государственных предприятий и государственных предприятий. корпорации.«Эти корпорации были юридическим лицом нового типа, созданным в 2007-2008 годах, согласно CSR, некоторые из которых доминировали в целых секторах, таких как авиация, атомная энергетика и судостроение. Согласно докладу МВФ за 2019 год, присутствие государственных предприятий «велико в стратегических секторах (энергетика, оборона) и естественных монополиях (электроэнергия, газ, вода и железнодорожный транспорт), но также и в финансовом секторе». В аналитическом обзоре 2015 года, опубликованном Институтом международной экономики Петерсона, также утверждалось, что доля государства в экономике, и особенно в секторах, рассматриваемых как стратегические, выросла при Путине с арестом в 2003 году тогдашнего генерального директора ЮКОСа Михаила Ходорковского как водораздела: « После национализации ЮКОСа правительство России начало брать под контроль приватизированные компании в «стратегических» секторах, таких как нефть, авиация, строительство, энергетическое оборудование, машины и финансы.«Национализация банковской системы произошла немного позже, по крайней мере, частично в результате глобального финансового кризиса 2008-2009 годов, как указывают и Гуриев, и КСО. Согласно записке Петерсона, «в то время как в 2005 году доля частных коммерческих банков в общих активах составляла почти 70 процентов, к 2015 году она сократилась вдвое».

При этом стоит еще раз отметить, что в последние годы доля государства в ВВП, похоже, оставалась относительно стабильной. Две причины, по словам Саконьи, - это «ограниченные бюджетные расходы в последнее время» и «сохранение неформальной экономики, в которой правительство играет небольшую роль.”

Краткосрочные прогнозы: больше состояния, меньше эффективности и конкуренции

«Важный вопрос на самом деле не в размере государства», - писал нам Миллер, а в том, «хорошо ли государство» управляет теми частями экономики, которые оно контролирует или на которые оказывает влияние. Если посмотреть на большинство государственных фирм в России, ответ - нет ». Авторы документа МВФ за 2019 год и отчета о корпоративной социальной ответственности за 2018 год согласны с этим, причем последний предполагает, что размер доли государства в компании обратно пропорционален эффективности компании.Между тем авторы МВФ пишут, что «ГП, по-видимому, отстают от негосударственных фирм в различных сферах экономической деятельности» и что влияние государства в экономику выражается в более низкой эффективности использования ресурсов и снижении рыночной конкуренции с отсутствие конкуренции, усугубляемое практикой закупок, контролируемых государством. Миллер не был оптимистичен по поводу того, что это изменится в обозримом будущем, отмечая, что «ключевыми бенефициарами неэффективности и коррупции государственного сектора России являются политические элиты»; до тех пор, пока на них не будет давления, «либо из-за требований снизу, либо из-за конкуренции со стороны конкурирующих групп, у элиты нет причин не брать деньги у государства.Гурьев, в свою очередь, отметил, что в майском указе Путина о так называемых национальных проектах от 2018 года не упоминается приватизация, в отличие от его предшественника 2012 года, который призывал правительство к 2016 году вывести из капитала ГП, за исключением естественных монополий. , природные ресурсы и оборонный сектор ». В результате, «учитывая продолжающееся бегство капитала… и резкое сокращение ПИИ [прямых иностранных инвестиций], мы можем ожидать, что уходящие частные владельцы продадут свои активы государству или государственным компаниям.”

Изображение photochur с сайта Pixabay.

Мнения, выраженные в этом комментарии, принадлежат исключительно авторам.

архитекторов в России | 65 ведущих архитектурных бюро России

На довоенную архитектуру России большое влияние оказали византийский, позднее барокко и другие европейские стили. От последствий войны до сталинской архитектуры архитекторы в России испытали множество влияний, как внутренних, так и внешних.В послевоенное время появилось множество экспрессионистов и минималистских художественных движений, принципы которых были применены к архитектуре 20-го века, и влияние наблюдается даже сегодня.

Архитектура города прошла путь от обязательных тем и стилей для зданий к проектированию современной и новаторской современной архитектуры благодаря своей богатой и разнообразной истории. Сегодня в самой большой стране есть несколько мегаполисов и небольших городов, на которые повлияли известные архитекторы в России и за рубежом; а также новый и инновационный дизайн и технологии.Тяжелая военная история страны когда-то была препятствием для дизайна и творчества, но сегодня архитекторы в России в значительной степени могут творчески самовыражаться так, как не существовало 30 лет назад.

Российская экономика открылась для остального мира, открыла множество возможностей для людей, а вместе с этим экономический бум привел к появлению нескольких архитектурных бюро / архитекторов в России. Вот список 75 лучших архитектурных бюро / архитекторов, воссоздающих архитектуру страны, в алфавитном порядке.

4a Architekten | Лучшие архитектурные фирмы / архитекторы в России

Объем услуг: Архитектура, проектирование.
Типы строящихся объектов: Здания для спорта и отдыха, гостиницы, учреждения культуры и образования, а также на частное жилое строительство.
Местонахождение реализованных проектов: Москва, Германия.
Стиль работы: Инновационные и комплексные методы проектирования.
Веб-сайт: 4a-architekten.de

Архитекторы в России - Hallenbad in Stutensee / DE © 4a Architekten

Объем услуг: Архитектура и дизайн интерьеров.
Типы построенных проектов: Общественные пространства, Юридические компании, Ритейл, IT, Фармацевтические компании, Бизнес-центры, Клиники.
Расположение построенных объектов: Россия.
Стиль работы:
Сайт: www.abd-architects.ru

Российские архитекторы - Научно-технический центр ТМК в Сколково © ABD architects

Объем услуг: Архитектура и дизайн интерьеров.
Типы построенных объектов: резиденций, офисов, салонов, холлов.
Расположение построенных объектов: Россия.
Стиль работы: Современный и инновационный
Сайт: ap-designs.ru

Архитекторы в России - Головной офис Лукойла © Анна Пруцкова

Объем услуг: Архитектура и дизайн интерьеров.
Типы построенных объектов: Жилые, Промышленные, Общественные, Внутренние
Месторасположение построенных объектов: Россия.
Стиль работы:
Сайт: apex-project.ru

Русские Архитекторы - Торговый центр в Перми © Проектное бюро APEX

АПК АППАРАТ

Объем услуг: Архитектура и планирование.
Типы построенных объектов: Жилые, Квартиры, Коммерческие, Производственные, Институциональные, Общественные, Спортивные постройки.
Расположение построенных объектов: Россия.
Стиль работы:
Сайт: www.apparat-a.com

Архитекторы в России - Многофункциональный спортивный центр бокса в городе К. Ураски © АПК АППАРАТ

Объем услуг: Архитектура, дизайн интерьера, мебели.
Типы построенных объектов: Коммерческих интерьеров.
Расположение построенных объектов: Москва, Лондон, Париж.
Стиль работы:
Сайт: arch-e-type.net

Русские архитекторы - Тереховские девушки Интерьеры © Тип Arch (e)

Объем услуг: Архитектурное проектирование и дизайн
Типы построенных объектов: Жилые, коммерческие, интерьерные.
Расположение построенных объектов: Россия.
Стиль работы: Эффектный и функциональный.
Веб-сайт: www.arch-box.com

Архитекторы в России - KIA Office Вход © Arch-BO

Архипак

Объем услуг: Архитектура и интерьер.
Типы построенных объектов: Общественные, Коммерческие, Жилые, Внутренние, Ландшафтные
Местонахождение построенных объектов: Россия.
Стиль работы: Элементарно, новаторски.
Сайт: http://archipaq.ru/

Архитекторы России - Музей Орловского Рысака © Архипак

Объем услуг: Архитектура, Инжиниринг, Интерьеры.
Типы построенных проектов: Торговля, Развлечение, Многофункциональное использование, Офис, Администрация, Здравоохранение, Жилой, Туризм, Транспорт, Градостроительство.
Расположение построенных объектов: Россия и зарубежье.
Стиль работы: Идеальный баланс между эстетическими, функциональными и конструктивными соображениями, а также наилучшее возможное решение с экологической, гуманитарной и экономической точек зрения.
Веб-сайт: www.atp.ag

Российские архитекторы - Центр передового опыта, Грац, АТ ​​© ATP TLP Architects and Engineers LLC

Бюро «Берлога»

Объем услуг: Архитектура и интерьер.
Типы построенных проектов: квартир.
Расположение построенных объектов: Москва и за его пределами.
Стиль работы: Удобство, функциональность и индивидуальный подход.
Сайт: arch-berloga.ru

Российские архитекторы - ArInterior Design: Квартира в многоквартирном доме © Бюро «Берлога»

Риск зарубежного бизнеса - Россия

Ознакомьтесь с последней информацией для британских компаний по России и Украине, включая Крым.

Политический и экономический контекст

Вмешательство России в Украину и незаконная аннексия Крыма в 2014 году, химическая атака в Солсбери в 2018 году и применение химического оружия на территории России в 2020 году создают сложные условия для британского бизнеса, работающего в России.Существуют ограничения на осуществление некоторых видов деятельности в России, но законный бизнес может продолжаться, а экспорт из Великобритании остается устойчивым как по товарам, так и по услугам.

Департамент международной торговли (DIT) (ранее известный как UK Trade & Investment) продолжает оказывать поддержку британским компаниям на рынке, предлагая ряд услуг, включая целевые мероприятия, консультации по конкретным секторам, введение на рынок и торговые миссии.

По оценке МВФ на 2020 год, Россия занимает 11 место в мире по размеру ВВП.Экономика снизилась на относительно скромные 3,1% в 2020 году отчасти благодаря более легким ограничениям COVID-19. Однако перспективы остаются неутешительными из-за санкций и структурных ограничений. Макроэкономическая политика по-прежнему ставит во главу угла стабильность; государственный долг остается низким даже после пандемии, а инфляция остается низкой и стабильной. МВФ прогнозирует, что рост составит 3,0% в 2021 году и вернется к докризисному уровню к 2022 году. Программа государственных расходов на 400 миллиардов долларов, «Национальные проекты», может ускорить рост и открыть возможности для бизнеса в таких областях, как инфраструктура, финансовые услуги и т. Д. здравоохранение и образование.

Несмотря на то, что Россия имеет наименьшее население среди экономик БРИК, она является самой богатой на душу населения со значительным отрывом. Это означает, что в нем относительно большой средний класс, хотя недавние низкие темпы роста снизили их реальные доходы. Тем не менее, потребители стремятся к качеству и инновациям в растущем секторе розничной торговли.

Внутреннее предложение потребительских товаров и услуг в России все еще недостаточно развито, поэтому есть возможности для развития нового бизнеса, например электронная коммерция.Рост в настоящее время зависит от сектора, например горнодобывающая промышленность, углеводороды и сельское хозяйство.

Усиление политической напряженности и внимание российского правительства к импортозамещению заставили некоторые компании опасаться покупать иностранные товары и услуги. Однако россияне понимают, что британский экспорт предоставляет одни из самых качественных и самых инновационных товаров и услуг. Значительные возможности остаются, например, в сфере потребительских товаров, предметов роскоши, образования и станков.

Инвестиционный климат в России неоднозначен.В 2020 году он занял 28 позицию в рейтинге Всемирного банка Doing Business; в настоящее время он занимает более высокое место, чем Китай, Индия и Бразилия. Однако есть опасения по поводу верховенства закона, прозрачности и доступа к кредитам. Эти опасения создают проблемы для внутренних и международных инвестиций, но крупные западные компании по-прежнему широко представлены в России в ряде секторов, включая энергетику, финансы, бизнес-услуги, потребительские товары, автомобили и машиностроение. Несмотря на санкции и экономический спад, ряд компаний продолжают инвестировать.

В 2011 году Россия, Казахстан и Беларусь вступили в Таможенный союз. В 2015 году союз превратился в Евразийский экономический союз, который состоит из Таможенного союза и Единого экономического пространства. С тех пор к Союзу присоединились Армения и Кыргызстан. Организация все еще развивается, но регулирование различных секторов и технические регламенты в настоящее время устанавливаются централизованно Евразийской экономической комиссией. Конечная цель Евразийского экономического союза - свободное перемещение товаров, услуг, капитала и рабочей силы

Санкции ЕС

Правительство Великобритании и наши международные партнеры, включая ЕС, ввели санкции против вмешательства России в Украине и незаконной аннексии Крыма.Эти санкции означают, что торговля и инвестиции с Россией в определенных целевых областях и / или с конкретными юридическими / физическими лицами являются незаконными.

Мы прилагаем все усилия для обеспечения полного выполнения Минских соглашений и работаем с нашими международными партнерами для обеспечения будущей стабильности и процветания в регионе. Для достижения этих целей мы будем использовать весь спектр наших дипломатических каналов и будем постоянно следить за нашим общим взаимодействием с Россией.

Информацию о введенных ограничительных мерах можно найти в Правительстве.Сайт в Великобритании. В случае сомнений компаниям следует обратиться на горячую линию поддержки бизнеса. Британские компании должны помнить о потенциальных рисках и проблемах, связанных с работой в условиях санкций. Бизнесу следует по-прежнему уделять пристальное внимание российским разделам DIT и FCDO.

Компаниям также может потребоваться знать о режимах санкций, введенных другими странами, например, США.

Ограничительные меры ЕС являются целенаправленными, поэтому законный бизнес может продолжаться там, где санкции не применяются.Компаниям следует ознакомиться с информацией о санкциях на сайте GOV.UK, а в случае сомнений - связаться с DIT Russia, которое может предоставить контактные данные московских юридических фирм, знакомых с режимом санкций.

Важно, чтобы компании тщательно изучали санкции и пользовались советами, предлагаемыми DIT. Мы ожидаем, что британские компании будут строго придерживаться закона.

Права человека

Россия - страна, обеспокоенная проблемами прав человека. Подробнее см. Годовой отчет FCDO о правах человека в России.

Взяточничество и коррупция

Взяточничество является незаконным. Взятка в любой точке мира является правонарушением для британских граждан или лиц, обычно проживающих в Великобритании, организаций, зарегистрированных в Великобритании, или шотландских товариществ. Кроме того, коммерческая организация, ведущая бизнес в Великобритании, может нести ответственность за поведение лица, которое не является ни гражданином Великобритании, ни резидентом Великобритании, ни органом, зарегистрированным или созданным в Великобритании. В этом случае не имеет значения, имеют ли место действия или бездействие, составляющие часть правонарушения, в Великобритании или в другом месте.

Коррупция широко распространена в России и является серьезной проблемой для работающих там предприятий. Правительство России продолжает заявлять о своей приверженности сокращению коррупции и других вредных неформальных практик, но на практике они остаются проблемой. В Индексе восприятия коррупции Transparency International в 2018 году Россия упала до 138 из 180 стран.

Посетите портал Business Anti-Corruption, который предоставляет советы и рекомендации по вопросам коррупции в России.

Прочтите информацию на нашей странице «Взяточничество и коррупция».

Террористическая угроза

Существует высокая угроза терроризма. Хотя нет никаких указаний на то, что британские граждане или интересы были конкретными целями, нападения могут быть неизбирательными, в том числе в местах, часто посещаемых иностранцами. Вы должны сохранять бдительность во всех общественных местах, включая туристические объекты и места массового скопления людей, особенно там, где доступ не контролируется (например, мероприятия под открытым небом и рынки), а также в крупных транспортных узлах.

Предыдущие атаки были нацелены на транспортную инфраструктуру, включая аэропорты, автобусы, поезда и метро.Дальнейшие атаки вероятны и могут произойти в любой точке России.

См. Рекомендации по путешествиям FCDO.

Прочтите информацию, представленную на нашей странице об угрозах терроризма.

6. Совет по безопасности

Ведение бизнеса в России связано с защитными мерами безопасности; Деловые люди должны быть осведомлены о следующих действиях местной службы безопасности (ФСБ):

  • ИТ-атака на офисные компьютеры, ноутбуки, КПК и другие электронные устройства
  • физическое, аудио и видеонаблюдение
  • подходов к персоналу
  • перехват телефонных звонков (стационарных и мобильных), текстовых сообщений, электронной почты, факса и почты
  • обысков офисов, домов, транспортных средств и (особенно) гостиничных номеров (включая сейфы)

Для получения конкретной консультации пишите на адрес MoscowBusinessSecurity @ fcdo.gov.uk

Прочтите информацию, представленную на нашей странице с советами по защите.

Интеллектуальная собственность

Права ИС являются территориальными, то есть они обеспечивают охрану только в странах, где они предоставлены или зарегистрированы. Если вы думаете о международной торговле, вам следует рассмотреть возможность регистрации своих прав интеллектуальной собственности на экспортных рынках.

Прочтите информацию, представленную на нашей странице интеллектуальной собственности.

Организованная преступность

Прочтите информацию, представленную на нашей странице об организованной преступности.

Свяжитесь с нами по адресу [email protected]

Высокий корпоративный долг снижает перспективы роста России | Бизнес | Новости экономики и финансов с точки зрения Германии | DW

В рамках своей схемы «Национальные проекты» президент России Владимир Путин поставил официальную цель для малого и среднего бизнеса (МСП) внести одну треть ВВП России к 2024 году, когда он заявил, что уйдет с поста президента.

Малые предприятия уже давно составляют мизерную пятую часть ВВП России, и эта цифра снизилась с момента начала пандемии в прошлом году.

«Следите за тем, что Путин делает, а не за тем, что он говорит», - сказал DW Найджел Гулд-Дэвис, старший научный сотрудник Международного института стратегических исследований (IISS) по России и Евразии.

Для многих малых и средних предприятий коррупция является большой проблемой, добавляет он. «По сути, они лишены стимулов к росту. Как только они попадают в поле зрения, они часто становятся мишенями для того, что фактически является государственным грабежом», - говорит Гулд-Дэвис.

Юваль Вебер, заведующий кафедрой военной и политической стратегии России в Университете морской пехоты США, согласен.«Ключевым препятствием для роста от малых к средним и от средних к крупным предприятиям является необходимость для предпринимателей привлекать людей из правительства и спецслужб, чтобы« помочь управлять »ростом должным образом».

Прекращение роста МСП также означало, что во время пандемии разрыв между государственными компаниями, связанными с Кремлем, и владельцами малого бизнеса увеличился. Прибыль упала примерно на 40% среди 55 000 корпораций, проанализированных статистическим управлением Росстата, в то время как рейтинговое агентство Fitch прогнозирует падение на 8% у 62 компаний - крупнейших в стране - следует.

Теперь предупреждения о заемщиках-зомби поддерживаются дешевыми деньгами, причем каждый четвертый бизнес остается на плаву благодаря мораторию, введенному в апреле прошлого года, позволяющему фирмам приостанавливать процедуры банкротства до февраля этого года. По оценкам Центра стратегических исследований, количество малых предприятий, классифицируемых как должники, в 2020 году увеличилось почти на две трети, и многие из них обращаются к кредитам под высокие проценты.

Вялый ответ государства во время пандемии

Во время пандемии Кремль не использовал свои большие резервы для поддержки малого и среднего бизнеса.В фонде суверенного благосостояния России находится 170 миллиардов долларов (145 миллиардов евро), или около одной трети общих международных резервов страны.

В США компенсационные пакеты составляли 12,4% ВВП, в еврозоне - 15%, а в Японии - 20% в 2020 году. В России общий пакет стимулов составлял от 2% до 3%. Российский стимул включал небольшой пул денег, предназначенный для прямых выплат физическим лицам: 325 миллиардов рублей (4,3 миллиарда долларов, 3,8 миллиарда евро) для семей с детьми, до 100 миллиардов в качестве специальных пособий по безработице, 90 миллиардов для врачей и медсестер, лечащих COVID- 19 пациентов и около 80 миллиардов малых и средних предприятий.

Излишняя зависимость России от товарных доходов должна измениться, и в центре внимания будут МСП

Правительство также отложило налоговые платежи для МСП на сумму около 700 миллиардов рублей, выплаты по социальному обеспечению до 450 миллиардов рублей, а также другие штрафы и пени. . Региональные власти заморозили арендную плату для магазинов и небольших офисов, вынудив арендодателей пересмотреть график арендных платежей.

Что дальше, когда правительственная помощь закончится? Вместо государственных расходов Россия надеется, что ее 145 миллионов жителей вытащат экономику из рецессии за счет расходов.

Действительно, правительство также поощряло предприятия и потребителей брать новые ссуды: корпоративный долг вырос на 14% к концу третьего квартала 2020 года, в то время как задолженность частных лиц выросла на 9,8%, а ипотечное кредитование - почти на 30%. Таким образом, в то время как российские меры стимулирования помогли бизнесу сэкономить 2 триллиона рублей, общий личный и корпоративный долг вырос на 7-8 триллионов.

«Во всем мире малые и средние предприятия пострадали во время этого кризиса», - говорит Гулд-Дэвис. «Но в России пакет поддержки был менее щедрым, чем у большинства.«

Большая часть постсоветского роста в других странах была обеспечена за счет малых и средних предприятий, но не в России, - добавляет он. - МСП были хронически недоразвиты, и, учитывая политическую экономию, которая остается зависимой от добычи и производства ресурсов, это маловероятно.

«Ограниченная зависимость от МСП, по иронии судьбы, означает, что экономический спад в России менее серьезен, чем где-либо еще», - сказала DW Элина Рыбакова, заместитель главного экономиста Института международных финансов (IIF).

Но другие обеспокоены тем, что фискальный консерватизм России будет действовать как "тормоз для роста", как заявил Всемирный банк в недавнем отчете. Последний трехлетний план государственных расходов показывает, что Россия собирается вернуться к режиму жесткой экономии, который характеризовал докоронавирусный период.

Движущая сила страха

Вебер отмечает, что наличие сотен миллиардов долларов, помимо других конвертируемых валют и золота, занимает центральное место в представлении российской элиты о суверенитете.«Низкие бюджетные резервы ограничивали возможности Михаила Горбачева в последние годы существования Советского Союза и Бориса Ельцина в преддверии дефолта МВФ в 1998 году после азиатского финансового кризиса», - говорит он.

«Благодаря значительным резервам страна пережила мировой финансовый кризис 2008-2009 годов и двойной шок, вызванный обвалом цен на нефть в 2014-15 годах и санкциями, что побудило Кремль активизировать свои усилия по обеспечению экономического суверенитета за счет девальвации рубля и импортозамещения.«

» Ключевой страх Путина, - говорит Вебер, - «нехватка денег в тот момент, когда США или Запад предъявляют ключевое внешнеполитическое требование, что поставит Путина перед ужасным выбором между поддержанием финансовой стабильности и

Гулд-Дэвис соглашается, предполагая, что Путин очень последовательно проводил экономически осторожную политику с тех пор, как пришел к власти. «Унижение 1998 года, связанное с дефолтом России, запечатлено о его политике.На самом деле очень необычно для такого авторитарного режима, что он не склонен к популистским тратам, чтобы купить поддержку. Такова природа режима и перспективы Путина - Россия-крепость ", - говорит Гулд-Дэвис.

" В среднесрочной перспективе России необходимо найти новые источники производительности, и это могут быть малые и средние предприятия ", - сказала Рыбакова".

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *