Купечество в 19 веке в россии: Купечество в России в 19 веке

Содержание

Купечество в России в 19 веке

Купечество – одно из сословий Российского государства 18-20 веков и являлось третьим после дворянства и духовенства сословием. В 1785 году «Жалованной грамотой городам» определялись права и сословные привилегии купечества. В соответствии с этим документом купечество освобождалось от подушной подати, а также и телесных наказаний. А некоторые купеческие фамилии и от рекрутчины. Также они обладали правом беспрепятственного переезда из одной волости в другую в соответствии с «паспортной льготе». Также для поощрения купцов было принято Почетное гражданство.
Для определения сословного статуса купца брался его имущественный ценз. С конца 18 века существовало 3 гильдии, каждая из них определялась по размеру капитала. Каждый год купец платил ежегодный гильдейский взнос, составляющий 1% от общего капитала. Благодаря этому случайный человек не мог стать представителем определенного сословия.


В начале 18 в. начали формироваться торговые привилегии купечества. В частности начали появляться «торгующие крестьяне». Очень часто несколько семей крестьян скидывались, оплачивали гильдейский взнос 3 гильдии, чем в частности освобождали своих сыновей от рекрутства.
Самым важным в изучении жизни людей является изучение их быта, но историки вплотную занялись его этим не так давно. И в этой области купечество предоставило безграничное количество материала для узнавания русской культуры.

Обязанности и особенности.


В 19  веке купеческое сословие оставалось достаточно закрытым, сохранявшего свои правила, а также обязанности, особенности и права. Туда не особо пускали посторонних. Правда, бывали случаи, когда в эту среду вливались люди из других сословий, обычней всего из разбогатевших крестьян или не желавшие или не могущие идти по духовному пути.
Частная жизнь купцов в 19  веке оставалась островком старинной старозаветной жизни, где все новое воспринималось, минимум подозрительно, а традиции исполнялись и считались незыблемым, что должно выполняться из поколения в поколение неукоснительно. Конечно, для развития бизнеса купцы не чурались светских развлечений и посещали театры, выставки, рестораны, где завязывались новые нужные для развития дела знакомства. Но вернувшись с такого мероприятия, купец менял модный смокинг на рубаху и полосатые штаны и в окружение своего многочисленного семейства садился пить чай около огромного медного начищенного самовара.
Отличительной чертой купечества была набожность. Церковь была обязательной для посещения, пропускать службы считалось грехом. Также важно было и молиться дома. Конечно же, религиозность тесно переплеталась с благотворительностью – помощь различным монастырям, соборам и церквям больше всего оказывали именно купцы.
Бережливость в быту, доходящая иногда до крайней скупости – одна из отличительных черт в жизни купцов. Расходы на торговлю были обыденными, а вот тратить лишнее на собственные нужды считалось совсем лишним и даже греховным. Было вполне нормальным, когда младшие члены семьи донашивали одежду за старшими. И такую экономию мы можем наблюдать во всем – и в содержании дома, и в скромности стола.

Дом.


Купеческим районом Москвы считался Замоскворецкий. Именно здесь были почти все дома купцов в городе. Строили здания, как правило, используя камень, а каждый купеческий дом окружал участок с садом и более мелкими постройками, к ним относились бани, конюшня и хозяйственные строения. Изначально на участке обязательно должна была находиться баня, но позже ее часто упраздняли, а мылись в специально построенных общественных заведениях. Сараи же служили для хранения утвари и вообще всего, что было необходимо для лошадей и ведения хозяйства.
Конюшни всегда строились прочными теплыми и обязательно так, чтобы не было сквозняков. Коней берегли из-за дороговизны, и так заботились о здоровье лошадей. Их в то время держали двух видов: выносливых и крепких для дальних поездок и породистых, изящных для городских выездов.
Непосредственно сам купеческий дом состоял из двух частей – жилой и парадной. Парадная часть могла состоять из нескольких гостиных роскошно оформленных и обставленных, хотя и не всегда со вкусом. В этих комнатах купцы, для пользы дела устраивали светские приемы.
В комнатах обязательно ставили по несколько диванов и диванчиков обитые тканью неярких цветов – коричневой, синей, бордовой. На стенах парадных комнат вешались портреты хозяев и их предков, а в нарядных горках глаз радовала красивая посуда (часто составляющая приданое хозяйских дочерей) и всякие дорогие безделушки. У богатых купцов был странный обычай: все подоконники в парадных комнатах были уставлены бутылками разной формы и размерами с домашними медами, наливками и тому подобным. Из-за невозможности часто проветривать комнаты, а форточки давали плохой результат, воздух освежали различными доморощенными методами.
Расположенные в задней части дома жилые комнаты были намного более скромно обставленные и окна их выходили на задний двор. Для освежения воздуха в них вешали пучки душистых трав, часто привозимых из монастырей и перед тем как их повесить, окропляли святой водой.
С так называемыми удобствами дело обстояло еще хуже, находились туалеты во дворе, строились плохо, ремонтировались редко.

Еда.


Еда вообще является важным показателем национальной культуры и как раз купечество являлось хранителем кулинарной культуры.
В купеческой среде есть было принято 4 раза в день: в девять утра – утренний чай, обед – около 2-х часов, вечерний чай – в пять вечера, ужин в девять вечера.
Купечество кушало плотно, к чаю подавалось множество видов выпечки с десятками начинок, различные сорта варенья и меда, покупной мармелад.
Обед всегда содержал первое (уха, борщ, щи и т.д.), затем несколько видов горячих блюд, а после этого несколько закусок и сладкое. В пост готовились только постные блюда, а в разрешенные дни – рыбное.

Как жили купцы и дворяне в Москве

Вплоть до революции в Москве существовало два высших светских сословия, которые постоянно соперничали друг с другом и были очень непохожи. Патриархальный быт купечества соседствовал с пышной жизнью дворянства, которое всеми силами старалось угнаться за модой столичного Петербурга. «Газета.Ru» рассказывает о быте московских купцов и дворян в двух разных районах: мещанском Замоскворечье и аристократической Пречистенке.

Завтрак аристократа с вилкой

Пречистенка сформировалась в городе, можно считать, случайно, благодаря тому, что в 1524 году был построен Новодевичий монастырь. В конце XVI века здесь пролегала дорога, ведущая в женскую обитель. Вскоре вдоль этого пути возникли городские постройки и новой улице дали неблагозвучное название — Чертольская, в честь ручья Чертороя, протекавшего рядом. Своим звучным именем Пречистенка обязана царю Алексею Михайловичу.

Дорога, ведущая в обитель Пречистой Божией Матери, не могла иметь название, связанное с чертями, так что в 1658 году по указу царя улицу переименовали в Пречистенскую, а Чертольские ворота города, находившиеся в ее начале, — в Пречистенские. Со временем длинный топоним улицы сократили до Пречистенки.

Улица, получив наконец «нестыдное» название, вскоре стала центром притяжения московской знати. С конца XVII века здесь появляются усадьбы, принадлежавшие аристократическим семьям Лопухиных, Голицыных, Долгоруких и многих других. Большинство особняков, построенных в то время, сохранили оригинальную архитектуру до наших дней. Кроме того, имена аристократических обитателей Пречистенки оказались увековечены в названиях переулков: Всеволжского, Еропкинского, Лопухинского и прочих.

В XIX веке Москва считалась тихим патриархальным городом с населением в 250 тыс. человек (с 30-х годов XIX столетия численность достигла 300 тыс.).

Ни помпезной роскоши Петербурга, ни столичных великосветских балов и приемов — одним словом, большая деревня.

Александр Пушкин, описывая прибытие провинциалки Татьяны в дом ее московской тетки, подчеркивал, что девушке приходилось каждый день разъезжать «по родственным обедам», дабы быть представленной «бабушкам и дедам».

Поддержание родственных связей было крайне характерным для дворянской Москвы: здесь все приходились друг другу тетками, племянниками, кузинами и кузенами. Родственники постоянно наносили друг другу визиты и обсуждали последние семейные новости. Интересно, что делалось это, как правило, за чашкой чая: московское дворянство предпочитало именно этот напиток, тогда как в Петербурге знать любила выпить кофе. Что касается еды, то русская кухня была не в почете у московских дворян, более любивших немецкие, английские, французские и итальянские блюда. Причем на дворянских столах обязательно присутствовали вилки, которые вплоть до конца XIX века оставались нетрадиционными столовыми приборами в купеческих домах.

Старшее поколение московских аристократов чувствовало себя в городе вполне уютно: есть нужные связи, есть с кем поболтать и поиграть в карты, но при этом не тревожит столичная суета и шум.

Однако молодые дворяне часто скучали в такой патриархальной и слишком спокойной для них обстановке.

Особенно этот контраст между светской жизнью в Москве и Петербурге становился заметным зимой, когда свой досуг можно было разнообразить разве что святочными гаданиями.

Александр Грибоедов очень точно передал атмосферу узкого аристократического круга, в котором все друг друга знают, где в почете консерватизм, а взгляды старшего поколения ставятся в приоритет. Доподлинно известно, что как минимум один житель Пречистенки стал прототипом героя комедии «Горе от ума». С начала XIX века в особняке в Обуховском переулке (сейчас это Чистый переулок, 5) жила дворянка Настасья Дмитриевна Офросимова, известная не только в Москве, но и в Петербурге. Женщина эта славилась своим независимым и порой чудаковатым поведением, прямолинейными высказываниями в адрес кого угодно и крутым, своенравным характером.

Петр Вяземский писал о ней: «Офросимова была долго в старые годы воеводою на Москве, в московском обществе имела силу и власть». Один из ее современников так описывал барыню: «Старуха высокая, мужского склада, с порядочными даже усами; лицо у нее было суровое, смуглое, с черными глазами; словом, тип, под которым дети обыкновенно воображают колдунью».

Если Грибоедов в своей комедии вывел ее под именем неприятной старухи Хлестовой, то Лев Толстой, наоборот, подчеркнул положительные стороны московской дворянки, списав с нее героиню романа «Война и мир» Марью Дмитриевну Ахросимову, которая помешала Наташе Ростовой сбежать с Анатолем Курагиным.

Будь лучше пьяница, да не одевайся по моде

Замоскворечье начало заселяться в начале XIII века, а уже к началу XVII века здесь начинают жить купцы: в этой местности оказались самые дешевые земли, возможно, из-за того, что низинная местность часто подтоплялась, а почвы были глинистыми.

close

100%

Заречное купечество сохранило патриархальный, степенный уклад быта. Вставали обычно часу в четвертом утра и так же рано отходили ко сну. «Ложатся спать в девятом часу, и в девять часов все Замоскворечье спит.

По улице нет никого, кроме собак. Извозчика и не ищите», — описывал Александр Островский режим дня купечества в очерке «Замоскворечье в праздник».

Особенно отличалась мода жителей этого района. «У нас никогда по моде не одеваются, это даже считается неблагопристойным. Мода — постоянный, неистощимый предмет насмешек, а солидные люди при виде человека, одетого в современный костюм, покачивают головой с улыбкой сожаления; это значит, человек потерянный. Будь лучше пьяница, да не одевайся по моде», — писал знаменитый драматург.

Надо отметить, что Замоскворечье не оставляло равнодушными не только русских писателей, но и иностранных. Например, французский литературный деятель Теофил Готье так отзывался об этом районе: «Нельзя представить себе ничего более прекрасного, богатого, роскошного, сказочного, чем эти купола с сияющим золотом крестами… Я долго стоял вот так, в восторженном оцепенении, погруженный в молчаливое созерцание».

Золотых куполов в Заречье действительно было великое множество. Самый крупный храм Замоскворечья — храм Священномученика Климента, Папы Римского. В этом же районе находится храм Николая Чудотворца на Берсеневке, который составляет архитектурный ансамбль с

палатами Аверкия Кириллова.

Не менее примечателен храм Святителя Николая в Толмачах, домовая церковь при Третьяковской галерее, где постоянно хранится икона Владимирской Богоматери, а на праздник Святой Троицы сюда переносят икону Рублева «Троица». И это далеко не все: московское купечество чтило православные традиции, и богатые купцы считали за благое дело жертвовать деньги на строительство и восстановление храмов.

Умели купцы и отдыхать. Так красиво чаевничать могло только степенное купечество Златоглавой.

«Вот направо, у широко распахнутого окна, купец с окладистой бородой, в красной рубашке для легкости, с невозмутимым хладнокровием уничтожает кипящую влагу, изредка поглаживая свой корпус в разных направлениях: это значит, по душе пошло, то есть по всем жилкам. А вот налево чиновник, полузакрытый еранью [геранью], в татарском халате, с трубкой [фабрики] Жукова табаку, то хлебнет чаю, то затянется и пустит дым колечками».

Кстати, в чай никогда не добавляли сахар, поскольку считалось, что это портит вкус напитка: его всегда пили только вприкуску с сахаром.

Конечно, купеческие семьи отдыхали не только дома. Традиционным развлечением были ярмарки и гулянья, которые проходили по главным московским улицам вокруг Кремля, в Сокольниках и в Марьиной Роще, а также в тогдашних пригородах — в Царицыне, Кунцеве, на Воробьевых горах, в Коломенском и Архангельском. Дворяне на лето уезжали в свои загородные имения, так что купцам никто не мешал слушать полковые оркестры, веселиться с цыганами и смотреть вечером на фейерверки.

К середине XIX века в моду у купцов стали входить театры. Причем особой популярностью пользовались пьесы драматического или комедийного характера, напоминавшие ярмарочные представления на бытовые темы.

А вот оперы и особенно балеты — из-за странных костюмов и поведения актеров на сцене — купцы не понимали и недолюбливали.

17 сентября 17:15

Постепенно купцы Замоскворечья начали перенимать атрибуты дворянской жизни и устраивать торжественные обеды и балы в своих домах. Впрочем, и тут не обходилось без мещанской специфики. Дома купцов делились на две части — парадную и жилую. Парадная часть обычно обставлялась как можно более роскошно, но не всегда со вкусом. Интересной особенностью было то, что все подоконники в парадных комнатах были заставлены разнокалиберными бутылками с наливками, настойками, медом и т.п. Из-за этого окна открывались плохо и комнаты практически не проветривались. Воздух освежали, окуривая помещения мятой, уксусом или «смолкой» (комком смолы в кулечке из бересты, сверху на который клали тлеющий уголек).

Как показало время, Москва осталась верна купеческим традициям. Бурное развитие промышленности в России после отмены крепостного права привело к усилению мещанского сословия, представители которого становились фабрикантами и предпринимателями. Так купечество начало вытеснять дворянство и с Пречистенки.

С середины XIX века дворянские усадьбы активно скупались новыми буржуа.

Вместо старых дворянских фамилий на Пречистенке зазвучали новые, купеческие: Коншины, Морозовы, Пеговы, Рудаковы. Вместе с этим менялся облик улицы: классические особняки перестраивались в более пышные и помпезные, чтобы было «дорого-богато». «Новые дома ошеломляют прохожего всею разнузданностью своего явно извращенного и тупого вкуса и заставляют проливать поздние слезы о погибающей, если не погибшей окончательно красавице столице», — именно так писал об этих событиях «Архитектурно-художественный еженедельник» в 1916 году.

Исторический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова

22 октября 2021 года исполняется 50 лет заведующему кафедрой истории общественных движений и политических партий, кандидату экономических наук, доценту Степану Владимировичу Орлову

К.и.н., доцент кафедры истории южных и западных славян исторического факультета МГУ В.С. Путятин выступил с экспертным комментарием в очередном выпуске программы «Загадки человечества» на РЕН ТВ, один из эпизодов которого был посвящен борьбе югославского сопротивления с дивизией СС «Принц Евгений» в годы Второй мировой войны

16 октября 2021 года к.и.н., доцент кафедры истории России до начала XIX века исторического факультета МГУ Д.А. Хитров выступил с онлайн-лекцией на тему «Русские карты XVI-XIX веков и методы их использования» в рамках проекта «Университетская среда для учителей»

14 октября 2021 года отмечает юбилей кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков исторического факультета МГУ Инна Григорьевна Рытова

В 2021/2022 учебном году кафедра иностранных языков проводит ставший уже традиционным ежегодный VI Лингвистический конкурс среди студентов исторического факультета МГУ. Представляем вашему вниманию программу конкурса на осенний семестр

12 октября 2021 года исполняется 60 лет доктору исторических наук, профессору кафедры истории средних веков исторического факультета МГУ Рустаму Мухаммадовичу Шукурову

Книга «Белгородская черта: история, фортификация, люди», рыбинского издательства «Медиарост», одним из авторов и ответственным редактором которой является к.и.н., доцент кафедры истории России до начала XIX века исторического факультета МГУ Д.А. Хитров, была отмечена дипломом лауреата в номинации «За вклад в развитие регионов России» конкурса «Книга года» на Межрегиональном фестивале национальной книги «Читающий мир»

7 октября 2021 года состоялось второе заседание научного семинара «Новая этнография коренных народов России». Оно было посвящено вопросам статуса коренных народов, которые рассматривались на примере жителей Кавказа: кумыков и абазин

5 октября 2021 года к.и.н., доцент кафедры истории общественных движений и политических партий А.В. Гусев принял участие в очередном выпуске программы «Наблюдатель», посвященном 100-летию первого советского литературно-художественного и научно-публицистического журнала «Красная новь», который в 1921-1927 гг. возглавлял выдающийся литературный критик, писатель и деятель большевистской партии А.К. Воронский

5 октября 2021 года по приглашению кафедры новой и новейшей истории и кафедры иностранных языков французский историк Паскаль Коши (Pascal Cauchy) выступил на историческом факультете МГУ с публичной лекцией на французском языке «L’élection présidentielle française de 2022″ [Президентские выборы 2022 года во Франции]»

1-3 октября 2021 года к.и.н., старший преподаватель кафедры источниковедения исторического факультета МГУ А.В. Карагодин принял участие в кураторской программе международного фестиваля «Зодчество-2021», представив спецпроект «Истина в памяти», посвященный Южному берегу Крыма

Культура повседневности уездного купечества в России в XIX – начале ХХ столетия: на материалах Вятской губернии

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 5 0 obj /Author /Creator (ABBYY PDF Transformer 2.0) /Keywords /Producer (PDF-XChange 3.60.0112 \(Windows XP\)) /ModDate (D:20200603122339+07’00’) /Title >> endobj 2 0 obj > stream 2020-06-03T12:23:39+07:002010-12-10T15:11:18+06:002020-06-03T12:23:39+07:00ABBYY PDF Transformer 2.0application/pdf

  • Культура повседневности уездного купечества в России в XIX – начале ХХ столетия: на материалах Вятской губернии
  • Маслова И.В.
  • Томский государственный университет
  • уездное купечество
  • повседневность
  • быт и нравы.
  • uuid:190a0b68-7b06-48c3-9622-14061f0db044uuid:7fdbff28-569a-48bc-9831-294d2c83def7PDF-XChange 3.60.0112 (Windows XP)уездное купечество, повседневность, быт и нравы. endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 6 0 obj > /XObject > >> /Type /Page >> endobj 7 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 8 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 9 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 10 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 11 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 12 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 13 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 14 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 15 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > /C [0 0 0] /Border [0 0 0] /Type /Annot >> endobj 20 0 obj > stream HlV͊6:vZү4{:B`}X!l`o&y?i.?  9

    Журнал История: факты и символы » . НИЖЕГОРОДСКОЕ КУПЕЧЕСТВО В КОНЦЕ XVIII

    Выпуск №1 (10) (2017) 145 стр.

    Оглавление выпуска журнала

    Иванов М.А.

    НИЖЕГОРОДСКОЕ КУПЕЧЕСТВО В КОНЦЕ XVIII — ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА: ЧИСЛЕННОСТЬ И ГИЛЬДЕЙСКИЙ СОСТАВ

    Ivanov M.A.

    NIZHNY NOVGOROD MERCHANT CLASS IN THE END OF XVIII — FIRST QUARTER OF XIX CENTURY

    Ключевые слова:

    купечество; сословие; гильдия; династия; капитал; the merchant class; Guild; dynasty; capital

    Аннотация:

    Формирование системы купеческих гильдий сопровождалось активной государственной политикой в отношении купеческого сословия. С одной стороны, государство стремилось повысить юридический и экономический статус купечества, давая ему новые льготы в промышленной и торговой деятельности. С другой стороны, усиливало налоговое давление, периодически повышая размеры объявленного капитала и вводя новые пошлины. Данная политика во многом оказывала существенное воздействие на численность купеческого сословия, его гильдейский состав и формирование крупных купеческих династий. В последнее десятилетие появился целый ряд диссертационных исследований, посвященных различным аспектам истории провинциального купечества. Среди них проблемы формирования профессиональной деятельности купечества, благотворительности, менталитета купечества уездных городов, зарождения и развития крупных купеческих династий, складывания гильдейских капиталов. Поднимаются вопросы о социальных источниках купеческого сословия. Немаловажной является проблема организации экономических связей между провинциальными и столичными городами, роль в данном процессе купеческого сословия. Наиболее спорным моментом в отечественной историографии является вопрос о влиянии государственной политики на формирование и развитие купеческого сословия. Различные авторы на примере отдельных регионов пытаются проследить процесс формирования местного купечества в условиях противоречивой экономической и сословной политики государства конца XVIII — первой четверти XIX века. Основная задача нашей работы — рассмотреть, как данный процесс происходил в Нижнем Новгороде.

    Annotation:

    Formation of system of merchant guilds, accompanied by active government policy in relation to the merchant class. On the one hand, the government has sought to improve the legal and economic status of merchants, giving him new benefits to industrial and commercial activities. On the other hand, increased the tax pressure, periodically increasing the size of the declared capital and introducing new duties. In turn, this policy, in many ways has a significant impact on the number of merchants, his guild composition and the formation of large merchant dynasties. In the last decade there was a number of dissertation research on various aspects of the history of the provincial merchant class. Among them, the problem of formation of the professional activities of the merchants, charity mentality merchants county-level cities, the origin and development of large merchant dynasties, folding guild capital. Raises questions about the social sources of the merchant class. Not less important is the problem of the organization of economic relations between provincial and capital cities, a role in this process, the merchant class. The most controversial point in the national historiography, is the question of the impact of public policy on the formation and development of the merchant class. Modern researchers are trying to take a position with respect to the average. Singling, both positive and negative aspects of the interaction of the merchants and the state by various authors on the example of some regions, trying to trace the process of formation of local merchants in a contradictory economic and social class policy, the end of the first quarter of the XVIII-XIX century. The main objective of our work is to consider how this process took place in Nizhny Novgorod.

    Список литературы:

    1. Жалованная грамота на права и выгоды городам Российской империи // Российское законодательство X-XX веков / под ред. О.И. Чистякова. М.: Юридическая литература, 1987. Т.5. 431 с.

    2. Манифест Екатерины II Великой от 17 марта 1775 года // Законодательство периода расцвета абсолютизма/ под ред. Е.И. Индовой. М., 1987. Т. 2. 476 с.

    3. Макаров И.А. Карман России. Н. Новгород, 2006. 442 с.

    4. Разгон В.Н. Сибирское купечество в ХVIII — первой половине XIX в. Региональный аспект предпринимательства традиционного типа. Барнаул, 1999. 55 с.

    5. ЦАНО (Центральный архив Нижегородской области). Ф. 116. Оп. 33. Дело 76. Генеральная ревизия нижегородских купцов за 1780-1781 год. 35 л.

    6. ЦАНО. Ф. 116. Оп. 33. Д. 8. Ведомость о количестве купцов и мещан в г. Нижнем Новгороде за 1780 год. 57 л.

    7. ЦАНО. Ф. 116. Оп. 33. Д. 42. Ведомость о количестве купцов и мещан, вышедших из крестьян, за 1780-1781 годы. 25 л.

    8. ЦАНО. Ф. 116. Оп. 33. Д. 596. Книга объявлений купцов и мещан об их капиталах за 1783 год. 125 л.

    9. ЦАНО. Ф. 116. Оп. 33. Д. 684. Ведомость о нижегородских купцах за 1783 год. 43 л.

    10. ЦАНО. Ф. 116. Оп 33. Д. 2767. Ведомость об имеющихся у купцов капиталах, фабриках и заводах и о выдаче им аттестатов для производства торговли за 1798 год. 123 л.

    11. ЦАНО. Ф. 116. Оп. 34. Д. 3282. Ведомость о торгующих купцах и об опротестованных векселях за 1807 год. 76 л.

    12. ЦАНО. Ф. 116. Оп. 34. Д. 3281. Ведомость о числе купцов и мещан, просящихся в купечество, за 1806 год. 34 л.

    13. ЦАНО. Ф. 116. Оп. 34. Д. 3780. Книга записи купцов об их капиталах и переписка о причинах непоказания полностью купеческих капиталов на 1817-1818 год. — 143 л.

    14. ЦАНО. Ф. 116. Оп. 34. Д. 3984. Книга записи объявлений купцов об их капиталах на 1822 год. 128 л.

    15. ЦАНО. Ф.116. Оп. 33. Д. 3707. Переписка о капиталах купцов и мещан, о гильдейских правах нижегородского купечества, с приложением списка купцов на 1816 год. 97 л.

    16. ЦАНО. Ф.116. Оп. 34. Д. 2419. Ведомость о количестве купцов, мещан и цеховых г. Нижнего Новгорода, Горбатова и Семенова и о налогах с них, за 1795 год. 62 л.

    Кунгурское купечество

    Кунгурское купечество

    Кунгур, один из старейших городов Урала, издавна называли купеческой республикой. Уже в XVIII-XIX веках Кунгур, оказавшись на выгодных торговых путях, становится крупнейшим торгово-промышленным центром Урала, центром хлебной торговли и кожевенного производства. Знаменитые кунгурские базары и ярмарки собирали купцов и торгующий люд с разных уголков Урала, Сибири, Центральной России.

    В начале XIX века в Кунгуре проживало 225 купцов I и II гильдии.

    Благодаря стараниям и предприимчивости кунгурских купцов-чаеторговцев А.С. Губкина (1816-1883), А.Г. Кузнецова (1856-1895), М.И. Грибушина (1832-1889) Кунгур в XIX веке называли чайной столицей России.

    А.С. Губкин родился в Кунгуре в 1816 г. в семье в семье купца. Его отец владел кожевенным заводом, занимался извозом товара в Сибирь. В 1840 г. А.С. Губкин открывает фирму по продаже чая. Чай везли сложным путем через Иркутск, Тобольск, Тюмень на Ирбитскую, Макарьевскую, Нижегородскую ярмарки, в Москву, С. Петербург. «Наилучший продукт по дешевой цене, в любом месте» — эти слова стали девизом А.С. Губкина.

    Губкин много занимался благотворительностью. В Кунгуре на его средства были построены учебные заведения — Кунгурское техническое, Губкина, училище и Елизаветенская рукодельная школа. Умер Губкин в 1883 г. в Москве, но по завещанию был похоронен в Кунгуре. На его могиле был возведен Никольский храм.

    Дело деда продолжил его внук и наследник А.С. Кузнецов. В 1891 г. он преобразовал фирму деда в Торгово-промышленное товарищество «Преемник А. Губкина Александр Кузнецов и Ко». Это была крупнейшая в России фирма по оптовой торговле чая, она имела свои собственные конторы на главных чайных рынках Китая, о. Цейлон, Индии, в Лондоне и во многих городах России. Торговый знак фирмы «Два якоря». Ее чаеразвесочные фабрики размещались в Москве, Одессе, Тюмени, Самарканде, Иркутске. В Ханьжоу (Китай) работала собственная фабрика по производству кирпичного и плиточного чая.

    Другой кунгурский купец I гильдии М.И. Грибушин, находясь на службе у А.С. Губкина в молодые годы, тоже решил заняться торговлей чаем. В 1856 г. он открывает свою чайную фирму. Торговые конторы Грибушина находились в Китае, Индии, остр. Цейлон, в городах России — Перми, Уфе, Екатеринбурге, Кунгуре, Вятке, с. Топорнино, на ярмарках Нижегородской, Ирбитской, Мензелинской, Бирской, Красноуфимской, Осинской.

    Главное правление конторы, склады и чаеразвесочная фабрика находились вначале в Кунгуре, затем в Перми, Уфе. Фирма была обладательницей большой золотой медали на выставке в Ростове в 1906 г, большой золотой медали Миланской выставки в 1906 г. М.И. Грибушин занимался благотворительной деятельностью. В Кунгуре семья Грибушиных построила на свои средства сиропитательный дом для бедных мальчиков, открыла каменный корпус лавок (Малый гостиный двор).

    Но кроме них славу городу приносили и другие купцы и купеческие династии.

    Алексей Павлович Чуватов (1844-1902), купец I гильдии, крупный кожевенный промышленник. Торговля и прием заказов велись в Кунгуре, в представительствах на Ирбитской, Нижегородской, Крестовоздвиженской ярмарках.

    За успехи, достигнутые в развитии кожевенно-обувной промышленности, фирма А.П. Чуватова не раз награждалась медалями на различных международных и российских выставках.

    А.П. Чуватов занимался широко деятельностью на пользу Кунгурского общества. С 1874 по 1876 годы А.П. Чуватов — член Попечительского Совета Кунгурской женской прогимназии. В 1889 году в составе комитета по проверке отчета Городской Управы указана фамилия А.П. Чуватова как уважаемого городского деятеля. В 1893 году он служил гласным Городской Думы. В 1894 году А.П. Чуватов был попечителем 3 городского начального народного училища.

    В XIX веке в Кунгуре была известна купеческая семья Чулошниковых. Три брата — Андрей (1834-1906), Григорий и Александр(1852-1921) занимались кожевенно-обувным производством, мойкой и сушкой шерсти.

    Старший из братьев Андрей с женой Татьяной детей не имели, занимались благотворительной деятельностью. В 1898-1899 супруги Чулошниковы входили в Кунгурский комитет по разбору и призрению нищих.

    Александр Прохорович занимался большой общественной деятельностью. Неоднократно избирался гласным Городской Думы. В 1909 году он входил в состав Попечительского комитета Кунгурской женской гимназии. В 1910 году он был избран городской головой Кунгура.

    XIX век — это период интенсивного строительства в Кунгуре гражданских зданий, храмов, учебных заведений. Строительство велось при активном участии кунгурских купцов, которые были меценатами не только в пределах города, но и России. В этих зданиях и сегодня учатся дети, проходят службы, располагаются больницы, аптеки, живут кунгуряки. Купцы строили основательно, качественно и на века.

    Известным кунгурским купцом-кожевенником был Василий Евдокимович Фоминский (1819-1894). Кунгурский купец I гильдии, владелец одного из крупнейших кожевенных заводов (1798г), соломенной мастерской. Торговал кожами и обувью на Урале, в Сибири, Забайкалье, Англии, Франции. В.Е. Фоминский получил золотую медаль не только за отличную выделку кож, но и за большое производство, «доставляющее заработок окрестному населению».

    Волгоградцам показали купеческое наследство Царицына XIX века

    В Волгоградском краеведческом музее организовали пешеходные экскурсии «Царицын купеческий».

    Купечество — весьма любопытное сословие. Многие из торговцев — потомки настоящих разбойников. В романе «Угрюм-река» Вячеслава Шишкова это хорошо показано. Дед — бандит, отец — уважаемый член общества, но при этом полный самодур, сын — европейски образованный человек, но безжалостный мироед. Эволюция заметна. Но главное отличие классического русского капитализма от нынешнего — это созидательное начало. Предприниматели царской России строили заводы, а вокруг них возникали города. И те люди считали себя хозяевами, несли ответственность за свой город, где жили сами. А не наведывались изредка из столиц, как ныне.

    — Если человек родился в купеческой семье, его жизненный путь продолжался по проторенному родителями и дедами пути. Но в начале ХХ века уже был другой подход, — прокомментировал магистр «Что? Где? Когда?» Максим Поташев. — С детских лет наследники наблюдали за бизнесом отцов, но их самих старались отправить учиться. Мой дед был из купеческой семьи, его отдали в коммерческое училище. А его старший брат уехал учиться в Швейцарию.

    Вот примеры из истории Царицына, довольно заурядного на конец XIX века городка. Начнем с братьев Репниковых. Точнее, с Александра. Его наследие — красивый красный особняк, ставший памятником истории федерального значения. Теперь в нем располагается мемориально-исторический музей.

    Раз уж начали рассказывать о братьях, так и продолжим. Совсем не россияне, но тесно связаны с Царицыном были братья Нобели. Нобелевский городок (увы, он не сохранился) был вымощен камнем, имел водопровод, с 1884 года освещался электричеством, тогда как в остальном Царицыне такие фонари появятся только в 1908 году. С 1885 года у нефтеторговой фирмы была телефонная связь. Школы, аптеки, фруктовый сад с фонтаном.

    Городской голова Василий Лапшин — личность вообще легендарная. Он не получил от родителей ничего, кроме светлой головы. Состояние сколотил на спекуляции: голые конфеты заворачивал в бумажки и продавал с наценкой. Нынешнее кондитерское предприятие «Конфил» — это его детище. Но основной барыш Василию Федоровичу приносило пароходное общество «Русь». Его пароходы советская власть эксплуатировала до начала 70-х годов. До нашего времени сохранилась построенная Лапшиным церковь.

    Династия Ворониных занималась маслобойным и кожевенным бизнесом. «Деньги не пахнут» — это про них. Ведь кожевенное производство воздух в Царицыне не озонировало. Их гостиница «Столичные номера» до сих пор стоит в центре города, называется теперь «Волгоград». Разумеется, очень основательно реконструирована после войны. Областная больница № 1 — это дар Константина Воронина городу. На свои деньги он ее построил и оборудовал. Когда началась Первая мировая война, отдал личный особняк под офицерский госпиталь.

    — Первые капиталисты имели крестьянское происхождение. Они зарабатывали деньги и сами себя выкупали из крепостной зависимости, — рассказывает директор Музея предпринимателей, меценатов и благотворителей Надежда Смирнова. — Начинали приобщаться к делу рано. Например, всем известный учредитель картинной галереи Павел Третьяков в семь лет начал работать в лавке отца, а в 13 полностью вел его бухгалтерию. Братья Рябушинские после гимназии помогали отцу в конторе. В то время семья могла отдать ребенка другому купцу на обучение. И в 16 — 20 лет люди уже управляли фабриками и заводами.

    В 1880 году купец и меценат Александр Репников отдал свой дом для Мариинской женской гимназии. Фото: Из фондов Волгоградского областного краеведческого музея

    НОВЫХ ЧИТАТЕЛЬСКИХ СООБЩЕСТВ: ТОРГОВЦЫ

    НОВОЕ ЧИТАТЕЛЬСКОЕ СООБЩЕСТВО: ТОРГОВЦЫ

    изображения | Презентация | База данных анализ


    ~ Изображений ~

    Примеры изображений


    ~ Презентация ~

    Введение | Новый Читающие сообщества | Категории торговцев по Гильдия | Препятствия и улучшения | Сайтов

    *******************************

    ВВЕДЕНИЕ

    Представление о том, что чтение в России в николаевские годы было исключительно провинциальным крошечной элитной аудитории стоит перед лицом представленных здесь свидетельств.Читатели не принадлежали к единому сообществу — или даже к раздвоенной элите против популярная структура: они приходили во все возрастающем количестве из разных слоев общества, включая сферы среднего уровня, которые были гораздо менее поляризованы, чем те, которые часто изображен. И хотя эти читатели могли столкнуться с экономическими и социокультурными препятствий, многим удалось получить искомые тексты. И пока они читают ради удовольствия, улучшения или из-за других внешних факторов новые читатели внесли свой вклад тонкими, но важными способами оживления русской культуры, а наши научные оценка культурных достижений периода должна потребовать их… усилий в учетную запись.
    • воспоминания, дневники, путевые записи
    • журналистика
    • художественная литература
    • подписных листов
    Начало 19 века Русская читательница и культура

    *******************************

    НОВЫЕ ЧИТАТЕЛЬСКИЕ СООБЩЕСТВА

    Аристократия 325
    Провинциальные землевладельцы 118
    Военнослужащие 3 395
    Должностные лица 2,259
    Другая знать (сфера неясна) 1,538
    Специалисты 426
    Инженеры 65
    Инженеры (военные) 38
    Инженеры (гражданские) 27
    Юридический 56
    Медицинский 180
    Медицинский (Практикующий) 170
    Медицинский (администратор) 10
    Обучение 125
    Обучение (Практика) 79
    Обучение (администратор) 46
    Торговцы 1 080
    Другие кошки (вкл.145 Духовенство) 526
    Cat Не указано 1,757
    Учреждения 474
    ИТОГО 11 898

    *******************************

    КАТЕГОРИИ ТОРГОВЛЕЙ ПО ГИЛЬДИИ

    Высшие гильдии
    1.1-й гильдий купец
    2. 1-й гильдий купеч. паршивец
    3. 1-й гильдий купеч. син.
    4. 1-й гильдий купчиха
    5. 2-й гильдий купец
    6. 2-й гильдий купеч. паршивец
    7. 2-й гильдий купеч. син.
    8. Комиссар
    9. Коммерческий советник
    10. Мануфактур.сов.
    11. Первостатейный купец
    . 12. Первостат. купеч. паршивец
    13. Первостат. купеч. син.
    14.Почетный гражданин
    15. Син. коммер. сов

    Третья гильдия
    1. Книгопродавец
    2. Купчиха,
    3. Купеческий ребенок
    4. Купеческий приказ.
    5. Купеческий сыр
    6. Купеческий внук
    7. Купеческая женщина
    8. Купец
    9. Маклер
    10. «Здесний купец»,
    . 11. 3-й гильдий купец
    12. 3-й гильдий купеч. син.
    13.2-иили 3-и гильдий куп.

    *******************************

    ПРЕПЯТСТВИЯ И УЛУЧШЕНИЯ

    ~ Препятствия ~

    Дилеры

    • Экономические колебания
    • Трудности книжной торговли
    • Транспортные трудности
    • Помещение ненадлежащее
    • Цензура

    Редаерс

    • Образование / грамотность
    • Недостаток средств / Высокие цены
    • Транспорт
    • Освещение
    • Цензура
    • Крестьяне-предприниматели

    ~ Улучшения ~

    • Лучшее распространение
    • Безопасность бизнеса
    • Крупный бизнес
    • Большие серии
    • Более низкие цены

    *******************************

    МЕСТА

    ~ Общедоступные сайты ~

    КОММЕРЧЕСКИЙ

    • Ярмарки / Базары
    • Книжные магазины
    • Кафе / Кофе / Чайные
    • Библиотеки чтения

    ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ

    • Публичные библиотеки
    • Учебные заведения

    СОЦИАЛЬНЫЙ

    • Булавы
    • Театры
    • Масонские ложи

    ПОЛИТИЧЕСКАЯ

    ~ Частные сайты ~

    • Персональные библиотеки
    • Семейное чтение
    • Домашние чтения

    За всю связь в других контекстах между культурным прогрессом и общественностью. сфере, в Николаевской Руси кажется, что в совокупности с непространственным институт периодического издания — частная сфера играла в равной, если не большей степени, значительная роль в продвижении культурного распространения.Учитывая степень политической дисциплина, в этом нет ничего удивительного.

    И неудивительно, что это произошло в торговом сообществе. а также, что значительно усложняет обнаружение…

    Но подписные листы дают нам еще один инструмент для документирования частных приобретений. привычки, и облегчить понимание того, что и для торговцев культурное распространение было ярким современным явлением ……


    ~ Анализ базы данных ~

    ВЕРХНИЙ ТОРГОВИК

    Категория Список 1 * Список 2 Список 3 Список 4

    Список 5

    Список 6 Список 7 * Список 8 * Список 9 Список 10 * Список 11 * Список 12 Список 13 Список 14 * Список 15 Список 16 Список 17 * Список 18 * Список 19 * Список 20 * Всего
    Мн Буль IV Shc Али Буль NA Pol PIV Сэр EL Ко УФ Рос Шт Zot BK PV РБ NA
    ’25 ’27 ’29 ’29 ’30 ’30 ’30 ’30 ’31 ’31 ’35 ’36 ’36 ’37 ’38 ’38 ’41 ’41 ’41 ’46
    Al Fi Fi Fi Po Fi Al Re Fi Al Re Др Fi Re Fi Fi Re Re Al Al
    1 1-иг.купец 3 3 3 4 4 32 10 4 2 5 1 2 73
    2 1 г.купальник 4 4
    3 1 г.куп. Syn 1 3 1 5
    4 1-я купчиха 1 1
    5 2-иг.купец 4 2 2 3 18 1 2 1 2 35
    6 2 г.купальник 1 1
    7 2 г.куп. Syn 1 2 3 6
    8 Комиссар 1 2 1 3 3 2 12
    9 Kom.советник 1 1 12 1 1 1 2 2 4 25
    10 Manufak.сов. 4 4
    11 Первостат куп 1 1 1 2 5
    12 Pervo.k. паршивец 1 1
    13 Pervo.k. Syn 1 1
    14 Почет граж. 30 10 6 3 15 5 69
    15 Syn.ком сов 1 1
    Итого 4 6 3 6 9 17 112 11 16 12 13 1 24 9 243
    Итого под 157 357 410 65 100 178 48 555 716 162 6116 49 69 1382 135 89 254 343 626 87 11878
    Всего товаров 2 31 44 22 83 40 7 87 121 364 4 11 76 30 8 58 2 71 19 1080
    Всего до 4 6 3 6 9 17 112 11 16 12 13 1 24 9 243
    Общий низкий мер 2 27 38 22 80 34 7 78 104 252 4 60 18 8 45 1 47 10 837

    …………………………………………… ………………………………………….. ……

    НИЖНИЕ ТОВАРЫ

    Категория Список 1 * Список 2 Список 3 Список 4

    Список 5

    Список 6 Список 7 * Список 8 * Список 9 Список 10 * Список 11 * Список 12 Список 13 Список 14 * Список 15 Список 16 Список 17 * Список 18 * Список 19 * Список 20 * Всего
    Мн Буль IV Shc Али Буль NA Pol PIV Сэр EL Ко УФ Рос Шт Zot BK PV РБ NA
    ’25 ’27 ’29 ’29 ’30 ’30 ’30 ’30 ’31 ’31 ’35 ’36 ’36 ’37 ’38 ’38 ’41 ’41 ’41 ’46
    1 Книгопродавец 2 8 16 3 1 17 7 7 14 22 11 2 1 19 10 140
    2 Купчиха 2 2
    3 Купеч.паршивец 1 1 3 1 6
    4 Куп.прикащ. 1 1
    5 Купеч.Syn 2 1 3 10 21 39 2 11 2 2 11 104
    6 Купеч.Внук 1 1
    7 Купеч.жена 1 1
    8 Купец 17 19 19 11 59 67 179 2 38 13 4 42 16 486
    9 Маклер 2 1 3
    10 «Здесний купец» 5 5
    11 3-иг.купец 2 1 5 8
    12 3-иг.куп. Syn 1 1
    13 2-й или 3-й г.куп 79 79
    Итого 2 27 38 22 80 34 7 78 104 252 4 60 18 8 45 1 47 10 837
    Итого под 157 357 410 65 100 178 48 555 716 162 6116 49 69 1382 135 89 254 343 626 87 11878
    Всего товаров 2 31 44 22 83 40 7 87 121 364 4 11 76 30 8 58 2 71 19 1080
    Всего до 4 6 3 6 9 17 112 11 16 12 13 1 24 9 243
    Общий низкий мер 2 27 38 22 80 34 7 78 104 252 4 60 18 8 45 1 47 10 837

    …………………………………………… ………………………………………….. …..


    Сайт обслуживается Мирандой Ремнек
    Комментарии и вопросы можно направлять по адресу [email protected]
    . Последнее обновление MBR на

    Маккаффрея о Весте и Петрове, «Купеческая Москва: образы исчезнувшей буржуазии в России» | H-Россия

    Джеймс Л.West, Юрий А. Петров, ред. Купеческая Москва: Образы исчезнувшей буржуазии России. Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1998. ix + 189 стр. 45,00 долларов США (ткань), ISBN 978-0-691-01249-0.

    Отзыв Сьюзан П. Маккафрей (Департамент истории Университета Калифорнии в Уилмингтоне) Опубликовано H-Russia (январь 1999 г.)

    Портрет живой культуры накануне ее гибели

    Дизъюнкция — великая тема русской истории.Часто он занимает центральное место в исторической литературе, и даже когда этого не происходит, он парит над персонажами и сюжетом, привнося ощущение трагедии или победы, потери или приобретения и ставя самые серьезные объяснительные проблемы. В коллекции великолепных фотографий и сопроводительных очерков, собранных Джеймсом Л. Вестом и Юрием А. Петровым, революции 1917 года не анализируются, но они присутствуют на каждой странице, поскольку ни автор, ни читатель не могут забыть, что рассматриваемая буржуазия в конечном итоге «исчез.«

    Сердце этой книги — собрание из более чем двухсот фотографий затерянного мира московских купцов, большая часть из которых собрана Михаилом Золотаревым с позднесоветских времен. Выставка фотографий Золотарева в Москве в 1991 году привлекла внимание Уэста и Петрова и привела к созданию настоящего тома. Шестнадцать российских и американских ученых написали краткие эссе, каждое из которых содержало от тринадцати до шестнадцати фотографий людей, мест и рекламных объявлений. Хотя довольно искусственная группировка эссе не сильно увеличивает объем, формат удачный.Каждое впечатляюще краткое эссе предлагает разъясняющие комментарии к прилагаемым фотографиям и поднимает полезные вопросы интерпретации. Удачное сочетание качественно собранных фотографий и убедительных научных комментариев делает книгу приятной для чтения.

    Дайан Ноймайер, профессор изобразительного искусства Университета Рутгерса, описывает прогресс фотографии в России XIX века, демонстрируя, что в этой области русские не только не были отсталыми, но, по сути, были пионерами (стр.20). Она предлагает полезное рассмотрение фотографий в качестве источника, напоминая нам, что наша способность «читать» фотографии, несмотря на большие исторические и культурные различия, «не должна закрывать нам глаза на расстояние, которое среда неизбежно вставляет между реальностью, которую он призван запечатлеть, и ‘ документ, который он создает »(стр. 23).

    Томас С. Оуэн кратко резюмирует предмет, который он так хорошо знает, — глубоко неуклюжие правовые рамки, в которых действовал российский бизнес в позднеимперской России. Несмотря на уникальность деловой среды, фотографии, сопровождающие это эссе, показывают больше сходства, чем различий между российскими бизнесменами и бизнесменами из Западной Европы.Оуэн сделал больше для количественной оценки этнической принадлежности в московском бизнесе, чем кто-либо другой, но действительно ли его данные свидетельствуют о том, что бизнес-сообщество было «явно иностранным» накануне Первой мировой войны (стр. 33)? Число иностранных граждан среди корпоративных менеджеров в Москве упало с 7,5 до 4,5 в период с 1905 по 1914 год, в то время как доля немецких и еврейских подданных царя выросла. Хотя вполне может быть, что многим москвичам последние две группы не кажутся вполне русскими, их возрастающая роль в московском бизнесе может быть расценена как признак того, что некоторые районы городской России становятся более космополитичными и толерантными.

    Краткое эссе Ирины Поткиной и прилагаемые к нему фотографии отражают эту смесь старого и нового. Научный сотрудник Института русской истории в Москве, Поткина не называет мир московской торговли «русским» или «европейским», но описывает живую культуру, в которой сосуществуют старые и новые элементы. Эта «гибридная коммерческая система» (стр. 37) включала великий британский универмаг Muir and Mirrielees, а также пасхальную ярмарку в Сухаревской башне и повсеместных уличных торговцев, обслуживающих покупателей, слишком «ленивых», чтобы заходить в магазины (стр.42).

    Очерк Юрия Петрова слишком краток, чтобы отдать должное теме «Москва-Сити», банковского и финансового центра московского купечества. Петров обрисовывает источники враждебности населения к банковскому делу. Его очерк действительно свидетельствует о быстром росте, после очень позднего начала в 1860-х годах, банковской системы, которую он характеризует как этнически разнообразную и выгодно отличающуюся от западных бизнес-элит того периода своим уровнем профессионализма и экономической мощью (стр. 50). .

    Кристин Руан дает комментарии к одежде торговцев и их жен, изображенной на фотографиях с 1860 по начало 1900-х годов. В своем эссе под названием «От кафтана до делового костюма» Руан предлагает убедительный аргумент, что изменения в моде, очевидные на фотографиях, предполагают изменения в самооценке торговца и стремление со временем адаптироваться к международным стандартам моды и роскоши. Однако ни один из изображенных мужчин на самом деле не одет в кафтан, и, кроме волос и бород в русском крестьянском стиле, которые носили некоторые из мужчин, интересно, насколько представленные здесь стили отличаются от стилей, которые носят люди аналогичного положения в других местах. Европа.Самым значительным изменением, которое здесь определяет Руан, является растущий интерес к демонстрации богатства путем ношения дорогих тканей и хорошо скроенных костюмов и платьев.

    Другой сотрудник Института истории России, Галина Н. Ульянова, представляет одну из самых содержательных статей в сборнике, посвященную старообрядчеству, диссидентской религиозной традиции, которой величайшие московские купцы придерживались на протяжении многих поколений. Она предоставляет массу интересных подробностей о связи между религиозной практикой и деловой практикой в ​​ведущих семьях Москвы, а также о характере официального преследования этих несогласных христиан.Ульянова указывает на многообещающее поле для дальнейших исследований, связывая религиозные и экономические идеи. Она находит источник значительной коммерческой благотворительности, особенно благотворительности церквей, в глубоко укоренившейся вине за накопление состояния чужим трудом. Ульянова цитирует широко распространенное мнение о том, что «никто не может получить каменный дворец честным трудом», но отмечает, что «это настойчивое отношение явно расходилось с действительностью» (с. 66). В коллекции, посвященной главным образом переменам, Ульянова описывает одну из самых прочных черт московской купеческой идентичности.

    Уильям Крафт Брамфилд дает богатые комментарии к серии потрясающих фотографий коммерческих зданий, универмагов, жилых домов и железнодорожных вокзалов, некоторые из которых являются его собственными. Большая часть дизайна принадлежит Федору Шехтелю, который больше, чем кто-либо другой, оставил свой след в купеческих общественных и частных зданиях. Это архитектурное наследие, вероятно, самое прочное, оставленное исчезнувшими торговцами. Джозеф С. Брэдли также ищет свидетельства общественной жизни и гражданских интересов этой якобы частной касты и находит много из них.«В нерабочее время» московские бизнесмены субсидировали и отдавали свою энергию впечатляющему количеству художественных, научных и общественных организаций и обществ. Несомненно, это правда, и это следует признать более широко, что «в свободное время, а также в своей деловой и политической деятельности купцы … формировали национальную идентичность будущего» (стр. 140).

    Несколько очерков и фотографий открывают окно в личную жизнь купеческих семей. Карен Пеннар, потомок Морозовых, предлагает семейные фотографии и рассказы об одной из самых замечательных семей, которые можно найти в любой стране.Мюриэль Иоффе и Адель Линденмейр проверяют преобладающие литературные характеристики жен и дочерей купцов как невежественных и угнетенных и находят их «вводящими в заблуждение» для начала девятнадцатого века и «анахроничными» для второй половины века. В течение девятнадцатого века купчихи, как и их коллеги в других местах, с большей вероятностью контролировали, за кого выходили замуж, рожали меньше детей и играли более общественную роль как в семейном бизнесе, так и в благотворительной деятельности.

    Сергей В. Калмыков, также из Института истории России, поднимает интригующие вопросы в своем кратком эссе о коммерческом образовании. Он правдоподобно утверждает, что российское коммерческое образование на рубеже веков «явно соответствовало мировым стандартам, а иногда даже превосходило их» (с. 114), но приводит свидетельства того, что выпускники таких школ, щедро одариваемых московскими бизнесменами, не имели особого образования. преимущество в достижении высоких коммерческих позиций. Элита московского бизнес-сообщества не ценила коммерческое образование и воздерживалась от отправки в такие школы собственных детей.Калмыков заключает, что такое безразличие к образованию плохо сказалось на долгосрочном успехе деловой профессии в Москве. Он также утверждает, что на рубеже веков все больше и больше отпрысков из крупных московских деловых семей стали заниматься некоммерческими занятиями, такими как актерское мастерство и меценатство. Этот культурный расцвет можно рассматривать как отказ от роли московских купцов как лидеров исконно русского капитализма (с. 115).

    Эдит В. Клоуз, один из немногих неисториков среди авторов этого сборника, предлагает очень богатое прочтение об этом торговом интересе к театру и театральности.Интерес купцов к театру, о чем свидетельствуют такие меценаты, актеры и драматурги, как Савва Мамонтов, Константин Алексеев (Станиславский) и Антон Чехов, был связан с купеческой потребностью создать и представить позитивную идентичность враждебному миру. На сцене и в жизни купцы были озабочены тем, как исправить образ несчастной купеческой жены, как совместить богатство с добродетелью и как утвердить свое положение среди элиты страны. Они также стремились вырваться из своего глубоко личного мира в «время и пространство, в которых они будут действовать как герои и пользоваться значительной долей легитимности и авторитета» (стр.157). Хотя попытки торговца создать блестящую визуальную культуру впечатляют Клоуз, в конечном итоге она характеризует их как неадекватные для поставленной задачи, поскольку потенциальному «правящему классу» нужны слова больше, чем изображения. Слишком мало и слишком поздно были словесные защиты капиталистической экономической деятельности. В эпоху, когда «писательская культура» была более мощным носителем идеологии, чем визуальное выражение, торговцам фатально не хватало «связной риторики публичного я», оставаясь «привязанными к языку», как у Лопахина Чехова, до конца (стр.158-159).

    Почти все статьи в этом сборнике обращаются к культурным мотивам и демонстрируют богатство такого рода анализа. Однако Михаил К. Шацилло указывает на политические вопросы в своем кратком рассмотрении трудовых отношений в купеческой Москве. В своем понимании, столь же важном, как и очевидном, он указывает, что купцы и их служащие имели общее крестьянское происхождение. Большинство крупнейших купеческих семей имели крестьянские корни, и их основатели одевались, говорили и жили, как крестьяне.«Их отличали только предприимчивость, энергия, а иногда и удача» (с. 86). Однако общее происхождение не облегчило трудовые отношения, «ибо сама жизнь двигала эти две группы в противоположных направлениях» (стр. 89). Однако представление купцов о себе как об отцах и освободителях своих рабочих сохранялось и делало их резко враждебными к защитному трудовому законодательству со стороны государства.

    Джеймс Л. Уэст представляет вводные и заключительные замечания, а также эссе о либеральном видении ведущего магната начала двадцатого века Павла Рябушинского.В то время как появляется все больше и больше исследований бизнесменов и промышленников в имперской России, для Запада все еще далеко не излишне предлагать такое изображение либерального российского капиталиста. Нам нужно знать, что такие люди были, потому что были, и их было не так уж и мало. Более того, несмотря на пресловутую и часто цитируемую фрагментацию российской буржуазии, которую просят объяснить слишком много, либеральные промышленники и финансисты существовали во всех основных деловых центрах империи.Гражданский, равно как и экономический, либерализм мог быть той нитью, которая сплела их вместе, и либералы разных мастей, будь то земледельцы или промышленники, как свидетельствует этот том, создавали такие гражданские и политические институты накануне Великой войны.

    Как напоминают нам заключительные замечания Уэста, великая разобщенность 1917 года преследует наши опасения относительно жизней этих исчезнувших бизнесменов и их семей. Культурные свидетельства, полученные из этих фотографий и из письменных источников, свидетельствуют о богатой и живой культуре, то есть о культуре, которая, несмотря на всю свою привязанность к древнему благочестию и древним традициям, продолжала меняться, отражая времена, в которых жили люди.В этом балансе нет ничего чисто русского: все культуры состоят из старых и новых вещей. Может ли культура объяснить легендарную слабость русской буржуазии? Большая часть собранных здесь свидетельств свидетельствует не о слабости, а о силе и устойчивости, хотя некоторые из участников, такие как Ульянова, Калмыков и Клоуз, предполагают реальные пределы того, чего торговцы могут достичь в политическом плане.

    Нам, вероятно, тоже нужна политика, чтобы объяснить слабость буржуазии.В самом деле, как показывают представленные здесь истории, эта «слабость» могла быть не внутренней, а внешней. В конце концов, в 1914 году русская буржуазия не была ни самой маленькой, ни самой слабой в мире. Российская промышленность, коммерция и банковское дело росли быстрыми темпами. Среди этих бизнесменов были убежденные либералы и проницательные аналитики российских условий. Несмотря на все ссылки на разобщенность и раздробленность, в российском образованном обществе складывались два широких и важных консенсуса: за промышленность и против самодержавия.В обоих случаях предприниматели взяли на себя инициативу и обеспечили лидерство. Но многим, многим россиянам они не понравились. И в беспрецедентном и никогда не повторяющемся хаосе, порожденном Великой войной, политическое руководство российских купцов и предпринимателей было отвергнуто. Может быть, это не их вина.

    Copyright (c) 1999 H-Net, все права защищены. Эта работа может быть скопирована для некоммерческого использования в образовательных целях, если будет дана должная ссылка на автора и список. За другими разрешениями обращайтесь по адресу hbooks @ mail.h-net.org.

    Версия для печати: http://www.h-net.org/reviews/showpdf.php?id=2668

    Образец цитирования: Сьюзан П. Маккафрей. Обзор Веста, Джеймс Л .; Петров, Юрий А., ред., Купеческая Москва: Образы исчезнувшей буржуазии России . H-Россия, Обзоры H-Net. Январь 1999 г. URL: http://www.h-net.org/reviews/showrev.php?id=2668

    Авторские права © 1999 H-Net, все права защищены. H-Net разрешает распространение и перепечатку этой работы в некоммерческих образовательных целях с полной и точной ссылкой на автора, местонахождение в Интернете, дату публикации, список авторов и H-Net: Humanities & Social Sciences Online.По поводу любого другого предлагаемого использования свяжитесь с редакцией «Обзоров» по ​​адресу [email protected]

    Усадьбы и хозяйство Российской Империи XVIII первой половины XIX века

    В первой четверти XVIII века, помимо традиционных центров металлургии (Тула, Олонец и др.), Начал развиваться новый, определяющий промышленность страны — Уральский горный округ. Россия заняла первое место в мире по выплавке чугуна.Отмена внутренних таможенных пошлин значительно расширила внутренний рынок, который теперь включает Беларусь, Украину, регионы Черного и Азовского морей, Кубань и Крым. Ярмарки устраивались на пересечениях торговых путей. В 1770-х их было 1600, но самой известной была Макарьевская (позже Нижегородская) ярмарка, ежегодно привлекавшая груды товаров со всей Империи и зарубежных стран. Экспорт российских товаров значительно превысил импорт, и его структура изменилась — помимо хлеба, льна, меха, конопли и древесины все большее значение приобрел экспорт металлов.10 августа 1762 г. был издан Манифест о свободе торгово-экономической деятельности.
    Долгое время слабым местом в экономике России были дороги. В XVIII и первой половине XIX века основной товарный поток внутри страны шел по реке. Там, где не было судоходных рек, грузы и пассажиров перевозили по грунтовым дорогам. Поездка по российскому бездорожью могла занять долгие-долгие недели, а иногда и месяцы. Ситуация стала меняться с началом строительства железных дорог.Первая «увеселительная» железная дорога была построена в 1836–1837 годах между Санкт-Петербургом и Царским Селом, а затем была продлена до Павловска.
    Права, обязанности и привилегии отдельных сословий и сословных групп были юридически закреплены в России во второй половине XVIII века. В стране наконец-то появилась классовая система. Самым многочисленным сословием / классом было крестьянство с населением более 30 миллионов человек, половина из которых были государственными крестьянами. Они платили налоги и подлежали вербовке, но по сравнению с крепостными — крестьянами помещиков — они жили намного лучше, свободнее и владели большей землей.Количество крепостных крестьян приближалось к 14 миллионам. Они были разделены на пашню и дворовую. Первые работали на земле, обрабатывали барщину помещика и платили физические и денежные сборы; вторые состояли на личной службе в дворянской семье и работали в усадебных мастерских. Крепостные полностью зависели от хозяина. До начала XIX века продажа крестьян была обычным делом.
    Во второй половине XVIII века многие помещики часто предпочитали барщину оброк.В особенности районы «нечерноземья» (нечерноземья) не баловали себя высокими урожаями. Необходимость платить государственные налоги и потребность помещиков в наличных деньгах вынуждали крепостных бежать в города на заработки, и там они занимались торговлей или сезонными ремеслами: плотники, столяры, строители, возницы и т. Д. нанять в мастерских или на фабриках. В селе происходило медленное, но неуклонное имущественное расслоение крестьянства и зарождение товарных отношений.
    Довольно часто крепостным позволяли переходить в оброк, они становились богатыми и даже открывали собственные фабрики, оставаясь при этом полностью зависимыми от помещика. Предприятия таких крестьян по закону считались собственностью их хозяев. Фермеры-предприниматели, конечно, пытались выкупить себя по собственному желанию, в подтверждение чего они получили от хозяина «Вольная» (грамота об освобождении), а затем смогли влиться в торгово-деловое сообщество — «купечество», купечество, освобожденное от некоторые налоги и набор.Самые богатые купцы (купцы Первой гильдии) имели преимущественное право вести крупномасштабную внутреннюю и внешнюю торговлю. Купцы Второй гильдии имели привилегии в крупной внутренней торговле, а Третьей гильдии — в мелкой торговле.
    До середины XIX века купечество оставалось верным традиционному образу жизни, восходящему еще к допетровским временам. Многие торговцы не брили бороды, носили длинную одежду старого образца. Однако даже в XVIII веке среди богатейших купцов росло число образованных предпринимателей, предпочитавших европейский образ жизни и стремившихся подражать дворянству.Большая часть этих купцов даже достигла перехода в дворянский титул, как, например, крупный предприниматель А.Р. Баташев. Лишь к середине XIX века купцы постепенно пришли к пониманию социальной значимости своего сословия, что способствовало созданию сильных купеческих династий Боткиных, Щукиных и других.
    Неимущим населением городов были мелкие мещанства — мелкие торговцы, ремесленники, ремесленники и наемные рабочие.Бюргеры облагались высокими налогами, снабжали призывников в армию и не освобождались от телесных наказаний.

    российских начинаний | Польский / Русский | Иммиграция и переселение в истории США | Учебные материалы в Библиотеке Конгресса | Библиотека Конгресса

    Ansicht des Etablissements der R.A. Compagnie

    Первые россияне, приехавшие в U.Для этого южные территории даже не должны были покидать Россию. В 18 веке русские исследователи, путешествующие на восток из Сибири, открыли Аляску и заявили, что она принадлежит их императору, или царю , . Алеутский остров Кадьяк стал первым русским поселением в 1784 году, и торговцы и звероловы основали торговые посты по всей территории. В конце концов, владения России простирались далеко от побережья Тихого океана, вплоть до форта Росс в Калифорнии, всего в 100 милях к северу от Сан-Франциско.

    Царь никогда не планировал удерживать Аляску и продал эту территорию США в 1867 году. Однако русские культурные влияния сохранялись еще долго. Русская православная религия пришла вместе с первыми торговцами, а миссионеры продолжали основывать начальные школы и семинарии для будущих поколений. Многие коренные алеуты и эскимосы обратились в новую веру, и сегодня на Аляске можно найти русские православные церкви.

    пытается покинуть дом

    Дети русских с ферм в Колорадо

    Следующая большая волна эмиграции из Российской империи пришла на конец 19 века, но русские почти не были включены в нее.В 1880-х годах российская деревня испытывала острую нехватку земли. Столкнувшись с бедностью и голодом, фермеры и крестьяне со всей Империи искали более светлое будущее за границей, и миллионы людей отправились в Соединенные Штаты. Этнические русские, однако, не могли разделить этой надежды; имперское правительство запретило им покидать страну. В течение следующих нескольких десятилетий украинцы, белорусы, литовцы и поляки прибыли на остров Эллис сотнями тысяч. Русские, однако, совершали путешествие только по нескольку человек за раз и только преодолевая множество опасностей.По данным переписи населения США 1910 года, в стране проживало всего 65 тысяч русских.

    Русская молоканская церковь в Калифорнии

    Русские, совершившие путешествие, образовали небольшие общины и брали работу там, где могли ее найти. Некоторые воспользовались Законом о усадьбах и направились на запад, чтобы основать новые семейные фермы на, казалось бы, бескрайних американских равнинах. Ряд пацифистских сект, таких как духоборы и молокане, обосновались в Калифорнии и Орегоне, где они сохранили свои традиционные практики и самобытную музыку вплоть до 21 века.Многие россияне работали в растущих отраслях промышленности XIX века, работая в шахтах, мельницах и потогонных фабриках Восточного побережья и Великих озер.

    Чтобы послушать музыку и выступления молоканской общины России, посетите сборник «Золото Калифорнии: народная музыка Северной Калифорнии 30-х годов».

    Некоторые из этих первых русских были циркулярными иммигрантами — они планировали остаться там ровно столько, чтобы накопить немного денег, а затем вернуться домой в Россию. Однако многие из тех, кто вернулся, нашли свою родину в разгар величайших потрясений в ее истории.

    Революция и гонения

    Семья русских иммигрантов

    В 1917 году имперское правительство России было свергнуто социалистами-революционерами, которых называли большевиками, и все земли Империи содрогнулись от четырехлетней гражданской войны. Когда Российская Империя умерла, и появился коммунистический Советский Союз, десятки миллионов людей были захвачены анархией, кровопролитием и повсеместным уничтожением собственности, а более 2 миллионов покинули страну. Более 30 000 человек отправились в Соединенные Штаты.

    Группа сибирских эмигрантов

    Эти новые русские иммигранты в основном были видными гражданами Империи — аристократами, профессионалами и бывшими имперскими чиновниками — и их называли «белыми русскими» из-за их оппозиции «красному» советскому государству. Белых русских приветствовало правительство США, которое было обеспокоено распространением социализма, и быстро сформировало организации для оказания помощи своей родине. Тем временем, однако, им нужно было найти способы поддержать себя в Америке.Многие впервые в жизни занялись ручным трудом, и ходят слухи, что бывшие князья работали метрдотелями, а генералы водили такси. При этом им нужно было научиться жить со старшим поколением русских иммигрантов. Многие из этих фермеров и рабочих ужасно пострадали от рук имперской аристократии, и белые русские не всегда встречали теплый прием, когда они просили о помощи русско-американское сообщество.

    Литература и рынок в позднецарской России и Королевстве Польском

    Автор (ы): Холмгрен, Бет
    Рецензент (и): Блобаум, Роберт Э.

    Опубликовано EH.NET (июнь 1999 г.)

    Бет Холмгрен. Новый капитализм: литература и рынок в конце

    Царская Россия и Королевство Польское. Серия Питта на русском и восточном языках

    Европейские исследования. Питтсбург, Пенсильвания: University of Pittsburgh Press, 1998. xv

    + 240 с. Иллюстрации, примечания, библиография и указатель. 45,00 $ (ткань),

    ISBN 0-8229-4075-2; 19,95 долларов США (бумага), ISBN 0-8229-5679-9.

    Пересмотрено для H-Business и EH.NET Робертом Э. Блобаумом, Департамент истории,

    Университет Западной Вирджинии.

    Совмещение искусства и рынка в России и Польше

    В этом грандиозном исследовании влияния капитализма на Россию и Польшу

    литературы на рубеже веков, Бет Холмгрен своевременно выпустила

    оригинальная, содержательная и доступная книга. Доцент кафедры русского языка

    и польская литература в Университете Северной Каролины, Чапел-Хилл,

    Холмгрен использует не только инструменты своего собственного дела при оценке

    .

    отношения между литературой и рынком, но отношения интеллектуалов

    и историк культуры.Более того, историю Хольмгрена можно использовать как

    дает уместные сравнения с недавно отреставрированным рыночным

    литературы 1990-х гг. Широкий круг читателей выведет любое число

    идей из этой краткой, сложной и увлекательной работы.

    Первая волна индустриального капитализма действительно пришла в Императорскую Россию и ее

    подчиненных территории Королевства Польского к последним десятилетиям

    девятнадцатого века, что привело к быстрой и болезненной трансформации

    традиционных аграрных обществ.Адаптация к новым комплектам социально-экономической

    отношений, определенных рынком, оказались сложными в большинстве, если не во всех случаях.

    По мере разрушения кастовых социальных структур из-за большей мобильности, требуемой

    , и когда грамотность перестала быть прерогативой элит, возникла

    Массовый пресс

    одновременно олицетворял и сформировал новую культуру потребления.

    В рамках сравнительного анализа Холмгрен пытается определить, насколько «серьезный»

    интеллектуальных и элитарных русских и польских литературных традиций, адаптированных к

    развития современной массовой культуры, произвел ли новый литературный рынок

    — приближение западного «среднего человека»,

    и как в новых условиях литературные произведения продавались на русском языке и

    Польское издательское дело..

    Это действительно сложная задача, но Холмгрену отлично удается заполнить большую часть

    .

    шт. С российской стороны она признает, что ее задача была облегчена благодаря

    .

    Западные историки русской поп-культуры, упрекая товарищей

    литературоведов, которые «остаются в плену закона о высокой культуре

    .

    литературная ценность »(стр. Xiv). Основные работы Джеффри Брукса о грамотности и популярном

    литературы, [1] Луиза МакРейнольдс о массовом тираже [2] и Лаура

    .

    Энгельштейн на оспариваемой территории сексуальности в конце века Русский язык

    Культура

    [3] используется Холмгреном для нанесения на карту своей территории.Она менее уверена

    ее польских земель. В то время как исследования польской популярной литературы ограничены

    в масштабе, как утверждает Холмгрен,

    она бы сделала

    хорошо, чтобы ознакомиться с работой Ежи Едлицкого о польском языке девятнадцатого века

    Дискурс интеллигенции о «цивилизации»

    [4], где она нашла бы отличное обсуждение элитарной культуры

    ответов на перспективу капитализма до того, как она стала

    актуальная часть польского пейзажа.Работа Стивена Д. Коррсина над

    Варшава на рубеже веков [5], которая содержит много информации о

    грамотности и массовой прессы в издательской столице Польши, будет

    тоже пригодились. В отсутствие этих и других источников Holmgen

    допускает несколько ошибок, которых можно избежать. Например, она сильно раздувает польскую грамотность

    .

    , тогда как в действительности примерно на 30 процентов они были ниже, чем

    .

    преобладает в европейской части России, в основном из-за «колониального

    »и финансово-бедную систему начального образования.Тем не менее таких зазоров

    влияет на фон анализа Холмгрен, а не на ее аргументы как таковые,

    , основанные на хорошо подобранных примерах.

    «Серьезная» литература была достоянием русской и польской интеллигенции

    , писатели которого пользовались огромным авторитетом как самозванные социальные и национальные

    миссионеров. Особенно в русской традиции

    интеллигенции.

    литературных героев вышли из собственных рядов и отличались альтруизмом и

    героями.

    интеллектуальность.Торговцы, как поставщики материальных ценностей, имели

    «Маргинальное и часто неоднозначное изображение» (стр.18)

    в основной массе «серьезной» русской литературы XIX века. Если у торговца

    было разрешено стать героем, по словам Холмгрена, это было только

    .

    «Став непосредственно на место богатой интеллигенции»

    (стр.33). В Царстве Польском, напротив, изображение купца

    был запятнан гибридной этнической принадлежностью, поскольку немцы и евреи традиционно соревновались

    с численностью и численностью поляков, занимающихся торговлей товарами.Движение

    часть традиционного купечества в ряды промышленных предпринимателей

    и меценатов, а также появление нового поколения

    «серьезных» писателей изменили, но не вытеснили эти устоявшиеся образы. В

    осмотр произведений русских Максима Горького и Антона Чехова конца века,

    себя «внятные сыновья» торговцев и поляка Болеслава Пруса,

    Хольмгрен утверждает, что эти

    «серьезных» писателей «казалось, чувствовали культурные ценности.

    невозможность капиталистического героя »(с.180). Капиталистические персонажи Пруса в

    году

    Кукла так же стремится сохранить свое благородство духа, определенное

    как польская национальная черта, так как они собирают состояния в «мезальянсе

    ».

    идеализма и материализма »(с.61). Хотя и Горький, и Чехов отвергли

    традиционных стереотипов, основанных на сословных или сословных различиях, в том числе

    собственное героическое представление интеллигенции, они также отказались принять

    России

    эмбриональная середина.Следовательно, по мнению Холмгрена, «серьезный»

    Литература

    продемонстрировала замечательную отказоустойчивость, установив мощный и сложный

    Самозащита от капиталистической переоценки.

    А как быть с русской и польской «средней литературой»? В то время как связный

    средний класс в России еще не появился

    и Польша, множество разнообразных и разрозненных групп насчитывало достаточное количество

    составит активную аудиторию авторов гибридных произведений, объединивших

    «серьезной» и популярной литературы и были подключены к рынку, как в

    г. Условия продажи

    и темы

    расход.Более того, под рукой была проверенная на рынке формула

    — популярный роман, который во многом определил «среднего человека» в

    .

    Запад. Сравнительный анализ книги Анастасии Вербицкой «Ключи от

    » Хольмгреном.

    Счастье (фигурирует также в вышеупомянутых научных трудах Брукса

    и Энгельштейн) и Елены Мнишек. Прокаженный раскрывает некоторые интересные

    вариаций на тему классического романса.Оба были широко популярны, оба были

    .

    отклонено «серьезными» критиками (несмотря на высокую оценку

    идей и проблем, характерных для литературы Aserious), оба одобрили

    новая товарная культура и «культ личности» (с. 98)

    , который увязан с беспрецедентными утверждениями индивидуализма, особенно

    женский. Но так же, как и их «серьезные» коллеги, Горький, Чехов и Прус,

    .

    не наделил мужчин и женщин среднего звена положительным имиджем, поэтому

    тоже Вербицкая и Мнишек переписали классический популярный романс под

    .

    культурных контекстов своей аудитории.Их героинь не найти буржуйских

    счастливых концов, но вместо этого становятся мучениками неудовлетворительного статус-кво,

    , хотя и по-разному воспринимается, в России и Польше. По словам Холмгрена,

    «средних» литератур, которые относились к себе серьезно, например,

    самой «серьезной» литературы, переписавшей капиталистические ролевые модели и ценности в

    , чтобы сохранить самобытную культурную ценность своей продукции.

    Во второй части своей книги Холмгрен более подробно рассматривает

    .

    массовый тираж пресс, который «грубо преобразил печатное слово из

    .

    полусвященный текст в готовый и оплаченный продукт, доступный каждому »

    (118).В своих тематических исследованиях Холмгрен ориентируется на книжный магазин Vol’f

    .

    News, по сути, каталог, в котором представлены инновационные модели

    маркетинг русской литературы, а The Illustrated Weekly считается

    знаменосцев польских иллюстрированных журналов того времени. Из магазина Holmgren’s

    сравнение двух публикаций, сходство кажется более разительным, чем

    отличий. Vol’f Bookstore News рекламировали книги, как если бы они были

    иконок с подробными инструкциями по уходу и уходу.

    Иллюстрированный еженедельник придает светскую святость современному поляку

    литературных «великих», таких как Хенрик Сенкевич и Элиза Ожешкова, по

    считыватель / потребитель

    покровительствовать своему искусству как патриотическому долгу. Оба ожидали «потребление

    ».

    знаменитостей »(с.131).

    И оба учли культурные особенности своих читателей, Vol’f продвигал

    материальная книжная культура «как средство к имперскому величию и знак имперского

    .

    доблести »(149), The Illustrated Weekly , предлагая своим массовым читателям

    «суррогатное пространство нации» (с.151).

    Значит, для Холмгрена примирение искусства и рынка в России и

    Польша приняла участие в переписывании рыночного влияния «с целью расширения глубоко укоренившихся

    культурных образцов »(с. 180). В заключение она сравнивает коммерциализацию

    литературы 1890-х годов и столетие спустя после краха

    коммунизма. В начале 1990-х годов выяснилось, что

    «серьезной» литературы утратили смысл существования в обеих странах как

    .

    потребителей, снова ставших суверенными, отказались от политизированной литературы

    традиций недавнего прошлого, официальных или неофициальных.Однако, поскольку

    десятилетие продолжалось, «серьезная» литература начала возвращаться,

    занимает более специализированную рыночную нишу. Холмгрен подозревает, что этот меньший

    Шкала самовыбора

    , тем не менее, превзойдет западные пропорции, как писатели

    и издатели прилагают все больше усилий для утверждения национальных культурных моделей.

    Этот рецензент не видит

    поводов оспорить такой вывод. В феврале

    г.

    1999, я был свидетелем польского национального спектакля, выпуска Ежи

    Киноверсия Хоффмана « Огня и Меча » Генрика Сенкевича.

    Корпоративное спонсорство, привлекательная реклама и значительный ажиотаж в СМИ

    превратил премьеру фильма в патриотическое мероприятие, так как

    билетных кассиров встретили верующих в кассах. Мне напомнили

    Анализ Хольмгрена юбилея Сенкевича 1900 года в том виде, в каком он появился в

    страниц из The Illustrated Weekly , в частности, его «коммодификация»

    личность художника, образ жизни и творчество »(с.163-164). Скоро

    Адама Мицкевича

    classic, Pan Tadeusz , будет преобразован в фильм Анджеем Вайдой, а

    уже аккуратно упаковывается для массового потребления.

    В конечном итоге сомнительное художественное качество этих «блокбастеров»

    имеет меньшее значение, чем подтверждение ими главного аргумента Холмгрена о

    .

    маркет — умелое размещение представлений о высокой культуре писателя и его

    или ее сообщение.

    [1]. Джеффри Брукс, Когда Россия научилась читать: грамотность и популярность

    Литература, 1861-1917 (Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press 1985).

    [2]. Луиза Макрейнольдс, Новости при старом режиме России: развитие

    массово-циркуляционного пресса (Принстон,

    Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1991).

    [3]. Лаура Энгельштейн, Ключи к счастью: секс и поиски

    Современность в России Fin-de-Siecle (Итака, Н.Y .: Cornell University Press,

    .

    1992).

    [4]. Jerzy Jedlicki, Jakiej cywilizacji Polacy potrzebuja (

    Варшава:

    Panstwowe Wydawnictwo Naukowe, 1988). Книге Едлицкого недавно было

    .

    переведено автором на английский как Пригород Европы:

    Польские подходы девятнадцатого века к западной цивилизации (Будапешт:

    Central European University Press, 1999).

    [5].Стивен Д. Коррсин, Варшава Перед Первой мировой войной: поляки и евреи

    в Третьем городе Российской империи, 1880-1914 (Боулдер, цвет: Восток

    европейских монографий. 1989).

    Предмет (ы): Социальная и культурная история, включая расу, этническую принадлежность и пол
    Географический регион (а): Европа
    Период времени: XIX век

    Сибирские купцы — транзитная торговля Сибири — Блог истории России

    Сибирские купцы усложняет и оживляет нашу развивающуюся картину коммерции и торговли в ранней современной России.Отмечая связь между растущим участием России в европейских торговых партнерах и торговой деятельностью на южных и восточных границах Московии, Эрика Монахан призывает уделять больше внимания роли российского государства и евразийских купцов как посредников в торговле между Востоком и Западом и Севером и Югом. В рамках этого шага она подчеркивает, что с точки зрения как торговцев, так и агентов Московского государства, Сибирь была гораздо больше, чем просто кладезем природных ресурсов, подчеркивая, в частности, ее место как «узла в важных трансформациях». Евразийские маршруты.«Это плодотворное направление исследований. В своей работе Эрика исследует недооцененные связи Западной Сибири с Центральной Азией в раннем Новом времени. Московия действительно была связана с различными государствами вдоль своих многочисленных границ. Читая об этих взаимодействиях, но подходя к тем же вопросам с точки зрения историка девятнадцатого века, я задался вопросом, какой стандарт у нас есть для того, чтобы называть конкретную торговлю динамичной, а конкретный маршрут или набор маршрутов — важными?

    Важность кажется относительной концепцией.Континентальная торговля в Сибирь и через нее была важна — несомненно, я утверждаю, что это важно для общин, которые там проживали. Что касается транзитной торговли, она, безусловно, также важна, но сложность — не говоря уже об огромной протяженности — маршрутов делала перевозки на дальние расстояния сложными и трудоемкими в лучших условиях и, конечно же, дорогими. Маршруты между Сибирью и Восточной и Центральной Азией сопряжены с рядом проблем и рисков. Климатические условия вынуждали торговлю в Сибири следовать сезонному ритму, делая невозможным перемещение товаров в течение нескольких месяцев.Тот факт, что эти торговые пути, тем не менее, сохранились, кажется, указывает как на нехватку альтернатив, так и на то, что были стороны, которые были заинтересованы в этих маршрутах, независимо от экономических расчетов.

    Континентальная торговля между Россией и Китаем представляет собой конкретный пример двойственного отношения россиян к междугородней евразийской торговле. Российское государство страстно желало установить и увеличить прямую торговлю с Китаем. (Эрика заходит так далеко, что утверждает, что торговля с Китаем — и «Востоком» в целом — была главной мотивацией для русских даже в Сибири.) Тем не менее, российско-китайская торговля до конца восемнадцатого века была эпизодической и условной. С 1790-х годов он стал более стабильным и все более объемным, но с самого начала российское государство искало альтернативу. Возможно, это произошло потому, что товары, которые везли из Китая, стали значительно дороже, когда они прибыли в европейскую часть России после многих месяцев континентального транзита. Поэтому неудивительно, что русские очень стремились к тому, чтобы китайцы открыли свои порты для российских кораблей, что китайцы отказывались сделать, пока они не были вынуждены это сделать после первой опиумной войны.В последние десятилетия девятнадцатого века, когда китайские товары все чаще поступали в Россию через порты Черного и Балтийского морей (таким образом, минуя Сибирь в целом), Кяхта превратилась из воронки российско-китайской торговли в ключевое место для более скромной и локализованной России. торговля с монголами. Между тем, благодаря морским маршрутам россияне наконец-то смогли насытиться китайским чаем: цены на чай упали, а потребление выросло.

    Но, несмотря на то, что официальный св.Петербург приветствовал возможность перехода на морское сообщение между европейской частью России и Дальним Востоком по соображениям экономической эффективности, также была значительная поддержка для сохранения и восстановления континентального маршрута. Проконтинентальное торговое лобби возглавляли сибирские купцы, а также купцы из Москвы, которые напрямую инвестировали в сухопутный путь. Тем не менее — и это показательная деталь — к этим корыстным сторонам присоединились другие граждане, которые утверждали, что (ранее субсидируемый) континентальный маршрут способствовал жизненно важному экономическому развитию Сибири и, таким образом, был жизненно важен для обеспечения безопасности этого малонаселенного региона для Российской империи.(Позднее эти опасения были устранены путем строительства Транссибирской магистрали.) Другими словами, в таком видении российско-китайский торговый путь через Сибирь служил потребностям государства — не говоря уже о пополнении его казны за счет тарифов — за счет помогая сделать жизнь на границе более терпимой. В каком-то смысле это был государственный проект развития. Более высокие цены, которые потребители в Москве или Санкт-Петербурге платили за китайские товары, помогли оплачивать содержание Сибирского маршрута. Все это говорит о том, что торговля и коммерция в Сибири, как в раннем Новом времени, так и в более поздние периоды, были довольно сложным делом, включающим явные и скрытые интересы.Книга Эрики дает нам важную возможность взглянуть на некоторые из них и при этом переоценить положение Московского государства в мировой экономике.

    страница не найдена — Williams College

    ’62 Центр театра и танца, ’62 Центр
    Касса 597-2425
    Магазин костюмов 597-3373
    Менеджер мероприятий / Ассистент менеджера 597-4808 597-4815 факс
    Производство 597-4474 факс
    Магазин сцен 597-2439
    ’68 Центр карьерного роста, Мирс 597-2311 597-4078 факс
    Академические ресурсы, Парески 597-4672 597-4959 факс
    Служба поддержки инвалидов, Парески 597-4672
    Прием, Вестон-холл 597-2211 597-4052 факс
    Программа позитивных действий, Хопкинс-холл, 597-4376
    Africana Studies, Hollander 597-2242 597-4222 факс
    Американские исследования, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
    Антропология и социология, Холландер 597-2076 597-4305 факс
    Архивы и специальные коллекции, Sawyer 597-4200 597-2929 факс
    Читальный зал 597-4200
    Искусство (История, Студия), Spencer Studio Art / Lawrence 597-3578 597-3693 факс
    Архитектурная студия, Spencer Studio Art 597-3134
    Фотостудия, Spencer Studio Art 597-2030
    Студия гравюры, Студия Спенсера Арт 597-2496
    Студия скульптуры, Студия Спенсера Арт 597-3101
    Senior Studio, Spencer Studio Art 597-3224
    Видео / Фотостудия, Spencer Studio Art 597-3193
    Азиатские исследования, Hollander 597-2391 597-3028 факс
    Астрономия / астрофизика, Thompson Physics 597-2482 597-3200 факс
    Департамент легкой атлетики, Физическое воспитание, отдых, Ласелл 597-2366 597-4272 факс
    Спортивный директор 597-3511
    Лодочный домик, Озеро Онота 443-9851
    Автобусы 597-2366
    Фитнес-центр 597-3182
    Hockey Rink Ice Line, Lansing Chapman 597-2433
    Intramurals, Спортивный центр Чандлера 597-3321
    Физическое воспитание 597-2141
    Pool Wet Line, Спортивный центр Чандлера 597-2419
    Спортивная информация, Хопкинс-холл 597-4982 597-4158 факс
    Спортивная медицина 597-2493 597-3052 факс
    Площадки для игры в сквош 597-2485
    Поле для гольфа Taconic 458-3997
    Биохимия и молекулярная биология, Thompson Biology 597-2126
    Биоинформатика, геномика и протеомика, Бронфман 597-2124
    Биология, Thompson Biology 597-2126 597-3495 факс
    Охрана и безопасность кампуса, Хопкинс-холл 597-4444 597-3512 факс
    Карты доступа / системы сигнализации 597-4970 / 4033
    Служба сопровождения, Хопкинс Холл 597-4400
    Офицеры и диспетчеры 597-4444
    Секретарь, удостоверения личности 597-4343
    Коммутатор 597-3131
    Центр развития творческого сообщества, 66 Stetson Court 884-0093
    Центр экономики развития, 1065 Main St 597-2148 597-4076 факс
    Компьютерный зал 597-2522
    Вестибюль 597-4383
    Центр экологических исследований, выпуск 1966 г. Экологический центр 597-2346 597-3489 факс
    Лаборатория экологических наук, Морли 597-2380
    Экологические исследования 597-2346
    Лаборатория ГИС 597-3183
    Центр иностранных языков, литератур и культур, Холландер 597-2391 597-3028 факс
    Арабоведение, Hollander 597-2391 597-3028 факс
    Сравнительная литература, Hollander 597-2391
    Критические языки, Hollander 597-2391 597-3028 факс
    Языковая лаборатория 597-3260
    Россия, Hollander 597-2391
    Центр обучения в действии, Brooks House 597-4588 597-3090 факс
    Библиотека редких книг Чапина, Сойер 597-2462 597-2929 факс
    Читальный зал 597-4200
    Офис капелланов, Парески 597-2483 597-3955 факс
    Еврейский религиозный центр, Стетсон-Корт, 24, 597-2483
    Молельная мусульманская, часовня Томпсона (нижний уровень) 597-2483
    Католическая часовня Ньюмана, часовня Томпсона (нижний уровень) 597-2483
    Химия, Thompson Chemistry 597-2323 597-4150 факс
    Классика (греческий и латинский), Hollander 597-2242 597-4222 факс
    Когнитивные науки, Бронфман 597-4594
    Маршал колледжа, Thompson Physics 597-2008
    Отношения с колледжем 597-4057
    25-я программа воссоединения, Фогт 597-4208 597-4039 факс
    Программа 50-го воссоединения, Фогт 597-4284 597-4039 факс
    Операции по развитию, Мирс-Вест 597-4154 597-4333 факс
    Мероприятия для выпускников, Vogt 597-4146 597-4548 факс
    Фонд выпускников 597-4153 597-4036 факс
    Связи с выпускниками, Мирс-Уэст 597-4151 597-4178 факс
    Почтовые службы для выпускников / разработчиков, Мирс-Уэст 597-4369
    Разработка, Vogt 597-4256
    Отношения с донорами, Vogt 597-3234 597-4039 факс
    Офис по планированию подарков, Vogt 597-3538 597-4039 факс
    Офис грантов, Мирс-Уэст 597-4025 597-4333 факс
    Программа крупных подарков, Vogt 597-4256 597-4548 факс
    Parents Fund, Vogt 597-4357 597-4036 факс
    Prospect Management & Research, Мирс 597-4119 597-4178 факс
    Начало и академические мероприятия, Jesup 597-2347 597-4435 факс
    Коммуникации, Хопкинс Холл 597-4277 597-4158 факс
    Спортивная информация, Хопкинс-холл 597-4982 597-4158 факс
    Веб-группа, Саутвортская школа
    Williams Magazines (ранее — Alumni Review), Хопкинс-холл 597-4278
    Компьютерные науки, Thompson Chemistry 597-3218 597-4250 факс
    Конференции и мероприятия, Парески 597-2591 597-4748 факс
    Запросы Elm Tree House, Mt.Ферма Надежды 597-2591
    Офис диспетчера, Хопкинс-холл 597-4412 597-4404 факс
    Счета к оплате и ввод данных, Хопкинс-холл 597-4453
    Бюллетень и кассовые чеки, Хопкинс-холл 597-4396
    Финансовые информационные системы, Хопкинс-холл 597-4023
    Карты покупок, Хопкинс Холл 597-4413
    Студенческие ссуды, Хопкинс-холл 597-4683
    Танец, 62 Центр 597-2410
    Дэвис-центр (бывший мультикультурный центр), Дженнесс 597-3340 597-3456 факс
    Харди Хаус 597-2129
    Дженнесс Хаус 597-3344
    Райс Хаус 597-2453
    Декан колледжа, Хопкинс-холл 597-4171 597-3507 факс
    Декан факультета, Хопкинс Холл 597-4351 597-3553 факс
    Столовая, капельницы 597-2121 597-4618 факс
    ’82 Гриль, Парески 597-4585
    Булочная, Пареский 597-4511
    Общественное питание, факультет 597-2452
    Driscoll Dining Hall, Дрисколл 597-2238
    Эко-кафе, Научный центр 597-2383
    Grab ‘n Go, Парески 597-4398
    Lee Snack Bar, Парески 597-3487
    Обеденный зал Mission Park, Mission Park 597-2281
    Whitmans ‘, Парески 597-2889
    Экономика, Шапиро 597-2476 597-4045 факс
    английский, Hollander 597-2114 597-4032 факс
    Сооружения, здание бытового обслуживания 597-2301
    Запрос на автомобиль в колледже 597-2302
    Аварийная ситуация вечером / в выходные дни 597-4444
    Запросы на работу оборудования 597-4141 факс
    Особые события 597-4020
    Кладовая 597-2143 597-4013 факс
    Клуб преподавателей, Дом факультетов / Центр выпускников 597-2451 597-4722 факс
    Бронирование 597-3089
    Офис стипендий, Хопкинс-холл 597-3044 597-3507 факс
    Financial Aid, Weston Hall 597-4181 597-2999 факс
    Науки о Земле, Кларк Холл 597-2221 597-4116 факс
    Немецко-Русский, Hollander 597-2391 597-3028 факс
    Глобальные исследования, Холландер 597-2247
    Программа магистратуры по истории искусств, Кларк 458-2317 факс
    Службы здравоохранения и хорошего самочувствия, Thompson Ctr Health 597-2206 597-2982 факс
    Медицинское просвещение 597-3013
    Комплексное благополучие (консультирование) 597-2353
    Чрезвычайные ситуации с опасностью для жизни Позвоните 911
    Медицинские услуги 597-2206
    История, Hollander 597-2394 597-3673 факс
    История науки, Бронфман 597-4116 факс
    Лес Хопкинса 597-4353
    Розенбург-центр 458-3080
    Отдел кадров, B&L Building 597-2681 597-3516 факс
    Услуги няни, корпус B&L 597-4587
    Преимущества 597-4355
    Программа помощи сотрудникам 800-828-6025
    Занятость 597-2681
    Заработная плата 597-4162
    Ресурсы для супруга / партнера 597-4587
    Занятость студентов 597-4568
    Погодная линия (ICEY) 597-4239
    Гуманитарные науки, Шапиро 597-2076
    Информационные технологии, Jesup 597-2094 597-4103 факс
    Пакеты для чтения курсов, ящик для сообщений офисных услуг 597-4090
    Центр кредитования оборудования, приложение Додда 597-4091
    Служба поддержки преподавателей / сотрудников, [электронная почта] 597-4090
    Медиауслуги и справочная система 597-2112
    Служба поддержки студентов, [электронная почта] 597-3088
    Телекоммуникации / телефоны 597-4090
    Междисциплинарные исследования, Hollander 597-2552
    Международное образование и учеба, Хопкинс-холл 597-4262 597-3507 факс
    Инвестиционный офис, Хопкинс Холл 597-4447
    Бостонский офис 617-502-2400 617-426-5784 факс
    Еврейские исследования, Мазер 597-3539
    Правосудие и закон, Холландер 597-2102
    Latina / o Studies, Hollander 597-2242 597-4222 факс
    Исследования лидерства, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
    Морские исследования, Бронфман 597-2297
    Математика и статистика, Bascom 597-2438 597-4061 факс
    Музыка, Бернхард 597-2127 597-3100 факс
    Concertline (записанная информация) 597-3146
    Неврология, Thompson Biology 597-4107 597-2085 факс
    Окли Центр, Окли 597-2177 597-4126 факс
    Управление институционального разнообразия и справедливости, Хопкинс-холл 597-4376 597-4015 факс
    Управление счетов студентов, Хопкинс-холл 597-4396 597-4404 факс
    Исследования эффективности, 62 Центр 597-4366
    Философия, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
    Физика, Thompson Physics 597-2482 597-4116 факс
    Планетарий / Обсерватория Хопкинса 597-3030
    Старый театр обсерватории Хопкинса 597-4828
    Бронирование 597-2188
    Политическая экономия, Шапиро 597-2327
    Политология, Шапиро 597-2168 597-4194 факс
    Офис президента, Хопкинс-холл 597-4233 597-4015 факс
    Дом Президента 597-2388 597-4848 факс
    Услуги печати / почты для преподавателей / сотрудников, ’37 House 597-2022
    Программа обучения, Бронфман 597-4522 597-2085 факс
    Офис Провоста, Хопкинс Холл 597-4352 597-3553 факс
    Психология, психологические кабинеты и лаборатории 597-2441 597-2085 факс
    Недвижимость, B&L Building 597-2195 / 4238 597-5031 факс
    Ипотека для преподавателей / сотрудников 597-4238
    Профессорско-преподавательский состав Аренда жилья 597-2195
    Офис регистратора, Хопкинс Холл 597-4286 597-4010 факс
    Религия, Холландер 597-2076 597-4222 факс
    Romance Languages, Hollander 597-2391 597-3028 факс
    Планировщик помещений 597-2555
    Соответствие требованиям безопасности и охраны окружающей среды, класс ’37, дом 597-3003
    Библиотека Сойера, Сойер 597-2501 597-4106 факс
    Службы доступа 597-2501
    Приобретения / Серийные номера 597-2506
    Каталогизация / Услуги метаданных 597-2507
    Межбиблиотечный абонемент 597-2005 597-2478 факс
    Исследовательские и справочные службы 597-2515
    Стеллаж 597-4955 597-4948 факс
    Системы 597-2084
    Научная библиотека Schow, Научный центр 597-4500 597-4600 факс
    Исследования в области науки и технологий, Бронфман 597-2239
    Научный центр, Бронфман 597-4116 факс
    Магазин электроники 597-2205
    Станочно-модельный цех 597-2230
    Безопасность 597-4444
    Специальные академические программы, Харди 597-3747 597-4530 факс
    Спортивная информация, Хопкинс-холл 597-4982 597-4158 факс
    Студенческая жизнь, Парески 597-4747
    Планировщик помещений 597-2555
    Управление студенческими центрами 597-4191
    Организация студенческих мероприятий 597-2546
    Студенческий дом, Пареский 597-2555
    Вовлеченность студентов 597-4749
    Программы проживания в старших классах 597-4625
    Студенческая почта, Паресский почтовый кабинет 597-2150
    Устойчивое развитие / Зилха Центр, Харпер 597-4462
    Коммутатор, Хопкинс Холл 597-3131
    Книжный магазин Уильямса 458-8071 458-0249 факс
    Театр, 62 Центр 597-2342 597-4170 факс
    Trust & Estate Administration, Sears House 597-4259
    Учебники 597-2580
    вице-президент по кампусной жизни, Хопкинс-холл 597-2044 597-3996 факс
    Вице-президент по связям с колледжем, Мирс 597-4057 597-4178 факс
    Вице-президент по финансам и администрированию, Хопкинс-холл 597-4421 597-4192 факс
    Центр визуальных ресурсов, Лоуренс 597-2015 597-3498 факс
    Детский центр Williams College, Детский центр Williams 597-4008 597-4889 факс
    Музей искусств колледжа Уильямс (WCMA), Лоуренс 597-2429 597-5000 факс
    Подготовка музея 597-2426
    Служба безопасности музея 597-2376
    Музейный магазин 597-3233
    Williams International 597-2161
    Вильямс Outing Club, Парески 597-2317
    Оборудование / Студенческий стол 597-4784
    Проект Уильямса по экономике высшего образования, Мирс-Вест 597-2192
    Уильямс Рекорд, Парески 597-2400 597-2450 факс
    Программа Уильямса-Эксетера в Оксфорде, Оксфордский университет 011-44-1865-512345
    Мистическая программа Уильямса, Mystic Seaport Museum 860-572-5359 860-572-5329 факс
    Исследования женщин, гендера и сексуальности, Schapiro 597-3143 597-4620 факс
    Написание программ, Хопкинс-холл 597-4615
    Центр экологических инициатив «Зилха», Харпер 597-4462
    .
    Опубликовано в категории: Разное

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *