Монополии в мире примеры: Монополии: примеры в мире и в России

Содержание

Свириденко: Иностранные монополии не оставляют шансов российской ИТ-отрасли. МЕРЫ

| Поделиться Президент Spirit Андрей Свириденко в своем докладе на экспертном совете в ФАС заявил о монополизации российского рынка ИТ-решениями американских поставщиков. Эту ситуацию, по его мнению, поддерживают отечественные интеграторы и дистрибуторы, «платя нечистоплотным чиновникам высокие откаты». Для изменения сложившегося порядка Свириденко предложил ряд мер. CNews публикует полный текст доклада.

Мировой софтверный рынок захвачен монополистами. Такие компании как Microsoft, Google, Cisco-Webex, Apple и др. — каждая занимает более 60% мирового рынка в своих продуктовых нишах, которые и крайне широки, и постоянно растут.

США фактически поддерживают мировую экспансию своих технологических монополистов, а не борются с ней. Европа идет в форватере США, и только гос-регулируемый Китай пытается строить свою собственную и независимую систему национальных высокотехнологичных производителей, что совершенно необходимо для информационной безопасности и технологической независимости страны в современном информационном мире.

Как хорошо известно, с монополизмом невозможно бороться рыночными методами, наоборот, открытый рынок (включая ВТО) устроен так, что поддерживает и усиливает сложившегося монополиста. Монополизм возможно предотвратить и ограничить только грамотным госрегулированием.

Софтверный монополизм еще страшнее и сильнее чем монополизм в других областях, потому что стоимость тиражирования программных продуктов равна 0, нет минимальной стоимости производства. Это позволяет монополисту сначала распространять свой продукт бесплатно, чтобы убить всех конкурентов, а потом, когда рынок полностью захвачен, назначать на свой продукт любые цены (или условия, что иногда еще важнее денег и опаснее) в отсутствии всякой реальной альтернативы.

Бесплатный сыр, как известно, бывает только в мышеловке. Мировые монополисты с большим успехом подсаживают весь мир на иглу своих бесплатных продуктов, чтобы диктовать условия, и зарабатывать десятки миллиардов долларов на смежных или связанных продуктах.

Например бесплатная открытая ОС Android для мобильных устройств уже стала мировым лидером по доле рынка, и имеет по сути единственную цель – продвигать поиск и др. продукты Google, которые приносят основной доход, на мобильные платформы, и поддерживать мировую поисковую монополию Google. То же самое с популярным бесплатным браузером Google Chrome.

Каждая из компаний Microsoft, Google, Cisco-Webex, Apple не только уже имеет крайне широкие продуктовые линейки, которые покрывают практически все реальные потребности пользователей, но и активно и постоянно расширяют свои продуктовые линейки, путем и собственных разработок, на которые тратятся миллиарды долларов, и покупки американских стартапов. Все понятные разумные продуктовые ниши уже заняты, все базовые потребности пользователей уже покрыты, продуктами иностранных монополистов.

Государство, как известно, не занимается технологическими экспериментами, а покупает только известные продукты для понятных потребностей.

Удел инновационных стартапов с американским венчурным финансированием – узкие боковые ниши, тесты новых технологий, и их судьба — либо разориться в течение первых 2 лет (9 из 10), либо быть купленным мировым лидером (1 из 10), других реальных альтернатив у стартапов нет. Содержательные и систематические выходы отечественных инвесторов (exit) из инновационных стартапов без американского венчурного финансирования в данный момент не известны и даже их практическая возможность вызывает большие сомнения у экспертов.

За последние 20 лет мы не видели других хороших вариантов развития и роста для не американских стартапов по всему миру. Примеры успехов IPO Google и Facebook совершенно не применимы к стартапам в России, наоборот это примеры поддержки американскими инвесторами и государством США своих собственных монополистов. Компания Skype является редким примером европейского стартапа, который был куплен американской компанией-лидером за деньги больше обычных пары сотен миллионов долларов. А покупка перспективного технологического стартапа за $200 млн является разменной монетой для монополиста с рыночной капитализацией более $200 млрд.

Калифорния давно агрессивно и очень успешно пылесосит лучшие мозги со всего мира. Случаи покупок российских софтверных стартапов американскими технологическими лидерами за последние 20 лет практически вообще не известны. Для того чтобы получить венчурное финансирование из Силиконовой долины, основатель компании и CEO, ключевая команда фирмы-разработчика, все технологии (интеллектуальная собственность) и финансовые потоки должны находиться в Калифорнии, на расстоянии максимум 40 минут езды на машине от венчурного инвестора (это требование инвестирующих фондов). Только R&D команда может остаться в России. Привлекая венчурное финансирование, все перспективные стартапы, включая с R&D на территории России, очень быстро становятся американскими по структуре собственности.

Весь российский интернет в последние 15 лет был занят большей частью копированием иностранных продуктов и бизнес-моделей, и родил очень мало своего уникального и нового.

В России за последние 20 лет мировые софтверные монополисты также захватили все командные высоты. Многочисленные отечественные системные интеграторы и дистрибьюторы зарабатывают сотни миллионов долларов, продавая нашему государству и компаниям иностранный софт, и платя нечистоплотным чиновникам высокие откаты. Объем закупок иностранных программных продуктов государственными органами и компаниями в России превышает $2 млрд в год.

Поскольку чиновники и лица, принимающие решения в крупных закупщиках, хорошо и заранее подкормлены местными партнерами лидирующих иностранных софтверных вендоров, то при возникновении конкурентного российского вендора, который всегда существенно меньше по размеру и обороту, чем мировой монополист, его отсекают от конкурса еще на этапе составления технических требований, на основе якобы недостаточного функционала отечественного продукта.


Андрей Свириденко считает, что иностранные монополии не оставляют шансов на развитие российской ИТ-отрасли

Таким образом, до ценовой конкуренции в конкурсе по ФЗ-94 дело не доходит, и закупается существенно более дорогой иностранный продукт с брендом, ведь откаты на нем существенно выше, и к имени мирового лидера и к широкому функционалу продукта претензий нет. Так убивается отечественный производитель, путем отстранения его от финансовых потоков госзакупок, путем недопущения к конкурсам. При этом избыточный продуктовый функционал мирового монополиста по существенно более высокой цене часто реально не нужен заказчику (как известно 80% потребностей покрывается 20% функционала), а используется только для отсечения потенциальных конкурентов с более низкой ценой, для получения более высоких откатов заинтересованными коррумпированными покупателями.

Отечественные софтверные продуктовые компании, с оборотом как правило менее $100 млн (отечественных разработчиков с большим оборотом можно посчитать по пальцам одной руки), просто не могут конкурировать по широте продуктового функционала с мировыми монополистами с оборотом более $30 ммлрд каждый. Не получая даже возможности участвовать в тендерах, отечественные софтверные производители не получают денег, и не имеют шансов догнать мировых монополистов по функционалу, даже на рынке собственной страны.

20 лет назад многие отечественные софтверные компании стали экспортерами, не от хорошей жизни, а только потому, что другого спроса (внутри страны) на наши продукты и услуги не было. Но 5 лет назад ценовое преимущество российских программистов было утеряно. Сегодня ЗП разработчиков продолжают стремительно расти, давно обогнали ЗП индусов и китайцев, и сегодня находятся на уровне оплаты европейских программистов. Число квалифицированных разработчиков уменьшается в связи с ухудшением демографической ситуации в стране и падением престижа технических профессий. Молодежь видит для себя теплые места сотрудников крупных и госкомпний, а не отечественных технологических инноваторов.

Цифровая трансформация вносит большой вклад в эффективность бизнеса, но не терпит спешки

ИТ в банках

Сегодня новые отечественные фирмы-разработчики просто не имеют шансов быстро и успешно экспортировать свои продукты и услуги, для этого у них нет ни денег, ни опыта международных продаж и маркетинга. Практически все инвестфонды, которые предлагают отечественным стартапам smart-money и опыт – это деньги иностранных инвесторов, которые просто скупают российские таланты на корню, т.е. по самой низкой цене.

К тому моменту как отечественный разработчик потратил $10 млн и 3 года на создание нового продукта, мировой монополист уже потратил на аналогичный продукт-конкурент более $100 млн, или купил за пару сотен миллионов долларов американский стартап, который делал такую передовую технологию.

В результате есть всего несколько отечественных софтверных продуктовых компаний, которые добились содержательного успеха в экспорте на внешние рынки, потому что эти компании всегда работали в нишах, где Microsoft не работал, и все были созданы 20 лет назад с использованием ценового и технологического преимущества отечественных программистов, которое сегодня исчезло. Новые сильные технологические софтверные компании в России в последние 10 лет практически не возникали. Всего несколько отечественных продуктовых компаний, которые добились содержательного успеха в доле внутреннего рынка, возникли более 12 лет назад, когда Google не был монополистом, точнее Google тогда еще вообще не существовал как компания.

Без вмешательства регулятора, государства, мировой монополизм (в России, в госсекторе) победить чисто рыночными методами невозможно, и российские софтверные компании, несмотря на хорошую систему образования, институты развития, налоговые льготы, гранты от фондов, и др. будут обречены быть на дальней периферии технологических рынков и продуктов, даже в госсекторе, даже в своей собственной стране.

Эксперты подвели итоги в области ИБ и сделали прогноз на 2022 г.: в тренде будет гибридная работа

ИТ в госсекторе

Институты развития, венчурные инвесторы, система грантов и фондов необходима, но не достаточна, потому что эти важные инструменты не создают спрос на инновационный программный продукт внутри страны.

Только государство может создать спрос на конкурентные отечественные программные продукты.

И гостраты внутри страны как известно являются самым главный драйвером роста экономики России.

Предложения по борьбе с монополизмом в госсекторе в РФ

1. Разработать точный механизм реального (а не на бумаге) участия в госзакупках конкурентных отечественных софтверных компаний. Например, потребовать, чтобы в любом госконкурсе на закупку софта участвовал как минимум 1 отечественный производитель, при условии, что в данной продуктовой нише конкурентные отечественные производители есть (центры софтверной экспертизы в России есть далеко не во всех продуктовых нишах, и делать отечественный аналог ОС Windows или Word просто не имеет смысла). Министерство или другой госорган м.б. держателем реестра конкурентных отечественных производителей и их продуктовых ниш, по аналогии с аккредитацией производителей ПО для получения налоговых льгот.

2. Разработать точный механизм принуждения к обязательному экспорту для отечественных софтверных компаний с оборотом более $ХХХ млн и долей рынка в своей продуктовой нише в России более ХХ% и долей госклиентов в обороте компании более ХХ%, которые ранее получали поддержку при госзакупках.

3. Отечественным софтверным ассоциациям активно поддержать своими конкретными действиями решение Владимира Путина от 17. 02.2012 (протокол ВП-П10-4пр, пункт 4) обязать все органы госвласти вести публичную статистику доли закупок отечественного и иностранного софта, и помочь ответственным министерствам (Минэкономразвития, Минкомсвязи и Минфин) активно работать над его быстрым и практичным введением в действие уже в 2012 г.



Власти США собрались раздробить Apple, Google, Facebook и Amazon на мелкие компании

| Поделиться

Конгресс США обвинил Amazon, Apple, Google и Facebook в антиконкурентном поведении и организации монополий в ряде сегментов мирового рынка. Он предоставил доказательства в виде отчета на 449 листах и заявил, что эти компании необходимо разделить на более мелкие. Подобный прецедент уже есть – он произошел с оператором AT&T почти 30 лет назад.

Американские ИТ-монополисты

Компании Apple, Google, Facebook и Amazon могут быть разделены на несколько мелких фирм. Такая опасность нависла над ними после того, как Антимонопольный подкомитет Палаты представителей США (нижняя палата Конгресса США) официально признал их монополиями.

Основанием для такого заявления Конгресса послужили результаты расследования, которое подкомитет вел на протяжении 16 месяцев, начиная с июня 2019 г. Итоги этого расследования подкомитет изложил в 449-страничном докладе, подготовленном главой подкомитета Дэвидом Сисилини (David Ciciline, демократ от штата Род-Айленд) и председателем юридического комитета Джерролдом Надлером (Jerrold Nadler, демократ от штата Нью-Йорк).

В отчете Антимонопольного подкомитета сказано, что за компаниями зафиксировано антиконкурентное поведение. Оно вредит демократии, а также мешает внедрению инноваций и негативно сказывается на широте выбора потребителей.

В нем также приведена единственная мера борьбы с компаниями, наделенными «монопольной властью». Под этим подразумевается в буквальном смысле разделение этих монополий на небольшие компании.

В качестве примера приведена ситуация с американским оператором связи AT&T, который тоже был признан монополией, но намного раньше, в 1982 г. Расследование было инициировано Министерством юстиции США в 1974 г. и продлилось восемь лет

Разделение состоялось 1 января 1984 г., когда AT&T был разделен на AT&T Communications (предоставляет услуги междугородней связи) и целых семь региональных телефонных компаний. В результата активы компании сократились приблизительно в пять раз.

Каждая из этих компаний рискует в обозримом будущем превратиться в горстку небольших предприятий

Согласно этому отчету, при проведении расследования подкомитет опрашивал различных ученых, а также других компаний-представителей ИТ-сегмента, включая тех, которые напрямую конкурируют с Google, Apple, Amazon и Facebook. Помимо этого, они изучили более 1 млн документов о сделках этих компаний.

Подкомитет также выступил с предложением расценивать все без исключения сделки по слиянию или поглощению с участием Amazon, Apple, Google и Facebook проявлением антиконкурентного поведения.

Претензии к Apple

Антимонопольный подкомитет назвал компанию Apple монополистом в сегменте приложений для ее собственной мобильной платформы iOS. Отчет гласит, что она превратила свой магазин приложений App Store в инструмент подавления любых конкурирующих сервисов.

Одним из доказательств неконкурентного поведения Apple стала переписка основателя компании Стива Джобса (Steve Jobs), умершего в октябре 2011 г., с другими топ-менеджерами компании. Эти письма, как сообщал CNews, подкомитет опубликовал еще в конце июля 2020 г.

В частности, в своих письмах Джобс поручил подчиненным прервать (cut off) работу с Джо Хьюиттом (Joe Hewitt), главным iOS-разработчиком Facebook. Хьюитт попал в немилость ответ на свою критику и попытку оспорить решение Apple ввести в iOS новый SDK (средства для разработки) и перевести разработчиков на использование языка Objective-C.

Как начать работать с большими данными без капитальных затрат

Облака

Помимо этого, в документе упомянута и 30-процентная комиссия, взимаемая Apple со всех разработчиков с каждой покупки их приложений или внутри этих приложений. Эта комиссия стала поводом для нашумевшего конфликта между Apple и Epic Games, в котором также оказались замешаны Microsoft и Google.

Google тоже досталось

В лице Google подкомитет видит еще одного монополиста в сегменте веб-рекламы, плюс к этому компания контролирует рынок поисковых систем. В стремлении не допустить развития конкурентов она предустанавливала и продолжает предустанавливать на Android-устройства свои приложения (почтовый клиент Gmail, браузер Chrome и др.). Ей также приписывают слежку за конкурентами и глобальный сбор пользовательских данных о том, какими браузерами они пользуются. Эту информацию она, по версии подкомитета, использовала для выработки стратегии продвижения Chrome.

В чем виновата Facebook

Компания Facebook Марка Цукерберга (Mark Zuckerberg), по мнению Антимонопольного подкомитета, захватила рынок интернет-рекламы. Не обошлось и без упоминания Instagram, изначально обычного фотосервиса, в настоящее время являющегося одной из самых известных и популярных соцсетей.

В отчете подкомитета сказано, что Facebook купила Instagram лишь с одной целью – уничтожить конкурента, который начал демонстрировать гигантские темпы развития и прироста аудитории. Сделка по покупке Instagram состоялась в 2012 г. и обошлась Цукербергу в $1 млрд.

Обвинения в адрес Amazon

Про Amazon в отчете подкомитета сказано, что она подмяла под себя рынок онлайн-продаж и использует свой одноименный интернет-магазин для тотального контроля над продавцами. Не осталась без внимания и доля Amazon на рынке интернет-торговли – мнению исследователей, она занижена на 40% и в реальности превышает 50%. Припомнили Amazon и поглощение своих прямых конкурентов, в том числе Zappos для укрепления своей монополии. Напомним, что Zappos – это интернет-магазин по продаже одежды и обуви. Он был основан в 1999 г., а в 2009 г. он перешел в собственность Amazon.

Apple не согласна с обвинениями

Компания Apple первая отреагировала на критику в свой адрес, заявив порталу MacRumors, что в корне не согласна с выводами политиков. Она подчеркнула, что не является монополистом ни в одной из сфер, в которых представлена.

Что нужно знать при выборе ВКС

Рынок видеоконференцсвязи 2021

В частности, она отметила, что App Store позволяет разработчикам со всего мира не только публиковать свои приложения для iOS, но и зарабатывать на этом. Так, в компании заявили, что App Store был запущен в 2012 г., и на тот момент в нем было всего 500 программ, тогда как в настоящее время их количество исчисляется миллионами. Упомянула Apple и гигантской выручкой App Store, которая по итогам 2019 г. достигла $138 млрд. Компания подчеркнула, что значительная часть этой суммы, свыше 85% досталась не ей, а именно разработчикам.

Apple собирается опубликовать более детальный разбор отчета Антимонопольного подкомитета. Сроки его подготовки она не называет, но сообщает, что предоставит его «в скором будущем».



Что такое монополия. Объясняем простыми словами — Секрет фирмы

Монопольный рынок — это концентрация производства и капитала в одних руках. У компании-монополиста либо нет конкурентов вообще, либо они не играют заметной роли, и производитель может диктовать конкурентам и покупателям свои условия.

Характерные черты монополии:

  • Вся отрасль представлена одной компанией-производителем или небольшой группой компаний.
  • Компания-монополист может уменьшать или увеличивать количество своего товара на рынке, влияя таким образом на его стоимость.
  • Производители аналогичных товаров не могут войти на монополизированный рынок из-за искусственных барьеров — экономических, технических или юридических.
  • Покупатель вынужден приобретать товар у монополиста по установленной цене либо вовсе обходиться без него.

Различают несколько видов монополий: естественные, искусственные, открытые и закрытые (государственные).

Естественные монополии возникают там, где бизнес приносит прибыль, только если обслуживает весь рынок. При этом требуются большие капиталовложения на начальном этапе, а на окупаемость проекту нужно продолжительное время. Это железнодорожные перевозки, система водоснабжения, добыча полезных ископаемых и т. д.

Наличие естественной монополии может быть выгодно с точки зрения общественных интересов, поскольку позволяет за счёт масштаба производства удовлетворять спрос на жизненно важные товары и услуги с минимальными затратами.

Искусственные монополии создаются при объединении нескольких предприятий для вытеснения конкурентов. Они могут быть в форме:

  • Картелей. В этом случае компании заключают формальное или неформальное соглашение о том, чтобы держать цены на одном уровне или выпускать в продажу определённое количество товара. Часто в пример картеля приводят ОПЕК.
  • Синдикатов. Предприятия лишаются коммерческой самостоятельности, закупка сырья и сбыт продукции осуществляются централизованно. Пример синдиката в XX веке — группа компаний De Beers.
  • Концернов и конгломератов. Несколько предприятий из разных отраслей промышленности интегрируются в одну финансово-промышленную группу, хотя и не утрачивают до конца юридической и хозяйственной самостоятельности. Например, в концерн Volkswagen входят предприятия автомобильной, электронной и других отраслей промышленности.

Открытые монополии образуются, когда компания выходит на рынок с новой технологией или продуктом, а конкуренты ещё не освоили это производство. Примером может служить ситуация с Apple, когда компания выпустила на рынок первый iPhone. Это положило начало массовому производству смартфонов.

Государственные (закрытые) монополии создаются с помощью законодательных барьеров. Это исключительное право государства или организации на производство, торговлю, оказание услуг. Монополии могут касаться налогообложения, прав на пользование недрами, авторских прав и патентов и т. д. Например, монополия Банка России на выпуск и обращение денег или маркировка изделий из драгоценных металлов государственным пробирным клеймом.

Пример употребления на «Секрете»

«К 1933 году половину всей авиапочты и пассажиров в США перевозил холдинг «Боинга» на самолётах корпорации. <…> Одним из последствий этой монополии стали нерегулируемые цены на авиаперевозки. В 1932 году пассажир в среднем платил 6,2 цента за милю. А билет на рейс Нью-Йорк — Лос-Анджелес стоил $160. Это сравнимо с нынешними ценами на авиаперелёты».

(О том, как Boeing стала первой монополией в авиации и почему перестала ею быть.)

Нюансы

Из-за отсутствия конкуренции монополии завышают цены на свои товары и услуги. Кроме того, качество самих товаров, как правило, хуже, чем в условиях свободной конкуренции.

Для борьбы с этим государства вводят антимонопольное регулирование. Принимаются законы о том, чтобы, например, добычей газа, его транспортировкой и продажей конечным потребителям занимались разные компании. Такая ситуация сложилась в США и Канаде.

Также вводятся:

Факт

Одна из самых продаваемых настольных игр в мире носит название «Монополия». Одновременно это и одна из самых нелюбимых настолок. В рейтинге сайта boardgamegeek.com, который собирает отзывы о настольных играх, «Монополия» занимает 21 614-е место. Всего в списке 21 621 игра. Средний рейтинг «Монополи», составленный на основе более 30 500 отзывов, — 4,3 из 10. Чтобы закончить игру побыстрее, игроки советуют не тратиться на коммунальные услуги, быстрее строить дома и устраивать аукционы по продаже ненужной недвижимости.

Статью проверила:

примеры в мире и в России.

Термин «монополия» — один из самых емких в экономической теории. Корректность его употребления в значительной степени зависит от контекста, равно как и смысловое значение. Каким образом он может трактоваться? Какие есть основания для классификаций монополий?

Сущность монополий

Есть достаточно много определений термина «монополия». По одной из популярных в российской экономической науке версий это состояние рынка, при котором фиксируется наличие исключительного права для государства или организации вести в нем хозяйственную деятельность при самостоятельном, без учета политики конкурентов, определении цен на реализуемую продукцию или оказываемые услуги, либо значительном влиянии на механизм ценообразования.

В рамках данного определения термин «монополия» понимается как качественная характеристика рынка. Чтобы было понятнее — примерно так же, как «демократия» в отношении политической системы. Более того, некоторые эксперты употребляют термин «монополия» как синонимичный рынку, характеризующемуся определенными признаками.

Каковы ключевые признаки монопольного рынка? В числе таковых эксперты выделяют следующие:

На рынке присутствует единственный или однозначно крупнейший продавец;

Поставляемая монополистом продукция не имеет прямых конкурентных аналогов;

Существуют высокие пороговые критерии входа на рынок новых предприятий;

Кроме этой трактовки термина «монополия», есть и иные теоретические концепции, в рамках которых определяется сущность этого явления. Так, например, под монополией может пониматься отдельно взятая компания, которая характеризуется приоритетом в управлении тем или иным сегментом рынка. Таким образом, употребляя рассматриваемый нами термин, следует, прежде всего, соотносить его с контекстом.

Варианты трактовок термина

Итак, термин «монополия» может пониматься как:

Состояние рынка или какого-либо из его сегментов — отраслевых, региональных — характеризующееся присутствием единственного игрока или безусловно лидирующего;

Компания, которая является тем самым единственным игроком или лидирующим;

Рынок, на котором присутствует фирма-лидер или единственный поставщик;

Критериев, по которым определяется уникальность или лидерство компании, или же соответствующая характеристика рынка, достаточно много. Есть эксперты, которые предпочитают фиксировать «чистую монополию» — когда на рынке в принципе нет конкуренции. Есть экономисты, считающие правомерным допускать присутствие в бизнесе «монополистических объединений» — фирм, консолидирующих свои усилия с целью обретения инструментов управления рынком (об этом явлении — чуть позже).

Таким образом, один из неоспоримых критериев признания рынка или фирмы монополиями — уровень конкуренции. Есть экономисты, которые считают, что правомерно фиксировать рассматриваемое явление при минимальной конкуренции или при условии ее отсутствия. Но это не всегда так. Есть теории, в рамках которых все же допускается тот или иной вид конкуренции. Монополия в этом случае может быть результатом как раз-таки соревновательной борьбы между бизнесами, вследствие которой победитель получает значительный объем контроля над рынком.

Какие бывают виды монополий, если понимать данное явление как качественную характеристику рынка? Оснований для классификации данного явления может быть много. Рассмотрим несколько популярных концепций.

В частности, некоторые экономисты выделяют следующие основные виды монополий: закрытую, открытую, а также естественную. Изучим особенности каждой из них.

Закрытые монополии

К закрытым монополиям относятся рынки, где уровень конкуренции в значительной степени ограничен действующими правовыми актами. Для входа на соответствующие сегменты предприятиям часто требуется получать дорогостоящие и сложные в оформлении лицензии, патенты, разрешения. Некоторые экономисты считают подобного рода монополии необходимыми для современных экономик, так как посредством их можно защищать ключевые для национальных хозяйственных систем сегменты. Такие как, например, почтовая служба или газовая промышленность.

Естественные монополии

Их возникновение обусловлено главным образом естественным развитием рынка, при котором ведение рентабельного бизнеса возможно только если фирма имеет статус единственного или очень крупного игрока, обладающего большими финансовыми или инфраструктурными ресурсами. Небольшие игроки при этом не могут функционировать в рамках эффективных бизнес-моделей. И, как следствие, либо прекращают свою деятельность, либо продают свои ключевые активы предприятиям с монопольным статусом, сливаясь с ними.

Выше в статье, где мы определяли, что такое монополия, сущность и виды этого явления, выделяемые экономистами, мы отметили, что под данным термином может пониматься какая-то отдельно взятая компания. В связи с этим полезно будет отметить один примечательный факт. Термин «естественная монополия» очень часто употребляется как раз-таки соотносительно с отдельно взятой корпорацией. Хотя и характеризовать рынок данный термин также может в достаточной мере емко. Виды естественных монополий, если говорить об этом явлении в контексте обозначения отдельно взятой фирмы, обычно классифицируются по конкретным отраслям бизнеса.

Открытые монополии

Характеризуются отсутствием юридических барьеров для вхождения в сегмент рынка новых корпораций, а также перспективами достижения достаточной рентабельности для большинства потенциальных игроков.

Природа такой монополии, как правило, — в наличии у фирмы собственных технологий и ноу-хау, которые конкуренты попросту не могут производить. Никто, в принципе, не мешает другим компаниям выходить на рынок, но им попросту нечего предложить потребителю взамен решений монополиста.

Эксперты выделяют также те или иные виды монополий соотносительно со структурой рынка и формами конкуренции. В рамках данного основания классификации есть административные и экономические монополии. Рассмотрим их сущность.

Административные монополии

Характеризуются возникновением вследствие прямого влияния на рынок со стороны государственных или, если речь идет о более локальных рынках, муниципальных органов власти. По мнению некоторых экспертов, являются разновидностью закрытых монополий, поскольку соответствующими политическими институтами могут создаваться административные барьеры для входа на рынок новых компаний.

Вместе с тем государственные органы власти могут формировать рынок, допуская присутствие на нем не одного, а нескольких игроков. Более того, между ними может приветствоваться конкуренция, которая на практике, как считают некоторые исследователи, может быть гораздо ожесточеннее, чем при свободном рынке, так как здесь речь идет не о доступе на рынок с довольной абстрактным спросом, а о борьбе за государственную «кормушку» с гарантированными заказами и прибылью.

Исторические виды государственной монополии, которые можно привести в пример — это экономика СССР до перестройки, хозяйственная система современной КНДР, в некоторых отраслях — Китая. То есть в рамках рассматриваемой модели речь идет, как правило, об управлении государством как отдельными отраслями, так и всей экономикой в целом. Таким образом, могут иметь значение самые разные институты государства — политическая система, национальная хозяйственная модель, конкретные виды рынков. Монополия в этом смысле — явление многофакторное.

Экономические монополии

Их возникновение обусловлено, в свою очередь, экономическим фактором. Некоторые эксперты отождествляют термины «экономическая» и «естественная монополия», другие считают, что первое явление — более емкое в сравнении со вторым. Разность в подходах экспертов может объясняться тем, что рассматриваемые нами виды монополий, их классификация не имеют общепринятых в экономической науке отличительных признаков.

Эксперты, считающие, что естественную монополию правомерно считать всего лишь одним из подвидов экономической, полагают, что последняя может характеризоваться не столько невозможностью ведения деятельности мелкими игроками рынка, сколько тем, что компания, ставшая монополистом, попросту переигрывает остальных в силу эффективности собственной бизнес-модели. То есть если при естественной монополии быть малой фирмой нерентабельно, то при одной из форм экономической — рентабельно, при условии соответствующей конкурентной проработки системы менеджмента, управления предприятием, достижении нужного уровня качества товара.

Есть эксперты, которые, вместе с тем, принципиально разграничивают понятия «экономическая» и «естественная монополия». По их мнению, завоевание компанией превосходства на рынке вследствие более эффективной бизнес-модели нельзя отождествлять с ситуацией, когда рентабельное развитие бизнеса возможно только в случае объединения небольших фирм в одну.

Отметим, что некоторые экономисты соотносят с рассмотренной классификацией виды чистой монополии. То есть анализируется конкуренция на административном или экономическом уровне. Если ее нет, то фиксируется, таким образом, «чистая монополия» соответствующего типа.

Монополистические объединения

Мы рассмотрели основные, выделяемые российскими экспертами, виды монополий. Однако наряду с этим явлением в экономической науке есть другое, смежное, но относимое аналитиками к самостоятельным категориям, явление. Речь идет о монополистических объединениях — выше мы отметили, что их присутствие может быть критерием признания низкой конкуренции на рынке. В чем их сущность?

Понятие и виды монополий в большинстве концепций экономистов связаны с состоянием рынка. Однако если речь идет о рассматриваемого типа объединениях, то здесь более правомерно говорить об инструментарии бизнесов. Которые, конечно, могут в конечном итоге влиять на общее состояние рынка. Монополистические объединения — это возможные каналы, посредством которых снижается конкуренция. И их, безусловно, можно причислить к субъектам формирования монополистических рынков. В то же время некоторые эксперты считают правомерным употребление данного термина в качестве одной из возможных трактовок того явления, что исследуется сейчас нами. То есть там, где это уместно — синонимом термина «монополия».

Выделяют следующие основные типы соответствующих объединений, что присутствуют в современном бизнесе или же как-то отражают историю мировой экономики: картели, синдикаты, тресты, а также концерны. Рассмотрим суть каждого из них.

Для картелей характерно объединение фирм, выпускающих один вид продукции или ведущих деятельность в общем сегменте рынка. Каждая из компаний объединения сохраняет право собственности на основные фонды, обладает самостоятельностью в определении стратегии ведения бизнеса. Все, что объединяет фирмы — это договоренность о разделении рынка в аспекте объемов выпуска товара, устанавливаемых на продукцию отпускных ценах и присутствии на рынках сбыта.

Синдикаты — форма объединения компаний, как и в случае с картелями, одной отрасли, однако участники не обладают по факту консолидации производственных мощностей правами на выпускаемую продукцию.

Объединение фирм в рамках треста подразумевает, что каждая из компаний теряет самостоятельность в аспекте выстраивания бизнес-стратегии, прав на основные фонды и выпускаемую продукцию. Трест, как картель или синдикат, — форма консолидации компаний в рамках одного сегмента. Однако если речь идет об объединении фирм, которые ведут деятельность в разных отраслях, то это, в соответствии с принятыми экономистами критериями, концерн.

Отметим, что в числе организационно-правовых форм ведения бизнесов, предусмотренных, в частности, российским законодательством, нет официального закрепления рассматриваемых монополистических объединений. Но их фактическое присутствие может фиксироваться на рынке другими участниками, аналитиками.

Международные монополии

Изучая понятие и виды монополий, а также сущность соответствующих объединений, полезно будет обратить внимание на специфический класс межкорпоративных объединений. Речь идет о международных монополиях. Каковы их особенности?

Дело в том, что на международном уровне мы можем пронаблюдать практически все виды монополии. Государства, корпорации консолидируют свои усилия с целью формирования соответствующих объединений, которые могут носить признаки, к примеру, картелей или концернов. Классификация международных монополий может осуществляться по самым разным основаниям. Есть, к примеру, критерий, в котором учитывается национальная принадлежность фирмы. Существуют, таким образом, моно- и мультинациональные предприятия. Классифицироваться международные монополии также могут в зависимости от масштабов деятельности фирм — региональные, транснациональные.

Нюансы классификации монополий

Как мы определили выше, подходов в классификации монополий, в понимании сущности этого термина достаточно много. Виды и формы монополий определяются экономистами соотносительно с большим количеством факторов.

Попробуем визуализировать то, о чем мы сейчас говорили. Распределим, в зависимости от конкретных критериев, виды монополий. Таблица — оптимальный для этого инструмент.

Термин

Характеризуемый объект

Почему это монополия, особенности

Закрытая монополия

Конкуренция ограничена сложными барьерами входа для новых бизнесов

Естественная монополия

Рынок, фирма

Для рынка: вынужденное объединение фирм вследствие неэффективности бизнес-моделей небольших организаций

Для фирм: лидирующая фирма осуществляет интеграцию, активное поглощение ресурсов малых компаний, происходит снижение общей конкуренции

Открытая монополия

Монополист имеет уникальные технологии, ноу-хау, вследствие чего конкуренции нет или она незаметна для лидера рынка

Административная монополия

Рынок, хозяйственная система населенного пункта, часто — национальная экономика в целом

Доступ на рынок регулируется административными механизмами, конкуренция отсутствует, или же она управляема государством, муниципалитетом

Экономическая монополия

Может быть выражена в виде естественной монополии или же как результат выработки одной фирмой эффективной бизнес-модели, позволившей захватить лидерство на рынке

Фирма, группа компаний

Преференции, монопольное положение на рынке в аспекте сбыта и установки цен

Синдикат

Транснациональная корпорация, международная картель, концерн

Таким образом, мы наглядно видим, какие могут быть варианты трактовки рассматриваемого термина. Мы выделили ключевые виды монополий, таблица, как оптимальный инструмент визуального отображения, теперь поможет нам ориентироваться в их классификации.

Представим себе, что некоторое предприятие занимается выпуском уникальной продукции, аналогов которой нет у других. Как раз уникальный товар и создает статус монополии предприятию, так как у него нет конкурентов. Сделаем вывод, что монополия – это предприятие , которое полностью контролирует выпуск уникального продукта и его цену , а также не имеет конкурентов ввиду того, что другие не выпускают этот продукт.

Преимущества монополии

Одно из самых главных преимуществ – контролирование рынка. Если в олигополии равняются на ценового лидера, то здесь не нужно ни на кого равняться – ты выпускаешь продукцию и сам назначаешь ей цену. Но ставить слишком высокую ненужно – так как люди начнут искать похожие товары с низкой ценой. Тем более за этим следит антимонопольная служба , которая контролирует деятельность монополистов. Поэтому не все так просто – монополии не могут поставить высокую цену или ставить условия другим, они должны соблюдать антимонопольное законодательство.

Недостатки монополии

Наверное, контроль ФАС уже является недостатком для монополии, но соблюдение закона необходимо. Если подойти с другой стороны, то недостатком монополии как раз может являться отсутствие конкуренции , ведь при их наличии предприятия стараются улучшать свой продукт, тем самым идет процесс развития. Если не с кем бороться – тогда зачем что-то менять. Не подумайте, что уникальный товар не будет со временем меняться – это будет происходить медленнее.

Как вступить на рынок монополии

Это очень сложно. Обычно монополисты – это крупнейшие предприятия , они не просто контролируют рынок, они еще и могут с легкостью давить конкурентов, тем более новичков. А небольшим фирмам просто не хватает той мощи, которая есть у монополиста. Иметь конкурентов невыгодно, поэтому крупной компании не составит труда задавить небольшой предприятие. Есть много способов это сделать, но это уже другая тема.

Существует ли монополия? Примеры монополии

Естественная монополия редко встречается в жизни. Обычно это инфраструктура. Приведем монополии, железная дорога (РЖД). По сути они являются монополистом в этой сфере, так как других компаний нет. Из-за этого качество обслуживания не улучшается. Как ездили поезда 50 лет назад, так и сейчас. А современные стоят очень дорого и ездят только через Москву и Санкт-Петербург.

Международная монополия — международная или транснациональная фирма или союз фирм, контролирующая подавляющую долю рынка в одной или нескольких сферах мирового хозяйства. Тем самым являясь серьёзным препятствием для дальнейшего развития той ниши рынка, на который монополия находится. Ввиду этого, на данный момент в мире идёт борьба, как с международными, так и с региональными монополиями путями содействия формированию рыночных отношений на основе развития конкуренции и предпринимательства, а также предупреждения, ограничения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, создания государственных органов по борьбе с монополиями.

Исходя из представленного выше краткого материала ясно, что тема “Международные монополии” является актуальной на данный момент, вот почему она будет представлена в данной работе.

Объектом исследования курсовой работы являются международные монополии.

Предметом исследования — Анализ международных монополий за рубежом и в РБ.

Цели работы поставлены следующие:

изучение международных монополий;

рассмотреть виды и формы;

проанализировать деятельность международных монополий в РБ и за рубежом.

При проведении исследования использовался анализ интернет ресурсов, новостных сводок.

Монополия (от греческого monos — один, poleo — продаю) — это исключительное право государства, предприятия, организации, торговца (т. е. принадлежащее одному лицу, группе лиц или государству) на осуществление какой-либо хозяйственной деятельности. Монополия является прямой противоположностью конкурентному рынку. По своей природе монополия выступает силой, подрывающей свободную конкуренцию, стихийный рынок.

История монополий достигает глубокой древности. Монополистические тенденции в разных формах и в неодинаковой степени проявляются на всех этапах развития рыночных процессов и сопровождают их. Но их новейшая история начинается в последней трети XIX столетия. Взаимосвязанность явлений — кризиса и монополий — указывает на одну из причин монополизации, а именно: попытку многих фирм найти спасение кризисных потрясений в монополистической практике. Не случайно монополии в тогдашней экономической литературе получили название «детей кризиса».

История монополий неразрывно связана с развитием тех процессов, которые на каждом этапе ускоряли рост монополизации хозяйства, придавая ему новые формы.

К числу важнейших из них относятся:

рост акционерной собственности;

новая роль банков и развитие системы участия;

монополистические слияния, как способ централизации капитала;

эволюция форм капиталистических объединений и новейшие формы объединений.

Каждый из этих процессов имеет самостоятельное значение в развитии современного капитализма. И вместе с тем каждый из них по-своему ускорял развитие монополизации хозяйства.

Существует два способа образования монополий:посредством капитализации прибыли или путем слияний и поглощений.

В последнее время отмечается существенное преобладание последнего способа.

Важной формой создания отраслевых и межотраслевых монополистических союзов явилась система участия. Возможность ее развития заложена в акционерной форме организации компаний, принадлежит владельцу контрольного пакета акций. Если владельцем контрольного пакета акций является другая компания, то она тем самым получает возможность руководить своей «дочерней» компанией. Это и есть система участия, которая может носить многоступенчатый характер, обеспечивая компании, находящейся на самом верху пирамиды, контроль над громадными капиталами.

Быстрый рост размеров капитала обеспечивался также усилением централизации, происходившей в форме слияний независимых компаний. Эта форма централизации капитала широко использовалась в США. Первая большая волна монополистических слияний происходила в США в 90-х годах XIX века и в первые годы XX века. В результате были образованы крупнейшие компании, подчинившие себе целые отрасли промышленности.

Важной характеристикой монополий второй половины XX века является их выход на международную арену не только в сфере торговли, но и непосредственно в производстве, организованном в виде филиалов и дочерних предприятий за рубежом, т.е. превращение национальных монополий в транснациональные корпорации (ТНК).

Рассмотрим виды монополий

В современной жизни рассматриваются различные виды монополий. Под термином «монополия» понимаются такие предприятия и организации, масштаб деятельности которых охватывает большую часть рынка страны. Они получают приоритетное право на установление цен на определенные виды товаров и услуг, получают возможность подавлять или присоединять мелкие компании.

Можно выделить конкретные виды монополий:

Закрытая монополия — это монополия, защищённая от конкуренции юридическими ограничениями, патентной защитой, институтом авторских прав и т. д. Примером может служить монополия почтовой службы США на доставку посты первым классом.

Открытая монополия- это монополия, при которой одна фирма (по крайнеё мере на определённый срок) является единственным поставщиком продукции, но не имеет специальной юридической защиты от конкуренции. Примером таких фирм можно считать фирмы, впервые вышедшие на рынок с новой продукцией.

Естественная монополия — вид монополии, занимающий привилегированное положение на рынке в силу технологических особенностей производства (в связи с эксклюзивным обладанием необходимыми для производства ресурсами, крайне высокой стоимостью или исключительностью материально-технической базы). Естественные монополисты оказывают огромное влияние на экономику страны, так как они руководят процессом ценообразования на рынке. Благодаря большому объему производства сокращаются расходы на сырьевую продукцию, что позволяет снизить ее себестоимость. А это создает серьезные проблемы для фирм, занимающихся выпуском аналогичных товаров, но в меньших объемах, ведь им приходится изыскивать пути снижения цен, дабы удержать свои позиции на рынке. Чаще всего, естественные монополии — это фирмы, управляющие трудоёмкими инфраструктурами, повторное создание которых другими фирмами экономически неоправданно или технически невозможно (напр. системы водоснабжения, системы электроснабжения, железные дороги).

Искусственные монополии — объединения предприятий, создаваемых ради получения монополистических выгод. Эти монополии преднамеренно меняют структуру рынка.

В рыночной экономике государство (как регулирующий орган) всегда стремится создать условия для равной и честной конкуренции между игроками рынка, тщательно следя, чтобы ни один игрок не захватил значительную часть рынка и не стал монополистом. Потому что монополия государству, как правило, не выгодна. В то же время, при определенных условиях государство может намеренно способствовать возникновению монополии (т.н. искусственной монополии). Это, кстати, очень типично для государсв бывшего СССР.

Например. Государство намеревается выставить на продажу большой пакет акций предприятия, находящегося в собственности государства, и естественно, хочет получить за этот пакет как можно больше денег. В таком случае государство создает для этого предприятия самые благоприятные условия функционирования (льготные налоговые ставки, первоочередная выдача лицензий и т.п.)

Международная монополия — частные, крупнейшие капиталистические фирмы с активами за рубежом или союзы фирм разной национальной принадлежности, устанавливающие господство в одной или нескольких сферах мирового капиталистического хозяйства с целью извлечения максимальных прибылей.

Формы монополистических объединений:

Картель — союз нескольких предприятий одной отрасли промышленности, в котором его участники сохраняют свою собственность на средства и продукты производства, а созданные изделия сами реализуют на рынке, договариваясь о квоте — доле каждого в общем выпуске продукции, о продажных ценах, распределении рынков и др.

Синдикат — объединение ряда предприятий, изготавливающих однородную продукцию; здесь собственность на материальные условия хозяйствования сохраняется за участниками объединения, а готовая продукция реализуется как их общее достояние через созданную для этого контору.

Трест — монополия, в которой создается совместная собственность данной группы предпринимателей на средства производства и готовую продукцию.

Концерн — союз формально независимых предприятий (обычно из разных отраслей промышленности, торговли, транспорта и банков), в рамках которого главная фирма организует финансовый (денежный) контроль над всеми участниками.

Многоотраслевой концерн — это объединение десятков и даже сотен предприятий различных отраслей промышленности, транспорта, торговли, участники которого теряют собственность на средства производства и произведенный продукт, а главная фирма осуществляет над другими участниками объединения финансовый контроль.

В детстве многие из нас играли в увлекательную игру под названием «Монополия». Но детство быстро заканчивается, а во взрослой жизни всем управляет экономика, термины и понятия которой необходимо знать сегодня каждому.

Так что же такое реальная монополия, кому она выгодна и почему против нее борются правительства многих стран?

Монополия – слово, имеющее греческое происхождение. Оно образовано от двух слов древнегреческого языка:

«μονο» (моно) – т.е. один и «πωλέω» (полео) – продаю. Так принято называть предприятие, которое единолично производит продукцию или всецело контролирует ее производство, не допуская при этом возникновения конкурирующих предприятий, предлагающих потребителям аналоги этой продукции.

Компания может стать монополией благодаря экономическому удушению более мелких , вследствие естественных причин или других факторов – в частности, экономической политики государственных органов.

Предприятие, не имеющее конкурентов на рынке и предлагающее потребителю нужный ему товар, называется монополией. Это положение является чрезвычайно выгодным для бизнес-предприятия, так как оно получает возможность устанавливать любые цены и условия для реализации своего товара или услуги.

Монополист диктует цены поставщикам сырья и материалов, так как с большой вероятностью эти материалы никто, кроме него, не будет покупать. Благодаря этому доходы монополии становятся непропорционально большими, и она получает возможность расширять сферу своих интересов дальше.


Если государство не воспрепятствует этому процессу, в конце концов рынок в стране окажется поделенным между несколькими монополистами, каждый из которых безраздельно властвует в своей отрасли. Таким образом, крупнейшие представители бизнеса окажутся более могущественными и влиятельными, чем и получат возможность неограниченно эксплуатировать народ.

Из-за риска возникновения такой ситуации подавляющее большинство государств борется с монополиями, строжайше следя за тем, чтобы ни одно предприятие не смогло получить преимущественные права и возможности в своей сфере рынка.

Исключение составляют естественные и государственные монополии, однако их число невелико, и все они находятся под жестким контролем.

В некоторых случаях производство и/или реализацию отдельных видов товаров берет на себя государство, которое получает от этого существенные доходы, пополняющие бюджет. Так, в Российской Империи государство обладало монопольным правом производить и продавать водку, которую в определенный период времени даже называли в народе «монополькой» (так же именовали питейные заведения где водка продавалась).


Государственная монополия может быть полной или частичной. В первом случае государственные предприятия и производят, и продают товар, во втором – только производят или только продают. В современном мире госмонополии существуют, к примеру, в Италии – на табак, спирт, пиво и спички, в Японии – на табачные изделия, соль, спирт и опиаты, и во многих других странах.

В некоторых случаях товар или услуга не может предлагаться большим количеством участников рынка, так как, чем больше игроков, тем выше себестоимость их предложений. В этом случае возникает так называемая естественная монополия, которая нередко полностью или частично контролируется государством.

Так, в России, да и во многих других странах, добычу, торговлю и транспортировку природного газа осуществляет естественный монополист. Такой же естественной монополией является сеть железных дорог, которая представляет собой единый технологический и технический комплекс. Любое дробление железнодорожного комплекса приводит к ухудшению его работы, падению качества услуг и снижению безопасности людей.

Объяснить, что такое монополия, проще всего на наглядном примере. Представьте себе городок, окруженный со всех сторон горами. В нем работает десяток небольших пекарен, каждая из которых славится своим особенным хлебом. И вот в городок приезжает и скупает все пекарни, после чего повышает цену хлеба. Хотя его качество ухудшается, жители вынуждены покупать, потому что больше никто хлеб не продает.


Вскоре богач отказывается покупать муку у местных мельников, из-за чего они разоряются, и богач скупает их мельницы. Затем он устанавливает низкие закупочные цены на пшеницу и скупает поля всех окрестных крестьян.

Т.е. он становится полным монополистом в своей отрасли, и какие бы цены на хлеб ни установил, люди будут вынуждены их платить. Вот чем опасна монополия и вот почему государственные власти с ними борются, принимая антимонопольные законы.

Монополия — рыночные условия, когда одна единственная фирма является продавцом данной продукции, не имеющей близких заменителей. Барьеры для вступления новых фирм в отрасль практически непреодолимы.

Виды монополий:

  1. Естественная монополия- отрасль, в которой производство товара или оказание услуг сосредотачивается в одной фирме в силу объективных (природных или технических) причин, и это выгодно обществу.(энергообеспечение, телефонные услуги, связь и т.д.)
  2. Административная — это монополия, защищенная нормативно-правовыми актами, т.е. ее появлению способствовали не рыночные, а административные барьеры. Такие монополии, как правило, существуют, когда государство закрепляет за собой монопольное право производить или продавать какую либо продукцию (военная техника, электроэнергия, алкогольная и табачная продукция и т. д.)
  3. Экономическая монополия

Экономическая монополия является наиболее распространенной. Ее появление обусловлено экономическими причинами, она развивается на основе закономерностей хозяйственного развития. Речь идет о предпринимателях, которые сумели завоевать монопольное положение на рынке. К нему ведут два пути:

  1. первый заключается в успешном развитии предприятия, постоянном увеличении его масштабов путем концентрации капитала;
  2. второй (более быстрый) основывается на процессах централизации капиталов, т.е. на добровольном объединении или поглощении потребителями банкротов. Тем или иным путем или с помощью обоих предприятие достигает таких масштабов, когда начинает доминировать на рынке.

Формы монополий:

  1. Картель это объединение нескольких предприятий одной сферы производства, участники которого сохраняют собственность на средства производства и произведенный продукт, производственную и коммерческую самостоятельность, и договариваются о доле каждого в общем объеме производства, ценах, рынках сбыта.
  2. Синдикат- Участники синдиката утрачивают коммерческую самостоятельность. Производственная остается. Вся произведенная продукция участниками синдиката реализуется через посредство синдикатских контор. Часто синдикатские конторы закупают сырье для участников синдиката, если его можно купить по льготным ценам. Родина синдикатов Франция, и до 1917 года – Россия.
  3. Трест это акционерное общество. Участники теряют и коммерческую, и производственную самостоятельность. Оно образуется на основе слияния нескольких капиталов (различных собственников) с помощью выпуска ценных бумаг (акций и облигаций), причем эти ценные бумаги распространяются не только между учредителями, но и свободно могут продаваться на рынке фондовых бумаг или других учреждениях. Тем самым привлекается еще и капитал широких слоев населения.
  4. Концерн- это объединение предприятий различных отраслей промышленности, транспорта, торговли, участники которого теряют собственность на средства производства и произведенный продукт, а главная фирма осуществляет над другими участниками объединения финансовый контроль.
  5. Конгломераты -монополистические объединения, образованные путем поглощения прибылей разно-отраслевых предприятий, не имеющих технического и производственного единства.

Что определяет живучесть монополий сегодня?

  1. низкие издержки производства, благодаря эффекту масштаба
  2. высокая занятость по специальностям
  3. надежность в отчислении налогов
  4. большие возможности для НТП
  5. политические причины

Рекомендуем также

«Мы будем жить в мире, в котором будут доминировать платформы» — ECONS.ONLINE

«Период Дикого Запада» в интернете прошел: регуляторы многих стран мира пытаются выработать правила регулирования цифровых платформ – тренд на ужесточение этого регулирования можно назвать новой торговой войной за данные, которые становятся важнейшим ресурсом в цифровую эпоху. Странам предстоит не только выработать правила, но и в дальнейшем унифицировать их – не исключено, что в будущем появится некая «цифровая ВТО» как наднациональный институт, регулирующий трансграничный обмен данными в мире доминирующих платформ, рассказывает в интервью «Эконс» ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов.

Есть такой фильм-антиутопия «Суррогаты» с Брюсом Уиллисом, там весь мир подчинила себе корпорация – и правительство, и армию, и все население: корпорация выпускает аватаров, которые все делают за людей – ходят на работу, путешествуют и т.д., – а люди сидят дома и через нейроустройства управляют этими аватарами. И всех это устраивает. Немножко напоминает то, как развиваются современные цифровые платформы: если мы привыкли думать о монополии как о некой компании, которая доминирует в производстве какого-то одного товара или услуги, то платформы охватывают самый широкий спектр потребностей людей. Людям это очень удобно, все на одной кнопке, производителям тоже удобно, они получают выход на большие рынки. Но, с другой стороны, это создает возможности для дискриминации, недобросовестной конкуренции, монополизации больших сфер жизни. Можно ли считать цифровые платформы «новыми монополиями»? Что об этом думает наука экономика?

– Если смотреть с точки зрения экономической теории на то, как работают цифровые платформы, то, действительно, можно ожидать, что это будет если и не монополизация, то как минимум олигополизация – то есть если не одна, то [всего] две-три платформы. Особенности цифровых платформ – в так называемых сетевых эффектах. Практически все платформы – двусторонние рынки, они сводят, с одной стороны, клиентов, которые хотят купить какой-то товар, а с другой стороны – многочисленных продавцов. И цель платформы – оптимальным образом соединить между собой участников этих двух рынков.

Когда работа описывается таким образом, возникают сетевые эффекты: чем больше клиентов у платформы и с одной, и с другой стороны, тем выгоднее каждому из этих клиентов. Если вы пользуетесь, условно, «ВКонтакте», то чем больше других людей пользуются этой социальной сетью, тем больше вы, как клиент, как потребитель, получаете от этого и от этого выигрываете. Напрямую. И поэтому когда у пользователей стоит выбор – подключиться к платформе, у которой уже много клиентов, или к платформе какой-то новой, где клиентов мало, – то естественным образом они выбирают платформу, у которой больше клиентов, потому что они просто больше от этого выигрывают, и их благосостояние от этого повышается. Когда есть такие сетевые эффекты, то практически всегда это в итоге приводит если и не к монополизации в лице одного игрока, то к тому, что на рынке остаются один-два-три, не больше игроков.

У цифровых платформ есть еще одна особенность: предельные издержки на обслуживание дополнительных клиентов практически нулевые. Если я создал инфраструктуру, социальную сеть, то миллион пользователей у меня там или миллион один – мои издержки на поддержание этой сети остаются практически теми же самыми. И сочетание сетевых эффектов с практически нулевыми предельными издержками приводит к тому, что по всем экономическим канонам мы должны наблюдать монополизацию этих рынков.

И это ставит регуляторов в довольно сложное положение. С одной стороны, монополия – это плохо, потому что меньше конкуренции, и услуги, которые предоставляются клиентам, из-за отсутствия конкурентного давления могут быть не такого высокого качества. А с другой стороны, стандартные методы, которыми привыкли оперировать антимонопольные агентства, – например, взять и поделить пополам, как это бывало уже не раз в XX веке, – здесь не работают: здесь от этого напрямую пострадают клиенты. Если я пользуюсь социальной сетью, допустим «ВКонтакте», и вдруг по решению партии и правительства оказалось, что половина моих друзей в другой социальной сети, я буду сильно недоволен уже как клиент. А конечная цель антимонопольного регулирования – это увеличение благосостояния все-таки потребителя. Поэтому требуются абсолютно другие подходы, которые, с одной стороны, уменьшали бы негативный эффект от монополизации рынка, а с другой стороны, принимали бы во внимание вот эти сетевые эффекты, которые приводят к тому, что чем больше клиентов у платформ, тем лучше самим же клиентам.

Есть ли какие-то оптимальные способы управления и демонополизации именно платформ с учетом того, что вы сказали? Разные страны пытаются довольно по-разному эти проблемы решить: США пытаются регулировать слияния и поглощения, Европа – скорее, отстаивать равные для всех конкурентные условия, Китай очень жестко как раз «делит пополам», разбивает на отдельные бизнесы.

– Действительно, сейчас антимонопольные агентства в разных странах пробуют разные механизмы именно потому, что это новая реальность, опыта регулирования таких платформ ни у кого нет, и все пытаются его приобрести и найти оптимальный подход. И на каждую из инициатив на самом деле можно придумать контраргумент, почему она может повредить клиенту.

Например, про американские изменения, которые делают сложнее поглощения мелких стартапов, сами владельцы стартапов говорят, что для них это очень плохо. Потому что их цель изначально была не конкурировать с, условно, Google, а развить некий дополнительный сервис, который потом может встроиться как раз в набор сервисов, которые предоставляет Google, и заработать на этом: если я – владелец стартапа, то моя цель – развить проект, показать, что я лучше других стартапов, – и, Google, пожалуйста, купи меня. Если Google запретить покупать такие стартапы, это подрывает стимулы вообще их организовывать. Либо я могу придумывать стартап, который сразу комплементарен сервисам Google, развивать его, и все в итоге будут довольны – либо я даже не буду про это думать, потому что Google все равно меня не купит. Пусть сам Google и придумывает, а я чем-то другим займусь, может быть, менее полезным, на самом деле. Поэтому у таких инструментов, как запрет на покупку, есть свои ограничения, хотя можно понять, почему такие ограничения пытаются ввести. Например, когда Facebook покупал Instagram, как раз были разговоры о том, что у них синергии почти никакой нет, это чистая, что называется, predatory, хищническая такая покупка: чтобы конкурент вас не съел – надо его сразу скупить на корню, и у вас нет конкурента.

И поэтому сейчас от регуляторов требуется гораздо больший уровень технической экспертизы. Когда приходит один из бигтехов и говорит: «Я хочу купить эту компанию», – надо понять, эта компания действительно предлагает какой-то сервис, который комплементарен, и, если его включить в набор продуктов этого бигтеха, всем от этого будет лучше, это синергия, и тогда покупка оправданна. Или же там потенциальный второй Google, который может выиграть конкуренцию у Google, и тогда надо запретить покупку и дать возможность конкурировать. Потому что в ситуации, когда рынок монополизируется, единственный способ сделать так, чтобы эти монополии все-таки как-то напрягались и у них была цель увеличить благосостояние клиентов, – это поддерживать для них угрозу, что какая-то маленькая сеть может быстро вырасти в большую и вытеснить старую со своего места. Это сейчас мы говорим о том, что Facebook всех победил, а когда все начиналось, Myspace был больше, чем Facebook. Facebook смог выиграть конкуренцию, притом что у другой социальной сети изначально был гандикап, они уже имели больше клиентов в начале. И тот факт, который мы наблюдаем последние лет десять, может быть отражением того, что условный Facebook вовремя скупал потенциальных конкурентов. Он должен быть в состоянии напряжения, что, если не будет бежать быстро-быстро впереди развития технологий, кто-то придет и займет его место.   

Кстати, возникает вопрос у многих, совместимы ли вообще платформы с конкуренцией, – возникает как раз за счет того, что порог входа на этот рынок сейчас чрезвычайно высокий. Когда Facebook начинался, это было еще совсем не так.

– Это интересный вопрос, потому что, с одной стороны, кажется, что да, а с другой стороны, на самом деле у потребителей очень разные предпочтения. Может оказаться, что какая-то более нишевая платформа может отгрызть очень большой кусок клиентов у того же Facebook и из этого нарастить совершенно новую сеть. Что популярней – Facebook или Instagram, – больше определяется возрастом пользователя. Поэтому потенциально Instagram вообще мог бы вытеснить Facebook, если бы Facebook его вовремя не купил. У платформ все-таки постоянно есть угроза, что кто-то их может вытеснить, полностью расслабленными они не могут быть.

Еще важная вещь, которую надо подчеркнуть: необходимо разделять два типа конкуренции. Одно – это конкуренция между платформами, а второе – это конкуренция на платформах. Если возьмем, к примеру, Amazon как платформу – когда мы говорим о конкуренции применительно к Amazon, что мы имеем в виду? Что появится второй Amazon или то, как Amazon сам регулирует конкуренцию внутри своей платформы? Претензии, которые предъявляло американское правительство к Amazon, как раз в том, что он нарушает конкуренцию не с другими потенциальными амазонами, а внутри Amazon. Что платформа свои товары ставит в привилегированное положение по отношению к другим пользователям этой же платформы и другим продавцам. Такие же претензии были к Google. И вот там вступала антимонопольная служба и говорила, что, окей, вы большая платформа, мы вас не собираемся разделять и так далее, но на своей платформе вы должны обеспечивать равные условия конкуренции. И вот тут вопрос уже действительно к антимонопольному агентству, потому что у платформ очень большая переговорная сила по сравнению со своими пользователями, и возможность злоупотребления этой монопольной силой тоже очень большая.

То есть в целом прежние антимонопольные инструменты все-таки подходят и для платформ…

– Какие-то – да. Вот для защиты конкуренции внутри платформы они подходят гораздо больше, и регуляторы лучше понимают, как регулировать конкуренцию на платформах. Самое сложное – это конкуренция между платформами, вот там, где в полной мере работают эффекты масштаба, которые естественным образом делают монополизацию исходом вполне конкурентной борьбы.

У российских платформ особый случай. Обычно все платформы – это технологические компании, которые постепенно встраивали финансовые сервисы; такого, чтобы финансовый сервис – банк – превратился в платформу, таких кейсов в мире вроде бы нет. В России такие кейсы есть. И тут как раз возникает проблема конкуренции между платформами из-за, как утверждают игроки, неравенства регулирования. Потому что если финансовые сервисы, платежи, кредиты подлежат регулированию, то для техноплатформ регулируется маленький кусочек их бизнеса, а для платформы банка регулируется весь банк, и получаются неравные условия. Есть ли тут какие-то варианты?

– Я на самом деле очень сочувствую российскому регулятору. Это вопрос очень тонкий, который в других странах гораздо меньше выражен, поскольку, действительно, банки не ассоциируются с платформами. И тут действительно диагноз такой, что если вы банк, который пристраивает себе смежные сервисы и делает на этой основе платформу, то вы под более пристальным регулированием, чем если вы, условно, «Яндекс», который пытается пристраивать себе финансовую часть. И то и другое будет регулироваться, но просто у одних из всей платформы регулируется 10% бизнеса, а у других, наоборот, 90%. И вполне возможно, что именно поэтому в других странах платформы не вырастают на основании банков. Ну помимо того, что если брать развитые страны, то там просто банки не настолько продвинутые, и поэтому, скорее, от них просто не ожидают, что они разовьют платформы.

И обмен любезностями, который происходит между Центральным банком и другими банками, во многом связан именно с проблемой того, что банки чувствуют себя не в равном положении с другими потенциальными конкурентами. Они хотят прийти в одну и ту же точку, где все объединяется – и финансовый, и нефинансовый сектор, но изначально условия таковы, что банки регулируются больше. С другой стороны, у них и доступ к финансовым ресурсам тоже больше, поэтому неочевидно, у кого тут конкурентное преимущество.

Вопрос еще в том, что, когда банки выходят на рынки небанковских услуг, важно понять, какие из этих услуг работают в парадигме старой, нецифровой неплатформенной, – и тогда это просто непрофильный бизнес. А какие – попадают в парадигму цифровых платформ, где сетевые эффекты, отдача от масштаба, и где клиенты выигрывают от того, что у платформы есть данные клиента и на этой основе она предоставляет ему самые разные сервисы. Ну условно, если у платформы есть сервис по управлению недвижимостью, тут никаких сетевых эффектов не возникает: оттого, что я арендую у платформы банка офис во Владивостоке, мне никак не станет лучше оттого, что у этой платформы будет больше недвижимости в Ханты-Мансийске, – мне, как клиенту, это совершенно все равно. А если я смотрю фильмы во Владивостоке на той же платформе, которой владеет банк, то мне, как клиенту, может оказаться выгодно, чтобы у этой платформы было больше клиентов, потому что тогда будет больше фильмов. И вот сейчас регулятору надо принимать какие-то очень такие аккуратные решения, тут требуется более тонкое регулирование, разделявшее бы вот этот небанковский бизнес – который пытаются наши банки развивать для того, чтобы сделать платформы, – на бизнес, который не обладает свойствами платформ, и на бизнес, который ими обладает. Потому что это должно совершенно по-разному регулироваться.

А разделить эти сферы не так легко, потому что там много серых зон, там какие-то элементы платформы есть, каких-то нет. И на опыт регуляторов нельзя сослаться, потому что опыта нет. И вот в этой серой зоне разные регуляторы разных стран по-разному пытаются провести эту границу. Я просто с замиранием сердца смотрю за этой захватывающей картиной развития антимонопольного регулирования, потому что вот здесь очень важно глубокое понимание экономических процессов, здесь надо опускаться до уровня вот прямо базовых-базовых экономических основ работы этого рынка. Есть там сетевые эффекты? Нет? Это двусторонний рынок, где важно соединить клиентов и, допустим, продавцов, или это что-то другое? Фундаментальное понимание того, как этот рынок функционирует, напрямую отражается на том, как он должен регулироваться. Для меня как исследователя это захватывающее новое развитие. Я понимаю, что это очень больно для участников рынка и неприятно, но для экономистов-исследователей это просто Клондайк.

А есть ли какие-либо успешные примеры такого регулирования, которые можно было бы ну если не использовать, то хотя бы присмотреться?

– С моей точки зрения, очень важный положительный опыт – тот, что касается регулирования обмена данными, потому что конкурентное преимущество платформ – это доступ к данным о клиентах. Если вы пользуетесь, условно, банком или поисковиком, про вас уже много чего известно и вам можно предложить другие сервисы и на этом заработать. И тут возникает такой тонкий момент: вот вы про меня знаете, что я вот так вот себя вел. Кто имеет права собственности на эту информацию – вы, как платформа, или я, как пользователь? Про меня информация! Я, по идее, могу иметь право распоряжаться ею. Да, пока я вам ее предоставляю, вы мне можете что-то предложить. Но у меня может быть право взять всю эту информацию и перенести к вашему конкуренту, если я считаю, что этот конкурент лучше будет использовать эту информацию для того, чтобы предоставить мне какой-то качественный сервис.

И удачный пример, с моей точки зрения, – это то, что в Англии называется open banking, сейчас то же самое в Европе приняли, в Америке принимается: когда я, как клиент банка, могу взять и сказать, что вот, мой дорогой банк, вот всю информацию по моим транзакциям передай, пожалуйста, вот тому своему банку-конкуренту, потому что это информация обо мне.

Как с номером мобильного телефона: я его забираю и ухожу к другому оператору.

– Да! Здесь люди получают обратный контроль над данными о своем собственном финансовом поведении. На самом деле это вопрос, который выходит за рамки просто регулирования и увеличения конкуренции, это уже такой более фундаментальный вопрос о правах собственности на данные об индивидуальном поведении. Но, с другой стороны, это, конечно же, очень сильно увеличивает конкуренцию. Если я был большой банк, у меня куча клиентов, и я обладал, по сути, монопольными правами на общение с ними, потому что я про них много знал, а если они уходили к конкурентам, то там все с чистого листа, все с нуля строить, – то сейчас, когда клиенты могут забрать информацию с собой, мое конкурентное преимущество не в том, что я владею информацией, а в том, как я могу ее использовать для того, чтобы предложить более выгодный продукт своим клиентам. И это уже честная конкуренция: вот вам информация, вот попробуйте из нее выжать максимум, чтобы предложить более конкурентный продукт. Вот это конкуренция в чистом виде.

Не следите ли вы за китайской историей, довольно жесткой, и, может быть, что-то из того, что китайские власти предпринимают, может оказаться применимым или, наоборот, сработать в качестве предостережения, чтобы вот так не делать?

– На Китай точно надо смотреть и пытаться учиться. Другой вопрос, что то, как они поступают, вызывает некие вопросы. По сути, вначале китайские власти разрешали практически все что угодно, рынок был нерегулируемым, а потом они очень жестко – и неожиданно для многих участников рынка – вошли в регулирование. Причем не всегда понятно, насколько это оправданно с экономической точки зрения, где там грань между политическими и экономическими соображениями. Но общая мировая канва – что эти рынки будут все больше и больше регулироваться, и Китай тут полностью вписывается в общий тренд.

Интернет, обмен данными – это все было такой территорией Дикого Запада: полная свобода, саморегулирование, делайте что хотите. Сейчас очевидно, что тренд последних лет во всем мире – это гораздо более жесткое регулирование платформ, обмена данными, особенно трансграничного обмена данными. Это иногда завязано на вопрос приватности, сохранения личных данных, но, по сути, это новая торговая война за данные, потому что сейчас данные становятся гораздо более важными, чем торговля товарами. Мировая торговля услугами уже, по некоторым оценкам, превышает мировую торговлю товарами физическими. А услуги – это прежде всего данные.

Сейчас все, что делают все игроки – китайские, американские, европейские, российские, – пока что на самом деле немного дезорганизовано: каждый делает что хочет, пробует, потому что, действительно, это что-то новое, никто не знает, как правильно. Но мое предсказание, что в ближайшие несколько лет будет некая попытка гармонизировать [регулирование платформ], найти общие подходы, потому что подходы не могут сильно отличаться между разными странами, иначе у фирм в одних странах будет конкурентное преимущество перед фирмами других стран – преимущество как потенциальных экспортеров услуг, в частности цифровых услуг. И поэтому уже на уровне межстрановых договоренностей должны быть некие общие правила игры. В торговле товарами в основном ВТО разрабатывает единые правила; скорее всего, с регулированием цифровых платформ будет то же самое – международные наднациональные договоренности об обмене данными, например, о приватности, о переносе данных о клиентах, ну без этого невозможно уже будет жить в какой-то момент. Очевидно, что мы туда двигаемся. В итоге мы придем к какому-то примерному пониманию на международном уровне того, как это регулируется. И как за этим следить, чтобы не поставить платформы одной страны в неравное конкурентное преимущество перед платформами другой страны.

А как вы оцениваете будущее цифровых платформ не в плане регулирования, а как явления – вот эпоха Дикого Запада в цифровом мире прошла, и что дальше? Весь мир будет состоять из платформ? Будет ли у нас «одно сплошное телевидение», или «театр и книги» тоже останутся?

– Вот это очень важное замечание, что в каждой отдельной области появляется свой «Озон», Amazon, большая платформа. Есть подозрение, что дальше мы будем жить в мире, в котором в очень многих сферах действительно будут доминировать платформы, и очень малое количество платформ, даже в старых индустриях, таких как банки.

Но в то же время мы видим, что тот же Amazon не смог подавить других производителей контента, связанного с видео, и там внутри него тоже, скорее всего, – поскольку действуют те же силы – будут платформы, но это будут другие платформы. То есть, условно говоря, у кинотеатров будет своя конкуренция (и, скорее всего, они будут в основном виртуальными), а у театров – своя (и театры, кстати, в онлайн как раз выходят с трудом). Или, например, можно было предположить, что одна платформа объединит и кино, и музыку, – но, оказывается, это так не работает, и, хотя и в этом направлении монополизация есть, платформы музыкальные и связанные с кинофильмами все-таки разделены.

Поэтому я не очень верю в идею о том, что у нас будет один суперапп, в котором будет все – и банк, и телевидение, и театр показывают, и кормят, и поят. Вот в это я не очень верю, честно скажу, потому что, во-первых, экономия на масштабе и синергия тоже имеют пределы – то есть, например, информация о том, как финансовое поведение отражается на предпочтениях кинофильмов, работает до какого-то предела. Во-вторых, быть запертыми на одной платформе людям тоже не нравится, люди очень любят контролировать свою жизнь, люди как клиенты могут легко убегать, поэтому я не уверен, что им будет комфортно в одном большом супераппе, в котором есть все. Я, скорее, вижу, что у нас будет много платформ, но в разных направлениях.

Основные факторы риска

Стратегические и страновые риски

Риски, связанные с развитием мировой экономики

Неблагоприятные экономические условия могут повлечь замедление темпов роста спроса на энергоносители и привести к удорожанию заемного капитала.

Управление / влияние на уровень риска

В целях обеспечения повышения дохода от реализации энергоносителей ПАО «Газпром» диверсифицирует рынки и каналы сбыта, расширяет сферы использования природного газа. Для обеспечения финансовойустойчивости ПАО «Газпром» проводит оптимизацию долговой нагрузки.

Риски, связанные с деятельностью на европейском газовом рынке

Политика ЕС на газовом рынке направлена на диверсификацию источников поставок газа и увеличение доли биржевой торговли газом, что оказывает влияние на ПАО «Газпром» как одного из основных поставщиков природного газа в страны ЕС.

Управление / влияние на уровень риска

Долгосрочные контракты позволяют ПАО «Газпром» обеспечивать надежность и гибкость поставок газа. Дополнительно с целью минимизации риска снижения уровня поставок продолжается реализация комплекса мер, направленных как на создание новой инфраструктуры, так и на стимулирование спроса на газ и укрепление позиций в секторах, где возможны поставки дополнительных объемов газа.

Политический риск

С 2014 года Россия находится под санкционным воздействием со стороны ЕС, США и других стран.

Управление / влияние на уровень риска

ПАО «Газпром» проводит политику обеспечения технологической независимости и импортозамещения, что позволяет снизить зависимость Компании от экономических ограничений в отношении России.

Риски, связанные с транзитом природного газа

Как транспортируют природный газ

Транспорт газа через территорию третьих стран связан с риском невыполнения обязательств по транзиту, что влечет риски ненадлежащего выполнения Группой «Газпром» обязательств по контрактам на поставку газа.

Управление / влияние на уровень риска

Для снижения зависимости от транзитных стран осуществляются и реализуются мероприятия по диверсификации экспортных маршрутов, расширению возможностей по доступу к ПХГ за рубежом, развитию торговли СПГ.

Риски государственного регулирования газовой отрасли в Российской Федерации

Деятельность ПАО «Газпром» как естественной монополии регламентируется Федеральным законом от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях». Доля государства в акционерном капитале ПАО «Газпром» составляет более 50 %.

Управление / влияние на уровень риска

Осуществляется всестороннее взаимодействие с государственными органами по вопросам совершенствования ценовой и тарифной политики, налогообложения компаний газовой отрасли, готовятся объективные обосновывающие материалы для принятия решений Советом директоров ПАО «Газпром».

Риски, связанные с развитием производства газа из нетрадиционных источников

С середины 2000-х годов отмечен рост добычи газа из нетрадиционных источников, прежде всего из сланцевых залежей в США. В мире интерес к теме сланцевого газа проявляется преимущественно в странах с ограниченными запасами и ресурсами традиционного газа, тем не менее риск снижения зависимости этих стран от импорта газа в среднесрочной перспективе попрежнему оценивается как незначительный.

Управление / влияние на уровень риска

На регулярной основе осуществляется мониторинг развития отрасли сланцевого газа и других нетрадиционных видов углеводородов в различных регионах мира. Результаты мониторинга, включая экономические показатели производства газа из нетрадиционных источников и его конкурентный потенциал на существующих и перспективных рынках сбыта Компании, регулярно рассматриваются органами управления ПАО «Газпром», что позволяет эффективно выстраивать маркетинговую политику в соответствующих регионах.

Риски, связанные с развитием возобновляемых источников энергии

В отдельных странах можно ожидать рост объемов производства энергии из возобновляемых источников, что может привести к снижению потребления газа в этих странах.

Управление / влияние на уровень риска

Использование газа, в том числе с целью производства электроэнергии, имеет экономические, технологические и экологические преимущества для потребителей, что, по мнению ПАО «Газпром», позволит природному газу оставаться наиболее распространенным источником энергии. В большинстве случаев производство электроэнергии из возобновляемых источников является дополнением к производству энергии из других источников и может нести определенные риски для рынка природного газа в случае продолжения агрессивной политики по субсидированию возобновляемой электроэнергетики на уровне стран и (или) наднациональных образований.

Риски таможенного, валютного и налогового регулирования

Риски изменения режима валютного регулирования и налогового законодательства в Российской Федерации

Сохраняются риски изменения валютного регулирования и налогового законодательства, а также увеличения налогового бремени на компании ТЭК. Изменения режима валютного регулирования и налогового законодательства в Российской Федерации, а также изменения налогового законодательства в странах присутствия Группы Газпром могут оказать влияние на деятельность ПАО «Газпром» и организаций Группы.

Управление / влияние на уровень риска

На систематической основе отслеживаются изменения валютного и налогового законодательства, соответствующие требования четко выполняются. Компания взаимодействует с органами государственной власти по своевременной адаптации деятельности в соответствии с изменениями законодательства в Российской Федерации и за рубежом.

Риски, связанные с изменениями правил таможенного контроля и уплаты пошлин в Российской Федерации

Появление дополнительных требований со стороны таможенных органов в случае изменения правил таможенного контроля и уплаты вывозной таможенной пошлины.

Управление / влияние на уровень риска

ПАО «Газпром» соблюдает требования таможенного законодательства, отслеживая уже на начальных этапах подготовки изменения в нормативно-правовых актах, и вносит свои предложения, осуществляя взаимодействие с государственными органами.

Финансовые риски

Риски изменения валютных курсов и процентных ставок

Существенная волатильность курса валют, а также доходы и расходы в разных валютах оказывают влияние на результаты деятельности ПАО «Газпром».

Управление / влияние на уровень риска

С целью минимизации потерь от волатильности валютных курсов применяется хеджирование рисков рыночных изменений валютных курсов и процентных выплат. Кроме того, Компанией соблюдаются предписания Банка России касательно соотношения активов и обязательств, номинированных в иностранной валюте, а также учитывается влияние валютного риска с использованием оценки выручки под риском (EaR).

Кредитные риски и риски обеспечения ликвидности

Несвоевременное либо неполное выполнение отдельными контрагентами обязательств в соответствии с условиями договора (контракта) несет в себе риски для деятельности ПАО «Газпром».

Управление / влияние на уровень риска

Взаимодействие с кредитными организациями осуществляется в рамках лимитов кредитного риска, пересматриваемых на регулярной основе, в том числе с учетом кредитного рейтинга, рассчитываемого ПАО «Газпром» и дочерними обществами и организациями. Проводится мониторинг выполнения контрактных обязательств.

Рыночные риски

Возможное снижение цен на нефть, а также биржевых котировок на газ несет в себе риски, реализация которых может привести к сокращению доходов. Также присутствуют риски объема, связанные с тем, что покупатели имеют определенную гибкость по отбору газа.

Управление / влияние на уровень риска

Осуществляется адаптация контрактных условий, определяются разрешенные для использования типы сделок, финансовые инструменты и контрагенты, с которыми такие сделки могут быть заключены.

Риски, связанные с деятельностью ПАО «Газпром»

Риски досрочного прекращения и приостановления лицензий на использование природных ресурсов

Как добывают природный газ

В случае невыполнения требований лицензионных соглашений ПАО «Газпром» подвержено рискам досрочного прекращения или приостановления действия лицензий на право пользования недрами, на основании которых осуществляются геологическое изучение, разведка и добыча углеводородов.

Управление / влияние на уровень риска

Регулярный мониторинг, контроль соблюдения требований лицензий, а также своевременное внесение изменений в лицензионные соглашения минимизируют вероятность их отзыва и приостановки.

Риски, связанные с охраной труда и промышленной безопасностью

Устойчивость и результативность деятельности ПАО «Газпром» напрямую зависит от эффективности работы в области ОТ и ПБ.

Управление / влияние на уровень риска

В Компании внедрена и функционирует ЕСУОТ и ПБ, которая является частью интегрированной системы менеджмента ПАО «Газпром».

Риски роста затрат

Рост стоимости оборудования, технических устройств, комплектующих, а также работ и услуг, формирующих стоимость объектов капитального строительства, представляет собой риск с точки зрения осуществления инвестиционной деятельности.

Управление / влияние на уровень риска

Проведение конкурентных закупок с выбором поставщиков, предложивших наиболее низкую цену договора поставки товаров надлежащего качества, помогает уменьшать затраты на приобретение и поставку сырья, материалов, комплектующих, работ и услуг. Для контроля стоимости закупок у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) Центральный орган управления закупками Группы Газпром и Сметная комиссия ПАО «Газпром» проводят анализ порядка формирования и обоснованности цен договоров (изменений и дополнений к ним) Группы Газпром на основании представленных заказчиками расчетов, оптимизацию таких цен, устанавливают предельные цены договоров (дополнительных соглашений), проводят контроль соответствия цен заключенных договоров (дополнительных соглашений) установленным ценам.

Риски, связанные с эксплуатацией производственных объектов

Как газ доставляется потребителям

Основные виды производственной деятельности по добыче, транспортировке, переработке и хранению углеводородов сопряжены с рисками технологического, технического и природно-климатического характера, а также негативных действий персонала и третьих лиц.

Управление / влияние на уровень риска

ЕСГ обеспечивает системную надежность поставок газа. Стабильность функционирования системы обеспечивается путем внедрения современных и инновационных методов диагностики, своевременного выполнения капитального ремонта и технического обслуживания, проведения реконструкции и модернизации. Организуется страховая защита имущественных интересов дочерних обществ, включающая страхование имущества (в том числе морских объектов), страхование от перерывов в производственной деятельности на ГПЗ и страхование ответственности при строительстве, ремонте и эксплуатации производственных объектов.

Риски оценки запасов углеводородов

Стратегические и финансовые цели ПАО «Газпром» зависят от уровня запасов углеводородов и точности их оценки.

Управление / влияние на уровень риска

Разработаны и реализуются процедуры независимой оценки запасов в соответствии с международными стандартами PRMS. Результаты оценки запасов в соответствии с российской классификацией запасов ставятся на баланс только после ежегодного рассмотрения и утверждения Государственной комиссией по запасам полезных ископаемых.

Экологические риски

Основные виды производственной деятельности по добыче, транспортировке, переработке и хранению углеводородов сопряжены с экологическими рисками (рисками загрязнения окружающей среды, несоблюдения требований природоохранного законодательства), реализация которых может повлечь последствия правового, финансового и репутационного характера.

Управление / влияние на уровень риска

Реализуется единая Экологическая политика, выполняются программы и мероприятия по снижению негативного воздействия на окружающую среду, осуществляется добровольное страхование ответственности за причинение вреда окружающей среде, внедряются наилучшие доступные и инновационные технологии, направленные на минимизацию негативного воздействия на окружающую среду. Внедрена и эффективно функционирует СЭМ, интегрирующая в себе органы управления Компании и дочерних обществ. В декабре 2017 г. СЭМ ПАО «Газпром» успешно прошла ресертификационный аудит и подтвердила свое соответствие требованиям международного стандарта ISO 14001:2015. Предпринимаемые ПАО «Газпром» меры позволяют поддерживать управляемость экологическими рисками на высоком уровне.

Тайные сговоры, повышение цен, рост безработицы и другие риски, которые таят в себе монополии. Ключевые идеи из бестселлера «Миф о капитализме»

«Миф о капитализме» назван Financial Times лучшей книгой 2018 года по экономике. Ее рекомендуют:

  • нобелевские лауреаты по экономике Майкл Спенс и Ангус Дитон; 
  • историк и автор бестселлера «Восхождение денег» Ниал Фергюсон; 
  • автор бестселлера «Исповедь экономического убийцы» Джон Перкинс; 
  • венчурный капиталист и глава Bloomberg Beta Рой Бэт.

Мы прочитали книгу «Миф о капитализме» и сегодня расскажем о самых важных ее идеях.

Монополии маскируются под олигополии или дуополии

Пока еще рынки не полностью монополистичны и конкуренция все еще сохраняется. Нет компании, которая подгребла бы под себя 100% рынка. Но это и усыпляет бдительность: случись такое, регуляторы вмешались бы. Но когда речь идет о двух-трех крупных компаниях, так называемой олигополии или дуополии, это не так бросается в глаза. Но это те же самые монополии, пока еще разделяющие власть и могущество с несколькими собратьями.

Как бы там ни было, очевидно одно: в различных отраслях экономики конкуренции становится все меньше. С 1997 по 2012 год больше 60% американских отраслей промышленности сосредоточились в руках нескольких фирм. Их прибыль возрастает за счет монополизма. Происходят непрерывные поглощения и слияния. 

Реализуется предсказание Маркса о беспрерывном пожирании мелких капиталистов более крупными, поглощении капитала слабой компании более сильными.

Олигополии могут действовать как монополии, вступая в прямой сговор

Олигополии взаимодействуют друг с другом, делая вид, что конкурируют, а на деле вступают в картельный сговор, подобно тому, как мафиозные семейства договариваются между собой о разделе сфер влияния на разных территориях.

Периодически некоторые картели обнаруживаются и разоблачаются. Так, в США с 1996 по 2010 год было выявлено и закрыто 128 корпораций, установивших завышенные цены в самых разных областях. Но на деле их количество гораздо больше, за руку ловят не больше 20% таких фирм, а большинство остается в тени.

Самый знаменитый и старый картель, которому больше 100 лет, — «Де Бирс», основанный в 1888 году Сесилом Родсом, который контролировал сначала месторождения алмазов в Южной Африке, а затем и всю мировую торговлю алмазами. «Де Бирс» открыла множество компаний, торгующих алмазами, в разных странах мира, и благодаря им цена на алмазы остается не просто высокой, но и растет год от года. Это трудно объяснить логически, потому что сейчас камней добывается много.

Олигополии прекрасно взаимодействуют друг с другом и координируют свои действия, а их конкуренция — одна лишь видимость.

Промышленная концентрация ведет к неравенству доходов

Теппер и Хирн считают монополистов паразитами, высасывающими из экономики питательные вещества и ослабляющими ее. Казалось бы, этого не может быть, ведь казна наполняется налогами корпораций, а фондовый рынок растет. 

Однако если внимательно изучить вопрос, окажется, что в выгоде остаются только олигополии. Они повышают цены, сковывают рыночную динамику, не дают развиваться молодым конкурентам, снижают производительность.

В выигрыше только те, кто владеет акциями монополий.

Помимо монополий, где одна компания представляет собой единственного продавца, повышающего цены по своему желанию, существует еще и монопсония — когда одна компания является единственным покупателем и может платить за товар ту цену, которую пожелает. Пример монопсонии — Amazon. Она устанавливает цены, по которым продаются книги и другие товары. Благодаря ценовым войнам она уничтожает конкурентов.

Крупные монополисты перестали вкладывать деньги в новые исследования, развитие инноваций, строительство новых заводов и оборудования. Вместо этого они приносят прибыль своим акционерам и себе, а остальное заботит их все меньше. Так возникает экономическая стагнация.

Олигополии предпочтут ограничить производство и сдерживать поставки, чем вкладываться в развитие своих мощностей. Они будут вкладываться в выкуп акций и дивиденды.

Монополист использует свое доминирование в одной области для перехода на другие рынки

Примером этому, по мнению авторов, может быть история нескольких стартапов, задушенных Google на корню. Один из них — сайт Foundem для поиска недорогих онлайн-покупок. Технология сайта, придуманная молодой парой, помогала понять, на каких сайтах существуют скрытые платежи и на каких действительно самые низкие цены. Сайт заработал в режиме бета-тестирования, поначалу вполне успешно — туда заглядывали посетители со всего света. Но через пару дней все они исчезли.

Создатели Foundem сначала не могли понять причину, но потом она стала очевидной. Пока шло бета-тестирование, сайт появлялся на первой странице результатов поиска Google, но затем его будто отовсюду стерли.

Регуляторы и антимонопольные законы почему-то оказываются бессильными перед растущей мощью этих монополистов. Эти технологические гиганты постепенно становятся государством в государстве, со своими законами и правилами, со своими условиями, на которых они предоставляют доступ к своим услугам. 

В каком-то смысле эти корпорации являются самостоятельным правительством. Их алгоритмы непрозрачны, они обладают огромным влиянием, решая, что будет просматриваться, а что нет. Facebook и YouTube решают сами, какой контент, в том числе и политический, приемлем, а какой — нет. 

Facebook несколько раз блокировала страницы политических оппозиционеров по просьбе правительств тех стран, где пытаются ввести цензуру. При этом технологические монопольные корпорации тщательно защищают свой международный бизнес от налогов, уводя доходы в тень при помощи разных схем. Тогда как предприятия поменьше несут налоговое бремя, пополняя казну.

Это еще больше усиливает неравенство. Декларируя приверженность принципам солидарности, они уводят деньги в офшоры.

Технологические монополисты сегодня обладают большей властью, чем некоторые развитые страны, и имеют больше рычагов воздействия на регуляторов, чем правительство их собственной страны. Все это видят, но никто не предпринимает никаких мер, чтобы ослабить их власть. И немудрено: они уделяют огромное внимание упреждающему лоббированию и пожертвованиям политическим партиям.

Почему проблема не в капитализме

Между тем, по мнению авторов, дело вовсе не в капитализме. Просто монополии, накопившие огромную экономическую и политическую власть, могут делать со своими работниками все что им вздумается. 

Работникам некуда уйти — молодым стартапам не дают подняться, скупая их на ранней стадии развития, чтобы уничтожить. Компании больше не конкурируют между собой, чтобы нанять персонал, и потому зарплата стагнирует. Разрыв между богатыми и бедными становится все больше. 

Чем меньше конкурентов, тем больше возможностей для повышения цен и снижения зарплат. Исследования показали, что чем выше компания-монополист поднимает наценки на свою продукцию, тем отчетливее видно снижение зарплат рядовых сотрудников.

***

Книга Джонатана Теппера и Дениз Хирн «Миф о капитализме» дает представление о темной стороне монополий, в которые склонны превращаться крупные американские корпорации. Их растущее могущество способно подмять под себя любое правительство, которому остается только в бессилии разводить руками или цинично действовать заодно с олигополиями, вступив с ними в молчаливый сговор. И если не преодолеть политический эгоизм и близорукость, капитализм будет окончательно скомпрометирован.

Авторы предлагают меры по оздоровлению экономики и ослаблению монополий.  

  • Крупные монополисты должны быть разбиты на более мелкие компании. 
  • Необходимы новые законы, не допускающие произвольного роста цен в какой бы то ни было отрасли. 
  • Регулирование должно основываться на принципах, на духе закона, а не на букве, как это происходит сейчас. 
  • Нужно ограничить лоббирование политиков крупными корпорациями. 
  • Нужно пересмотреть законодательство, регулирующее деятельность интернет-платформ, поскольку действующее для этого слишком устарело. 
  • И самое важное — гражданское общество не должно закрывать глаза на проблему монополий. Ему нужно занять активную позицию и побуждать политиков к принятию волевых решений, оздоравливающих экономику и демократические институты

Фото на обложке: Unsplash

7 почти монополий, которые абсолютно легальны в Америке

Источник изображения: Getty Images.

Настоящие монополии были объявлены вне закона в 1890 году в США после принятия Конгрессом Антимонопольного закона Шермана. Этот закон был разработан для защиты потребителей от крупных компаний, которые стремились использовать свое доминирующее положение на рынке для участия в антиконкурентной деловой практике. Законопроект также дал федеральному правительству право вмешиваться и принимать меры, когда это необходимо.

Хотя этот закон действует и сегодня, он не помешал горстке очень влиятельных компаний получить огромную долю рынка в своих отраслях. Ниже мы более подробно рассмотрим семь компаний, которые сегодня вполне можно считать почти монополистами.

Источник изображения: Getty Images.

1. Анхойзер-Буш ИнБев Н.В.

Anheuser-Busch InBev (NYSE:BUD) давно пользуется статусом лидера в США благодаря тому, что ей принадлежит ряд самых продаваемых пивных брендов, таких как Budweiser, Michelob Ultra, Beck’s, Stella Artois, Bass и более. Однако в прошлом году доминирование компании на рынке было выведено на совершенно новый уровень после того, как она потратила более 100 миллиардов долларов на то, чтобы целиком поглотить SABMiller — второго по величине игрока отрасли. Это мегаслияние было настолько крупным, что теперь, по оценкам, AB InBev контролирует около 46% мировой прибыли от пива и производит около 27% от общего объема мировых поставок пива.

С положительной стороны (для потребителей) было нелегко провести эту сделку через регулирующие органы. Обе компании были вынуждены продать некоторые бренды, чтобы успокоить конкуренцию.AB InBev также запрещено использовать свои полномочия для ограничения распространения пива у конкурентов. Однако даже с учетом этих уступок компания по-прежнему занимает доминирующую долю рынка в США, составляющую около 45%.

Забегая вперед, планы роста AB InBev требуют, чтобы она продолжала расширять свое присутствие на международных рынках и реализовывала синергию от своего крупного приобретения. Имея под своим крылом так много самых продаваемых брендов, AB InBev, похоже, имеет все шансы сохранить свой почти монопольный статус.

Источник изображения: Getty Images.

2. Иллюмина

За последнее десятилетие стоимость секвенирования всего генома человека резко упала. Одна компания, которая заслуживает высокой оценки за снижение этих затрат, — это Illumina (NASDAQ:ILMN). На протяжении всей своей истории Illumina последовательно выводила на рынок новые продукты, которые значительно снижали кривую затрат на генетическое тестирование на порядок. Хорошим примером этого является линейка машин HiSeq компании.Эти продукты были представлены много лет назад и позволяют исследователям секвенировать весь геном всего за 1000 долларов. Это цена, с которой у конкурентов возникли проблемы, что является серьезной причиной того, что доля рынка Illumina регулярно колеблется в районе 90%.

Illumina, похоже, готова продолжить свое доминирование на рынке генетического тестирования благодаря недавнему запуску своей серии NovaSeq. Компания считает, что эта новая линейка продуктов однажды позволит исследователям секвенировать геном всего за 100 долларов.Это может быть достаточно низкая цена, чтобы привлечь интерес как страховщиков, так и потребителей, и она должна в значительной степени помочь Illumina сохранить свои лидирующие позиции в отрасли.

Источник изображения: Intuitive Surgical.

3. Интуитивная хирургия

В 1999 году Intuitive Surgical (NASDAQ:ISRG) выпустила на рынок роботизированную хирургическую систему da Vinci. Этот новый инструмент был одобрен для помощи хирургам при общих лапароскопических процедурах. Intuitive продавала устройство, обещая, что оно позволит делать меньшие разрезы и приведет к меньшей кровопотере, что поможет пациентам быстрее выздороветь.Со временем хирурги нашли больше способов использования системы, и спрос на роботизированную хирургию вырос. Это очень помогло Intuitive, поскольку в течение многих лет она практически не сталкивалась с конкуренцией, что давало компании монополистическую мертвую хватку в отрасли.

Перенесемся в сегодняшний день, и теперь компания использует более 4000 систем da Vinci по всему миру. Более того, Intuitive недавно выпустила свою систему следующего поколения под названием da Vinci X, которая предназначена для больниц и врачей, заботящихся о затратах.Учитывая огромную базу пользователей и технологические возможности компании, у потенциальных конкурентов определенно не будет работы, если они надеются наверстать упущенное.

Источник изображения: Sirius XM.

4. Сириус ХМ Холдингс

Если вы подписаны на услугу спутникового радио, то, вероятно, знаете, что у вас есть только один выбор — Sirius XM Holdings (NASDAQ:SIRI). Мертвая хватка компании на рынке возникла, когда XM и Sirius объединились в 2008 году, чтобы сформировать безжалостную силу, которую мы знаем сегодня.Этот шаг был поистине удачей, заключенной на небесах, поскольку запуск и обслуживание спутников на орбите стоит немалых денег. Кроме того, подписание контрактов на контент с Говардом Стерном и НФЛ стоит недешево. Работа в качестве двух самостоятельных предприятий не имела большого экономического смысла, поэтому объединение усилий казалось беспроигрышным предложением для обеих компаний.

Однако, хотя Sirius XM занимает монопольное положение в области спутникового радио, было бы смехотворно говорить, что компания свободна от конкуренции. Потребители могут слушать свои местные радиостанции, передавать музыку через такие сервисы, как Pandora или Spotify, или даже загружать подкасты, когда захотят.Это разнообразие означает, что битва за время прослушивания потребителем остается довольно ожесточенной.

Источник изображения: Управление отходами.

5. Управление отходами

Вы когда-нибудь замечали, что местный сборщик мусора обслуживает каждый дом в вашем квартале? Это связано с тем, что мусор тяжелый и имеет небольшую экономическую ценность, поэтому нет смысла посылать нескольких провайдеров на одну улицу. Более того, транспортировка мусора стоит дорого, поэтому перевозчики почти всегда ищут ближайшую свалку, которую могут найти. Эти факторы обеспечивают компании Waste Management (NYSE:WM) — крупнейшей в стране компании по вывозу мусора — почти монопольный статус во многих областях.

Waste Management владеет и управляет несколькими сотнями центров переработки, свалок и центров перевалки в Северной Америке. Этот огромный масштаб в сочетании с монопольными характеристиками бизнеса превратил управление отходами в фантастическую долгосрочную инвестицию.

Трудно представить, как кто-то может по-настоящему разрушить бизнес по вывозу мусора.Этот факт должен позволить Waste Management получать прибыль, защищенную от рецессии, на десятилетия вперед.

Источник изображения: Getty Images.

6. Финансовые услуги Broadridge

Каждый год почтовый ящик инвестора завален горой бумаг. Публично торгуемые компании должны регулярно рассылать инвесторам доверенности, проспекты, годовые отчеты, торговые подтверждения и отчеты о счетах, чтобы соответствовать финансовому законодательству. Тем не менее, компаниям требуется много работы за кулисами, чтобы не отставать от своих обязанностей по общению с инвесторами.Вот почему подавляющее большинство из них передает большую часть этой работы на аутсорсинг Broadridge Financial Services (NYSE:BR).

Сказать, что Broadridge является лидером в своей области, было бы преуменьшением. Доля рынка компании составляет 80% в США и более 50% по всему миру. Более того, компания может похвастаться коэффициентом удержания клиентов на уровне 98%, что говорит о том, насколько клиенты ценят ее услуги.

Вполне вероятно, что публичным компаниям по-прежнему будет нужна помощь в поддержании контактов со своими инвесторами.Это должно гарантировать, что услуги Broadridge останутся востребованными на долгие годы.

Источник изображения: Getty Images.

7. Алфавит

Вы знаете, что добились успеха, когда название вашей компании превратилось в обычный английский глагол. Если вы когда-нибудь случайно упомянули другу, что планируете что-то погуглить, то вы понимаете, о чем я. Эту словесную ассоциацию легко понять, потому что Alphabet (NASDAQ:GOOG) (NASDAQ:GOOGL) — компания, ранее известная как Google, — уже более десяти лет доминирует на рынке интернет-поиска.

Насколько доминирует Google? По данным Net Market Share, по состоянию на июнь 2017 года поисковая система Google занимает долю мирового рынка в 79%. Напротив, следующие три ближайших конкурента Google — Bing, Baidu и Yahoo — в настоящее время могут похвастаться долей мирового рынка. всего 7,3%, 7% и 4,9% соответственно. Поскольку рыночная доля Google более чем в четыре раза превышает долю ее трех ближайших конкурентов вместе взятых, я думаю, что ее можно легко считать почти монополистом.

С другой стороны, такая доминирующая позиция в таком важном сегменте рынка не осталась незамеченной регулирующими органами.Фактически, Европейский Союз недавно наложил на Google рекордный штраф в размере 2,7 миллиарда долларов за антимонопольные проблемы, связанные с его торговым порталом. Тем не менее, это действительно мелочь по сравнению с 92 миллиардами долларов наличными, которые были на балансе Alphabet по состоянию на конец марта.

Смогут ли когда-нибудь конкуренты сбить «Большую Джи» с места? Трудно сказать, но поскольку доля Google на рынке поиска в последние годы действительно увеличивается, мне трудно поверить, что это произойдет в ближайшее время.

Эта статья представляет мнение автора, который может не согласиться с «официальной» рекомендательной позицией консультационной службы премиум-класса Motley Fool. Мы пестрые! Ставя под сомнение инвестиционный тезис — даже собственный — помогает всем нам критически относиться к инвестированию и принимать решения, которые помогают нам стать умнее, счастливее и богаче.

Чистая монополия: определение, характеристики и примеры — видео и стенограмма урока

Примеры

Наиболее ярким примером чистой монополии в США является Почтовая служба США (USPS). Все мы слышали, что Почтовая служба теряет деньги. Согласно отчету, опубликованному в 2014 году, USPS потеряла ошеломляющие 2 миллиарда долларов всего за 3 месяца, несмотря на сокращение обслуживания. При такой острой потребности в улучшении операций вы можете задаться вопросом, почему другие предприятия не вышли на рынок, чтобы конкурировать с почтовым отделением в первоклассной и стандартной доставке почты.

Возможно, вас удивит, что Почтовое отделение является монополией, находящейся под защитой государства. Положение о частной экспресс-почте , принятое в 1792 году, дает USPS исключительные права доставлять письма за плату, за очень немногими исключениями.Письма, обозначенные как «чрезвычайно срочные», могут быть доставлены другими поставщиками, но даже в этом случае почтовому отделению разрешено устанавливать минимальную цену, которую должен взимать частный конкурс. Это пример правового барьера для выхода на рынок.

Другим примером легальной монополии в США является авторское право . Авторские права гарантируются государством создателям письменных материалов, произведений искусства, музыки и программного обеспечения. Это дает создателям исключительное право продавать или лицензировать свою работу в течение ограниченного периода времени.С 1978 года в случае, когда автором является физическое лицо, авторское право предоставляется с момента создания произведения до семидесяти лет после смерти автора. Примером может служить культовый триллер Тома Клэнси «Охота за красным октябрем », впервые опубликованный в 1984 году. Клэнси скончался в 2013 году, поэтому срок действия его авторских прав истекает в 2083 году. использоваться кем-либо без разрешения или компенсации правообладателю.

Патенты — еще одна форма монополий, санкционированных государством.Правительство предоставляет инвесторам исключительные права на их изобретения на определенный период времени, обычно 14-20 лет, в зависимости от изобретения. После истечения срока действия патента изобретение становится общественным достоянием, а продукт или процесс могут быть скопированы конкурентами. Патентная защита используется для поощрения дорогостоящих исследований и разработок, которые принесут пользу обществу. Хорошим примером могут служить фармацевтические компании, разрабатывающие новые методы лечения рака и других заболеваний. Как единственный поставщик одобренного лекарства, они могут устанавливать рыночную цену в десятки тысяч долларов за одно лечение, тем самым возмещая свои затраты на исследования и получая приличную прибыль до истечения срока действия патента.

Коммунальные службы , такие как местное управление водоснабжения или канализации или компания по производству электроэнергии и света, также могут быть монополистами. В некоторых случаях они могут быть защищены правовыми барьерами. Например, могут существовать эксклюзивные государственные лицензии на работу в определенном месте. В других случаях они могут быть естественными монополиями, защищенными эффектом масштаба.

Коммунальные предприятия инвестировали огромные суммы денег в инфраструктуру, такую ​​как трубопроводы, по которым подаются вода и сточные воды, или энергосистема, по которой подается электричество, в дополнение к своим инвестициям в технологии и оборудование. Эти инвестиции могут быть прибыльными с течением времени, поскольку они сохраняют контроль над всем рынком в своей области. Представьте себе ошеломляющую цену для конкурента, который придет и скопирует инфраструктуру, проложив собственные трубы или провода к каждому дому и бизнесу в этом районе и построив свои собственные электростанции и водоочистные сооружения. После огромных первоначальных инвестиций это могло привлечь только часть рынка в этом районе. У компании никогда не было бы преимущества быть монополистом, контролирующим весь рынок, чтобы окупить свои инвестиции.

Резюме урока

Монополии существуют там, где нет конкуренции в производстве продукта и нет близкого заменителя. Монополии в Соединенных Штатах редки, в основном из-за правительственных ограничений, но несколько типов законных монополий существуют с полного благословения правительства.

В дополнение к правовой защите, правовые барьеры конкуренции могут исходить из исключительного контроля над необходимыми ресурсами и из эффекта масштаба , когда конкуренту будет просто слишком дорого дублировать инфраструктуру монополия. Юридические монополии также существуют, когда кто-то владеет авторским правом на идею или патентом на продукт.

Результаты обучения

Выполнение этого урока позволит вам:

  • Дать определение чистой монополии, авторскому праву и патенту
  • Объясните, как могут существовать чистые монополии
  • Определите и опишите три возможных барьера, препятствующих выходу других компаний на рынок монополии
  • Приведите примеры чистых монополий в США

Государственное регулирование монополий

Государственное регулирование монополий

Социальные и экономические опасности монополий очевидны.Чтобы бороться с последствиями этих крупных корпораций, правительство пыталось, как с помощью законодательства, так и судебных дел, регулировать монополистический бизнес. Хотя стратегии, которым следовали США, различались, цель сдерживания рыночной гегемонии была относительно постоянной. Хотя примеры попыток государственного регулирования широко распространены, три из них выделяются среди остальных: железные дороги 19-го века, Microsoft и IBM.

Большая часть регулирования в его ранней истории вращалась вокруг железнодорожной отрасли.Сначала ответственность за контроль над общественными отраслями ложилась на отдельные штаты. Однако неэффективность принятого законодательства и неспособность контролировать железнодорожные монополии сделали необходимость федерального регулирования болезненно очевидной. Принятие Закона о торговле между штатами в 1887 году создало первый межгосударственный регулирующий комитет. Хотя эта группа не была чрезвычайно эффективной в сдерживании деятельности железных дорог, прецедент федерального регулирования был создан. Более поздние законы, такие как антимонопольные законы Шермана и Клейтона, оказали большее влияние на крупный бизнес.Последний законопроект создал Федеральную торговую комиссию, которая сегодня является основным регулирующим органом монополий.

Важный вопрос, возникающий в связи с регулированием, заключается в следующем: почему правительство считает, что оно должно контролировать крупный бизнес? Не нарушает ли это принципы свободы, изложенные в Конституции? Действительно, правительство никогда не пыталось задушить корпорацию только потому, что она сильна. Вместо этого регулирование существует для сохранения конкуренции и свободы выхода на рынок для небольших компаний.Если одна компания контролирует долю рынка, более мелкие группы никогда не смогут процветать. Например, доминирование Microsoft в последние годы поставило вопрос о том, является ли ее практика монополистической. Поскольку корпорация контролирует большую часть рынка почти на всех своих рынках, существует подавляющее социальное давление в пользу регулирования.

Однако самые ранние меры регулирования не были так сосредоточены на конкуренции. Цель состояла в том, чтобы защитить потребителя. Например, Грейнджеры (фермеры 19 века) чувствовали, что их угнетают несправедливые методы работы железных дорог.Среди этого населения были большие социальные волнения из-за практики крупных корпораций. Чтобы избежать восстания и беспорядков, правительство штата приняло законы Грейнджера. Эта группа законов была, по сути, попыткой успокоить обеспокоенных фермеров. Только в конце 19-го и начале 20-го века регулирование сделало поворот в сторону сохранения конкуренции.

Другой тенденцией в регулировании является прискорбная тенденция законодательства иметь мало эффекта.Большинство законов, созданных для контроля над железными дорогами, просто игнорировались крупными корпорациями. Точно так же действие Федеральной торговой комиссии против Microsoft часто рассматривается как пустяк. Судья Стэнли Споркин отклонил решение, принятое в июне 1995 года в отношении монополии Microsoft, заявив, что это решение было насмешкой и что необходимо установить более строгий контроль. Большинство попыток федерального регулирования были опосредованными, модулированными или измененными до тех пор, пока они не потеряли большую часть своей первоначальной остроты.

Совершенно очевидно, что социальная и государственная история демонстрировала неизменное желание обуздать рост корпораций.Опасность, связанная с тем, что одна компания может взять на себя господство над рынком, напугала правительство и заставило его ввести регулирование. Хотя во многих случаях законодательство не достигает своей первоначальной цели, государственное регулирование стало стандартом в межгосударственной и международной торговле. Америка была основана на принципах свободной торговли и свободы конкуренции. Поэтому правительство взяло на себя ответственность за предотвращение образования монополий и пресечение недобросовестной практики крупных корпораций.


Тематические исследования:
Назад к Опасность корпоративных монополий Главная страница

Определение естественных монополий | Характеристики и 5 примеров

АВТОР PAUL BOYCE | Обновлено 14 ноября 2020 г.

Естественная монополия — это тип монополии, возникающий из-за высоких постоянных затрат и необходимости достижения крайней экономии за счет масштаба. Другими словами, обслуживать рынок экономически выгодно только одному бизнесу. Примеры включают в себя коммунальные услуги и железнодорожные пути.Инфраструктурные затраты настолько высоки, что две компании, конкурирующие на рынке, сделают его совершенно невыгодным для другой.

Для пояснения, компания с естественной монополией является единственной фирмой на рынке. Он может получить эту позицию за счет высоких фиксированных затрат, географического положения, технологического опыта и других барьеров для входа. Они определяются как «естественные» в том смысле, что государство не вмешивается в «естественное» состояние рынка.

Если мы посмотрим, например, на энергосистему, то увидим, что здесь задействовано много постоянных затрат.Существует сложная сеть, которая передает электроэнергию от электростанций в отдельные дома. Если бы это установила другая компания, это стоило бы миллиарды. Кроме того, его содержание обойдется еще дороже. Именно поэтому экономически выгоднее иметь одного поставщика — другой конкурент просто не сможет окупить первоначальные вложения.

  1. При наличии естественной монополии более эффективно присутствие на рынке только одной компании.
  2. Естественные монополии характеризуются эффектом масштаба, который не достигается до тех пор, пока не будет обслужено подавляющее большинство рынка.
  3. Фирма с естественной монополией обычно имеет высокие фиксированные издержки.

Поскольку естественные монополии в значительной степени неизбежны, многие люди выступают за государственный контроль над такими рынками. Таким образом, вместо частной монополии это будет государственная монополия. Это делается для того, чтобы частные лица не завышали цены и не использовали потребителя.

Это потенциальное решение проблемы естественных монополий очень разумно. Однако это предполагает, что естественные монополии существуют постоянно, а это не так. Если они начинают взимать более высокие цены, это делает альтернативы более дешевыми. Например, бизнес, контролирующий поставки нефти, может повысить цены. Это, в свою очередь, открывает двери для альтернативных решений, таких как солнечные панели, микрогидроэнергетика, геотермальная энергия или энергия ветра для жилых помещений. Тем не менее, государство, контролирующее эти силы, лишает альтернативы возможности стать экономически жизнеспособными.

Естественные монополии существуют в первую очередь из-за эффекта масштаба, который так важен. Другими словами, фирма должна быть в состоянии обслуживать весь рынок, чтобы оставаться финансово жизнеспособной. Поступая таким образом, он может получить выгоду от эффекта масштаба и снизить среднюю цену за единицу продукции.

Это в основном проблема рынков с высокими фиксированными затратами. Например, энергетические сети имеют чрезвычайные затраты на настройку, а также дополнительные затраты на обслуживание системы. После того, как они настроены, стоимость обслуживания другого клиента становится относительно низкой — это означает, что чем больше клиентов он обслуживает, тем больше доходов он получает для оплаты этих первоначальных затрат.


Одним из наиболее важных аспектов естественной монополии является то, что она является естественной. Но что это значит? Это просто означает, что на свободном рынке конкуренты не могут или не хотят конкурировать. Другими словами, нет никаких внешних сил, таких как правительственные постановления или средства защиты, которые препятствуют конкуренции.

Естественные монополии возникают естественным образом, поскольку существуют экономические силы, препятствующие выходу на рынок более чем одной компании. Эти естественные элементы в основном связаны с двумя факторами — большими фиксированными затратами и продолжительной экономией от масштаба.И то, и другое естественным образом встречается на конкретных рынках, таких как энергосистема, канализационные системы и водоснабжение.

Фирма должна быть в состоянии обслуживать весь рынок, чтобы получить эффект масштаба, необходимый для развития спроса на товар. Например, авиакомпаниям необходимо обслуживать большое количество людей, чтобы оправдать высокие фиксированные расходы на приобретаемые ими самолеты.

Естественная монополия имеет чрезвычайно большие постоянные издержки. Например, канализационные системы имеют значительные первоначальные фиксированные затраты, но также требуют регулярного обслуживания.Если мы скажем, что эти первоначальные фиксированные затраты составили 10 миллиардов долларов, это означает, что необходимо вернуть столько денег, чтобы сделать его экономически жизнеспособным.

Если войдут две компании, первоначальные фиксированные затраты на создание двух канализационных сетей составят 20 миллиардов долларов. Это означает, что теперь обеим фирмам необходимо окупить в два раза больше инвестиций, чтобы сделать их экономически жизнеспособными.

Чтобы объяснить, даже если компания продает всем на рынке, она только покрывает свои постоянные затраты. Другими словами, эти фиксированные затраты настолько велики, что без всего рынка он бы разорился.

Естественные монополии характеризуются высокими постоянными издержками, но низкими, если таковые имеются, предельными издержками. Это означает, что обслуживание одного дополнительного клиента обходится очень дешево, а это означает, что экономия за счет масштаба имеет решающее значение для таких фирм.

Если мы посмотрим, например, на авиалинии, то есть случаи, когда только одна авиакомпания может обслуживать определенный маршрут. Это может быть связано с его удаленностью или низким спросом на этот пункт назначения. Для выполнения этого маршрута у авиакомпании высокие фиксированные расходы на самолет, техническое обслуживание и персонал.Однако стоимость полета одного клиента против 100 практически равна нулю. Таким образом, чем больше людей в самолете авиакомпании, тем более экономически выгоден этот маршрут.

Экономия за счет масштаба является важнейшим аспектом естественной монополии. Это связано с тем, что только одна фирма может действительно извлечь выгоду из эффекта масштаба на рынке, являющемся естественной монополией.

В экономике мы называем это «эффектом масштаба с длинным хвостом». По сути, долгосрочные средние затраты продолжают падать до тех пор, пока подавляющая часть рынка не будет обслужена.Таким образом, эффект масштаба не может быть полностью достигнут до тех пор, пока спрос не будет удовлетворен. Другими словами, когда фирма обслуживает 80 процентов рынка, производство товара А может стоить 5 долларов. Однако при 100 процентах рынка его производство может стоить всего 4 доллара. В то же время спрос на продукт существует только тогда, когда продукт производится и продается по более низкой цене.

В условиях естественной монополии точка, в которой компания получает выгоду от эффекта масштаба, близка ко всему спросу на рынке. Это означает, что до этого момента экономическое производство неэффективно, потому что средние затраты на производство товара или услуги выше, чем они были бы в противном случае.

Для пояснения возьмем пример. Предположим, у вас есть два самолета; каждый может перевозить 100 пассажиров, то есть всего 200 мест. Оба летят из Сан-Франциско в Северную Корею. Однако желающих поехать всего 100 человек. Разделенные между двумя провайдерами, они остаются на 50-процентной мощности. В свою очередь, стоимость значительно выше, чем если бы был только один провайдер, то есть было бы более экономически выгодно и желательно иметь одного провайдера.


Большинство авиакомпаний работают на конкурентном рынке, предлагая клиентам несколько вариантов.Однако на маршрутах с низким спросом, например из Судана в Нью-Йорк, обслуживать рынок выгодно только одной фирме. Это связано с тем, что наполовину полный самолет представляет собой реальный убыток для большинства авиакомпаний.

Перелет 100 человек из пункта назначения А в пункт назначения Z может стоить 5000 долларов. Однако при наличии двух самолетов стоимость удвоится, поскольку существует ряд фиксированных затрат. Таким образом, эти затраты существуют независимо от того, обслуживает ли он 1 человека или 100, а в этой отрасли существуют лишь небольшие предельные затраты на обслуживание дополнительных клиентов.

Короче говоря, общая стоимость полета на двух самолетах составит 10 000 долларов. Но спрос по-прежнему составляет 100 штук, что даже не заполнит один самолет. Было бы просто экономически неэффективно эксплуатировать два полупустых самолета, если бы цена не была значительно выше, но это привело бы к снижению спроса.

В большинстве стран мира есть единственная фирма, контролирующая энергосистему, хотя обычно они строго регулируются. Причина, по которой это естественная монополия, заключается в том, что стоимость создания новой сети для подключения энергоснабжения к каждому дому обойдется в миллиарды.

Кроме того, у нас есть тот факт, что становится экономически расточительным не только иметь две линии, но и расходы, связанные с их обслуживанием. Теоретически на рынок могла бы выйти другая фирма, но потребуются десятилетия, чтобы выйти на уровень безубыточности. Кроме того, это значительно увеличило бы среднюю стоимость, что означает более высокие цены для клиента.

В некоторых небольших городах есть автобусные маршруты, которые обслуживают около ста человек в день. Любая фирма, обслуживающая этот рынок, будет нести фиксированные расходы на автобус, водителя и топливо.Учитывая небольшой спрос, автобус никогда не будет заполнен в любой момент времени.

Было бы экономически неэффективно, если бы два автобуса ездили в одно и то же время, чтобы забрать по одному клиенту. Наоборот, именно благодаря этому фактору существует естественная монополия. Это было бы экономически невыгодно, если бы с клиентов не взималась плата, превышающая 100 долларов за поездку. Однако ни один клиент не будет платить такую ​​сумму, поэтому желательна одна единственная фирма.

Windows — самая доминирующая операционная система на рынке.Мы могли бы определить это как естественную монополию, хотя другие системы, такие как Apple и Linux, в последние годы преодолели этот разрыв. Основным препятствием было то, что файлы, сохраненные в Windows, нельзя было использовать на Apple Mac.

Не только на рабочем месте, но и при обычном использовании передача несовместимых файлов была огромным препятствием для входа. Просто было более эффективно и действенно использовать одну систему. Эта эффективность выходит за рамки финансовых соображений, но больше связана с простотой использования и практичностью.Естественно, люди предпочли бы широко распространенную операционную систему, в которую можно легко передавать файлы. В свою очередь, мы можем выявить длительную экономию за счет масштаба, благодаря которой покупателю становится более эффективно использовать один продукт.

С учетом сказанного операционные системы теперь имеют совместимость для совместного использования и чтения файлов из других систем. Отчасти это связано с тем, что первоначальный технологический барьер (обмен файлами) рынком преодолен.

Чтобы добраться от станции A до станции B, требуется железнодорожная линия.Эту железнодорожную линию необходимо построить и обслуживать в последующие годы. Если бы на рынок вышли две фирмы, эти затраты удвоились бы. Теперь мы могли бы сказать, хорошо, что отличается от других отраслей? Разница заключается не только в том, что фиксированные затраты высоки, но и в том, что тысячи и миллионы клиентов должны платить за услугу, чтобы она была экономически выгодной.

Если бы существовали две компании с одинаковой долей рынка, их средняя стоимость была бы в два раза выше, чем у одной компании.Это связано с тем, что предельные издержки низки, то есть затраты на обслуживание дополнительного клиента невелики.


Если мы посмотрим на простой график естественной монополии, мы увидим, что долгосрочные средние издержки (LRAC) неуклонно снижаются. Когда это пересекается с кривой спроса, мы имеем оптимальный уровень производства в обществе.

Когда на рынке три конкурента, количество составляет 100, а долгосрочная средняя стоимость составляет 15 долларов. Однако, когда на рынке есть один конкурент, мы остаемся в точке равновесия на уровне 5 долларов.В этот момент экономический выпуск наиболее эффективен, поскольку спрос удовлетворяется по минимально возможной цене.

Проблема монополий Америки, на одной диаграмме

Если вам кажется, что у вас постоянно меньше выбора, когда речь заходит о том, где получить тарифный план, забронировать рейс или сходить в аптеку, это потому, что вы это делаете. У вас также меньше вариантов в областях, которые вы можете не заметить, таких как корм для домашних животных, арахисовое масло и гробы.

Это потому, что из-за монополизации многие сегменты корпоративной Америки становятся все более концентрированными пространствами.

В понедельник Институт открытых рынков, антимонопольный аналитический центр, базирующийся в Вашингтоне, округ Колумбия, опубликовал новый отчет о том, что он называет «кризисом концентрации» в Америке. В отчете подробно рассказывается о том, как в последние годы в различных отраслях, от корма для кошек и желе до внутренних авиалиний и операторов мобильной связи, доминирует всего несколько игроков.

Четыре компании, например, контролируют 97% рынка сухих кормов для кошек: Nestlé, J.M. Smucker, Supermarket Brand и Mars.Согласно отчету, Nestlé владеет 57% отрасли, владея такими брендами, как Purina, Fancy Feast, Felix и Friskies.

Altria, Reynolds American и Imperial владеют 92-процентной долей рынка сигаретной и табачной промышленности. Anheuser-Busch InBev, MillerCoors и Constellation владеют 75-процентной долей в пивной индустрии. Хилленбранд и Мэтьюз владеют 76-процентной долей в производстве гробов и гробов.

«Это попытка действительно представить тот факт, что вы идете в магазин, видите все эти бренды, но знаете что? Все они управляются одними и теми же компаниями», — сказала мне Сара Миллер, заместитель директора Института открытых рынков.Она назвала систему «экономикой мошенничества», где «конкуренция — это иллюзия, а выбор — иллюзия».

В воскресенье обозреватель New York Times Дэвид Леонхардт опубликовал некоторые результаты отчета перед его публикацией, в том числе диаграмму, показывающую, как изменилась концентрация. Визуализация демонстрирует, насколько увеличилась рыночная доля всего двух компаний во многих отраслях с начала века.

В более традиционных секторах, таких как хозяйственные магазины, табачные изделия и железные дороги, концентрация растет.А в областях, связанных с технологиями, включая смартфоны, социальные сети и мобильные телефоны, только за последние пять или около того лет он еще выше.

Леонхардт указывает на слияния как на причину консолидации, а именно на объединение конкурентов или скупку одним другим. Но он также отмечает, что это нечто большее:

.

Другим фактором является сила так называемых сетевых эффектов, когда рост, скажем, Facebook заставляет все больше людей хотеть его использовать. Правда, несколько отраслей стали менее концентрированными, но это исключения.Во всяком случае, приведенная здесь диаграмма занижает консолидацию, потому что она еще не охватывает энергетику, телекоммуникации и некоторые другие области. Он также не распространяется на местные монополии, такие как больницы, которые настолько доминируют, что поднимают цены.

Почему корпоративная концентрация имеет значение

Большая часть беспокойства по поводу концентрации корпораций связана с ее способностью повышать цены. Чем меньше вариантов, тем меньше мест, где потребители могут покупать товары и услуги, и тем меньше давление со стороны конкурентов с целью снижения цен.

Но монополизация может иметь гораздо более широкие последствия.

«Я думаю, монополизация в экономике является основной причиной всех этих экономических и социальных проблем, о которых мы говорим, которые в течение многих лет были сдерживающим фактором на пути к прогрессу во всем, от повышения заработной платы до предпринимательства и снижения политической поляризации до уменьшения коррупция и власть в политике», — сказал Миллер.

Концентрация может означать нечто, называемое властью «монопсонии», когда крупный покупатель контролирует большую часть рынка.(В монополиях основное внимание уделяется власти продавца.) Компания с монопсонией имеет чрезмерный контроль над поставщиками и работниками.

Одним из потенциальных примеров этого является Amazon, который в конечном итоге может стать настолько большим, что сможет контролировать, какие транспортные компании, такие как FedEx и UPS, взимают с него плату, а в тех областях, где он становится доминирующим покупателем рабочей силы, может способствовать снижению заработной платы сотрудников. . (Конечно, Amazon в прошлом месяце объявила, что повысит минимальную заработную плату для работников до 15 долларов в час.Некоторые ученые утверждают, что ситуации, подобные этой потенциальной, могут привести к более широкому торможению экономики в целом.

Институт открытых рынков использовал данные отраслевой исследовательской фирмы IBISWorld для создания своего отчета за понедельник, который является одним из трех. Федеральная торговая комиссия прекратила сбор и публикацию данных о концентрации промышленности в 1981 году.

Даже если многие потребители не сразу замечают концентрацию, она присутствует в их повседневной жизни — вот почему, например, в миллионах домов есть только один интернет-провайдер.И становится все хуже: в отчете Института открытых рынков перечислены четыре оператора мобильной связи, которые контролируют 98 процентов рынка — Verizon, AT&T, T-Mobile и Sprint. T-Mobile и Sprint объявили о планах слияния в начале этого года. Если сделка состоится, арена сократится до трех.

Естественная монополия – Разумный экономист

Большинству из нас хорошо знакомо понятие монополии: когда в определенной отрасли преобладает только одна фирма. Однако с точки зрения регулирования монопольная власть существует, когда одна фирма контролирует 25% или более определенного рынка.Например, известно, что De Beers является монополистом в алмазной отрасли. Естественные монополии представляют собой специфический вариант этой ситуации.

В Соединенных Штатах Федеральная торговая комиссия (FTC) отвечает за регулирование монополий.

Естественная монополия Определение

Естественная монополия имеет место, когда с точки зрения эффективности наиболее целесообразно существование только одной фирмы в данном секторе. Обычно это происходит, когда отрасль имеет чрезвычайно высокие фиксированные затраты. (Постоянные затраты — это те, которые остаются неизменными независимо от количества произведенных товаров или услуг.Арендная плата, например, является фиксированной стоимостью.) Естественные монополии особенно распространены, когда для функционирования товара или услуги требуется очень крупномасштабная инфраструктура.

Примеры естественных монополий

Примеры видов товаров или услуг, которые, как правило, связаны с естественными монополиями, включают:

1. Железные дороги

Это очень известный пример, часто используемый в качестве типичной модели естественной монополии. Просто редко имеет смысл иметь несколько наборов железнодорожных путей, станций и т. д.для той же цели — и это слишком большие инвестиции, чтобы быть финансово практичными.

2. Региональные автобусные перевозки

Как и в случае с железными дорогами, наличие нескольких автобусных компаний в определенной области не имеет смысла. Это может создавать заторы на дорогах, делая их не только экономически, но и логистически неэффективными.

3. Коммунальные услуги

Для электричества требуются сети и кабели; водоснабжение и газ требуют трубопроводов. Ни в одном из этих случаев нецелесообразно иметь несколько поставщиков коммунальных услуг в одной отрасли.

4. Производство самолетов

Две компании по всему миру производят самолеты. Технически это делает его «дуополией» (всего два предприятия в одной отрасли). Это потому, что производители самолетов требуют дорогостоящих фиксированных затрат.

По сути, большинство отраслей с высокими затратами на развитие инфраструктуры, как правило, начинали как естественные монополии.

Эффективность в условиях естественной монополии

В отличие от других отраслей, где считается, что конкуренция улучшает технологии и эффективность, наличие множества конкурентов на таких рынках на самом деле менее эффективно.Общество в целом никоим образом не выиграет, если новым компаниям придется создавать собственную инфраструктуру или брать на себя эти другие фиксированные расходы. Кроме того, компании также мало заинтересованы в том, чтобы брать на себя эти фиксированные затраты, поскольку они вряд ли принесут прибыль по сравнению с высокой стоимостью входа.

Существует особая причина, по которой многие компании неэффективны в этих отраслях. Все они требуют значительной экономии за счет масштаба. Наличие такого масштаба означает, что более крупный производитель может производить свои товары или услуги с более низкими затратами на единицу продукции.

Например, за единицу энергии крупная электроэнергетическая компания может платить меньше, чем несколько мелких компаний. Это связано с фиксированной стоимостью инфраструктуры, задействованной в снабжении потребителей электроэнергией. Три электроэнергетические компании (каждая со своей собственной инфраструктурой), естественно, будут платить более чем одной более крупной компании за обеспечение электроэнергией того же количества людей; таким образом, они не могут добиться такого же эффекта масштаба, как одна крупная компания.

График естественной монополии

Предположим, что общий спрос составляет 50 единиц, и если производит только одна фирма, то они производят по самой низкой точке своих долгосрочных средних издержек (LRAC).

На нашем графике естественной монополии это 50 единиц по 5 долларов за единицу. Однако если на рынке есть три фирмы, каждая из которых производит 15 единиц, то цена будет равна 12 долларов за единицу.

Таким образом, наиболее эффективное решение состоит в том, чтобы одна фирма производила все 50 единиц по цене 5 долларов.

Недостатки естественных монополий

Хотя существование естественных монополий часто необходимо и даже неизбежно, проблемы могут возникнуть и в этих ситуациях.

Компании с естественной монополией обычно имеют чрезмерную власть над стоимостью услуг.В отсутствие конкурентов они могут выбирать цену на товары или услуги, которые они предоставляют. Они могут завысить цену, и потребители в конечном итоге проиграют.

Например, автобусная компания, не имеющая конкурентов в своем городе, может поднимать цены на автобусные билеты до тех пор, пока потребители не будут вынуждены платить очень высокие цены за необходимый транспорт.

Государственное регулирование естественных монополий

Чтобы смягчить некоторые потенциальные недостатки естественной монополии, правительствам иногда приходится вмешиваться в регулирование таких фирм.

В штатах и ​​странах, где коммунальные предприятия находятся в частной собственности, у них часто есть организации, которые регулируют каждую из них. В Соединенных Штатах в каждом штате есть такая организация, как Комиссия по коммунальным предприятиям (также известная как PUC). Эти организации следят за тем, чтобы коммунальные предприятия не завышали цены, и решают, сколько эти компании могут инвестировать, а также во что им разрешено инвестировать.

(например) совместно использовать одну и ту же инфраструктуру, когда это возможно.

Действительно ли монополии приносят пользу потребителям?

Политики как республиканцы, так и демократы бьют тревогу по поводу рыночной власти в Соединенных Штатах, утверждая, что некоторые компании, такие как Amazon, Facebook и Google, стали слишком доминирующими. В июле 2021 года Белый дом издал распоряжение и заявление , усиливающее антимонопольное законодательство, с обещанием контролировать «корпоративную консолидацию» и «плохие слияния» в интересах потребителей США.

Растущий объем исследований поддерживает эту точку зрения, указывая на снисходительность регулирующих органов за последние несколько десятилетий, которая способствует концентрации на рынках и сегментах США. К. Ланье Бенкард и Али Юркоглу из Стэнфорда, а также Энтони Ли Чжан из Чикаго Бут предоставляют больше поддержки этому утверждению — отчасти. Исследователи находят множество свидетельств растущей концентрации на более широком рыночном уровне, при большем количестве слияний, меньшем количестве игроков и росте числа организаций с высокой долей рынка.

Но они обнаруживают другую картину на уровне отдельных продуктов, где большая концентрация привела к усилению конкуренции.

Обычно считается, что монополии вредны для потребителей и экономики. Когда на рынках доминирует небольшое количество крупных игроков, существует опасность того, что эти игроки могут злоупотребить своей властью, чтобы повысить цены для клиентов. Такого рода чрезмерная рыночная власть может также привести к меньшему количеству инноваций, потерям качества и более высокой инфляции.

Таким образом, законодатели США исторически стремились ограничить рыночную власть крупных корпораций. За последнее столетие Конгресс принял три важных антимонопольных закона, и все они направлены на запрещение фиксирования цен, предотвращение монополий и введение свободной конкуренции в качестве правила торговли.

Но обсуждение концентрации традиционно сосредоточивалось на количестве компаний, работающих и конкурирующих в различных сегментах, и меньше внимания уделялось ситуации на уровне отдельных продуктов. Когда меньше игроков, производящих товары и услуги, следует ли из этого, что выбор товаров и услуг становится меньше и, следовательно, у потребителей меньше выбор с точки зрения цен?

Исследователи проанализировали недавно полученные данные от MRI-Simmons, поставщика информации об отношении и поведении потребителей в США, чтобы пересмотреть и переоценить тенденции концентрации на товарных рынках США в период с 1994 по 2019 год.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.