Новинки в китае которых нет в россии: Бизнес-идеи из Китая, которых нет в России

Содержание

в Китае и других странах

Автор статьи: Судаков А.П.

Рыночная экономика, а с ней и первые легальные бизнесмены пришли в нашу страну относительно недавно. Первые бизнесмены занимались в основном бизнесом, связанным с перепродажей товаров народного потребления. И лишь в последние годы стали появляться уникальные бизнес-идеи, способные принести прибыль.

В сегодняшней статье мы рассмотрим бизнес, которого нет в России, но который с успехом приносит прибыль в других частях света. Какие-то из предложенных идей можно успешно реализовать в России, а какие-то нет. Итак, начнём.

Абсурдные идеи бизнеса

Одной из самых абсурдных бизнес-идей является идея реализации удобрения, представляющего собой экскременты, в пол-литровых ёмкостях. Несмотря на кажущуюся глупость, с точки зрения нашего менталитета, такой бизнес приносит довольно неплохой доход на американском континенте.

Вторая фантастическая идея состоит в реализации «родной» земли. Двадцать грамм этого оригинального продукта стоят порядка 10 американских долларов и пользуется весьма приемлемым спросом.

Очередной «замечательный» товар, который с успехом реализуется в других частях света, представляет собой не что иное, как подгузники для невест. Как утверждает реклама этого специфичного продукта, девушка в подобном изделии сможет почувствовать себя «непринуждённо и раскованно».

Могут ли подобные идеи для бизнеса стать популярными в нашей стране? Вопрос довольно спорный и вызывает некоторые сомнения. Но одно можно утверждать – конкуренция на рынке будет минимальна.

Реальные идеи

Рассмотрим более интересные и реальные идеи. Так чего нет в России, что есть в других странах?

Интересной и высокотехнологичной идеей выглядит предоставление возможности просмотра футбольных матчей, с помощью шлема виртуальной реальности. Необычность этого продукта состоит не только в самом шлеме виртуальной реальности, но и в том, что матч, с помощью специального приложения, можно просматривать с различных мест стадиона и даже с места вратаря. Такая новинка может сильно прийтись по вкусу футбольным болельщикам, коих у нас в стране великое множество.

Казалось бы, как можно заработать на чужом переезде? Вроде всё просто и понятно – грузчики и автомобиль. Но нет! Оказывается, можно сдавать в аренду упаковку для вещей, а именно картонные коробки, в которые обычно упаковываются вещи при переезде. Идея просто замечательная – просто распаковали свои вещи и вам не нужно думать, куда девать огромное количество картонных коробок, оставшихся после переезда. Компания, давшая коробки в аренду, приедет и заберёт их.

Ещё одна высокотехнологичная новинка – реализация одежды в магазине, в котором полностью отсутствуют привычные стеллажи для одежды. Покупатель, придя в такой магазин, выбирает понравившуюся вещь в специальном приложении, и, опля, они уже ждут его в примерочной.

Казалось бы, довольно экзотический бизнес, особенно для наших широт, но довольно прибыльный в странах с более тёплым климатом – мойка автомобиля с помощью слонов. Автомойщиками на такой мойке работают слоны под управлением дрессировщика. На наш взгляд, довольно интересно и экзотично.

Один из интересных бизнес-проектов уже реализованный во многих странах – это туры по тем местам, где снимались различные популярные телесериалы. Такие туры очень популярны среди фанатов того или иного сериала.

Прибыльная идея из раздела клининговых услуг – уборка помещений после убийства или самоубийства. Мало кто из обычных людей захочет возиться, убирая последствия разыгравшейся в помещении драмы. Но если помещением нужно пользоваться – это неизбежно. Такая уборка будет стоить гораздо дороже обычной уборки и бизнес принесёт высокий доход.

В некоторых местах Америки, вдоль крупных автострад, располагаются камеры автоматического хранения автомобилей. По сути, это помещения по типу гаража, которые работают по принципу автоматических камер хранения, которые вы можете встретить на вокзале. Насколько это может быть востребовано в России – нам не известно. Возможно, несколько видоизменённый и доработанный, такой бизнес приживётся и у нас.

Несколько проектов, связанных с так называемыми вендинговыми автоматами.

  1. Изготовление ключей по собственному дизайну. Суть состоит в следующем – вы кладёте свой ключ в автомат и выбираете дизайн будущего дубликата, несколько минут и ваш новый ключ готов.
  2. Автомат, который продаёт живые цветы. Внутреннее наполнение такого автомата позволяет сохранять свежесть цветов до двух недель, что значительно повышает шансы успешно реализовать скоропортящийся товар.

Идеи в сфере услуг

Проведение вечеринок, которые не вызовут возмущение соседей довольно популярно за рубежом.

Есть два формата реализации этого проекта.Один более известный и не особо популярный – вечеринки в высокотехнологичных наушниках. Второй относительно новый и интересный. Суть состоит в том, что в помещении, в котором будет проводиться вечеринка, производится звукоизоляция стен, пола и потолка. Причём делается это в короткие сроки и также быстро эта звукоизоляция убирается.

Личные консультации. Идея состоит в том, что человек, нуждающийся в совете, обращается к более опытному, в том или ином вопросе человеку. Это можно сравнить с идеей «друг на час». Консультирование может происходить по любому вопросу от юриспруденции до кулинарии. Разница между обычной консультацией юриста и консультацией у такого «друга на час» состоит в том, что последний лишь высказывает своё профессиональное мнение относительно интересного клиенту вопроса. Он не будет защищать клиента в суде, составлять иски и тому подобное. Клиент получает как бы второе мнение.

Мобильная гостиница. Суть идеи в том, что не вы приезжаете в гостиницу, а гостиница к вам. Реализуется достаточно просто – «дом на колёсах» приезжает по указанному клиентом адресу.

Благодаря моде на экологичность стала возможность реализации идеи проведения свадеб в эко или деревенском стиле. Проведение свадебной церемонии на поле, засеянном рожью и банкет на брикетах из сена – вот пример такого торжества.

«Производственные» идеи

Бизнес, предложенный ниже можно отнести не только к производственной сфере, но и к сфере защиты окружающей среды. Суть состоит в переработке отживших своё автомобильных покрышек. Из измельчённых покрышек можно изготавливать тротуарную плитку, которая будет служить покрытием на детских и спортивных площадках. Кроме того, из старых покрышек можно производить мазут – ценное сырьё для отопления помещений и иных нужд.

В Европе набирает популярность бизнес по выращиванию грибов и зелени в бомбоубежищах. В принципе, такие помещения подойдут и для выращивания овощей.

Интересная инновационная идея по производству мегаэкологичной упаковки на основе соединения бурых водорослей и хлористого кальция. Популяризация такой упаковки спасёт мир от проблемы засорения пластиковой тарой.

Есть ещё интересные идеи, которые реализованы как бизнес в Китае, которого нет в России. Это, казалось бы, довольно странные идеи, но они прижились в Стране восходящего солнца. Например, производство искусственных яиц, капусты и даже риса. Для нашей страны такие проекты малопригодны.

Новшества в торговой сфере

Европейской новинкой в данном сегменте можно считать закупку и последующую переработку некондиционных фруктов и овощей. Из такого некондиционного товара изготавливают вполне кондиционные соки и супы-пюре.

Пицца, помещённая в съедобный стаканчик – ещё один бизнес, который популярен в других странах и мало реализован в России. Суть состоит в том, что ингредиенты для пиццы помещаются в стакан, который изготовлен из теста и съедается вместе с начинкой.

Можно взять за основу и усовершенствовать идею немецкой компании-авиаперевозчика, которая наладила сбыт закусок, подаваемых на борту авиалайнеров через специальные магазины. Таким образом, они не только избавляются от излишков, но и значительно увеличивают объёмы реализуемых блюд.

Кроме того, можно реализовывать товары, которых нет в России. Это могут быть и различные гаджеты из Китая и интересные новинки из мира моды.

Идеи из ближайшего будущего

И напоследок несколько бизнес-проектов, реализация которых – дело ближайшего будущего. Примером могут послужить идеи, связанные с выращиванием искусственного мяса в условиях лаборатории, космические гостиницы, театры, в которых показывают голограммы и тому подобные инновации.

Залог успешности западного опыта

Бизнес в России имеет свои особенности, которые в значительной мере отличают его от мирового. Поэтому, нужно понимать, что далеко не всякий бизнес, который приносит огромные деньги в других странах, будет так же успешен в нашей стране.

Подобные особенности связанны не только с более низким уровнем доходов основной массы населения, но и с определёнными особенностями нашего менталитета. К примеру, для европейца потратить половину своей месячной заработной платы на развлечение или хобби нормально, а для россиянина — нонсенс. Поэтому внедрение успешных западных идей, связанных с хобби и развлечениями, у нас может оказаться далеко не таким успешным.

Кроме особенностей российского менталитета, следует учитывать и местное законодательство и особенности поведения чиновников различного ранга. При этом реализуется ли бизнес-идея которой нет в России или останется только проектом будет зависеть ещё и от возможности привлечь инвесторов или наличия собственного стартового капитала.

Стоит обратить внимание на такие черты российской ментальности, как:

  • консервативность во время выбора услуги или товара;
  • любовь к брендам;
  • высокая эмоциональная окраска процесса выбора товара.

Бизнес за границей хоть и не приносит таких высоких прибылей, как в нашей стране, всё же менее рискован в финансовом плане. Это связанно с большей поддержкой государства начинающих бизнесменов и с большей стабильностью экономической ситуации.

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

Google+

50 бизнес-идей с Китаем — Идеи для заработка и вложение денег

Идеи для заработка и вложение денег — 50 бизнес-идей с Китаем

Если у вас есть небольшие деньги и вы хотите начать свой бизнес, тогда обратите внимание на бизнес-идеи с Китаем, ведь это самый успешный и актуальный выбор сегодня.

Китай занимается производством совершенно любых товаров, при этом он продает их по очень низкой цене. Качество продукции постоянно растет, но цена остается минимальной на рынке. Вы можете наладить прямое сотрудничество со своим китайским партнером и построить очень успешный бизнес. Обязательно обратите свое внимание на поставки электроники и мебели из Китая.

Езжайте на мебельные туры, знакомьтесь с китайской продукцией, выбирайте то, что будет актуальным на отечественном рынке и договаривайтесь о долгосрочном сотрудничестве.

За последние несколько десятков лет Китай стал одним из лидеров мировой экономики. Поэтому естественно, что там появляется всё больше современного и довольно уникального бизнеса. Поэтому, если человек давно хотел заняться собственным бизнесом, то определённо стоит обратить внимание на бизнес-идеи с Китаем.

В данной статье рассмотрим некоторые довольно уникальные бизнес-идеи, на которые стоит обратить внимание.

В первую очередь, конечно, Китай славится своими технологиями, поэтому первой идеей в списке будет прокат ручных водных скутеров. Для реализации такой бизнес-идеи нужны лишь достаточно большие вложения, чтобы купить данные скутеры. Организовать аренду ручных скутеров будет довольно просто. Главное подробнее изучить этот вопрос.

Ещё одной довольно интересной и уникальной бизнес-идеей является открытие своего капсульного отеля. Идея заключается в том, что номера будут выглядеть, как капсулы. Это формат будущего, который в перспективе будет пользоваться хорошим спросом. То есть, вкладываясь в подобные бизнес-идеи, можно инвестировать и получить через время гораздо больше прибыли.

Популярные разделы идей для бизнеса

Популярные товары из Китая для бизнеса

Как появляются актуальные товары?

Давайте разберемся, как появляются самые востребованные товары из Китая в России? Это явление весьма динамичное и нестабильное, так как список не может быть объективным на протяжении длительного времени. На популярность той или иной позиции влияет масса факторов:

  • Тренды на рынке. Как только появляется новая модная тенденция, та или иная категория товаров становится максимально востребованной, а, значит, на ней выгодно делать бизнес. Однако, тренды приходят и уходят, поэтому и продукты будут видоизменяться.
  • Фактор сезонности. Его также стоит учитывать. К примеру, в холодное время года отлично продаются термокружки, вязаные зимние аксессуары, пледы, но будет ли легко продать их среди жаркого лета? Конечно нет! Здесь лучше подойдут спорттовары из Китая , так как летом хочется выглядеть хорошо и красиво.
  • Прикольные товары из Китая также претерпевают эволюцию. Во многом это объясняется научно-техническим прогрессом. Если недавно можно было удивить покупателей говорящим пупсом, то сегодня, условно, этот пупс может готовить кофе и выносить мусор.

Чтобы быть максимально объективными, мы постарались собрать самые ходовые товары из Китая по категориям, чтобы публикация оставалась актуальной, как можно дольше.

  1. Что привезти из Китая? Реплики брендовой одежды и обуви!

Пожалуй, это наиболее стабильная ниша, хоть в ней и много конкурентов. Не секрет, что у самых известных и раскрученных транснациональных компаний в Китае есть собственные заводы, либо они доверяют производство своей продукции/комплектующих китайским подрядчикам. В этом и кроется секрет появления реплик, так как эти предприятия получают в свое распоряжение наработки клиентов, а после этого производят и продают такие же товары, только цена на них более «вкусная». Если вещь качественная, то наценка на нее может доходить до 500% и даже больше.

Полезный совет: чтобы держать руку на пульсе запросов своей целевой аудитории, можно изучать списки самых востребованных марок. Делать это можно на базе статистики закупок на таких гигантских торговых площадках, как TMall, Taobao и Pандао товары из китая.

В ТОПовые товары из Китая попадают копии таких брендов, как:

  1. Nike
  2. Adidas
  3. Timberland
  4. Ralph Lauren
  5. Vans
  6. Karen Miller
  7. Lacoste и многие другие
  8. XXI век – век гаджетов

Думая, какие полезные товары из Китая можно заказать у нас с доставкой, не стоит забывать обо всевозможных гаджетах. Можно оптом привозить мобильную технику (смартфоны и планшетные ПК), всевозможные девайсы и гаджеты к ним (например, очки виртуальной реальности, поп-сокеты, браслеты-проекторы, 3D-очки для смартфонов и так далее). Главное, отслеживать тренды в этой области и успевать на них реагировать.

  1. Аксессуарам быть!

Если вы до сих пор не решили, какие популярные товары из Китая стоит выбрать для бизнеса, то есть беспроигрышная тема. Здесь сразу 2 позиции:

  • Солнцезащитные очки
  • Часы

Можно выбирать и раскрученные бренды, такие как, например, G-Shok Casio, AMST, Ray Ban, но есть много интересных китайских производителей, создающие достойные по качеству и дизайну аксессуары. Главное, чтобы они были с «изюминкой», были способны впечатлить требовательного покупателя.

  1. Привези мне из Китая что-то для быта

Рассматривая популярные товары из Китая для бизнеса и перепродажи, нельзя не упомянуть про всевозможные кухонные гаджеты и приспособления, а также мультитулы для работы в быту, на приусадебных участках.

Это настоящий лайфстайл, и «магазин на диване» не теряет своей популярности. Многие товары могут предлагать совершенно ненужные манипуляции на кухне, главное, чтобы концепция обещала покупателям счастье в быту и облегчение рутинных обязанностей. Мы постоянно привозим для своих клиентов резалки, копалки, измельчители, упаковщики, мультитулы.

Полезный совет: чтобы понять, что интересно вашей ЦА в нише кухонно-хозяйственной темы, рекомендуем изучить форумы и сайты с отзывами, а также страницы телемагазинов и сайтов-купонаторов. Там можно увидеть, на что есть стабильный спрос, какие «штучки» интересны людям.

  1. Дети – цветы жизни

Есть такие монументальные направления, на которые не повлияет ни кризис, ни уровень безработицы. Люди всегда покупали и покупают своим детям самое лучшее. Сегодня многие китайские производители выпускают изделия, по своему качеству ничем не уступающие европейским маркам, поэтому в актуальные товары из Китая следует включить и детский «блок»! Что это может быть?

  • Игрушки
  • Одежда
  • Развивающие игры
  • Оригинальные канцтовары
  • Мебель и многое другое
  1. Крепче за баранку держись, шофер, или популярность автотоваров из Китая

Как известно, автомобиль давно перестал быть роскошью, поэтому и автотовары остаются «золотой жилой» для многих продавцов, так как есть у современного человека стремление – приобретать для своей «ласточки» все самое лучшее. Здесь разговор идет не о запчастях – в этой области нужно иметь специфические знания и опыт, а о нужных гаджетах, например:

  1. Видеорегистраторы
  2. Магнитолы
  3. Чехлы на сидение
  4. Оплетки на руль
  5. Набалдашники на ручку КПП
  6. Автомобильный power-bank

Это далеко не полный список. Просто найдите свое направление, и продавайте крутые товары из Китая.

  1. Электротранспорт

Эта волна началась несколько лет назад, но по-прежнему ниша остается востребованной и прибыльной. Теперь на смену традиционным скутерам приходят так называемые электроскутеры. В самом Китае и во многих европейских странах такой транспорт позиционируется, как отличный вариант передвижения в городе с возможностью навсегда забыть о пробках. Чем еще примечательна такая техника, что на ней могут передвигаться, не только взрослые, но и дети. Да, товар достаточно дорогой, модный, но статистики продаж наших заказчиков и многочисленные запросы подтверждают, что еще несколько лет можно ориентироваться на этот вектор сотрудничества с КНР.

  1. Косметики много не бывает

Сегодня весь мир находится в восторге от корейской косметики, однако, и среди китайских марок есть весьма интересные находки, которые стоит рассмотреть, чтобы получить признание у модниц и красавиц. Рекомендуем обращать внимание на ТОПовые новинки, о которых часто рассказывают блогеры в таких социальных сетях, как Инстаграм:

  • Патчи
  • Тканевые маски
  • Гидрогелевые маски
  • Тонеры
  • Хайлайтеры
  • Матовые помады и так далее
  1. Создавайте что угодно с 3Д принтерами

Говорят, что за 3D-принтерами будущее. Например, с их помощью во многих странах изготавливают даже … скамеечки в парках. Входят они и в жизнь обычного человека, и, обозревая интересные товары из Китая, мы не могли не вспомнить об этой тенденции. С помощью такого принтера можно быстро и просто создать почти любую мелочь для дома, начиная с чехлов на смартфоны, заканчивая игрушками и мебелью. Китайцы предлагают покупать разные варианты: есть и более простые, и дорогостоящие современные разработки. И те, и другие найдут своего покупателя.

  1. Смех продлевает жизнь

Если и есть что-то максимально стабильное, чем славится КНР, так это тем, что популярные товары в Китае, которых нет в России – это всевозможные приколы и «смехуечки». Проходят годы, а жвачки-шокеры, искусственные тараканчики, паучки, пукающие смешные подушки, искусственная кровь, ручки с исчезающими чернилами по-прежнему интересны аудитории.

Представитель в Китае (Гуанчжоу) выгодные тарифы при огромном опыте работы

Нам не составит труда отыскать поставщика нужного товара надлежащего качества и обеспечить Вам наиболее выгодные условия сотрудничества

Ведение бизнеса в Китае на сегодняшний день является выгодным решением, именно поэтому все больше предпринимателей задумывается над реализацией этого направления.

Но работа с другим государством имеет ряд особенностей и сложностей, которые нельзя не принимать во внимание.

Оформление документов, доставка товара, заключение договоров, ведение деловых переговоров, поиск поставщиков занимают много времени, требуют досконального знания законодательной базы и владения языком. Все эти сложности отпугивают многих потенциальных бизнесменов, поскольку они не обладают достаточными знаниями и не имеют возможности так часто совершать поездки в другую страну.

Бизнес в Китае — это просто

Если вы хотите наладить прибыльный бизнес с Китаем, то мы поможем вам в этом. Представитель в Китае, которого предоставит вам наша компания, возьмет на себя решение большинства вопросов, поможет с оформлением документации, подскажет наиболее рентабельные схемы и лучших поставщиков.

Вам не нужно будет лично присутствовать при решении всех вопросов, агент в Китае справится с этой задачей самостоятельно.

Вы сможете положиться на этого человека и доверить ему решение самых глобальных проблем.

Для чего нужен представитель в Китае

У вас есть бизнес идея либо вы хотите наладить бизнес с Китаем, но сомневаетесь в том, какую схему лучше выбрать? Ваш представитель знает о ведении бизнеса с Поднебесной абсолютно все, поэтому вы можете довериться этому человеку и прислушаться к его ценным советам. Агент подскажет, на какой товар лучше обратить внимание, в каких объемах его завозить, где найти поставщиков, у которых можно делать заказы по самой выгодной стоимости, как оформить всю необходимую документацию, организовать растаможку, какой способ доставки лучше выбрать.

Если вы решили сотрудничать с Китаем серьезно, то необходим человек, который в любой момент сможет взять на себя решение ряда вопросов. Естественно, у вас не всегда будет возможность приехать в Китай лично, а иногда для этого просто не будет времени, ведь некоторые вопросы нужно решать в кратчайшие сроки.

Но вы будете знать, что у вас есть агент в Китае, который в любое время готов встретиться с вашими партнерами, выяснить у них интересующие вопросы, оформить необходимые документы.

Поиск поставщиков всегда занимает много времени, особенно если вы не знакомы со спецификой ведения бизнеса в другой стране. Представитель в Китае — это тот человек, для которого не составит труда отыскать поставщика нужного товара надлежащего качества и обеспечить вам наиболее выгодные условия сотрудничества. Вы можете спокойно решать вопросы у себя на родине, которых всегда очень много, а работу с зарубежными партнерами возьмет на себя ваш агент.

Языковой барьер для большинства является серьезным препятствием для работы с Китайскими партнерами. Если многие образованные люди в нашей стране владеют английским языком, то китайский знают единицы. Изучать язык у многих просто нет времени, поэтому приходится находить другой выход из положения. Если вы решили воспользоваться услугами нашего агента в Китае, то проблему общения с иностранными партнерами вы уже решили. Все наши сотрудники в совершенстве владеют китайским языком и могут свободно общаться с зарубежными партнерами.

Какие вопросы поможет решить агент в Китае

Многие из тех, кто пытался начать вести бизнес с Китаем самостоятельно, попадают в долги, в лучшем случае бизнес приносит очень скромную прибыль. Это связано с незнанием ряда нюансов и невозможностью лично присутствовать в другом государстве большую часть времени.

В связи с отсутствием опыта многие выбирают ненадежных поставщиков, которые срывают оговоренные сроки, предоставляют некачественный товар. Бывает, что после получения предоплаты организация перестает существовать. Все эти варианты связаны с временными и финансовыми потерями. Представитель в Китае знает наверняка, кого можно считать надежным партнером и будет лично контролировать все этапы выполнения договора, а также следить за качеством товара.

Выбор оптимальной схемы доставки товара является залогом успешного бизнеса. Здесь нужно найти баланс между стоимостью и сроками, а также пользоваться услугами компании, которая всегда выполняет свои обязательства и соблюдает заранее оговоренный временной промежуток, несет полную ответственность за груз. Контроль за доставкой на каждом этапе дает дополнительные гарантии того, что товар прибудет в установленное место в срок. Скорее всего, отсутствие времени и опыта не позволят вам справиться с этой задачей самостоятельно, поэтому доверьте это важное мероприятие своему агенту в Китае. Он проанализирует ситуацию и поможет определиться, какие сроки доставки товара будут оптимальными. В ряде случаев определяющую роль играет скорость доставки, а иногда выгоднее выбрать самый дешевый вариант, который займет больше времени. Правильно выбранная схема обеспечит вам максимальную прибыль. Что касается контроля за доставкой, ваш китайский партнер возьмет его на себя, вам только понадобится встретить товар у себя на родине.

Где найти представителя в Китае

Если вам нужны услуги представителя в Гуанчжоу, который отличается большим количеством промышленных предприятий, либо в других городах Китая, то обращайтесь в компанию «Express China». Мы имеем большой опыт решения всех вопросов, связанных с ведением бизнеса в Поднебесной и располагаем штатом грамотных, пунктуальных сотрудников, которые готовы взять на себя решение всех ваших вопросов и стать полноценными партнерами в соседнем государстве.

Вам достаточно связаться в нами по телефону и озвучить пожелания. Мы зададим ряд вопросов относительно специфики вашего бизнеса, выясним, какие именно услуги вам необходимы и подберем человека, который компетентен в решении этих проблем.

Компании, сотрудничающие с нами, стремительно развиваются и достигли больших успехов в сфере ведения бизнеса с Китаем. Если вы решили с нами работать, то ваш бизнес ожидает та же участь.  

Боремся против тестов на животных

Боремся против тестов на животных

При разработке новых видов косметики в мире ежегодно гибнет 8 миллионов подопытных животных.

Поскольку Европа уже запретила продажу косметики, тестируемую на животных, Lush и Humane Society International призывают российскую косметическую индустрию также покончить с жестокостью.

МОСКВА (25 февраля, 2013) – По мере того, как Европейский Союз готовится к отмене продаж косметики, тестируемой на животных, 11 марта, соучредитель и управляющий директор LUSH Марк Константин и Эндрю Роуан, генеральный директор и президент Humane Society International , написали открытое письмо Российской Парфюмерно-Косметической Ассоциации и их партнерам по всему миру, в котором призывают также Российскую косметическую индустрию прекратить испытания на животных раз и навсегда.

В России испытания косметики на животных до сих пор не запрещены, и косметическая индустрия по-прежнему опирается на негуманные косметические опыты, которые в Европе были запрещены еще в 2009 году. Humane Society International и LUSH проводили кампании против испытаний на животных на протяжении многих лет.

LUSH, который имеет более 900 магазинов в почти 50 странах мира, впервые установил свою строгую политику – «НЕТ испытаниям на животных» еще в 1991 году, что стало первым сигналом на пути к этичной косметике. Humane Society International провели несколько громких кампаний за то, чтобы ЕС запретили продажу неэтичной косметики, и в апреле 2012 года организация начала свою глобальную кампанию «Косметика без жестокости», направленную на отмену испытаний на животных по всему миру.

В России данная кампания проходила в партнерстве с Центром защиты прав животных «ВИТА».

В своем письме, адресованном председателю Российской Парфюмерно-Косметической Ассоциации Татьяне Пучковой и международным косметическим торговым организациям, HSI и LUSH призвали европейские компании использовать запрет ЕС в качестве точки отсчета для создания индустрии без жестокости. В письме было написано:

“11 марта мы станем свидетелями очень знаменательного события в истории индустрии красоты. Крупнейший косметический рынок мира — Европейский Союз, который уже запретил проводить испытания косметики на животных на своей территории, закроет двери косметике, которую тестировали на животных за границей. Этот запрет продаж отражает призыв покупателей: Испытания косметики на животных не приветствуются, и это должно прекратиться. Конечно, это должно стать важным переломным моментом для индустрии красоты по всему миру, неужели, наконец, привычка тестировать косметику на животных останется в прошлом и косметика не будет больше такой жестокой?

LUSH, Humane Society International и многие другие без устали проводили кампании с целью остановить испытания на животных. На протяжении многих лет мы слышали множество слов оправдания от косметических компаний, которые не хотели отмены испытаний косметики на животных, но одна за другой их отговорки были разоблачены, как пустые и корыстные.

Тесты на токсичность, которые проводят на животных, представляют собой устаревшие методы, которые не могут гарантировать потребителям 100% безопасность. Будущее косметических испытаний заключается в современных методах, основанных на человеческой биологии. Так что, нет никакого научного оправдания испытаниям на животных. Есть тысячи существующих косметических ингредиентов, которые уже давно известны как безопасные в использовании, то есть они не требуют новых испытаний. Бесчисленные комбинации этих ингредиентов позволяют компаниям, таким как LUSH, быть креативными и инновационными в создании продуктов. Так что, нет никаких бизнес оправданий для испытаний на животных.

Не стоит забывать, что испытания на животных приносят невообразимые страдания кроликам и другим животным, которым химические вещества капают в глаза или на кожу . Опухшие глаза, сыпь на коже и различные поражения органов животных являются «уродливыми» секретами индустрии красоты, которая затягивает отмену испытаний на животных. Нет никаких этических оправданий испытаниям на животных!

Сотни розничных продавцов косметики без жестокости, такие как LUSH, каждый день демонстрируют, что производство безопасной и инновационной косметики возможно без испытаний на животных. Мы рады, что ЕС становится зоной без жестокости и призываем все компании, которые по-прежнему тестируют косметику на животных в США, Китае, Бразилии, Индии, Канаде, Южной Кореи, России и за ее пределами: СОВЕРШИТЕ ДОСТОЙНЫЙ ПОСТУПОК И ОСТАНОВИТЕ СТРАДАНИЯ. ПОКАЖИТЕ СВОИМ ПОКУПАТЕЛЯМ ВО ВСЕМ МИРЕ, ЧТО КРАСОТА — ЭТО НЕ СДИРАНИЕ КОЖИ С ЖИВОТНЫХ, ПОКАЖИТЕ, ЧТО У КРАСОТЫ ЕСТЬ СЕРДЦЕ».

При разработке новых видов косметики в мире ежегодно гибнет 8 миллионов подопытных животных. Вы хотите узнать, что происходит с подопытным животным во время тестирования того или иного продукта?

В тесте Драйза кроликам наносят на глаз испытуемое вещество и ждут, пока не наступит повреждение роговицы. Животное не может потереть лапой глаз, который разъедает нанесенный препарат. Часто тест заканчивается тем, что роговица мутнеет и глаз гибнет. Иногда кролики ломают себе шею или спину, когда стараются вырваться из креплений.

Другой известный промышленный тест для определения токсичности «ЛД 50» (летальная доза-50) состоит в том, что группе животных вводится возрастающая доза испытуемого вещества, и задача экспериментатора – определить дозу, которая за установленное время убивает 50% животных. Обычно вещество вводится в организм животного с помощью трубки, вставленной через пищевод в желудок.

При испытании косметики, чистящих средств и новых соединений, разрабатываемых промышленностью, животные часто дышат парами вещества, концентрация которых так велика, что большая часть животных умирает от отравления.

К сожалению, множество компаний все еще тестируют свою продукцию на животных.

LUSH ведет борьбу за прекращение испытаний на животных в сотрудничестве с The Human Society International (HSI), одной из самых больших международных организаций, которая занимается защитой животных. HSI сотрудничает с государственными структурами, учеными и компаниями, чтобы добиться отмены каких-либо испытаний на животных.

Внесите свой вклад в запрет продаж «жестокой косметики» в ЕС, подпишите петицию «Косметика без жестокости» на hsi.org/becrueltyfree, чтобы помочь покончить со страданиями животных в России и по всему миру.

Что нужно знать об инновациях в Китае

Тренды
Зак Дайтволд
Фото: Patrick Zachmann

Сегодня любой китаец знает: будущее экономики его государства — за инновациями. Но так было не всегда. За индустриальным чудом, которое за последние полвека помогло 700 млн человек выбраться из нищеты, стояли вовсе не технологические новинки. Поначалу основным драйвером было массовое копирование. Используя почти бесконечные запасы дешевой рабочей силы — сотен миллионов энергичных бэби-бумеров, Китай реализовывал инновации других стран. Регион, не знавший промышленных революций, таким образом сумел буквально за 10—20 лет познакомиться с самыми передовыми достижениями всего мира. Логично, что он прославился стремлением все копировать и заимствовать.

Но времена изменились. На смену бумерам приходят миллениалы, родившиеся в период политики «одна семья — один ребенок», официально объявленной в 1979 году и призванной опустить рождаемость ниже уровня воспроизводства населения. Она сработала, но создала новую демографическую реальность: миллениалов и поколения Z слишком мало, чтобы восполнить редеющие ряды бэби-бумеров. По данным Национального бюро статистики, к 2030 году работоспособных китайцев будет на 81 млн меньше, чем в 2015-м, а после этого рубежа страна начнет терять в среднем 7,6 млн граждан ежегодно. Это нельзя не учитывать. Чтобы продолжать расти и поддерживать стареющее население в условиях сокращения числа молодых работников, КНР сменил тактику. Копирование уступило место инновациям.

Но способен ли Китай к новаторству? Может ли он конкурировать на международном уровне с развитыми странами, строившими экономику на технологических нововведениях долгие десятилетия? Многие наблюдатели сомневаются в этом. За последние годы, отмечают они, на Западе появились сотни технологий и изобретателей, а в Китае их сравнительно мало. В марте 2014 года HBR опубликовал статью «Why China Can’t Innovate» (Реджина Абрами, Уильям Керби, Уоррен Макфарлан), зафиксировавшую распространенное мнение. В тот момент аргументы авторов казались разумными и обоснованными. Но сейчас Китай, о котором все долгое время говорили, что он умеет только копировать, стал домом для многих самых быстрых стартапов, достигших оценки в $1 млрд по всему миру.

Это поразительная информация для страны, занявшей в 2020 году лишь 14-е место в Глобальном индексе инноваций. Китайские фирмы словно подталкивает вверх невидимая пружина, которую неспособны обнаружить традиционные критерии оценки инноваций. Часто мы обращаем внимание на людей и компании, выдающие на-гора мощные идеи, — харизматичных, дерзких, динамичных героев-мыслителей. В этом смысле нет равных американской экосистеме инноваций. Но за последние 5 лет, по мере развития «холодной войны инноваций» между двумя сверхдержавами, КНР достигла с США своеобразного паритета — притом, что движущей силой ее успеха могут быть вовсе не новаторы.

Чтобы понять, что стимулирует глобальный рост компаний из КНР, надо признать, что в ее распоряжении уникальный ресурс: гигантское население, пережившее беспрецедентные перемены и развившее невероятную способность впитывать инновации и применять их с рекордной скоростью и в рекордном объеме.

Именно этот аспект инновационной экосистемы — сотни миллионов сверхадаптивных и открытых новому потребителей — делает сегодня Китай столь конкурентоспособным. В конечном счете ценность нововведений определяется готовностью людей применять их. А здесь у Китая нет соперников.

ИСТОРИЯ СТАРИКА ЯНА И РОСТ МОБИЛЬНЫХ ПЛАТЕЖЕЙ

Старик Ян — пекинский нищий. Чаще всего его можно встретить в туристическом районе возле станции метро «Гу Лоу»: много лет здешние прохожие бросали ему монеты и мелкие купюры. Однако в 2015 году его жизнь круто изменилась: люди внезапно перестали носить с собой наличные. Чуть ли не за один день все китайцы загрузили приложения вроде WeChat Pay и Alipay и перешли на мобильные платежи.

Для Яна эти перемены могли оказаться смертельно опасными: все его существование зависело от наличных. Старик стал искать выход из кризиса. Наскреб денег на самый дешевый смартфон Xiaomi. Затем сумел напечатать плакат с QR-кодами своих кошельков на WeChat Pay и Alipay. Со всем этим добром он вернулся на прежнее место, повесил плакат на шею, подключил смартфон к Wi-Fi метро и стал ждать.

Как вы думаете, выжил ли старик Ян в новом «безналичном» Китае? Не только выжил, но и стал намного богаче! Сегодня, желая подать милостыню, прохожие уже не лезут в карман за мелочью — они открывают мобильное приложение в телефоне, сканируют код на плакате старика и переводят ему несколько юаней. При этом среднее пожертвование выросло с 1—2 до 3—5 юаней — почти на 300%! Вот что значит грамотный переход на «цифру».

В китайских приложениях для мобильных платежей нет ни нижней, ни верхней границы суммы — и ограничений по применению. В 2015 году, будучи в Чэнду, я заплатил с телефона за ноутбук известного бренда, а выйдя из магазина, увидел женщину, готовившую сэндвичи над углями на импровизированной жаровне из крышки от мусорного бака, — и оплатил завтрак через то же приложение.

Ни старика Яна, ни владельца компьютерного магазина, ни женщину с сэндвичами нельзя назвать инноваторами. Наши критерии инновационности глобальных экономик не найдут в их работе особой ценности. Но что происходит, когда быстрое принятие и адаптация новинок становятся нормой для более чем 900 млн пользователей интернета всех социальных слоев? Формируется экономическая сила, меняющая рамки глобальной конкуренции.

История с мобильными платежами особенно показательна, поскольку поддерживающие их технологии появились в США и КНР почти одновременно. За счет этого их сравнительная инновационность и первенство (кто у кого скопировал?) здесь не играли роли. Apple Pay появилась в США в 2014 году, год спустя были представлены Samsung Pay и Android Pay, а в Китае запустили Alipay и WeChat Pay.

И время внедрения, и технологии похожи, но скорость распространения принципиально разная. В начале 2019 года Apple с большой помпой объявила об активации Apple Pay на 383 млн телефонов по всему миру — однако на тот момент технологию опробовали всего 24% пользователей iPhone. Скажем больше: до того года самым применяемым приложением для мобильных платежей в США было не Apple Pay, а Starbucks, работающее в сети кофеен.

В Китае картина другая: проникновение WeChat Pay достигло 84% от всех пользователей смартфонов (приложение доступно для подписчиков суперприложения WeChat от Tencent с его 1,2 млрд активных пользователей в месяц). Именно уровнем проникновения объясняется тот факт, что в 2018 году через WeChat Pay осуществлялось 1,2 млрд транзакций в день, а через Apple Pay — 1 млрд в месяц. И именно поэтому в 2019 году общий объем мобильных платежей в КНР (347 трлн юаней или примерно $54 трлн) оказался в 551 раз больше, чем в США ($98 млрд).

Так какая же страна оказалась инновационнее в смысле мобильных платежей? И значимо ли это?

МОЛОДОЙ КИТАЙ

Безусловно, распространить мобильные платежи в Китае помогла регуляторная среда. Хотя мы говорим здесь в основном о том, что китайский народ хочет пробовать новые технологии и доверять им, нельзя не упомянуть о тех, благодаря кому он может так делать: это местные новаторы, уверенно конкурирующие с коллегами из Кремниевой долины, и правительство страны. В конкретном случае законодатели пошли на беспрецедентный шаг: дали лицензии на проведение банковских операций двум частным технологическим гигантам Alibaba и Tencent в ущерб государственным финансовым институтам. Без такой поддержки взрывной рост мобильных платежей был бы невозможен.

Но недостижимый в любой другой стране мира успех этой технологии обеспечили все-таки люди. Конечно, и здесь правительство сыграло не последнюю роль, морально подготовив граждан к минимальной (в сравнении с американцами) защите их данных и дав им меньше прав. Но это далеко не все. Чтобы понять, почему китайцы так активно хватаются за новинки, надо вспомнить о Молодом Китае — в этом понятии я объединяю два явления: 700 млн китайцев, которым нет еще и сорока, и новую национальную идентичность, которая пришла на смену существовавшего в конце 1990-х и в 2000-х представления о Китае как о мировой фабрике.

Жизненный опыт сформировал уникальное отношение китайцев к восприятию всего нового в последние годы, и этот опыт был непохож ни на какой другой. Чтобы понять масштаб, посмотрим на так называемый Lived Change Index (индекс пережитых изменений), оценивающий величину экономических реформ по динамике пожизненного подушевого ВВП. Как показывает график во врезке «Индекс Lived Change», те, кто жил в Китае с 1990 года по наши дни, наблюдали самые значимые и быстрые экономические перемены на планете.

Говоря об изменениях в КНР, мы чаще всего имеем в виду физическую трансформацию — и, безусловно, она поражает воображение. Но нельзя игнорировать и перестройку мышления. Взгляните на фото Шанхая в 1989 году и сейчас: наблюдая такие изменения, чего вы ожидали бы от будущего и как относились бы к руководству страны и к прогрессу?

Миллениалы из США тоже пережили судьбоносные изменения с 1990 года (когда я как раз родился). Появился интернет. Мобильные телефоны. Смартфоны, соцсети, приложения для знакомств, мобильный банкинг, электромобили, большие данные, редактирование генома и т. д. С 1990 года американцы были свидетелями роста подушевого ВВП примерно в 2,7 раза (рожденный в том же году китаец застал его увеличение в 32 раза — разница на целый порядок)! В 1990 году ВВП Китая составлял менее 2% от глобального. К 2019-му эта доля подпрыгнула почти до 19%.

За три года, с 2011 по 2013-й, КНР потребила больше бетона, чем США за весь ХХ век. В 1990 году 1 крестьянское домохозяйство из 100 имело холодильник — сейчас уже 96 из 100 (качество хранения пищи — распространенный ориентир при оценке развития государства). В 1990 году по китайским дорогам ездило 5,5 млн машин — сегодня их 270 млн, причем 3,4 млн работают на электротяге (это 47% от всех электроавтомобилей мира). В 1990 году три четверти китайцев проживало в деревнях, в наши дни почти две трети — горожане, что потребовало переезда более полумиллиарда человек.

ИНДИЯ КАК КОНТРПРИМЕР

Возможно, сравнивать США и КНР не совсем честно. Большинство наблюдателей считают, что высокие темпы внедрения мобильных платежей в Китае объясняются «скачком» через несколько ступеней развития: модернизация шла так поздно и так быстро, что страна пропустила ряд этапов технического прогресса, которые Штатам пришлось прожить вместе со всеми их проблемами. Вспомним о «рынке следующего миллиарда пользователей», о котором говорит Google: новички теперь впервые выходят в интернет не как мы, сначала с дорогих ПК или ноутбуков, — а сразу с дешевых смартфонов. Это происходит, например, в Индии, вроде бы очень похожей на Китай. Давайте попробуем сравнить ее с Поднебесной.

Эта параллель напрашивается. Оба государства примерно одновременно образовались в своем нынешнем виде: Индия в 1947 году, КНР — в 1949-м. И сравнительно недавно, в 1992 году, там и там ВВП на душу населения равнялся примерно $350. В обеих странах гигантское население, причем в Индии оно в среднем моложе, чем в Китае, что косвенно может указывать на бóльшую открытость к новым технологиям. И Индия, и Китай делают особый акцент на образовании и STEM.

Однако стоит копнуть чуть глубже — и вскроются огромные различия. Всего половина населения Индии пользуется интернетом, многие индийцы отказываются оплачивать товары через QR-коды. В результате здесь приложения для мобильных платежей применяют 100 млн человек, а у восточного соседа — 850 млн. И это несмотря на мощные вложения Google и других организаций в улучшение индийской инфраструктуры и качества связи (инициатива «Next Billion Users»). Разница очевидна, и объяснить ее перепрыгиванием через ступени развития нельзя. В той и другой стране платить через мобильные приложения и QR-коды явно быстрее, проще, безопаснее и дешевле. Но невероятный разрыв в принятии прогресса никуда не исчезает.

Чем он объясняется? Ответ — в индексе Lived Change. Последние 30 лет подушевой ВВП в Индии рос болееменее линейно и успел повыситься с чуть больше чем $350 до более чем $2000 — в то время как в Китае он взмыл почти по экспоненте: было меньше $350, стало $10 тыс. с лишним. Это помогает понять, почему средний китаец скорее отсканирует QR-код, а средний индиец — скорее нет. Дело здесь не в том, что какая-то одна культура лучше справляется с инновациями, а в том, что одни условия развития делают людей открытыми к переменам и усвоению нового, а другие — нет. За последние годы китайцы имели несравненный опыт адаптации к радикальным изменениям и привыкли верить, что именно в инновациях ключ к выживанию.

ЛИКВИДИРУЕМ РАЗРЫВ В СФЕРЕ ИННОВАЦИЙ

Чтобы в предстоящие десятилетия успешно конкурировать с Китаем, государствам и компаниям понадобится стратегически сосредоточиться не только на создании инноваций (героических прорывах к новым инструментам и технологиям), но и на их реализации (быстром и масштабном проникновении). В краткосрочной перспективе КНР имеет преимущество благодаря своему огромному адаптивному и с готовностью впитывающему все новое населению, и в результате Поднебесная готова взять на себя ведущую роль в гонке инноваций. Но есть шаги, которые бизнес-лидеры других стран могут предпринять, чтобы ликвидировать возникший разрыв.

Уделять проблеме внимание. Научный фантаст Уильям Гибсон писал: «Будущее уже здесь — оно просто неравномерно распределено». Китай прекрасно иллюстрирует эту мысль: в некоторых случаях он на годы обгоняет мировые рынки и позволяет заглянуть в будущее, особенно когда речь идет о цифровых и розничных тенденциях.

При этом Visa, Mastercard и другие ключевые глобальные игроки индустрии безналичных платежей до сих пор не поощряют мобильные переводы, якобы опасаясь разрушения своих империй кредитных карт. Если пример Китая показателен, то эти компании, возможно, повторяют ошибку Kodak, которая при появлении цифровых камер неверно оценила будущее, решила сосредоточиться на выпуске пленки, а не на создании снимков, и погубила себя.

То, что происходит в мире, вероятно, очень похоже на то, что мы уже видим в Китае, где люди доверяют все финансовые операции, от покупок до займов и инвестиций, платформам вроде AliPay и WeChat Pay. Но у крупных эмитентов кредитных карт еще есть возможность самим начать осуществлять мобильные платежи и поощрять клиентов пользоваться этим инструментом: иначе, как это в основном случилось в КНР, рынок платежей отойдет технологическим гигантам.

Другой пример: экосистемы онлайн- и офлайн-розницы в Китае стали формироваться намного раньше, чем в США. В продуктовых и супермаркетах Поднебесной сегодня на ценниках еды вместо цифр часто можно увидеть QR-коды. Отсканировав их смартфоном, легко проследить процесс создания продукта. Например, вы можете узнать, где был добыт, например, этот лосось, и как далеко эту рыбу перевозили. В магазине техники удобно таким же образом посмотреть видео о бренде и оценки покупателей. Alibaba называет это «новой розницей» — и, вполне возможно, это будущая глобальная норма: она позволяет бренду взаимодействовать с клиентом напрямую. Почти все международные компании, работающие в Китае, уже переняли эту стратегию — изначально цифровую и призванную развивать страну (американские фирмы развертывают в КНР намного более передовые версии стратегии, чем дома).

Уроком здесь для нас должно послужить то, что азиатский потребитель уже рассчитывает на полноценное онлайн-общение с брендом. Если его нет или оно выглядит несовременно, марка обречена. Хотите получить конкурентное преимущество на американском рынке? Поучитесь у китайцев работе с точками контакта!

Учиться копировать. Если до сих пор вы верили в свою исключительность, вам наверняка кажется, что заимствовать чужое — значит расписаться в собственном ничтожестве. Тем не менее инновации всегда сочетают в себе изобретение и копирование. На репутацию Apple и Стива Джобса не бросает тень тот факт, что компьютерную мышь изначально придумали в компании Xerox. По известному выражению, талант заимствует, а гений — крадет, и так было всегда. Чтобы соревноваться с Китаем, в арсенале глобальной компании просто обязано быть умение — и готовность — копировать чужое.

Самые догадливые фирмы из других стран уже поняли это и теперь заимствуют идеи у китайских конкурентов. Так поступила Facebook в 2019 году, через пять лет после WeChat добавив в свой чат возможность переводить деньги (это один из первых примеров продуктивного пересечения миров социальных и коммерческих технологий). Именно так поступила и Amazon, скопировав распродажи на Alibaba в День холостяков и создав свой День Prime (пользующаяся бешеной популярностью ежегодная акция, сулящая участникам программы Prime разнообразные скидки и выгодные предложения). Instagram списала свою функцию Reels с TikTok. Список можно продолжать.

Желающим найти в Китае лучшие идеи можно дать три совета.

  • Привлечь к разработке стратегии китайское представительство. Все мы получали советы локализовать продукцию для Китая. Давайте разовьем эту мысль и, хотя бы частично, локализуем всю компанию по примеру Китая. Немногие компании дают возможность своим китайским командам помогать в разработке глобальной стратегии. Это упущенная возможность. То, к чему китайцы давно привыкли, для остальных команд может стать откровением. А то, что вы узнаете о местной стратегии в Китае, вполне может помочь трансформировать вашу глобальную стратегию.

  • Послать на поиски самых лучших сотрудников. Отправьте в КНР самый ловкий и умный персонал. Пусть впитают идеи. Расширьте их представление о новых возможностях. Я общался с делегациями от разных компаний — от немецких автопроизводителей до американских ритейлеров, — и они признавались, что одна из целей их визита в Китай — извлечь уроки из местной цифровой экосистемы и применить их на внутреннем рынке.

  • Обновлять информацию в китайском темпе. Есть пословица: «Если вы не были в Китае полгода, вы не были в современном Китае». Пополняйте свои знания постоянно и сознательно. Для начала раз в квартал консультируйтесь с тренд-аналитиками и работниками на местах. Международным топ-менеджерам будут полезны видео с демонстрацией трендов и достижений — это создаст ощущение присутствия в стране.

Измерять и использовать адаптивность. Глобальным компаниям стоит выработать критерии оценки адаптивности аудитории. Неплохо будет начать с глубокого поведенческого тестирования отношения населения разных стран и возрастов к новинкам, переменам и подстройке, а также с подробного изучения групп, которые, подобно китайцам, были вынуждены быстро впитывать реформы. Индекс Lived Change — неплохой источник данных об адаптивности, хотя и неполный. Подобные ему инструменты помогут компаниям, запуская продукт, нацеливать его на более гибкие аудитории, готовые подхватить технологическое новшество. Одни страны, культуры и группы легче привыкают к новому, чем другие. Запуск и копирование продуктов в странах, благоприятствующих изменениям, поможет бизнесу подготовиться к массовому выпуску и определить, какие продуктовые линии подойдут менее восприимчивым потребителям.

Оптимизировать сильные стороны. Скорость принятия новинок — это еще не все. Другой момент — доверие, а значительная часть мира пока не доверяет китайским товарам. По данным Pew Research Center, этот скептицизм сейчас высок как никогда, и большинство жителей других стран не делают различий между отношением к политикам и практикам китайских компаний и к китайскому правительству. Вспомним историю Huawei. Несмотря на мировое качество продукции и соперничество с Apple на китайском рынке устройств премиум-класса, фирма еще до всплеска антиглобализма не смогла провести мировую экспансию из-за сложных отношений с руководством КНР.

Научившись на ее примере, TikTok перед выходом на рынок США постаралась исключить любые ассоциации с государством. К тому моменту, как администрация Трампа решила запретить TikTok в США, сети было всего три года — и каждый месяц ее приложением активно пользовались 100 млн американцев. Проблема соцсети была не в продукте, а в его восприятии, — и она решила проблему. Сегодня ByteDance, материнская компания TikTok, — самый «дорогой» единорог мира: она оценивается втрое выше, чем китайская Didi Chuxing.

Китайское пока не воспринимается как хорошее, и при равном качестве и цене международный потребитель часто предпочитает западные бренды. Но этим брендам стоит запомнить: КНР — мощная инновационная сила, и чтобы успешно конкурировать, у нее придется многому поучиться.

Китайцы будут играть на мировом рынке все более значимую роль. Соперничество с КНР, конечно, не следует рассматривать с позиции «или мы их, или они нас». Но пора признать: беспрецедентно гибкие и открытые к изменениям граждане могут стать ее главным оружием в гонке инноваций. Если остальной мир поймет и учтет это, он сможет обернуть оригинальное преимущество восточного партнера себе на пользу.

Об авторе

ЗАК ДАЙТВОЛД (ZAK DYCHTWALD) — автор книги «Young China: How the Restless Generation Will Change Their Country and the World» (St. Martin’s Press, 2018) и основатель компании Young China Group.

Материал опубликован в бумажном номере Harvard Business Review Россия за июнь-июль 2021 года под заголовком «Новый центр инноваций»

У AMD и Nvidia проблемы. Китай создал мощнейшие видеокарты на собственном «сверхсекретном» процессоре

| Поделиться

Китайская компания Innosilicon создала видеокарты, догнавшие по производительности ускорители GeForce GTX 1660 (младшие версии) и более мощные GeForce RTX 2080. Они собраны на процессоре Fantasy One, характеристики которого засекречены, и в одной из новинок установлено сразу два таких чипа. Сейчас Innosilicon трудится над еще более производительными 5-нанометровыми GPU Fantasy 2 и Fantasy 3, выход которых запланирован на 2022 г.

Китайские ускорители захватывают мир

Компания Innosilicon из КНР анонсировала серию видеокарт Fantasy One Type A для рабочих станций и видеоигр, пишет профильный ресурс VideoCardz. В основе каждой из них лежит китайский графический процессор Fantasy One, спецификации которого пока не установлены. Неизвестно даже, какой техпроцесс используется для его производства. По предварительным данным, в Fantasy One находится девять ядер.

Fantasy One разрабатывался на базе архитектуры BXT, созданной британской компанией Imagination Technologies. Компании Imagination Technologies и Innosilicon сотрудничают с октября 2020 г.

Вместе с таинственным процессором карты получили еще и уникальную память, позиционируемую в качестве аналога модулей современного стандарта GDDR6X.

Самая младшая модель новой линейки, для настольных ПК базового уровня

Innosilicon утверждает, что ее младшие видеокарты способны развивать производительность вплоть до 5 Тфлопс при вычислениях с одинарной точностью. По данным портала TechPowerUp, аналогичные показатели демонстрирует карта Nvidia GeForce GTX 1660.

Данный ускоритель вполне справится со множеством современных игр, но всю красоту их графики все же не раскроет

К характеристикам новинок относится видеопамять объемом до 16 ГБ с шиной 128 бит. Панель разъемов включает современные HDMI 2.1 и DisplayPort 1.4, а также устаревший аналоговый VGA, если потребуется подключить ее к древнему монитору.

Две линейки ускорителей лучше, чем одна

В серию Fantasy One Type A вошли лишь две видеокарты, и они относятся к базовому по современным меркам уровню. Намного больший интерес представляет дуэт ускорителей, объединенных под общим названием Fantasy One Type B.

Они отличаются даже внешне. Если карты Fantasy One Type A имеют менее развитую систему охлаждения с одним или двумя вентиляторами, то одна из Fantasy One Type В снаряжена полноразмерным кулером с тремя вентиляторами. Вторую карту можно назвать экспериментальной за счет полностью пассивного охлаждения на базе массивного радиатора и четырех тепловых трубок.

Флагманская новинка Innosilicon

Модель с тремя вентиляторами получила сразу два графических процессора Fantasy One. Они объединен специальной шиной Innolink, и в сумме такой тандем выдает 10 Тфлопс производительности в вычислениях с одинарной точностью. По данным TechPowerUp, это уже уровень GeForce RTX 2080 – одной из флагманских карт Nvidia предыдущего поколения.

Эта карта совершенно определенно нуждается в качественном внешнем охлаждении

В составе карты есть до 32 ГБ памяти GDDR6 и две шины на 128 бит, по одной на каждый процессор. К компьютеру карта подключается по PCI-E 4.0 x16, и ее возможностей должно хватить для одновременной обработки до 32 видеопотоков в разрешении Full HD при 60 кадрах в секунду.

Откуда у Китая собственная видеопамять

По заверениям Innosilicon, разработка собственного стандарта видеопамяти для новых карт Fantasy One Type A и Type B была не прихотью, а необходимостью. У компании попросту нет доступа к оригинальным модулям GDDR6X, и дело тут не в натянутых отношениях между США и Китаем, а в решении американской компании Micron.

Open RAN и другие тренды: чудес экономии можно не ждать

Телеком

Именно Micron владеет правами на технологию GDDR6X, и, по ее решению, эти модули устанавливаются исключительно на видеокарты Nvidia Ampere. Иными словами, их нет даже в современных ускорителях AMD Radeon. Связано это с тем, что Nvidia принимала непосредственное участие в разработке данного стандарта.

По многим показателям творение Innosilicon не уступает модулям GDDR6X. Однако оно проигрывает по пропускной способности шины памяти, не превышающей 304 ГБ/с. Для сравнения, обычные модули GDDR6 в карте GeForce GTX 1660 Super выдают 336 ГБ/с.

Догнать и перегнать Nvidia пока не получается

На рынке дискретных видеоускорителей у китайской Innosilicon есть только два конкурента – AMD с долей рынка 17% в III квартале 2021 г. (статистика Juniper Research) и Nvidia. Это непревзойденный лидер с 83-процентной долей, которая еще во II квартале 2021 г. была 80-процентной (20% у AMD).

В 2022 году линейка видеокарт Innosilicon пополнится еще более производительными моделями

Innosilicon смогла добиться успеха и создать карту, способную тягаться с популярной во всем мире RTX 2080. Теперь она ставит перед собой цель выпустить еще более мощный ускоритель.

Как совместить плюсы «облака» и своей инфраструктуры

Инфраструктура

В 2022 г. компания собирается показать новые и более производительные графические процессоры Fantasy 2 и Fantasy 3. Их разработка, по утверждению представителей Innosilicon, уже вовсю идет, а выпускаться они будут по 5-нанометровой топологии. Производством, вероятно, займется тайваньская TSMC, так как это крупнейший производитель микросхем и, к тому же, одна из немногих компаний, которые успешно перешли на 5 нм.

Производительность процессоров в операциях одинарной точности, по предварительным данным, должна составить в пределах 6 Tфлопс. До уровня топовых карт Nvidia GeForce 3000 такому ускорителю очень далеко. Например, 3080 выдает почти 28 Тфлопс в вычислениях с одинарной точностью.



: непростые отношения России с Китаем — Европейский совет по международным отношениям

Сводка

  • Западные политики сейчас задаются вопросом, объединят ли Россия и Китай свои силы в альянсе автократий и есть ли у них шанс справиться с этой проблемой, оторвав Москву от Пекина.
  • Ни один из этих результатов маловероятен в краткосрочной перспективе: у России есть много причин поддерживать теплые отношения с Китаем, в то время как политики в Москве считают сближение с Западом невозможным или слишком дорогостоящим с политической точки зрения.
  • Мнение Кремля о Китае представляет собой смесь быстро развивающихся тенденций, которые будут определять положение России в мире, сформированном соперничеством США и Китая.
  • Хотя у Запада нет возможности спровоцировать разворот политики Москвы, который разделяет Россию и Китай, он может дать России пространство для защиты от Китая в таких ключевых областях, как передовые технологии.

Введение

Западные политики иногда говорят о Китае и России, как если бы они были частями в наборе Lego: фиксированной формы и простыми в обращении.Они часто рассматривают эти две страны либо как фактический союз, который Запад должен сдерживать, либо как цель для «обратного Киссинджера» — попытки увести Россию от Китая. Некоторые аналитики считают, что они образуют «альянс автократий»; другие — как «плохой брак», от которого Россия отчаянно пытается избавиться. Но оба этих нарратива игнорируют большую часть мышления российских и китайских политиков, а также многие силы, которые формируют российско-китайские отношения.

В частности, во взглядах России на Китай за короткое время произошли заметные изменения — и они продолжают меняться.Причины этих сдвигов многогранны: они включают изменяющийся характер поведения Китая, отношения Запада с Россией и Китаем, экономические проблемы, личности лидеров, фундаментальные интересы безопасности, covid-19, глобальное стремление к зеленой энергии, смена поколений, и растущий интерес России к своему большому соседу (который долгое время почти не появлялся на ментальной карте российской политической элиты). На данный момент подход России к Китаю лучше всего описать как смесь множества различных тенденций, которые различаются по своему значению, продолжительности и жизнеспособности.

Политические деятели и общество России не боятся Китая, как многие страны Запада и соседние с Китаем страны. Это могло быть благодаря все еще значительному военному превосходству России или наличию некоторых остаточных убеждений с советских времен, когда государственные СМИ обычно изображали Китай как «младшего брата» и менее развитую страну. В то же время доверие Москвы к Пекину измеряется. Россия старается держать Китай на расстоянии вытянутой руки по чувствительным вопросам политики.И не случайно российские спецслужбы очень мало используют китайские технологии. В целом расслабленное отношение российских политиков теперь может медленно меняться, поскольку Китай разминает мускулы, и они узнают больше о своем соседе. Уже сейчас можно заметить, что молодые российские эксперты по Китаю гораздо бдительнее относятся к политике Пекина, чем некоторые из их старших коллег.

В этом документе описываются силы, которые формируют долгосрочное представление России о Китае. Он стремится определить, какие тенденции угасают или углубляются, а какие мимолетные или долгосрочные.И в нем исследуются их последствия для западной, особенно европейской, политики.

У Запада есть лишь ограниченные возможности изменить траекторию российско-китайских отношений, но он действительно имеет на них некоторое влияние. Действительно, Россия и Китай активизировали свое сотрудничество в годы, последовавшие за российской аннексией Крыма в 2014 году, что привело к резкому ухудшению отношений Москвы с западными столицами, но было бы неверно предполагать, что эти две страны подталкивал Запад. .Россия и Китай начали свое медленное сближение в 1980-х годах; они поддерживают теплые отношения друг с другом из-за взаимной стратегической потребности в этом. И взаимодополняемость их экономик только усиливает это — независимо от того, что Запад говорит или делает.

Поскольку Запад не объединил Россию и Китай, их отношения не могут быть разделены Западом. Западным лидерам вряд ли удастся добиться успеха с политикой, прямо направленной на разделение России и Китая: эти отношения формируются большими, долгосрочными тенденциями.Динамика и взаимодействие этих тенденций определят будущее положение Москвы в мире, сформированном соперничеством США и Китая. Тем не менее, Запад может повлиять на некоторые из этих долгосрочных тенденций: он может попытаться усилить одни и ослабить другие. Запад мог бы, если он пожелает, предоставить России некоторое пространство для защиты от Китая — если и когда Москва увидит в этом необходимость — и надеяться, что со временем расстояние между двумя проблемными державами увеличится.

Динамическая дека

Всего десять лет назад посетитель Москвы обнаружил бы, что Россия отворачивается от Запада на фоне протестов и репрессий, сопровождавших возвращение президента Владимира Путина в Кремль.Но эта Россия по-прежнему в значительной степени настороженно относилась к Китаю. В то время обеспокоенность элит по поводу демографической экспансии Китая на Дальний Восток и его возможности превзойти Россию в своих соседях по-прежнему влияла на политику России. Эти соображения помогают объяснить, почему Россия воздерживается от продажи Китаю своих новейших военных устройств, таких как система противоракетной обороны С-400 и истребитель Су-35.

Аннексия Крыма Россией в 2014 году все изменила. Серьезное ухудшение отношений страны с Западом заставило ее взглянуть на Китай по-новому — как на союзника и инвестора, а не только как на регионального конкурента и покупателя военной техники с раздражающей тенденцией копировать российские технологии.Кремль пересмотрел и полностью изменил свою политику в отношении Китая: он решил, что торговля оружием с Китаем помогла России закрепиться на расширяющемся рынке — долгосрочные выгоды от которого перевешивают неудобства от копирования Китаем некоторых технологий. Элиты пришли к выводу, что китайский захват Дальнего Востока России либо нереален, либо, по крайней мере, неминуем. А вопрос о региональной конкуренции был решен в мае 2015 года, когда президент Си Цзиньпин посетил Москву. Там он подписал с Путиным соглашение, устанавливающее сотрудничество между транснациональными политико-экономическими проектами их стран — китайской инициативой «Один пояс, один путь» и возглавляемым Россией Евразийским экономическим союзом, заявив, что эти две инициативы дополняют друг друга.Все оставшиеся опасения были отброшены и публично не высказаны.

Надежды возросли. Руководители в Москве ожидали, что Китай возьмет на себя финансирование некоторых мегапроектов, потерявших доступ к инвестициям ЕС из-за санкций, таких как высокоскоростная железная дорога Москва-Казань. Крупные российские компании присматривались к китайскому рынку. И даже некоторые из более мелких были убеждены, что «китайцы купят все», как выразился один из руководителей [1]. Несколько трогательная тенденция россиян переусердствовать с официальной дружбой затронула также сферы культуры и религии, что привело к таким курьезам, как российско-китайский хоровой фестиваль 2015 года в православном монастыре на севере России.

Однако руководство и бизнес-сообщество России было разочаровано. Китай не спешил нарушать санкции Запада в отношении России. И там, где он стремился инвестировать, он оказался трудным переговорщиком. Небольшим российским компаниям было труднее выйти на китайский рынок, чем они надеялись: владельцы пекарен узнали, что китайские покупатели считают их продукты слишком сладкими; Менеджеры кондитерских фабрик были удивлены, узнав, что на китайском рынке каждая конфета в коробке должна иметь свою целлофановую обертку.[2] И даже у крупных государственных компаний был неприятный опыт: одна энергетическая компания ожидала инвестиций из Китая, которые не были реализованы, поскольку китайские власти арестовали директора компании-партнера фирмы. «Российский партнер чувствовал себя разочарованным, хотя на самом деле он явно не проявил должной осмотрительности», — комментирует, пожимая плечами, один бизнесмен из Москвы [3].

Попутно российские фирмы почувствовали вкус жесткой переговорной культуры Китая. «Китай не знает, что такое компромисс», — говорит другой московский бизнесмен.«Есть позиция Китая — и все». [4] И интересы и влияние Китая могут выходить за пределы его границ в ущерб российским компаниям: в августе 2020 года требования Пекина вынудили Роснефть отменить контракт на бурение в водах у побережья. побережье Вьетнама.

Эйфория рассеялась. Но благодаря почти идеальной взаимодополняемости экономик двух стран торговля между ними продолжала расти — если, возможно, больше на условиях Китая, чем в идеале хотелось бы российским лидерам.Сегодня энергетика и сельское хозяйство составляют основную часть этой торговли. Китай потребляет российский уголь и нефть; по недавно построенному трубопроводу «Сила Сибири» российский газ доставляется китайским компаниям. А после завершения «Сила Сибири 2» будет поставлять в Китай газ с месторождений в Западной Сибири — тех же, что и в Европу. Но сельское хозяйство могло бы стать еще более важной историей. «Сельское хозяйство — это новые информационные технологии», — говорит один китаевед из Москвы: [5] китайский рынок дал беспрецедентный импульс развитию сельского хозяйства на Дальнем Востоке России, в то время как российские компании теперь инвестируют в сельскохозяйственное производство в Китае.

Вопреки любым опасениям, которые могли когда-то быть у российского руководства, это не ведет к демографическому захвату Дальнего Востока России. Китайские рабочие будут приходить с временными договоренностями, а не с переселением — до тех пор, пока COVID-19 не заставит закрыть российско-китайскую границу для передвижения людей, даже несмотря на то, что торговля товарами продолжалась. Это нанесло удар по таким городам, как Благовещенск, для которых поездки на выходные за границу были важным источником дохода. Недалеко от города не используется новопостроенный мост через реку Амур — его открытие неоднократно откладывалось.Китайские рабочие с Дальнего Востока разошлись по домам. Их заменили российские рабочие, которые менее квалифицированы и более требовательны, но при этом трудоустроены несколько дешевле.

Трудно предположить, в какой степени возобновится передвижение людей после пандемии. Например, китайские сезонные сельскохозяйственные рабочие вряд ли вернутся в Россию: экономика Китая предлагает им прибыльную работу дальше на юг, и, как уже упоминалось, русские уже заняли их места. Но некоторые из российских экспертов по Китаю (и, похоже, более молодые) предполагают, что COVID-19 спровоцировал или ускорил гораздо более фундаментальную изоляционистскую тенденцию в Китае.Они утверждают, что Китай, стремящийся к экономической и технологической самодостаточности, испытывает все меньшую потребность принимать иностранцев или позволять своему народу странствовать по миру. «Я думаю, что они использовали covid как хороший предлог, чтобы пойти домой и закрыть двери — так как им это нравится», — предположил один московский китаевед, [6] который рассматривает политику декарбонизации Китая как часть движения к импортозамещению и уверенность в своих силах. «Через пять-семь лет мы им больше не понадобимся», — был его прогноз, который несколько расходится с ожиданиями «Газпрома» и McKinsey о том, что Китай будет крупным потребителем российского газа как минимум до 2035 года.

Эти американские горки отношений повлияли на мышление российских политиков — хотя, чтобы заметить изменения в их риторике, нужно уделять пристальное внимание и читать между строк, поскольку ни один из их соответствующих комментариев не попадает в основные средства массовой информации. Присмотревшись, можно увидеть, что некоторые бывшие сторонники российско-китайского сближения сейчас занимают более осторожный подход. Например, Сергей Караганов — ранее безоговорочно поддерживавший «большую Евразию» — к 2020 году заявлял, что «Китаю необходимо раствориться в Евразии, как Германия растворилась в ЕС — иначе у нас будут проблемы.”[7]

Интересно, что российские службы безопасности начали более публично жаловаться на китайский шпионаж в России, что может быть сигналом для Китая — не столь тонким призывом к его сдержанности. Точно так же в последнее время российское правительство, похоже, уменьшило свое дипломатическое присутствие на некоторых мероприятиях, в которых участвует Китай. Например, Россия была представлена ​​послом, а не министром на встрече министров иностранных дел инициативы « Один пояс, один путь » в июне 2020 года, что некоторые аналитики интерпретировали как сигнал.Путин, который очень мало путешествовал во время пандемии, посетил Индию в рамках своей первой большой двусторонней поездки с начала кризиса, в то время как саммит с Си проводился онлайн.

Некоторые эксперты начали задаваться вопросом, не дошло ли до максимума сближение России с Китаем. В недавней статье два видных российских китаеведа отмечают, что Китай стал более напористым по мере роста своей мощи, а Россия, его номинальный союзник, чувствует жар. Они изложили список претензий по поводу асимметричных договоренностей в отношениях: российские СМИ не могут работать в Китае так же, как китайские СМИ работают в России; а Китай иногда даже пытается подвергнуть цензуре российские СМИ в России; академическому сотрудничеству мешает идеология; Китай гораздо быстрее удаляет памятники советской войны, чем любая другая страна в Центральной Европе; а иногда Россия оказывается объектом дипломатии Китая «воина-волка».Соответственно, авторы статьи призывают Россию начать незаметно хеджировать против Китая: «на макроуровне Россия и Китай декларируют общие взгляды на эволюцию международной системы», но на практике «рост глобального влияния Китая может затруднить построение Россией отношений с Китаем на принципах, предусмотренных концепцией внешней политики Российской Федерации: независимость и суверенитет, прагматизм, прозрачность, многовекторность, предсказуемость и неконфронтационная защита национальных приоритетов » .

Эта статья, вероятно, не является санкционированным Кремлем сигналом Китаю. Но это показывает, что существует резкий контраст между беззаботным официальным тоном в отношении Китая и этими скрытыми подводными течениями: два долгосрочных наблюдателя за Китаем видят так много признаков проблем в отношениях, что они ответили набором довольно радикальных политических рекомендаций.

Стратегический отказ от выбора

Может показаться, что все это создает возможность для обратного Киссинджера. Но, увы, верить в это преждевременно.За перипетиями динамичного десятилетия в китайско-российских отношениях кроется более простая истина: мощь Китая будет только расти, а Китай — сосед России. Это означает, что теплые отношения с китайским правительством имеют первостепенное значение для Кремля, который просто не может позволить себе другого сценария.

Исторически сложилась беспрецедентная ситуация. Управляя огромной, но малонаселенной страной со слабыми связями, правительство Москвы всегда было чувствительно к угрозам территориальной целостности России. Вот почему он часто стремился защитить свои границы, установив контроль над соседними государствами, чтобы использовать их в качестве буферной зоны. Но Россия не может этого сделать с Китаем. У них одна из самых длинных сухопутных границ в мире. Кремль тихо поздравляет себя с разрешением своих пограничных споров с Пекином в начале 2000-х годов — в то время, когда Китай был гораздо менее могущественным и напористым, чем сегодня, и когда Россия, как более сильная военная держава, все еще имела преимущество.

Поразительно, что некоторые представители внешнеполитического истеблишмента России теперь говорят о силе Китая так же, как они говорили о гегемонии США в 1990-е годы: как о геополитическом факте жизни, который, нравится нам это или нет, России необходимо принять и с которым нужно справиться. .Конечно, у этой параллели есть свои пределы: господство США вызвало множество страстей (как положительных, так и отрицательных) и болезненных вопросов о статусе России. Москва хотела позиционировать себя как победившая держава, победившая коммунизм, но не могла не чувствовать, что проиграла холодную войну. Ничего из этого не касается Китая. Тем не менее, дискуссии российских экспертов о Китае сводятся к поразительно похожему выводу: есть сила, с которой нужно считаться. Вот почему в 1990-е годы России просто нужно было вписаться в мир, ведомый Западом — то, как западные ценности слились с мировой властью, не оставило ей другого выбора.Спустя три десятилетия Россия находится в аналогичном положении: ей просто нужно поддерживать теплые отношения с Китаем. Альтернатива — приграничный конфликт с Китаем или просто секьюритизация их отношений — слишком кошмарна, чтобы ее можно было представить, независимо от того, какую форму она может принять.

Это одна из причин, по которой российские лидеры соглашаются с поведением Пекина, против которого они бы возражали в других местах. «Стратегическая выгода от поддержания конструктивных отношений перевешивает выгоду от навязывания собственных интересов по отдельным вопросам», — пишут три российских академика в недавней статье об отношениях между Россией и Китаем. «В российско-китайских отношениях [обе стороны] стремятся получить выгоду не в каждом конкретном случае, а от отношений в целом». Опять же, это напоминает то, как Россия мирилась со многими действиями Запада, которые ей не нравились, начиная с расширения НАТО — потому что она либо чувствовала, что она заинтересована в общих отношениях, либо, по крайней мере, не могла позволить себе открытой вражды.

Но есть и другие причины, по которым Россия терпит растущую напористость Китая — и эти факторы имеют отношение к Западу.Западные лидеры иногда недооценивают то, в какой степени многие в России — особенно представители силовых структур — рассматривают Запад как угрозу. «Многие здесь считают, что США хотят ликвидировать Россию как государство», — говорит Василий Кашин, ведущий российский эксперт по Китаю и военным вопросам. «И, если США хотят смены режима и развала страны сейчас, но Китай может стать проблемой через десять лет, тогда не о чем думать» [8]

Это рассуждение с разной степенью паники разделяют многие российские эксперты в области политики. Даже те, кто не видит в Западе реальной угрозы сердцевине России, все еще считают обратный Киссинджер непривлекательным или невозможным вариантом. Отчасти это связано с тем, что, по их мнению, это повлечет за собой капитуляцию в вопросах, которые они считают не подлежащими обсуждению, такими как контроль России над Крымом, ее амбиции по соседству и ее право проводить внутреннюю политику так, как Кремль считает нужным (без особого учета Западные правила и нормы). Точно так же российское правительство просто не видит ничего хорошего в таком шаге.«Непонятно, почему Москва должна хотеть обострить отношения со своим главным соседом, растущую мощь которого никто не отрицает, и обратиться к стране, которая расположена далеко и [пытается мобилизовать других] для своей очень конкретной повестки дня», — пишет Федор Лукьянов. , редактор журнала Россия в глобальной политике , в своем ответе на недавнюю статью в США, предлагающую перевернуть Киссинджера.

Прагматическая неидеология

Западные лидеры также могут недооценивать степень, в которой их российские коллеги считают Запад идеологической силой, а коммунистический Китай — прагматической силой, а также степень, в которой они ценят прагматизм над идеологией. Такое восприятие могло возникнуть из-за отказа Кремля от попыток Запада превратить Россию в либеральную демократию. Но сегодня дело обстоит гораздо глубже. Правительство в Москве рассматривает любую внешнюю политику, в основном направленную на распространение ценностей или идеологии, как контрпродуктивную и даже опасную. И в том же свете он переоценил историю России.

Хороший пример этого можно найти в выступлении Путина на заседании Валдайского дискуссионного клуба в октябре 2021 года, в котором он одним и тем же ударом осудил западное «пробуждение» и советский большевизм: «Некоторые люди на Западе считают, что агрессивное устранение целых страниц их собственной истории, «обратная дискриминация» большинства в интересах меньшинства и требование отказаться от традиционных представлений о матери, отце, семье и даже гендере, они считают, что все это вехи на пути к социальному обновлению… Для кого-то это может быть неожиданностью, но Россия уже была там.После революции 1917 года большевики, опираясь на догмы Маркса и Энгельса, также заявили, что они изменят существующие обычаи и обычаи, причем не только политические и экономические, но и само понятие человеческой морали и основы здорового общества.

Напротив, российские лидеры считают, что Китай не совершает греха, говоря другим, как жить. Игорь Истомин, преподаватель Московского государственного института международных отношений, сравнивает Китай с Соединенными Штатами в разгар «холодной войны»: «В то время США были идеологическими внутри страны, провозглашая либерализм и заботясь о коммунистах.Но внешне это была прагматичная сила, сотрудничавшая со всеми, кому приходилось — от Иосифа Броз Тито до Аугусто Пиночета ». Для современного Кремля это, кажется, выгодно контрастирует с поведением Советского Союза, который в то время выступал за идеологическую чистоту и преследовал идеологические цели, отвергая или отчуждая многих потенциальных союзников.

Российское правительство усвоило этот урок: в своей внешней политике Россия извлекает огромные выгоды из того, что является «неидеологической», «прагматичной» державой.Это то, что позволяет ему играть ведущую роль на Ближнем Востоке: в отличие от Советского Союза, он не скован идеологическими предпочтениями; в отличие от США, он не привязан к формальным или неформальным союзническим соглашениям; соответственно, он остается в отношениях со всеми. Точно так же Россия совершает новые набеги на Африку, представляя себя прагматичным аутсайдером, на которого африканские страны — некоторые из которых рассматривают Европу как бывшего колонизатора, а Китай — как будущего колонизатора, могут смело полагаться.

В этом контексте отношения России с Китаем напоминают отношения с Турцией: стороны терпят свои разногласия или столкновения интересов, потому что они видят, что эти споры происходят из «прагматических» геополитических интересов, а не из идеологии — и тем более идеология, которая угрожает их системам управления.Это встречается почти во всех связанных с Китаем интервью с российскими экспертами и политиками, которые рассматривают Китай как прагматичную державу, более понятную и менее опасную, чем Запад. «Мышление Китая нам известно», — говорит один деловой инсайдер в Москве. «Европа непредсказуема». Кашин утверждает, что «Китай может украсть технологии, но они не пытаются организовать падение правительства … В 1990-е годы Китай не давал денег коммунистам, в то время как Запад продолжает финансировать либеральную оппозицию». [9]

Это мировоззрение объясняет, почему ни один российский чиновник публично не оплакивал уход «Роснефти» из Вьетнама под давлением Китая: правительство в Москве понимает точку зрения Китая на спорные воды и признает, что инцидент, по сути, был связан с Китаем, а не с Россией. По той же причине 1,5 миллиона российских буддистов должны поехать в Индию или Латвию, чтобы послушать учение Далай-ламы — Кремль не позволит ему посетить Элисту или Улан-Удэ, не говоря уже о Москве.И именно поэтому российские официальные лица остро реагируют на многие безобидные — или даже беззубые — заявления западных лидеров, но интерпретируют гораздо более резкие комментарии китайских властей как «несистемные явления», симптомы «головокружения от внезапного подъема» [10] или даже признак того, что «они просто не умеют себя вести», как выразился известный российский эксперт, отвечая на вопрос о дипломатии «волк-воин».

Гибкое отсутствие союза

Сегодня Россию и Китай объединяет не идеология, а скорее ее избегание — и их совместное сопротивление западному либерализму. Их общие идеологические характеристики проистекают не столько из общего идеологического мировоззрения, сколько из обстоятельств, которые привели их в одно и то же место — пока. Например, многие эксперты в области политики в Москве признают (не обязательно с удовлетворением), что в последнее время социальный порядок в России приблизился к китайскому за счет подавления инакомыслия, усиления государственного контроля над большинством сфер жизни и вертикальных и персонализированных структур власти, которые делегировать управление, но не принятие решений, на более низкие уровни.

В то время как Китай при Си может рассматривать авторитарную социальную модель в качестве предпочтительного места назначения, это не относится к России — даже с Путиным в Кремле. Скорее, нынешний уровень авторитаризма в России — это отвлечение, крайняя мера политической системы, которая устала и переход к которой запоздал. Да, Россия традиционно была централизованной и авторитарной страной. Но большую часть времени его авторитаризм включал в себя очаги свободы; в нем сочетаются холопство с диссидентским, индивидуалистическим духом даже на высоких руководящих постах. Что касается путинской России, то расцвет ее политической модели, несомненно, пришелся на период более десяти лет назад, когда она могла контролировать политический дискурс так, чтобы относительно свободные выборы всегда давали желаемый результат, и когда политический ландшафт был управляемым без чрезмерного вмешательства. опора на аресты, запреты и репрессии.

Все это означает, что было бы неправильно предполагать, что России и Китаю суждено стать «союзом автократий» или действительно каким-либо политическим союзом.И когда в октябре 2020 года Путин отказался исключить военный союз между Россией и Китаем, он, вероятно, предупреждал Запад и осторожно троллил его, играя на его страхах — вероятно, в большей степени последних.

В конце концов, у Москвы и Пекина когда-то был союз, и он хорошо не закончился. Обязательства этого союза между Советским Союзом и Китаем требовали более совместных действий и взаимной поддержки, чем могла бы принять любая из сторон. Это быстро создало проблемы. Например, подход России к Индии, которую она надеялась победить социализмом, отличался от подхода Пекина, который рассматривал Нью-Дели как стратегического противника и был разочарован тем, что не получил поддержки со стороны Советов в споре о китайско-индийской границе 1959 года. .Точно так же заинтересованность Пекина в восстановлении контроля над Тайванем столкнулась с опасениями Москвы оказаться втянутыми в ядерный конфликт с США.

Сегодня Россия и Китай пришли к выводу, что их партнерство лучше всего работает в форме неформальной договоренности. Это оставляет обеим сторонам возможность не поддерживать другого партнера в его конфликтах: Китай не признает независимость Абхазии или Южной Осетии, а также российскую аннексию Крыма, а Россия не поддерживает территориальные претензии Китая в Южном Китае. Море.

Действительно, военное сотрудничество между двумя странами достигло уровня оперативной совместимости, который некоторые аналитики характеризуют как «на грани союза». Но вряд ли Москва и Пекин будут спешить с оформлением договоренности. Хотя Россия никогда не хотела делиться секретными военными секретами с Китаем, это не было бы препятствием для альянса, как показывает НАТО, в котором США избирательно делятся разведданными и технологиями. Основная причина, по которой Россия и Китай довольствуются тем, что остаются на пороге военного союза, заключается в том, что это наиболее удобный для них механизм: военная совместимость помогает им укреплять взаимное доверие и тем самым снижает риск того, что их отношения станут секьюритизированными; сигналы противникам, таким как США, о том, что они могут объединить силы в случае необходимости; и, благодаря отсутствию формальных союзнических обязательств, развеивает опасения других партнеров, таких как Украина в ее отношениях с Китаем, а также Индия и Вьетнам в их отношениях с Россией.

На этом фоне руководители в Москве с некоторым беспокойством наблюдают за ростом соперничества между США и Китаем, учитывая, что это может разрушить удобные и гибкие договоренности между Россией и Китаем. Они опасаются, что в случае военной конфронтации между США и Китаем из-за Тайваня Пекин потребует от Москвы полной лояльности. И они соглашаются (к сожалению), что в этом сценарии Россия окажется в лагере Китая, принимая его условия в гораздо большей степени, чем сейчас.

Однако в нынешнем виде соперничество США и Китая помогает Москве. Поскольку президент США Джо Байден рассматривает Китай как главного соперника своей страны, Пекин нуждается в Москве больше, чем в противном случае. По мнению Пекина, вдохновленные Китаем попытки Байдена поговорить с Путиным о стратегической стабильности показывают, что у русских есть и другие потенциальные партнеры [11]. Российские лидеры надеются, что это осознание побудит Пекин пересмотреть то, что они считают растущим высокомерием в своих заявлениях и поведении.

Со своей стороны, Москва, вероятно, сделает все возможное, чтобы из-за соперничества США и Китая не образовался биполярный мир в стиле «холодной войны», в котором страны должны выбрать сторону. «Никто не хочет биполярности, — говорит Дмитрий Суслов, академик Высшей школы экономики. Он указывает, что длинный список стран, от Индии до государств Африки, пытается избежать этого. Опираясь на свой имидж прагматичного игрока, российское правительство хочет развивать отношения с такими странами, де-факто позиционируя себя как неформального лидера нового движения неприсоединения.

Terra incognita: место Китая во внешней политике России

Несмотря на всю шумиху вокруг Китая в Москве и беспокойство по поводу китайско-российских отношений на Западе, Китай все еще только всплывает — как огромный континент, затопленный на десятилетия — как важный фактор внешней политики России.В своих отношениях с Китаем России еще предстоит выработать узнаваемые модели и способы выработки политики, которые очевидны в ее подходе ко многим другим странам.

Политика Кремля в различных регионах мира основывается на разных философиях, и она заметно меняется в зависимости от уровня его внутренней экспертизы. Этот опыт, вероятно, наиболее очевиден, когда дело доходит до Ближнего Востока: Россия имеет богатые научные традиции и большой пул экспертов по региону, и эти эксперты были разбросаны по политическому ландшафту, включая всех из Евгения Примакова, бывшего иностранного гражданина. и премьер-министр, который был арабистом по образованию, бывшему министру обороны Дмитрию Рогозину, имеющему такое же образование.Важно отметить, что Кремль также ищет и ценит такой опыт, поскольку он не предполагает, что он знает все, например, о суннитско-шиитских конфликтах или маргинализированных этнических группах в сложных странах Ближнего Востока.

Кремль также обладает обширными знаниями о Западе, но рассматривает большую их часть через призму идеологии. Это часто приводит к тому, что российские лидеры приходят к неправильным выводам, даже если их рассуждения основаны на точной информации: например, они часто видят в Европейском союзе болонку США и полагают, что более независимый союз будет гораздо более дружелюбным по отношению к ним. Россия.Хуже всего обстоят дела с постсоветскими государствами: российские политики очень увлечены этими странами, но мало разбираются в них. Отчасти это связано с тем, что до 1990-х годов (а в некоторых случаях и позже) российские университеты не относились к ним как к иностранным государствам.

Что касается Китая, у российских политиков нет ни глубокого опыта, ни каких-либо подавляющих страстей или предрассудков. В 2015 году, когда Россия и Китай начали сближаться, этот пробел в российской экспертизе стал очевиден.Те немногие эксперты по Китаю, которые действительно были в России, сидели в своих институтах, а не общались с политическими элитами. Точно так же российский опыт по Китаю часто был скорее академическим, чем политическим. Когда в Китае происходили крупные события, российские политики редко знали, что с ними делать. Как заметил один российский эксперт по Китаю об этих политиках в 2016 году: «это были чистые доски; они приходили и спрашивали: «Что это значит?» [12]

Более того, многие российские эксперты по Китаю получили образование в советских учреждениях, что иногда означало, что они по-прежнему смотрели на Китай свысока как на своего рода младшего брата, тем самым недооценивая его мощь. Другие, привыкшие думать о Китае с точки зрения дружбы, были слепы к угрозе, которую может представлять эта страна. «Российские китаеведы могут быть чем-то похожи на немецких атлантистов — воспитанные с верой в неизбежность близких отношений, они не видят опасности и интересы страны в целом», — с улыбкой прокомментировал московский внешнеполитический эксперт. 13]

Тем не менее, ситуация меняется. В российских университетах вдвое увеличилось количество студентов, изучающих китайский язык и мандаринский диалект — около 40 из них, как сообщается, заканчивают каждый год.Не все эти люди продолжают работать в академических кругах или аналитических центрах; многие из них перемещаются между разными типами работы и работодателями в государственном и частном секторах. Это дает им более разнообразный опыт, чем у большинства китаеведов старшего возраста, которые провели свою карьеру в академических кругах. Примерно через десять лет, когда эти выпускники достигнут пика трудоспособного возраста, Россия, вероятно, будет иметь значительно больший опыт в Китае — опыту, которому Запад может позавидовать.

Модель нечетких отношений

Однако неясно, воспользуется ли российское государство своим растущим доступом к экспертным знаниям по Китаю так, как оно делает это на Ближнем Востоке, или как оно будет моделировать свой общий подход к отношениям с Пекином.На данный момент кажется, что, хотя российские эксперты могут рассматривать Китай так, как они видели США в 1990-х годах, кремлевская модель отношений сродни той, которую он принял в 1990-х годах для наращивания отношений с ЕС. . Как проницательно замечает аналитик Андрей Кортунов, «Кремль сосредоточил свое внимание на« важных вещах »- таких как встречи на высшем уровне, официальные визиты, консультации на высоком уровне между бюрократическими органами в Москве и Брюсселе и на общие политические декларации». По его словам, «очевидно было предположение, что политический импульс, генерируемый на высоких официальных уровнях, естественным образом трансформируется в конкретные достижения на более низких уровнях.”

Точно так же отношения России и Китая вращаются вокруг саммитов и официальных встреч. Ему также не хватает последовательной стратегии — то, что сходит за одну, на самом деле представляет собой просто совокупность разрозненных интересов. Временами различные бизнес-группы и другие лобби, кажется, даже формируют отношения способами, которые чем-то напоминают доминирование олигархов ельцинской эпохи во внешней политике России. Как выразился один разочарованный российский внешнеполитический эксперт, «есть разные интересы лоббистских групп, но вы не можете использовать их для построения стратегии для России … У каждого свои собственные планы, и Путину не удается собрать их в единое целое.”[14]

Как это ни парадоксально, то, как Китай стал официальным приоритетом, вносит свой вклад в пустоту отношений. Поворот к Китаю «положил конец спросу на экспертизу в силу ее бескомпромиссности», — говорит эксперт Леонид Ковачич. «Нам дана команда: поворот [в сторону Китая] должен произойти независимо от обстоятельств». Поскольку Кремль считает, что опоре на Китай нет альтернативы, он не заинтересован в том, чтобы узнавать подробности, подводные камни и потенциальные опасности этих отношений. И не стремится сделать отношения более сложными. «Для увеличения экспорта пяти-шести основных товаров не требуется специальных знаний», — утверждает китаевед Михаил Коростиков. «Расширять отношения дальше этого не представляется возможным».

Остается только задаться вопросом, может ли это привести к разочарованию, которое московские элиты испытали в 2014 году, когда они осознали, что экономические связи с ЕС не застраховали Россию от политических последствий аннексии Крыма.Несмотря на интенсивные встречи на высшем уровне между сторонами, эти элиты не смогли понять динамику и нюансы позиции ЕС.

Да, есть и горизонтальные, и неформальные межличностные связи. По словам Кашина, некоторые российские и китайские чиновники установили неформальные связи и теперь общаются друг с другом (общаются на английском языке) «как в немецких и российских компаниях или муниципалитетах в начале 2000-х». Но неясно, будет ли этого достаточно, чтобы повлиять на работу двух политических систем и защитить двусторонние отношения от любых потрясений. Эти российско-немецкие связи определенно не помогли.

Заключение: что может сделать Запад

Благодаря этой смеси краткосрочных и долгосрочных тенденций взгляд Кремля на Китай постоянно меняется. Двум странам не суждено стать ближе — отчасти потому, что во многих сферах обе стороны считают свой нынешний уровень сотрудничества оптимальным. В военных вопросах, например, оставаться на пороге союза кажется более выгодным, чем его создание. Торговые связи между Россией и Китаем следуют своей собственной коммерческой логике, руководствуясь в первую очередь потребностями Китая (уравновешенными его опасениями, связанными с пандемией, которые ограничивают импорт некоторых российских товаров).Приграничное передвижение между странами вряд ли значительно увеличится в ближайшем будущем из-за COVID-19, но они будут продолжать свои политические встречи на высоком уровне — с большой помпой, но и с небольшим личным контактом между официальными лицами.

В этом контексте для западных политиков было бы неразумным либо рассматривать Россию и Китай как две части единой проблемы, либо выбирать «двойное сдерживание», рекомендованное несколькими аналитиками. Обе страны придерживаются одной и той же авторитарной практики, разделяют аспекты своих взглядов на мир и имеют схожие мотивы для поддержания сердечных двусторонних отношений.Но, по сути, у них очень разные политические траектории и руководящие принципы внешней политики. Западным лидерам следует помнить об этих различиях и использовать их.

Тем не менее, это не означает разделение этих двух на грандиозную сделку, которая вдохновляет Москву на поворот в политике. Это невозможно. Но западные страны могут дать России пространство для защиты от Китая в определенных областях, таких как технологии, включая 5G (как только Москва урегулирует конфликты вокруг частот и решит действовать в этом вопросе).Если бы России было что выиграть и что потерять в отношениях с Западом, это увеличило бы влияние западных столиц на Москву и их глобальное пространство для маневра — хотя это также увеличило бы влияние Москвы на них, а это означало бы, что есть компромиссы, которые следует учитывать. .

На данный момент Кремль, похоже, считает, что налаживание предметного сотрудничества с Западом обойдется слишком дорого с политической точки зрения. Однако это могло измениться — по нескольким причинам.

Во-первых, нет никаких гарантий, что российские лидеры и дальше будут рассматривать Китай как прагматичного глобального игрока.Китайская дипломатия «воина-волка», кажется, отражает растущее желание диктовать условия другим государствам по все более широкому кругу вопросов. Если так будет и дальше, то подход Китая в конечном итоге обязательно ударит по России. Некоторые московские аналитики уже видят в этом вероятное, если не неизбежное развитие событий в следующем десятилетии. «Давно объединенная империя должна разделиться, давно разделенная должна объединиться — так было всегда», — говорит один российский политолог, цитируя Романс о трех королевствах , китайский роман XIV века, чтобы проиллюстрировать циклический характер сила.Если Китай поддастся искушению более решительно диктовать условия другим, это не пойдет на пользу Москве. Российские лидеры в целом гордятся тем, что они не «подчиняются приказам» Вашингтона — они больше не стремятся выполнять их из Пекина.

Во-вторых, по той же логике Запад неизбежно станет менее идеологизированным, чем когда-то. Момент униполярности ушел. И это ограничит способность западных демократий распространять свои правила, нормы и ценности по всему миру.США уже указали, что вместо того, чтобы руководствоваться универсальной нормативной повесткой дня, они теперь выбирают свои сражения и отказываются быть «мировым полицейским».

ЕС будет труднее адаптироваться. Хотя ЕС всегда был менее заинтересован в продвижении демократии посредством военного вмешательства, чем США, по своей природе ЕС является более нормативной силой, чем США: союз организован на основе общих правил, норм и ценностей. И усилия по распространению этих правил, норм и ценностей долгое время были не только его основной внешнеполитической целью, но и, что более важно, его основным инструментом внешней политики.Следовательно, если ЕС хочет стать более влиятельной силой в мире, сопротивляющемся его ценностям, ему нужно будет научиться более прагматично обращаться с другими державами — и найти другие инструменты торговли.

Это потребует серьезной адаптации. Но в случае успеха это могло бы позволить блоку, наконец, устранить некоторые дисфункции в его отношениях с Россией, которые все еще являются заложником несбывшихся ожиданий 1990-х годов, и поставить новые, более ограниченные цели в соответствии с сегодняшними реалиями.Например, ЕС мог бы дать России некоторое пространство для защиты от Китая в технологическом развитии — хотя для этого ему пришлось бы решить, к каким технологиям он позволит российским компаниям получить доступ, учитывая его санкции в отношении России и растущее понимание того, что страна скорее конкурент, если не противник, чем друг. Эти решения будут нелегкими и потребуют компромисса между различными приоритетами. Это связано с тем, что санкционная политика ЕС, которую многие государства-члены считают важной, может вступить в противоречие с другими целями, такими как спасение планеты от изменения климата или предотвращение объединения усилий России с Китаем.

Наконец, Россия сама может пересмотреть некоторые из своих внешнеполитических приоритетов, как только Путин покинет свой пост. Это не означает, что он является источником всего зла в российской политике или что его уход вызовет возврат к прозападной позиции 1990-х годов. Это не так: российские лидеры вряд ли откажутся от проведенного в 2012 году ребрендинга своей страны как незападной державы, потому что это было вызвано как разочарованием в Западе, так и подъемом остальных.

Однако все еще есть основания полагать, что уход Путина улучшит отношения России с Европой.Во-первых, одержимость Москвы Украиной — источником такой напряженности между Россией и ЕС — кажется, исходит от лично Путина. Он категорически придерживается мнения, что русские и украинцы «являются одними и теми же людьми» и были искусственно разделены. Существует мало свидетельств того, что другие элиты или более широкие слои населения разделяют эту страсть, по крайней мере, в той же степени.

Точно так же Путин склонен недооценивать силу общества и переоценивать силу служб безопасности.Это наносит ущерб отношениям России с Европой, поскольку усложняет все дискуссии — в первую очередь об Украине, но также и в более широком смысле.

И справедливо или иначе, Путин стал анафемой для многих на Западе. Это говорит о том, что, как выразился один российский эксперт, некоторые формы сотрудничества, доступные России, могут быть недоступны Путину [15].

Наконец, имеет значение и собственная интеллектуальная траектория Путина. Придя к власти в 2000 году, он попытался сблизить Россию с Западом — хотя и по-своему (что не предполагало, например, демократических реформ внутри страны).К 2007 году он превратился в критика Запада, в сознательно незападного лидера к 2012 году и в президента, который к 2021 году рассматривал мир как опасно хаотическое поле битвы. Сближение с Европой, каким бы ограниченным оно ни было, потребовало бы нового поворота в этом поездка. Хотя Путин, несомненно, более гибок в своем уме, чем большинство лидеров, сколько из этих стратегических поворотов может совершить один человек за свою жизнь?

Короче говоря, хотя для Европы может быть хорошей идеей помочь России застраховаться от Китая, это будет намного проще с изменением подхода России к Западу. Не следует исключать это полностью, но, похоже, это мало перспектив, пока в Кремле не появится новый лидер.


Об авторе

Кадри Лийк — старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям. Ее исследования сосредоточены на России, Восточной Европе и Балтийском регионе.


[1] Интервью с предпринимателем, Москва, май 2021 г.

[2] Интервью с предпринимателем, Москва, май 2021 г.

[3] Интервью с бизнесменом, Москва, май 2021 года.

[4] Интервью с предпринимателем, Москва, май 2021 г.

[5] Интервью с китаистом, Москва, май 2021 г.

[6] Интервью с китаистом, Москва, май 2021 г.

[7] Семинар в Москве, март 2020 г.

[8] Интервью с Василием Кашиным, Москва, май 2021 г.

[9] Интервью с Василием Кашиным, Москва, май 2021 г.

[10] Интервью с российскими экспертами и политиками, Сочи, октябрь 2021 г.

[11] Беседы в дискуссионном клубе «Валдай», октябрь 2021 г.

[12] Интервью с китаистом, ноябрь 2016 г.

[13] Интервью с экспертом по внешней политике, Москва, октябрь 2021 г.

[14] Zoom, интервью с экспертом по внешней политике, июль 2020 г.

[15] Встреча по правилам Chatham House, Москва, декабрь 2018 г.

Европейский совет по международным отношениям не занимает коллективных позиций. Публикации ECFR отражают только взгляды отдельных авторов.

Правительство США усиливает ограничения на экспорт в Китай, Иран и Россию и выпускает новые бизнес-рекомендации в отношении принудительного труда в Синьцзяне | Dorsey & Whitney LLP

Бюро промышленности и безопасности («BIS») в U.S. Министерство торговли добавило еще 34 компании в свой список юридических лиц в рамках продолжающегося расширения экспортного контроля США с целью соблюдения прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая («СУАР»), чтобы ограничить поставки определенных товаров из США в китайские и российские военные, а также для противодействия перенаправлению американских товаров в Иран. Эти обозначения основаны на предшествующих действиях, в том числе со стороны администрации Трампа, по использованию экспортного и импортного контроля США для решения проблем внешней политики США в отношении Китая, Ирана и России.

Из-за этих новых обозначений BIS Entity List, американские компании и те, которые распространяют товары из США или товары, содержащие контент американского происхождения, превышающий определенные пороговые значения, должны гарантировать, что они прямо или косвенно не поставляют какую-либо из этих 34 компаний, если нет применимого Разрешение правительства США. Кроме того, это действие указывает на то, что дальнейшие ограничения в отношении Китая, Ирана и России по причинам внешней политики и национальной безопасности, вероятно, будут применяться администрацией Байдена.Соответственно, компании, подпадающие под экспортный контроль США, должны рассмотреть, могут ли быть затронуты их операции с Китаем, Ираном и Россией, и взвесить, может ли потребоваться повышенная должная осмотрительность в отношении этих стран.

Полный список из 34 дополнительных компаний, внесенных BIS в Список юридических лиц, доступен здесь.

Обозначения, относящиеся к СУАР.

Почти половина из этих новых обозначений в Списке организаций — 14 из 34 — были компаниями, которые, как установило BIS, причастны к принудительному труду, массовым задержаниям или высокотехнологичному наблюдению за уйгурами, казахами и другими группами мусульманских меньшинств в СУАР.Делая обозначения, министерство торговли сослалось на «геноцид и преступления против человечности» Китая в СУАР.

Эти обозначения являются продолжением расширяющегося набора мер, которые Соединенные Штаты наложили против китайских компаний за их обращение с уйгурами, казахами и другими группами мусульманских меньшинств в СУАР. Служба таможенного и пограничного контроля США («CBP») сослалась на свои давние полномочия в соответствии с разделом 307 Закона о тарифах 1930 года («Раздел 307») для выдачи приказов о приостановлении выпуска («WRO») в отношении импорта товаров, изготовленных с использованием детей. , осужденный или принудительный труд, о которых мы ранее говорили здесь, здесь, здесь и здесь.Эти WRO заблокировали импорт в Соединенные Штаты текстильных и пищевых продуктов, которые, помимо других товаров, зависят от хлопка и томатов, произведенных в СУАР. В июне CBP выдала WRO на импорт солнечных панелей и изделий из металлургического кремния, производимых компанией Hoshine Silicon Industry Co. Ltd. и ее дочерними предприятиями («Hoshine»). Этот последний WRO против Хошайна, вероятно, окажет глубокое влияние на цепочки поставок солнечной промышленности США, поскольку Хошайн является крупнейшим в мире производителем таких материалов, используемых при производстве солнечных панелей, и сигнализирует о том, что администрация уделяет этим вопросам прав человека более высокий приоритет, чем вопросам прав человека. его политика по борьбе с изменением климата путем поощрения более чистого производства энергии, например, за счет использования солнечной энергии.

Эти действия администрации Байдена повторяют те действия, которые администрация Трампа начала использовать для урегулирования ситуации в СУАР. Администрация Трампа поместила китайские компании в Список юридических лиц BIS, а также добавила некоторые китайские организации в Список специально обозначенных граждан и заблокированных лиц Министерства финансов США и Управления по контролю за иностранными активами («Список SDN»). нацеливаться на тех, кто считается соучастником нарушений прав человека в СУАР. В результате таких обозначений объем допустимых сделок U.S. компаний с такими SDN или лиц, включенных в Список юридических лиц, серьезно ограничены. Американские компании, как правило, не могут иметь дело с этими SDN или их собственностью, подпадающими под юрисдикцию США, и, как правило, не могут отправлять товары, подпадающие под действие Правил экспортного управления США («EAR»), лицам, включенным в Список организаций, без каких-либо исключений или разрешений.

Прочие правовые вопросы, связанные с Синьцзяном.

13 июля министерства торговли, внутренней безопасности, труда, штата и казначейства США, а также Управление США. Торговый представитель S. («USTR») обновил совместное деловое консультирование («Обновленное деловое консультирование»), относящееся к СУАР. Обновленный бизнес-справочник доступен здесь и расширяет более раннюю версию, первоначально выпущенную 1 июля 2020 года. Обновленный бизнес-справочник призывает компании США проявлять повышенную должную осмотрительность, чтобы избегать деловых отношений с организациями, о которых известно, что они связаны с СУАР. Как и в более ранней версии руководства 2020 года, Обновленный бизнес-совет продолжает предупреждать компании о «репутационных, экономических и юридических рисках взаимодействия с организациями, которые совершают нарушения прав человека» в СУАР, и теперь уделяет больше внимания определенным темам в СУАР. более раннее руководство.Например, в обновленном бизнес-справочнике Министерство труда и Министерство транспорта США были добавлены в качестве соавторов руководства и освещены определенные усилия Министерства труда и Министерства транспорта США по вопросам принудительного труда и прав человека в СУАР. Кроме того, обновленные бизнес-рекомендации дополняют список предупреждающих признаков принудительного труда в цепочках поставок и включают новые рекомендации, касающиеся строительства, солнечной энергетики и технологий наблюдения в США.

Кроме того, в Конгрессе ведется активная работа по борьбе с предполагаемым принудительным трудом в СУАР.В июне Сенат США принял закон, содержащий Закон о торговле от 2021 года, который, среди прочего, создаст специальное подразделение в CBP для расследования случаев принудительного труда в консультации с профильными экспертами из Министерства труда США и Государственного департамента США. что предположительно увеличит исследовательские ресурсы CBP для выдачи большего количества WRO и, возможно, для задержания большего количества товаров, поступающих из Китая в соответствии с этими WRO. Отдельно 14 июля Сенат единогласно одобрил законопроект, содержащий Закон о предотвращении принудительного труда уйгуров, и предполагается, что Палата представителей также проголосует за принятие этого закона, поскольку уже проголосовала за принятие H. 6210 р. С односторонним перевесом в 406 — 3 во время предыдущего 116-го Конгресса. После принятия и подписания закона президентом Байденом этот закон внесет поправки в раздел 307, чтобы создать опровержимую презумпцию, что все предметы, происходящие из СУАР, являются продуктом принудительного труда, если импортер не может представить доказательства обратного, включая товары, произведенные в третьих странах. из сырья СУАР. Различия и детали этих различных законопроектов, нацеленных на ситуацию СУАР, необходимо будет согласовать между двумя палатами Конгресса в ближайшие месяцы, но такие более жесткие законы в отношении импорта товаров, произведенных в СУАР или из сырья, полученного из СУАР, действуют. безусловно, в обозримом будущем.

Обозначения китайских и российских военных конечных пользователей («MEU»).

Этим последним мероприятием BIS также добавила 11 компаний в список организаций, поддерживающих военные усилия Китая и России. В случае с Китаем BIS добавила пять организаций для поддержки китайских разработок лазеров и китайских программ командования, управления, связи, компьютеров, разведки, наблюдения и разведки. Что касается России, BIS добавило шесть субъектов для перенаправления предметов, подпадающих под действие EAR, российским военным.Помимо дополнений к Списку организаций, BIS также включило еще одну российскую организацию в Список конечных военных пользователей («Список MEU»), который был создан в соответствии с частью 744 EAR.

Из-за обозначений в Списке организаций для экспорта и передачи этим китайским и российским фирмам большинства товаров, поступающих из Соединенных Штатов или со значительным содержанием США, теперь потребуется экспортная лицензия BIS в соответствии с EAR. BIS указало, что рассмотрит любые заявки на экспортную лицензию для этих фирм, добавленных в Список юридических лиц, с презумпцией отказа.Для обозначения списка MEU в Дополнении 2 к части 744 EAR указывается объем ограниченных элементов, для которых обычно требуется лицензия. (EAR обычно требует экспортных лицензий для предоставления этих товаров компаниям, включенным в Список MEU, а также любых не внесенных в список MEU, которые являются частью вооруженных сил Бирмы, Китая, России и Венесуэлы или поддерживают их. )

Эти обозначения соответствуют клятве администрации Байдена продолжать противостояние Китаю и России, как это делали предыдущие администрации.Хотя администрация Трампа создала список MEU, на практике она не добавила в этот список много организаций. Эти недавние меры демонстрируют более активный подход администрации Байдена к выявлению организаций, участвующих в поддержке китайских и российских вооруженных сил, и большую готовность более энергично использовать экспортный контроль для оказания такой поддержки.

В результате, компании США должны быть уверены, что их внутренние процедуры соблюдения правил торговли включают текущую проверку списков в реальном времени в их системах продаж и закупок и более глубокую комплексную проверку новых клиентов.BIS заявила, что ожидает, что американские экспортеры будут проявлять повышенную должную осмотрительность в отношении экспорта в Китай и Россию, особенно в отношении товаров, которые могут быть использованы для поддержки китайских или российских вооруженных сил или их соответствующих поставщиков. Более того, учитывая продолжающуюся геополитическую напряженность США в отношениях с этими странами, которая вряд ли в ближайшее время снизится, такое повышенное внимание, вероятно, потребуется в обозримом будущем.

Перенаправление товаров американского происхождения в Иран и SDN.

Наконец, BIS включил восемь компаний в список организаций для отправки товаров в Иран или в сети SDN.Четыре из этих компаний — китайские компании, которые, по мнению BIS, способствовали экспорту товаров, контролируемых EAR, в SDN. Остальные четыре — канадские или ливанские компании, которые, как полагают, закупили товары в США для возможной повторной отправки в Иран.

Хотя целью этих обозначений BIS были компании, не принадлежащие к США, от лиц из США также ожидается, что они будут проводить достаточную комплексную проверку для выявления «красных флажков» и избежания ведения бизнеса с иностранными лицами, которые могут стремиться направить товары, контролируемые EAR, на санкционированные местоположениям (например, Иран) или сторонам с ограниченным доступом (например, SDN или лицам, включенным в список организаций). BIS и OFAC могут (и часто делают) вменять информацию американским компаниям об утечке предметов в санкционированные места или стороны, если разумная должная осмотрительность выявила бы такой риск утечки или если у экспортера из США не было разумных механизмов внутреннего контроля, которые могли бы выявить такие риски. .

Заключение.

Эти последние обозначения BIS Entity List и MEU List являются еще одним напоминанием о том, что американские компании должны поддерживать бдительные политики и процедуры соблюдения торговых норм, включая разумную должную осмотрительность, пропорциональную прогнозируемым рискам, чтобы обеспечить соблюдение применимых U.S. законы и постановления об экспортном контроле, импорте и экономических санкциях, а также следить за дальнейшими изменениями и дополнениями к этим законам и постановлениям.

Отношения России и Китая — насколько они глубоки

Президент России Владимир Путин и его китайский коллега Си Цзиньпин входят в зал во время встречи в Кремле в Москве 5 июня 2019 года.

МАКСИМ ШИПЕНКОВ | AFP | Getty Images

Россия и Китай, похоже, укрепляют свои экономические, политические и военные связи на фоне плохих отношений с Западом.Но, как отмечают эксперты, отношения гораздо более тонкие, чем кажется на первый взгляд, с сильными и слабыми сторонами с обеих сторон.

В то время как торговые отношения США с Китаем испортились, поскольку каждый из них вводит тарифы на миллиарды долларов на товары друг друга, торговые отношения между Китаем и Россией процветают. Председатель Китая Си Цзиньпин даже назвал президента России Владимира Путина своим «лучшим другом» в нехарактерной демонстрации теплых отношений во время государственного визита в Россию этим летом.

Си также пообещал Путину, что Китай «готов идти рука об руку с вами», и лидеры подписали заявления о приверженности «развитию стратегического сотрудничества и всестороннего партнерства» между их странами и «укреплению стратегической стабильности (что) включает международные вопросы. представляющих взаимный интерес, а также вопросы глобальной стратегической стабильности ».

Экономические связи

Укрепление экономических связей — важная часть теплых российско-китайских отношений. На прошлой неделе российские и китайские информационные агентства сообщили, что две страны хотят удвоить свой товарооборот в течение следующих пяти лет до 200 миллиардов долларов к 2024 году — по сравнению со 107 миллиардами долларов в 2018 году — за счет реализации совместных проектов в области энергетики и промышленности. и сельское хозяйство.

Несмотря на клятву об увеличении двусторонней торговли, экономические отношения между Россией и Китаем не являются браком равных. Международный валютный фонд ожидает, что экономика России вырастет на 1,2% в 2019 году; В Китае, тем временем, ожидается 6,3%.

Поэтому неудивительно, что Россия рассматривает Китай как быстрорастущий рынок в то время, когда ее торговля с западными странами жестко ограничена. Россия по-прежнему подвергается экономическим санкциям за аннексию Крыма у Украины в 2014 году, а также за вмешательство в дела U. С. Выборы и отравление нервно-паралитическим агентом бывшего двойного агента в Великобритании

Имея это в виду, становится логичным, что Россия ищет экономического — и геополитического — партнера и союзника на Востоке.

Их обещание увеличить торговлю происходит на фоне «раздвоения сфер влияния США и Китая», — заявила CNBC в четверг Кейлин Берч, глобальный экономист из Economist Intelligence Unit.

«Очевидно, что США и Китай не потеряли любви между собой, и для России было бы гораздо разумнее стремиться наладить связи с этим огромным развивающимся рынком, который станет источником роста, как это было в США.С. не пойдет вперед, и с кем у них нет тех же политических конфликтов, и это дает гораздо больше возможностей для российского рынка российских энергоносителей и развития их экономических связей », — отметила она. Она добавила, что Китай, такой партнер, как Россия, «немного расстроит США, будет чрезвычайно выгоден».

У России также есть то, что Китаю нужно в изобилии — энергия. природный газ, в то время как Китай является вторым по величине импортером сырой нефти в мире.

«Китай является основным источником нового энергопотребления, в частности, ископаемого топлива, и у него на пороге есть сильный партнер, который наращивает добычу сырой нефти, производство СПГ (сжиженного природного газа) и его транспортировку. мир, также будет выгоден Китаю », — сказал Берч.

Военные игры между Россией и Китаем

Безопасность и оборона — еще одна область, в которой Россия и Китай якобы пытались наладить отношения, и эксперты сходятся во мнении, что у России больше практического военного опыта, чем у Китая.Буквально на прошлой неделе Китайская «Народно-освободительная армия» была одной из семи иностранных сил (включая Индию и Пакистан), приглашенных для участия в российских массовых военных учениях «Центр-2019», которые проходили на территории России.

Китай участвует уже второй год, и такие эксперты, как Ричард Вайц, старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа Института Гудзона, считают его постоянное участие важным.

«Сообщества национальной безопасности Китая и России имеют общие цели, которые могут быть достигнуты посредством дальнейшего сотрудничества, такие как безопасность границ, развитие военных технологий и борьба с терроризмом», — сказал он CNBC в понедельник.

«Они также воспринимают угрозы со стороны США и их союзников, и политики, которые они могут сотрудничать, чтобы помешать, такие как противоракетная оборона США и военное вмешательство Запада в региональные горячие точки. Они, наоборот, видят возможности для расширения своего влияния за счет Соединенных Штатов. в том числе за счет подрыва двусторонних и многосторонних союзов США «.

Лучший из врагов?

Старая пословица о том, что «враг моего врага — мой друг», может применяться в настоящее время, когда речь идет о Китае и отношениях России с США.С. щас. Китайско-американские отношения в настоящее время более острые, чем отношения между Россией и США, учитывая отсутствие разрешения торгового спора.

Что касается Китая, то решение президента Трампа изменить статус-кво, когда дело дошло до китайско-американской торговли — из-за того, что он считал несправедливой торговой практикой — и ввести тарифы на миллиарды долларов на китайский импорт в качестве меры предосторожности. Результат, подорвал его экономический рост и потенциал.

На этом фоне рост двусторонней торговли между Китаем и Россией может открыть дверь для роста как для Москвы, так и для Пекина, поскольку законодатели и официальные лица борются с торговыми барьерами, такими как санкции и импортные тарифы в других странах.

«Растет консенсус в отношении того, что партнерство между Россией и Китаем является довольно мощной силой, возглавляемой Китаем, а не Россией, но что между ними двумя они могут представлять собой довольно мощный блок, и я думаю, что США все больше обеспокоены тем самым », — отметила Берч из EIU.

Она добавила, что «Россия будет младшим партнером, исходя из размера рынка и его перспектив роста, поэтому очевидно, что в этом смысле Россия будет слегка втягиваться в влияние Китая.»

Китай-Россия: угроза или нет?

Эксперты говорят, что чаша весов склоняется в пользу того, что Китай является доминирующим партнером в китайско-российских отношениях, и это добавило соперничества в динамику, которая ограничивает сотрудничество в сфере экономики и безопасности. уровень

«Похоже, они сотрудничают, похоже, что в отношениях России и Китая с военной точки зрения все хорошо и радужно, но это не так», — Матье Булеге, научный сотрудник программы «Россия и Евразия» в Chatham House, сказал.

Выступая на брифинге перед военными учениями с участием Китая, Булег сказал, что послание России Китаю, когда она вовлекла его в свои военные игры на прошлой неделе, было «не о сотрудничестве». «Послание, которое Россия посылает Китаю, на самом деле совершенно противоположное, если вы посмотрите на его глубокий смысл».

«Речь идет о согласовании интересов Китая в регионе, потому что Центральная Азия сейчас является новым полем битвы за влияние, не только в экономической сфере, но и в большей степени из-за растущего китайского влияния в военной сфере и сфере безопасности.«

Рафаэлло Пантуччи, директор по исследованиям международной безопасности в Королевском институте объединенных служб (RUSI), также сказал, что отношения между Россией и Китаем были в основном« утилитарными », и аналитики не должны преувеличивать их альянс.

» Что думает Китай-Россия, как Россия-Китай отреагирует? — у них действительно разные интересы, и опасность в том, что мы переоцениваем этот стратегический союз. Это тот, который имеет ограничения и вопросы «, — сказал он CNBC Monday

Тем не менее, U.С., вероятно, будет внимательно следить за китайско-российским альянсом, особенно в плане обороны, особенно с учетом недавнего срыва его собственного давнего договора о ядерных вооружениях с Россией. Ричард Вайц из Института Гудзона отметил, что военные связи между Китаем и Россией резко усилились в последние годы, «и, похоже, в ближайшие годы они будут углубляться в ключевых аспектах, включая сотрудничество в области региональной безопасности, продажу оружия, военные учения и диалоги в области обороны».

«Российско-китайское сотрудничество в области безопасности создает проблемы для У.С. интересов, в том числе баланса региональной безопасности, санкций под руководством США, а также свободы действий и доступа США для военных. Эти проблемы усугубятся, если Китай и Россия образуют полноценный оборонный альянс ».

Резкий рост товаров из Китая создает нагрузку на железнодорожную сеть России

  • Глобальные задержки доставки повышают привлекательность железнодорожных маршрутов через Россию
  • Объемы железнодорожных перевозок из Китая рост на 47% за первые девять месяцев 2021 года
  • Рост выявляет проблемы с путями, контрольно-пропускными пунктами, подвижным составом
  • Правительство планирует инвестиции, оператор стремится к более быстрым темпам

МОСКВА, 19 октября (Рейтер) — Резкий рост стоимости морских перевозок вызывает Китайские производители отправляют больше товаров в Европу по железной дороге через Россию, но рост спроса создает узкие места и ограничивает пропускную способность сети.

В условиях, когда страны лихорадочно пополняют запасы и экспортируют готовую продукцию по мере восстановления после пандемии, мировые морские порты резко оживают, что делает железнодорожные перевозки привлекательной альтернативой.

Государственная монополия «Российские железные дороги» сообщила, что общий объем контейнерных перевозок через Россию подскочил на 40% за первые девять месяцев 2021 года до 782 000 TEU (двадцатифутовый эквивалент) и в этом году может достичь рекордного уровня в 1 миллион TEU.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрироваться

«В начале года стоимость перевозки грузов в контейнерах по железной дороге между Азией и Европой была вдвое ниже, чем по морю.Сейчас он в 3,5 раза (ниже) », — заявили в железнодорожной компании.

Большая часть роста пришлась на маршрут Китай-Россия-Европа, где объемы транзита за первые девять месяцев выросли на 47% до 568 700 TEU.

Но транспортные операторы и аналитики говорят, что быстрый рост выявил проблемы с инфраструктурой, которые могут значительно ограничить транзитные потоки. данные и тенденции в транспорте и инфраструктуре.

«Никто не верил в такое резкое увеличение транзитных перевозок до пандемии, и никто не был к этому готов», — сказал он.

Транспортно-логистическая группа «Дело» сообщила агентству Рейтер, что грузопотоки сдерживаются низкой пропускной способностью основных железнодорожных линий и узкими местами возле портов и пограничных пунктов пропуска.

Другой источник контейнерных перевозок сообщил о бюрократических проволочках и технических проблемах на пограничных переходах, когда контейнеры приходится переводить с одного поезда на другой из-за разницы в ширине колеи.

ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПЛАН

Правительство разработало долгосрочный план по увеличению пропускной способности железных дорог. В 2018 году президент Владимир Путин распорядился увеличить транзит контейнеров до 1,7 млн ​​TEU к 2024 году, что в четыре раза больше, чем в 2017 году. Согласно проекту транспортной стратегии, рассмотренному Рейтер, потоки вырастут до 3,7 млн ​​TEU к 2035 году, что приведет к увеличению доли России в грузоперевозках Азия-Европа с 4% до 15%.

Для достижения этих целей ОАО «РЖД» инвестирует 200 миллиардов рублей (2,8 миллиарда долларов) в период с 2019 по 2024 год в свой проект «Транссиб за 7 дней», который направлен на сокращение времени транзита грузов от восточных до западных границ крупнейшей страны мира до в неделю по сравнению с обычными 11-14 днями.

Это часть более крупного проекта стоимостью более 700 миллиардов рублей, который РЖД и государство финансируют с 2013 года, направленного на увеличение экспорта угля, металлов и других товаров в страны Азии за счет расширения линий БАМа и Транссиба, проходящих через Сибирь.

Эти деньги тратятся на дополнительные пути, необходимые для обхода медленно движущихся или встречных поездов, на строительство и увеличение пропускной способности станций и усиление электроснабжения, пояснили в монополии.

В ответе на вопросы Reuters транспортный оператор «Дело» приветствовал инвестиции. «Но по объективным и субъективным причинам реализация этих мер идет не так быстро, как хотелось бы», — сказал представитель компании.

(1 $ = 71,3230 рублей)

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ на Reuters.com

Зарегистрироваться

Отчетность Глеба Столярова; дополнительный репортаж Марии Васильевой; Написано Томом Балмфортом; Под редакцией Марка Тревельяна и Эндрю Которна.

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

Китай и Россия строят новые отношения с JSTOR

Абстрактный

В статье утверждается, что 2003–2004 годы были решающими в российско-китайских отношениях. Неопределенность в отношении обязательства России поставлять Китаю столь необходимую энергию возродила глубоко укоренившиеся опасения по поводу будущего их отношений. Однако к осени 2004 г. они начали планы по укреплению партнерства и расширению взаимопонимания. Он также утверждает, что это совпадает с новыми попытками взглянуть на свою внешнюю политику через призму конструктивизма, а не реализма.Затем в статье рассматривается развитие двусторонних экономических отношений и в Шанхайской организации сотрудничества, прежде чем кратко изложить их более широкую поддержку многосторонности, увязав это с сближением отношений с Индией. Наконец, в нем утверждается, что отношения с США продолжат оказывать значительное влияние на направление и близость этих двусторонних отношений. Это по-прежнему партнерство, а не альянс. Россия и Китай иногда могут уделять больше внимания своим отношениям с Западом, чем друг другу.Тем не менее, они также изучают другие потенциальные развивающиеся державы и то, как они могут повернуть этот процесс появления в своих интересах.

Информация о журнале

International Affairs — ведущий британский международный журнал связи. Основан и отредактирован Королевским институтом международных отношений. в Лондоне он не только дал очень ценный взгляд на европейскую политику. дебаты, но также стал известен своим освещением вопросов глобальной политики.Он обеспечивает стимулирующее и международное сочетание авторов и опирается на лучшие дебаты как на английском, так и на иностранном языке. Статьи, все полностью рецензируются, заказываются из широкого круга авторитетных и интересных писатели, которые могут сказать что-то новое и оригинальное на важные темы. Кроме того, в журнале «Международная жизнь» есть обширные книжные обзоры. раздел, содержащий до 100 обзоров ежеквартально, написанных экспертами поле. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии International Дела.Электронная версия журнала «Международная жизнь» доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация об издателе

Oxford University Press — это отделение Оксфордского университета. Издание во всем мире способствует достижению цели университета в области исследований, стипендий и образования. OUP — крупнейшая в мире университетская пресса с самым широким глобальным присутствием.В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5 500 сотрудников по всему миру. Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает научные работы по всем академическим дисциплинам, библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

Вместе мы сможем править миром — POLITICO

Одержимость Европы Россией безответна.Москву просто больше не интересует континент.

Его не волнует европейская интеграция или движение в сторону Европы. Но он также не заинтересован в прогнозируемой дезинтеграции Европы или в том, чтобы оттолкнуть страны от Запада и приблизить их к своему образу мышления.

Сегодня в залах Кремля все говорят о Китае — и о том, сможет ли Москва убедить Пекин сформировать альянс против Запада.

Одержимость России потенциальным союзом с Китаем уже была очевидна на Валдайском дискуссионном клубе, ежегодном собрании крупнейших внешнеполитических умов России в 2017 году.

На их следующей встрече в конце прошлого года казалось, что идея перешла от спекулятивной к чему-то, что Россия хочет реализовать. И так далее.

Взгляд России на Китай значительно изменился за последние пять лет.

В каждом российском выступлении — от малоизвестных ученых до министра иностранных дел Сергея Лаврова и самого президента России Владимира Путина — звучала именно эта нота, а не другая. В воздухе витало даже новое чувство отчаяния.

Как объяснил мне за завтраком бывший советник Путина Сергей Караганов, теперь все должно быть о Китае.

Взгляд России на Китай значительно изменился за последние пять лет. Москва отказалась от всякой надежды на то, что китайская экономика является примером, которому она может подражать. Вместо этого эксперты по внешней политике теперь говорят о том, как Россия может использовать Китай для достижения своих геополитических целей.

На Валдае не было сомнений в том, что Китай умеет вести экономический рост, а Россия — нет. Российская элита, всегда готовая противостоять любому признаку западной гегемонии, без труда признает экономическое превосходство Китая.Их принятие напомнило мне, как Великобритания уступила место Соединенным Штатам в качестве доминирующей экономической державы в мире.

В залах Кремля сегодня все о Китае | Андреас Рентц / Getty Images

Если смотреть из Москвы, новому альянсу во главе с Китаем уже не осталось сопротивления. И теперь, когда Вашингтон ввел пошлины на китайский экспорт, Россия надеется, что Китай наконец поймет, что его проблема в Вашингтоне, а не в Москве.

В прошлом возможность союза между двумя странами ограничивалась нежеланием Китая поставить под угрозу свои отношения с США. С. Но теперь, когда он уже стал мишенью, возможно, он осмелееет. Все выступавшие на Валдае пытались подтолкнуть Китай в этом направлении.

Когда Путин закончил беседу у камина с политиками — часть конференции, на которой он задает вопросы аудитории по софтболу — он сделал жест, чтобы покинуть комнату, но затем быстро вернулся, чтобы схватить Ян Цзечи, бывшего китайского иностранца. министр и, возможно, главный архитектор внешней политики страны. Он настоял на том, чтобы выйти с Яном рядом с ним, к явной радости своего китайского гостя.

Но что теперь происходит? Могут ли Россия и Китай действительно быть друзьями и как долго?

Следует помнить, что обе страны одержимы ниспровержением мирового порядка под руководством Америки. У них может быть долгая история геополитического соперничества, которое обязательно вернется, как только их цель будет достигнута и появятся новые полюса, натравливая их друг на друга.

Но они пересекут этот мост, когда доберутся туда, может быть, лет через 20 или около того. Пока что Россия и Китай по сути на одной стороне.

На данный момент осмотрительность Китая остается большим препятствием на пути к новому альянсу. И россияне это знают.

Этот союз, если он станет конкретным, перевернет то, как мы проводим глобальную политику. Представьте себе международный кризис, в котором Россия и Китай внезапно становятся единым блоком. Воздействие будет значительным и до некоторой степени непредсказуемым: психологически, в сознании Запада, оно сочетало бы страх, связанный с Россией, с очевидной неуязвимостью Китая.Вашингтон почувствует себя под ударом; Европа, запуганная и тревожная.

Старый континент также столкнется с угрозой раскола между Западной Европой и странами Центральной и Восточной Европы, которые могут повернуть свое внимание на восток под влиянием благополучного Китая, готового инвестировать в регион.

Это будет совершенно новый мир, который приближается к реальности.

На данный момент осмотрительность Китая остается большим препятствием на пути к новому союзу. И россияне это знают.

Сергей Караганов, бывший советник Владимира Путина | Soeren Stache / AFP через Getty Images

Я снова встретился с Карагановым на встрече с китайскими официальными лицами и аналитическими центрами в Пекине несколько недель назад. Некоторые китайские участники заявили, что сомневаются в утверждениях России о том, что мир находится в эпицентре новой холодной войны.

Караганов посвятил себя тому, чтобы убедить их в обратном, со все возрастающей страстью аргументируя это тем, что Китай обманывает себя, если думает, что проблемы между Пекином и Вашингтоном могут быть решены с выгодой для обеих сторон.

Если Пекин сделает ставку на мир и сотрудничество, великая китайская авантюра подойдет к концу, и Китаю придется жить в тени США для следующего поколения — возможно, навсегда, — сказал Караганов. Он утверждал, что у китайских властей есть не более пяти лет на то, чтобы принять решение.

Встреча проводилась в соответствии с правилами Chatham House, поэтому, к сожалению, я не могу сообщить, какова была реакция с китайской стороны; только Караганов позволил мне передать его слова.

Можно ли на этом этапе спасти отношения между США и Китаем? | Фред Дюфур / AFP через Getty Images

Но, судя по моим отдельным разговорам, китайские официальные лица согласны с тем, что время идет. Они просто еще не уверены, что им следует выбрать войну — даже холодную войну.

Но если у Китая есть слово о том, видим ли мы создание Восточного блока, то у Европы тоже.

Европейские рынки и европейские технологии являются критически важными ресурсами для Китая. Китайские власти все больше и больше знают, чего ожидать от Америки, и слишком хорошо знают, чего ожидать от России.Но Европа — другое дело. Пекин не решится оттолкнуть его и будет ждать, пока европейцы примут решение.

Мы можем заставить их ждать. Мы можем заставить их задуматься. В опасном мире Европа держит чашу весов.

Бруно Масайнш, бывший министр Европы в Португалии, является старшим советником Flint Global в Лондоне и старшим научным сотрудником-нерезидентом Института Гудзона в Вашингтоне. Его книга «Рассвет Евразии» была издана издательством Penguin в прошлом году.

Китай — Россия — Америка: наступит ли в 2021 году 1984 год Оруэлла? | Саймон Тисдалл

Возможно, это просто совпадение, что на прошлой неделе Россия оказывала военное давление на Украину одновременно с тем, как Китай шумно бряцал оружием по Тайваню. Весна, чтобы покалечить Теннисона, — это когда военная фантазия молодого человека превращается в войну — и это извращенное изречение может даже относиться к стареющим головорезам, таким как Владимир Путин и Си Цзиньпин.

Россия и Китай становятся все более тесными союзниками.Хотя нет никаких доказательств прямого сговора по поводу Украины и Тайваня, президенты Путин и Си, несомненно, полностью осведомлены о действиях друг друга, которые имеют идентичный, взаимно усиливающий эффект: уничтожение непроверенной администрации США Джо Байдена.

То, что сейчас разворачивается, можно было бы изобразить как окончательное воплощение кошмарного видения Джорджа Оруэлла в его антиутопическом романе Девятнадцать восемьдесят четыре мира, разделенного географически, политически и в военном отношении на три соперничающих сверхдержавы: Океанию (Северная Америка). плюс Великобритания), Евразия (Россия и Европа) и Остазия (Китай).

Публикация книги Оруэлла в 1949 году совпала с формированием возглавляемой США Организации Североатлантического договора (НАТО) и становлением Советского Союза Иосифа Сталина как державы, вооруженной ядерным оружием. Там же Мао Цзэдун провозгласил Китайскую Народную Республику. Но это были ранние дни.

Предсказание Оруэлла о бесконечной трехсторонней глобальной конфронтации оказалось преждевременным. Китаю нужно время для развития. В конце концов Советский Союз распался. США, провозгласив однополярный момент, заявили о своей победе.Тем не менее сегодня, по некоторым параметрам, трехсторонний мир Оруэлла наконец-то формируется. 2021 год — новый 1984 год.

Если Китай и Россия в настоящее время объединяются против США и их сатрапов, это нормальное явление в мире, где ни одной сверхдержаве не позволено доминировать над двумя другими. В 1972 году Ричард Никсон обратился за помощью к Китаю против Советского Союза. Возможно, США и Россия однажды объединятся против Пекина. Как поет Meat Loaf, два из трех — неплохо.

Вот где кроется поистине глобальная опасность — в туманном разрыве между словами и делами в усиливающейся трехсторонней борьбе между сверхдержавами

Сторонники многополярного мира скажут, что это слишком упрощенно, а стратегический баланс более тонкий и сложный .Скажите это людям на востоке Украины на Донбассе и в оккупированном Крыму, которые сталкиваются с крайне нелегким наращиванием российской военной мощи вдоль «линии соприкосновения».

Аналитики сходятся во мнении, что Путин не собирается вторгаться. Так что он задумал? Апологеты предполагают, что он был спровоцирован украинским указом в прошлом месяце, объявившим повторный захват Крыма, захваченного Россией в 2014 году, официальной целью правительства, а также возобновившимися разговорами о присоединении Украины к НАТО.

Более банальное объяснение заключается в том, что Москва оказывает давление на Киев, чтобы вывести из тупика так называемый Минский мирный процесс — после того, как последнее соглашение о прекращении огня на Донбассе было нарушено. После аннексии Крыма у Путина был большой, но мимолетный рост рейтинга. В прошлом месяце он использовал масштабный телевизионный митинг по случаю его седьмой годовщины, чтобы вернуть утраченную популярность.

Вроде провалился. Россияне озабочены пандемией коронавируса (и некомпетентными официальными ответами), падением доходов и ухудшением социально-экономических перспектив. Как никогда ранее, путинский проект восстановления советской империи кажется неуместным, особенно для молодежи.

Путина дома обстреливают сторонники преследуемого активиста оппозиции Алексея Навального, а также по обвинениям в коррупции.Согласно недавнему опросу Левада-центра, только 32% россиян доверяют своему президенту. С этой точки зрения наращивание сил на Украине выглядит рассчитанным отвлечением во внутриполитических целях.

И все же Путин, возможно, намеренно испытывает решимость США и Европы. Он не забудет, как Джордж Буш обещал бессмертную поддержку новому демократическому правительству Грузии в 2005 году, а затем отступил, когда в 2008 году вспыхнула война с Россией.

Как отметил на прошлой неделе аналитик Тед Гален Карпентер, Белый дом Байдена также подтвердил «непоколебимость» Поддержка США суверенитета и территориальной целостности Украины перед лицом продолжающейся агрессии России на Донбассе и в Крыму ».В лучшем случае это выглядит как заложник удачи, а в худшем — как жестокий обман.

«Параллели между чрезмерным поощрением Вашингтоном Украины и ошибкой Буша в отношении Грузии мрачны и тревожны», — писал Карпентер. Он предположил, что США и НАТО не пойдут на войну с Россией из-за восточной Украины не больше, чем ради спасения Южной Осетии. А если они это сделали, что ж, это уже третья мировая война.

Вот где кроется поистине глобальная опасность — в туманной пропасти между словом и делом в усиливающейся трехсторонней борьбе между сверхдержавами.Сможет ли Путин, подстрекаемый «убийственным» оскорблением Байдена и многочисленными неразрешимыми спорами, называть президента США блефом? На другом конце света, не так ли?

Угрюмый лидер Китая похож на человека, склонного к задумчивости. Он пострадал от множества обид со стороны Запада, включая обвинения в геноциде в Синьцзяне, жестокости в Гонконге и агрессии в море вокруг Китая. Что движет им сейчас, когда его войска осаждают Тайвань?

Один из ответов заключается в том, что Си может также надеяться отвлечь внимание от внутренних проблем.Возможно, он сталкивается с невидимыми проблемами внутри коммунистической партии Китая. Более вероятно, что он хотел бы отметить июльскую столетнюю годовщину основания КПК, наконец, покорив то, что было последним редутом националистов Чан Кайши.

Воссоединение Тайваня закрепит за собой наследие Си. Еще более тесные личные, стратегические и военные связи с путинской Россией означают, что он не столкнется с сопротивлением с этой стороны и получит некоторые аплодисменты. Тайваньцы клянутся сражаться, но не могут победить в одиночку. Только американцы действительно стоят на его пути.

Си просто троллит вашингтонских пролов? Или он бросит им вызов и скоро сделает шаг на Тайвань? Оруэлловским кошмаром для Байдена и Запада было бы одновременное вторжение России в Украину и нападение Китая на Тайвань.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.