Причины выхода великобритании из евросоюза: Британия уходит в отрыв – Мир – Коммерсантъ

Содержание

Британия уходит в отрыв – Мир – Коммерсантъ

Спустя почти полвека после вступления в ЕС и три с половиной года после исторического референдума о «Брексите» Британия наконец выходит из Европейского союза. Для обычного российского туриста, направляющегося в Великобританию, в этот день ничего не изменится, но последствия для международных отношений ожидаются знаковые. “Ъ” отвечает на самые важные вопросы о «Брексите».

Что будет сегодня

Хотя дата выхода — 31 января — была согласована еще в октябре прошлого года, подготовка к нему продолжалась до последнего момента. 23 января билль о выходе Великобритании из состава Евросоюза подписала королева Елизавета II, 29 января соглашение о «разводе» одобрили депутаты Европарламента, а на следующий день — Совет ЕС. В соцсетях мгновенно разлетелось видео флешмоба, устроенного евродепутатами: на прощание они взялись за руки и спели британским товарищам шотландскую народную песню «Auld Lang Syne» (Самуил Маршак перевел ее на русский как «Старая дружба»).

Точное время выхода — 23:00 по Гринвичу (в Париже и Берлине уже наступит полночь, в Москве будет 2:00 субботы). Премьер-министр Британии Борис Джонсон днем проведет внеочередное заседание правительства где-то на севере страны (точное место пока не объявлялось), а вечером обратится к нации из резиденции на Даунинг-стрит, 10. На стену здания будут спроецированы световые часы, отсчитывающие время до «Брексита». Когда время истечет, в ЕС останутся 27 стран. Многие ожидали, что новую эпоху Британия встретит под бой Биг-Бена, но часы сейчас на ремонте, а экстренный запуск обошелся бы слишком дорого.

Чем это грозит британцам

Радикальных перемен простым британцам после формального выхода из ЕС ожидать не стоит: впереди еще долгие переговоры с Брюсселем об условиях этого «развода». В ночь на 1 февраля стартует так называемый переходный период, который позволит до декабря фактически оставить все как есть. Ничего нового и для британцев, проживающих в России — в этом уверены в посольстве Британии в Москве.

Зато формальные перемены уже сейчас заметят чиновники и парламентарии. Например, из присутственных помещений в Еврокомиссии, Европарламенте и Евросовете вынесут британские флаги, британским евродепутатам придется освободить свои бюро, а премьер Соединенного Королевства перестанет быть званым гостем на саммитах ЕС.

Как почувствуют себя граждане ЕС

Для граждан Евросоюза, которые живут в Великобритании, пока также ничего не изменится: они смогут работать, путешествовать и пользоваться социальными выплатами и льготами на прежних условиях. Депортировать их с территории Великобритании не будут (хотя такие слухи сперва курсировали). Правда, тем, кто решит остаться жить по ту сторону Ла-Манша, до 30 июня 2021 года будет необходимо заново оформить ходатайство о праве проживания (EU settlement scheme). Это сделали уже почти 3 млн граждан ЕС.

Как пошутила 30 января заместитель главы Еврокомиссии Магрете Вестагер, больше всего после выхода она будет скучать «по чувству юмора британцев».

Более серьезные последствия еще предстоит оценить. «Первые потери — численные: Евросоюз лишится 66 млн жителей, ключевого вкладчика в бюджет ЕС и 15% ВВП. Говоря словами германского канцлера Ангелы Меркель, отныне Британия станет конкурентом у наших дверей»,— переживает французская газета Le Monde. Впрочем, ВВП Великобритании тоже снизится.

Почему Британия решила выйти из ЕС

Присоединившись к будущему Евросоюзу в 1970-х (тогда организация называлась «Европейские сообщества»), британцы сохраняли натянутые отношения с континентом и оставили за собой ряд привилегий и свобод, а также собственную валюту и визовый режим. В 2013 году на фоне роста евроскептицизма, недовольства Брюсселем и взлета правопопулистской Партии независимости тогдашний премьер Дэвид Кэмерон решил перехватить инициативу и объявить референдум о судьбе Великобритании.

Тогда за выход гипотетически выступали около 40% британцев, и аналитики предсказывали, что единство Евросоюза останется непоколебимым. Референдум состоялся 23 июня 2016 года, на голосование был вынесен вопрос «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского союза или выйти из Европейского союза?». За выход из ЕС проголосовали 51,89% при явке 72,2% — этот результат стал шоком для большинства европейских и британских экспертов.

После этого власти Соединенного Королевства сочли, что обратного пути нет: они обязаны последовать воле народа и подать Брюсселю заявку на выход из ЕС. Оставалось утвердить только условия выхода — с этим, однако, возникли проблемы настолько серьезные, что «Брексит» пришлось перенести с 2019 года на 2020-й. Палата общин проголосовала за законопроект о «Брексите» лишь с пятого раза.

Как теперь будет выглядеть граница между Британией и ЕС

На время переходного периода (до конца 2020 года) между Британией и ЕС сохранится свобода передвижения людей и товаров. Европейцы смогут въезжать в Британию на прежних условиях, с прежними документами и водительскими правами — главное, чтобы документы были действительны. Не изменятся ни условия предоставления роуминга, ни действие медстраховки ЕС.

Британцы также пока смогут путешествовать в ЕС без визы — хотя со следующего года может быть введен разовый сбор в размере €7 (£6,30).

Как будут строиться отношения Британии и Евросоюза

Обе стороны заверяют, что и после «развода» останутся партнерами и союзниками, но поиск условий этого «развода» может дорого обойтись и тем и другим. В конце января Брюссель уже назначил нового посла в Лондон: им станет бывший глава делегации ЕС при ООН португалец Жуан Вали ди Альмейда.

Но главный вопрос — будущее торгово-экономических отношений. Попытки прийти к согласию предпринимаются с 2016 года и едва ли увенчаются успехом к крайнему сроку в конце 2020 года. Решение сохранить Северную Ирландию в составе общеевропейского таможенного союза не устраивает в полной мере ни Британию, ни ЕС, однако вероятный компромисс пока не прослеживается.

По словам начальника аналитического управления банка «Зенит» Владимира Евстифеева, сейчас интрига заключается не в факте «Брексита», а «в параметрах самой сделки по выходу». Как отмечает главный аналитик Нордеа-банка Татьяна Евдокимова, правительство Великобритании намерено завершить переговоры с ЕС до конца года. Это будут сложные переговоры, которые усилят волатильность британской валюты, считает господин Евстифеев.

Стоит отметить, что аналогичные переговоры между ЕС и Канадой — по вопросу заключения торгово-экономического соглашения — длились семь лет.

По мнению Владимира Евстифеева, наиболее важные параметры — внешняя торговля, конкуренция, регулирование действий компаний, чей основной рынок приходится на Европейский союз. Кроме того, Великобритания будет модифицировать прежние правила ЕС, которые не всегда были выгодны Лондону. Очевидно, что Евросоюз будет настаивать на максимально комфортных для себя условиях, чтобы данный прецедент указывал другим странам на возможные риски, если они захотят повторить опыт Великобритании.

Что будет с евро и фунтом

Вряд ли многие сейчас вспомнят во всех подробностях тот июньский день 2016 года, когда были объявлены результаты референдума в Великобритании по вопросу выхода из Европейского союза. Небольшое число сторонников расставания с ЕС обвалило британскую валюту более чем на 11% по отношению к доллару США и на 8% — по отношению к евро. Если до того, как большинство проголосовавших англичан высказались за «Брексит», за £1 давали $1,5 или €1,3, то после подведения итогов курс рухнул до $1,31 и €1,2. Впоследствии были и более глубокие провалы, и взлеты, однако до сих пор курс фунта стерлингов по отношению к доллару не поднимался выше отметки, на которой находился до референдума. При этом по отношению к евро курс фунта не поднимался выше отметки, на которой находился в день объявления итогов референдума.

В конце 2019 года давление на фунт оказывала политическая неопределенность в Соединенном Королевстве, однако победа партии Бориса Джонсона предопределила исход этого процесса, что помогло фунту стабилизироваться.

Кстати, сейчас, в конце января 2020 года, спустя три с половиной года после знаменательного события, за £1 также дают около $1,31, но всего €1,18.

Так что первая реакция оказалась наиболее дальновидной. Об этом говорят и участники валютного рынка, отмечая, что сам факт выхода Великобритании из состава Евросоюза уже отыгран рынками.

По мнению Владимира Евстифеева, фунт в первую очередь будет реагировать ростом на маленькие победы Бориса Джонсона в списке противоречий с ЕС. При позитивном для Соединенного Королевства исходе, в котором будут прослеживаться перспективы умеренного роста ВВП страны, фунт способен переместиться в диапазон €1,18–1,25. При возобновлении неопределенности по ключевым параметрам выхода или продавливании интересов ЕС фунт может ослабнуть до €1,11–1,18, считает господин Евстифеев. По словам госпожи Евдокимовой, если переговоры будут идти недостаточно динамично, то возрастет риск того, что по окончании 2020 года тарифы во взаимной торговле между Великобританией и ЕС существенно возрастут. Это может негативно отражаться на курсе британской валюты, считает эксперт.

Что будет со словом «Брексит»

«Брексит» — калька с английского слова «brexit», объединившего слова «Britain» и «exit» (англ. — «выход»). Считается, что первым это слово в мае 2012 года использовал в своем микроблоге в Twitter глава исследовательского центра British Influence Питер Уилдинг.

С 1 февраля премьер-министр Джонсон запретил своим подчиненным использовать это слово в переговорах с ЕС, чтобы дать понять: речь идет уже не о выходе, а о новом формате взаимоотношений. Однако слово уже вошло в словари многих языков.

Что это означает для россиян

Опрошенные “Ъ” эксперты уверены: для большинства россиян тоже ничего не изменится. Для въезда в Британию по-прежнему нужна национальная виза, действующие документы также останутся в силе.

А вот по богатым россиянам и их деловым интересам в британском королевстве может ударить автономная санкционная политика, считает Антон Именнов, управляющий партнер московского офиса КА Pen & Paper. «Представляется, что это сильно развяжет руки властям в противодействии ''токсичным'' личностям, капиталам неясного происхождения и облюбовавшим Лондон коррумпированным элитам со всего мира»,— заявил он “Ъ”.

По мнению эксперта, вместо существующего, но неэффективного механизма ареста имущества неустановленного происхождения в порядке вынесения соответствующего судебного приказа (так называемого Unexplained Wealth Order) Лондон может последовать примеру Вашингтона и вносить «неблагонадежных» иностранцев в черный список. «Тогда, во-первых, фигуранты санкционных списков не смогут въехать в Великобританию, а их визы, включая инвестиционные, будут аннулированы, при этом новые — не выданы. Во-вторых, британский бизнес, особенно банки, будет избавлен от головной боли объяснять причины и основания прекращения отношений и, таким образом, будет нивелирован риск быть втянутыми в длительные разбирательства в Высоком суде, если фигурантам санкционного списка заморозят активы или откажут в обслуживании. Все вопросы можно будет адресовать Министерству финансов ее величества и находящейся в его структуре специальной Службе по применению финансовых санкций»,— отмечает господин Именнов.

Галина Дудина, Дмитрий Ладыгин


Британские депутаты одобрили законопроект о Brexit

Как пишет ТАСС, Палата общин парламента Великобритании одобрила в пятницу законопроект о выходе страны из состава Евросоюза. За билль, включающий в себя согласованную с ЕС сделку об условиях «развода», проголосовали 358 депутатов, против - 234. Расклад сил в парламенте кардинально изменился после победы Консервативной партии во главе с Джонсоном на выборах 12 декабря, по итогам которой она получила большинство в Палате общин. Это и позволило одобрить законопроект, пишет агентство.

Борис Джонсон перед голосованием внес поправки, которые запрещают продлевать переходный периода после Brexit, истекающего 31 декабря 2020 года. С 1 января 2021 года Лондон снимет с себя обязательства по признанию над собой юрисдикции Европейского суда и перечислению денег в бюджет ЕС, независимо от того, удастся договориться с Брюсселем или нет. За переходного периода Великобритания и Евросоюзом намерены договориться о будущих торговых отношениях, пишет ТАСС.

В этом сюжете
  • 7 октября, 17:53

  • 12 апреля, 16:39

  • 11 апреля, 9:29

Предыдущий премьер-министр Тереза Мэй не смогла провести законопроект о выходе из ЕС в парламенте - его трижды отклоняли. Это стало причиной ее отставки в июне этого года. В своем обращении политик отметила, что глубоко сожалеет о возникших сложностях с процессом выхода Великобритании из Европейского союза (Brexit). Мэй подчеркнула, что «в интересах страны» нужно назначить нового премьера.

В июне 2016 года в Великобритании состоялся референдум, по итогам которого большинство жителей поддержали инициативу выхода из ЕС. Планировалось, что процесс завершится к 30 марта 2019 года, но этого так и не произошло. 21 мая новые предложения Мэй по Brexit снова не получили поддержки в парламенте.  

Тереза Мэй была лидером Консервативной партии и премьер-министром Соединенного королевства с июля 2016 года. Она стала второй женщиной на посту главы правительства Великобритании после Маргарет Тэтчер.

Журнал Международная жизнь - Быть ли Британии снова глобальной?

Фото: К. Джалагония

Как известно, британцы в своей внешней политике придерживаются концепции: нет неизменных союзников, есть лишь постоянные интересы. 29 марта 2017 года премьер-министр Великобритании Тереза Мэй росчерком пера запустила процесс выхода страны из Евросоюза. Теперь перед британским правительством стоит довольно сложная задача – не только найти новое место Великобритании в системе международных отношений,  но и по возможности упрочить ее политический вес и влияние в мире, дабы оправдать Brexit.

Интересно, что в Лондоне заговорили о возврате к глобализму. В своих речах Т. Мэй не раз упоминала концепцию глобальной Британии (Global Britain). Например, во время своего выступления перед  британским парламентом 29 марта текущего года премьер-министр пояснила данную концепцию следующим образом: «Мне бы хотелось, чтобы мы были подлинно глобальной Британией: не только лучшим другом и соседом для наших европейских партнеров, но и страной, которая распространяет свое влияние за пределы Европы и строит отношения как со старыми друзьями, так и с новыми союзниками»[1]. Здесь можно вспомнить слова канадского историка Ф. Андерхилла, который в свое время писал: «Англичане всегда были пассионариями, а самой большой их страстью было стремление к власти»[2].

Однако времена Pax Britannica давно прошли. На чем может быть основана глобальная роль Великобритании в условиях, когда она давно лишилась своей империи, а в скором времени потеряет возможность непосредственного влияния на внутреннюю политику Евросоюза?

Отвечая на соответствующий вопрос журнала «Международная жизнь», заместитель генерального директора и научный руководитель британского Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI) Малкольм Чалмерс отметил: «Можно говорить о неком инстинкте, который заложен в генотипе Соединенного Королевства – быть глобальным игроком. Великобритании, которая обладает традициями глобальной политики, трудно воспринимать себя исключительно европейской страной. Мы всегда были одним из самых активных акторов на международной арене с точки зрения торговли и военного сотрудничества. Благодаря Содружеству наций мы поддерживаем связи со многими странами в Африке, Азии, Океании и Карибском бассейне».

Можно говорить о неком инстинкте, который заложен в генотипе Соединенного Королевства – быть глобальным игроком (М. Чалмерс)

Вместе с тем, М. Чалмерс реалистично оценивает возможности Соединенного Королевства. Например, он признает, что экономический потенциал туманного Альбиона  несопоставим с возможностями экономики Китая или США. Однако, по словам эксперта, решение этой проблемы давно было найдено: «Уже около 40 лет Великобритания пользуется концепцией: глобальная страна через сотрудничество. Великобритания долгое время имеет три круга международной политики: 1 –США, 2 – Европа, 3 – остальной мир».

Основную ставку М. Чалмерс делает на «особые отношения» Лондона с Вашингтоном, которые, по его мнению,  дают стране значительное влияние на международные дела. «Возможно, мы не во всем соглашаемся с американцами, – признает эксперт, – Но  во многом наши взгляды и интересы совпадают. Вьетнамская война – яркое тому подтверждение». Также Чалмерс не забыл упомянуть статус Великобритании как постоянного члена СБ ООН, что  также придает стране серьезный политический вес на мировой арене.

На взгляд эксперта, сложный процесс «развода» с Европой будет облегчен тем фактом, что Британия тесно связана с НАТО и большая часть международного военного сотрудничества в Европе будет проходить с британским участием.

В свою очередь научный сотрудник британского Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI) Сара Лейн отметила, что Великобритания уже сама по себе является глобальным институтом с точки зрения международной и военной политики. «Например, Соединенное Королевство рассматривается Европой как очень важный партнер по обмену информацией с целью борьбы с международным терроризмом, что в дальнейшем будет актуализировать совместные с Европой акции в сфере обороны», – считает Сара Лейн.

Однако отнюдь не все британские эксперты рисуют радужные перспективы относительно «глобального будущего» Британии. Член Палаты общин Британского парламента от Шотландской национальной партии (SNP) Пол Монаган с сожалением отмечает, что политическое влияние Британии в мире неуклонно снижается. «Текущее британское правительство сильно ошибается в том, что можно уйти из ЕС и сохранить при этом свои позиции на международной арене», – уверен парламентарий.  Опасения Монагана по поводу Brexit вполне понятны. Согласно статистике за 2015 год  экспорт британских товаров и услуг в ЕС составил порядка 44 %, импорт – 55 %. Евросоюз – крупнейший торговый партнер Великобритании. Соответственно, в случае потери доступа к единому рынку, стране может грозить серьезное экономическое потрясение. Кроме того, становится очевидным, что дистанцируясь от ЕС, британцы потеряют рычаги влияния на принятие решений в рамках Евросоюза.

По словам профессора Лондонского университета, директора Института по изучению Содружества  Филипа Мерфи, в настоящее время Уайтхолл  даже не хочет более конкретно обозначить свои цели и задачи из-за неопределенности исхода переговоров с Брюсселем о нюансах выхода Британии из ЕС. Также он указал на раскол Консервативной партии, в которой образовались два лагеря: «сопротивляющихся Brexit» (рассматривающих доступ на европейские рынки в качестве приоритетной задачи) и «евроскептиков», которые считают, что Великобритания может обрести новую глобальную торговую идентичность, отстаивая свободную торговлю в мире. Подобное разделение в рамках правящей партии может внести определенную внутриполитическую нестабильность.

Директор Института Европы РАН Алексей Громыко считает, что пока рано судить о том, приведет ли Brexitк ухудшению или улучшению геополитической роли Великобритании. «Соединенное Королевство всегда больше стремилось к тому, чтобы воплощать в своей внешней политике собственное, автономное представление о своей роли в мире. Одной из главных причин выхода Великобритании из ЕС является желание этой страны стать более самостоятельным игроком на международной арене. Стратегический ли это просчет или наоборот шаг в правильном направлении? Это вопрос к будущему», – полагает А. Громыко.

Одной из главных причин выхода Великобритании из ЕС является желание этой страны стать более самостоятельным игроком на международной арене. Стратегический ли это просчет или наоборот шаг в правильном направлении? Это вопрос к будущему (А. Громыко)

Действительно, пока сложно строить прогнозы относительно политического будущего Британии. С одной стороны, можно перечислить целый набор достаточно очевидных рисков, которые способны значительно ухудшить положение страны на мировой арене в связи с Brexit: начиная c экономических и финансовых потрясений, заканчивая опасностью потерять Шотландию[3] и снизить свой авторитет в рамках Содружества наций[4]. С другой стороны, Великобритания всегда имела особое отношение к европейской интеграции и сторонилась любых серьезных проектов – будь то зона Евро или же Шенгенские соглашения. Вероятно, заключив договор о свободной торговле с Евросоюзом, которого, безусловно, будет добиваться Тереза Мэй[5], Великобритания сумеет сохранить экономические связи с континентальной Европой на прежнем уровне. К тому же Британия остается в составе НАТО и все рычаги влияния на европейскую политику безопасности у нее сохранятся.

Можно сделать осторожное предположение, что если Соединенному Королевству удастся сохранить свою территориальную целостность, «особые отношения» с США, наладить экономическое сотрудничество с Европой, поддержать авторитет британской монархии в мире, остановить центробежные тенденции в Содружестве наций[6], то тогда его роль и влияние в глобальных делах в обозримом будущем будут оставаться значительными.



[2] Underhill F.H. The British Commonwealth. An Experiment in Co-operation among Nations. Duke university press. Durham, N.C., 1956. P.91.

[3] 31 марта 2017 года в канцелярию премьер-министра Великобритании Терезы Мэй поступил запрос о проведении второго референдума в Шотландии по вопросу независимости, подписанный шотландским премьером Николой Стерджен. Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2017/03/31/premeru-velikobritanii-vruchili-zapros-o-novom-referendume-v-shotlandii

[4] Известно, что практически все страны-члены Содружества наций с большой настороженностью отнеслись к Brexit, так как не в последнюю очередь ценили связи с Великобританией за ее членство в ЕС. Лондон рассматривался ими как ворота в Евросоюз.

[6] Содружество в XXI веке стремительно теряет своих членов. В 2003 году из состава объединения вышла Зимбабве, в 2013 году – Гамбия, в 2016 году – Мальдивская республика. Причина, по которой государства изъявили желание покинуть ассоциацию одна – чрезмерный англоцентризм.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Великобритания и Евросоюз заключили торговое соглашение по Брекзиту

Великобритания и Евросоюз договорились о торговой сделке после Брекзита.

Соглашение положило конец долгим спорам по поводу прав на рыболовство и будущих правил ведения бизнеса между Лондоном и Брюсселем.

Всё, что было обещано британскому народу во время референдума в 2016 году, выполнено, говорится в заявлении британского правительства.

По словам главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, соглашение позволит обеспечить справедливый доступ к общему рынку и сбалансированные условия для рыболовства.

Торговое соглашение между Великобританией и ЕС основано на нулевых тарифах и нулевых квотах. Оно должно вступить в силу 1 января 2021 года. Если бы его не удалось подписать, то стороны стали бы заключать сделки по правилам Всемирной торговой организации с применением всех пошлин и квот. Это угрожало бы потерями в бизнесе и ростом безработицы.

В 2019 году товарооборот между Великобританией и Евросоюзом составил 668 миллиардов фунтов стерлингов (примерно 900 миллиардов долларов).

  • Летом 2016 года британцы проголосовали за выход из Евросоюза. Великобритания присоединилась к ЕС в 1973 году и стала первой страной, которая его покинула.
  • Брекзит предусматривает отмену акта о Европейских сообществах 1972 года, на основании которого страна вступила в Европейский союз, а также замену законов Евросоюза британскими.
  • Переговоры об условиях выхода Великобритании из ЕС начались в июне 2017 года и первоначально были рассчитаны на два года, однако несколько раз продлевались.
  • Бывший премьер Тереза Мэй два года вела переговоры с Евросоюзом. Заключённое ею соглашение три раза было отвергнуто британским парламентом и стало причиной для отставки. Борис Джонсон, сменивший Мэй, обещал вывести королевство из ЕС в любом случае – с договором или без.

О том, как в Европе и России встречают Рождество и Новый год на фоне пандемии коронавируса, в новом видеосюжете Радио Свобода:

последствия выхода Великобритании из ЕС

23 июня жители Великобритании проголосовали за выход страны из Евросоюза. В пользу Brexit​ высказались 52% британцев. Жители Шотландии, Северной Ирландии и Лондона по большей части отвергли выход из ЕС, тогда как остальная Англия и Уэльс поддержали эту идею. После объявления результатов референдума премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что стране нужны новые лидеры, и пообещал, что уйдет в отставку через три месяца. Окончательно страна может покинуть ЕС лишь через несколько лет.

Корреспондент Радіо Свобода в Лондоне Олесь Ковач увидел в Великобритании сторонников выхода из ЕС, которые уже не хотят выходить из ЕС:

– Британцы до сих пор пребывают в некотором шоке, и даже некоторые из тех, кто голосовал «за», потому что только теперь к ним пришло осознание того, что случилось. Обваливается курс фунта стерлингов, финансовые рынки, непонятно, как британцы будут ездить в Европу. В Великобритании уже 15 лет не поднимались процентные ставки – а сейчас наверняка поднимутся. Цены на жилье заметно упадут. Есть целый комплекс последствий, которых вряд ли ожидали даже сторонники «брексита».

Международный обозреватель издания «Новое время» Иван Яковина считает, что ждать развала Евросоюза не стоит, а вот самой Великобритании – вполне:

Иван Яковина

– Все очень серьезно: вторая экономика Европы выходит из Евросоюза. Несмотря на то, что «брексит» принято рассматривать как негативное событие, я считаю, что любой кризис – это шанс для развития ЕС. Британцы всегда были в нем пятым колесом: они требовали для себя особого отношения, особых правил и даже законов, да и во внешней политике стояли особняком. То, что Евросоюз теперь избавляется от такого странного, плохо интегрированного участника, позволит, напротив, консолидировать континентальную Европу. Другое дело, что та же Шотландия теперь захочет отделиться от Великобритании, поскольку ее жители как раз хотят остаться в ЕС, правда, на тех же особых условиях. Но сейчас пока сложно прогнозировать, как будет развиваться ситуация вокруг Шотландии.

Многие аналитики назвали «брексит» выгодным для России и лично президента Владимира Путина. Иван Яковина не видит причин для подобных суждений:

Говорить, что Евросоюз распадается, не корректно: он сможет проводить более консолидированную политику, и скоро мы увидим что-то вроде «Соединенных Штатов Европы»

– Это, скорее, общая точка зрения в нынешней России: если кто-то проиграл, значит, мы выиграли. Я не вижу тут прямой выгоды для Владимира Путина, потому что те институты ЕС, которые занимаются решением украинского вопроса, не имеют ничего общего с теми, которые будут готовить выход Великобритании. В то же время, говорить, что Евросоюз распадается, не корректно: он сможет проводить более консолидированную политику, а евробюрократы, до смерти напуганные «брекситом», на мой взгляд, начнут ударными темпами проводить реформы, и скоро мы увидим что-то вроде «Соединенных Штатов Европы», где ни один штат уже не сможет покинуть ЕС. Также очень важно то, что теперь истинным лидером Евросоюза стала Германия. Что до отношения самой Великобритании к России, то в Лондоне не найдешь много русофилов и особенно сторонников Владимира Путина, так что вряд ли британцы снимут свои санкции и попросятся в Таможенный союз.

– А как насчет Украины? Стоит ли ей рассчитывать на членство в ЕС после «брексита»?

– О нашем вступлении в Евросоюз в ближайшие 10-15 лет можно забыть: Брюссель сейчас настроен на консолидацию, и принимать новые, особенно небогатые страны, в ЕС не станут. Швейцарию, конечно, взяли бы, но не Украину. Впрочем, не исключено, что европейские чиновники просто разработают две степени участия в Евросоюзе: с одной стороны –основные 27 стран, с другой стороны – Молдова, Грузия, Украина, Турция и другие. Европейцы помогут им построить общество по высоким стандартам, а потом уже подумают, принимать ли в ЕС. Больше никакого членства авансом.

Выход Великобритании из Европейского союза как фактор геополитической трансформации единой Европы

Великобритания (полное название – Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии) – островное государство в Западной Европе, основано 1 января 1801 года. Название страны происходит от английского Great Britain. Британия – по этнониму племени бриттов. Девиз: «Dieu et mon droit» «(Боги моё право)», гимн: «God Save the Queen/King».

Великобритания входит в число ведущих государств мира, играет важную роль в работе ЕС, ООН и НАТО, занимает одно из первых мест в мире по объему ВНП. В связи этим для военных специалистов по зарубежным странам важно правильно анализировать и оценивать происходящие социально-политические процессы в такой стране, как Великобритания, объективно изучать и понимать происходящие в ней экономические, социальные, политические идеологические и военные процессы, делать обоснованные практические выводы и оценки в интересах выполнения поставленных задач.

Англия всегда стояла особняком в европейском пространстве. На протяжении столетий ее культ независимости политического мышления не имел равных в Европе, и не случайно «Великая хартия вольностей», 1215 г. (Magna Carta Libertatum), юридический инструмент, не имеющий на тот момент мировых аналогов, появилась именно на Британских островах. Индивидуализм, прагматизм и способность к модификациям, уживающаяся с традиционностью, всегда являлись фундаментом политического строительства Англии и остаются ими сегодня.

Одно из отличий англо-саксонской ментальности от континентальной состоит в большей мобильности, в готовности принять изменения и отказаться от статуса кво. Идея единой Европы долго импонировала англичанам, но, как и многие идеи, в конце концов, изжила себя. Соответственно, вместо того, чтобы продолжать топтаться на месте, жаловаться на экономические, социальные трудности, сожалеть о средствах, вложенных в общеевропейское дело, Англия заявила о выходе из Европейского Союза (ЕС).

Референдум о членстве Великобритании в Европейском союзе, известный внутри Великобритании как референдум о ЕС (англ. EU referendum) состоялся в Великобритании и Гибралтаре 23 июня 2016 года.

В референдуме смогли принять участие граждане Великобритании, Ирландии и стран Содружества, легально находящиеся на территории королевства, а также британские граждане, живущие за рубежом не более 15 лет. В отличие от всеобщих выборов, в голосовании также участвовали члены палаты лордов, а также граждане Содружества, проживающие в Гибралтаре. В субъектах Великобритании итоги голосования различались: жители Шотландии и Северной Ирландии высказались преимущественно против выхода, а представители Англии, не считая столицы, и Уэльса проголосовали за[1].

Выход Великобритании из Европейского союза – главная политическая цель консервативной оппозиции и некоторых отдельных лиц (националистов и евроскептиков) в Великобритании. Во время референдума 2016 года за выход Великобритании из Европейского союза высказалось 51,9 % проголосовавших, соответственно за продолжение членства в ЕС выступило 48,1 % избирателей.

 Актуальность данной работы обуславливается, в первую очередь, необходимостью объективного анализа возможных геополитических изменений и последствий Brexit для ЕС и Великобритании. Во-вторых, изучением результатов референдума по выходу Великобритании из ЕС. В-третьих, необходимостью объективного определения социально-политических и экономических причин, приведших страну к данному результату.

Выход Британии из ЕС – есть свидетельство не упадка или кризиса, а трансформации Европейского союза и перехода Европы в новый геополитический формат.

Объективные причины проведения референдума по выходу Великобритании из европейского союза

Европейский союз - это объединение европейских государств, уникальное международное образование, сочетающее признаки международной организации и государства. Все страны, входящие
в Евросоюз, хоть и являются независимыми, но подчиняются одинаковым правилам: в них действуют одинаковые правила обучения, медицинского обслуживания, пенсионной, судебной системы, законы Евросоюза действуют во всех странах ЕС. В 2013 году, после вхождения в ЕС Хорватии, в Евросоюз входило 28 стран.

Кроме общего политического курса, на едином пространстве действует безвизовый режим пересечения государственных границ, и пользуются единой валютой – евро. На 2016 год, 19 стран из 28 признали евро их государственной валютой.

Экономика ЕС складывается из экономик всех входящих в него стран. ЕС представляет интересы каждого члена перед мировым сообществом и решает все конфликтные вопросы. Каждая
страна-участница вносит свою долю ВВП в общую долю. Государства, которые приносили наибольший доход, это Франция, Германия, Италия, Испания, Великобритания.

 

Доля ВВП стран-участниц ЕС

Таким образом, с помощью стандартизированной системы законов, действующих во всех странах союза, был созданобщий рынок, гарантирующий свободное движение людей, товаров, капитала и услуг, включая отмену паспортного контроля в пределах Шенгенской зоны.

Великобритания в силу многих причин всегда занимала особую роль в Европейском союзе. Вероятно, это преимущественно связано с менталитетом британцев, который сложился на основе географического положения. Британия – это огромный остров, который с одной стороны принадлежит Европе, а с другой стороны – нет. Этим обуславливается особая “островная психология” жителей Британии.

Для Великобритании сама идея отказаться от части своего суверенитета и передать его на наднациональный уровень стала очень непростым решением.

Пик могущества Великобритании пришелся на XIX столетие. Однако уже к началу Первой мировой войны она утратила свое экономическое превосходство. Сильное воздействие на ее политику оказала Вторая мировая война. Великобритания вышла из войны бесспорным победителем, наряду с США и СССР, в отличие, например, от Германии, котораяоказаласьв статусе побежденной. Таким образом, народы Германии и ряда других европейских государств вышли из войны с осознанием пагубности национализма и готовностью поступиться частью своего суверенитета ради мира, а народы Великобритании, напротив, с гордостью относились к своему победоносному государству и стремились к укреплению его положения в мире. Британские правящие круги по-прежнему видели свою страну как мировую державу и старались сохранить ее исключительное положение[2].

Главным направлением внешней политики страны стало установление «особых отношений» с США и сохранение Британского содружества наций. Для этого требовалось, во-первых, сохранить полную свободу действий, которая не должна была ограничиваться никакими политическими обязательствами в отношении будущей интегрированной Европы. Во-вторых, необходимо было сохранить систему имперских преференций Англии со странами Содружества. В этой связи во время переговоров о создании широкой интеграционной группировки – Европейской зоны свободной торговли (ЕЗСТ), Великобритания выдвинула свой план, основные положения, которого были изложены в меморандуме 17 февраля 1957 г. Прежде всего, она стремилась сохранить оба этих принципа своей внешней политики. Также она настаивала на сохранении неприкосновенности своего сельскохозяйственного сектора, живущего за счет дотаций казны, которые позволяли английским потребителям приобретать продукты питания по ценам, близким к мировым. Однако этот план не был принят остальными участниками переговоров, поскольку предусматривал более выгодное положение Великобритании в сравнении с другими странами[3].

В 1957 году Великобритания не стала подписывать Римский договор, основной документ Европейского экономического сообщества (ЕЭС) о ликвидации всех преград на пути свободного передвижения людей, товаров, услуг и капитала. В январе 1960 года Великобритания создала свою интеграционную группировку без участия основных европейских стран: ЕАСТ (Европейская ассоциация свободной торговли), в которую, помимо Британии, вошли Австрия, Швейцария, Португалия и все скандинавские страны. Впоследствии к правящим кругам Великобритании приходит осознание, что экономический потенциал страны не соответствует статусу глобальной державы. Резко усилился процесс еколонизации, стало очевидно, что дальнейшая внешнеторговая ориентация на страны Содружества не имеет перспектив. Британская промышленность стала ощущать свою зависимость от онтинентальной Европы. Поэтому уже 31 июля 1961 г. премьер-министр Великобритании Г. Макмиллан заявил о намерении Великобритании подать заявление о вступлении в ЕЭС на условиях, устраивающих Лондон, 10 августа оно было направлено в Брюссель. Но Шарль де Голь был против вступления Великобритании в ЕС, поэтому заявку отклонили. Только 1 января 1973 г., после того как во Франции и Германии были сформированы новые правительства, Великобритания вместе с Ирландией и Данией была принята в ЕЭС[4].

Британия вступила в состав ЕЭС с определенными привилегиями. Так, страна не присоединилась к крупнейшим интеграционным проектам Евросоюза – к зоне евро и к Шенгенским соглашениям, предусматривающим отмену визового контроля на общих границах, тем самым стремясь сохранить элементы политической и экономической независимости. Британия проводила гораздо более избирательную миграционную политику, чем Франция и другие члены ЕС.

Несмотря на все привилегии, разговоры о выходе Великобритании из Евросоюза велись с 1973 года, с того самого момента, когда страна вошла в объединение. Референдум 23 июня является не первым, аналогичное голосование прошло в июне 1975 года, тогда победили сторонники ЕС, набравшие 67,2 процента голосов.

Присоединение не вызвало одобрения в стране, лейбористы и консерваторы представили общественности этот шаг как вынужденный: если бы Великобритания не присоединилась к Союзу, она бы утратила свои позиции в Европе. Британские руководители неизменно подчеркивали, что страна имеет и более важные внешнеполитические задачи, чем участие в интеграции. Таким образом, с начала нахождения в ЕС Великобритания выступала в качестве «партнера поневоле». За четверть века ею не было выдвинуто ни одной крупной инициативы, которая способствовала бы развитию интеграции. Наоборот, она всякий раз, когда партнеры выступали с такими инициативами, «ставила палки в колеса». Эта позиция закономерно привела к острым разногласиям с другими европейскими странами при подготовке Маастрихтского договора. Британское правительство настаивало на принятии протокола, который позволял бы Великобритании не участвовать в третьей стадии интеграции – создании экономического и валютного союза (ЭВС). Ратификация Маастрихтского договора вызвала острую политическую борьбу в британском парламенте: было выдвинуто около 600 поправок к законопроекту, предложенному правительством.

Изменение политики в отношении ЕС произошло во время нахождения на посту премьер-министра Великобритании Тони Блэра. Его задачей было показать, что Великобритания является сильным партнером в развитии интеграции. Главные усилия были сосредоточены на разработке новой экономической стратегии ЕС, учреждении Европейского центрального банка и выборах его президента, скорейшем начале функционирования Европола, переговорах со странами-кандидатами.

На современном этапе между ЕС и Великобританией существует немало противоречий. Антиинтеграционные настроения британцев связаны как с историческим прошлым страны, так и с взаимоотношениями с Европейским союзом.

Говоря об историческом прошлом страны, одной из групп людей, голосовавших “за” на референдуме были пенсионеры-консерваторы, которые хотят сохранить Англию той самой Великобританией, которой она была до входа в ЕС, с ее собственной уникальной культурой, обычаями
и традициями. По их мнению, Британия теряет свою аутентичность, и необходимо кардинально что-то менять, даже если это будет выход страны из ЕС.

Говоря о противоречиях с ЕС, основные пункты требований британского правительства: экономика – суверенитет – миграция. Сам принцип надгосударственного контроля над экономикой, финансами, законами очень многих в Великобритании не устраивает. Правительство страны часто призывало ослабить регулирование европейской экономики, ограничить расширение единого рынка и дать странам-членам возможность блокировать у себя действие брюссельских директив.

Кроме этого, в Соединённом Королевстве большое влияние традиционно имеют сторонники трансатлантического сотрудничества: у Великобритании в области права, традиций и принципов ведения бизнеса гораздо больше общего с США, чем с Европой. Существуют большое количество сторонников необходимости ориентации развития британской экономики на США. Британская экономика и бизнес циклы уникальны и отличаются от европейских, они больше совпадают с американскими, и в ряде сфер связи Великобритании с Соединенными Штатами на настоящий момент остаются более тесными. Великобритания – это государство, ориентированное на развитие частной собственности, традиционных рыночных отношений, свободы, рынка, предпринимательства, конкуренции. А ЕС (особенно Франция и Германия) – это государства с социалистическим потенциалом, с регуляцией, регламентацией, бюрократизацией. Это то, что является антитезисом консервативных традиционных капиталистических ценностей.

Одним из основных требованийтакже явилась необходимость признать, что евро не является единой валютой ЕС, — чтобы не ущемлять интересы не входящих в еврозону стран. Наличие в большинстве стран-членов ЕС единой валютной единицы – евро – уязвимое место Евросоюза. Общая валюта крайне невыгодна для стран, которые экономически менее развиты. Менее конкурентоспособные страны вынуждены непрерывно наращивать внешние долги, потому что у них не работают механизмы регулирования платежного баланса. Страна, которая имеет свою валюту, путем девальвации может повысить конкурентоспособность своего экспорта и ограничить объемы импорта. Но, например, Греция, которая ввела евро, такими методами воспользоваться не может. Получается, что пока Германия наращивает позитивное сальдо своего платежного баланса, Греция и многие другие страны-члены еврозоны с менее конкурентоспособной экономикой, вынуждены наращивать долги. Им приходится вводить режим жесткой экономии, в том числе и бюджетной, но тогда эти менее развитые страны начинают интенсивно терять квалифицированных специалистов, экономить на науке, образовании
и здравоохранении. И тем самым в условиях свободного движения рабочей силы еще больше теряют свою конкурентоспособность.

Еще одним из главных аргументов сторонников Brexit стал Британский взнос в бюджет ЕС – один из наиболее крупных, сейчас он составляет примерно 11 миллиардов евро в год (больше платят лишь Германия, Франция и Италия). Многие считают, что членство в Евросоюзе обходится стране слишком дорого.

Жителей Великобритании также не устраивает единая сельскохозяйственная политику, которая действительно оказывает урон экономике Соединенного Королевства, так как приводит к завышению цен на продовольствие и неэффективному использованию природных ресурсов.

В ЕС так и не удалось унифицировать налоговую политику, бюджетную политику, финансовую политику в целом. Соответственно, возникаютслабо контролируемое движение денег и капитала в зависимости от того, какая страна проводит какую политику. Капитал уходит туда, где более емкие рынки, выше доходы населения, больше квалифицированных и высокооплачиваемых работников, где больше создается добавленной стоимости, то есть в ту же Германию, Францию и еще несколько небольших, но высокоразвитых стран ЕС. А это тоже раздирает ЕС и порождает неравенство разных стран. Получается, что внутри ЕС создается периферия, представленная в основном, кроме Греции и других стран южной Европы, постсоветскими и постсоциалистическими государствами (Болгария, Румыния, Венгрия, страны Балтии и др.). И эту периферию как-то надо содержать за счет ЕС. Проблема в том, что политическая и экономическая модель ЕС – несовершенна. Такая система отражает интересы наиболее развитых стран-членов ЕС, прежде всего, Германии и ограничивает менее развитые страны ЕС.

Разногласия возникли и в политической сфере. Особенно они коснулись механизма принятия решений. Что касается суверенитета, политическое руководство Великобритании настаивало на возможности ограничивать действия общеевропейских законов и норм путем вето. Премьер-министр Великобритании стремился добиться введения так называемой системы красной карточки, которая позволит национальным парламентам накладывать вето на законы ЕС. Однако президент Франции Франсуа Оланд выступал против желания королевства получить такое право, пояснив свою позицию тем, что «страна, не входящая в еврозону, не может обладать правом вето в отношении законов, которые касаются её членов».

На данный момент в вопросе о том, покинет ли Великобритания Евросоюз по итогам референдума, решающую роль сыграли не экономические факторы, а политические. Несмотря на то, что первоначально референдум был инициирован, исходя из чисто экономических мотивов: Великобритания считала невыгодным и слишком затратным для себя нахождение в составе ЕС. Известно, что самый авторитетный премьер Великобритании последних десятилетий Маргарет Тэтчер изначально была противницей вступления Британии в ЕС. Она отстояла, а вслед за ней и другие руководители британского правительства и то, что Британия заняла обособленную позицию в ЕС, не отказалась от национальной валюты и не перешла на евро. По большому счету, Британия никогда не была полным членом Евросоюза и всегда испытывала большие колебания даже на том уровне членства, который есть. Британия долгие годы вела горячие дискуссии с руководящими органами ЕС по поводу своих взносов в фонды Евросоюза. Но, тем не менее, у значительной части британцев сохранилось желание выйти из ЕС. И на это были политические причины.

Основным камнем преткновения между ЕС и Великобританиейстала социальная политика. Это противоречие спровоцировало предложение Д. Кэмерона о референдуме, который во время своей предвыборной кампании на пост премьер-министра страны обещал добиться для Британии новых условий членства в альянсе и в дальнейшем поднять вопрос о целесообразности членства Королевства в ЕС.

Составной частью процесса общеевропейской интеграции является выработка государствами-членами ЕС общей иммиграционной политики. Проблема заключается в том, что традиционно иммиграционная политика находится в компетенции национального правительства и связана с безопасностью и национальным суверенитетом. Общий иммиграционный режим предполагает согласование задач, целей, приоритетов и масштабов иммиграционной политики стран-участниц[5].

До недавнего времени сторонникам европейской интеграции удавалось одерживать верх над своими оппонентами, главным аргументом служил вклад иммигрантов в экономику. В частности, иммигранты
из Восточной Европы в период с 2001 по 2011 гг. заплатили налогов в британский бюджет на 7,9 млрд долларов больше, чем получили из него[6]. Но данные специального исследования, проведенного Евробарометром в 2006 г., показали, что проблема иммиграции вынесена в Великобритании на первый план. Основными причинами является конкуренция со стороны иммигрантов за рабочие места, государственные услуги, социальное жилье, образование или здравоохранение. Причем, по мнению респондентов, решаться данная проблема должна на национальном уровне. Это порождает противоречие международных обязательств и требований общественности[7].

В 2012 г. Дэвид Кэмерон, выступая на ежегодной конференции Конфедерации британской промышленности (The Confederation of British Industry, CBI), заявил о необходимости контроля за иммиграцией и о том, что он рассматривает введение «квот» или «ограничений» на въезд в страну из других европейских стран. С точки зрения ЕС, такая политика недопустима, Великобритания обязана придерживаться общеевропейской иммиграционной политики. В этой связи между Великобританией и Германией стал нарастать конфликт. Берлин занял жесткую позицию. В частности, канцлер Германии А. Меркель неоднократно заявляла, что не пойдет на компромисс в вопросе свободного перемещения, которое она считает одним из основополагающих принципов европейской интеграции. Более того, она дала понять, что готова к нежелательным последствиям, а именно к выходу Великобритании из состава ЕС, если британский премьер-министр введет ограничения на свободу передвижений[8].

Однако Великобритания не согласна мириться с принципом ЕС о свободе передвижения рабочей силы. Данный принцип показал свои негативные стороны на фоне миграционного кризиса: в 2015 году согласно данным Евростата в Европу прибыло 1,25 млн. беженцев, что более чем в два раза превысило уровень 2014 года (562,68 тыс). И это данные официальной статистики – то есть цифры по тем, кто получил статус беженцев.

В свою очередь, требования о предоставлении мигрантам пособий и сильно осложнённый процесс экстрадиции укрепляют позиции сторонников «Brexit». Таким образом, трудовое право ЕС не нравится Лондону из-за недостаточной гибкости и излишней ориентированности на многочисленные социальные льготы.

Несмотря на то, что перед референдумом Кэмерон провел переговоры с Евросоюзом, в результате которых Великобритании удалось выторговать целый ряд "бонусов": Брюссель согласился провести реформы в области экономики, конкурентоспособности, усиления суверенитета Великобритании и иммиграции, большинство проголосовало за выход Великобритании из ЕС.

Выбор страны «за» выход из ЕС объясняется еще и тем, что ЕС больше не представляет собой сильное и успешное объединение. Европейский Союз когда-то воспринимался как перспективная в геополитическом, социально-экономическом и культурном аспектах организация. Однако на данном этапе ЕС переживает системный кризис. Продолжающийся уже на протяжении многих лет финансовый кризис, экономический упадок, духовный кризис, разрушение морально-нравственных ценностей, рост радикальных настроений в обществе уже не считаются случайными.

В основе краха проекта Большой Европы лежит именно неопределенность политики, проводимой Западом на протяжении долгих лет. Специалисты отмечают, что при столкновении ЕС с кризисными ситуациями европейские политики не могут объективно и конструктивно относиться к сложившейся ситуации.
Несмотря на то, что ЕС достиг достаточно крупных экономических и технологических успехов, на фоне этого прогресса кризис в духовной сфере общества углубляется. Эта тенденция, наряду со всеми сферами общественного сознания, проявляется и в политическом сознании. Так, если среди молодежи усиливаются такие психические состояния, как тунеядство, депрессия из-за безработицы, радикализм, нетерпимость  к другим культурам, то среди политиков все ярче проявляются исламофобские тенденции. А вместо того, чтобы искать решения возникших проблем внутри, в официальных кругах усиливается тенденция искать врага в стороне.

Предпринимаются попытки обвинять другие страны в сфабрикованных вопросах. ЕС под различными предлогами пытается вмешиваться в их внутренние дела, прячась при этом за красивыми фразами типа демократия и права человека. Этим организация еще более обостряет внутренние проблемы, вместо того, чтобы их решать.

Таким образом, Великобритании очень выгодно покинуть ЕС, потому что она так и не вошла в европейскую валютную систему и Шенгенскую зону. Сегодня она является мощнейшим международным финансовым центром. А завтра она может стать страной, которая будет центром отдельной атлантической автономной цивилизации.

У Великобритании есть огромная зона из государств, которые входят в содружество, где, по сути, Королева является главой этих стран: Канада, Австралия, сильны позиции Великобритании в Индии, не говоря уже о том, что она контролирует зону банковских офшоров, в том числе Виргинские острова, Каймановы острова, Барбадос и другие. Все больше членов правительства Великобритании ориентируются на то, чтобы идти своим собственным геополитическим и геоэкономическим путем.

Основными объективными причинами выхода Великобритании
из Европейского союза можно выделить:

  • нежелание Великобритании субсидировать более слабые экономики, содержать другие государства, целые народы;
  • социальная политика ЕС по отношению к мигрантам и принцип
    о свободе передвижения рабочей силы;
  • экономические разногласия по ряду вопросов; принцип надгосударственного контроля над экономикой, финансами, законами;
  • сельскохозяйственная политика ЕС;
  • трудовое право, ориентированное на социальные льготы;
  • растущая нестабильность в мире; недовольство населения решением вопроса в сфере безопасности;
  • системный кризис Европейского союза: финансовый кризис, экономический упадок, духовный кризис, разрушение морально-нравственных ценностей, рост радикальных настроений в обществе.

Возможные геополитические изменения и последствия, связанные с выходом Великобритании из Европейского союза 

Евросоюз никогда не был однородным экономически, политически и культурно. В последние годы эта неоднородность только нарастала.

Острейший миграционный кризис, последовавший за долговым кризисом еврозоны, уже привел к резкому снижению солидарности внутри ЕС. Мигранты в очередной раз испытывают Европейский союз на прочность: незаконные въезды на территорию ЕС в нарушение национальных норм и шенгенских правил, нарушение дублинских критериев. Практически во всех этих вопросах руководство стран ЕС пошло на поводу у мигрантов и выразило готовность изменить сложившиеся миграционные правила. При этом общества
и государственные органы в большинстве европейских стран оказываются абсолютно не готовыми к интеграции мигрантов. Продолжение нерешительной политики европейских властей серьезно подрывает эффективность сложившейся европейской правовой системы, а также саму идею европейской интеграции.

Существующая модель Евросоюза далеко не совершенна.

ЕС нуждается в серьезной модернизации, либо он все время будет находиться в состоянии кризиса и иметь тенденцию к распаду.

В Евросоюзе существует очень громоздкая и сложная система принятия решений, когда все страны должны принимать важнейшие решения консенсусом. И это становится делать все сложнее по мере расширения Евросоюза. Система становится крайне забюрократизированной и неэффективной в плане управления. Голосование Соединенного Королевства трансформирует конфигурацию сил в Европе и ставит под вопрос все будущее Евросоюза в его нынешнем виде. Объединение, считавшееся самым привлекательным интеграционным проектом, в том числе для постсоветского пространства, куда все хотят войти и откуда никто не хочет выйти, утратило имидж политической мечты народов.

Проведение референдума вызвало большой резонанс в обществе, появилось две диаметрально противоположных группы. Обе группы используют различные медиа-ресурсы. Появилось множество иллюстраций как сторонников, так и противников выхода Великобритании из ЕС. 

Выход Великобритании из ЕС окажет в будущем свои положительные и отрицательные последствия как для самой страны, так и для Европейского союза.

С точки зрения внешней политики, Великобритания потеряет свое влияние в Брюсселе, Париже, Берлине. Британское правительство всегда видело в ЕС важный инструмент для проведения своих внешнеполитических целей. После референдума Великобритания потеряет этот ресурс.

С другой стороны, ЕС без Великобритании станет слабее в том отношении, что Европу в Совете безопасности ООН останется представлять одна Франция. Для самой Великобритании Brexit не имеет никакого значения в этом плане, Британия все также останется ключевым членом НАТО и Совета Безопасности ООН, и, что неимоверно важно, ядерной державой.

ЕС из-за Brexit может стать менее активным на мировой арене. Так, например, без Великобритании Евросоюз будет иметь меньше шансов использовать санкции в качестве инструмента давления на такие страны, как Россия. Великобритания всегда была одним из самых активных сторонников применения санкций ЕС в качестве инструментов воздействия на неугодные страны. Так, после присоединения Крыма премьер Дэвид Кэмерон определил, что Россия должна заплатить за это действие. Его поддержка санкций против России сыграла важную роль в убеждении других государств-членов, что они должны понести некоторые экономические издержки для оказания давления на Россию. К тому же, из-за выхода Великобритании позиции ЕС в Азии, уже ослабленные кризисом Еврозоны, будут ослаблены дальше. Может получиться и так, что из-за выхода Великобритании страны АСЕАН больше не будут видеть в ЕС модель региональной политической интеграции. Кроме того, потеря второй по величине экономики ЕС приведет к снижению переговорных позиций ЕС на переговорах о свободной торговле с такими странами, как Япония
и Индия.

Очевидно, что уход Великобритании увеличит преобладающее влияние Германии в ЕС. Одновременно это может усилить подозрения в государствах-членах по отношению роста германской гегемонии. Brexit усугубит «немецкую проблему» в Евросоюзе. Без Британии одна часть ЕС во главе с Германией может двинуться в направлении политического союза, в то время как другие будут пытаться получить особый статус в рамках ЕС. Но основные шаги в направлении интеграции Еврозоны крайне маловероятны до французских и немецких выборов 2017 года.

Цепная реакция для ЕС, как считают некоторые эксперты, выход из состава второй по масштабам экономики может привести к эффекту домино и распаду Евросоюза. В Старом Свете усиливаются евроскептические настроения на фоне сильнейшего миграционного кризиса. Brexitможет вызвать цепную реакцию среди других членов ЕС. Так, лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен уже призвала провести аналогичный референдум во Франции. Она заявила, что успешное голосование за Brexit в Великобритании будет, как падение Берлинской стены в 1989 году. Евроскептики по всему ЕС обретут надежду, что они смогут одержать победу.

С аналогичным заявлением выступил и лидер крайне правой голландской "Партии за свободу" Герт Вилдерс: "Мы хотим отвечать за нашу собственную страну, наши деньги, наши границы, нашу иммиграционную политику".

Нехороший сигнал дала Швейцария, которая отозвала заявку на членство в ЕС. В Испании поддержка ЕС ослабла на 16 % и сейчас достигает 47 %.

Опасностью для Великобритании в случае выхода из ЕС станет вероятность того, что Шотландия проведет очередной референдум об отделении от Соединенного Королевства. В прошлый раз сторонники независимости проиграли всего 10%. Тогда ключевым аргументом для сохранения в составе Великобритании было то, что Шотландия, покинув Соединенное Королевство, могла быть не принята в ЕС в качестве независимой страны.

Вместе с Шотландией Соединенное Королевство обладает населением приблизительно сравнимым с французским, а также экономикой, немного большей чем во Франции, благодаря чему Великобритания является третьей по мощи страной в Европе после ФРГ и России. Без Шотландии могущество Великобритании в значительной степени ослабнет. Вместе с частью населения Шотландия лишит Великобританию значительных нефтяных запасов, а также сможет отказать Соединенному Королевству в возможности использовать несколько баз ВМФ на территории страны. Потеряв почти шесть миллионов жителей Шотландии и $300 млрд ВВП, Великобритания больше не будет занимать место между Францией и Германией, спустившись по показателям
на отметку между Францией и Италией.

Существуют опасения, что Brexit придаст сил Каталонии, стремящейся выйти из состава Испании – особенно если по причине выхода Шотландия потребует провести новый референдум об отделении.

Таким образом, выход из ЕС может, с одной стороны, разбудить националистические страсти в жителях ЕС. С другой стороны, этот шаг может привести к тому, что геополитическое влияние Лондона значительно ослабнет, а сама страна потеряет территорию и экономический потенциал, лишившись механизмов защиты своих интересов. Соединенное Королевство уже не сможет использовать то влияние, которое у него останется так же свободно, как прежде, а центр сил сместится
от Великобритании в сторону Франции и Германии.

Что касается внутренней политики, сторонники считают, что выход из Евросоюза лишь укрепит демократию, так как парламент станет полностью суверенным. На Британию также не будут распространяться европейские законы и правила.

С другой стороны, на жителей Великобритании больше не будет распространяться европейское законодательство в социальных сферах и по охране труда. Британские граждане потеряют преимущество свободного перемещения и проживания в Европе.

Согласно официальной статистике, в настоящее время в Великобритании работают 942 тысячи восточноевропейцев, включая румын и болгар, а также 791 тысяча западных европейцев. При этом доля работников из неевропейских стран составляет 2.93 миллиона человек.

Сторонники сохранения членства в ЕС утверждают, что, несмотря на определенные трудности, связанные с выделением жилья и предоставлением государственных услуг, в целом, иммиграция из стран ЕС оказала позитивный эффект на экономику Британии. Агитаторы за Brexit заявляют о том, что цифры иммиграции должны быть значительно снижены, и единственный путь к тому – вернуть контроль над границами и самостоятельно устанавливать иммиграционные правила.

Brexit позволит правительству вернуть контроль над трудовым законодательством и национальной системой здравоохранения. Также, сокращение иммиграции теоретически должно означать больше рабочих мест для людей, оставшихся в стране, но, с другой стороны, нехватка рабочей силы может негативно отразиться на темпах роста британской экономики.

Аналогичное можно сказать и об уровнях зарплат: их вероятный рост в случае Brexit может быть выгоден работникам, но только не компаниям-работодателям. Оградительная политика Британии может привести к тому, что в страну не попадут самые яркие и талантливые граждане ЕС,
и работодателям придется выбирать из более узкого круга кандидатов. Разумеется, это будет иметь негативные последствия для экономики Британии.

Сторонники выходазаявляют, что при отсутствии бюрократии ЕС и его бесчисленных правил малые и средние предприятия начнут процветать, что приведет к росту занятости, так как они меньше остальных компаний торгуют с другими странами ЕС.

Противники выхода говорят, что миллионы рабочих мест будут потеряны, так как транснациональные компании переведут производства в другие страны Евросоюза. В особенности это затронет автомобильную промышленность, которая практически вся принадлежит иностранным компаниям.

Финансовый сектор, в котором заняты 2,1 миллиона британцев, также опасается возможных последствий выхода Британии из ЕС, так как успех сектора построен на свободном доступе к европейскому рынку, и потеря подобного доступа несет за собой весьма серьезные риски.

C политической точки зрения, одним из первых результатов референдума стала отставка британского еврокомиссара барона Хилла 25 июня 2016 года. Вечером во вторник 28 июня в рамках саммита Европейского совета в Брюсселе состоялся символический спуск флага Великобритании перед зданием Европейской комиссии.

Обескураженный итогами референдума Дэвид Кэмерон принял решение оставить пост лидера правящей партии и главы кабинета министров. 11 июля победу одержала министр внутренних дел Тереза Мэй, которая уже утром 13 июля приступила к формированиюнового правительства. Ею сразу же были созданы два особых министерства – по выходу из ЕС и международной торговли. Министром иностранных дел неожиданно для многих стал главный сторонник Брексита в рядах партии Борис Джонсон. Таким образом, консерваторы остались у власти с тем, чтобы к декабрю 2018 года окончательно оформить выход из «Единой Европой».

С точки зрения экономики, быть членом Европейского союза было огромным благом для Великобритании, учитывая что ЕС - это единое торговое пространство, и потому товары, продаваемые внутри него, не облагаются импорто-экспортными пошлинами. ЕС – основной торговый партнер Великобритании, на который приходится 52% британского экспорта товаров и услуг. Полный выход из Евросоюза приведет к возникновению торговых барьеров. Это означает, например, что на произведенные в Британии автомобили будет накладываться тариф в 15%, а на автомобили, ввозимые из Европы, – в 10%.

При выходе из ЕС Великобритании придется заново разрабатывать торговые соглашения с государствами ЕС и другими странами. Однако сторонники выходаВеликобритании из ЕС говорят, что Европейский Союз как рынок не так важен для Британии, как это было раньше, и что продолжающийся кризис еврозоны лишь укрепит эту тенденцию.

Экономист Роджер Бутл утверждает, что даже если Великобритании не удастся заключить с Брюсселем договор о свободной торговле, то это не станет трагедией, так как в результате Британия окажется в такой же позиции, что и США, Индия, Китай и Япония, которые почти без проблем экспортируют свои товары в ЕС.

Великобритания сможет при помощи ВТО заключить двусторонние торговые договоры со странами с быстро растущими экономиками, например, с Китаем, Сингапуром, Бразилией и Индией, а также с Россией. Многое будет зависеть от того, какие именно договоры Великобритании удастся подписать с ЕС и другими странами. Есть множество вариантов сохранения торговых связей со странами ЕС.

Норвежский вариант: Великобритания выходит из состава ЕС и присоединяется к Европейской экономической зоне, что обеспечит ей доступ к единому европейскому рынку, за исключением части финансового сектора экономики. Это также освободит Британию от правил ЕС в сферах сельского хозяйства, рыболовства, права и внутренних дел.

Швейцарский вариант: Великобритания последует примеру Швейцарии, которая не входит ни в ЕС, ни в ЕЭЗ, а заключает отдельные договоры с Брюсселем по каждому сектору экономики.

Турецкий вариант: Великобритания может войти в таможенный союз с ЕС, что предоставит ее промышленности свободный доступ к европейскому рынку, но финансовый сектор такого доступа не получит.

Великобритания также может попытаться заключить всеобъемлющую договоренность о свободной торговле с ЕС по швейцарской модели, но с гарантиями доступа финансового сектора экономики к европейскому рынку, а также определенной долей контроля над формулированием и исполнением общих торговых правил.

Великобритания может полностью разорвать свои отношения с ЕС, и полагаться лишь на правила ВТО.

При самом неблагоприятном сценарии, рассмотренным аналитическим центром Open Europe, в случае Brexit экономика Великобритании может потерять к 2030 году 2. 2% от общего объема ВВП. Впрочем, по их же прогнозам, при наилучшем варианте развития событий ВВП Британии, напротив, вырастет на 1.6%, если Королевству удастся заключить соглашения о свободной торговле и осуществить эффективное дерегулирование экономики.

Таким образом, с одной стороны, в долгосрочной перспективе в случае выхода из ЕС Лондон может потерять свое значение мирового финансового центра. С другой стороны, напротив, став полностью независимой от требований ЕС, Великобритания может стать одной из крупнейших экономических держав, подобно Сингапуру.

Говоря о макроэкономической политике в Европе, важную роль Brexit может сыграть с точки зрения энергетической политики, дополнительно укрепив немецкое влияние в данной сфере. Великобритания выступает против усилий Еврокомиссии по вмешательству в национальную энергетическую политику для целей энергетической безопасности Евросоюза. Поэтому без Великобритании ЕС может принять более централизованную систему регулирования общего энергетического рынка.

Великобритания у себя была «пионером» разделения передачи энергии от производства, тем самым увеличивая конкуренцию и снижая цену на энергоносители. Именно эта система была заимствована ЕС для регулирования энергетического рынка Евросоюза и проведения политики энергобезопасности. Германия, напротив, стремилась обеспечить безопасность поставок через дотации на возобновляемые источники энергии и посредством долгосрочных контрактов, в том числе, с Россией. Результатом Brexit в сфере энергетики могут стать дальнейшие ограничения на использование угля в сочетании с более централизованной системой перенаправления потоков энергии, в том числе газа, в страны, где они необходимы. Здесь явственно просматривается желание Германии усилить свой контроль за сферой общей энергетики Евросоюза.

В частности, Германия стремится создать газовый хаб на своей территории.

Направляемый Берлином ЕС может попытаться повысить безопасность поставок газа, но не за счет диверсификации от российского газа, а за счет увеличения импорта из России, в том числе посредством предлагаемого трубопровода Северный поток (Nord Stream) – 2 для создания в системе больших объемов газа, что позволит перекачивать их государствам-членам, страдающим от технических или политических проблем с поставками. Посредством этой схемы влияние Германии в ЕС возрастет.

Что касается оборонной политики, мнения аналитиков разделились касательно возможных последствий Brexit в вопросах безопасности. Сторонники выхода из ЕС считают, что открытые границы означают и «открытые двери» для террористов. И потому закрытие границ позволит лучше контролировать поток прибывающих иммигрантов в Великобританию.

Однако противники выхода, включая некоторые высшие военные чины, полагают, что, напротив, Европейский Союз является важнейшим элементом обеспечения безопасности, особенно во времена нестабильности на Ближнем Востоке, позволяя странам-членам беспрепятственно обмениваться информацией о пассажирах и преступниках.

Политика безопасности Великобритании вне ЕС скорее всего сместится в сторону НАТО. Но, с другой стороны, и политика безопасности ЕС без Великобритании должна сместиться в сторону НАТО. Общая политика безопасности и обороны ЕС была создана в 1999 году только после того, как Британия и Франция нашли способ, чтобы соединить участие ЕС в обороне с признанием роли НАТО. Французы проявляли энтузиазм в деле перспектив защиты ЕС, а Британия тогда поддерживала приоритет НАТО.

Без Великобритании 27 остальных государств-членов могли бы легче продвигать общую оборонную политику Евросоюза. На фоне обострения различного рода кризисов и противоречий в руководстве ЕС понимают, что в подобной ситуации необходимо руководствоваться собственными национальными интересами, а не интересами США. Приходит и понимание того, что дальнейшее расширение НАТО неизбежно приведет к появлению новых и углублению уже существующих разделительных линий в Европе, усилению фрагментации пространства европейской безопасности, дополнительно осложнит отношения между Россией и ЕС (например, расширение НАТО, прием Украины и Сербии в альянс). В то же время очевидно, что силы НАТО не смогут ни остановить поток беженцев, ни способствовать урегулированию украинского конфликта, поскольку создавались для открытого военного противостояния с СССР и никогда не готовились для отражения подобного вида угроз.

Следовательно, страны Европейского союза в условиях неэффективности НАТО выступают за создание единой евроармии, возможно создание некоего военно-политического блока, не сходного по структуре с НАТО. Великобритания ранее не только критиковала, но и обещала наложить вето на любые предложения, касающиеся создания "евроармии". Об этом заявлял министр обороны Великобритании Майкл Фэллон, утверждая, что не существует никакой возможности создания армии ЕС. В принципе, такой негативный подход британцев к инновациям в оборонной политике ЕС никого не удивлял: Лондон почти всегда являлся проводником внешней политики Вашингтона.

На этот раз неформальное совещание по обсуждению предложений Германии и Франции пройдет в Братиславе, но уже без участия Британии, поэтому условия для претворения давних идей о европейской армии складываются благоприятные.

Главы военных ведомств Германии и Франции разработали новые предложения по совершенствованию деятельности в области оборонной политики Евросоюза и направили их главе дипломатии ЕС. План действий сопровождается письмом, в котором министры обороны двух стран выражают уверенность в том, что Евросоюз поддержит сильную инициативу в области защиты граждан Европы и их ценностей. Предложения касаются создания объединенного штаба командования операциями Евросоюза, общей спутниковой системы и системы обмена логистическими и военно-медицинскими ресурсами.

Возникает вопрос, зачем Европе нужны собственные вооруженные силы, когда безопасность ее граждан надежно защищается войсками НАТО. Кроме того, ЕС имеет свои военные подразделения - силы быстрого реагирования, насчитывающие около 60 тысяч человек, готовые противостоять угрозам извне.

Во-первых, Европа всерьез задумалась о восстановлении своего престижа, поскольку сейчас, по мнению многих аналитиков, она - всего лишь американский "вассал", который расплачивается собственной безопасностью за конфликты, которые развязывают США, находящиеся за Атлантикой. Наличие собственной армии позволило бы западным странам самим проводить операции, нести за них ответственность и выбирать союзников за пределами Евросоюза, в том числе и на постсоветском пространстве.

Во-вторых, не все страны, входящие в Европейский союз, являются членами Североатлантического альянса. В их числе 6 стран: Швеция, Финляндия, Австрия, Ирландия, Кипр и Мальта. Согласно соглашению НАТО - ЕС "Партнерство ради мира", все эти страны также могут рассчитывать на военную поддержку альянса. Но в отношении блока эти государства стараются сохранять нейтралитет.

В-третьих, с экономической точки зрения создание единой армии в Европе позволит значительно сократить военные расходы. Эксперты уже подсчитали, что экономия составит около €120 миллионов. По убеждению еврочиновников, в случае объединения армий средства будут распределяться более рационально, единая армия станет более боеспособной.

Таким образом, после Brexit ЕС теряет одну из своих самых способных военных держав Европы и одну из немногих стран ЕС, которые тратят 2% своего ВВП на оборону. Возможностей проецировать свою силу и стратегические активы станет катастрофически не хватать Европе. Вполне возможно, что Brexit может побудить государства-члены ЕС увеличить финансирование проекта общей европейской обороны. Однако, с другой стороны, желание создавать оборонные структуры вне НАТО у сократившегося ЕС уменьшится из-за риска дублирования и неэффективного расходования средств, которые предпочитают экономить.

Сейчас ЕС активно работает в направлении применения единых правил рынка к европейской оборонной промышленности, с тем чтобы ограничить дублирование оборонных программ и научных исследований, а также для повышения конкуренции и стимулирования инноваций. В случае Brexit сторонников конкуренции в ВПК станет меньше, и Франция – сторонник протекционизма своей оборонной промышленности – получит большее влияние.

НАТО не поддержало выход Великобритании из ЕС. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что НАТО нуждается в сильной Великобритании, в сильной Европе. По словам политика, сейчас альянс столкнулся с «беспрецедентными вызовами для безопасности, с терроризмом, с нестабильностью и непредсказуемостью. Раздробленная Европа только усугубит эти проблемы». Особое беспокойство НАТО вызывает тот факт, что после Brexit нарушится налаженная система коммуникаций между Вашингтоном и ЕС, внутри ЕС и внутри НАТО.

Таким образом, безусловно, выход Великобритании из ЕС может, с одной стороны, положительным, с другой стороны, негативным образом сказаться, как на Великобритании, так и на самом Союзе. Лондону это грозит уменьшением авторитета в Европе. Встает вопрос о 1,4 млн британцев, проживающих в других европейских странах, поскольку они теряют право на свободное передвижение в ЕС, а также о 2,5 млн граждан стран-членов ЕС, проживающих в Великобритании. Обостряется экономический вопрос. В настоящее время больше половины британской внешней торговли приходится на страны ЕС[11]. Для Евросоюза выход Великобритании может поставить под вопрос весь европейский проект и привести к выходу из него других стран, население которых также не симпатизирует интеграции.

Заключение

23 июня 2016 года в Великобритании был проведен референдум, на котором решался вопрос – оставаться ли Соединенному Королевству в Евросоюзе или выйти из него. Большинство с небольшим перевесом проголосовало за выход из Евросоюза. Это событие получило название “Brexit”.

В запуске процесса распада ЕС наложилось несколько факторов – от экономических до социальных, кроме того, остро встал вопрос идентичности. Именно поэтому процесс распада ЕС в его нынешнем виде можно считать неизбежным.

Великобритания всегда занимала особое место в Европейском Союзе. Это связано даже с географическим положением страны, которая отделена от континента и находится на большом острове. Для Британии концептуально неприемлемо, что ЕС выстраивается за федеральным принципом, как федеральное сверхгосударство. Это лишает Британию ее традиционной веры в британскую идентичность и британский суверенитет. Британия не может быть чисто европейской страной, потому что она не является континентальным государством. Также уже на протяжении многих лет у Великобритании и ЕС возникали противоречия по большому количеству вопросов в разных сферах.

Основными объективными причинами выхода Великобритании из Европейского союза можно выделить:

  • нежелание Великобритании субсидировать более слабые экономики, содержать другие государства, целые народы;
  • социальная политика ЕС по отношению к мигрантам и принцип о свободе передвижения рабочей силы;
  • экономические разногласия по ряду вопросов; принцип надгосударственного контроля над экономикой, финансами, законами;
  • сельскохозяйственная политика ЕС;
  • трудовое право, ориентированное на социальные льготы;
  • растущая нестабильность в мире; недовольство населения решением вопроса в сфере безопасности;
  • системный кризис Европейского союза: финансовый кризис, экономический упадок, духовный кризис, разрушение морально-нравственных ценностей, рост радикальных настроений в обществе.

Итоги референдума для многих в Соединенном Королевстве и мире стали серьезным вызовом. В связи с этим Великобритания неизбежно столкнется с рядом проблем. Во-первых, есть серьезная неопределенность в отношении того, как дальше строить отношения с Евросоюзом, как осуществлять выход. Прецедента еще не было, а сама процедура выхода сложная и неотлаженная. Во-вторых, референдум продемонстрировал очевидную уязвимость и необходимость модернизации британской конституционно-политической системы. Существующие государственные институты и механизмы управления, которые формировались веками, на сегодняшний день явно дают сбои. Британия — страна представительной демократии, а референдум — это институт прямой демократии. Тот факт, что к нему стали прибегать чаще, чем когда бы то ни было, показывает, что традиционные институты все чаще дают сбои и британская политическая элита пытается найти какие-то альтернативные источники принятия решений.

Для Евросоюза это также колоссальный вызов и шокирующий прецедент. Еще до проведения референдума, многие лидеры стран заявляли о том, что пример Британии и исход референдума будет своеобразным ориентиром, что, возможно, ряд других стран ЕС задумается если не о проведении референдума, то по крайней мере о том, чтобы выторговать для себя определенные специфические условия по примеру Великобритании. Список таких стран достаточно широк. С точки зрения влияния на процессы глобализации это колоссальный удар по репутации Евросоюза, который долгое время считался образцовой формой интеграционных процессов. Это важный сигнал в сторону того, что Евросоюз должен активно интенсифицировать процессы своей модернизации — от выработки каких-то общих стратегических целей и задач до реформирования существующих институтов и органов.

Выход Великобритании из Европейского союза будет также означать экономическую переориентацию. В плане экономики Великобритания всегда настаивала на проведении довольно либеральной и открытой политики. Смогут ли без Великобритании страны ЕС противостоять протекционистским стремлениям – это серьёзный вопрос. Членство в ЕС также предполагает наличие единого рынка. Это форма интеграции, включающая свободное перемещение товаров, работ и услуг, капитала, трудовых ресурсов. Выход Великобритании из ЕС предполагает для страны потерю таких привилегий, увеличение таможенных сборов, пошлин. В ряде случаев придется создавать специальные подведомства с нуля, ведь стране придется заключить новый торговый договор с 27 странами Евросоюза. Есть также вариант поиска новых договоренностей с ЕС в целом, но по каждому пункту структуры торгового оборота.

Итоги и последствия референдума различны. Все будет зависеть от дипломатических шагов Великобритании, решений ЕС и стран-членов Еврозоны. Но голосование проведено, сторонники за выход из ЕС победили. Теперь только время покажет, к чему это все приведет.

Ссылки

  1. Выход Великобритании из Европейского союза: сайт. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Выход_Великобритании_из_Европейского_союза (дата обращения: 09.10.2016)
  2. Шемятенков В. Г. Европейская интеграция. – М., 2003.
  3. Шишков Ю.В. Общий рынок: надежды и действительность. – М., 1972.
  4. Шемятенков В.Г. Quovadis Europa: Европейский союз перед историческим выбором // Европа. Вчера, сегодня, завтра. – М., 2002.
  5. Шапаров А.Е. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого – проблемы для будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2010. – № 6.
  6. Кокшаров А. Обострение островного синдрома // Эксперт. – 17.11.2014. – № 47.
  7. Шапаров А.Е. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого – проблемы для будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2010. – № 6.
  8. Dejevsky M. Angela Merkel Has Exposed David Cameron’s Gravest Failing as a Politician // The Guardian. – November 3, 2014.
  9. Какими последствиями грозит выход Британии из ЕС?: сайт. URL:http://www.bbc.com/russian/uk/2016/02/160217_britain_and_eu_brexit_debate (дата обращения: 13. 10.2016)
  10. Кокшаров А. Обострение островного синдрома // Эксперт. – 17.11.2014. – № 47

 

Список источников

  1. Ганиев Т.А., Шур В.Г., Онищук С.М. Специальное страноведение. Факторный анализ. Электронный учебник. М.ВУ, 2016.
  2. Саканцев А.Е., Онищук С.М., Бурмистров А.А. Специальное страноведение. Электронное учебное пособие. М.ВУ, 2016.
  3. Ганиев Т.А., Саканцев А.Е., Бурмистров А.А. Специальное страноведение. Соединенное королевство Великобритании и Северной Ирландии. М.ВУ, 2016.
  4. Шемятенков В.Г. Европейская интеграция. – М., 2003.
  5. Шишков Ю.В. Общий рынок: надежды и действительность. – М., 1972.
  6. Шемятенков В.Г. Quovadis Europa: Европейский союз перед историческим выбором // Европа. Вчера, сегодня, завтра. – М., 2002.
  7. Шапаров А.Е. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого – проблемы для будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2010. – № 6.
  8. Кокшаров А. Обострение островного синдрома // Эксперт. – 17.11.2014. – № 47.
  9. Шапаров А.Е. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого – проблемы для будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2010. – № 6.
  10. Dejevsky M. Angela Merkel Has Exposed David Cameron’s Gravest Failing as a Politician // The Guardian. – November 3, 2014.
  11. Кокшаров А. Обострение островного синдрома // Эксперт. – 17.11.2014. – № 47.

Васильева Ксения

Последствия выхода Великобритании из Евросоюза

Краткое изложение
Хотя исход британского референдума 23 июня 2016 года о членстве в ЕС и процедура выхода из ЕС остаются неопределенными, в этом документе делается попытка заглянуть в будущее и оценить возможные последствия выхода Великобритании из ЕС (или Брексит »).

Экономическая взаимозависимость
Великобритания более экономически зависит от ЕС, чем наоборот; 12,6% ВВП Великобритании связано с экспортом в ЕС по сравнению только с 3. 1% ВВП создается за счет экспорта в Великобританию среди других 27 государств-членов. В целом, 60% всей торговли Великобритании покрывается членством в ЕС и преференциальным доступом, который оно предоставляет на 53 рынках за пределами ЕС. Если TTIP и другие заключенные в настоящее время торговые сделки будут успешными, этот показатель может увеличиться до 85%. В общей сложности в семи наиболее пострадавших отраслях (финансовые услуги, автомобилестроение, химическая / фармацевтическая промышленность, аэрокосмическая промышленность, машиностроение, продукты питания / напитки / табак и профессиональные услуги) занято 20,79% рабочей силы Великобритании.Еще одним показателем взаимозависимости ЕС и Великобритании является от 1,4 до 1,8 миллиона граждан Великобритании, которые постоянно проживают в других частях ЕС.

Компромисс между экономическим благополучием и иммиграцией
Оценки ВВП Великобритании в случае голосования за «отпуск» варьируются между потерей дохода на 9,5% и увеличением дохода на 1,6% к 2030 году, при этом большинство прогнозирует потеря доходов в размере 2-3% ВВП. Однако единственный возможный способ реализовать сценарий роста ВВП на 1,6% потребует противоречивых экономических реформ по трем направлениям: 1) дальнейшее открытие экономики для конкуренции со стороны Китая, Индии, США и Индонезии; 2) проводить либеральную политику в отношении трудовой миграции; 3) сокращение регулирования экологических правил, социальной защиты и защиты занятости, а также финансовых услуг.Все три реформы кажутся крайне маловероятными, учитывая, что антииммиграционные настроения являются одной из основных движущих сил голосования по Brexit, и Великобритания, вероятно, сохранит многие правила ЕС по изменению климата и банковскому регулированию, где в некоторых областях она пошла дальше, чем стандарт ЕС. .

Суверенитет и безопасность
ЕС является основным источником рычагов влияния на Великобританию в мире. ЕС позволяет Великобритании использовать самый крупный единый рынок в мире для защиты экономических интересов Великобритании, формирования политики в отношении восточных и южных соседей ЕС, максимизации ее способности формировать глобальную политику в отношении изменения климата и придания ему большего влияния на -вис страны, такие как США. Выход из ЕС ускорит и сделает более постоянным ослабленное влияние Великобритании в мировом порядке, вынудив ее прибегнуть к вторичным отношениям, чтобы оказать влияние.

Переговорная позиция по отношению к ЕС
Из-за формального процесса выхода из ЕС, изложенного в статье 50 Лиссабонского договора, и характера своих торговых отношений с ЕС, Великобритания окажется в в невыгодное положение, если он окажется в положении, когда ему придется пересмотреть свои отношения с ЕС после голосования по Brexit.Статья 50 разрешает всем странам-членам ЕС право вето на любую часть пересмотренной сделки и дает ЕС право определять темп переговоров. Кроме того, хотя у Великобритании есть чистый торговый дефицит с ЕС, он имеет положительное сальдо торгового баланса в сфере услуг в размере 10,3 миллиарда фунтов стерлингов. Таким образом, у ЕС будет гораздо меньше причин для заключения либерального соглашения о доступе к услугам, чем по товарам, что нанесет серьезный ущерб экономике Великобритании, где сектор услуг составляет почти 80% экономики, согласно данным Управления национальной статистики Великобритании. .Наконец, на Великобританию повлияет значительный массив законодательства ЕС, особенно если она пойдет по вероятному пути, желающему получить существенный доступ к Единому рынку ЕС, с важным отличием в том, что Великобритания не сможет влиять на законодательство.

Заключение
После изучения и оценки различных отчетов и анализа становится ясно, что выход Великобритании из ЕС повлечет за собой большие экономические и политические издержки. Также очевидно, что ни один из альтернативных отношений с ЕС не является более выгодным по сравнению с членством в ЕС.Наиболее очевидный компромисс, по-видимому, заключается между экономическим благополучием и иммиграцией. Чтобы избежать самых катастрофических оценок роста, Великобритании придется либо согласиться с повышенным уровнем свободы передвижения в Европе, чтобы получить полный доступ к Единому рынку ЕС, либо, если она решит иметь отношения с ЕС в стиле ВТО. , это должно было бы существенно увеличить иммиграцию из стран, не входящих в ЕС.

Загрузить полный обзор политики


Новости этой политики

События, связанные с этой политикой

Пресс-релизы по этой политике

Другие публикации по этой политике

CIDOB - Brexit: причины и последствия

Европа находится в точке перелома опасности

Голосование британского народа за выход из Европейского Союза вызвало шок по всему европейскому континенту и за его пределами.Это самое значительное событие в Европе после падения Берлинской стены в 1989 году, и оно вполне может означать начало распада Европейского Союза в том виде, в каком мы его знали. Европейский Союз не является тем энергичным образованием, к которому Великобритания присоединилась в 1973 году. Тогда Европейское экономическое сообщество имело легитимность сильного экономического роста, который характеризовал годы после второй мировой войны - les trente glorieuses . В отличие от этого, по ЕС 2016 года нанесен ряд чрезвычайно разрушительных ударов: экономический кризис 2008 года; ущерб, нанесенный самому себе из-за неспособности исправить недостатки евро после кризиса; Успех России в нарушении баланса сил в Европе после окончания "холодной войны"; террористические атаки со стороны ИГИЛ и потоки огромной миграции в Союз. Все эти удары создали мощные группы противников истеблишмента и ЕС по всему континенту, а не только в Великобритании. Голосование за Брексит, вероятно, расширит возможности этих групп, что еще больше подорвет поддержку ЕС. Кроме того, процесс выхода Великобритании из Союза, вероятно, подорвет солидарность Союза, открывая трещины, которые будет трудно закрыть.

Трудно также быть уверенным в том, что политические лидеры по обе стороны Ла-Манша способны на стратегическое мышление и тяжелую работу, необходимые для преобразования европейского проекта.Самый важный шаг, который необходимо предпринять ЕС, - это реформировать евро, чтобы освободить Ирландию и государства южной Европы из тюрьмы их должников. Союзу также необходимо контролировать миграционные потоки, что означает открытие серьезного стратегического диалога со странами южного Средиземноморья, не входящими в ЕС. Брюсселю и Берлину также необходимо разработать эффективный ответ на многогранную военную, коррупционную и дезинформационную угрозу со стороны Москвы. И последнее, но не менее важное: ЕС должен найти способ удержать Великобританию с ее собственными значительными ресурсами, глобальным влиянием и военной мощью рядом с Союзом.

К сожалению, такой список огромных задач может выходить за рамки современного европейского политического класса, особенно с учетом того, что расширение ЕС до 28 членов сделало принятие решений еще более трудным. Вместо этого мы, скорее всего, увидим, что большинство проблем будет решено до тех пор, пока не произойдет новый разрыв. Самым разрушительным событием станет избрание Марин Ле Пен на пост президента Франции, хотя это, скорее всего, произойдет на следующих президентских выборах, но уже в 2021 году, чем в 2017 году. Между тем, Брексит, скорее всего, увидит Германию одновременно. усиленный, изолированный и обремененный.По всему континенту растут националистические силы, подпитываемые антииммиграционными настроениями: особенно во Франции, но также в Венгрии и Польше, в Нидерландах и Италии и даже в Германии. Поддержка институтов ЕС по всей южной Европе падает. Перспектива Брексита также пробудит в Центральной и Восточной Европе опасения по поводу того, что переговоры о выходе станут ожесточенными, что оттолкнет Великобританию от ЕС и подорвет ее приверженность защите Европы.

Европейские причины голосования по Brexit

История Великобритании отличается от истории ее европейских соседей.Его положение как непокоренного островного государства, давняя традиция парламентской демократии и укоренившееся чувство, что в конечном итоге оно может позаботиться о себе, отличает его от других европейских стран. Он никогда не был настолько сочувствующим европейскому идеалу. Он присоединился к ним в 1973 году, скорее потому, что не было другого выхода, кроме присоединения к тогдашним более процветающим западноевропейским демократиям. Верно также и то, что на протяжении десятилетий британский политический класс и средства массовой информации вели игру против ЕС, когда выдуманные истории об ужасах ЕС размещались на первых полосах бульварных газет. Эффект капельки сорока лет негативного освещения в СМИ было трудно обратить вспять за четырехмесячную кампанию референдума. Великобритания - не единственная европейская страна, где политики соглашаются с чем-то в Брюсселе, а затем возвращаются домой и обвиняют Брюссель в своем решении. Но в Британии игра велась гораздо интенсивнее и в большем масштабе, чем в других штатах.

Более поздним отличительным актом Великобритании, который также сыграл значительную роль в результатах референдума, было решение правительства Блэра 2003 года предоставить полную свободу передвижения всем государствам, присоединившимся в 2004 году.Как следствие, 1 января 2004 г. полное свободное передвижение было распространено Соединенным Королевством (а также Ирландией) на все 10 присоединяющихся государств из Центральной и Восточной Европы, стран Балтии, Кипра и Мальты. Все остальные западноевропейские государства-члены, за исключением Швеции, сохранили свои договорные права на приостановление полного свободного передвижения рабочих на семь лет. Поскольку Великобритания, Ирландия и Швеция были единственными тремя государствами, которые обеспечивали полное свободное передвижение, количество людей, ищущих работу в Великобритании из стран ЦВЕ и Балтии, резко возросло.Очевидно, что это было решение Великобритании не использовать свои права по Договору для ограничения свободы передвижения. Тем не менее, в ходе кампании референдума в ЕС участникам кампании было нетрудно привязать рост рабочих в Великобритании, к ЕС, а не к британскому правительству.

Этот приток был усилен экономическим кризисом. Поскольку еврозона не смогла обеспечить рост своих 19 членов, а экономика стран-должников резко сократилась, больше людей прибыло из южной Европы и Ирландии.Британская экономика быстро восстановилась после кризиса, поскольку Великобритания контролировала свою собственную валюту и долг и могла применить эффективные фискальные стабилизаторы. Однако затем Лондон обнаружил, что из-за пристрастия еврозоны к жесткой фискальной экономической политике Великобритания также действовала в качестве амортизатора занятости для Франкфурта.

Огромное количество людей, переезжающих в Великобританию из стран ЦВЕ и из южной Европы, по всей видимости, стало основным фактором, побудившим к голосованию за увольнение.Примечательно, что в некоторых частях страны, таких как Лондон и крупные города, где долгое время существовали иностранные общины, британцы гораздо более спокойно относились к иммиграции и активно голосовали за то, чтобы остаться в Союзе. Однако в некоторых частях страны, которые недавно стали свидетелями притока новых иностранных рабочих, они активно проголосовали за то, чтобы уехать. Голосование за увольнение также резко возросло в тех частях страны, где было очень мало новой или исторической иммиграции, но где избиратели опасались, что иммиграция также может вскоре прибыть в их районы.

Таким образом, даже на эти сугубо британские причины разрешения на голосование на референдуме сильно повлияли действия и события Европы.

Есть также ряд общих тревог, беспокойств и гнева по поводу Европейского Союза на всем континенте, которые в Великобритании усилили голосование о выходе.

Наиболее очевидным является неспособность еврозоны реформировать себя так, чтобы у нее были те же возможности, что и у любого другого суверенного эмитента валюты, для объединения долга и предоставления трансфертов и фискальных стабилизаторов для функционирования зоны единой валюты.Или организовать мягкую стратегию выхода из евро для государств, с которыми Германия принципиально не готова объединить долги и политику финансовых трансфертов. То, что суверенные и банковские долги несут убытки, в сочетании с бесконечной политикой сокращения бюджета, введенной Франкфуртом и Брюсселем, сильно подорвало поддержку Союза, и не только в Великобритании

Технически, конечно, можно сказать, что Великобритания не входит в еврозону, и какое беспокойство она вызывает у Лондона? Однако, как объяснялось выше, крайне пагубная фискальная политика во Франкфурте и Брюсселе оказывает прямое влияние на Великобританию, наводняя Великобританию большим количеством людей, ищущих работу.В равной степени это снижает ценность единого рынка для Великобритании, поскольку фискальная жесткость еврозоны сдерживает экономический рост.

В более широком смысле, вид гордых европейских национальных государств, подвергающихся фискальной политике, разрушающей их экономические перспективы и разрушающей целое поколение, не понравился Лондону. Наблюдение за этой экономически неграмотной драмой на протяжении большей части последнего десятилетия и ее пагубными экономическими последствиями серьезно подорвало легитимность всего европейского проекта. Значительная часть британских бизнес-классов и интеллектуалов, которые по своей природе были проевропейски настроены, начала переосмысливать свою поддержку Союза.

Тот же самый процесс делегитимации ЕС евро происходит и по всему континенту. Это колеблется от националистов от Французского национального фронта до итальянского движения пяти звезд и немецкого ADF, генерирующего постоянно растущую политическую поддержку на фоне неудач еврозоны, до истощения деловой и интеллектуальной поддержки Союза.

Китайский фактор

Еще одним фактором является нежелание политических элит и брюссельских институтов признать обратную сторону глобализации, и в особенности их элиты, действовать против торгового пиратства Китая. В 2001 году Китай вступил во Всемирную торговую организацию (ВТО). Пекин должен был взять на себя обязательство открыть свои рынки, обеспечить справедливый и недискриминационный доступ к рынкам, установить прочную систему верховенства закона и открытую коммерческую банковскую систему. Ничего из этого он не сделал. На самом деле китайский рынок сегодня труднее получить, чем десять лет назад.

Между тем китайские государственные банки предоставляют государственные ссуды государственным предприятиям на нерациональной коммерческой основе. Вместо этого цель состоит в том, чтобы сохранить занятость и избежать социального и политического стресса, какими бы ни были негативные последствия для любой другой части мировой экономики.Последствия можно увидеть по целому ряду промышленных товаров. Например, с 2004 года мировые сталелитейные мощности выросли на 57%, из которых 91% приходится на долю Китая. Сейчас на Китай приходится 50% мирового производства, и он производит в десять раз больше, чем США. Точно так же он отвечает за 50% или более мирового производства листового стекла и алюминия.

И ЕС, и США не хотят бросать вызов Китаю и принимать эффективные меры торговой защиты для защиты своей промышленности и людей.Хотя США более решительно применяют антидемпинговые пошлины, чем ЕС. Бытует мнение, что ЕС даже сейчас рассматривает вопрос о предоставлении Китаю статуса с рыночной экономикой, несмотря на нежелание этой страны соблюдать стандарты ВТО и ее демпинг на мировых рынках.

Неспособность ЕС признать и справиться с нежеланием Китая соблюдать стандарты ВТО и применять в ответ жесткие меры торговой защиты оказала разрушительное воздействие на занятость в промышленности по всей Европе.К сожалению, в доводе Марин Ле Пен есть значительная доля правды о том, что европейские рабочие классы покинули европейские элиты. Это чувство заброшенности также сыграло роль в готовности сообществ рабочего класса по всей Великобритании выйти и проголосовать за выход из ЕС, поскольку оно объясняет их решение связать свою судьбу с FN во Франции.

Дополнительным источником голосов в Европе за кампанию по увольнению стала предполагаемая угроза увеличения потоков мигрантов в Великобританию.Технически, конечно, ЕС не входит в Шенгенскую зону и имеет свои границы. Таким образом, принятое летом 2015 года решение Германии отменить Дублинское постановление, которое требовало от лиц, ищущих убежища, подавать заявление о предоставлении убежища в первой стране ЕС, в которую они прибывают, и приветствовать мигрантов на Ближнем Востоке, не повлияло на Великобританию. Однако односторонний характер немецкого акта об отказе от Регламента и последующая попытка заставить членов Шенгенской зоны принимать мигрантов не только вызвали большую враждебность по отношению к ЕС и Германии на всем континенте, но и еще больше подорвали британскую поддержку ЕС.Воспринимаемое издевательствами Германии над другими странами ЕС и опасения, что так или иначе связанные с ЕС мигранты окажутся в Великобритании, сыграли на руку кампании Leave.

Таким образом, несмотря на то, что голосование на референдуме имеет специфические особенности Великобритании, в Европе растет озабоченность, гнев и даже враждебность по отношению к европейскому проекту далеко за пределами Британии. Он привязан к евро и экономическому кризису, но включает в себя неспособность устранить обратные стороны глобализации и неспособность разработать общие и эффективные меры реагирования на потоки мигрантов.

Последствия голосования по Brexit

Более широкий масштаб и форма воздействия голосования по Brexit еще некоторое время не будут ясны. Через три месяца после голосования у нас очень мало представления о форме будущих отношений между Великобританией и ЕС, а также о плане какого-либо договора или торгового соглашения между Лондоном и Брюсселем. Однако есть несколько очевидных последствий.

Во-первых, голосование государства-члена за выход из Союза является огромным шоком для самооценки Союза, его глобального положения и ощущения устойчивости европейского проекта.Если одно государство-член может проголосовать за выход, то потенциально могут и другие: в постоянно расширяющемся и развивающемся Европейском Союзе нет ничего неизбежного. Его можно откатить. Поскольку, в частности, в связи с кризисом евро, это ощущение хрупкости ЕС уже существовало, голосование по Brexit теперь еще больше ослабит авторитет, легитимность и политическую способность Союза действовать.

Во-вторых, это также ложится дополнительным бременем на институты ЕС и государства-члены, борющиеся с кризисом евро, миграционными потоками, ИГИЛ и российской агрессией.Работа со сложными переговорами по Брекситу сокращает ресурсы, доступные для борьбы со всеми этими кризисами, и увеличивает сложность управления этими кризисами, поскольку они начинают подпитывать друг друга. Это взаимодействие между кризисами можно увидеть в использовании националистических сил, таких как Национальный фронт во Франции, для развертывания результата Брексита в более широкой атаке на членство в ЕС и еврозоне. Это стимулирует антиевропейские силы по всему континенту с перспективой того, что ЕС действительно свергается, и ему потребуется всего лишь несколько событий, таких как голосование по Брекситу, чтобы покончить с Союзом.

В-третьих, хотя мы не знаем формы какой-либо сделки между ЕС и Великобританией, ЕС потенциально потерял своего самого экономически либерального члена. Эффект Brexit здесь, вероятно, приведет к замедлению развития единого рынка. Такие проекты, как Энергетический союз, также потеряют главного чемпиона. Существует также дальнейшее взаимодействие с ростом национализма в Европе, поскольку с потерей Великобритании некоторые из достижений единого рынка вполне могут исчезнуть. Растущие националистические партии, вероятно, потребуют большей защиты для местной промышленности.Без Великобритании, которая могла бы взвесить баланс против такого протекционизма, способность североевропейских участников свободной торговли защищать единый рынок находится под сомнением.

Еще одна угроза единому рынку исходит непосредственно от ухода Великобритании. Как объяснялось выше, Великобритания в некоторой степени выступила в качестве амортизатора занятости для еврозоны и поглотила рабочих из стран ЦВЕ. Если Великобритания больше не предоставляет широкое право работать на своей территории для граждан ЕС, эти работники вместо этого будут искать в остальной части Союза.Таким образом, возникает еще одна опасность, что для растущих националистических партий увеличение потока граждан ЕС на их рынки труда становится серьезной политической проблемой. Националистические партии, подобно UKIP в Соединенном Королевстве, стремятся атаковать ЕС не только за его неспособность справиться с миграционными потоками, но и за увеличившийся поток рабочих из ЕС в их государства.

Можно утверждать, что ущерб Великобритании от Brexit даст больше уверенности и поддержки для ЕС или, по крайней мере, признание того, что существует опасность выхода из Союза.Вполне возможно, что Брексит работает не так.

Великобритания, в отличие от 19 государств еврозоны, остается валютным сувереном. Он может брать займы на 20-летний срок в своей собственной валюте по хорошей ставке, что позволяет финансированию инфраструктуры и промышленности создавать новые источники роста; Лондонский Сити может развернуться к серьезной регуляторной конкуренции с Европейским Союзом, а значительное падение курса валюты дает Великобритании средства для получения серьезных конкурентных преимуществ на международных рынках. Это дает Лондону возможность разработать крупную финансируемую экономическую программу, чтобы компенсировать ущерб, причиненный неопределенностью голосования по Brexit. Как следствие, Великобритания может в течение следующих нескольких лет участвовать в переговорах с ЕС с ограниченным экономическим ущербом, в то время как экономика поддерживает стабильный уровень экономического роста.

Британская экономическая стабильность после голосования по Brexit - это форма угрозы для ЕС. Чем более стабильна британская экономика, тем больше националистических партий будут использовать голосование по Brexit в качестве аргумента в пользу того, что нечего бояться выхода из Союза.

Сами переговоры по Brexit вполне могут вызвать серьезные разногласия в Союзе, которые затем могут повлиять на другие европейские кризисы. Например, если некоторые из государств ЦВЕ хотят видеть более щедрую сделку с Великобританией, озабоченные тем, чтобы Великобритания участвовала в сотрудничестве в области безопасности и обороны, а некоторые западноевропейские государства во главе с Францией будут искать менее щедрую сделку, это может Дальше будут трещины восток-запад. Они уже присутствуют в связи с озабоченностью по поводу конституционных решений и решений по правам человека правительств Венгрии и Польши.Брексит только усилит эти трещины.

Какое будущее у Европы?

В октябре 2016 года после голосования по Brexit, столкнувшись с дальнейшим кризисом евро, российскими военными маневрами на украинско-российской границе, открытием Турции двери для больших потоков мигрантов и сохраняющейся угрозой ИГИЛ, ЕС находится под огромным давлением.

Вероятность состоит в том, что, несмотря на эти многочисленные кризисы, Союз продолжит пытаться справиться со все более неуправляемыми, пока не произойдет значительный политический разрыв.Это, безусловно, было опытом последнего десятилетия с кризисом евро. Однако нельзя исключать немыслимое - шок от голосования по Brexit может побудить политическое руководство Европы предпринять шаги, необходимые для спасения европейского проекта. Это потребует реформирования евро или обеспечения «мягкого выхода» для некоторых государств еврозоны; обеспечение надежного пакета финансовых и политических мер для стимулирования экономического роста в следующем десятилетии; бороться с недостатками глобализации; разработать согласованную стратегию внешней миграции с соседними государствами, а также разработать последовательную и надежную политику в отношении России.

Это все на вершине многолетних параллельных переговоров с Великобританией по разделению и торговой сделке.

Простое перечисление проблем и вспоминание неудач Союза за последнее десятилетие не дает особых оснований для надежды. Однако, возможно, последний подарок, который Великобритания может сделать Союзу, - это Брексит, поскольку шок, достаточный для того, чтобы реформировать себя и спасти уникальную форму международного сотрудничества, которая на протяжении большей части последних пяти десятилетий так хорошо служила Европе и европейцам.

Insight: Почему Великобритания действительно проголосовала за выход из Европейского Союза

В четверг, 23 июня 2016 г., британский электорат проголосовал за выход из Европейского Союза с 52% против 48%. Чуть более девяти месяцев спустя, 29 марта 2017 года, премьер-министр Тереза ​​Мэй применила статью 50, положив начало двухлетним переговорам по продвижению британской сделки по выходу из ЕС.

Много сказано о том, как и почему произошел этот «шоковый» результат. Теперь Brexit: Почему Великобритания проголосовала за выход из Европейского Союза, в соавторстве с профессором Полом Уайтли из Департамента правительства, используются данные опроса за более чем 10 лет, панельный опрос до и после референдума и уникальный опрос членов UKIP. углубиться в реальные факторы, стоящие за голосованием, и изучить его долгосрочные последствия.

Его объявляют первым всесторонним и объективным исследованием референдума.

Это было подчеркнуто бывшим журналистом BBC, политическим обозревателем и бывшим президентом YouGov Питером Келлнером, который сказал: «Не читайте « Brexit » - если вам не нужна правда, а не пропаганда, объективность, а не предвзятость, и доказательства, а не предубеждения. .”

Прочтите рецензию на книгу в The Economist и посетите The Conversation, чтобы прочитать статью, основанную на исследовании.

Как разобраться в таком важном вопросе?

Исследование было разделено на три части: кампания по референдуму и само голосование; изменения в отношении к членству с течением времени, начиная с начала 2000-х годов; и, наконец, последствия Brexit для экономики и общества Великобритании.

Команда использовала данные ежемесячных перекрестных опросов британского электората, начиная с 2004 года и собранные в рамках непрерывного мониторинга в Эссексе.Они также прошли двухволновой панельный опрос, опросив одних и тех же людей до и после дня голосования, а также уникальный опрос членов партии UKIP.

Затем данные были проанализированы с использованием различных методов моделирования, чтобы точно определить, что произошло с общественным мнением по этому вопросу за этот период.

«Важно понимать, что используемая методика - это не просто фантастическая работа ног. «Надежная методология рисует наиболее справедливую картину, делая исследование и его выводы более научными и надежными», - добавил профессор Уайтли.

Итак, почему мы проголосовали за выход из ЕС?

Профессор Уайтли сказал: «Брексит станет конституционным изменением, которое в течение долгого времени будет иметь последствия для мира политики и нашего общества в целом. Как ученые, мы должны сыграть свою роль в научном анализе того, как и почему произошли эти масштабные изменения ».

Он связывает решение электората с рядом взаимосвязанных факторов.

Членство в Европейском союзе не давало результатов

Данные показали, что за последнее десятилетие наблюдались огромные различия в отношении к Европейскому союзу.В целом картина состоит в том, что люди поддерживали членство, если чувствовали, что оно дает то, чего они хотят - процветающую экономику, защиту от преступности и терроризма, контроль над иммиграцией и эффективные общественные услуги. Если они не чувствовали, что членство помогло добиться этих целей или, что еще хуже, помешало британскому правительству предоставить их, они выступали против членства. Многие из последних чувствовали себя «оставленными позади» изменениями в обществе и экономике.

Спад 2008 года

Профессор Уайтли считает, что неспособность Великобритании эффективно оправиться от наихудшей рецессии за более чем 70 лет оказала влияние на весь фон референдума, оставив многих людей недовольными и непредставленными.

Крах власти на Ближнем Востоке

Серия протестов, демонстраций, бунтов, переворотов и гражданских войн, начавшаяся в 2010 году на Ближнем Востоке и в Северной Африке и получившая название «арабской весны», вызвала новые волны иммиграции в Европу. Многие избиратели пришли к выводу, что не только сменявшие друг друга правительства Великобритании неправильно решали этот вопрос, но и Европейская комиссия.

«Ангела Меркель распахнула границы Германии и тем самым нарушила ряд правил ЕС.Это только укрепило взгляды на иммиграцию в остальной части ЕС и Великобритании. Люди чувствовали, что потеряли контроль над этим, и как следствие нарастали страх и тревога ».

Строгость

В управлении своей экономикой ЕС избрал жесткую экономию, что привело к серьезным проблемам для стран, включая Грецию и Италию. Профессор Уайтли считает, что меры жесткой экономии не сработали, задержали восстановление экономики как в Европе, так и в Великобритании и стимулировали евроскептицизм.

Двойная кампания лагеря "Выйти"

Исследование выявляет возможное непреднамеренное преимущество кампании «Покинуть» - возможность мобилизовать два типа избирателей: официальная кампания и менее официальная массовая кампания.

«Кампания Leave разделилась. У нас была официальная кампания под руководством Бориса Джонсона, которая вдохновила ту часть электората, которая считала себя респектабельной и консервативной. Затем у нас была более неофициальная массовая кампания во главе с Найджелом Фараджем, которая, казалось, вдохновила тех, кто чувствовал себя брошенными, уступив место популистскому движению », - сказал профессор Уайтли.

Обычно разделенный лагерь ослабляет кампанию - на этот раз он ей хорошо послужил.

Каковы будут последствия Брексита?

Экономика

Профессор Уайтли отмечает, что перед референдумом тогдашний министр финансов Джордж Осборн сделал чрезвычайно мрачные прогнозы о влиянии Brexit на экономику. Эти прогнозы сохранились до 2030 года.

«Мы просто возражаем против этих прогнозов. Модели, которые использовались для их создания, просто не способны прогнозировать так далеко вперед ».

Профессор Уайтли также отмечает, что экономика Великобритании не получила подъема, когда она присоединилась к ЕС еще в 1973 году, она просто продолжала двигаться в том же направлении. Затем группа изучила, что произошло с экономиками 27 других стран-членов, когда они вступили в ЕС в разное время за последние четыре десятилетия.Они обнаружили, что в 20 из 28 стран экономический рост после присоединения замедлился. В восьми странах рост увеличился. Но в основном это были восточноевропейские страны, которые присоединились к ним после краха коммунизма, освободив свои экономики и общества и догнав своих давних коллег на западе. Этот процесс, известный как «догонялки», вероятно, все равно произошел бы, даже если бы они не присоединились к ЕС.

«Хотя мы понимаем разницу между вступлением и уходом, мы думаем, что если вступление в ЕС не имело большого значения для нашего экономического роста, уход не должен быть таким плохим, как нам говорят. Мы считаем очевидным, что прогнозы Остатков были преувеличены и чрезмерно негативны ».

Иммиграция

В настоящее время существует две формы иммиграции в Великобританию; неконтролируемая иммиграция из ЕС и контролируемая иммиграция извне. В исследовании профессора Уайтли отмечается, что чистая миграция в Великобританию резко выросла в последние годы для обоих типов, и в настоящее время они довольно похожи по размеру. Поэтому утверждалось, что контролировать иммиграцию в ЕС после Брексита будет очень сложно, если ее нельзя будет контролировать извне.Однако есть ключевое различие между двумя типами иммиграции, выявленное моделированием. Иммиграция из ЕС в значительной степени является экономической, основанной на поиске работы, что гораздо менее верно для иммиграции из-за пределов ЕС. Если Министерство внутренних дел успешно применяет ограничения на экономическую миграцию по всем направлениям после Брексита, то цифры по ЕС снизятся.

Фрагментация британской политики

Профессор Уайтли наблюдает за опросами в ходе текущей избирательной кампании и считает их динамичными и постоянно меняющимися. Раньше результаты выборов основывались на верности электората той или иной партии. Но сейчас это фрагментируется, и партийная система фрагментируется, поскольку ослабление партийных привязанностей приводит к значительной нестабильности в электоральном поведении.

«Партийная система распадается. Это важно, потому что фрагментированная система усложняет управление и значительно затрудняет выработку политики и планирование - и в этом заключаются серьезные последствия популизма, для которого в Великобритании все еще существует серьезная проблема », - сказал он.

Соединенное Королевство завершает выход из Европейского Союза: NPR

Великобритания сейчас действительно находится вне Европейского Союза, и граница между Великобританией и ее бывшими партнерами по ЕС будет совсем другой,

ЛЕЙЛА ФАДЕЛЬ, ВЕДУЩИЙ:

Европа встретила новый год, завершив один из крупнейших в мире разводов. Ровно в полночь в Париже Великобритания завершила свой выход из Европейского Союза после десятилетий членства. Это означает новые правила торговли и новые задачи. Чтобы ощутить истинное влияние, у нас есть репортеры по обе стороны Ла-Манша. Ребекка Росман находится во французском портовом городе Кале, а лондонский корреспондент NPR Франк Лангфитт находится в английском портовом городе Дувр. Доброе утро вам обоим.

РЕБЕККА РОСМАН, ФИО: Доброе утро.

ФРАНК ЛЭНГФИТТ, ПОДЛИН: Привет. Доброе утро, Лейла.

ФАДЕЛ: Итак, Фрэнк, я начну с тебя.Спустя 4 с половиной года Брексит наконец завершился. Что вы видите? Как все изменилось?

ЛЭНГФИТТ: Ага. С Новым Годом.

ФАДЕЛЬ: С Новым годом.

ЛАНГФИТТ: Лейла, что действительно удивительно, даже в такой день, как сегодня, в канун Нового года, у вас не будет такого большого движения грузовиков. Но почти ничего. Я сейчас смотрю на рампу. И паром только что ушел, и я уверен, что он был почти пуст. И причина тому - те изменения, о которых вы говорите.Вы знаете, в течение стольких десятилетий у вас была практически беспрепятственная торговля через Ла-Манш. А теперь у вас будет ... у вас не будет таможни. У тебя не будет тарифов. У вас не будет квот на продукты. Это хорошо, потому что они заключили торговую сделку - сделку в последний момент, которую они заключили в канун Рождества. Но теперь это будут тонны таможенных форм, стоимостью около 10 миллиардов долларов для бизнеса здесь. И я думаю, что происходит то, что многие грузовые компании обеспокоены. Они не знают, на что это будет похоже.Их беспокоят сбои. Значит, они сегодня свои грузовики не отправили. Я разговаривал с парнем по имени Роб Холлиман. Он директор компании Youngs Transportation and Logistics. И он говорит, что не собирается отправлять сюда свои грузовики до 10 января. Вот что он сказал.

ROB HOLLYMAN: Мы как бы немного посмотрим, что происходит. Когда вы связываете автомобиль, прицеп и водителя, нужны очень большие деньги, не говоря уже о товарах в пробках, одно-, двух-, трех-, четырехдневных пробках.Поэтому мы не можем позволить себе связать их так долго и не заработать никаких денег.

ФАДЕЛ: Так что на данный момент в порту никаких сбоев, но мы едва ли в новом году. Это продлится?

ЛАНГФИТТ: Это вызывает беспокойство. Конечно, правительство говорит, что в этом месяце ожидаются некоторые сбои. И есть еще один парень из грузового бизнеса по имени Дэйв Закчео, которого я знаю. Он управляет компанией под названием Alcaline UK. Это - и он беспокоится о своих грузовиках, когда они прибывают в Европу, их часто останавливают и, честно говоря, нацеливают в таких местах, как Франция и Нидерланды.Вот что он сказал.

ДЕЙВ ЗАККЕО: Мы проиграли теперь, когда мы покинули ЕС. И, очевидно, выборочные проверки могут быть приравнены к крупным штрафам, если наши документы не в порядке. Это было достаточно плохо, когда мы были членами ЕС, не говоря уже о том, что сейчас, когда мы покинули ЕС.

ФАДЕЛЬ: Итак, давайте перепрыгнем через канал во Францию. Ребекка, Кале - главный порт для товаров, идущих в Великобританию и из Великобритании. Как выглядит ситуация сейчас?

РОСМАН: Французская таможня действительно подготовлена.Итак, сегодня утром мы увидели первую партию из 36 грузовиков, сошедшую с лодки здесь, в Кале, из Дувра. И я бы сказал, что все это заняло минут пять. Только три из этих грузовиков были отправлены на оранжевую полосу, где им пришлось пройти дополнительные таможенные проверки. Но все остальные пошли своим веселым путем. А Франция, как вы знаете, вложила много денег, чтобы здесь все шло гладко. Правительство наняло 700 новых таможенников и потратило 13 миллионов евро на новую инфраструктуру, еще 40 миллионов - на новое программное обеспечение, поэтому все таможенные формы можно заполнять заранее онлайн.Как уже упоминал Фрэнк, вы знаете, что после окончания праздничного периода в январе все может стать хаосом. И здесь есть некоторая озабоченность по поводу того, что предприятия не так подготовлены, как правительство, к этим новым процедурам.

ФАДЕЛ: Ребекка, как Brexit повлияет на потребителей и путешественников в более широком смысле?

РОСМАН: Ну, поскольку на эти продукты нет тарифов или квот, затраты (ph) для потребителей не вырастут слишком сильно. Что касается путешествий, то теперь, как вы знаете, паспорта должны быть действительны не менее шести месяцев, чтобы путешествовать.А граждане Великобритании, путешествующие в ЕС, могут оставаться там только на 90 дней. После этого вам понадобится виза. И наоборот, для граждан ЕС, путешествующих в Великобританию, вам также понадобится туристическая страховка. А домашних питомцев перед переходом через пролив нужно будет проверить у ветеринаров.

FADEL: Вы знаете, мы говорим об этом дне уже более четырех лет, и вот он. Но как к этому относятся во Франции?

РОСМАН: Я бы сказал, людям очень грустно.И есть также немного горечи и критики в адрес Великобритании. Вчера вечером президент - президент Франции Эммануэль Макрон выступил с ежегодным новогодним обращением к нации. И он говорил о Брексите. Он сказал, вы знаете, Великобритания, конечно же, всегда будет нашим другом. Но он предупредил, что Брексит - это европейский недуг, основанный на лжи. Я разговаривал с людьми - также с людьми здесь, в Кале, и они согласны с Макроном. Вчера я встретил таксиста. И он сказал, что Брексит, знаете ли, был сделан на ложных обещаниях, которые, как он думал, никогда не будут выполнены.Другой человек, которого я встретил, который рыбачил со своей семьей недалеко от порта, сказал, что он изо всех сил пытается понять, как люди могли голосовать таким образом четыре года назад. И он думает, что если бы был второй референдум, сейчас все было бы иначе. Но он также сказал, что пора двигаться дальше. У нас новый год. И нам просто нужно двигаться вперед.

ФАДЕЛ: Фрэнк, ты освещал эту историю с первого дня. Оглядываясь назад на голосование в 2016 году, что вы думаете о продвижении Британии вперед?

ЛАНГФИТТ: Это действительно интересно.Я имею в виду, что в некотором смысле Брексит вроде как закончился. Но большой вопрос - это все еще очень разделенная страна. И большой вопрос, будет ли это причиной упадка, дальнейшего упадка в Соединенном Королевстве? Или, как обещает премьер-министр Борис Джонсон, ускорит экономику и приведет к великому будущему? Другая проблема, проблема в том, что Шотландия проголосовала за то, чтобы остаться в ЕС. И теперь они ... есть угрозы второго референдума, который они могли бы использовать, чтобы попытаться вообще покинуть Соединенное Королевство.

FADEL: Большое спасибо вам обоим за ваш репортаж.

ЛАНГФИТТ: Приятно поговорить, Лейла.

РОСМАН: Спасибо.

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

транскриптов NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем.Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Торговая сделка

по Brexit начинается, когда Великобритания разрывает отношения с ЕС

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон выступает на пресс-конференции о текущей ситуации с пандемией коронавируса (COVID-19) на Даунинг-стрит, 10, в Лондоне, Великобритания, 16 декабря , 2020.

Мэтт Данэм | Reuters

ЛОНДОН - Новая глава началась в истории взаимоотношений Великобритании с остальной Европой.

Великобритания официально покинула Европейский Союз в январе прошлого года после 47 лет членства в блоке, который теперь насчитывает 27 членов, но переходный период, который длился до 2020 года, также теперь истек - по состоянию на 23:00. по местному времени в четверг.

Обе стороны прошли долгий путь с лета 2016 года, когда на референдуме о членстве в ЕС почти 52% британских избирателей решили покинуть ЕС, а 48% проголосовали за то, чтобы остаться.

Голосование, проведенное на фоне европейского миграционного кризиса, стало результатом более глубоких разногласий в Великобритании по поводу преимуществ и недостатков пребывания в ЕС.

Для остальных, ЕС олицетворял (и до сих пор представляет) триумф европейского единства, мира и сотрудничества, достигнутый после разрушений Второй мировой войны. Членство в ЕС позволяло британским гражданам путешествовать, работать, учиться, жить и свободно перемещаться в Европейском Союзе.

Для Leavers, однако, выход из блока представлял собой шанс восстановить власть над процессом принятия решений в Великобритании и, в значительной степени, над ее судьбой. Голосование за выход было удовлетворением многолетних сомнений по поводу того, в каком направлении движется ЕС, его цель - «еще более тесный союз», заставившая содрогнуться давнишних политиков-евроскептиков, в основном внутри правящей Консервативной партии и некоторых слоев общества. британская пресса.

Тогда для Leavers Brexit представлял возможность «вернуть себе контроль» (уже давно известный лозунг кампании Leave) и шанс для Британии установить свои собственные правила на свободу от Брюсселя.

Тем не менее, процесс выхода из экономического и политического блока, разделение после десятилетий зачастую сложных отношений, унесло свои жертвы среди британского политического истеблишмента.

Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании во время референдума, подал в отставку на следующий день после его результатов. Затем бывший премьер-министр Тереза ​​Мэй подала в отставку в середине 2019 года после нескольких неудачных и беспорядочных попыток заставить британский парламент одобрить сделку по Brexit или «Соглашение о выходе», которое она заключила с ЕС.

Сложные торговые переговоры

Борис Джонсон вступил во владение с мая 2019 года, а затем получил уверенное большинство на последующих выборах в конце года, пообещав окончательно привести результаты референдума (хотя это не оговаривало, каковы будущие отношения между U.К. и ЕС, похоже), и заключат торговую сделку с ЕС после Брексита.

Выходцы вроде Джонсона пообещали, что достичь торгового соглашения с ЕС после Брексита будет легко. Оказалось, что это совсем не так. Прошлый год был потрачен на попытки заключить соглашение, поскольку Великобритания продолжала следовать правилам ЕС и быть частью единого рынка и таможенного союза.

Переговоры между Великобританией и ЕС, проводимые Дэвидом Фростом и Мишелем Барнье, соответственно, стали неотъемлемой частью заголовков новостей в течение года, а время для заключения сделки оставалось все меньше. Точки преткновения между двумя сторонами вращались вокруг того, как обеспечить честную конкуренцию, как обеспечить соблюдение и регулирование торговой сделки, а также права на рыболовство.

Когда сделка казалась недостижимой, руководители компаний в Великобритании и ЕС выразили глубокую озабоченность по поводу хаоса, который может возникнуть, если разыграется сценарий отказа от сделки, когда правила, которые регулировали торговлю между Великобританией и континентом, были отменены в одночасье. , что приведет к ужасному сценарию «обрыва» 1 января 2021 года.

Однако в 11-м часу и раньше декабря.31 крайний срок, переговорные группы достигли соглашения в канун Рождества, заключив то, что британское правительство кратко охарактеризовало как «сделку с нулевым тарифом и нулевой квотой».

Приветствуя сделку, Джонсон сказал, что «споры с нашими европейскими партнерами временами были ожесточенными, но я считаю, что это выгодная сделка для всей Европы». Со своей стороны, президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен назвала сделку «справедливой» и «сбалансированной», добавив, что Европа продолжит сотрудничество с США. К., которого она охарактеризовала как «надежного партнера».

Ранее на этой неделе послы 27 стран ЕС официально одобрили торговую сделку, а в среду она была одобрена большинством британских законодателей в парламенте. Европейский парламент намерен проголосовать по сделке в январе.

Теперь вступили в силу новые торговые соглашения между ЕС и Великобританией, и предприятиям сказали ожидать сбоев и изменений, а также дополнительной бумажной работы.

Опросы показывают, что британцы как никогда разошлись во мнениях о том, было ли решение покинуть ЕС правильным.Отчет BBC, посвященный нескольким опросам общественного мнения за последние месяцы, показал, что в среднем 53% проголосовали бы за то, чтобы остаться в ЕС, а 47% - за его выход, если бы их спросили снова.

Это породило смутные и, возможно, отдаленные перспективы того, что однажды Великобритания может даже снова присоединиться к ЕС. Джонсон заявил на прошлой неделе, что Великобритания останется «культурно, эмоционально, исторически, стратегически и геологически привязанной к Европе» и останется верным союзником своих соседей.

Когда торговая сделка была одобрена парламентом в среду, ознаменовав заключительную главу из четырех непростых лет бракоразводных процессов и начала новых отношений, Джонсон сказал, что «судьба этой великой страны теперь твердо находится в наших руках.«

» 23:00 31 декабря знаменует собой новое начало в истории нашей страны и новые отношения с ЕС как их самым большим союзником. Этот момент, наконец, настал, и сейчас самое время воспользоваться им ».

Brexit: выход Великобритании из Европейского Союза - Статистика и факты


Референдум должен был состояться в четверг, 23 июня 2016 года. В этот день все британцы в возрасте восемнадцати лет и старше будут иметь возможность проголосовать за один из двух вариантов: «уехать» в независимую Великобританию или «остаться» в оставаться членом Европейского Союза.Кампания, известная как референдум «Брексит», характеризовалась эмоциональными дебатами и сенсационными заявлениями с обеих сторон. Кампания была приостановлена ​​на время после трагического убийства депутата от лейбористской партии Джо Кокс, когда она собиралась посетить операцию в избирательном округе 16 июня 2016 года. В результате интенсивности кампании референдум привлек огромное количество избирателей.

Правительство Великобритании, возглавляемое консервативным премьер-министром Дэвидом Кэмероном, было одним из самых громких голосов в лагере «Остаться», заявившего, что экономика Великобритании пострадает в финансовом отношении в результате выхода из союза.Финансовые и экономические прогнозы Института финансовых исследований и ОЭСР предсказывали существенное негативное воздействие на внутреннюю экономику и занятость в сценарии «Брексит».

Чтобы противостоять этим предупреждениям, лагерь «Покинуть» сосредоточил внимание на стоимости членства в ЕС для Великобритании. Знаменитый красный «боевой автобус» путешествовал по сельской местности, на котором было написано: «Мы отправляем в ЕС 350 миллионов фунтов стерлингов в неделю, давайте вместо этого профинансируем нашу NHS». Другие цифры в лагере «отпускников» также подогревали давние опасения по поводу иммиграции.Бывший лидер Партии независимости Великобритании (UKIP) Найджел Фарадж стоял перед рекламными щитами, на которых изображались люди, предположительно являющиеся беженцами, под словами «ПОВРЕЖДЕНИЕ: ЕС подвел всех нас». Среди других запоминающихся заявлений - заявление бывшего мэра Лондона и известного участника кампании по уходу Бориса Джонсона о том, что ЕС запрещает продавать бананы группами более двух или трех штук. Каким бы неправдивым ни было это заявление, оно, похоже, получило поддержку среди британцев, возмущенных бюрократизмом.

После подсчета голосов стали ясны окончательные результаты референдума.Народ Соединенного Королевства решил покинуть ЕС. Большинство избирателей решили, что негативные последствия «Брексита» стоят того, чтобы страна могла восстановить более строгий контроль над растущей иммиграцией, суверенитетом, торговлей и экономикой. Большинство избирателей Великобритании были готовы проголосовать за независимую Великобританию, несмотря на понимание риска, неопределенности и вероятности негативного воздействия на личные финансы, бизнес и экономику людей.

Утром 24 июня результаты референдума стали для многих неожиданностью.Результат положил начало концу 41-летней истории Великобритании как члена ЕС. Падение на финансовом рынке было стремительным. Как и ожидалось, в случае победы в «Уходе» премьер-министр Дэвид Кэмерон объявил о своей отставке. Рынки плохо переносят неопределенность, и в результате беспрецедентного исхода с Лондонской фондовой биржи были стерты миллиарды фунтов стерлингов, а британский фунт торговался по самой низкой цене за десятилетия.

Результат раздельный. Несмотря на количество молодых людей, которые зарегистрировались для голосования, они были разочарованы результатом, чувствуя, что старшее поколение отняло у большинства миллениалов будущее, хотя на результат сильно повлияла явка избирателей.Был больший процент голосовавших старших избирателей, что в конечном итоге дало мощный толчок голосованию за «выход». Шотландия, подавляющее большинство голосовавших за то, чтобы остаться в ЕС, публично подняла перспективу выхода из состава Великобритании, чтобы остаться государством-членом ЕС.

С этого момента процесс займет не менее двух лет после того, как правительство Великобритании применит Статью 50 Лиссабонского договора, инструмента, необходимого для начала переговоров о выходе.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *