Сали баба: Баба Сали в молодые годы — Неизвестный автор

Содержание

Баба Сали — раби Исраэль Абухацира

Баба Сали — раби Исраэль бар Масуд Абухацера (или Абухацира), выдающийся кабалист, раввин и законоучитель, известный как праведник и бааль-мофет (чудотворец). За удивительную духовную силу молитвы его стали называть «Баба Сали» (в переводе с арабского — «Молящийся Старец»). Раби Абухацера Баба Сали считался одним из духовных лидеров сефардских евреев и всего поколения. Годы жизни Баба Сали: 5650—5744 (1890—1984 гг.).

Оглавление

Первый период жизни: в Марокко

[↑]

Раби Исраэль Абухацера происходил из старинного раввинского рода выходцев из Испании.

Был внуком выдающегося законоучителя и кабалиста р. Яакова Абухацеры, являвшегося духовным руководителем евреев Марокко.

Родился в марокканском городе Тафилете, расположенном в горах на юге страны.

Изучал Тору под руководством отца, возглавлявшего общину Тафилеты, а затем — под руководством старшего брата р. Давида Абухацеры, сменившего умершего отца во главе общины.

С юных лет отличался исключительным благочестием и богобоязненностью. Как правило, он не спал более трех часов за ночь, посвящая все свое время занятиям Торой и молитве (R. Dovid Silber Noble lives 1, p.192; R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Приобрел глубокие познания не только в Талмуде и законодательных кодексах, но и в книгах кабалы, а также стал высококвалифицированным моэлем (специалистом, совершающим обрезание), шойхетом (специалистом по шхите — кашерному забою скота) и софером (писцом сакральных текстов).

В конце 5670 (1910) годов в ходе восстания против французских колонизаторов власть в этом горном районе захватил мулла Мухаммед ибн Кассам — мусульманский фанатик, поставивший евреев региона перед страшным «выбором»: либо они примут ислам, либо будут убиты. Чтобы подтвердить серьезность своих намерений, подручные муллы зверски убили главу общины р. Давида Абухацеру: в шабат, четырнадцатого кислева

5680 (1920) года, они привязали его к жерлу пушки и выстрелили из нее (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali, Hamodia Magazine 9.1.2004, p.6).

После смерти старшего брата р. Исраэль был вынужден принять на себя руководство общиной. По горным тропам он увел евреев в г. Арпад, находившийся под охраной правительственных войск, — в новом месте он сумел восстановить ешиву и другие общинные институты.

В 5681 (1921) году р. Исраэль посетил Землю Израиля. В Цфате он встретился с руководителем сефардской общины города, прославленным кабалистом р. Шломо-Элиэзером Альфандари (Саба Кадиша). После близкого знакомства с гостем цфатский мудрец сказал, что «никогда в жизни не видел более богобоязненного человека». Перед расставанием р. Альфандари, которому к тому времени уже исполнилось сто три года, в знак глубокого почтения встал перед тридцатидвухлетним р. Абухацерой и попросил у него благословения (R. Dovid Silber Noble lives 1, p.192; R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192

).

В 5688 (1928) году р. Абухацера вновь побывал на Святой Земле, где издал книги своего убитого брата.

Слава чудотворца

[↑]

И в Земле Израиля, и в Марокко раби Исраэль Абухацера прославился как бааль-мофет (чудотворец), молитвы и благословения которого оказывают воздействие на реальность.

Однажды засушливым летом в его городке пересох родник, питающий микву — бассейн для ритуального омовения. Р. Абухацера распорядился, чтобы для миквы построили новый резервуар, рассчитанный на наполнение дождевой водой — несмотря на то, что в этом климатическом поясе в середине лета не бывает дождей.

По свидетельству очевидцев, когда устройство резервуара было закончено, р. Абухацера приблизился к пустующему бассейну и обратился к небесам со следующими словами: «Владыка Вселенной, Ты заповедал нам очищаться в водах миквы, и мы жаждем выполнить Твою заповедь. Мы сделали то, что возложено на нас, — теперь Ты сделай то, что зависит от Тебя». Участники этой церемонии не успели разойтись по домам, как начался ливень, и резервуар

миквы до краев наполнился дождевой водой. Однако некоторое время спустя, углубленно изучая законы устройства миквы, р. Абухацера обратил внимание на то, что сток, по которому дождевая вода поступает из резервуара в бассейн, сделан в новой микве не в полном соответствии с мнением одного из авторитетных законоучителей последнего поколения. Р. Абухацера немедленно распорядился опорожнить резервуар и исправить сток. Старейшины общины возразили ему, что миква и с таким стоком кашерна на все сто процентов и что чудеса происходят не каждый день. И, тем не менее, по настоянию р. Абухацеры резервуар был опорожнен и дефект исправлен. Затем р. Абухацера вновь воззвал к небесам: «Открыто перед Творцом, что я сделал это не для собственной славы, но только для того, чтобы возросла духовная чистота в народе Израиля». Он попросил, чтобы законоучитель, в соответствии с мнением которого он исправил
микву
, стал заступником за него перед Троном Творца. Небеса, на которых за мгновение до этого не было ни облачка, на глазах собравшихся стремительно затянулись черными тучами, и хлынувший, как из ведра, дождь вновь наполнил микву до краев (Маасей авотейну, Ноах; Иквета димешиха 210).

Служение Баба Сали

[↑]

Ко всему, что связано с молитвой, р. Абухацера относился с особым трепетом. Для миньяна он избрал из членов своей общины девять знатоков Торы, скрупулезно соблюдающих заповеди, и молился трижды в день только с ними. Эти праведные евреи сопровождали его и в поездках по другим городам Марокко, и он старался на время этих поездок обеспечить их семейства пропитанием (Иквета димешиха 210).

В том, что касалось выполнения заповедей, он не останавливался ни перед какими трудностями и преградами. Так, однажды, чтобы произнести

Биркат левана (Благословение на молодой месяц), он специально сел в поезд и проделал триста восемьдесят километров по железной дороге. Лишь после того, как поезд покинул зону облачности и густого тумана, р. Абухацера сошел на ближайшей станции и, взглянув на молодой месяц, как этого требует Алаха (Еврейский закон), произнес установленное благословение (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Евреи Марокко, пораженные силой его духовного воздействия на реальность, стали называть его «Баба Сали» (в переводе с арабского — «Молящийся Старец»).

Баба Сали обучал своих учеников и последователей служить Творцу в радости. На многочисленных трапезах, которые он устраивал для приходящих к нему гостей, никто не пьянел — независимо от того, какое количество вина было выпито. Однажды, в самый разгар трапезы, все заготовленные бутылки оказались опорожнены. Тогда Баба Сали обернул последнюю бутылку салфеткой, чтобы скрыть количество оставшегося в ней вина, — и наливал из нее на протяжении всего последующего застолья полные стаканы гостям. В дальнейшем он не раз прибегал в подобных случаях к этому чудодейственному средству, извлекая из полупустой бутылки неограниченное количество вина, как в древние времена пророк Элиша наполнял неограниченным количеством масла пустые кувшины

(R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali, Hamodia Magazine 9.1.2004, p.6).

В своем служении Баба Сали во многом пересекался с традицией восточноевропейского хасидизма. На протяжении всей жизни он изучал духовное наследие основателя хасидизма р. Исраэля Бааль-Шем-Това (Бешт), с которым ощущал особенное духовное родство. По свидетельству близких к Баба Сали людей, он удостоился того, что душа Бешта, вновь материализуясь в этом мире, приходила к нему, чтобы обучать его сокровенным тайнам Творения (Иквета димешиха 210).

Попытка алии на Святую Землю

[↑]

После образования государства Израиль началась массовая алия

марокканских евреев на Святую Землю. В 5709 (1949) году младший брат Баба Сали, р. Ицхак Абухацера (Баба Хаки), поселился в г. Рамле и возглавил там общину выходцев из Марокко. Он настойчиво уговаривал Баба Сали присоединиться к нему, чтобы помочь выходцам из Марокко сохранить свою веру и традиционный уклад жизни в новых для них условиях.

В элуле 5711 (1951) года Баба Сали со своей семьей и учениками поднялся на борт корабля, отплывавшего в Землю Израиля.

В открытом море корабль попал в шторм, грозивший перевернуть его. По приказу капитана моряки приготовили к спуску спасательные шлюпки. В критическую минуту марокканские евреи, составлявшие значительную часть пассажиров, обратились за помощью к Баба Сали. Он налил вина в старинный кубок, принадлежащий его деду, и, произнеся соответствующее благословение, пригубил вино. Затем он поднялся по трапу на палубу, несмотря на страшную качку, не пролив ни капли из зажатого в руке кубка. Он приблизился к бортовым перилам и плеснул вино в кипящие волны. В то же мгновение буря стихла

(R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

В канун Рош аШана Баба Сали сошел на берег в хайфском порту. Осенние праздники он провел в доме брата, р. Ицхака, в Рамле, а затем отправился в Йерусалим, где рассчитывал поселиться.

Однако духовная атмосфера святого города, раздираемого политическими и этническими конфликтами, произвела на него гнетущее впечатление. Особенно тяжело он переживал массовое духовное падение выходцев из Северной Африки — он не мог примириться с тем, что десятки тысяч евреев, соблюдавших заповеди в Марокко, Тунисе или Египте, оказавшись на Земле Израиля, в кратчайший срок отдалились от Торы.

Баба Сали решил покинуть страну, в которой безраздельно властвовали светские сионисты, строившие сталинский социализм и создававшие тип «нового еврея» — израильтянина, отбросившего все «галутные предрассудки» (там же).

Возвращение в Марокко

[↑]

Некоторое время Баба Сали прожил во Франции, а в 5713 (1953) году вернулся в Марокко.

Часть пути из Франции в Марокко Баба Сали проделал на автомобиле. В дороге, прямо в машине, он начал читать вечернюю молитву, а когда приблизился к Амиде — центральной части молитвы, которая произносится стоя, — знаком попросил шофера остановить машину. Шофер попытался возражать, ссылаясь на сложность и загруженность участка дороги, однако Баба Сали был непреклонен — казалось, что он не принимал в расчет никаких других обстоятельств, кроме того, чтобы в его молитве не было перерыва. Едва машина, создав серьезные помехи движению, остановилась, и Баба Сали, отойдя на несколько метров от шоссе, погрузился в молитву, к месту происшествия стремительно подъехал офицер дорожной полиции, восседавший на мотороллере. Не потребовав от шофера никаких разъяснений, полицейский начал регулировать движение своим жезлом, обеспечивая припаркованной машине полную безопасность. Когда Баба Сали, завершив молитву, возвратился в машину, шофер захотел поблагодарить офицера за его джентльменское поведение, — но страж порядка уже исчез. И тогда Баба Сали сказал шоферу: «Не ищи его! Это был вовсе не полицейский!»

(Иквета димешиха 210).

Баба Сали вновь поселился в городе своей юности Тафилете — рядом со своим сыном р. Меиром Абухацера (Баба Меир), возглавлявшим еврейскую общину этого горного региона.

В течение десяти последующих лет Баба Сали жил очень замкнуто, посвящая все свое время изучению Торы и молитвенной медитации. Лишь изредка он навещал Францию, поддерживая духовный уровень сложившихся там многочисленных сефардских общин (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

Снова на Святой Земле

[↑]

В 5724 (1964) году, когда большинство евреев уже покинуло Марокко, семидесятичетырехлетний Баба Сали окончательно переселился в Израиль.

Он прожил некоторое время в Явне и Ашкелоне, а затем, начиная с 5730 (1970) года, обосновался в г. Нетивоте, где сложилась крупная община выходцев из Марокко.

Этот небольшой городок, расположенный в пустыне Негев, в тридцати километрах к югу от Ашкелона, стал центром притяжения для десятков тысяч людей из всех слоев израильского общества. В поисках излечения и избавления от мучающих проблем к нему приезжали не только сефардские евреи, но и «литваки», и представители различных хасидских общин.

Несколько примеров чудесного

[↑]

Однажды к нему обратился оле хадаш из СССР, жену которого советские власти не выпускали из страны. Баба Сали сказал: «Твою жену отпустят в тот день, когда наши пленные будут освобождены из Сирии». Посетитель покинул дом Баба Сали в еще более подавленном настроении — он не видел никакой связи между судьбами своей жены-отказницы и солдат, захваченных сирийцами во время Шестидневной войны. Ровно через месяц, в день, когда по радио сообщили об освобождении пленных из Сирии, оле хадаш получил телеграмму от жены, уже направляющейся в Израиль (Иквета димешиха 210).

В 5730 (1970) году террористы захватили гражданский самолет и угрожали в случае, если их требования не будут выполнены, взорвать пассажиров. Узнав об этом, Баба Сали удалился в свою комнату, чтобы молиться за спасение заложников. Через некоторое время он вернулся и сказал: «Все в порядке! Пассажиры освобождены». Позднее из сводки новостей выяснилось, что заложники были освобождены именно в ту минуту, когда Баба Сали закончил свою молитву (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Через некоторое время после Войны Судного Дня в приемной у Баба Сали появился молодой человек, прикованный к инвалидной коляске. Во время войны он был тяжело ранен — пуля задела позвоночник, в результате чего обе его ноги оказались парализованы. Он перенес несколько сложнейших операций, но положение только усугублялось — наконец, врачи заявили, что для спасения его жизни необходимо ампутировать одну ногу. Доведенный до отчаяния, молодой человек отправился в Нетивот, к Баба Сали, о котором друзья рассказывали ему различные чудеса. Выслушав трагическую историю гостя, Баба Сали спросил, накладывает ли он по утрам тфилин. «Нет», — честно ответил молодой человек, очень далекий от традиционного еврейского образа жизни. «А шабат ты соблюдаешь?!» — продолжал спрашивать Баба Сали. «Нет». «Если так, ты должен благодарить Всевышнего, что у тебя собираются отсечь всего одну ногу! — сурово произнес Баба Сали и пояснил: — Мы верим, что Всевышний наделяет органы нашего тела силой только для того, чтобы мы могли с их помощью выполнять Его заповеди. А у тех, кто не выполняет заповедей Торы, Творец должен был бы забрать дарованные Им силы обратно. Так что, и то немногое, что у тебя осталось, — незаслуженный тобой дар!». От обиды и отчаяния молодой человек разрыдался. Баба Сали дал ему успокоиться, а затем, глядя прямо в глаза, спросил: «Если я благословлю тебя, и ты сразу же встанешь на ноги, ты готов принять на себя “ярмо” Торы и заповедей?» «Да». «Если так, то дай мне твою руку». Мягко придерживая ладонь юноши, Баба Сали сказал: «Я благословляю тебя, чтобы ты был полностью здоров для служения Творцу!»

Повинуясь приказу праведника, молодой человек поднялся на ноги и без всякой посторонней помощи сделал несколько шагов. Потеряв самообладание, он выбежал из комнаты и помчался по улице к ближайшему телефону-автомату, находящемуся в двухстах метрах от дома Баба Сали. Он позвонил родным и, захлебываясь словами, рассказал им о своем исцелении (Маасей авотейну, Бешалах; R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

Пространство и время не служили преградой для Баба Сали — он ясно видел то, что было скрыто от него стенами, и мог предсказать то, что произойдет спустя многие дни и месяцы.


К нему пришла за благословением супружеская пара, остававшаяся бездетной в течение долгих лет совместной жизни. Он велел им вернуться домой и выбросить хранящуюся у них «нечистую книгу». Перебрав все свои книжные полки, супруги не обнаружили ничего, что могло бы классифицироваться как «нечистое». Они вновь посетили Баба Сали, но он сказал, что им следует поискать получше. Перерыв на этот раз всю квартиру, супруги, наконец, обнаружили то, что «видел» Баба Сали из далекого Нетивота: в углу чердака валялся экземпляр Нового Завета, оставленный прежними владельцами дома. Они выбросили книгу — и, в соответствии с предсказанием Баба Сали, положенное время спустя, отпраздновали рождение своего первенца (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Благочестие и скромность Баба Сали

[↑]

И в годы глубокой старости Баба Сали оставался верен правилам благочестия, унаследованным по цепи семейной традиции, — его повседневная жизнь была исполнена святости и удивительной чистоты. По свидетельству его ученика и помощника р. Элияу Альфаси, Баба Сали и в девяностолетнем возрасте не спал в кровати — чтобы надолго не прерывать занятий Торой и молитвенной медитации, он спал на стуле, положив руку на стол и облокотив на нее голову. Пробудившись, он произносил Тикун хацот (Полуночную молитву), а затем, до утренней молитвы, склонялся над фолиантами (Иквета димешиха 207).

Баба Сали избегал любого общения с женщинами — за исключением жены и членов семьи. Многочисленных посетительниц, приезжающих к нему со всех концов мира, выслушивал его помощник, который затем пересказывал их слова Баба Сали и передавал им ответ праведника. Во время праздничных трапез, когда в доме Баба Сали собирались семьи его учеников и последователей, столы для мужчин и женщин накрывались в разных комнатах (там же).

Следуя законам благочестия и скромности, он всегда носил одежду, ниспадающую до пят, и накидывал на голову капюшон — так, что все его тело оказывалось закрытым. Даже во время купания он надевал специальный халат и поочередно мыл все участки тела, стараясь, чтобы остальные места были в это время закрыты. Окунаясь в микву, он раздевался лишь по мере погружения, последовательно обнажая те участки тела, которые оказывались в воде. Кипу он снимал только перед тем, как погружался с головой, и, выныривая, немедленно одевал (там же).

На протяжении всего периода своего проживания в Нетивоте Баба Сали постоянно, даже будучи уже очень слабым, совершал поездки в Иерусалим, чтобы изучать там основополагающий трактат кабалы Зоар («Сияние»). Он говорил, что «один маленький фрагмент Зоара, изученный в Йерушалаиме, стоит десяти листов Зоара, изученных в любом другом месте» (там же, 210).

В дни праздника Песах 5743 (1983) года умер сын Баба Сали, р. Меир Абухацера (Баба Меир), в котором он видел своего духовного наследника и продолжателя. Эта потеря оказала тяжелое воздействие на здоровье Баба Сали, и он начал быстро слабеть: он практически перестал принимать людей и подолгу лежал, не в силах пошевелиться (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

Р. Исраэль Абухацера, Баба Сали, умер в больнице г. Беер-Шевы двадцатого Тевета 5744 (1984) года — на девяносто пятом году жизни.

Похоронен в Нетивоте. Его могила стала местом ежегодного паломничества десятков тысяч людей.

Баба Сали — раби Исраэль Абухацира

Баба Сали — раби Исраэль бар Масуд Абухацера (или Абухацира), выдающийся кабалист, раввин и законоучитель, известный как праведник и бааль-мофет (чудотворец). За удивительную духовную силу молитвы его стали называть «Баба Сали» (в переводе с арабского — «Молящийся Старец»). Раби Абухацера Баба Сали считался одним из духовных лидеров сефардских евреев и всего поколения. Годы жизни Баба Сали: 5650—5744 (1890—1984 гг.).

Оглавление

Первый период жизни: в Марокко

[↑]

Раби Исраэль Абухацера происходил из старинного раввинского рода выходцев из Испании.

Был внуком выдающегося законоучителя и кабалиста р. Яакова Абухацеры, являвшегося духовным руководителем евреев Марокко.

Родился в марокканском городе Тафилете, расположенном в горах на юге страны.

Изучал Тору под руководством отца, возглавлявшего общину Тафилеты, а затем — под руководством старшего брата р. Давида Абухацеры, сменившего умершего отца во главе общины.

С юных лет отличался исключительным благочестием и богобоязненностью. Как правило, он не спал более трех часов за ночь, посвящая все свое время занятиям Торой и молитве (R. Dovid Silber Noble lives 1, p.192; R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Приобрел глубокие познания не только в Талмуде и законодательных кодексах, но и в книгах кабалы, а также стал высококвалифицированным моэлем (специалистом, совершающим обрезание), шойхетом (специалистом по шхите — кашерному забою скота) и софером (писцом сакральных текстов).

В конце 5670 (1910) годов в ходе восстания против французских колонизаторов власть в этом горном районе захватил мулла Мухаммед ибн Кассам — мусульманский фанатик, поставивший евреев региона перед страшным «выбором»: либо они примут ислам, либо будут убиты. Чтобы подтвердить серьезность своих намерений, подручные муллы зверски убили главу общины р. Давида Абухацеру: в шабат, четырнадцатого кислева 5680 (1920) года, они привязали его к жерлу пушки и выстрелили из нее (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali, Hamodia Magazine 9.1.2004, p.6).

После смерти старшего брата р. Исраэль был вынужден принять на себя руководство общиной. По горным тропам он увел евреев в г. Арпад, находившийся под охраной правительственных войск, — в новом месте он сумел восстановить ешиву и другие общинные институты.

В 5681 (1921) году р. Исраэль посетил Землю Израиля. В Цфате он встретился с руководителем сефардской общины города, прославленным кабалистом р. Шломо-Элиэзером Альфандари (Саба Кадиша). После близкого знакомства с гостем цфатский мудрец сказал, что «никогда в жизни не видел более богобоязненного человека». Перед расставанием р. Альфандари, которому к тому времени уже исполнилось сто три года, в знак глубокого почтения встал перед тридцатидвухлетним р. Абухацерой и попросил у него благословения (R. Dovid Silber Noble lives 1, p.192; R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

В 5688 (1928) году р. Абухацера вновь побывал на Святой Земле, где издал книги своего убитого брата.

Слава чудотворца

[↑]

И в Земле Израиля, и в Марокко раби Исраэль Абухацера прославился как бааль-мофет (чудотворец), молитвы и благословения которого оказывают воздействие на реальность.

Однажды засушливым летом в его городке пересох родник, питающий микву — бассейн для ритуального омовения. Р. Абухацера распорядился, чтобы для миквы построили новый резервуар, рассчитанный на наполнение дождевой водой — несмотря на то, что в этом климатическом поясе в середине лета не бывает дождей.

По свидетельству очевидцев, когда устройство резервуара было закончено, р. Абухацера приблизился к пустующему бассейну и обратился к небесам со следующими словами: «Владыка Вселенной, Ты заповедал нам очищаться в водах миквы, и мы жаждем выполнить Твою заповедь. Мы сделали то, что возложено на нас, — теперь Ты сделай то, что зависит от Тебя». Участники этой церемонии не успели разойтись по домам, как начался ливень, и резервуар миквы до краев наполнился дождевой водой. Однако некоторое время спустя, углубленно изучая законы устройства миквы, р. Абухацера обратил внимание на то, что сток, по которому дождевая вода поступает из резервуара в бассейн, сделан в новой микве не в полном соответствии с мнением одного из авторитетных законоучителей последнего поколения. Р. Абухацера немедленно распорядился опорожнить резервуар и исправить сток. Старейшины общины возразили ему, что миква и с таким стоком кашерна на все сто процентов и что чудеса происходят не каждый день. И, тем не менее, по настоянию р. Абухацеры резервуар был опорожнен и дефект исправлен. Затем р. Абухацера вновь воззвал к небесам: «Открыто перед Творцом, что я сделал это не для собственной славы, но только для того, чтобы возросла духовная чистота в народе Израиля». Он попросил, чтобы законоучитель, в соответствии с мнением которого он исправил микву, стал заступником за него перед Троном Творца. Небеса, на которых за мгновение до этого не было ни облачка, на глазах собравшихся стремительно затянулись черными тучами, и хлынувший, как из ведра, дождь вновь наполнил микву до краев (Маасей авотейну, Ноах; Иквета димешиха 210).

Служение Баба Сали

[↑]

Ко всему, что связано с молитвой, р. Абухацера относился с особым трепетом. Для миньяна он избрал из членов своей общины девять знатоков Торы, скрупулезно соблюдающих заповеди, и молился трижды в день только с ними. Эти праведные евреи сопровождали его и в поездках по другим городам Марокко, и он старался на время этих поездок обеспечить их семейства пропитанием (Иквета димешиха 210).

В том, что касалось выполнения заповедей, он не останавливался ни перед какими трудностями и преградами. Так, однажды, чтобы произнести Биркат левана (Благословение на молодой месяц), он специально сел в поезд и проделал триста восемьдесят километров по железной дороге. Лишь после того, как поезд покинул зону облачности и густого тумана, р. Абухацера сошел на ближайшей станции и, взглянув на молодой месяц, как этого требует Алаха (Еврейский закон), произнес установленное благословение (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Евреи Марокко, пораженные силой его духовного воздействия на реальность, стали называть его «Баба Сали» (в переводе с арабского — «Молящийся Старец»).

Баба Сали обучал своих учеников и последователей служить Творцу в радости. На многочисленных трапезах, которые он устраивал для приходящих к нему гостей, никто не пьянел — независимо от того, какое количество вина было выпито. Однажды, в самый разгар трапезы, все заготовленные бутылки оказались опорожнены. Тогда Баба Сали обернул последнюю бутылку салфеткой, чтобы скрыть количество оставшегося в ней вина, — и наливал из нее на протяжении всего последующего застолья полные стаканы гостям. В дальнейшем он не раз прибегал в подобных случаях к этому чудодейственному средству, извлекая из полупустой бутылки неограниченное количество вина, как в древние времена пророк Элиша наполнял неограниченным количеством масла пустые кувшины (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali, Hamodia Magazine 9.1.2004, p.6).

В своем служении Баба Сали во многом пересекался с традицией восточноевропейского хасидизма. На протяжении всей жизни он изучал духовное наследие основателя хасидизма р. Исраэля Бааль-Шем-Това (Бешт), с которым ощущал особенное духовное родство. По свидетельству близких к Баба Сали людей, он удостоился того, что душа Бешта, вновь материализуясь в этом мире, приходила к нему, чтобы обучать его сокровенным тайнам Творения (Иквета димешиха 210).

Попытка алии на Святую Землю

[↑]

После образования государства Израиль началась массовая алия марокканских евреев на Святую Землю. В 5709 (1949) году младший брат Баба Сали, р. Ицхак Абухацера (Баба Хаки), поселился в г. Рамле и возглавил там общину выходцев из Марокко. Он настойчиво уговаривал Баба Сали присоединиться к нему, чтобы помочь выходцам из Марокко сохранить свою веру и традиционный уклад жизни в новых для них условиях.

В элуле 5711 (1951) года Баба Сали со своей семьей и учениками поднялся на борт корабля, отплывавшего в Землю Израиля.

В открытом море корабль попал в шторм, грозивший перевернуть его. По приказу капитана моряки приготовили к спуску спасательные шлюпки. В критическую минуту марокканские евреи, составлявшие значительную часть пассажиров, обратились за помощью к Баба Сали. Он налил вина в старинный кубок, принадлежащий его деду, и, произнеся соответствующее благословение, пригубил вино. Затем он поднялся по трапу на палубу, несмотря на страшную качку, не пролив ни капли из зажатого в руке кубка. Он приблизился к бортовым перилам и плеснул вино в кипящие волны. В то же мгновение буря стихла (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

В канун Рош аШана Баба Сали сошел на берег в хайфском порту. Осенние праздники он провел в доме брата, р. Ицхака, в Рамле, а затем отправился в Йерусалим, где рассчитывал поселиться.

Однако духовная атмосфера святого города, раздираемого политическими и этническими конфликтами, произвела на него гнетущее впечатление. Особенно тяжело он переживал массовое духовное падение выходцев из Северной Африки — он не мог примириться с тем, что десятки тысяч евреев, соблюдавших заповеди в Марокко, Тунисе или Египте, оказавшись на Земле Израиля, в кратчайший срок отдалились от Торы.

Баба Сали решил покинуть страну, в которой безраздельно властвовали светские сионисты, строившие сталинский социализм и создававшие тип «нового еврея» — израильтянина, отбросившего все «галутные предрассудки» (там же).

Возвращение в Марокко

[↑]

Некоторое время Баба Сали прожил во Франции, а в 5713 (1953) году вернулся в Марокко.

Часть пути из Франции в Марокко Баба Сали проделал на автомобиле. В дороге, прямо в машине, он начал читать вечернюю молитву, а когда приблизился к Амиде — центральной части молитвы, которая произносится стоя, — знаком попросил шофера остановить машину. Шофер попытался возражать, ссылаясь на сложность и загруженность участка дороги, однако Баба Сали был непреклонен — казалось, что он не принимал в расчет никаких других обстоятельств, кроме того, чтобы в его молитве не было перерыва. Едва машина, создав серьезные помехи движению, остановилась, и Баба Сали, отойдя на несколько метров от шоссе, погрузился в молитву, к месту происшествия стремительно подъехал офицер дорожной полиции, восседавший на мотороллере. Не потребовав от шофера никаких разъяснений, полицейский начал регулировать движение своим жезлом, обеспечивая припаркованной машине полную безопасность. Когда Баба Сали, завершив молитву, возвратился в машину, шофер захотел поблагодарить офицера за его джентльменское поведение, — но страж порядка уже исчез. И тогда Баба Сали сказал шоферу: «Не ищи его! Это был вовсе не полицейский!» (Иквета димешиха 210).

Баба Сали вновь поселился в городе своей юности Тафилете — рядом со своим сыном р. Меиром Абухацера (Баба Меир), возглавлявшим еврейскую общину этого горного региона.

В течение десяти последующих лет Баба Сали жил очень замкнуто, посвящая все свое время изучению Торы и молитвенной медитации. Лишь изредка он навещал Францию, поддерживая духовный уровень сложившихся там многочисленных сефардских общин (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

Снова на Святой Земле

[↑]

В 5724 (1964) году, когда большинство евреев уже покинуло Марокко, семидесятичетырехлетний Баба Сали окончательно переселился в Израиль.

Он прожил некоторое время в Явне и Ашкелоне, а затем, начиная с 5730 (1970) года, обосновался в г. Нетивоте, где сложилась крупная община выходцев из Марокко.

Этот небольшой городок, расположенный в пустыне Негев, в тридцати километрах к югу от Ашкелона, стал центром притяжения для десятков тысяч людей из всех слоев израильского общества. В поисках излечения и избавления от мучающих проблем к нему приезжали не только сефардские евреи, но и «литваки», и представители различных хасидских общин.

Несколько примеров чудесного

[↑]

Однажды к нему обратился оле хадаш из СССР, жену которого советские власти не выпускали из страны. Баба Сали сказал: «Твою жену отпустят в тот день, когда наши пленные будут освобождены из Сирии». Посетитель покинул дом Баба Сали в еще более подавленном настроении — он не видел никакой связи между судьбами своей жены-отказницы и солдат, захваченных сирийцами во время Шестидневной войны. Ровно через месяц, в день, когда по радио сообщили об освобождении пленных из Сирии, оле хадаш получил телеграмму от жены, уже направляющейся в Израиль (Иквета димешиха 210).

В 5730 (1970) году террористы захватили гражданский самолет и угрожали в случае, если их требования не будут выполнены, взорвать пассажиров. Узнав об этом, Баба Сали удалился в свою комнату, чтобы молиться за спасение заложников. Через некоторое время он вернулся и сказал: «Все в порядке! Пассажиры освобождены». Позднее из сводки новостей выяснилось, что заложники были освобождены именно в ту минуту, когда Баба Сали закончил свою молитву (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Через некоторое время после Войны Судного Дня в приемной у Баба Сали появился молодой человек, прикованный к инвалидной коляске. Во время войны он был тяжело ранен — пуля задела позвоночник, в результате чего обе его ноги оказались парализованы. Он перенес несколько сложнейших операций, но положение только усугублялось — наконец, врачи заявили, что для спасения его жизни необходимо ампутировать одну ногу. Доведенный до отчаяния, молодой человек отправился в Нетивот, к Баба Сали, о котором друзья рассказывали ему различные чудеса. Выслушав трагическую историю гостя, Баба Сали спросил, накладывает ли он по утрам тфилин. «Нет», — честно ответил молодой человек, очень далекий от традиционного еврейского образа жизни. «А шабат ты соблюдаешь?!» — продолжал спрашивать Баба Сали. «Нет». «Если так, ты должен благодарить Всевышнего, что у тебя собираются отсечь всего одну ногу! — сурово произнес Баба Сали и пояснил: — Мы верим, что Всевышний наделяет органы нашего тела силой только для того, чтобы мы могли с их помощью выполнять Его заповеди. А у тех, кто не выполняет заповедей Торы, Творец должен был бы забрать дарованные Им силы обратно. Так что, и то немногое, что у тебя осталось, — незаслуженный тобой дар!». От обиды и отчаяния молодой человек разрыдался. Баба Сали дал ему успокоиться, а затем, глядя прямо в глаза, спросил: «Если я благословлю тебя, и ты сразу же встанешь на ноги, ты готов принять на себя “ярмо” Торы и заповедей?» «Да». «Если так, то дай мне твою руку». Мягко придерживая ладонь юноши, Баба Сали сказал: «Я благословляю тебя, чтобы ты был полностью здоров для служения Творцу!»

Повинуясь приказу праведника, молодой человек поднялся на ноги и без всякой посторонней помощи сделал несколько шагов. Потеряв самообладание, он выбежал из комнаты и помчался по улице к ближайшему телефону-автомату, находящемуся в двухстах метрах от дома Баба Сали. Он позвонил родным и, захлебываясь словами, рассказал им о своем исцелении (Маасей авотейну, Бешалах; R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

Пространство и время не служили преградой для Баба Сали — он ясно видел то, что было скрыто от него стенами, и мог предсказать то, что произойдет спустя многие дни и месяцы.


К нему пришла за благословением супружеская пара, остававшаяся бездетной в течение долгих лет совместной жизни. Он велел им вернуться домой и выбросить хранящуюся у них «нечистую книгу». Перебрав все свои книжные полки, супруги не обнаружили ничего, что могло бы классифицироваться как «нечистое». Они вновь посетили Баба Сали, но он сказал, что им следует поискать получше. Перерыв на этот раз всю квартиру, супруги, наконец, обнаружили то, что «видел» Баба Сали из далекого Нетивота: в углу чердака валялся экземпляр Нового Завета, оставленный прежними владельцами дома. Они выбросили книгу — и, в соответствии с предсказанием Баба Сали, положенное время спустя, отпраздновали рождение своего первенца (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Благочестие и скромность Баба Сали

[↑]

И в годы глубокой старости Баба Сали оставался верен правилам благочестия, унаследованным по цепи семейной традиции, — его повседневная жизнь была исполнена святости и удивительной чистоты. По свидетельству его ученика и помощника р. Элияу Альфаси, Баба Сали и в девяностолетнем возрасте не спал в кровати — чтобы надолго не прерывать занятий Торой и молитвенной медитации, он спал на стуле, положив руку на стол и облокотив на нее голову. Пробудившись, он произносил Тикун хацот (Полуночную молитву), а затем, до утренней молитвы, склонялся над фолиантами (Иквета димешиха 207).

Баба Сали избегал любого общения с женщинами — за исключением жены и членов семьи. Многочисленных посетительниц, приезжающих к нему со всех концов мира, выслушивал его помощник, который затем пересказывал их слова Баба Сали и передавал им ответ праведника. Во время праздничных трапез, когда в доме Баба Сали собирались семьи его учеников и последователей, столы для мужчин и женщин накрывались в разных комнатах (там же).

Следуя законам благочестия и скромности, он всегда носил одежду, ниспадающую до пят, и накидывал на голову капюшон — так, что все его тело оказывалось закрытым. Даже во время купания он надевал специальный халат и поочередно мыл все участки тела, стараясь, чтобы остальные места были в это время закрыты. Окунаясь в микву, он раздевался лишь по мере погружения, последовательно обнажая те участки тела, которые оказывались в воде. Кипу он снимал только перед тем, как погружался с головой, и, выныривая, немедленно одевал (там же).

На протяжении всего периода своего проживания в Нетивоте Баба Сали постоянно, даже будучи уже очень слабым, совершал поездки в Иерусалим, чтобы изучать там основополагающий трактат кабалы Зоар («Сияние»). Он говорил, что «один маленький фрагмент Зоара, изученный в Йерушалаиме, стоит десяти листов Зоара, изученных в любом другом месте» (там же, 210).

В дни праздника Песах 5743 (1983) года умер сын Баба Сали, р. Меир Абухацера (Баба Меир), в котором он видел своего духовного наследника и продолжателя. Эта потеря оказала тяжелое воздействие на здоровье Баба Сали, и он начал быстро слабеть: он практически перестал принимать людей и подолгу лежал, не в силах пошевелиться (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

Р. Исраэль Абухацера, Баба Сали, умер в больнице г. Беер-Шевы двадцатого Тевета 5744 (1984) года — на девяносто пятом году жизни.

Похоронен в Нетивоте. Его могила стала местом ежегодного паломничества десятков тысяч людей.

Баба Сали — раби Исраэль Абухацира

Баба Сали — раби Исраэль бар Масуд Абухацера (или Абухацира), выдающийся кабалист, раввин и законоучитель, известный как праведник и бааль-мофет (чудотворец). За удивительную духовную силу молитвы его стали называть «Баба Сали» (в переводе с арабского — «Молящийся Старец»). Раби Абухацера Баба Сали считался одним из духовных лидеров сефардских евреев и всего поколения. Годы жизни Баба Сали: 5650—5744 (1890—1984 гг.).

Оглавление

Первый период жизни: в Марокко

[↑]

Раби Исраэль Абухацера происходил из старинного раввинского рода выходцев из Испании.

Был внуком выдающегося законоучителя и кабалиста р. Яакова Абухацеры, являвшегося духовным руководителем евреев Марокко.

Родился в марокканском городе Тафилете, расположенном в горах на юге страны.

Изучал Тору под руководством отца, возглавлявшего общину Тафилеты, а затем — под руководством старшего брата р. Давида Абухацеры, сменившего умершего отца во главе общины.

С юных лет отличался исключительным благочестием и богобоязненностью. Как правило, он не спал более трех часов за ночь, посвящая все свое время занятиям Торой и молитве (R. Dovid Silber Noble lives 1, p.192; R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Приобрел глубокие познания не только в Талмуде и законодательных кодексах, но и в книгах кабалы, а также стал высококвалифицированным моэлем (специалистом, совершающим обрезание), шойхетом (специалистом по шхите — кашерному забою скота) и софером (писцом сакральных текстов).

В конце 5670 (1910) годов в ходе восстания против французских колонизаторов власть в этом горном районе захватил мулла Мухаммед ибн Кассам — мусульманский фанатик, поставивший евреев региона перед страшным «выбором»: либо они примут ислам, либо будут убиты. Чтобы подтвердить серьезность своих намерений, подручные муллы зверски убили главу общины р. Давида Абухацеру: в шабат, четырнадцатого кислева 5680 (1920) года, они привязали его к жерлу пушки и выстрелили из нее (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali, Hamodia Magazine 9.1.2004, p.6).

После смерти старшего брата р. Исраэль был вынужден принять на себя руководство общиной. По горным тропам он увел евреев в г. Арпад, находившийся под охраной правительственных войск, — в новом месте он сумел восстановить ешиву и другие общинные институты.

В 5681 (1921) году р. Исраэль посетил Землю Израиля. В Цфате он встретился с руководителем сефардской общины города, прославленным кабалистом р. Шломо-Элиэзером Альфандари (Саба Кадиша). После близкого знакомства с гостем цфатский мудрец сказал, что «никогда в жизни не видел более богобоязненного человека». Перед расставанием р. Альфандари, которому к тому времени уже исполнилось сто три года, в знак глубокого почтения встал перед тридцатидвухлетним р. Абухацерой и попросил у него благословения (R. Dovid Silber Noble lives 1, p.192; R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

В 5688 (1928) году р. Абухацера вновь побывал на Святой Земле, где издал книги своего убитого брата.

Слава чудотворца

[↑]

И в Земле Израиля, и в Марокко раби Исраэль Абухацера прославился как бааль-мофет (чудотворец), молитвы и благословения которого оказывают воздействие на реальность.

Однажды засушливым летом в его городке пересох родник, питающий микву — бассейн для ритуального омовения. Р. Абухацера распорядился, чтобы для миквы построили новый резервуар, рассчитанный на наполнение дождевой водой — несмотря на то, что в этом климатическом поясе в середине лета не бывает дождей.

По свидетельству очевидцев, когда устройство резервуара было закончено, р. Абухацера приблизился к пустующему бассейну и обратился к небесам со следующими словами: «Владыка Вселенной, Ты заповедал нам очищаться в водах миквы, и мы жаждем выполнить Твою заповедь. Мы сделали то, что возложено на нас, — теперь Ты сделай то, что зависит от Тебя». Участники этой церемонии не успели разойтись по домам, как начался ливень, и резервуар миквы до краев наполнился дождевой водой. Однако некоторое время спустя, углубленно изучая законы устройства миквы, р. Абухацера обратил внимание на то, что сток, по которому дождевая вода поступает из резервуара в бассейн, сделан в новой микве не в полном соответствии с мнением одного из авторитетных законоучителей последнего поколения. Р. Абухацера немедленно распорядился опорожнить резервуар и исправить сток. Старейшины общины возразили ему, что миква и с таким стоком кашерна на все сто процентов и что чудеса происходят не каждый день. И, тем не менее, по настоянию р. Абухацеры резервуар был опорожнен и дефект исправлен. Затем р. Абухацера вновь воззвал к небесам: «Открыто перед Творцом, что я сделал это не для собственной славы, но только для того, чтобы возросла духовная чистота в народе Израиля». Он попросил, чтобы законоучитель, в соответствии с мнением которого он исправил микву, стал заступником за него перед Троном Творца. Небеса, на которых за мгновение до этого не было ни облачка, на глазах собравшихся стремительно затянулись черными тучами, и хлынувший, как из ведра, дождь вновь наполнил микву до краев (Маасей авотейну, Ноах; Иквета димешиха 210).

Служение Баба Сали

[↑]

Ко всему, что связано с молитвой, р. Абухацера относился с особым трепетом. Для миньяна он избрал из членов своей общины девять знатоков Торы, скрупулезно соблюдающих заповеди, и молился трижды в день только с ними. Эти праведные евреи сопровождали его и в поездках по другим городам Марокко, и он старался на время этих поездок обеспечить их семейства пропитанием (Иквета димешиха 210).

В том, что касалось выполнения заповедей, он не останавливался ни перед какими трудностями и преградами. Так, однажды, чтобы произнести Биркат левана (Благословение на молодой месяц), он специально сел в поезд и проделал триста восемьдесят километров по железной дороге. Лишь после того, как поезд покинул зону облачности и густого тумана, р. Абухацера сошел на ближайшей станции и, взглянув на молодой месяц, как этого требует Алаха (Еврейский закон), произнес установленное благословение (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Евреи Марокко, пораженные силой его духовного воздействия на реальность, стали называть его «Баба Сали» (в переводе с арабского — «Молящийся Старец»).

Баба Сали обучал своих учеников и последователей служить Творцу в радости. На многочисленных трапезах, которые он устраивал для приходящих к нему гостей, никто не пьянел — независимо от того, какое количество вина было выпито. Однажды, в самый разгар трапезы, все заготовленные бутылки оказались опорожнены. Тогда Баба Сали обернул последнюю бутылку салфеткой, чтобы скрыть количество оставшегося в ней вина, — и наливал из нее на протяжении всего последующего застолья полные стаканы гостям. В дальнейшем он не раз прибегал в подобных случаях к этому чудодейственному средству, извлекая из полупустой бутылки неограниченное количество вина, как в древние времена пророк Элиша наполнял неограниченным количеством масла пустые кувшины (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali, Hamodia Magazine 9.1.2004, p.6).

В своем служении Баба Сали во многом пересекался с традицией восточноевропейского хасидизма. На протяжении всей жизни он изучал духовное наследие основателя хасидизма р. Исраэля Бааль-Шем-Това (Бешт), с которым ощущал особенное духовное родство. По свидетельству близких к Баба Сали людей, он удостоился того, что душа Бешта, вновь материализуясь в этом мире, приходила к нему, чтобы обучать его сокровенным тайнам Творения (Иквета димешиха 210).

Попытка алии на Святую Землю

[↑]

После образования государства Израиль началась массовая алия марокканских евреев на Святую Землю. В 5709 (1949) году младший брат Баба Сали, р. Ицхак Абухацера (Баба Хаки), поселился в г. Рамле и возглавил там общину выходцев из Марокко. Он настойчиво уговаривал Баба Сали присоединиться к нему, чтобы помочь выходцам из Марокко сохранить свою веру и традиционный уклад жизни в новых для них условиях.

В элуле 5711 (1951) года Баба Сали со своей семьей и учениками поднялся на борт корабля, отплывавшего в Землю Израиля.

В открытом море корабль попал в шторм, грозивший перевернуть его. По приказу капитана моряки приготовили к спуску спасательные шлюпки. В критическую минуту марокканские евреи, составлявшие значительную часть пассажиров, обратились за помощью к Баба Сали. Он налил вина в старинный кубок, принадлежащий его деду, и, произнеся соответствующее благословение, пригубил вино. Затем он поднялся по трапу на палубу, несмотря на страшную качку, не пролив ни капли из зажатого в руке кубка. Он приблизился к бортовым перилам и плеснул вино в кипящие волны. В то же мгновение буря стихла (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

В канун Рош аШана Баба Сали сошел на берег в хайфском порту. Осенние праздники он провел в доме брата, р. Ицхака, в Рамле, а затем отправился в Йерусалим, где рассчитывал поселиться.

Однако духовная атмосфера святого города, раздираемого политическими и этническими конфликтами, произвела на него гнетущее впечатление. Особенно тяжело он переживал массовое духовное падение выходцев из Северной Африки — он не мог примириться с тем, что десятки тысяч евреев, соблюдавших заповеди в Марокко, Тунисе или Египте, оказавшись на Земле Израиля, в кратчайший срок отдалились от Торы.

Баба Сали решил покинуть страну, в которой безраздельно властвовали светские сионисты, строившие сталинский социализм и создававшие тип «нового еврея» — израильтянина, отбросившего все «галутные предрассудки» (там же).

Возвращение в Марокко

[↑]

Некоторое время Баба Сали прожил во Франции, а в 5713 (1953) году вернулся в Марокко.

Часть пути из Франции в Марокко Баба Сали проделал на автомобиле. В дороге, прямо в машине, он начал читать вечернюю молитву, а когда приблизился к Амиде — центральной части молитвы, которая произносится стоя, — знаком попросил шофера остановить машину. Шофер попытался возражать, ссылаясь на сложность и загруженность участка дороги, однако Баба Сали был непреклонен — казалось, что он не принимал в расчет никаких других обстоятельств, кроме того, чтобы в его молитве не было перерыва. Едва машина, создав серьезные помехи движению, остановилась, и Баба Сали, отойдя на несколько метров от шоссе, погрузился в молитву, к месту происшествия стремительно подъехал офицер дорожной полиции, восседавший на мотороллере. Не потребовав от шофера никаких разъяснений, полицейский начал регулировать движение своим жезлом, обеспечивая припаркованной машине полную безопасность. Когда Баба Сали, завершив молитву, возвратился в машину, шофер захотел поблагодарить офицера за его джентльменское поведение, — но страж порядка уже исчез. И тогда Баба Сали сказал шоферу: «Не ищи его! Это был вовсе не полицейский!» (Иквета димешиха 210).

Баба Сали вновь поселился в городе своей юности Тафилете — рядом со своим сыном р. Меиром Абухацера (Баба Меир), возглавлявшим еврейскую общину этого горного региона.

В течение десяти последующих лет Баба Сали жил очень замкнуто, посвящая все свое время изучению Торы и молитвенной медитации. Лишь изредка он навещал Францию, поддерживая духовный уровень сложившихся там многочисленных сефардских общин (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

Снова на Святой Земле

[↑]

В 5724 (1964) году, когда большинство евреев уже покинуло Марокко, семидесятичетырехлетний Баба Сали окончательно переселился в Израиль.

Он прожил некоторое время в Явне и Ашкелоне, а затем, начиная с 5730 (1970) года, обосновался в г. Нетивоте, где сложилась крупная община выходцев из Марокко.

Этот небольшой городок, расположенный в пустыне Негев, в тридцати километрах к югу от Ашкелона, стал центром притяжения для десятков тысяч людей из всех слоев израильского общества. В поисках излечения и избавления от мучающих проблем к нему приезжали не только сефардские евреи, но и «литваки», и представители различных хасидских общин.

Несколько примеров чудесного

[↑]

Однажды к нему обратился оле хадаш из СССР, жену которого советские власти не выпускали из страны. Баба Сали сказал: «Твою жену отпустят в тот день, когда наши пленные будут освобождены из Сирии». Посетитель покинул дом Баба Сали в еще более подавленном настроении — он не видел никакой связи между судьбами своей жены-отказницы и солдат, захваченных сирийцами во время Шестидневной войны. Ровно через месяц, в день, когда по радио сообщили об освобождении пленных из Сирии, оле хадаш получил телеграмму от жены, уже направляющейся в Израиль (Иквета димешиха 210).

В 5730 (1970) году террористы захватили гражданский самолет и угрожали в случае, если их требования не будут выполнены, взорвать пассажиров. Узнав об этом, Баба Сали удалился в свою комнату, чтобы молиться за спасение заложников. Через некоторое время он вернулся и сказал: «Все в порядке! Пассажиры освобождены». Позднее из сводки новостей выяснилось, что заложники были освобождены именно в ту минуту, когда Баба Сали закончил свою молитву (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Через некоторое время после Войны Судного Дня в приемной у Баба Сали появился молодой человек, прикованный к инвалидной коляске. Во время войны он был тяжело ранен — пуля задела позвоночник, в результате чего обе его ноги оказались парализованы. Он перенес несколько сложнейших операций, но положение только усугублялось — наконец, врачи заявили, что для спасения его жизни необходимо ампутировать одну ногу. Доведенный до отчаяния, молодой человек отправился в Нетивот, к Баба Сали, о котором друзья рассказывали ему различные чудеса. Выслушав трагическую историю гостя, Баба Сали спросил, накладывает ли он по утрам тфилин. «Нет», — честно ответил молодой человек, очень далекий от традиционного еврейского образа жизни. «А шабат ты соблюдаешь?!» — продолжал спрашивать Баба Сали. «Нет». «Если так, ты должен благодарить Всевышнего, что у тебя собираются отсечь всего одну ногу! — сурово произнес Баба Сали и пояснил: — Мы верим, что Всевышний наделяет органы нашего тела силой только для того, чтобы мы могли с их помощью выполнять Его заповеди. А у тех, кто не выполняет заповедей Торы, Творец должен был бы забрать дарованные Им силы обратно. Так что, и то немногое, что у тебя осталось, — незаслуженный тобой дар!». От обиды и отчаяния молодой человек разрыдался. Баба Сали дал ему успокоиться, а затем, глядя прямо в глаза, спросил: «Если я благословлю тебя, и ты сразу же встанешь на ноги, ты готов принять на себя “ярмо” Торы и заповедей?» «Да». «Если так, то дай мне твою руку». Мягко придерживая ладонь юноши, Баба Сали сказал: «Я благословляю тебя, чтобы ты был полностью здоров для служения Творцу!»

Повинуясь приказу праведника, молодой человек поднялся на ноги и без всякой посторонней помощи сделал несколько шагов. Потеряв самообладание, он выбежал из комнаты и помчался по улице к ближайшему телефону-автомату, находящемуся в двухстах метрах от дома Баба Сали. Он позвонил родным и, захлебываясь словами, рассказал им о своем исцелении (Маасей авотейну, Бешалах; R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

Пространство и время не служили преградой для Баба Сали — он ясно видел то, что было скрыто от него стенами, и мог предсказать то, что произойдет спустя многие дни и месяцы.


К нему пришла за благословением супружеская пара, остававшаяся бездетной в течение долгих лет совместной жизни. Он велел им вернуться домой и выбросить хранящуюся у них «нечистую книгу». Перебрав все свои книжные полки, супруги не обнаружили ничего, что могло бы классифицироваться как «нечистое». Они вновь посетили Баба Сали, но он сказал, что им следует поискать получше. Перерыв на этот раз всю квартиру, супруги, наконец, обнаружили то, что «видел» Баба Сали из далекого Нетивота: в углу чердака валялся экземпляр Нового Завета, оставленный прежними владельцами дома. Они выбросили книгу — и, в соответствии с предсказанием Баба Сали, положенное время спустя, отпраздновали рождение своего первенца (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.192).

Благочестие и скромность Баба Сали

[↑]

И в годы глубокой старости Баба Сали оставался верен правилам благочестия, унаследованным по цепи семейной традиции, — его повседневная жизнь была исполнена святости и удивительной чистоты. По свидетельству его ученика и помощника р. Элияу Альфаси, Баба Сали и в девяностолетнем возрасте не спал в кровати — чтобы надолго не прерывать занятий Торой и молитвенной медитации, он спал на стуле, положив руку на стол и облокотив на нее голову. Пробудившись, он произносил Тикун хацот (Полуночную молитву), а затем, до утренней молитвы, склонялся над фолиантами (Иквета димешиха 207).

Баба Сали избегал любого общения с женщинами — за исключением жены и членов семьи. Многочисленных посетительниц, приезжающих к нему со всех концов мира, выслушивал его помощник, который затем пересказывал их слова Баба Сали и передавал им ответ праведника. Во время праздничных трапез, когда в доме Баба Сали собирались семьи его учеников и последователей, столы для мужчин и женщин накрывались в разных комнатах (там же).

Следуя законам благочестия и скромности, он всегда носил одежду, ниспадающую до пят, и накидывал на голову капюшон — так, что все его тело оказывалось закрытым. Даже во время купания он надевал специальный халат и поочередно мыл все участки тела, стараясь, чтобы остальные места были в это время закрыты. Окунаясь в микву, он раздевался лишь по мере погружения, последовательно обнажая те участки тела, которые оказывались в воде. Кипу он снимал только перед тем, как погружался с головой, и, выныривая, немедленно одевал (там же).

На протяжении всего периода своего проживания в Нетивоте Баба Сали постоянно, даже будучи уже очень слабым, совершал поездки в Иерусалим, чтобы изучать там основополагающий трактат кабалы Зоар («Сияние»). Он говорил, что «один маленький фрагмент Зоара, изученный в Йерушалаиме, стоит десяти листов Зоара, изученных в любом другом месте» (там же, 210).

В дни праздника Песах 5743 (1983) года умер сын Баба Сали, р. Меир Абухацера (Баба Меир), в котором он видел своего духовного наследника и продолжателя. Эта потеря оказала тяжелое воздействие на здоровье Баба Сали, и он начал быстро слабеть: он практически перестал принимать людей и подолгу лежал, не в силах пошевелиться (R. Daykin Harav Yisrael Abuchatzera, The Baba Sali).

Р. Исраэль Абухацера, Баба Сали, умер в больнице г. Беер-Шевы двадцатого Тевета 5744 (1984) года — на девяносто пятом году жизни.

Похоронен в Нетивоте. Его могила стала местом ежегодного паломничества десятков тысяч людей.

Как знахарь Баба Сали приходил во снах к юным девушкам и делал их женами. Ридус

В 1889 году в Марокко, в местечке Тафилальт среди Атласских гор и колоритных оазисов пустыни Сахары родился мальчик, которого назвали Исраэль Абухацира. Надо сказать, что в Марокко вплоть до создания Израиля проживали около 500 тысяч евреев, и особенно крупные общины были в Касабланке, Фесе, Марракеше и в упомянутом регионе Тафилальт.

В наши дни в Израиле этого человека знает каждый выходец из Марокко под именем Баба Сали. Это духовный лидер марокканских евреев, живущих в Марокко и Израиле, раввин, каббалист, широко известен также как чудотворец.


Он переехал в Израиль в 1963 году в связи с тем, что почти все его сподвижники и прихожане эмигрировали в Израиль из-за обострения арабо-израильского конфликта и усугубления антисемитизма в отношении евреев в арабских государствах, включая Марокко.

В Израиль он приехал уже глубоким стариком, но встречали его с царскими почестями. Вначале он жил в городке Явне под Тель-Авивом, но затем переехал в «марокканскую столицу» страны, городок Нетивот в пустыне Негев. Там начиная с 1956 года активно размещали эмигрантов из Марокко, и даже по сей день, в 2020-м, в Нетивоте три четверти жителей — это потомки тех марокканских евреев. Здесь же он умер и был похоронен в 1985-м.

© puerrtto. livejournal.com

Десятки тысяч евреев Марокко провожали его в последний путь на городском кладбище Нетивота, где для него построили целый погребальный комплекс. Каждый год его могила становится местом паломничества, ее посещают до миллиона израильтян марокканского происхождения. Просят обычные вещи: первенца в семью, денег, здоровья. В принципе, это ничем не отличается от молитв в церквях, мечетях и синагогах.

© puerrtto. livejournal.com

Паломники приносят на могилу бутылки с водой, молятся, делают пожертвования, общаются друг с другом, вспоминают своих живших в Марокко бабушек и дедушек. Они верят, что дух великого раввина благословил воду в бутылке и что эта вода станет целебной и исцелит их от болезней, поможет удачно выйти замуж дочери или устроиться на работу сыну. Кроме того, посещение могилы Бабы Сали для многих выходцев из Марокко являются символом почтения к богатейшей, но уходящей в прошлое культуре марокканских евреев. Как бы скептически многие из нас ни относились к религии, тут все же есть важный момент сохранения культуры и истории одной из древнейших еврейских общин мира — марокканской. В эпоху «Кока-колы» и «Инстаграма» это весьма актуально.

Баба Сали в юности в Марокко.

© puerrtto. livejournal.com

Он же в старости в Израиле.

© puerrtto. livejournal.com

Кажется, с официальной версией жизненного пути Бабы Сали мы закончили.

Все остальное вокруг личного этого религиозного деятеля, как и следовало ожидать, окружено легендами и мистикой. Историй из серии «поднял на ноги парализованного», «накормил всех бедных двумя лепёшками» (вам это ничто не напоминает?) и «пришел во сне к безутешной вдове, и она родила сына» полно. Кстати, тема посещения людей во сне является самой популярной среди поклоняющихся Бабе Сали. Именно во сне он посетил душу 15-летней юной девушки и настоятельной ей рекомендовал выйти за него замуж. Пришлось девушке согласиться, и она стала женой 90-летнего старика. Две его предыдущие жены умерли естественной смертью, а сам Баба дожил по почтенных 95 лет.

Я оказался на могиле Бабы Сали вчера, в разгар коронавируса. Там было пусто и, я бы сказал, сильно намусорено. Дверь в гробницу была приоткрыта, внутри сидели несколько человек. Не стал их беспокоить и вышел назад на улицу, где сфотографировал котят, раздиравших когтиками лик Бабы Сали. С кошками тут вообще все прекрасно…

© puerrtto. livejournal.com

© puerrtto. livejournal.com

…как и с хаотичными и неопрятными растяжками и надписями для посетителей и паломников. Здесь, например, моют руки.

© puerrtto. livejournal.com

© puerrtto. livejournal.com

А здесь к вашим услугам прямая связь с богом «всего» за 450 шекелей (130 долларов). И ведь наивных достаточно.

© puerrtto. livejournal.com

Когда-то здесь пили воду, но те времена давно прошли, и все выглядит заброшенным и сломанным.

© puerrtto. livejournal.com

Баба Сали — еврей Баал-Шем-Това

Рабби Исраэль Абу-Хацера — Баба Сали

Четвертого Швата еврейский мир отмечает годовщину со дня смерти великого мудреца Торы, праведника, чудотворца рабби Исраэля Абу-Хацеры, больше известного в мире под именем Баба Сали. Принято считать, что Баба Сали был лидером лишь сефардского еврейства. В действительности же, за благословением к праведнику приезжали сотни евреев самых различных направлений. Могила Баба Сали в Нетивоте считается священным местом. Ежедневно там молятся люди, а в годовщину смерти праведника здесь собирается больше полумиллиона евреев.

Родился рабби Исраэль Абу-Хацера в Рош а-Шана 5650 (1889) г. в Марокко. Он был сыном мудреца Торы и каббалиста рабби Масуда Абу-Хацеры. С юных лет рабби Исраэль посвятил себя изучению Торы – ее открытой (Талмуд и законы) и сокрытой (Каббала) части. Уже тогда о нем начали говорить как о чудотворце, о его молитвах и благословениях, которые всегда исполнялись.

После смерти отца рабби Исраэль стал главой йешивы. В 1930 г. он посетил Священную Землю и год жил в Иерусалиме, в Старом Городе. Мудрецы и праведники Израиля, зная о его святости и искреннем служении, с почетом и уважением отнеслись к молодому раввину. 105-летний рабби Шломо-Элиезер Алефандри (Саба Кадиша), цадик, каббалист и мудрец Торы, встал перед Баба Сали, которому тогда было чуть больше сорока.

Вернувшись домой, рабби Исраэль стал лидером и духовным наставником еврейской общины Марокко, унаследовав этот пост от своего брата. Двадцать лет Баба Сали стоял во главе марокканской общины, а также был главой раввинского суда в Арподе.

В 1950 году праведник снова приехал в Эрец-Исраэль и прожил в Иерусалиме почти три года. Затем он снова вернулся в Марокко, чтобы укрепить дух местного еврейства. Время от времени он посещал Францию, где помогал и оказывал духовную поддержку местным марокканским еврейским общинам. В 1963 г. он переехал жить в Священную Землю окончательно. Несколько лет рабби Исраэль прожил в Явне, затем — в Ашкелоне, а в 1970 г. перебрался в Нетивот.

Имя Баба Сали было известно всем. О нем шла слава чудотворца и целителя, и евреи со всего Израиля шли к цадику за поддержкой и благословением. И происходили чудеса: в бездетных семьях рождались дети, безнадежно больные выздоравливали, нуждавшиеся в средствах обретали достаток.

Баба Сали до последнего своего дня продолжал изучать святую Тору и служить Б-гу «всем существом своим». Его помыслы, речи и действия были всецело посвящены Всевышнему и наполнены ожиданием скорейшего Освобождения. Баба Сали отдельно хранил дома особые одежды, в ткань которых были вплетены золотые нити. В этих одеждах он собирался встречать Мошиаха в день его раскрытия. 4 Швата 5744 (январь 1984) г. в возрасте 94-х лет цадик вернул свою святую душу Создателю.

«Я знаю, кто такой Баал-Шем-Тов!»

Связь с хасидизмом и особенно — с учением ХАБАДа была неотъемлемой частью жизни Баба Сали. Находясь во Франции во время месяца Элул, когда требуется особая духовная подготовка к предстоящим праздникам Рош а-Шана и Йом-Кипур, Баба Сали проводил эти дни в йешиве «Томхей-Тмимим». Для него всегда были готовы две комнаты, где он жил, учился и молился. Каждую ночь, с полуночи до рассвета, Баба Сали изучал «Ликутей Тора» Алтер Ребе.

— В 1979 г., — рассказывает р. Аминадав Криспин из Кирьят-Гата, — я удостоился аудиенции у Любавичского Ребе Короля Мошиаха. Ребе, зная о моей связи с семьей Баба Сали (р. Криспин женат на внучке Баба Сали), попросил меня рассказать какую-нибудь историю из жизни праведника. Я кое-что вспомнил.

Приехав в Эрец-Исраэль в 1963 г., Баба Сали жил некоторое время в Явне, в доме своего племянника, рабби Авраама Абу-Хацеры. В Явне находился колель (учебное заведение, в котором изучают Тору женатые мужчины). Глава колеля вел свою родословную от Виленского гаона и считался авторитетным знатоком Торы. И вот он попросил меня устроить ему встречу с праведником, что я и сделал. Баба Сали оказал своему гостю всевозможные почести и попросил принести что-нибудь для «лехаим» и легкое угощение.

В какой-то момент речь зашла о Баал-Шем-Тове. И здесь раввин допустил грубую ошибку. «Баал-Шем-Тов? — развел он руками. — Разве можно его сравнивать в знании Талмуда с самим Виленским гаоном?!» Баба Сали посерьезнел. Несколько мгновений он молчал, а потом твердо произнес: «Вам ли рассуждать об этих двух гигантах?! Я знаю, кто такой Баал-Шем-Тов!» — и добавил: «Уходите. Прямо сейчас. Я больше не желаю вас видеть».

Раввин, смущенный и растерянный, вышел из комнаты. Я последовал за ним. Думаю, не трудно представить, какие чувства я испытывал в эти минуты. «Как у вас язык повернулся говорить такое?» — спросил я этого человека. Он не ответил.

Когда я снова вошел к Баба Сали, он пребывал в печальном расположении духа. «Что же ты сделал? — спросил он меня. — Ты привел ко мне того, кто смеется над святым Баал-Шем-Товом!.. Увидишь: если завтра колель, во главе которого стоит этот человек, по-прежнему будет существовать, я — не Баба Сали!..»

На следующее утро с главой колеля связался по телефону глава муниципалитета Явне. Он сообщил, что беседовал сегодня с чиновником из министерства внутренних дел, и тот сказал, что финансирование колеля в Явне решили прекратить…

Эту историю я никому до сих пор не рассказывал. Об этом я тоже сказал Ребе. Ребе слушал меня очень внимательно, а потом, когда я закончил, в изумлении развел руками и произнес: «Но почему же вы до сих пор молчали?»

«Для Вас лучше было бы остаться в Эрец-Исраэль…»

Связь Баба Сали с Ребе поистине удивительна. В письме от 26 Тевета 5712 (январь 1952) г. Ребе желает праведнику всех благ в связи с прибытием в Священную Землю. Предварив свое письмо почетными титулами, Ребе пишет: «…Поскольку Всевышний удостоил Вас чести прибыть в нашу Священную Землю, это значит, что на Вас Свыше возложена особая миссия. А именно: вдохнуть дух новой жизни в общину наших сефардских братьев и воздействовать на них во всех вопросах, связанных с укреплением Торы и заповедей. И особенно важен здесь вопрос о воспитании детей, чтобы они, не дай Б-г, не пошли ложным путем, а получали бы настоящее еврейское образование и росли бы богобоязненными евреями… И в заслугу того, что Вы будете исполнять свою святую миссию вплоть до готовности к самопожертвованию, пусть Всевышний дарует Вам долгую и счастливую жизнь. И дай Б-г, чтобы Вы преуспели в вашей работе. Да ниспошлет Вам Всевышний удачу в материальных и духовных делах…»

Спустя год после того, как он поселился в Священной Земле, праведник вдруг принимает неожиданное решение — уехать в Америку. Главная причина, по которой он приехал в Эрец-Исраэль, заключалась в том, чтобы всецело посвятить себя изучению Торы и служению. К сожалению, антидуховная атмосфера, превалирующая в Священной Земле, очень гнетуще действовала на праведника, и он решил покинуть страну. Но прежде, чем осуществить такой шаг, Баба Сали обратился за советом к Ребе Королю Мошиаху.

В ответном письме Ребе подробно и обстоятельно, ссылаясь на Талмуд, учение каббалы и труды хасидизма, объяснил, что Свыше на праведника возложена миссия быть духовным наставником, чья душа включает в себя души всех тех, кем он руководит, и одним из глав народа Израиля, за кем готовы последовать десятки тысяч евреев.

«Всевышний даровал Вам исключительные способности быть духовным лидером, — писал Ребе, — и поэтому, на мой взгляд, для Вас лучше было бы остаться в Эрец-Исраэль, где Вы находились бы в непосредственной близости с нашими сефардскими братьями, которые так жаждут слова Б-га. Кроме того, как мне кажется, Вам следует посвятить свои силы работе по улучшению жизни сефардских общин Эрец-Исраэль, поскольку жизнь в уединении — не для Вас…»

От людей, близких к Баба Сали, стало позже известно, что праведник хотел перебраться в Америку, главным образом, для того, чтобы находиться поближе к Ребе, поскольку считал, что такое соседство еще больше укрепит его духовные силы.

«Способна ли бескрылая муха понять орла, гордо парящего в небесах!»

Баба Сали всегда поддерживал все нововведения Ребе. Приехав в Марокко в 1954 г. и увидев воочию, каких больших успехов добились здесь в своей работе посланники Ребе, он отправил Ребе письмо, где выражал свое восхищение и глубокую благодарность.

В 5727 (1967) г. Баба Сали стал одним из самых горячих приверженцев первой широкомасштабной кампании Ребе — «тфиллин». А в 5734 (1973) г. выразил свою поддержку кампании «Субботние свечи», когда Ребе призвал всех женщин, девушек и девочек от трех лет и старше зажигать свечи в честь субботы и праздника.

Далеко не все одобрили это нововведение. Один из раввинов, обладающий авторитетным мнением в кругах ортодоксального еврейства, публично выступил против того, чтобы возлагать исполнение заповеди зажигания свечей на трехлетних девочек. Услышав об этом, Баба Сали выразился категорично и однозначно: «Способна ли бескрылая муха понять орла, гордо парящего в небесах!»

В 5742 (1981) г. Ребе призвал всех евреев — и мужчин, и женщин — объединиться «единством истинным и вечным», приобретя буквы в «совместных» свитках Торы, которые должны быть написаны в их заслугу и согласно обычаю их общин (то есть, стиль написания букв согласно ашкеназскому, сефардскому или йеменскому обычаю, или согласно АРИ и т.д.). В этом же году Баба Сали опубликовал письмо, в котором благословлял всех тех, кто участвует в этой кампании, особенно в написании свитков Торы для детей.

«Все мы ждем с нетерпением полного и окончательного Освобождения, которое принесет нам наш праведный Мошиах, — писал праведник. — Это время уже на подходе, и мы поэтому должны объединиться вместе. Святой Любавичский Ребе, да продлятся годы его жизни, сосредоточил сейчас свое внимание и силы в попытке объединить в единое целое всех еврейских детей — солдат армии Всевышнего — посредством написания для них особых свитков Торы. И это великая заслуга для каждого еврейского ребенка — приобрести букву в таком свитке. Я благословляю каждого еврейского мальчика и каждую еврейскую девочку, чьи буквы вписаны в такой свиток Торы. И, конечно же, мы удостоимся немедленного раскрытия Короля Мошиаха, который придет, чтобы освободить нас и привести в Священную Землю…»

В начале месяца Ав 5737 (1977) г. Баба Сали вместе с рабби Ицхаком Кадури опубликовали письмо протеста против тех, кто пытался «воевать» с изучающими «Танию» в тех местах, где изучение трудов хасидизма ХАБАД считалось чуть ли не актом вероотступничества.

«…Они борются с теми, — говорилось в письме, — кто желает изучать и распространять учение хасидизма, объединяясь с Б-жественным Светом семи дней Творения — святым рабби Исраэлем Баал-Шем-Товом, и учением ХАБАД, которое исходит от величайшего из мудрецов, нашего учителя рабби Шнеур-Залмана, автора Тании и «Шулхан Арух», и его последователей, включая великого мудреца нашего поколения, гаона и праведника, нашего святого учителя Любавичского Ребе, да продлятся годы жизни его…»

«Это же еврей Баал-Шем-Това!..»

Всю жизнь Баба Сали поддерживал контакт с ХАБАДом и Ребе, в частности. Вот лишь несколько характерных эпизодов из жизни этого великого человека, подтверждающих сказанное.

* * *

Раввин Моше Дейч рассказывает:

— Рош-а-Шана 5740 (1981) г. я решил провести в Краун-Хайтсе, возле Ребе. Прежде чем вылететь в Нью-Йорк, я отправился с визитом к Баба Сали, в Нетивот. Праведник, узнав о цели моего путешествия, написал короткую записку с просьбой о благословении и попросил меня передать ее Ребе.

Встретившись с Ребе, я рассказал ему об этой просьбе и передал записку от праведника. «Рабби Абу-Хацера? — переспросил Ребе и, разворачивая записку, добавил: — Это же еврей Баал-Шем-Това!..»

* * *

Рабби Яшар Эдрей, зять Баба Сали, рассказывает:

— Однажды Баба Сали принесли кусок леках, который Ребе специально передал для него. Радость праведника была неописуемой. Он позвал всех домашних и каждому дал попробовать от этого пирога. Затем он сказал, что это величайшая заслуга — получать леках от Любавичского Ребе.

* * *

Один раввин, посетивший Баба Сали, увидел в его домашнем альбоме фотографию Любавичского Ребе и спросил праведника, как тот относится к тому, что хасиды ХАБАДа считают своего Ребе Мошиахом. Баба Сали улыбнулся и ответил по-арабски: «Иштахил килши», что означает: «Все подходит к нему, он всего достоин».

* * *

Группа молодых людей пришла к праведнику с визитом, но он отказал им. Оказалось, что они довольно враждебно настроены против хасидов. «Кто оспаривает учение Баал-Шем-Това, отталкивает Мошиаха», — сказал Баба Сали.

* * *

— Мне как-то раз довелось принимать участие в трапезе, устроенной в доме Баба Сали, — рассказывает рав Йосеф Дейч. — И когда я стал произносить перед присутствующими слова Торы, то сослался на Ребе. Праведник, услышав имя Ребе, жестом руки остановил меня и процитировал заключительные слова стиха из Торы («Берейшит», 49:10): «…И к нему стекутся народы»

* * *

— Мне выпала честь побывать на одной из трапез в доме Баба Сали, — рассказывает раввин Йосеф Матов. — Каждый из гостей рассказывал историю о ком-нибудь из праведников. И в тот момент, когда кто-то стал рассказывать историю о Ребе, Баба Сали встал (хотя был тогда уже в преклонном возрасте и слаб здоровьем) и стоял до тех пор, пока история не закончилась.

* * *

Раввин Яаков Вайнтруб, глава колеля «Бейт Исраэль» в Нетивоте, рассказывал:

— Прежде чем отбыть в Нью-Йорк в 5740 (1980) г., я пришел к Баба Сали за благословением. Он, услышав, что я лечу к Ребе, встал, сжал двумя своими ладонями мою руку и сказал: «Передайте Ребе мои наилучшие пожелания и скажите ему, что я молюсь о нем трижды в день».

С Ребе лично мне встретиться не удалось, но я передал ему слова Баба Сали через секретариат и очень скоро — опять же через секретариат — получил ответ: Ребе отвечал приветствием и благословением.

Вернувшись домой, я снова встретился с Баба Сали и передал ему слова Ребе. Лицо праведника осветила улыбка. «Мошиах здесь, — сказал он мне. — И он вот-вот раскроется миру».

Опубликовано: 14.01.2016

Рав Исраэль Абухацира (Баба Сали) —

Длинный, уходящий вдаль коридор, состоящий из множества комнат, притягивает взгляд. Его сумрачные тона вызывают волнение, трепет, дрожь и даже страх. Мужской силуэт в белых восточных одеждах, стоит возле каждого проема, разделяющего одну комнату от другой. Присутствует ощущение, что он живой и удаляется в глубь, продвигаясь к точке света, изображенной в самой глубине этого, окутанного таинственностью, архитектурного сооружения.

Таким увидел Баба Сали его современник, изобразивший на своей репродукции, продвижение каббалиста через множество состояний в духовное измерение. Рассказы людей, чей жизненный путь пересекался с этим удивительным человеком, наполнены восхищением и таинственностью.

Великие предки

Рабби Исраэль Абухацира (Баба Сали) происходил из старинного раввинского рода выходцев из Испании. Он был внуком выдающегося законоучителя и каббалиста рава Яакова Абухацира, являвшегося духовным руководителем евреев Марокко.

Его предком был рав Шмуэль Абухацира (16 век), родившийся в Палестине и некоторое время живший в Дамаске, где он изучал Тору вместе с великим каббалистом равом Хаимом Виталем – учеником Ицхак Лурия Ашкенази (Ари), величайшим каббалистом всех времен – основателем современной каббалы.

Урок детства

Исраэль родился в Рош а-Шана (1889 г.) в марокканском городе Тафилалет, расположенном в горах на юге страны. С юных лет посвящал все свое время занятиям Торой, которую изучал под руководством отца – рава Масуда Абухацира, и молитве. Оставляя на сон, обычно, не более 3 часов в день. В последствии, тысячи последователей Исраэля с любовью называли его Баба Сали (по-арабски «наш молящийся отец»).

Однажды, в детстве, он стал свидетелем драки сверстников, о которой рассказал отцу:

– Зачинщик всего этого меня так разозлил, что я чуть его не проклял! – поделился впечатлением Исраэль.

На что отец ответил:

– Сынок! Тебе предначертано великое будущее: все, что сойдет с твоих уст, воплотится. Так старайся же всю жизнь лишь благословлять и разговаривать с людьми по-хорошему, но никогда не проклинай!

Так Исраэль получил от отца величайший урок, определивший всю его последующую жизнь.

Трагедия марокканской общины

После смерти отца Исраэль стал изучать Тору под руководством брата рава Давида Абухацира, который взял руководство общины Тафилалеты на себя.

В конце 1910 года в ходе восстания против французских колонизаторов власть в горном районе захватил мулла Мухаммед ибн Кассам — мусульманский фанатик, поставивший евреев региона перед страшным «выбором»: либо они примут ислам, либо будут убиты. Чтобы подтвердить серьезность своих намерений, подручные муллы зверски убили главу общины рава Давида Абухацира: они привязали его вместе с еще двумя евреями к жерлу пушки и выстрелили из нее. Три тела были разорваны на тысячи частей.

После смерти старшего брата Исраэль был вынужден принять на себя руководство общиной. По горным тропам он увел евреев в город Арпад, находившийся под охраной правительственных войск, где 20 лет руководил марокканской общиной, а также был главой раввинского суда в Арпаде.

Жизненные принципы

Рав Исраэль Абухацира держался подальше от политики и пользовался уважением во всех кругах, включая величайших ашкеназских и хасидских лидеров.

На протяжении всей своей жизни он изучал духовное наследие основателя хасидизма рава Исраэля Бааль-Шем-Това (Бешт), с которым ощущал особенное духовное родство.

В своей книге «Аават Исраэль» (Любовь Израиля) Баба Сали наглядно показал, как все заповеди Торы, так или иначе, связаны с заповедью «Возлюби ближнего, как самого себя» — как сказал раби Акива: «Возлюби ближнего своего, как самого себя» — это величайший принцип Торы».

Послесловие

С 1921 года Баба Сали неоднократно посещал Землю Израиля. Но окончательно переехал в страну только в 1963 году. Последние годы жил в южном округе – городе Нетивот. Там он получил широкую огласку, как великий каббалист, мудрец и чудотворец. К нему на прием приезжали многие израильтяне, в том числе уважаемые раввины и политики.

Умер рав Исраэль Абухацира в 1984 году.

Каждый год десятки тысяч паломников со всего мира приезжают на Элюлю (день смерти праведника) Баба Сали. Вокруг его могилы, в Нетивоте, всегда царит необыкновенно добрая, уютная атмосфера. И это не случайно. Ведь вся жизнь сефардского раввина была посвящена объединению евреев вокруг их духовной основы – источника жизни и равновесия души.    

Алла Певзнер

В Беэр-Шеве убили внука Баба Сали // Jewish.Ru — Глобальный еврейский онлайн центр

Вчера в Беэр-Шеве был убит 70-летний раввин Элазар Абу-Хацира, внук авторитетного сефардского каббалиста рабби Исраэля Абу-Хациры, известного также как Баба Сали.

Раввин был ранен в городской иешиве во время приема посетителей. Один из визитеров вошел в комнату раввина и несколько раз ударил его ножом в сердце. Студенты Элазара Абу-Хациры схватили незнакомца и передали его полиции. Преступником оказался 42-летний житель поселка Эльад Ашер Даган, мстивший раввину за то, что тот не смог помочь ему решить семейные проблемы. Свидетели рассказывают, что убийца неоднократно приходил к раву за советом и благословением. Срок ареста задержанного продлен до 10-го августа. Даган также будет отправлен на психиатрическую экспертизу.

На место происшествия немедленно прибыла скорая помощь. Раввин с тяжелыми ранениями был доставлен в медицинский центр «Сорока» в Беэр-Шеве, однако спасти его не удалось: он скончался по дороге в больницу.

Иешиву, где был убит рав Абу-Хацира, оцепила полиция. На место преступления прибыли начальник полиции Южного округа Йоси Парьенте и министр внутренних дел Израиля Эли Ишай.

Собравшиеся у иешивы местные жители потрясены случившимся. «В это невозможно поверить, — говорят последователи рабби. — Это гнусное преступление было совершено против одного из самых выдающихся людей Израиля».

Элазар Абу-Хацира родился в Марокко семье известного раввина. Был признанным авторитетом в области Каббалы. Последователи Абу-Хациры говорят, что в последние годы он редко покидал свое жилище.

Дед покойного, рабби Исраэль Абу-Хацира, более известный как Баба Сали (что означает «молящийся отец» или «свято молящийся»), был раввином города Тфилалат в Марокко и считался духовным лидером марокканских евреев в Израиле. Ему приписывали множество чудесных историй. Рассказывали, как он приходил к людям во сне и предупреждал их о том, что автобус, на котором они каждое утро ездят на работу, на следующий день взорвется. Другие рассказывают, как Баба Сали излечил парализованного инвалида войны после того, как тот пообещал соблюдать Шаббат и накладывать тфилин.

После смерти второй жены Исраэль Абу-Хацира женился в третий раз. Его избранницей стала 15-летняя девушка. По рассказам очевидцев, до этого раввин приходил к ней во сне и просил её руки.

Могила Баба Сали стала местом паломничества десятков тысяч людей. Они приносят туда бутылки с водой, поскольку верят, что дух великого раввина благословит воду в бутылке. По их мнению, эта вода исцелит их от болезней, поможет в делах. Посещение могилы Бабы Сали для многих выходцев из Марокко является проявлением общинной солидарности.

В России трагедия в Беэр-Шеве также не оставила равнодушными многих, кто был знаком с убитым раввином. Сегодня в московской синагоге в Марьиной Роще состоялся обряд брит-мила. Младенец в честь погибшего Элазара Абу-Хациры получил имя Ханан Элазар.

Самые сокровенные секреты Бабы Сали — Mishpacha Magazine


Фото: Ицик Бальницкий, архив Раши, личный архив раввина Авиэля Хаима Хури, архивы Мишпача

Знак на двери виллы в Ашкелоне, южном приморском городе Израиля, читается просто «семья Голанских высот». Большая гостиная, удобные диваны и произведения искусства, украшающие стены, со вкусом оформлены и, очевидно, дороги, как и положено одному из самых успешных и высокопоставленных юристов страны.

Но внизу есть секрет. Святилище, созданное альтер-эго адвоката Дэвида Голана. В зале суда нет намека на его другую жизнь — ученого, талмид хахама и давнего доверенного лица рава Ицхака Абучацейры, Баба Сали ztz’l.

Его ближайшее окружение знает об этом подвале, хотя он не афиширует это, и он редко говорит о своих многолетних отношениях с марокканским цадиком, мекубалом и чудотворцем, который приехал в Эрец Исраэль в 1964 году и поселился в Нетивоте. где он был похоронен после его смерти 20 лет спустя.

«Удачи, если тебе удастся извлечь от него несколько хороших историй», — сказал нам ранее внук Абучацейры. «Он не любит разговаривать, но все помнит. Вы можете доверять всему, что он говорит. Но он никогда не говорит публично об этой части своей жизни ».

Может быть, это потому, что прошло уже 35 лет, может быть, потому, что он чувствует, что некоторые люди искажают репутацию цадика, может он чувствовал, что пришло время рассказать его истории, и я связался с ним в нужный момент — в любом случае, когда мы встречаемся с Дэвидом Голаном, он в болтливом настроении и с радостью проводит для нас экскурсию по подвальному храму.

Спуститься по 15 ступеням — все равно что попасть в Марокко. В отличие от элегантной современной мебели наверху, здесь стены покрыты бордовыми и золотыми гобеленами, вдоль стен — мягкие скамейки, диваны с экзотическими декоративными подушками и набор традиционных музыкальных инструментов. Дэвид объясняет, что иногда в подвал приходят музыканты андалузских оркестров. Они часами сидят, играя и сочиняя песни на арабском языке.

«Но вы пришли услышать о цаддике», — решительно говорит он.

На мгновение кажется, что он отодвигает таинственный занавес, открывая нам вид изнутри одного из величайших гедолимов прошлого поколения.

Давид Голан родился в 1950 году в городе Эрфуд, Марокко, где брат Бабы Сали, Хахам Ицхак Абучацейра, был кехиллах равом. Эрфуд был относительно современным городом с широкими дорогами, электричеством, современной больницей, эффективным водоснабжением и множеством синагог, где проживало более 3000 евреев. К концу 60-х годов в городе не осталось евреев.

«Баба Сали приезжал в город из своей резиденции в городе Рисани, который находился примерно в 12 километрах от него», — вспоминает Голан. «И каждый раз, когда он приезжал, вся община выходила, чтобы поприветствовать его. Мы, дети Талмуд-Торы, часами слонялись без дела, просто чтобы увидеть, как он выходит из машины и входит в дом. Это все, что мы смогли увидеть ».

В то время Голан не имел отношения к Баба Сали, но говорит, что учился в одном классе со своим внуком, равом Давидом Абучацейрой из Нагарии.Его брат, Баба Элазар, был на несколько классов выше их.

Семья Давида Голана переехала в Израиль в 1963 году, и он поступил в иешиват Порат Йосеф в Иерусалиме, где его умный и острый ум заметили Хахам Шимон Баадани и Хахам Шалом Коэн. В конце концов он оставил ешиву и изучал математику и физику в Еврейском университете, перешел на юриспруденцию и в конечном итоге стал адвокатом.

Но до этого его связь с Баба Сали была закреплена.

«Он совершил алию в 1964 году, через год после нас, — говорит Голан, — и я был хорошим другом его сына, Бабы Баруха — и так все началось.

Баба Сали сначала поселился в Явне, а затем перебрался в Нетивот в 1970 году, где у него был постоянный поток посетителей — хасиды, рошеи иешива, сефарды — всех, кто искал его уникального совета. «Поскольку я был близким другом рава Баруха, мы посещали Баба Сали в Нетивоте не реже одного раза в неделю. Мы слушали divrei Torah или divrei mussar или праздновали вместе с ним.

«Баба Сали не знал моего отца, но он удивил меня, сказав, что знает мою бабушку, Лию Хадас Салиман a» h.Когда он родился, она была акушеркой, так что, может быть, поэтому я ему понравилась и он доверился мне.

«Послушайте, — продолжает он, — я знаю, что все хотят слышать истории о чудесах, поэтому я расскажу вам историю, в которую я бы не поверил, если бы не увидел ее собственными глазами.

«Это было в 1973 году. Я все еще был холостяком, и каждый раз, когда я посещал Баба Сали, он спрашивал меня, женился ли я. Правда заключалась в том, что я собиралась жениться, когда в семье случилась трагедия. Мой будущий тесть был охранником в водопроводной компании «Мекорот», но, поскольку он был шомер Шабат, он не мог ехать домой, когда его вахта закончилась в пятницу вечером, поэтому он оставался там до конца Шаббата.

«Но в один моцай-шаббат он не вернулся домой. Через несколько дней он был объявлен пропавшим без вести, и хотя солдаты и местные жители искали его, они не нашли ни единой подсказки. Поэтому мы решили отложить нашу свадьбу, пока этот вопрос не будет решен.

«Так продолжалось год. В августе 1974 года Баба Сали отправился во Францию, и в день их обратного полета я отправился в аэропорт с Бабой Барухом и его матерью Раббанит, чтобы встретить их. Рав Барух имел разрешение выйти на взлетно-посадочную полосу, чтобы сбить своего отца.

«По дороге раббанит решил нанести визит племяннику Бабы Сали, раву Аврааму Абучацейре, который был рабом Рамлеха. [Его отец, брат Бабы Сали, Хахам Ицхак, поселился в Рамле после отъезда из Эрфуда, где он находился в течение 20 лет до своей смерти в дорожно-транспортном происшествии, возвращаясь из посещения своего брата Баба Сали в Нетивоте.] Мы сел с равом Авраамом и сказал ему, что мы едем в аэропорт, чтобы встретить Бабу Сали, который прибудет в десять часов вечера.

«Рав Авраам поднял руку. Внезапно я увидел, как он вытащил карандаш и написал «10» на клочке бумаги. Затем он вычеркнул его и написал вместо него «12». В то время я ничего об этом не думал. Так или иначе, мы прибыли в аэропорт, но Баба Сали не летел десятичасовым рейсом. Рав Барух связался со своей сестрой в Париже, где остановился Баба Сали, и обнаружил, что в аэропорту произошла путаница, и они посадили его на более поздний рейс, который приземлился ровно в 12 часов ночи.

«Вдруг я вспомнил, как рав Авраам написал на бумаге 10, зачеркнул и написал 12. Я весь задрожал. Баба Сали вышел, и мы поехали обратно в Нетивот, где была приготовлена ​​целая сеуда. Мы сели обедать — было около 4 часов утра — и Баба Сали снова спросил меня, женился ли я. Я сказал ему, что отец моего каллаха все еще пропал.

«Тогда цадик сказал мне, что во Франции к нему пришел отец, дочь которого пропала без вести. «Я обещал ему, что ее найдут, Бэзрат Хашем», — сказал мне Баба Сали, и это действительно так.В подарок отец подарил Бабе Сали золотые часы и запонки. Цаддик передал часы раву Баруху, а запонки — мне.

«Потом он повернулся ко мне и сказал:« Бэзрат Хашем, твоего тестя сегодня найдут ». Я подумал, что рав был перевозбужден из-за его поездки. Мой свекор пропал без вести год.

«Я вернулся домой около семи утра, а через некоторое время моя будущая жена постучалась в мою дверь. «Давид, они нашли отца!» Что случилось? Трактор, копавший возле мошава, где он жил, обнаружил труп, и удостоверение личности в его кармане подтвердило, что это ее отец.

На протяжении многих лет Давид Голан часто лично навещал Бабу Сали. «Его дом был простой правительственной квартирой Амидара, — вспоминает Голан. «Снаружи всегда были группы людей, ожидающих брахо. У него был габбай по имени Элияху Альфаси, который руководил линией, но когда я пришел, он впустил меня прямо. Когда Альфаси не было, раббанит сказал Бабе Сали, что я пришел, и меня тут же провели.

«Он всегда сидел в кресле, то ли с поднятыми ногами, то ли скрещенными в восточной позе.Он всегда сидел с сэфером. Всегда. Когда я приходил ночью, а это часто случалось, он часто праздновал хилулу цадика. Он поминал их самостоятельно, цаддиками, чьих имен я даже не слышал. Однако это была не совсем вечеринка. Он читал Зоар, рядом с ним тарелку с закусками и немного арака, хотя на самом деле он никогда не ел никаких закусок. Фактически, вы вообще не можете использовать слово «ел» в связи с Баба Сали. Он почти ничего не пробовал. Вся его сущность была духовной.Вы могли видеть, что он полностью питался духовностью. После того, как он якобы поел, на тарелке не могло быть меньше еды.

Голан помнит, что Баба Сали фактически постился большую часть года. «Он сделал то, что мы, марокканцы, называем таанит хафсака. Это шестидневный пост подряд. Оно началось сразу после Мелаве Малка в Моцай Шаббат и продолжалось до полудня пятницы, когда он принимал что-нибудь, чтобы не войти в Шаббат голодным. И правда в том, что он был не единственным, кто это сделал.Другие марокканские цадики тоже поступили бы так.

Но, несмотря на посты, Баба Сали был известен хилулами и сеудос, которые он проводил в честь ушедших цадиков предыдущих поколений — его предков из дома Абучацейры, Ари Хакадош и многих других. Конечно, повторяет реб Давид, сам он почти не касался еды. Но стол был загружен отборными деликатесами, и он наливал своим гостям большие чашки арака в честь Машиаха.

Реб Давид, который присутствовал на десятках этих сеудо, пытается передать сцену.«Обычно было от 15 до 20 человек, каждый из которых надеялся, что цадик выльет арак лично для него и даст ему сопутствующее благословение« брахах вчайим ». Но было правило — к каждому бокалу должен был прилагаться стакан. пиють. Чашку можно было опустить только после того, как пиют был спет ».

Пиютим были центральным элементом дома Абучацейры. Его дед, Абир Яаков, написал целую книгу пиютимов под названием Ягель Яаков — каждый пиют наполнен мидрашем и размышлениями в муссарах.

Есть леденящий кровь пиют, в котором рассказывается о казни своего брата, мекубала рав Давида Абучацейра Хидда, убитого в 1920 году во время восстания против французского протектората, когда семья Абучацейра подозревалась в сотрудничестве с французами.

«Мой отец был свидетелем казни», — говорит Реб Давид. «Он увидел, как« Атерет Рошеину », как звали рав Давида, втащили на городскую площадь в Шаббат. Они связали его вместе с еще двумя евреями и обстреляли их из пушки.Три тела были разорваны на тысячи частей. Я назван в его честь.

«Каждый раз, когда мы пели этот пиют, сколько бы раз мы его ни пели, цаддик заливался горькими слезами», — продолжает Реб Давид. «Тогда пиют еще не был записан, поэтому мало кто его знал. Рав Барух знал, и я узнал это от него. Баба Сали просил меня спеть ее, но я старался вывернуться, потому что знал, как это будет тяжело. Но иногда он настаивал, и поэтому я пел слова, описывающие казнь.От этого у меня по спине пробежала бы дрожь ».

Для многих петиционеров Баба Сали выдвигал требования, говоря либо на арабском языке, либо на лашон кодеш, в зависимости от посетителя. «Его первый вопрос был: соблюдаете ли вы Шаббат? В отношении шаббата, тфилина и тахары компромиссов не было », — говорит Голан. «И он был очень конкретен, предупредив, что« если вы обычно делаете A, B, C и D, примите решение остановиться. В противном случае браха, которую я вам даю, будет бессмысленной. Возьмите на себя задачу укрепить свое соблюдение, и Всевышний поможет вам.’

«Но он дал мусар не всем, а только тем, кто был ему близок. В остальное время он был лучшим адвокатом, которого я знал. В его присутствии нельзя было сказать плохого слова о ком-либо, независимо от того, религиозный он или нет. Если бы вы сказали ему: «Такой-то и такой-то мехалл Шаббат», он сказал бы вам: «Ха-Кадош Барух Ху заставит его совершить тшуву».

«И это была не просто критика Ам Исраэль за то, что он не мог терпеть, но также и критику Эрец Исраэль. Он любил Эрец-Исраэль сердцем и душой.Все, что он здесь видел, было хорошо в его глазах. Он не позволил бы тебе произнести ни слова против страны ».

Для Реб Давида особое обращение означало, что у него был доступ, но Баба Сали приветствовал его так же, как он приветствовал всех, кто входил в его дом.

«Когда я входил, он не двигался с места, просто сидел на своем месте, опустив глаза. Он улыбнулся и сказал: «Барух хаба». И, конечно, были закуски. Когда к нему подходил кто-то из близких, они приносили угощения, иногда даже еду.

«Тогда я бы сел рядом с ним. Если я обращался к какому-то конкретному вопросу, я начинал разговор, пока он внимательно слушал, опуская глаза. Если он смотрел на меня больше одной секунды во время долгого разговора, я был в восторге.

«Иногда он молчал, опускал голову и рисовал в воздухе фигуры пальцем. Он сделал это, когда думал — но по сей день я не могу вам сказать, что означали эти жесты. Но когда он начал рисовать свои фигуры в воздухе, вы вообще не могли его двигать или беспокоить.Пока он не закончил. Это может занять от десяти минут до четверти часа. А потом он возобновил разговор ».

Баба Сали был известен как великий охеив Исраэль, человек, который безоговорочно любил каждого еврея. Но, по словам Голана, не все встречи проходили гладко. Иногда он просто слишком устал, а иногда ему не нравилось то, что говорит человек. «Потом он опускал голову, как будто заснул, и вы понимали, что вас ждут выхода из комнаты.Когда это случалось со мной, я подходил к нему, целовал его голову и уходил.

«Однажды я пришел с кем-то, и Баба Сали« заснул ». Мы вышли из комнаты, а затем он послал Альфаси перезвонить мне. Он спросил: «Кто это был с тобой?», И я все понял.

«Но это было редко. Я не могу этого объяснить. У него были силы, которых я не могла понять. Не поднимая глаз, он мог сказать, кто сидел напротив него.

«Каждый раз, когда я приезжал, всегда было одно и то же — меня одолевали трепет и страх перед его кедушахом.Но потом, когда я садился рядом с ним, я постепенно расслаблялся и чувствовал себя таким счастливым за заслуги перед ним. Но поначалу я всегда был очень напряжён. Вот каково это, когда ты сидишь с человеком, которого не знаешь, как определить, даже не знаешь, по каким параметрам определять. Вы сидите с человеком из плоти и крови, но вся его сущность — Тора и кедушах ».

Согласно Голану, посетителями, которых Баба Сали действительно ценил, были раббаним и талмидей хахамим.«Когда они приехали, он был очень счастлив. «Сядь, барух хаба». Он стучал по столу, что было сигналом к ​​приходу раббанита или габбая. Когда они видели людей с ним, они быстро шли за закусками ».

Реб Давид тщательно подбирает слова, когда говорит об их разговоре. Он явно не хочет говорить о многом. «Однажды была ситуация — и когда я говорю« ситуация », я имею в виду, что не ожидаю, что вы спросите, что это было, — где я сравнил его с Яаковом Авину.А потом он начал кричать — как я мог сравнивать его с Яаковом Авину! Он использовал арабское выражение о себе, ближайший перевод которого — «Я полон греха, человеческой нечистоты» — как вы смеете сравнивать меня с Яаковом Авину, ожидать, что я буду вести себя как Яаков Авину? Я был поражен, а он расплакался ».

Реб Давид упоминает об этом, потому что, по его словам, именно таким видел себя Баба Сали. «Тогда это был другой мир. Он был подобен древнему хахамиму, еврею, который был совершенно доволен тем, что сидел в своих четырех амосах со своим Зоаром и учился.Он не ожидал подписчиков и уж точно не просил их. С его точки зрения, он был простым человеком, который просто делал то, что должен был. Он делал все возможное, чтобы почтить Всевышнего в частном порядке, по-своему, без публичного показа авода Всевышнего.

«И поэтому он тоже не писал камайот. Никогда. Если кто-нибудь когда-нибудь скажет вам, что у него есть камая от Баба Сали, вы поймете, что это обман ».

Тем не менее, есть истории о святой воде Бабы Сали.

«Я вам скажу.Однажды — я даже помню дату, 26 января 1978 года — это был четверг, и я только что вернулся из-за границы, поэтому я пошел к нему в гости. Со мной пошел мой брат Йосеф. В середине разговора я спросил Баба Сали, что он сказал вместе с водой, которую он дал людям. Он ответил очень строго, по-арабски. «Эти дураки думают, что у меня что-то есть. Что у меня есть? У меня ничего нет! »Он использовал слова, которые я не смею переводить. «Я худший из людей, как я могу дать евреям брахот?» Когда я спросил его о святой воде, он объяснил, что их сила заключается только в вере людей в то, что она поможет им.«Эмуна наделяет воду силой, она творит чудеса».

Хотя Баба Сали утверждал, что он ничто, у него была сила буквально потрясти мир. Реб Дэвид вспоминает один день, когда он был частью внутреннего круга, присоединяясь к членам семьи за послеобеденной трапезой. «Мы сели в таком порядке: цадик, слева рав Барух, потом раббанит. Справа было еще около десяти человек, среди них его зятья рав Ариэль и рав Тургеман, а также несколько гостей.Я сел напротив.

«Что я могу вам сказать, так это то, что мы много пили. Цадик обрадовался и налил нам арака. Он наполнил наши чашки до краев. И арак был настоящим — сильным. Сейчас я лучше буду пить бензин, чем этот арак, но когда цаддик наполняет твою чашу, ты даже не думаешь об отказе. Когда Баба Сали предлагает вам чашку, у вас есть два варианта: покончить с собой на месте или выпить. И, клянусь Баба Сали, не было такого понятия, как выпивка без искренней молитвы о прибытии Машиаха.

«Кроме цадика, который ничего не пил, мы все были довольно навеселе. И когда он произносит «Шейаво Мелех Хамашиах», его сын рав Барух говорит по-арабски: «Из-за Аввы стоит весь мир. И если бы не он, весь мир был бы разрушен ».

« В тот момент все в комнате двигалось. Стол, бутылки, еда, даже светильники. Но я не обратил на это внимания — все-таки мы все были пьяны. Мы не установили связи. Позже рав Барух и я садимся в машину и начинаем слушать новости — а потом они объявляют, что ровно в 2:15 землетрясение ощущалось в районе Негева.Стены Нетивота потрескались, окна выбиты. И я говорю раву Баруху: «Именно тогда ты сказал своему отцу, что без него мир был бы разрушен» ». . «В семье Абучацейра, — говорит Реб Давид, — считается, что в этом и заключался секрет силы Бабы Сали. И я считаю важным, чтобы молодое поколение извлекло уроки из этого.

«Его глаза всегда были опущены, даже когда он разговаривал с мужчинами. Обычно его рука была на лбу, поэтому на многих фотографиях он изображен с поднятой рукой. Его глаза были для него самым дорогим на свете. Обычно он ни на что не смотрел. Вы просидели с ним десять часов — если он смотрел на вас больше секунды, это было слишком. Его глаза всегда были опущены, поэтому он не должен отвлекаться ».

Реб Давид говорит, что его строгость была почти сверхчеловеческой. «Ни одной женщине в мире не разрешалось приближаться к нему, кроме его жены и дочерей — даже его внучкам не разрешалось приближаться к нему.Даже когда их представили ему — «это дочь вашего сына», «это дочь вашей дочери» — им не разрешили подойти к нему.

«За все годы, проведенные рядом с Баба Сали, я помню только один случай, когда в его комнату вошла женщина. Это была жена одного из крупнейших гвиримов в еврейском мире, мультимиллионера с большим влиянием, и она не отступала в своем желании поговорить с ним. Это стало своего рода мини-дипломатическим кризисом. Один из министров подошел ко мне и спросил: «Что можно сделать? Было бы обидно потерять его поддержку.’

«Сегодня я вспоминаю о своих грехах», — продолжает Реб Давид. «В конце концов я пошел к Баба Сали и сказал ему, что этой женщине приснилось, что она должна получить от него браху лично. Он был очень взволнован. В конце концов он согласился на двух условиях: мы закрываем ему руки и он опускает лицо. Она вошла в комнату на мгновение, а затем ушла ».

Баба Сали много путешествовал, проезжая через аэропорты в поездках за границу. Как он защитил свое зрение в таких людных общественных местах?

«Я знаю, это звучит невероятно, но вы должны поверить мне на слово», — вспоминает Голан.«Я встречал его в аэропорту трижды. Я не могу это объяснить, но каждый раз, когда он приезжал, чувствовалось, что вся страна остановилась. В аэропорту внезапно стало пусто ».

Реб Давид вспоминает особенно трудное событие на Хануку в 1979 году, когда он привел Бабу Сали в отель King David в Иерусалиме для встречи, в которой участвовали премьер-министр Менахем Бегин, миллиардер Ниссим Гаон, президент Всемирной сефардской федерации, и другие влиятельные брокеры.

«Я не могу раскрыть подробности того, почему цадик должен был присутствовать, — говорит Реб Давид. «Я просто скажу, что он категорически возражал против этого. Но выбора не было. Это была важная миссия по оказанию помощи еврею, которого он знал.

«Я сопровождал Бабу Сали, когда он вошел в огромный вестибюль. Он был поражен роскошью этого места и спросил меня: «Что это?» Я сказал ему, что это гостиница. Он сказал: «Это отель? Это страна! »Он вспомнил маленькие отели со времен своего пребывания в Марокко — ничего такого экстравагантного.

«Я повел его на лифте наверх, в номер. По дороге он спросил меня: «Куда мы идем?»

«Я сказал ему:« Мы идем на девятый этаж ».

« Он был поражен: «В Иерусалиме построили девять этажей? «

» Но причина, по которой я рассказываю вам обо всем этом секретном событии, состоит в том, чтобы научить молодое поколение тому, что на самом деле означает «шмират эйнаим». Он вошел в комнату — помимо Менахема Бегина и Ниссима Гаона, там были генеральный прокурор, а затем председатель верховного суда Аарон Барак и генеральный директор министерства юстиции.

«И цаддик, взяв меня за руку, просто тихо сказал« шалом », и все. После этого он опустил глаза и не поднимал их ни на секунду за весь вечер, а просто шептал себе под нос. Все сидели в страхе перед его хрупкой, святой фигурой, и, по правде говоря, я чувствовал себя ужасно из-за того, что затащил его туда ».

Многие люди пытались дать деньги Баба Сали, как для него самого, так и в качестве цдаки для всех борющихся людей, перешагнувших его порог.

«Многие из пришедших к нему людей оставили деньги на его столе, — объясняет Реб Давид, — но он не имел представления о суммах. Я не помню, чтобы он когда-либо имел дело с банковским счетом.

«Но я помню, как однажды к нему пришел Ниссим Гаон со всей VIP-делегацией. В середине встречи Гаон полез в карман, вытащил чековую книжку, внес пожертвование в размере 50 000 долларов и отдал ее цадику. Но что было более удивительно, так это то, что цаддик даже не взглянул на чек.Поверьте, если бы он написал 1 доллар вместо 50 000 долларов, то с ним бы поступили так же.

«В другой раз Ниссим Гаон купил ему машину. Вы бы видели, как отреагировал Баба Сали — он был в чистом отчаянии. ‘Мне нужна машина?! Что, я путешествую ?! Отдай! »

« Еще ему купили роскошный дом, но он отказался туда переехать. Он согласился только тогда, когда для него построили маленькую камеру с койкой внутри дома — он согласился переехать в нее. Даже синагога, построенная для него хорошим евреем по имени Авраам Алмасари, ему не нужна.Когда мы сказали ему: «Мы планируем синагогу», он пришел в ярость. Он говорил: «Это то, что оставили нам наши предки ?! Дворцы и причудливые постройки ?! Они оставили нам только Тору и научили нас авода в скромности и йирах.

«После Шестидневной войны один жертвователь купил участок в Старом городе, где сейчас находится ешиват Порат Йосеф. Он хотел построить там дом для Бабы Сали. Но цадик не соглашался ни при каких обстоятельствах. В конце концов, этот даритель купил ему небольшую квартирку в районе Маттерсдорф.Дом обычно был пуст, но каждый Рош Ходеш Баба Сали приходил в Иерусалим и проводил там сеуда. Всегда в честь кого-то, в честь цадика предка семьи. И когда мы приезжали, нас всегда ждали толпы — раббаним, даже сатмарские хасиды.

Здоровье Бабы Сали постепенно ухудшалось, в первую очередь из-за его длительного голодания, которое разрушило его кишечник.

«Наш последний разговор был за несколько месяцев до его смерти», — говорит Реб Давид.«Поскольку он почти не ходил, нам пришлось массировать его ноги, чтобы освободить кровоток. Я был единственным, кто мог это сделать. Я сидела и массировала его ноги часами. Он был очень слаб и почти не говорил, но я все время слышал, как он благословлял меня по-арабски: «Да защитит тебя Ха-Кадош Барух Ху, и пусть зечут моих предков осветит твой путь…» »

Но самая шокирующая история — это на самом деле вскрытие. Дэвид Голан заходит в соседнюю комнату и возвращается с медицинскими документами. Он коротко кашляет и начинает рассказ.

«В ноябре 2014 года мне поставили диагноз лейкемия. Это было довольно далеко. Меня госпитализировали в Тель-ха-Шомер, и мне объяснили, что они проведут шесть последовательных курсов химиотерапии. Только тогда они решат, нужна ли мне пересадка костного мозга. В глубине души я попрощался с миром.

«Однажды ночью в больнице мне приснился сон. Я увидел себя в старом терминале аэропорта, и там, приземлившись, был Баба Сали со своим сыном, моим хорошим другом Равом Барухом.И я в слезах говорю раву Баруху: «Пожалуйста, попроси отца прислать мне отказ».

«В четыре часа утра они разбудили нас для анализа крови. Мечта окончена. В восемь часов заходят врачи. Приходит профессор Давидович и говорит мне: Голан, мы свяжемся с вами через два часа. »

« Я спрашиваю: «Какая задержка?»

«Он говорит:« Мы получили результаты вашего анализа крови, и мы просто хотим убедиться, что там это не какая-то ошибка ».

« А потом он сказал мне: «Впервые в истории этого отделения мы получили такие результаты после всего лишь двух курсов химиотерапии.’

«И я расскажу вам еще одну историю: я брал с собой своего старшего сына навестить Баба Сали. Я пытался убедить его поцеловать руку цадика, но когда подходил момент, он уклонялся. Однако однажды он заснул, и я понес его на плече и вошел в Баба Сали. Я положил ребенка к нему на колени и сказал: «Это мой сын, дай ему браху». Он вытащил свой таллис, накрыл его им и дал ему все брахи мира.

«Итак, когда мой сын вырос и начал отдаляться от иудаизма, я не слишком волновался.«Это проблема Бабы Сали», — сказал я. А затем, в 1997 году, я был в Марокко у кевер рава Шмуэля Абучацейра ztz’l. Я поговорил со своей женой по телефону, и она сказала: «Дэвид, ты не поверишь, Орен был chozer b’teshuvah». С тех пор он стал совершенно другим человеком. Он редактирует произведения рабейну Абраванель и ходит в микву каждый день.

«Не знаю, чем я заслужил это, — признает адвокат Голан, — но власть цадика до сих пор сопровождает меня на каждом этапе моей жизни.Зечуто яген алейну ».

(Изначально опубликовано в Mishpacha, Issue 781)

Баба Сали (Молящийся Отец)

Марокканский каббалист раввин Исраэль Абухатцера, который приобрел репутацию исцеляющего чудотворца и ясновидца, умер в этот день в 1984 году в возрасте 94 лет. Он принадлежал к семье сефардских ученых Торы и чудотворных раввинов, которые основали поместье, ешиву и раввинский суд в Тафилалте, Марокко. Абухатцера переехал в Израиль из Марокко в 1964 году, побудив тысячи других марокканских евреев эмигрировать в еще молодое еврейское государство в результате массовой миграции.Его похороны были свидетелями десятков тысяч человек, и каждый год сотни тысяч совершают паломничество к его могиле в Нетивоте, городе развития, который он помог нанести на карту. Его могила также является излюбленным местом, куда православные израильтяне приводят своих трехлетних сыновей для их первых стрижек. В 80-е годы сын Бабы Сали был признан виновным в коррупции и взяточничестве, связанных с его ролью заместителя мэра Ашкелона; в 2011 году внук Бабы Сали был зарезан в возрасте 70 лет психически ненормальным последователем.(Оба этих потомка тоже считались святыми.) Имя Абухкацера, что означает «владелец ковра», относится к истории о том, как дедушка Бабы Сали использовал ковер-самолет-самолет ». Потомки раввина Израиля. Абухатзейра … известны как праведники, сведущие в каббале и чудотворцы — хотя возможно, что их чудо — накопление банкнот и монет. Два … из династии Абухатзейра возглавляют список самых богатых раввинов, опубликованный Forbes. Israel на этой неделе, в рамках всеобъемлющего брифинга по экономике «Бабы» в Израиле.Журнал определяет, что эта отрасль израильской экономики стоит примерно 1 миллиард шекелей в год, по некоторым оценкам, которые не используют серые и секретные каналы, по которым текут дополнительные деньги, что еще больше увеличивает общую сумму ». -Yair Ettinger, Haaretz Чтобы увидеть хасидского раввина, рассказывающего истории о Баби Сали, посмотрите ниже.

sali baba — Перевод на английский — примеры итальянский

Итальянский

арабский Немецкий английский испанский французкий язык иврит Итальянский Японский Голландский Польский португальский румынский русский турецкий китайский язык

английский

Синонимы арабский Немецкий английский испанский французкий язык иврит Итальянский Японский Голландский Польский португальский румынский русский турецкий китайский язык

Эти примеры могут содержать грубые слова, основанные на вашем поиске.

Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

Другие переводы

Arriva il nostro gur; прибытие великого маэстро Свами Сали Махариши Баба; Иль маэстро Сали Баба .

А вот и наш гуру; вот идет великий мастер Свами Сали Махариши Баба; мастер Сали Сали , а не Салли

Предложите пример

Другие результаты

На презентации великих Свами Сали Махариши Баба !

Я с удовольствием представляю великого Свами Сали Махариши Баба .Нет результатов для этого значения. Показать больше примеров

Результатов: 2. Точное: 1. Затраченное время: 52 мс.

Баба Сали: Мессия грядет

Интернет существует уже некоторое время, и, хотя скорость распространения информации и вирусных видеороликов политиков и дуэлей на световых мечах не имеет себе равных, эмоции, которые чаще всего ассоциируются с вирусными мемами Интернета, являются одними из самых острых. , мучительное смущение.На каждый «ZOMG Look At This», который мы, блоггеры, публиковали, а затем с гордостью хвастались нашим коллегам, что мы раскрыли эту историю, есть тысяча вещей, которые сделали бы мир лучше, если бы мы полностью проигнорировали это в первое место.

А есть поистине грустные. Культ Небесных Врат, изначально считавшийся безобидным (эй, они не вербовали и не затрагивали никого, кроме самих себя), которые были среди первых интернет-присутствий и чей сайт сохранился как свидетельство их массового самоубийства.

Хорошо, но я хотел поговорить о чем-то, что тоже имеет элементы пафоса и печали, хотя и на совершенно другом уровне. Все дело в часах.



Великий марокканский мудрец Баба Сали якобы подарил пару часов раву Мордехаю Элиягу, одному из самых важных сефардских раввинов в Израиле. Один был серебряным, третий — золотым. Часы сломаны — точнее, они движутся намного медленнее, чем обычные часы. Согласно журналу Mishpacha (цитируется здесь), сын Мордехая Эйлияху рассказывает, как работают часы:

«Однажды сын Бабы Сали пришел к моему отцу и подарил ему часы.Он объяснил, что его святой отец пришел к нему во сне и сказал ему, что он должен заглянуть в определенный ящик в определенном столе, где он найдет эти часы. Он должен был передать его моему отцу и сказать ему, что, когда часы дойдут до двенадцати часов, Машиах придет. В то время стрелки часов показывали без двадцати одиннадцать. С тех пор мой отец внимательно следит за часами и обнаружил, что иногда они уходят, а иногда просто останавливаются ».

Недавно я наткнулся на этот пост в другом блоге, в котором сообщалось, что одни из часов пробили двенадцать — что прибытие Мессии неизбежно.Затем я обратил внимание на дату сообщения: август 2005 года.

«Еще одни небесные врата», — подумал я.

У меня запало живот. Я всегда недостаточно верил в Мессию — наши мудрецы говорят, что мы всегда должны быть готовы к неизбежному прибытию Машиаха. Я всегда хочу им быть. Истории о Мессии волнуют меня. Но я никак не мог осмыслить идею о том, что мир может измениться, что я действительно могу снова увидеть своего дедушку и своего умершего лучшего друга. Шломо Карлебах говорит, что именно такое мышление удерживает Мессию от прихода.Но, эй, я с трудом могу поверить, что Обама — президент — и вот он, отчитывающий толстых кошек с Уолл-стрит на первой полосе New York Times.

Итак, что из этого теперь? Что ж, оказывается, что часы, пробившие двенадцать, были только серебряными часами — и по состоянию на ноябрь появилось сообщение (хотя и не подтвержденное), что, пока рав Мордехай Элиягу находился в больнице, его сын был ответственным за часы, и оно перешло к двенадцати. Или почти двенадцать?

Ничего более свежего найти не удалось.Но, как отмечает группа Бабы Сали в Facebook, сегодня его 25-й yahrzeit. И я не могу придумать лучшего способа почтить его память, думая, что Мессия может прийти сегодня. Эй, до заката еще часы. По крайней мере, в Нью-Йорке.

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Сделайте свое еврейское открытие, ежедневно

Налоговый инспектор: сын Бабы Сали задолжал миллионы — Business

Один из раввинов семьи Абухацейра должен государству 9 шекелей.5 миллионов налогов, по данным налоговой службы Израиля.

Власть утверждает, что раввин Екутиэль Абухатзейра, потомок выдающейся раввинской династии и сын Бабы Сали, не платил налоги за оказанные им религиозные услуги в период с 2003 по 2009 год.

Покойный Баба Сали, уважаемый каббалист, известный своими способностями экзорциста. Алон Рон

Абухатзейра настаивает, что деньги были не доходом, а скорее пожертвованиями и подарками, которые он получил в обмен на дарованные им благословения. Дело будет рассмотрено в суде.

Кроме того, налоговый инспектор обнаружил более 10 миллионов шекелей на банковских счетах, принадлежащих раввину и его детям, которые не могли быть объяснены.

Абухацейра — уважаемый раввин, и знаменитости и бизнесмены часто навещают его в доме.Налоговые следователи нарушили протокол и пришли в дом раввина в Ашдоде, чтобы допросить его, вместо того, чтобы вызывать его в свои офисы. Однако раввин не предоставил всю запрашиваемую информацию, сообщают налоговые органы.

Адвокат Абухатзейры выразил удивление в воскресенье, когда он услышал, что история просочилась в средства массовой информации, и прихлопнул растерянными губами налоговую инспекцию.

Налоговая служба «демонстрирует невежество во всем, что связано с раввинскими судами», — сказал прокурор Уди Барзили.Сам раввин, очевидно, был оскорблен таким обращением и подумывает о том, чтобы обратиться к руководству налоговой службы или к государственному контролеру.

Утечка может быть частью попытки налогового инспектора предупредить других раввинов, сказал Барзили.

«Налоговая служба не знает, что такое раввин и как действуют раввины.Люди, добившиеся успеха в жизни, делают пожертвование раввину, чтобы раввин передал его нуждающимся. Налоговая служба хочет, чтобы деньги проходили через некоммерческие организации. Ни в одной стране раввины не присылают налоговые счета, и, конечно же, они не просачиваются в прессу », — сказал он.

Налоговое управление категорически отвергло обвинения в утечке информации о деле, но подтвердило, что Абухацейре был выставлен счет, и отметило, что этот вопрос в настоящее время обсуждается.

Будьте в курсе: подпишитесь на нашу рассылку новостей
Спасибо за регистрацию.

У нас есть и другие информационные бюллетени, которые, на наш взгляд, будут для вас интересными.

кликните сюда
Ой. Что-то пошло не так.

Повторите попытку позже.

Попробуйте снова
Спасибо,

Указанный вами адрес электронной почты уже зарегистрирован.

Закрывать ‘

спросить раввин, порция тора, время свечей, бреслев, бреслов

Барселона 17:24 18:24 18:53
Беэр-Шева 16:19 17:26 18:01
Берлин 16:12 17:22 17:40
Буэнос айрес 19:21 20:22 20:52
Кордова, аргентина 19:28 20:26 20:59
Дюссельдорф 16:42 17:51 18:11
Эйлат 16:21 17:27 18:03
Франкфурт 16:38 17:45 18:06
Хайфа 16:16 17:23 17:57
Гамбург 16:22 17:34 17:50
Иерусалим 16:07 17:24 17:58
Йоханнесбург 18:11 19:06 19:42
Лондон 16:09 17:18 17:38
Лос-Анджелес 17:39 18:35 19:08
Люксембург 16:49 17:56 18:18
Мадрид 17:50 18:49 19:19
Мехико 17:43 18:35 19:13
Монако 16:58 18:00 18:27
Монреаль 17:18 18:21 18:47
Москва 16:24 17:39 17:52
Мюнхен 16:32 17:37 18:00
Нью-Йорк 17:32 18:33 19:01
Париж 17:07 18:12 18:35
Санкт-ПетербургПетербург 16:36 17:59 18:04
Страсбург 16:46 17:51 18:14
Сидней 20:10 21:09 21:41
Тель-Авив 16:26 17:25 17:59
Тверия 16:26 17:21 17:55
Вадуц 16:42 17:46 18:11
Вена 16:12 17:17 17:41
Цюрих 16:46 17:50 18:14

Баба Сали — Молящийся Отец — NJOP

Хотя еврейские мудрецы нередко называются псевдонимами, такие имена чаще всего являются сокращениями их полных имен (напр.грамм. RaMBaM, аббревиатура от раввина Моисея бен Маймона ) или названия их наиболее популярных писаний (например, Хафец Хаим, раввин Исраэль Меир Каган ). С другой стороны, раввина Исраэля Абухатзейра (1890-1984) чаще всего называют Баба Сали (Молящийся Отец).

Баба Сали произошел от длинного рода ученых. Он родился на Рош ха-Шана в 1890 году в Тафелатехе, Марокко, где его отец был главой еврейского двора. Он рос, погруженный в изучение Торы, и, едва достигнув возраста бар-мицвы, поступил в ешиву, расположенную в поместье его семьи.

В течение многих лет Баба Сали занимался строгим расписанием изучения Торы. Однако с началом Первой мировой войны его мир перевернулся. Когда французы двинулись в Северную Африку, многие марокканцы в его регионе взбунтовались. Повстанцы боролись не только с французами, но и преследовали евреев. Когда был убит раввин Давид Абухацейра, раввин общины и старший брат Бабы Сали, евреи Тафелатеч бежали в Баднив, где они попросили Бабу Сали занять положение его брата.Баба Сали сначала отказался и вместо этого отправился в Иерусалим, чтобы опубликовать сочинения своего покойного брата. Однако через год он вернулся и принял эту должность. Со временем он (неохотно) согласился стать главным раввином Марокко.

В 1950 году Баба Сали переехал в Израиль и в конце концов поселился в южном городе Нетивот. Вскоре евреи, как из Марокко, так и из других мест, стекались в Нетивот, чтобы получить благословение от Баба Сали. Есть много достоверных историй о чудесах, которые произошли по молитвам святого Бабы Сали.

Ушел из жизни в возрасте 94 лет, 4 швата 1984 года.

Это угощение было первоначально опубликовано 15 января 2013 года.

Авторские права © 2021 NJOP. Все права защищены.

.
Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.