Сша великая депрессия президент: Крах экономики США в 1929 году и Великая депрессия. Кадры из архива

Содержание

Крах экономики США в 1929 году и Великая депрессия. Кадры из архива

https://ria.ru/20141024/1029645761.html

Крах экономики США в 1929 году и Великая депрессия. Кадры из архива

Крах экономики США в 1929 году и Великая депрессия. Кадры из архива — РИА Новости, 24.10.2014

Крах экономики США в 1929 году и Великая депрессия. Кадры из архива

Крупнейший в истории США экономический кризис начался 85 лет назад, 24 октября 1929 года. Смотрите на архивных кадрах, как президент Франклин Рузвельт сумел вывести Соединенные Штаты из Великой депрессии.

2014-10-24T10:00

2014-10-24T10:00

2014-10-24T10:00

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/sharing/article/1029645761.jpg?10296434491414130414

сша

америка

весь мир

северная америка

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2014

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Крах экономики США в 1929 году и Великая депрессия. Кадры из архива

Крупнейший в истории США экономический кризис начался 85 лет назад, 24 октября 1929 года. Смотрите на архивных кадрах, как президент Франклин Рузвельт сумел вывести Соединенные Штаты из Великой депрессии.

2014-10-24T10:00

true

PT3M46S

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в зеркале истории — видео, видео, эфир , сша, франклин рузвельт, великая депрессия (1929-1945)

Крупнейший в истории США экономический кризис начался 85 лет назад, 24 октября 1929 года. Смотрите на архивных кадрах, как президент Франклин Рузвельт сумел вывести Соединенные Штаты из Великой депрессии.

Страховка от кризиса | Мнения

Опасения по поводу мирового кризиса для многих инвесторов стали причиной невысокого спроса на акции. Насколько оправданны такие переживания и какие практические шаги можно предпринять, чтобы избежать худших последствий и воспользоваться возможным кризисом для собственного преимущества?

История капитализма представляет собой долгосрочный рост благосостояния, сменяемый периодами экономических спадов и биржевых паник. Худшим из таких периодов для рынка США, безусловно, была Великая депрессия — мировой экономический кризис, начавшийся с биржевого краха, наиболее острая фаза которого протекала с 1929 по 1933 год. В этот период рынок акций снижался на 80–90%, а на восстановление котировок до докризисных уровней понадобилась четверть века — это произошло лишь в 1950-х. С тех пор как генералы всегда готовятся к прошедшей войне, так и биржевые «медведи» (пессимистично настроенные аналитики, или трейдеры, делающие ставку на снижение рынка) в каждом ухудшении конъюнктуры рынка видят зачатки новой Великой депрессии.

Тем не менее с тех пор снижений рынка акций США подобной глубины и длительности больше не было — я полагаю, что уроки Великой депрессии помогли американским монетарным властям сформулировать правильные ответы на вопрос смягчения экономического цикла, и другие страны также переняли этот опыт. Снижения котировок глубиной в 40–50% с тех пор происходили раз в 10–20 лет, однако восстановление всегда было достаточно быстрым (в течение нескольких лет). Последним таким снижением стал мировой финансовый кризис 2008 года, когда индекс S&P 500 терял в стоимости порядка 50%. Полное восстановление в этот раз заняло пять лет. Отметим также эпизод 2020 года — резкое снижение экономики на фоне карантинных ограничений, по глубине и скорости действительно сопоставимое с Великой депрессией, очень возбудило «медведей», которые начали соревноваться друг с другом в мрачности прогнозов. Однако благодаря слаженным стимулирующим мерам, большинство рынков акций восстановилось от снижения уже к концу 2020-го, а многие значимые экономики — в 2021-м.

Несмотря на все кризисы, историю рынка акций США можно с полной уверенностью охарактеризовать как «триумф оптимистов» — c 1927-го среднегодовая доходность этого инструмента составила 9,7%, что соответствует росту капитала примерно в 6 тыс. раз за этот срок. А что российский рынок акций? Молодой капитализм в России не обошелся без своей доли кризисов. С момента начала расчета индекса Московской биржи в 1997 году инвесторы в российские акции столкнулись с 80-процентным снижением котировок в 1998-м, 50-процентным в 2000-м, 70-процентным в 2008-м и рядом более «мелких» падений. Тем не менее, за эти 24 года доходность вложений в российские акции (рост индекса Московской биржи с учетом реинвестирования дивидендов) составила 19,9% годовых, что дает увеличение капитала почти в 80 раз за этот срок.

С одной стороны, цифры показывают, что рынок акций исторически был лучшим инструментом для долгосрочного инвестирования, несмотря на периодические кризисы и паники. С другой стороны, мало кому приятно видеть снижение стоимости своих вложений на 30–50 и более процентов. Как быть инвестору в такой ситуации? Есть два решения — наивное (и не работающее) и практичное.

Наивное решение — пытаться предсказать, когда и с чего начнется новый мировой финансовый кризис, чтобы вовремя продать акции (на вершине рынка), а затем их откупить. Способные на это люди, скорее всего, существуют, но это точно не решение для среднестатистического, неискушенного инвестора, который вынужден в вопросе предсказания кризисов полагаться на мнение аналитиков или статьи в газетах. Пессимисты предсказали последние 20 кризисов (из двух реально случившихся). Иными словами, на рынке всегда присутствуют те или иные опасения, и, если продавать акции каждый раз, когда есть повод для страха, то вы пропустите абсолютно весь рост этого класса активов.

Практичное решение:

1. Диверсификация. Не стоит делать акции единственным классом активов в своем портфеле. Как минимум у каждого инвестора должна быть ликвидная финансовая подушка безопасности, вложенная в максимально консервативные активы в размере нескольких месяцев расходов семьи. Также в инвестиционный портфель можно включать среднесрочные и долгосрочные облигации, недвижимость, золото и другие активы. Распределение вложений в акции разных стран также помогает снизить риски, российским инвесторам актуально включать в портфель бумаги США и других развитых стран.

2. Соответствие доли акций в портфеле вашим целям, горизонту инвестирования, способности и желанию брать на себя риск. Чем длиннее ваш горизонт, тем большую долю акций можно включать в портфель — если вы вкладываете на десятки лет, то кризиса на рынке следует не бояться, а желать — он позволит вам закупиться активами по более низким средним ценам.

3. Увеличивать долю акций в момент кризиса. Обладая диверсифицированным портфелем, в случае снижения рынка акций на 20–30% и более, можно постепенно перекладывать активы из консервативных инструментов, сохранивших свою стоимость (облигации, депозиты, золото), в подешевевшие акции. Также кризис может быть весьма кстати, если вы инвестируете регулярно (например, вкладываете в инструменты финансового рынка часть ежемесячного дохода) — в периоды падения котировок вы получаете больше активов за свои деньги.

Правильно составленный портфель и четкое следование финансовому плану позволяет инвесторам сберегать капитал без страха перед мировым кризисом.

Автор — директор по инвестициям УК «Открытие»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Уроки Великой депрессии: ошибка президента

Одним из мотивов Федеральной резервной системы на протяжении последнего года было не допустить повторения ошибок 1930-х, включая дефляционную денежную политику. Дефляции действительно удалось избежать, и это немаловажно, но исторический опыт гласит, что сама по себе дефляция не вызывает значительных депрессий.

Профессора Эндрю Аткесон из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и Патрик Кехоу из Принстона изучили связь дефляции и депрессии в 17 странах за 100 лет. Они пришли к выводу, что данные, за исключением Америки 1930-х годов, «не свидетельствуют о связи дефляции с экономической депрессией». Из этого вытекает, что именно в 1930-е годы существовали особые факторы, усилившие эту связь.

В своих работах я показал, что экономическая политика позволяет объяснить, во-первых,  то, почему депрессия оказалась такой глубокой, а во-вторых, почему дефляция оказала в 1930-е такое деструктивное влияние. Ключевую роль сыграла политика президента Герберта Гувера, который поощрял образование и укрепление картелей в промышленности, а также искусственно поддерживал зарплаты на уровне выше рыночного.

Реклама на Forbes

Отношение Гувера к конкуренции существенно отличается от принятого в современной экономической науке. В наши дни экономисты обычно выступают за интенсивную конкуренцию, так как она снижает цены для потребителей и позволяет выжить только самым эффективным производителям. Но Гувер считал, что в Америке 1920-х годов конкуренции было слишком много. Он верил, что согласованная политика производителей, а также отраслевые кодексы «добросовестной конкуренции» приведут к лучшим экономическим результатам. Неудивительно, что инициативы Гувера, помогавшие промышленникам согласовывать свое поведение, привели к росту концентрации в промышленности и существенным монополистическим перекосам еще в 1920-е.

Не менее своеобразными были взгляды Гувера на политику в области заработной платы. Он справедливо полагал, что высокие зарплаты и высокий уровень жизни сопутствуют друг другу, но делал из этого факта своеобразные выводы. Сегодня значительная часть экономистов считают высокие реальные зарплаты следствием высокой производительности труда, которая, в свою очередь, обусловлена высоким качеством рабочей силы, серьезными капиталовложениями и эффективными технологиями. Иными словами, и высокие реальные зарплаты, и высокий уровень жизни имеют один и тот же источник — высокую производительность.

Гувер интерпретировал эту связь иначе. Он верил, что повышение зарплат ведет к росту уровня жизни, но, по всей видимости, не учитывал того обстоятельства, что непропорциональный рост зарплат отбивает у бизнесменов охоту создавать новые рабочие места.

Экономические взгляды президента определили повестку встреч с капитанами индустрии, проведенных в конце 1929 года. На них Гувер советовал руководителям General Motors, Ford, U.S. Steel, DuPont и других компаний не сокращать зарплаты. Президент заявил, что сохранение зарплат на текущем уровне позволит пережить спад менее болезненно и упростит переговоры с профсоюзами. Затем он попросил профсоюзных лидеров не устраивать стачек и не требовать роста зарплат. Промышленники согласились поддержать программу президента и зафиксировали зарплаты.

Падение цен и производительности вкупе с государственной программой фиксации зарплат существенно повысили стоимость труда. Вскоре после консультаций с Гувером началось быстрое падение промышленного производства. За один год — с октября 1929-го по сентябрь 1930-го — число часов, отработанных в промышленности, упало на 30%. Таким образом, промышленное производство резко сократилось уже через год после начала депрессии — еще до серьезного сжатия денежного предложения, на которое делали акцент при объяснении причин депрессии Милтон Фридман и Анна Шварц, и набега вкладчиков на банки, на который делает акцент председатель ФРС Бен Бернанке.

Когда промышленный спад ускорился, ведущие промышленники попросили Гувера поддержать сокращение зарплат, пропорциональное снижению общего уровня цен. Президент не поддержал это предложение, несмотря на критику со стороны деловых кругов, недовольных тем, что президентская программа поддерживала зарплаты значительно выше рыночного уровня.

Эта гипотеза согласуется с выводами экономического историка Кертиса Саймона, изучившего газетные объявления о поисках работы в 1930-е годы.

Саймон обнаружил, что безработные были согласны на гораздо более низкую зарплату, чем платили компании. До начала депрессии разрыва между уровнем запрашиваемых и выплачиваемых зарплат практически не существовало.

Осенью 1931 года, когда количество отработанных часов упало примерно на 40%, промышленники стали снижать зарплаты, но в реальном выражении они оставались высокими из-за ускорившейся дефляции. При этом трудовая политика Гувера повлияла на промышленность, но не на сельское хозяйство, в котором работало приблизительно столько же людей. Занятость в аграрном секторе в начале 1930-х почти не менялась.

Депрессия и безработица не зашли бы так далеко, если бы Гувер не упросил бизнес зафиксировать зарплаты. Конечно, программа Гувера — не единственный фактор, вызвавший рецессию. Чтобы глубже понять клиническую картину Великой депрессии, потребуется дальнейшее изучение негибкости зарплат и других возможных причин, но то, что ограничение конкуренции способно ввергнуть экономику в депрессию, можно считать установленным.

Что это означает применительно к нынешней экономической политике? Надо сказать, что большинство экономистов и политиков обеспокоены тем, что доходы низко- и среднеоплачиваемых работников последние 30 лет растут медленнее, чем у высокооплачиваемых. Теперь мы знаем, что политика, нацеленная на повышение зарплат без роста производительности, ведет к потере рабочих мест, особенно в отраслях с высокой глобальной конкуренцией. Существуют альтернативные способы помощи трудящимся, например повышение производительности за счет образовательных грантов, которые увеличивают доступность высшего и среднего образования и понижают его стоимость.

Идея Барака Обамы направить $12 млрд на поддержку муниципальных колледжей с целью повышения квалификации рабочих и производительности труда — отличный шаг в этом направлении. Повышение квалификации с помощью курсов, среднего специального или высшего образования действительно ведут к росту доходов наемных работников в долгосрочной перспективе. Перед лицом растущей глобальной конкуренции увеличение продолжительности образования и повышение его качества могут стать еще важнее.

Автор — профессор экономики Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе

Безработица в США достигла максимума со времен Великой депрессии — РБК

По данным The Washington Post, гостиничный сектор США потерял около 7,7 млн рабочих мест, розничная торговля — 2,1 млн, производство — 1,3 млн. Помимо этого, сократились рабочие места в системе здравоохранения примерно на 1,4 млн, так как в условиях кризиса люди откладывают обращения за медицинской помощью, кроме срочной.

Около 18 млн человек, потерявших работу в апреле, сообщали, что их увольнение было временным, поскольку компании ожидали, что приостановка экономики будет краткосрочной. Еще 2 млн утверждали, что они окончательно лишились последнего места работы.

Читайте на РБК Pro

В США предсказали безработицу уровня Великой депрессии после пандемии

Тем не менее уровень безработицы, зафиксированный в апреле, оказался не таким драматичным, как предсказывалось ранее. В середине месяца газета The Wall Street Journal писала, что ожидаемые потери составят 22 млн рабочих мест, а уровень безработицы достигнет отметки 18%.

Во время Великой депрессии в США максимальный уровень безработицы был зафиксирован в 1932 году и составил 25,5%.

В конце апреля советник президента США по экономике Кевин Хассет предупреждал, что после завершения пандемии коронавируса безработица в стране может приблизиться к показателям времен Великой депрессии. Он назвал нынешний кризис крупнейшим в экономике США.

Для того, чтобы защитить интересы американцев, теряющих работу из-за коронавируса, Трамп подписал указ о приостановке иммиграции. По его словам, это будет гарантировать, что безработные граждане страны будут первыми в очереди на получение работы.

Скорость распространения коронавируса в мире

Случаев за сутки

Источник: JHU

Данные по миру i

§ 8. Великая депрессия. Преобразования Ф. Рузвельта в США

§ 8. Великая депрессия. Преобразования Ф. Рузвельта в США

Начало Великой депрессии

В середине 1929 г. мировая капиталистическая экономика казалась стабильной и процветающей. Но в октябре 1929 г. рухнул финансовый рынок США. За короткое время закрылось более 5 тыс. американских банков, полностью обесценились акции на 40 млрд долларов, миллионы вкладчиков во всём мире потеряли свои деньги. Лишившись американских капиталовложений, экономика стран Запада стала разрушаться. Промышленное производство в США сократилось почти вдвое, а производство автомобилей – почти в пять раз. Значительно сократилось производство и в других странах. Миллионы людей лишились работы. Начался величайший кризис мировой экономики XX в., получивший название Великой депрессии.

Великая депрессия была вызвана нерегулируемым развитием мирового рынка. Считалось, что свободные перетоки финансов из отрасли в отрасль обеспечат наилучшее регулирование экономики. Но оказалось, что мировой рынок развивается слишком хаотично.

Финансовый рынок стал развиваться независимо от рынка реальной продукции, биржевые спекуляции приносили большую прибыль, чем вложения в производство. Банки выпускали ценные бумаги, которые не были обеспечены реальным производством. А между тем мировой рынок сбыта уже был насыщен товарами. Дело в том, что покупательная способность населения, особенно вне Европы и Америки, росла очень медленно, людям не требовалось столько товаров, сколько производилось «мировой фабрикой» стран Запада. Но финансовые биржи не могли учитывать этих тревожных тенденций, поскольку были заняты искусственными операциями с акциями и ценными бумагами.

Рабочие выбрасывают кофе в океан, чтобы предотвратить падение цен. Бразилия. 1932 г.

Таким образом, разрыв между размерами производства и возможностями потребления, с одной стороны, и между производством и искусственно возросшим финансовым капиталом – с другой, привёл к острому экономическому кризису.

В начале 1933 г. биржевая активность в США полностью замерла, банки не работали, производители не знали, где брать капиталы для развития и куда сбывать продукцию. Люди, потерявшие работу, вклады или часть зарплаты, не могли больше покупать товары. Образовался замкнутый круг.

Социально-политические последствия Великой депрессии

Великая депрессия нанесла страшный удар по уровню жизни миллионов жителей процветавших прежде стран Запада. Цены на сельскохозяйственную продукцию упали настолько, что фермеры, продав урожай, не могли рассчитаться с долгами и купить самые необходимые промышленные товары. Продукты продавались с трудом – у горожан было очень мало денег. Чтобы замедлить падение цен, фермеры сжигали принадлежавшее им «лишнее» продовольствие, в то время как миллионы людей в городах голодали.

Разгон демонстрации безработных. Вашингтон. 1932 г.

Толпы разорившихся вкладчиков и безработных бродили без дела по улицам городов в поисках хоть какого-нибудь приработка. В США работодателем многих из них стала мафия, мощь которой небывалым образом выросла в период Великой депрессии. Главной отраслью нелегального («теневого») бизнеса стала торговля спиртным, запрещённая ещё в 1920 г. , когда в США был введён «сухой закон». Попытка запретить продажу алкоголя предоставила мафии широкое поле деятельности, а Великая депрессия – армию на всё готовых работников. Но мафия не могла обеспечить работой всех нуждающихся, тем более что и её рынки сбыта были ограничены и за них велась кровавая борьба.

Б большинстве стран Европы и Северной Америки рабочие, безработные и разорившиеся мелкие предприниматели всё активнее стали выступать против общественного устройства, которое довело их до полуголодного состояния. Возросло влияние коммунистов и фашистов – политических сил, требовавших скорейших перемен, радикальной ломки обанкротившейся общественной системы. В США фермеры блокировали дороги. В 1932 г. в Вашингтон пришла многотысячная колонна безработных из всех штатов США. Участники марша, во главе которых шли ветераны Первой мировой войны, встали лагерем в центре столицы и блокировали конгресс и Белый дом. Президент Герберт Гувер приказал войскам разгромить лагерь безработных. Но социальная напряжённость в стране не ослабевала.

Очередь безработных в Нью Йорке. 1933 г.

«Новый курс» Рузвельта

Преодолеть острый кризис можно было либо установив диктатуру, которая навела бы порядок в экономике тоталитарными методами, либо ограничив частную собственность в пользу демократического общества и наладив государственное регулирование хозяйства без подавления независимых от правительства социальных структур. Второй путь был гораздо сложнее, но именно его выбрал новый президент США Франклин Рузвельт.

Франклин Делано Рузвельт родился в 1882 г. в семье предпринимателя. Многое способствовало его политической карьере – пример дальнего родственника Теодора Рузвельта, который был президентом в начале XX в.; деньги родителей, давшие возможность получить престижное юридическое образование; работа на крупные корпорации, позволившая заручиться необходимыми связями. В 1910 г. Рузвельт был избран в сенат. В 1920 г. демократическая партия выдвинула его на пост вице-президента, но на выборах победили республиканцы. Это был не последний удар – в 1921 г. Рузвельт после купания заболел полиомиелитом и на всю жизнь потерял способность ходить. Но в 1928 г. он вернулся в политику и был избран губернатором Нью-Йорка. Затем демократическая партия выдвинула его кандидатом в президенты.

Франклин Делано Рузвельт

Программа Рузвельта «Новый курс» получила поддержку большинства избирателей, и в марте 1933 г. он стал президентом. Рузвельт располагал поддержкой конгресса и немедленно приступил к реформам. В первые 100 дней своего правления он поставил задачу добиться конкретных результатов в борьбе с депрессией.

Была проведена проверка (аудит) банков, и право на дальнейшую работу получили те из них, которые смогли доказать государству свою кредитоспособность. Большинство же банков не смогли сделать этого и исчезли. Отныне банковские вклады должны были страховаться на случай разорения.

Создавались специальные «администрации» – организации, управлявшие сферами экономики, в которые раньше государство почти не вмешивалось. Национальная администрация восстановления промышленности провела принудительное объединение всех предприятий в 17 групп. Внутри каждой группы ограничивалась конкуренция (это называлось «честной конкуренцией»), вводились единые цены и распределялись рынки сбыта. Был ограничен рабочий день и введены минимальные зарплаты. Администрация по регулированию сельского хозяйства распределяла рынки сбыта продукции, добиваясь сокращения «лишнего» производства. Доходило до принудительного уничтожения посевов и скота, чтобы от избытка продуктов цены на них не падали. Сохранение уровня цен спасало фермеров от разорения. Администрация общественных работ организовала строительство дорог и других сооружений силами безработных. Государственные работы развернулись в засушливой долине реки Теннесси, где были построены плотины и каналы, давшие воду сельскому хозяйству и электроэнергию промышленности. Был отменён «сухой закон», усилена борьба с мафией. В 1935 г. были приняты законы об обязательном заключении коллективных договоров между профсоюзами и предпринимателями и об обязательном страховании рабочих. Американцам гарантировалась государственная пенсия по старости и инвалидности, пособие по безработице. Теперь трудящиеся были защищены от нищеты.

Все эти меры позволили упорядочить производство и распределение товаров в США. Финансовый капитал был сконцентрирован и поставлен под контроль государства. Социальные права американцев были защищены, и напряжённость в стране заметно уменьшилась. Хотя экономический подъём не начался, революция уже не грозила Америке.

Значение реформ Рузвельта

Политика «Нового курса» обеспечила президенту поддержку большинства населения Соединённых Штатов. Но у него было и много противников, ведь реформы значительно ограничили всевластие монополий – основу общественной системы США того времени. Рузвельта обвиняли в приверженности социализму, в стремлении к диктатуре. В 1936 г. Верховный суд США даже отменил некоторые законы, принятые по инициативе Рузвельта. Но, несмотря на эту неудачу, он был снова избран президентом США и продолжил преобразования. Они проходили успешно – уровень жизни большинства американцев вырос, повысилась их покупательная способность, а значит, производители получили долгожданную возможность сбывать больше продукции. Рузвельт боролся и за расширение внешних рынков, в частности, он нормализовал отношения с СССР.

Плотина «Норрис», построенная в 1936 г. в ходе реализации проекта строительства серии электростанций в долине Теннесси

В ходе реформ американское общество так сильно изменилось, что стало возможным говорить о новом этапе в развитии индустриальной цивилизации. Капитализм был ограничен и подчинён государству. Усилилась самостоятельная роль государственной бюрократии, которая уже не так зависела от буржуазии, как раньше. Капитализм был ограничен также и за счёт расширения прав общественных организаций, прежде всего профсоюзов. В то же время монополизм экономики только усилился. Происходило сращивание теперь уже равноправных правящих групп – монополистического капитала и бюрократии.

Такое общество называют по-разному. Одни специалисты именуют его государственно-монополистическим капитализмом. При этом имеется в виду то, что капитализм не исчез, а был лишь ограничен. Другое название этой стадии развития общества – государственно-монополистический индустриализм, когда развитие индустриального общества регулируется государством и монополиями. Третье название – социальное государство, то есть такая система, которая обеспечивает стабильность общества с помощью социальных гарантий. Все три названия имеют право на существование, так как характеризуют различные стороны одного явления.

Усиление роли государства в экономике стран Европы и Латинской Америки

Преобразования Рузвельта стали наиболее успешным примером перехода от обычного монополистического рынка к регулируемому государством. Ранее, в 1920-х гг., такое регулирование осуществлялось и в Советской России. Эта новая экономическая политика (НЭП) в СССР была вскоре свёрнута, но она многому научила страны Запада. В 1933 г. по пути государственного регулирования пошли Германия и Италия, однако они предпочли тоталитарный путь развития.

Демократический вариант регулирования одновременно с Рузвельтом осуществляли социал-демократы Швеции и Дании. В мае 1936 г. на выборах во Франции победила коалиция социалистов, коммунистов и радикалов, известная как Народный фронт. После этого поднялась волна забастовок – рабочие требовали не медлить с реформами и стали захватывать предприятия. Правительство Народного фронта во главе с Леоном Блюмом добилось повышения зарплаты, провело законы о предоставлении рабочим оплачиваемых отпусков, об обязательном заключении коллективных договоров между предпринимателями и профсоюзами. Была реорганизована банковская система, регулировались цены на зерно, выделены средства на проведение общественных работ, установлен государственный контроль над железными дорогами.

Реформы Народного фронта встретили ожесточённое сопротивление со стороны крупного бизнеса. Капиталы стали переводиться за границу. Под угрозой этого Блюм остановил реформы и уже в 1937 г. был вынужден уйти в отставку. Но введённые Народным фронтом социальные гарантии сохранились.

Лидеры Народного фронта Леон Блюм и Морис Торез. 1936 г.

Британские социалисты (лейбористы) дважды приходили к власти в 20—30-е гг., но им не удалось преодолеть традиции своей страны и серьёзно изменить её социально-экономическую структуру. В условиях затяжной депрессии к власти в Великобритании во второй половине 30-х гг. вернулись консерваторы.

Демократические преобразования, обеспечивавшие государственное регулирование экономики, проходили также в некоторых странах Латинской Америки. Так, президент Мексики Ласаро Карденас в 1934–1940 гг. национализировал нефтяную промышленность и железные дороги. Продолжая аграрную реформу, Карденас передал большую часть помещичьих земель крестьянам.

Реформы в странах Запада, направленные на регулирование рыночной экономики, в середине 1930-х гг. позволили преодолеть Великую депрессию.

Подведём итоги

Нерегулируемое обществом и государством развитие капитализма привело к самому тяжёлому экономическому кризису XX в.  – Великой депрессии. Справиться с этим кризисом можно было только путём значительного усиления роли государства в экономике. Политика такого регулирования в период президентства Рузвельта стала проводиться в США. Вслед за Америкой развитые индустриальные государства постепенно перешли к государственно-монополистической системе экономики.

• Депрессия – длительный спад производства.

• Мафия – система организованной преступности.

• 1929 – начало Великой депрессии.

• 1933 – начало правления Ф. Рузвельта в США.

• 1936–1937 – правительство Народного фронта во Франции

«Если я буду плохим президентом США, то я буду последним их президентом».

(Франклин Рузвельт)

Вопросы

1. Как вы думаете, каким образом сказались на состоянии мирового рынка национально-освободительные движения в Индии и Китае?

2. Почему увольнение рабочих в результате Великой депрессии затрудняло возобновление роста производства?

3.  Почему в условиях недоедания миллионов американцев администрация Рузвельта поощряла уничтожение продовольствия?

4. Какие географические особенности США учитывались при проведении политики Ф. Рузвельта?

Задания

1. В 1929–1933 гг. СССР, несмотря на голод в собственной стране, экспортировал хлеб. Каким образом это могло повлиять на начало и ход мирового кризиса?

2. Начертите схему причин и последствий начала Великой депрессии, обозначив причинно-следственные связи стрелками.

3. Составьте сравнительную таблицу реформ в США и во Франции.

Реформы в США и во Франции

4. В послании президента Ф. Рузвельта конгрессу от 17 мая 1933 г. предлагалось обеспечить проведение «во всей индустрии (с целью достижения большей занятости) сокращения рабочей недели, при сохранении достаточной платы за сокращённую неделю, и предотвращения нечестной конкуренции и гибельного перепроизводства». Проанализируйте этот текст. Какие задачи стремился решить Рузвельт, предлагая такие меры? Каким образом предложенные меры способствуют решению указанных задач?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Великая депрессия — Финансовый словарь смарт-лаб.

Великая депрессия — период продолжительного экономического спада в мировой экономике, который начался в 1929 году. Великая депрессия — судьбоносное экономическое событие XX века, после которого мировая экономика не могла оправиться более 10 лет. Великая депрессия породила массовые беспорядки в Европе, привело к появлению нацизма и приходу власти Гитлера, в результате чего значительная часть земного шара была втянута во Вторую мировую войну.

Содержание статьи:

Основные действующие лица Великой Депрессии

  • президент США — Герберт Гувер (1928-1932), Франклин Делано Рузвельт
  • министр финансов — Меллон
  • замминистра финансов — Огден Миллс
  • глава ФРБ Нью-Йорка — Джордж Харрисон
  • председатель совета управляющих ФРС — Рой Янг (до 08.1930), Юджин Мейер Мл. (с 08.1930-05.1933), Юджин Блэк ()
  • экономист Ирвинг Фишер

Споры вокруг экономической политики в период Великой Депрессии

Адепты австрийской школы экономики и свободного рынка выступали за то, чтобы в начале кризиса позволить нежизнеспособным проектам и компаниям дать самоликвидироваться а не пытаться спасти их любой ценой, оттягивая момент кончины (Паркер Уиллис, Альберт Уигин, Бенджамин Андерсен, Джон Флин). Они же выступали против политики Гувера поддержки уровня цен и заработных плат. 

Последствия великой депрессии


  • Фондовый рынок от вершины до дна упал на 90%.
  • сокращение экономики США составило около 30%
  • 40% национальных банков США оказались банкротами
  • уровень безработицы приблизился к 25%
  • дюжина яиц упала в цене с $0,53 до $0,29
  • В период с октября 1929 по март 1933 года номинальная стоимость частных долгов снизилась за счет распродажи активов на 20%. Но из-за дефляции реальное бремя этих долгов увеличилось на целых 40%.
  • С наступлением депрессии за год обанкротилось 17,000 банков с общей суммой депозитов $1,08 млрд. До этого в 20-е годы в среднем разорялось 700 банков с депозитами $170 млн.
  • 1931 — изъятия депозитов из банков составили $800 млн

Хронология Великой Депрессии

  • июль 1929 — первые признаки спада в экономике
  • 24 октября — крах фондового рынка
  • ФРС удваивает выкуп облигаций  +$150 млн а также +$200 млн — переучет векселей
  • За неделю банки-члены ФРС увеличили депозиты на $1,8 млрд, денежная масса выросла на 10% за неделю
  • Процентные ставки были снижены за 2 недели с 6% до 4,5%.
  • Конец ноября — принято решение сократить банк. резервы на $275 млн. — до $2,35 млрд (уровень, который предшествовал краху 24 октября)
  • Баланс ФРС вырос со $136 млн до $375 млн.
  • C 02.1929 до 12.1930 ФРС снижает ставку с 4,5% до 2%
Ставка ФРС в период Великой Депрессии:

  • 1930 — ФРС покупает гособлигаций на сумму $218 млн. Увеличение резервов было съедено банкротствами банков, поэтому денежная масса в 1930 не изменилась.
  • Весной 1930 фондовый рынок снова рухнул
Индекс Dow Jones в период Великой Депрессии:
  • В 1930-м году президент Герберт Гувер ошибочно объявил: «Мы пережили одну из тех больших экономических бурь, которые периодически приносят лишения и страдания нашему народу… Я убежден, что теперь худшее осталось позади…»
  • 06.1931 ФРБ Нью-Йорка + Банк Англии + Банк Франции + Банк Международных Расчетов договорились о выделении рейхсбанку Германии $100 млн
  • 09.1931 — Великобритания вышла из золотого стандарта
  • 1931 — Гувер создал Национальную корпорацию кредитования, для привлечения частных средств $500 млн и поддержки неустойчивых банков. Но собрали всего 150 млн и создали Корпорацию финансирования реконструкции (01.1932).  КФР получила $500 млн и право выпустить облигаций на сумму $1,5 млрд. Корпорация могла кредитовать любые банки и компании.
  • 10. 1931 — Мейер убедил Харрисона поднять ставку ФРС с 1,5% до 3.5% чтобы предотвратить отток золота из США после того как золото начало утекать из США.
  • С 02.31 по 06.32 КФР выдала кредитов на $1 млрд: 60% банкам, 25% — ЖД компаниям. Большая часть кредитов ЖД пошла на погашение долгов перед банками, после чего некоторые из них успешно были обанкрочены. Разумеется, у КФР были критики, которые считали, что железные дороги должны пройти через неизбежный целительный процесс банкротства. А так, действия КФР только затягивали депрессию.
  • 07.31 уставной капитал КФР был увеличен до $3,4 млрд
  • 02.1932 — закон Гласса-Стигалла, к-й разрешил ФРС эмитировать деньги, которые не разменивались на золото. Это позволило ФРС расширить кредит, понизить ставку и скупать гособлигации. С 02.32 до 07.32 ФРС выкупила облигаций на $1,1 млрд, баланс ФРС расширился до $1,8 млрд, а дефицит бюджета США в 1932 году составлял $3 млрд 
  • Под руководством Мейера резервы банков выросли всего на 212 млн, а денежная масса сократилась на $3 млрд, т. к. граждане и иностранцы снимали деньги из американских банков и требовали их обмена на золото. Золотой запас США сократился в этот период на $380 млн
Денежная масса в период Великой Депрессии:
  • 03.02.1932 — Гувер создал организацию «граждане за реконструкцию», к-ю возглавил полковник Фрэнк Нокс из Чикаго. Организация идеологически боролась с теми, кто забирает деньги со счетов в банках.
  • Гувер: «сегодня мы ведем борьбу с теми, кто держит деньги дома», и выводя деньги из активного оборота мешает нам выкарабкаться из депрессии.
  • Отток денег из банков приостановился. Денежная масса стала расти до кульминации банковского кризиса 1933 года.
  • 01.1933 — создан Национальный комитет с целью рефлирвать цены, т.е. венуться к уровню цен 1929 года + избавиться от золотого стандарта, чтобы выпустить достаточное количество неразменных денег.
  • 04.1933 — США вышли из Золотого Стандарта. Все принадлежащее американцам золото было конфисковано и передано в распоряжение ФР, экспорт золота был прекращен, а доллар девальвирован до 35 долл за унцию золота.
  • 1933 — принятие закона Гласса-Стигалла
  • 05.1933 — принятие Закона ценных бумагах. Жесткие правила эмисии ценных бумаг.
  • 06.1934 — принятие Закона о ценнах бумагах и биржах. Расширение полномочий Комисии по ценным бумагам и биржам (SEC).

В соавторстве с Анной Шварц, Фридман писал, что Великая депрессия не была вызвана критическим падением спроса, как утверждал Кейнс, а стала прямым следствием уменьшения размера банковских депозитов и банковских резервов, которые резко сократились в результате бегства вкладчиков. По этой версии, крах денежной массы (“великое сжатие”), привел к падению совокупного спроса, а действия ФРС усугубили эту ситуацию[1].

По мнению представителей австрийской школы экономики, Рузвельт своим вмешательством в экономику только продлил Великую Депрессию. «Австрийцы» критикуют даже Герберта Гувера, утверждая, что создав Реконструктивную Финансовую Корпорацию, правительственное агентство, которое выдавало ссуды проблемным банкам и органам власти, он тоже стал помехой на пути «созидательного разрушения».

Кризис начался с падения крупнейшего банка Австрии Credit-Anstalt. Многие международные банки предоставляли ему займы, поэтому его банкротство вызывало разрушительную волну, прокатившуюся по всему земному шару.

 Ралли на медвежьем рынке
Во время Великой Депрессии было 6 больших ралли от +21% до +48%, которые были связаны с большими дозами стимулирования экономики со стороы правительства США [2].

Великая Депрессия — основные денежные агрегаты:

Источники

:
[1] Нуриэль Рубини, Стивен Мим: «Нуриэль Рубини: как я предсказал кризис»
[2] Ray Dalio Template for understanding what is happening Now 
[3] История денежного обращения и банковского дела США. М.Ротбард 

фотографии времен великой депрессии 
Великая Депрессия в цитатах

Великая депрессия — Moneyman

28 декабря 2020

Великая депрессия — самый крупный и продолжительный экономический спад в истории Америки, с которого начался общемировой финансовый кризис, затронувший большинство развитых западных стран. Своим названием это явление обязано глубокому эмоциональному упадку, в котором находилось общество.

Началом Великой депрессии послужил крах фондового рынка в 1929 году, хотя явления, предвещавшие кризис в американской экономике, проявлялись и еще раньше. По поводу времени окончания этого тяжелого периода существуют разногласия. По одним оценкам, он закончился в 1939-ом, по другим — в 1945 году, когда завершилась Вторая мировая война.

Предпосылки Великой депрессии

В 20-е годы XX века отмечался невероятный экономический подъем. С 1913-го по 1927-й национальный доход США увеличился практически в 3 раза. К 1929 году экономика уже прекратила расти, и ей предстоял спад, но продолжал увеличиваться объем спекулятивных операций. Непосредственно перед наступлением кризиса рост денежной массы превысил 60%. В стране произошел бум потребительского кредитования и покупок в рассрочку. В то же время с 1926 года наблюдался спад производства и продаж продукции, сокращалось строительство.

Федеральная резервная система США (ФРС) постепенно сокращала процентную ставку для поддержания роста экономики. Только перед самым крахом система стала принимать меры для ограничения денежных вливаний. Но векселя, долговые расписки и прочие финансовые инструменты продолжали провоцировать рост ничем не обеспеченной денежной массы.

Крах фондовой биржи

24 октября 1929 года, в день, названный впоследствии «черным четвергом», произошло резкое падение фондового рынка, было продано рекордное количество (почти 13 млн) акций, за полдня потери составили 9 млрд долларов. Окончательно кризис разразился 29 октября, в «черный вторник», с которого начинается официальный отсчет начала Великой депрессии. Было продано уже 16,4 млн акций. За один день торгов капитализация рынка снизилась на 10 млрд долларов, что на тот момент приравнивалось к восьмой части общего ВВП страны.

Всю последующую неделю темпы падения увеличивались, и вскоре оно перешло на другие рынки. Всего за три недели убытки превзошли расходы США в Первую мировую войну и достигли уже третьей части ВВП (примерно 30 млрд долларов).

Развитие кризиса

Кредитная система не выдержала настолько серьезного удара. Кредиты под залог ценных бумаг и недвижимости в одно мгновение превратились фактически в необеспеченные. Выдача займов банками прекратилась, что повлекло за собой волну банкротств. Массово начали разоряться и сами кредитные организации, которые больше не могли выполнять обязательства перед вкладчиками.

Великая депрессия стала для американского населения самой настоящей катастрофой. Вскоре после краха биржи начала беспрецедентно расти безработица. В 1930 году рабочих мест лишилось свыше 4 млн человек. В 1931-ом пострадавших было больше в два раза. В 1932-ом количество безработных составляло уже 12,5 млн человек — десятую часть от всей жителей страны. К началу 1933-го уровень безработицы стал максимальным, когда почти 20% американского населения испытывало серьезные финансовые трудности. Были даже случаи голода.

Антикризисные меры государства

Государство (на момент начала кризиса президентом США был Герберт Гувер) принимало значительные усилия, чтобы сгладить ситуацию. Применялись такие способы регулирования, как сокращение налогов, повышение государственных расходов. Были задействованы программы займов, помощи производителям, привлечение населения для общественных и строительных работ.

В 1932 году главой государства стал Франклин Рузвельт, сразу же объявивший о введении реформ, способствующих выходу из кризиса, — «нового курса». Прежде всего на неделю прекратили работу все финансовые организации, была проведена девальвация национальной валюты. Банкам в качестве государственной помощи были выданы стабилизационные займы. Был отменен золотой стандарт и запрещен вывоз золота из США.

Специально учрежденная Национальная администрация восстановления промышленности принимала меры для поддержки производства: определяла нормы выпуска, рынки сбыта и цены, устанавливала максимальную длительность рабочего дня и минимальный уровень заработной платы. Администрация общественных работ в период с 1933 по 1937 гг. получила 12 млрд долларов государственных ассигнований.

Положительные изменения в американской экономике начались только к 1937 году. Снизилась безработица, ВВП приблизился к докризисному уровню. Однако, миновав фазу глубокого упадка, страна перешла в состояние застоя, продлившегося в течение еще нескольких лет.

Причины Великой депрессии

По мнению экономистов-сторонников кейнсианства, основной причиной кризиса стало перепроизводство товаров при недостаточности денежной массы для их покупки, поскольку доллар был привязан к золоту, количество которого было ограничено. Как следствие, возникла сильная дефляция — падение цен, а затем общая финансовая нестабильность, банкротства.

Согласно другой точке зрения, свойственной приверженцам монетаризма, во всем повинна ФРС, принимавшая неправильные решения. При росте производства денежное предложение должно было также расти, а при сокращении — падать, но в конце 20-х годов все произошло ровно наоборот.

Среди факторов, повлиявших на экономику и вызвавших приход депрессии, называются и протекционистские меры, защищавшие интересы местных производителей, в конечном итоге вызвавшие снижение цен на мировых рынках. Особая глубина кризиса объяснялась также маржинальной торговлей на фондовой бирже.

Последствия кризиса

Великая депрессия повлияла не только на США — она послужила началом всеобщего финансового упадка, сокращения промышленности и высочайшей безработицы в Великобритании, Канаде, Франции, Германии, а также затронула другие государства. Так, промышленное производство было отброшено назад, к уровню 30-летней давности, по всему миру насчитывалось около 30 млн безработных, многие из них оказались на грани нищеты. Существует точка зрения, что Великая депрессия послужила толчком к победе национал-социалистов на немецких выборах и последующему началу Второй мировой войны.

Уроки этого периода полностью изменили научный подход в экономике всего мира. Денежно-кредитная политика центральных банков в основном направлена на максимальную нейтрализацию последствий экономического спада и общее сглаживание цикличности. Сегодня политики и экономисты больше не используют термины «паника», «кризис», «депрессия», говоря о падении производства, а называют его более мягко — «рецессия».

«Трагическое президентство Герберта Гувера»

«Трагическое президентство Герберта Гувера» «Трагическое президентство Герберта Гувера»

Историческая репутация Герберта Гувера

Президент Гувер вошел в историю как совершенно равнодушный руководитель, который, пока он руководил экономической катастрофой, мало заботился о своих товарищах граждане, принявшие Великую депрессию как неизбежность просто быть терпимым, независимо от уровня причиненных им страданий, и кто отказался делать абсолютно все, чтобы облегчить невероятные страдания все вокруг него в течение трех с половиной долгих лет.Пока это изображение было особенно широко распространенный в 1930-х годах и сохраняется до сих пор, это полностью ошибочно, вводит в заблуждение и неоправданно.

Более сбалансированная историческая перспектива

Герберт Гувер оказался прав место в неподходящее время. Он вполне мог быть хорошим — если не великим — Президент служил в другое время. Его идеологические убеждения были такой, что он вполне мог бы запустить страну в более прогрессивном направление, чем у его предшественников в 1920-е годы не было Великой депрессии вмешался.Он был гораздо более привержен активному правительству, чем кто-либо из них. Кэлвин Кулидж или Уоррен Хардинг. Однако, как сказал председатель правления когда началась депрессия, он получил вину за депрессию от его соотечественников как в то время, так и от последующих поколений. Хотя он действительно был по-своему «прогрессивным» и, вероятно, делал больше положить конец депрессии, чем любой предыдущий президент в предыдущей экономической рушится, то, что он сделал, не улучшило ситуацию и, следовательно, он приобрел репутацию, которую заслужили лишь отчасти.

Человек, добившийся собственного успеха

Осиротевший в раннем возрасте Гувер добился успеха — согласно его легенда и шумиха до депрессии — следствие его собственной тяжелой работы. Работающий прошел через Стэнфордский университет и получил степень в области горного дела, он основал свой бизнес и стал мультимиллионером. В течение Великую войну он служил на общественных началах в качестве директора Продовольственной Правление, на которое возложена задача по надзору за производством и раздача продуктов питания, необходимых для победы.После Первой мировой войны он возглавил частную кампанию по оказанию помощи европейцам — буквально перед перспективой голодной смерти — с едой. Его усилия были очень получил широкую огласку, и в 1920 году даже ходили разговоры о том, что он республиканец. кандидат в президенты. В то время как Уоррен Хардинг был бы номинантом при посредничестве соглашения, Гувер служил бы министром торговли во время следующие восемь лет. Как избежать причастности к скандалу с Teapot Dome и получая много положительной рекламы — большая часть — за его предполагаемую роль в обеспечении экономического бума 1920-х годов, Гувер стал президентом в 1929 году, что вызвало много шума.В течение президентская кампания 1928 года, которую его политические кураторы создали эту репутацию до феноменальных высот. Таким образом, когда началась Депрессия и болезнь Гувера попытки справиться с этим не увенчались успехом, его отпадение от благодати заключалось в том, что гораздо более впечатляющим, потому что реклама оправдала ожидания совершенно нереальный уровень.

Гувер сам очевидно осознавал потенциальную проблему. Как избранный президент в конце 1928 года он поделился своими опасениями по этому поводу уверенною Уильяму Дж.Аббат, который был редактором Christian Science Monitor . Он якобы сказал: «Мои друзья заставили американский народ думать, что я что-то вроде супермена, умеет успешно справляться с самыми сложными и сложными задачами. Они ожидают от меня невозможного и если оно возникнет в условиях суши с которым политическая машина не справится, я буду тем страдать».

Гувер определенно почувствовал себя к 1932 году, после за три года худшей экономической депрессии в стране известно, что его снижение рейтинга и популярности были результатом, по крайней мере частично, из этого публичного имиджа сверхчеловека. Он сказал, что у него был «абсолютно перепродан». Сенатору-республиканцу он сказал: «Никто не может жить до этого ».

В ответ на кризис

Несмотря на незаслуженное, ошибочное, но прочная репутация бездельника, который просто принял Депрессию как неприятный факт экономической жизни, который просто необходимо пережить, Президент Hoover действительно попытался положить конец Великой депрессии и, на самом деле, вероятно, сделал для этого больше, чем любой предыдущий президент когда-либо делал в время экономической катастрофы.Гувер применил консервативный подход, ориентированный на бизнес. подход, который подчеркивал добровольные усилия американцев, а не правительственных вмешательство в экономику. То, что он пробовал, было неудачным, а иногда и с ним плохо обращались, и из-за этого выросла его общественная репутация.

Взяв хотя бы частичный кредит за экономический бум двадцатых годов, когда он баллотировался на пост президента в 1928 году Гувер не мог лично принять конец бума или понимание того, насколько серьезными будут крах и Депрессия. Он, однако, был не одинок в этом. Сначала Гувер чувствовал, что Депрессия была временное отклонение в экономическом цикле, вызванное в большей степени психологическим страхи, чем экономические реалии. Таким образом, президент Гувер ответил на крах фондового рынка и начало депрессии, консультируя уверенность …. до тех пор, пока американцы не позволят панике заставить их принять несдержанные и необоснованные действия, страна станет свидетелем краткого и ограниченная рецессия, а затем возобновление экономического бума.Уверенность была ключ.

Президент провел кампанию по убедить бизнесменов держать зарплату на высоком уровне, чтобы уровень потребления не отказываться. Этот подход оказался менее чем успешным. Пока бизнесмены временно сохранили уровень заработной платы, они сократили количество своих сотрудников из-за падения уровня потребления. Гувер тоже не смог его кампания по убеждению потребителей продолжать покупать. Видя другие рабочие уволены и опасаются за собственное будущее, рабочие сокращают на закупках, что гарантирует дальнейшие увольнения.

Гувера Кампания доверия, хотя и имела хорошие намерения, просто не сработала. Экономика продолжала движение по нисходящей спирали — рабочие сокращают потребление, больше рабочих были уволены, рабочие еще больше сократили потребление и т. д. и т. д.

Чтобы понять болезнь Гувера долгосрочная реакция и усилия по прекращению Великой депрессии, необходимо понять идею Гувера о «прогрессивизме», с которой он сознательно идентифицированы.Президент Гувер считал, что в то время как вмешательство правительства в частный сектор иногда был необходим в современную индустриальную эпоху, такое вмешательство должно быть сведено к минимуму. Эта философия была любопытной помесью «старого» и «нового». В роли Роберта МакЭлвэйна говорит об этом: «То, над чем боролся Герберт Гувер, было одним из фундаментальных проблемы двадцатого века: как применить наше джефферсоновское наследие в высококонцентрированном промышленном городском районе «.»Его идеал остался люди управляют собой путем добровольного сотрудничества ».

Президент Гувер почувствовал ключ к восстановление экономики восстанавливало доверие деловых кругов в экономике США. Только если бизнесмены реинвестируют свои капитал в экономике сможет восстановить страну. Следовательно, в течение трех с лишним лет он придерживался консервативного бизнес-ориентированного подхода к выздоровлению.

Финансовый консерватор, он боролся отчаянно поддерживать сбалансированный федеральный бюджет .Это было чрезвычайно сложно, учитывая требования, предъявляемые к правительству по запуску различных программы помощи и сокращение базы доходов из-за беспрецедентной дефляции. Однако Гувер сказал: «Несбалансированность бюджетов ведет к разорению». Логика такой позиции заключалась в том, что бизнес-сообщество будет обескуражено. и отложить реинвестирование, если правительство не сможет работать в чернить. Как отмечает МакЭлвейн: «Таким образом, президент посвятил большую часть его энергию в 1931 и 1932 годах к цели сбалансированного бюджета, который безнадежно в сложившихся обстоятельствах. Однако, как признал сам Гувер, в менее лихорадочные времена сокращение расходов и повышение налогов уменьшили закупки и усугубил ситуацию ».

Во имя восстановления бизнеса уверенности, президент Гувер также отверг все более громкие требования американцев чтобы валютная система была раздутой. Многие американцы считали, что с тех пор Экономическая болезнь, от которой страдала страна, была беспрецедентной дефляцией (поскольку сотни миллионов долларов были изъяты из обращения и инвестиции), то подходящим рецептом была инфляция.Они призвали правительство отказаться от золотого стандарта и наводнить экономику печатная валюта. Гувер отклонил такие требования, аргументируя это тем, что стабильная или «Твердая» валютная система всегда была предпосылкой для инвестиций в бизнес. Если бы валютная система была раздута государством, бизнесмены отказываются реинвестировать свои средства в экономику. Это просто задержит день, когда может начаться восстановление экономики. Таким образом, Гувер отказался дать в требованиях к инфляции.

Президент Гувер тоже поддерживал защитных тарифов для защиты американских бизнесменов от иностранной конкуренции. Тарифы использовались довольно последовательно с конца Гражданской войны. для поощрения промышленных инвестиций и развития. В 1930 г. Конгресс штатов принял, и президент Гувер подписал закон Смута-Хоули. Тариф. Лишь частично ответ на обвал фондового рынка и в начале Великой депрессии это был самый высокий тариф в Америке. истории «, когда адвалорные ставки резко упали с и без того высоких 33% до более чем 40 процентов ».Хотя Гувер надеялся, что тариф поможет с экономической точки зрения, это ухудшило ситуацию. «Другие страны быстро ответили, и мир депрессия усилилась ».

По мере того, как предприятия терпят неудачу или сокращаются уровень производства, резко выросла безработица. Поскольку все больше и больше миллионов потеряли работу, безработные обратились к федеральному правительству за помощью бедности. Они потребовали, чтобы федеральное правительство ввело или социальные выплаты нуждающимся. Президент Гувер отверг такие требования. как по идеологическим, так и по финансовым причинам.Он чувствовал, что с облегчением нужно справиться частным сектором — Community Chest, United Way, The Salvation Army, церкви, индивидуальная благотворительность и т. д. Если правительству приходилось иметь дело с Эта проблема должна быть в государственных и местных органах власти — там, где программы будет более демократичным, дешевым и менее бюрократизированным. Гувер также отказался до конца своего президентства, чтобы начать федеральную помощь или социальное обеспечение программы, потому что такая программа, как он утверждал, будет невероятно дорогой, приведут к дисбалансу федерального бюджета, требующему дефицитного финансирования, и заставляют бизнесменов терять уверенность, задерживая реинвестирование и начало экономического подъема.

Позиция Гувера смотрела на тот факт, что проблема безработицы и связанной с ней бедности была слишком большой для частного сектора, правительства штата и местного самоуправления, чтобы справиться с этим должным образом. К 1932 году безработица достигла 24,9% по стране. Это было так массово проблема, которую только федеральное правительство, с его способностью заимствования и его способность печатать валюту могла с этим справиться. Тем не менее, Гувер отказался сдвинуться с места.

Президент Гувер увеличил федеральные расходы на общественные работы, пытаясь уменьшить безработицу.700 миллионов долларов на такие проекты в 1931 году было беспрецедентно высокий. Однако со временем он стал более враждебным, полагая, что «грандиозная программа помощи при работе может деморализовать, как пособие по безработице». Когда Конгресс приняли Закон о чрезвычайной помощи и строительстве в 1932 году, администраторы Гувера сделали все, что в их силах, чтобы ограничить его влияние за счет внедрения процесс.

Гувер смело призывал и получение Финансовой Корпорации Реконструкции — государственного займа агентство по предоставлению долгосрочных кредитов под низкие проценты банкам и крупному бизнесу в надежде на восстановление экономики. В то время как кредиты RFC предупреждали на пике банковского кризиса до 1933 г. они не способствовали экономическому развитию. восстановление. Как отмечает МакЭлвейн: «Учитывая невысокую покупательную способность, бизнес не был заинтересован в получении ссуд. Расширение было последним то, что в 1932 году было в голове у большинства бизнесменов «. не занимали для расширения, рабочих не нанимали, и, таким образом, не было увеличение потребления наемных рабочих.

Хотя RFC был новаторским шаг, обратите внимание, что это соответствовало консервативному бизнес-ориентированному подходу Гувера. философия и подход.Кредиты пошли банкам, а крупный бизнес — нет. безработным, бездомным или нуждающимся.

Оценка

Герберт Гувер однажды сказал друг Джулиус Барнс: «Ни один президент не должен признавать свою неправоту». За последние два года его президентства стало все больше и больше. очевидно, что Депрессия усугублялась, и его программа уверенности, волюнтаризм и поддержка бизнеса не работали, заявил президент Гувер его ноги в бетоне. Он отказался признать, что его философия и программы не работали. Вместо того, чтобы попробовать что-то другое, он крепко держался к своей программе, становился все более и более оборонительным, пытался убедить себя и американцы, что дела налаживаются, и потеряли поддержку нация. Почему?

Отчасти это была его личность. Джоан Хофф Уилсон, биограф Гувера, утверждает, что Гувер всегда был неспособный признать поражение или неудачу на протяжении всей своей жизни.Она указывает бизнесу, основанному Гувером, который явно потерпел неудачу, но он всегда утверждал, что это был успех. По словам Уилсона, у Гувера не было повод выдумать правду — он был успешным бизнесменом, который заработал миллионы и что многие предприятия терпят неудачу. Он просто не мог признать поражение или отказ.

Он обладал большой способностью к самообману где произошел сбой. Обратите внимание на отрицание реальности в этих словах, которые он написал другу вскоре после ухода из офиса: «Эта страна начиналась Депрессии в августе 1932 года. …. и все остальное главное коммерческие страны начали в одно и то же время …. все они ушли вдоль плавно идет устойчивый прогресс; [только] Соединенные Штаты поскользнулись назад и впали в банковскую панику, потому что Новый курс начался в ноябре 9,1932 «.

Отказ Гуверса бросить бизнес-ориентированный подход малого правительства к Великой депрессии также результат того, что он был идеологом, а не прагматиком. Как выразился МакЭлвейн: «Невозможно понять Герберта Гувера и его реакция на депрессию, не видя, что он был редчайшим из политики, принципиальный человек.Он был идеалистом, твердо (и справедливо) считал, что средства не могут быть отделены от целей. Это было восхитительно в точку. Но его метод оказался катастрофическим во время Великой депрессии. когда кризисные условия требовали результатов без особой заботы о методе «.

Репутация Hoovers во многих отношениях, вырос из его непримиримости. Несмотря на все признаки того, что его подход чтобы положить конец депрессии не удалось, он упорно продолжал спускаться путь, которым он шел после краха фондового рынка в 1929 году. Тем не менее подлинные усилия президентов по инженерному восстановлению были и в значительной степени игнорируются потому что он страдал от постоянно усугубляющейся проблемы с изображением. Пока он советовал оптимизм, его суровый и суровый характер передавали чувство мрачности и отчаяние. Он также не смог эффективно использовать средства массовой информации для общения с население, и он казался изолированным от своих сограждан и настоящих Мир. В разгар национальной катастрофы 1932 года произошли два инцидента. навсегда закрепил публичный имидж Гувера.Летом того же года Movietone Съемочные группы новостей засняли, как президент кормит свою собаку стейком на косточке в отеле Rose Сад у Белого дома. Эти кадры снова и снова воспроизводятся в фильме. театров по всей стране и было катастрофой для исполнительного директора. для переизбрания, который утверждал, что федеральная помощь уничтожит американскую персонаж. Вдобавок к этому добавилось отношение правительства к бонусу. Армия. Генерал Дуглас Макартур нарушил прямую президентскую директиву от Гувера, чтобы не нападать на ветеранов Великой войны, расположившихся лагерем в Анакостии. Квартиры в столице нации.Однако Гувер взял на себя вину за это. кошмар связей с общественностью.

За семьдесят лет после его правления закончился провалом, рейтинги и репутация Гувера немного улучшились. Отчасти это произошло потому, что он был руководителем, когда случилась катастрофа. Нравится всех сотрудников, его репутация во многом была просто отражением Мероприятия. Должностные лица получают признание, когда дела идут хорошо, независимо от того, были ли они ничего общего с этим или нет. И наоборот, должностные лица получают вину, когда дела идут плохо вне зависимости от того, виноваты они или нет.Гуверс исторический репутация, однако, так и осталась неизменной, потому что он пострадал от крайний контраст личности с его преемником Франклином Д. Рузвельтом. Гувер казался большим неудачником, потому что Рузвельт убедил миллионы американцев, что с его вступлением в должность дела пошли лучше, и запустила программу «Новый курс». Наконец, Демократическая партия выступила против Гувер уже полвека. Во время выборов каждый республиканский кандидат сравнивали с Гербертом Гувером.Это был эффективный партизанский прием для привлекая голоса, но это превратило «забытый прогрессив» в карикатуру его истинного я.

___________________________________________________________________________________

Все предложения, если не указано иное отмечены из Роберта С. МакЭлвейна, Великая депрессия: Америка, 1929-1941 гг. , Книги времени (Нью-Йорк, 1984).

Рекомендуемая литература:

Дэвид Бёрнер, Герберт Гувер: Общественная жизнь , Кнопф (Нью-Йорк, 1979).

Martin I Fausold, The Presidency Герберта Гувера , Университетское издательство Канзаса (Лоуренс, Канзас, 1985).

Герберт Гувер, Мемуары Герберт Гувер: Великая депрессия, 1929-1941 гг. , Macmillan (Нью-Йорк, 1952 г.).

Джин Смит, Разрушенная мечта: Герберт Гувер и Великая депрессия , William Morrow & Company (Нью-Йорк, 1970).

Харрис Гейлорд Уоррен, Герберт Гувер и Великая депрессия , Библиотека Нортона (Нью-Йорк, 1967).

Джоан Хофф Уилсон, Герберт Гувер: Забытый прогрессивный , Little, Brown, and Company (Бостон, 1975).

© Л. Патрик Хьюз, 1999 г.











Уроки Великой депрессии

Американцы остались без работы. Только в апреле работу потеряли более 20 миллионов человек.Очереди в продовольственных банках тянутся на многие мили. Бизнесы по всей стране терпят крах. Заголовки кричат ​​о том, что коронавирус стал причиной худшего экономического кризиса со времен Великой депрессии.

Экономический коллапс 1930-х годов, одна из определяющих травм 20-го века, по-прежнему является эталоном, по которому измеряются рецессии. И для многих американцев Новый курс, инициированный президентом Франклином Д. Рузвельтом, остается стандартом того, как федеральное правительство должно реагировать на серьезную чрезвычайную ситуацию в стране. К концу 1940-х годов Соединенные Штаты вышли из экономического кризиса и вступили в беспрецедентный период национального процветания — с заметно большим равенством доходов. Америка не просто пережила Великую депрессию; его ответ превратил его в более богатое и справедливое общество.

Многие надеются повторить это достижение сегодня. Но успех Нового курса был основан на большем, чем на всех учреждениях, которые он породил, или на конкретных программах, которые он установил, — он опирался на дух тех, кто его инициировал.Новые дилеры научились экспериментировать, принимая неудачи на пути к успеху. Они отвергли яростное сопротивление, вызванное их смелыми предложениями. Они организовали сторонников и научились не просто вести, но и слушать. И, возможно, прежде всего, они стремились к единству и культивировали сочувствие.

Луи Хайман: «Новый курс» — это не то, что вы думаете

«Новый курс» предлагает нам больше, чем просто руководство по возвращению к некоторому подобию нормальности. Более важный урок, который он предлагает, заключается в том, что выздоровление — это сложный и болезненный процесс, который требует участия многих, а не указаний от нескольких.И это, в конечном счете, мы все вместе.

Во время Великой депрессии, как и сегодня, первоначальная реакция страны на катастрофу была парализована негативным отношением к правительству, которого придерживался тогдашний президент Герберт Гувер и его Республиканская партия. В начале века прогрессивная эра привела к усилению государственного надзора за межгосударственной торговлей и обработкой продуктов питания и лекарств. Но будучи министром торговли в 1920-х годах, Гувер продвигал альтернативный идеал добровольного регулирования, согласно которому профессиональные организации и американский бизнес контролировали свои собственные дела, а не регулировались федеральным правительством.Это устройство, которое историк Эллис У. Хоули назвало «ассоциативным государством», резко контрастировало с предшествовавшим ему прогрессизмом.

Гувер был приведен к присяге в качестве президента в марте 1929 года, всего за несколько месяцев до краха фондового рынка. Но как он ни старался, ему не удалось заставить свое ассоциативное состояние справиться с вызовом Великой депрессии. Его жалкая неудача проложила путь к убедительной победе Рузвельта в ноябре 1932 года.

Дэвид Фрум: Герберт Гувер — модель, необходимая республиканцам

Столкнувшись с огромным кризисом, Рузвельт заново изобрел то, как нация делала большую часть своего бизнеса, прежде всего за счет вовлечение федерального правительства в те области американской жизни, которые ранее принадлежали городам, округам или штатам — если вообще принадлежали какому-либо руководящему органу.«Новый курс» преуспел в реализации политики на федеральном уровне, которая годами просачивалась в реформаторские круги или частично реализовывалась наиболее прогрессивными штатами.

Чтобы смягчить немедленный кризис, федеральное правительство профинансировало помощь, рабочие места и инфраструктуру. В более долгосрочной перспективе он установил новую норму, которая включала национальную пенсионную систему, страхование по безработице, пособия по инвалидности, минимальную заработную плату и максимальное количество часов, государственное жилье, защиту ипотечных кредитов, электрификацию сельской Америки и право промышленных рабочих вести коллективные переговоры через союзы.

Прочтите: Горькие истоки борьбы за большое правительство

Эти программы изобиловали ограничениями. Социальное обеспечение и страхование от безработицы были привязаны к работе, а не к гражданству; федеральная поддержка ипотечных кредитов поменяла районы, считающиеся слишком небелыми или иммигрантскими; целые категории рабочих были освобождены от социальных гарантий и стандартов справедливого труда, например, выполняющие домашний и сельскохозяйственный труд; и многие вещи, необходимые для достойной жизни, такие как оплачиваемые больничные и медицинское страхование, были оставлены на усмотрение работодателей или на усмотрение профсоюзов. Однако, несмотря на все недостатки, Новый курс создал сеть социальной защиты, которая обеспечила долгий период роста и процветания.

Но если мы хотим использовать «Новый курс» в качестве модели для создания возможностей выхода из катастрофы, нам нужно будет понимать больше, чем просто его политику и программы. Построение новых и улучшенных Соединенных Штатов после коронавируса потребует понимания того, как Рузвельт и его соратники, профсоюзные лидеры и активисты, а также простые американцы объединили свои усилия во время мрачного кризиса для построения лучшего будущего.Нам нужно знать не только, что они сделали, но и как им это удалось.

Президент Рузвельт в Бисмарке, Северная Дакота, в 1936 году (Артур Ротштейн / Библиотека Конгресса)

Новый курс был экспериментальным и постепенным, а не идеологическим. Рузвельт и его советники были далеки от легендарных ясновидящих провидцев. У них никогда не было генерального плана. Скорее всего, за первые 100 дней администрации они приняли целый ряд законов и постановлений. Если эти программы работали, они остались. Если они этого не делали, их бросали и заменяли другими.

Закон о восстановлении национальной промышленности, например, с его добровольными кодексами честной конкуренции в отношении цен и заработной платы и ограниченным поощрением коллективных переговоров, оказался неадекватным, а затем был признан неконституционным. Администрация быстро разработала альтернативы, в том числе Закон о национальных трудовых отношениях (известный как Закон Вагнера), который предложил более четкий путь к объединению в профсоюзы.

Только после 1935 года возникло социальное обеспечение Нового курса, включающее социальное обеспечение, страхование по безработице и государственное жилье.И многие из его инициатив потерпели неудачу, например, когда преждевременный откат федеральных программ ускорил «Рузвельтовскую рецессию» 1937 года, подняв безработицу до пугающе высокого уровня. Даже профессор Гарвардского университета Элвин Хансен, доверенный советник Рузвельта по экономическим вопросам, признал: «Я действительно не знаю, каков основной принцип Нового курса».

Прочтите: эксперимент Рузвельта

В самом деле, разногласия раскололи Белый дом Рузвельта. Например, некоторые специалисты по экономическому планированию хотели восстановления, которое возродило бы старый крестовый поход прогрессивной эпохи против монополии, в то время как другие выступали за регулирование бизнеса независимо от его размера или использование кейнсианского подхода к использованию фискальных полномочий государства для увеличения потребления.К концу 1930-х кейнсианцы победили. Джон Кеннет Гэлбрейт, тогда еще молодой профессор, вспоминал, что еще в 1936 году принятие правил классической экономики было «лакмусовой бумажкой, по которой уважаемый экономист отделился от психа». Год спустя «Кейнс достиг Гарварда с приливной силой». Дело в том, что никакая хорошо подготовленная дорожная карта не определяет курс Нового курса.

Рузвельт отличался также тем, как успешно разоружил большинство своих политических оппонентов. Сегодня может возникнуть соблазн — с нашей тупиковой политикой, глубоко разделенным электоратом и подстрекательскими СМИ — представить, что Рузвельт, победивший оползнями в 1932 и 1936 годах и с достаточным отрывом, даже когда добивался беспрецедентного третьего срока в 1940 году, наслаждался роскошью. национального консенсуса. Нет ничего более далекого от правды. Администрация Рузвельта подверглась нападению справа со стороны неодобрительных республиканцев, бизнес-лидеров, поклявшихся разрушить «социалистический» Новый курс, настороженных южных демократических членов Конгресса и чрезвычайно популярного римско-католического радиоведущего отца Чарльза Кофлина.Программа Кофлина «Золотой час маленького цветочка» регулярно привлекала более 30 миллионов зрителей к его антирузвельтовским, антикоммунистическим, антисемитским, изоляционистским и заговорщическим миазмам.

Прочтите: Тысячи американцев стали социалистами с марта

Слева Рузвельт столкнулся с небольшими, но эффективно организованными коммунистическими и социалистическими группами, а также с различными третьими сторонами, такими как Лига независимых политических действий Джона Дьюи и Пола Х. Дугласа.Гораздо более опасным был Хьюи Лонг из Луизианы. Популистский — и чрезвычайно популярный — губернатор, а затем сенатор быстро отказался от Рузвельта как слишком осторожного, начав свою более перераспределительную программу «Поделись нашим богатством». Лонг достиг миллионов через национальную сеть клубов и собственные радиопередачи. Рузвельт опасался Лонга как опасного демагога до его убийства в сентябре 1935 года, но бесспорная популярность Лонга, вероятно, подтолкнула Рузвельта влево.

Рузвельт ответил на эти вызовы справа и слева, оправдав Новый курс бесспорными, почти беспартийными терминами.Хотя его послание могло колебаться в зависимости от того, каких врагов он стремился победить — например, осуждая капиталистические элиты как «экономических роялистов» в своей речи 1936 года перед Национальным съездом Демократической партии, чтобы не быть обойденными левыми, Рузвельт обычно оправдывал Новый курс как стремление к «безопасности от опасностей и превратностей жизни» или защита «четырех свобод» слова, поклонения, нужды и страха. И чтобы не уступать отцу Кафлину или Лонгу, Рузвельт сам стал мастером радио, блестяще используя свои многочисленные беседы у камина, чтобы установить близкие отношения с американским народом.

Слева: Знак профсоюза в Сан-Диего, Калифорния, 1940 г. (Рассел Ли / Библиотека Конгресса). Справа: Ожидание чеков по оказанию помощи в Калипатрии, Калифорния, 1937 год (Доротея Лэнг / Библиотека Конгресса).

Рузвельт также понял, что чтобы вести, ему нужно слушать. Социальные и политические изменения Нового курса были вызваны мобилизацией простых американцев в качестве избирателей Демократической партии и рядовых членов профсоюзов. Новый курс не был революцией сверху вниз. Политики-демократы, а также организаторы профсоюзов быстро обнаружили, что им нужно сосредоточиться на реальных проблемах, с которыми сталкиваются люди, и реагировать на их предпочтения.

До Нового курса многие трудящиеся жили политической жизнью, ограниченной их местной партией, будь то демократическая или республиканская. Иммигранты в первом или втором поколении были лояльными партизанами, если они вообще голосовали. Немногие афроамериканцы на юге Джима Кроу могли голосовать. Те, кто путешествовал на север во время Великой миграции 1910-х и 20-х годов, отвергли Демократическую партию как инструмент своих южных угнетателей и врага партии Линкольна, которую многие из них теперь горячо поддерживали.

Прочтите: консервативные аргументы в пользу профсоюзов

На промышленных предприятиях профсоюзы — в той степени, в которой они существовали в 1920-х годах — состояли из элитных ремесленников, в основном белых и коренных жителей, которые стремились ограничить возможности и мобильность более многочисленные и более уязвимые непрофсоюзные работники. В 1919 году профсоюзы потерпели ряд серьезных поражений, после чего профсоюзы, казалось, не давали никаких надежд на менее квалифицированных рабочих, которые приводили в действие заводы массового производства, которые создавали U. С. «Мастерская мира» ХХ века.

Опасаясь повторения кампаний по объединению в профсоюзы, последовавших за Первой мировой войной, некоторые работодатели в 1920-х годах внедрили патерналистские программы социального обеспечения, рекламируя такие льготы, как оплачиваемый отпуск по болезни и отпуск, пенсии, владение акциями, групповое страхование жизни и планы представительства сотрудников. Но компании редко подкрепляли эти обещания уровнем финансовых вложений, необходимых для предоставления этих преимуществ более чем небольшой части своей рабочей силы.Вместо этого рабочие полагались на неадекватные системы социальной защиты, предоставляемые их этническими, расовыми и религиозными общинами, которые быстро вышли из строя под давлением Великой депрессии.

К тому времени, когда Рузвельт выиграл второй президентский срок, в 1936 году, мир изменился. Многие из нуждающихся в полной мере использовали федеральные программы помощи и трудоустройства, спонсируемые множеством агентств New Deal, включая FERA, CWA, PWA, WPA, NYA и CCC. Обращаясь к потребностям американцев, Рузвельт заслужил их поддержку.Столкнувшись с масштабами Великой депрессии, американский рабочий класс голосовал в рекордных количествах — и они проголосовали за президента-демократа. Чернокожие избиратели даже заменили девиз «Придерживайтесь республиканцев, потому что Линкольн освободил вас» на «Пусть Иисус ведет вас, а Рузвельт вас накормит».

Рабочие также приложили огромные усилия для объединения промышленных рабочих во многих секторах, координируемые недавно созданным Конгрессом промышленных организаций (CIO), успеху которого способствовал Закон Вагнера.К 1940 году в производственном центре Чикаго каждый третий промышленный рабочий состоял в профсоюзе, тогда как 10 годами ранее их почти не было. То же самое происходило в Детройте и Флинте в Мичигане, Кливленде и Акроне в Огайо, Миннеаполисе, Питтсбурге и других местах. Рабочие, которые всего несколько лет назад не ощущали связи с Вашингтоном, округ Колумбия, и исключены из национальных профсоюзов, теперь отождествляют себя с федеральным правительством и общенациональными политическими и рабочими движениями.

Благодаря своему участию в Демократической партии и профсоюзах рабочие помогли идеологически переориентировать оба этих новых центра политического притяжения.Хотя лидеры имели значение от местных участков до штаб-квартиры Демократической партии и от цехов до ближайшего окружения ИТ-директора, тем, у кого была власть, приходилось бороться с рядовыми людьми, которые знали свое собственное мнение.

Это было особенно заметно в рабочем движении. Левые активисты были ключевыми организаторами коммунистических советов по безработице, социалистических рабочих комитетов по безработице, голодных маршей, демонстраций перед офисами помощи и возникающих профсоюзов. Но в конце концов, несмотря на все невзгоды Великой депрессии, мало кто из рабочих поддержал антикапиталистический призыв.

Дерек Томпсон: Экономика разрушена. Этого не должно было быть.

Коммунистический организатор Стив Нельсон вспоминал, как он и его товарищи начали с «агитации против капитализма и разговоров о необходимости социализма». Однако быстро они поняли, что люди рабочего класса больше озабочены своей повседневной борьбой. «Мы научились переходить… к тому, что можно было бы назвать подходом к организации с жалобами», — сказал он. «Мы начали выдвигать требования о… немедленной федеральной помощи безработным и о моратории на ипотеку, и, наконец, мы начали говорить о необходимости национального страхования занятости.Фактически, отчасти вдохновленные пустыми обещаниями капиталистических схем благосостояния своего работодателя в 1920-х годах, американский рабочий класс пришел к тому, что я назвал в другом месте «моральным капитализмом». Хотя рабочие извлекали пользу из организационного опыта радикальных лидеров, они чаще выбирали либеральные цели, чем радикализм, предпочитая более справедливый капиталистический порядок любой альтернативе.

Слева: Жена поденщика на кухне недалеко от Уэбберс-Фолс, Оклахома. Справа: В доме поденного сельскохозяйственного рабочего в округе Маскоги, штат Оклахома. (Рассел Ли / Библиотека Конгресса)

У успеха «Нового курса» был один последний и решающий ингредиент: воспитание сочувствия.

Для профсоюзов это было практической необходимостью. Герберт Марч, коммунистический организатор из Чикаго, был типичным человеком, опасавшимся, что «невозможно достичь профсоюзов, потому что у вас есть разделение на черное и белое и слишком много национальностей … что они [работодатели] будут играть друг против друга». Подобного рода этнические и расовые разногласия помогли обречь организаторскую кампанию 1919 года на гибель.Если профсоюзы не смогут внедрить идеал расовой интеграции и классовой солидарности, белые рабочие вполне могут отступить в свои сегментированные этнические и расовые миры и подтолкнуть своих афроамериканских коллег обратно в объятия работодателей в качестве штрейкбрехеров.

Чтобы избежать этой опасности, левые лидеры ИТ-директора упорно трудились, чтобы культивировать то, что я назвал всеобъемлющей «культурой единства» в развивающемся профсоюзном движении. Черный работник упаковочного цеха по имени Джим Коул сказал интервьюеру в 1939 году, что ИТ-директор «сделал величайшее дело в мире», объединив рабочих и развеяв «ненависть и плохие чувства, которые раньше испытывали к неграм».«Просвещенные активисты помогли трудящимся преодолеть свои предрассудки в решающий момент.

The New Deal также сделала эту работу центральной в своем проекте. Наряду со своими многочисленными новыми и незнакомыми агентствами «Новые дилеры» намеревались задокументировать, как американцы переживали Великую депрессию. Эти начинания были вызваны множеством мотивов, в том числе популяризацией программ «Нового курса» и трудоустройством безработных художников и актеров. Но самое главное, эти проекты рассказывали людям о своих соотечественниках и женщинах и вызывали сочувствие.«Мы познакомили Америку с американцами», — так много лет спустя сказал об этом Рой Страйкер, глава Управления безопасности фермерских хозяйств.

Снимки FSA, сделанные такими легендарными фотографами, как Уокер Эванс, Доротея Лэнг, Рассел Ли, Гордон Паркс и Бен Шан, вероятно, самая известная подобная инициатива, но почти каждое агентство New Deal организовало свой собственный фотопроект, чтобы задокументировать его влияние. на американский народ. Федеральный проект писателей ВПА спонсировал жизнь и устные истории, этнографии и портреты представителей различных культурных сообществ, включая недавних иммигрантов, коренных американцев и афроамериканцев.А проект «Федеральный театр» поставил документальные спектакли в спектаклях «Живая газета».

Бездомная семья идет по шоссе из Феникса, штат Аризона, где они собирают хлопок. Они направляются в Сан-Диего, где отец надеется получить помощь, потому что он когда-то там жил. (Доротея Ланге / Библиотека Конгресса)

I

Если эти уроки Нового курса применимы к нашему собственному моменту, то применим и еще один: легкого возврата к нормальному состоянию не будет. Несмотря на все меры «Нового курса», безработица накануне Второй мировой войны оставалась тревожно высокой.Мощный стимул глобальной войны был тем, что наконец вывело Соединенные Штаты из депрессии, хотя эта война принесла с собой дополнительные годы лишений и жертв. Более того, многим американцам так и не удастся преодолеть травму депрессии, и им придется столкнуться с послевоенной эпохой, которая больше, чем когда-либо, зависела от потребительских расходов для обеспечения всеобщего процветания.

Какую форму примет экономическое восстановление после закрытия COVID-19, предсказать сложно. Стратегии и программы 2020-х уже не будут такими же, как и 1930-х.Колоссальный рост потребления в процентах от ВВП — с 49,5 процента в 1944 году до примерно 70 процентов сегодня — заставил разработчиков политики отдать приоритет наращиванию потребления — часто преждевременно — над созданием рабочих мест. Национальные лидеры, похоже, предпочитают отправлять чеки безработным, а не обеспечивать их работой. Особенно сильно пострадали обычные магазины, рестораны и другие поставщики бытовых услуг, которые уже боролись с переходом к онлайн-покупкам. Их медленное восстановление не только останется тормозом для более крупной экономики, но также повлияет на жизнеспособность общественной жизни, которая часто вращается вокруг коммерческих районов.

Более того, существует реальный риск того, что спад усугубит неравенство, уже имеющееся в американской экономике — в рабочих местах, доходах, здравоохранении, жилье и образовании. Потребление может продолжать смещаться в сторону крупнейших продавцов, таких как Amazon, вытесняя малые предприятия. Тогда национальная рабочая сила может стать еще более неравномерной: наверху будет небольшое количество наемных руководителей, а внизу — армии низкоквалифицированных, почасовых складских служащих и поставщиков пакетов с ограниченными преимуществами.Кризис COVID-19 уже продемонстрировал позорное расовое неравенство, которое наносит огромный урон цветным сообществам.

И нынешняя катастрофа также может усугубить наши дивизии. Возможно, самым большим препятствием на пути к решению наших социальных проблем были сильные пристрастия и злые козлы отпущения, парализовавшие политическую систему. Мы расколоты по многим признакам. То, что когда-то было гражданскими разногласиями по поводу размера правительства, охвата системы социальной защиты или относительной выгоды от налогообложения по сравнению с стимулированием предпринимательской деятельности, превратилось в непреодолимый разрыв.

Но если мы не можем просто скопировать программы Нового курса и применить их к нашим современным вызовам, мы все равно можем черпать вдохновение из духа, который их вдохновлял. Мы можем отказаться от идеологии в пользу экспериментов, отражать партизанские атаки апелляциями к высшим принципам, сосредоточиться на потребностях простых рабочих и сознательно культивировать единство и сочувствие, необходимые для создания эффективной коалиции для борьбы с коронавирусом и экономической разрухой. .

Последний пункт, пожалуй, самый важный и самый трудный.В конце концов, в последние десятилетия в Соединенных Штатах сильно не хватало сочувствия.

Возможно, мы начали. Культовые изображения этой пандемии — это медсестры, врачи и медперсонал, ухаживающие за больными. Ночные демонстрации благодарности эхом разносятся во многих частях страны. Продавцы продуктовых магазинов признаны героями. Суровый урок коронавируса о нашей общей уязвимости перед болезнями — о том, что мы все в безопасности только тогда, когда все здоровы — может стать основой для более широкого признания нашей общей судьбы как американцев. Усвоение этого урока может помочь нам преобразовать наше общество в общество, в котором все важны.

% PDF-1.4 % 23 0 объект > эндобдж xref 23 50 0000000016 00000 н. 0000001364 00000 н. 0000001437 00000 н. 0000001967 00000 н. 0000002174 00000 п. 0000002453 00000 н. 0000002956 00000 н. 0000003177 00000 п. 0000003702 00000 н. 0000003924 00000 н. 0000004421 00000 н. 0000004649 00000 н. 0000004688 00000 н. 0000005266 00000 н. 0000005496 00000 п. 0000005545 00000 н. 0000006165 00000 н. 0000006213 00000 н. 0000006439 00000 н. 0000006460 00000 н. 0000006701 00000 п. 0000007286 00000 н. 0000008067 00000 н. 0000008088 00000 н. 0000008806 00000 н. 0000008827 00000 н. 0000009583 00000 н. 0000009604 00000 п. 0000010274 00000 п. 0000010295 00000 п. 0000011125 00000 п. 0000011146 00000 п. 0000011899 00000 п. 0000011920 00000 п. 0000016330 00000 п. 0000017126 00000 п. 0000017147 00000 п. 0000047335 00000 п. 0000064989 00000 п. 0000085976 00000 п. 0000129143 00000 н. 0000129744 00000 н. 0000129822 00000 н. 0000129924 00000 н. 0000151582 00000 н. 0000177206 00000 н. 0000179884 00000 н. 0000180390 00000 н. 0000001589 00000 н. 0000001946 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект r}: 0 \ nn}) / U (| p ̟F uWG, `?) / P -60 / V 1 / Длина 40 >> эндобдж 71 0 объект > ручей `$ wfd |` Ii] Tl կ (W ‘.gHҪM˦Q͘Y # ӄl | G 黌 sb r 顨 e2╮k] e ݳ Ӆ $ fNQ3D # /. Eʈ} J5fK9BFS’v {46L) 6ZҸ / 꿵?, 97m / Ն% b7f] 828 # -u / O \ lV7U] z7c конечный поток эндобдж 72 0 объект 272 эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > / XObject> / ExtGState> / ColorSpace> >> эндобдж 28 0 объект > эндобдж 29 0 объект > эндобдж 30 0 объект > эндобдж 31 0 объект > эндобдж 32 0 объект > эндобдж 33 0 объект > эндобдж 34 0 объект [ / ICCBased 68 0 R ] эндобдж 35 0 объект > эндобдж 36 0 объект > эндобдж 37 0 объект [ / Индексировано 34 0 R 255 63 0 R ] эндобдж 38 0 объект > эндобдж 39 0 объект [ / Индексируется 34 0 руб. ֲ 9, = tGcE / e4UCNAVRVȇH0E7a> `3) 4 / TDJǠ> D

Великая депрессия

Искусство «работает» или имеет цель? Как?

Искусство — это форма работы? Аргументируйте, почему или почему нет.

Франклин Делано Рузвельт заявил, что искусство в Америке никогда не было исключительной прерогативой избранной группы или класса людей. Ты согласен или несогласен?

Определите, что, по вашему мнению, имел в виду Рузвельт под «демократическим духом». Как, по вашему мнению, искусство может отражать демократические ценности?

Великая депрессия охватила период с 1929 по 1939 год, период экономического кризиса в Соединенных Штатах и ​​во всем мире. Высокие цены на акции, не синхронизированные с производством и потребительским спросом на товары, привели к взрыву рыночного пузыря 24 октября 1929 года, знаменитого краха фондового рынка в «Черный четверг».Серьезность сокращения рынка затронула американцев по всей стране. Наиболее заметные последствия включали повсеместную безработицу, бездомность и заметное снижение уровня жизни американцев. Вдобавок сильная засуха вызвала Пыльную чашу — серию разрушительных пыльных бурь. Эта экологическая катастрофа разорила многих фермеров в период, когда экономика была в основном сельскохозяйственной.

Находившийся у власти во время крушения президент Герберт Гувер (срок 1929–1933 гг.) Не смог остановить свободное падение американской экономики.Его преемник, Франклин Делано Рузвельт, был избран президентом в 1933 году с обрушившимися на него предвыборными обещаниями исправить экономику. Рузвельт быстро предпринял действия по созданию рабочих мест и стимулированию экономики посредством создания того, что он назвал «Новым курсом для забытого человека» — программы для людей, не имеющих ресурсов для поддержки себя или своих семей. Новый курс был оформлен как Федеральное управление прогресса работ (WPA), зонтичное агентство для множества программ, созданных для помощи американцам во время депрессии, включая инфраструктурные проекты, программы занятости и социальные услуги.

Через WPA художники также участвовали в государственных программах занятости в каждом штате и округе страны. В 1935 году Рузвельт создал Федеральный художественный проект (FAP) как агентство, которое будет управлять проектами трудоустройства художников, федеральными комиссиями по искусству и общественными художественными центрами. Рузвельт считал искусство и доступ к нему фундаментальными для американской жизни и демократии. Он считал, что искусство способствует устойчивости и гордости за американскую культуру и историю. Искусство, созданное в рамках WPA, представляет собой уникальный снимок страны, ее людей и художественных практик того периода.Не было никаких государственных требований к предмету искусства или его стилю. Ожидалось, что искусство будет соответствовать времени, отражать место, в котором оно было создано, и будет доступно широкой публике.

Художники, работающие в ФАП и других агентствах ВПА, создали гравюры, станковые картины, рисунки и фотографии. Общественные фрески были нарисованы для отображения в почтовых отделениях, школах, аэропортах, жилых комплексах и других правительственных зданиях. В общественных арт-центрах устраивались выставки работ художников, участвующих в государственных программах, и для всех предлагались практические семинары под руководством художников.Иллюстраторы сделали подробные рисунки, которые каталогизировали физическую культуру и артефакты повседневной жизни американцев — одежду, инструменты, предметы домашнего обихода. ВПА намеренно разрабатывал художественные программы и поддерживал художников за пределами городских центров. Тем самым он познакомил с искусством гораздо более разнообразный круг американцев, многие из которых ранее никогда не видели оригинальных картин или произведений искусства, не встречали профессиональных художников и не экспериментировали с созданием искусства.

Депрессия и Вторая мировая война (1929-1945)

Свидание, которое будет жить в позоре
«Японцы атаковали Перл-Харбор»
Стремление к победе
«Родилась профессиональная гольфистка Кэти Уитворт»
Русский запрос
«Иосиф Сталин написал записку»
На Западном фронте тихо
«День Д»
Вернуться к работе
«Управление производственного процесса»
Hydroelectric Power
«Плотина Гувера»
Развлечение войск
«Организация Объединенных сервисных организаций была учреждена»
В центре Радио-Сити
«Radio City Music Hall открыт для публики в Нью-Йорке»
Последний джем Джелли
«Умер Джелли Ролл Мортон»,
Любимое здание Кинг-Конга
«Открытие Эмпайр-стейт-билдинг»
Старые голубые глаза
«Дебютная запись Фрэнка Синатры»
Играй снова, Сэм
«Премьера» Касабланки «и высадка экспедиционных войск союзников в Северной Африке»
Прогресс через мир
«Лидер движения за гражданские права Мартин Лютер Кинг-младший. Родился «
Сан-Франциско, открой свои Золотые ворота
«Завершено строительство и открытие моста Золотые Ворота Сан-Франциско»
Просто чудесно
«Джордж Гершвин завершает счет за Порги и Бесс »
Выжившие после аварии
«Фондовый рынок упал до самой низкой точки во время депрессии»
Танки в кредит
«Сенат принял дополнительный закон о ленд-лизе»
Зрелищный ипподром
«Ипподром Нью-Йорка в последний раз закрыл свои двери»
Скала
«Первые заключенные прибыли в федеральную тюрьму Алькатрас»
Дядя Сэм хочет тебя!
«Создано Управление военной информации»
Вуду Макбет
«Ночь закрытия WPA Performance Macbeth »

Джо Байден столкнется с более серьезными проблемами, чем Рузвельт во время Великой депрессии


От COVID и рабочих мест до климата и лидерства в США наша сломанная политика может помешать Байдену.

Исполнительная власть и планы, которые помогут всем 50 штатам, будут ключевыми.

Дэвид Роткопф и Бернард Шварц | Авторы мнений

Как голосуют в США и почему сторонники говорят, что необходимо изменить

Выборы в США в основном проводятся по принципу «первого прошедшего пост». Вот почему некоторые говорят, что эта система нуждается в капитальном ремонте.

Just the FAQs, USA TODAY

Часто говорят, что быть предпринимателем — все равно что ремонтировать самолет в полете. Стать президентом США в январе 2021 года будет еще сложнее.

Когда избранный президент Джо Байден проскользнет в кресло пилота, он будет принимать на себя командование самолетом во время шторма, окруженного другими штормами, у одного из которых на приборной панели отображается по крайней мере пять основных сигнальных огней, мигающих красным. Это будет задача даже сложнее, чем та, которую унаследовали Барак Обама и Байден, когда они взяли на себя управление экономикой в ​​середине рецессии. Фактически, ни один президент не сталкивался с такими разнообразными и серьезными проблемами со времен Франклина Д. Рузвельта, который унаследовал опустошенную экономику депрессии в глубоко разделенном обществе, пытающемся ориентироваться во все более опасном мире.

Как показали выборы на прошлой неделе, Америка по-прежнему глубоко разделена по политическим, экономическим и социальным признакам. Байден получил больше голосов, чем любой кандидат в президенты в нашей истории, но общее количество голосов президента Дональда Трампа было вторым по величине за всю историю, и Республиканская партия сохранила контроль над Сенатом и сократила демократическое большинство в палате представителей.

Пять кризисов за первые 100 дней Байдена

Огромные задачи, стоящие перед новой администрацией, потребуют не только творчества и лидерства, но и достижения согласия по общей повестке дня и обеспечения по крайней мере определенной степени поддержки со стороны как красной, так и голубой Америки . Ни одна из них не может быть решена распоряжением или работая от имени только части наших государств. К счастью, это именно тот подход, который обещал Байден, но который в последние годы практически отсутствовал в нашей политике. Будущее нашей страны будет зависеть от его способности выдержать это испытание.

Когда Байден вступит в должность 20 января, мы окажемся в эпицентре самого серьезного кризиса общественного здравоохранения со времен пандемии гриппа 1918 года. Мы столкнемся с масштабным экономическим кризисом, в результате которого будет безработным более 11 миллионов человек. Мы столкнемся с реальной угрозой климатического кризиса.Мир впервые после Второй мировой войны будет рассматривать нас как крайне ненадежного партнера, на лидерство которого больше нельзя рассчитывать. И мы будем противостоять всем этим кризисам с раздробленной политической системой, которая практически не функционирует.

Это пять основных проблем, стоящих перед Америкой и Байденом. В первые 100 дней его президентства Байден и новый Конгресс должны будут продвигаться вперед со столь же смелыми планами, как 100-дневная повестка дня Рузвельта во время Великой депрессии.

Во-первых, Байден должен запустить свой научно обоснованный национальный план по сдерживанию кризиса COVID. Он должен вернуть науку в центр решения, способствовать социальному дистанцированию, использованию масок и отслеживанию. И он должен помогать нашим городам и штатам, красным и синим, поскольку их ресурсы исчерпаны. Это также означает обеспечение всем американцам доступа к доступному медицинскому обслуживанию и защиту этой важной гарантии от судебных исков, которые могут ее ослабить.

Затем необходимо снова оказать экстренную помощь тем, кто потерял работу или был перемещен из-за этого вируса.Это должен быть ориентированный на работников план, предназначенный для сохранения и создания рабочих мест, особенно в сильно пострадавших секторах — от ресторанов до путешествий и туризма, от розничной торговли до искусства, крупного и малого бизнеса. Это означает расширение помощи тем, кто рискует потерять свой дом, и оказание денежной поддержки тем, кто больше всего в ней нуждается.

Не стоит недооценивать избранного президента: Байден провел отличную кампанию. Он восстановит целостность и компетентность в эпоху после Трампа.

Нам нужны подходы к финансированию, которые создают рабочие места, такие как инфраструктурный банк для восстановления критически важной инфраструктуры, которую мы позволяем разрушать уже почти пять десятилетий.При затратах чуть более 1 триллиона долларов за 10 лет и опыте, который может предоставить специализированное финансовое учреждение, мы можем создавать рабочие места и стимулировать экономический рост таким образом, чтобы привлечь реальную поддержку обеих партий.

Кроме того, Байден также взял на себя обязательство финансировать разработку и вознаграждать инновации в области «зеленых» технологий — новых источников энергии, электромобилей и широкополосной связи. Движение вперед, наряду с другими шагами по преодолению климатического кризиса, также должно быть приоритетом в первые 100 дней.

Также важным для этого развития будет инвестирование в образование и обучение американцев технологиям и навыкам, необходимым для экономики 21 века. Это должно включать в себя еще одно обещание кампании, которое может заручиться поддержкой обеих партий: предоставление бесплатного среднего образования в колледже по всей стране и превращение обучения в течение всей жизни в доступную реальность.

Планы, которые выгодны всем 50 штатам

Все эти шаги должны быть предприняты, имея дело с реальностью нашей сломанной политики.Ключевым моментом будет представление планов, которые принесут пользу всем 50 штатам. Но демократы также должны быть готовы использовать все имеющиеся в их распоряжении инструменты исполнительной власти, а также развивать партнерские отношения между федеральным, государственным и местным населением, чтобы найти решения там, где разногласия слишком велики. Сюда входят реформы, направленные на борьбу с институциональным расизмом в Америке и восстановление жизнеспособности, стандартов и целей институтов как дома, так и за рубежом. Последний пункт является ключевым, когда речь идет о международных отношениях. Соединенные Штаты должны показать миру, что мы поддерживаем наших друзей, противостоим нашим врагам и сохраняем приверженность верховенству закона на международном уровне.

Глубоко разделенная нация: огромное количество голосов Трампа разбивает мне сердце. Я узнаю эту Америку, и мне жаль, что я не узнал.

Каждый из этих шагов необходим, если следующая администрация должна удовлетворить беспрецедентные требования этого момента в нашей истории. Цена на все вышеперечисленное примерно такая же, как 3,6 триллиона долларов, которые страна уже потратила на борьбу с COVID. Но важно то, что по большей части это инвестиции, а не расходы — доллары налогоплательщиков, которые будут приносить прибыль в течение многих лет.

Либо мы сейчас подойдем к решению этих проблем и представим их как работу всех американцев обеих сторон, либо мы рискуем дальнейшим разрушением тех вещей, которые сделали Америку великой, ухудшением конкурентоспособности в мире, ограничениями наших способность вести, угрозы нашей безопасности и, что наиболее важно, дальнейшие разногласия в обществе, которое отчаянно нуждается в исцелении и возрождении.

Дэвид Роткопф (@djrothkopf), ведущий «Deep State Radio», генеральный директор компании Rothkopf Group, занимающейся средствами массовой информации и подкастинга, и член Совета спонсоров USA TODAY.Его последняя книга «Предатель: история предательства Америки от Бенедикта Арнольда до Дональда Трампа» вышла в свет в прошлом месяце. Бернард Л. Шварц — генеральный директор BLS Investments, бывший генеральный директор Loral Corp. и издатель журнала Democracy.

Президент Герберт Гувер и Великая депрессия — Видео и стенограмма урока

Работаем вместе

Первой попыткой Гувера повернуть вспять экономическую ситуацию в стране явилась политика ассоциации.Эта идея побудила всех людей в Соединенных Штатах начать совместную работу по решению общих экономических проблем в надежде, что меньшее сотрудничество может обеспечить более крупное и постоянное лекарство от депрессии. Ожидалось, что фермеры, рабочие, финансисты и бизнесмены будут работать в унисон, чтобы помочь восстановлению страны; не говоря уже о том, что Гувер надеялся, что это объединение различных личностей приведет к обновлению чувства национальной гордости.

Для успешной работы ассоциативности владельцы бизнеса должны были принять более либеральные условия труда, а также улучшить оплату труда своих сотрудников.Фермерам и рабочим пришлось снизить объемы производства, чтобы не допустить наводнения рынка товарами, а банкиров поощряли разумно управлять средствами и ограничивать выдачу ссуд. На бумаге это была благородная концепция, особенно если такая политика способствовала установлению позитивного духа времени. Однако в действительности смесь личностей, происхождения и общего недоверия оказалась нестабильной.

Международный подход

Гувер имел сильную репутацию интернационалиста, особенно после его крупных успехов во время Первой мировой войны .Он считал возможным выход из депрессии через международное сообщество, потому что считал, что основные аспекты экономического спада выходят за рамки американских границ. Гувер первым приостановил выплаты по кредитам, причитавшимся различным европейским странам после войны. Он также помог принять Закон Гласса-Стигалла 1932 года, который ускорил способность американских банков конвертировать деньги европейских инвесторов в золото.

Чрезмерно агрессивным шагом Гувер установил защитные тарифы, известные как Закон о тарифах Смута-Хоули или Закон о тарифах, для защиты сельскохозяйственных товаров, балансировки мировых рынков и поддержки международного золотого стандарта.Этот рискованный шаг оказался бесполезным и потенциально усугубил депрессию. Защитные пошлины немедленно ограничили торговлю с важными зарубежными рынками. Гувер призвал к увеличению производства, чтобы сломать инертную экономику, но тем самым не позволил различным зарубежным рынкам продавать товары в Соединенных Штатах. В результате иностранные государства установили тарифы, которые препятствовали импорту американских товаров. Заморская торговля, жизненно важная для американской экономики, остановилась.

Расширение правительства

Сначала Гувер был против расширения федерального правительства. Тем не менее, поскольку многие из его других идей по омоложению американской экономики потерпели неудачу, он решил одобрить меры ограниченного расширения. Например, он одобрил создание Корпорации финансирования реконструкции для предоставления ссуд различным учреждениям, желающим строить недорогие общественные объекты. Гувер также предпринял дополнительные меры по финансированию жилищного строительства.

К 1932 году Гувер был встревожен тем фактом, что расширение федерального правительства представляло несбалансированный бюджет.Стремясь сбалансировать бюджет, Гувер начал отменять программы, созданные на федеральном уровне, а также поддержал Закон о доходах 1932 года, который повысил налоги для американцев. Гувер также ограничил объем федеральной помощи, которая распределялась среди безработных и страдающих американцев, поскольку он считал, что федеральная помощь поощряет лень, отсутствие патриотизма и зависимость от правительства.

Оппозиция Гуверу

Многие возражали против неудачных попыток Гувера положить конец депрессии и его очернения тех американцев, которые страдали. Многие либералы категорически отвергли администрацию Гувера и стали обращаться к России за советом и помощью. Многие переняли пролетарскую литературу и вступили в коммунистическую партию в надежде улучшить свое положение. Бездомные американцы начали строить картонные города, метко назвав их «Гувервиль». Бедные американцы, которые не могли позволить себе бензин, привязывали лошадей к своим машинам и называли их «фургонами Гувера». Бездомные и безработные часто ходили с вывернутыми карманами; это было известно как флаг Гувера.«

Остальные просто вышли на улицы. Бонусная армия , состоящая из ветеранов Первой мировой войны, поднялась на Вашингтон, округ Колумбия, в 1932 году и потребовала, чтобы федеральное правительство выплатило премию в размере 1000 долларов, которая была разрешена им в 1924 году. Проблема заключалась в том, что с юридической точки зрения они были Только в 1945 году им разрешили собирать свои деньги. Тем не менее, членство в Бонусной армии увеличилось до 20 000 ветеранов. Многие разбили лагеря к юго-востоку от столицы и отказывались переезжать, пока не получили оплату.Палата представителей одобрила финансирование, но Сенат отклонил это предложение.

Затем Гувер уполномочил Дугласа Макартура и Джорджа Паттона использовать федеральные войска для устранения Бонусной армии. Лагерь сгорел дотла, десятки протестующих получили ранения. Излишне говорить, что действия Гувера против Бонусной армии, вкупе с его неудавшейся политикой Депрессии, привели его к поражению от демократа Франклина Д. Рузвельта во время президентских выборов 1932 года.

Краткое содержание урока

Президент Герберт Гувер отстаивал ряд потенциальных решений, которые помогут положить конец Великой депрессии . Его политика ассоциативности побудила американцев всех профессий объединиться, чтобы найти решения в условиях экономического спада. Международная кампания Гувера временно приостановила выплату европейского военного долга и повысила защитные тарифы.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *