Уголь добывает кто: ТОТ, КТО ДОБЫВАЕТ УГОЛЬ — 6 Букв

Содержание

Путин согласовал квоты на вывоз угля из Хакасии, Бурятии и Тувы — РБК

Зачем регионам понадобились квоты на вывоз угля

Предложенные к гарантированному вывозу 18 млн т угля — это среднегодовые показатели его экспорта из Бурятии и Хакасии в 2018–2020 годах, следует из письма Белоусова. В 2020 году из Хакасии РЖД вывезли на экспорт в порты Дальнего Востока 11,5 млн т угля, а из Бурятии — 9,8 млн т. Но в 2021 году погрузка угля по Транссибу и БАМу из этих двух регионов сократилась на 40–60%. По оперативным данным, в 2021 году Бурятия вывезла на восток 5,9 млн т угля, Хакасия — 5 млн т, сообщил РБК представитель РЖД.

Основным производителем угля в Бурятии и Хакасии является СУЭК Андрея Мельниченко, ежегодно добывающая в России более 100 млн т угля (в 2020 году добыча угля компании снизилась на 5%, до 101,2 млн т, итоги 2021 года пока не объявлены). В Хакасии еще около 3 млн т угля в год добывает «Коулстар» Эдуарда Худайнатова. В Туве, сильно уступающей соседям по объему добычи, этим бизнесом занимается Тувинская горнорудная компания.

Читайте на РБК Pro

В 2021 году РЖД не вывезли более 10 млн т из Хакасии и Бурятии, что для угольных компаний (СУЭК и «Коулстара») может стать упущенной выгодой в размере более $1 млрд, учитывая среднюю цену энергетического угля за год на уровне $109 за тонну, подсчитал управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин. Это привело к потерям и для региональных бюджетов, пишет Левитин в письме Путину.

Мельниченко объединит часть систем управления СУЭК и «Еврохима»

Гендиректор СУЭК Степан Солженицын ранее призывал власти разработать недискриминационный алгоритм вывоза грузов. «От отсутствия такого прозрачного механизма распределения квот на вывоз грузов страдает, например, Бурятия, которой сократили квоты на 75%», — отмечал он. Представители СУЭК и «Коулстара» отказались от комментариев. РБК направил запросы в пресс-службы правительств Бурятии, Хакасии, Тувы и Тувинской горнорудной компании.

Из-за чего два региона лишились части экспорта

Падение экспорта из Бурятии и Хакасии более чем на 10 млн т произошло из-за роста объемов вывоза угля из Якутии — в первую очередь с Эльгинского месторождения, принадлежащего «А-Проперти» Альберта Авдоляна. «Дополнительную загрузку восточных участков БАМа в прошлом году обеспечила активизация новых угольных предприятий, работающих в основном в Якутии: например, при среднегодовом показателе погрузки данного региона 8,9 млн за период 2018–2020 годов в 2021 году объемы выросли до 21,2 млн т», — отмечает представитель РЖД.

«Эльгауголь», которая в апреле 2020 года перешла под контроль компании Авдоляна, в первом полугодии прошлого года увеличила добычу на 300%, до 7,5 млн т, а по итогам года планировала ее довести до 18 млн т (против 7 млн т в 2020 году). Объем добычи угля в Якутии по итогам 2021 года может вырасти в полтора раза, с 20,1 млн т до 30 млн т, что станет рекордом для республики, отмечал министр промышленности и геологии республики Максим Терещенко.

«Только в этом году у нас по восточному направлению поехало 6 млн т якутского угля. В прошлом году, в первом полугодии, это было 0,5 млн т, — говорил Белоусов в июле 2021 года. — Вот этот прирост на 6 млн т при фактическом отсутствии роста провозных возможностей РЖД кого-то должен был выбить». Он тогда указывал, что вместе с региональными чиновниками «буквально в ручном режиме» решается вопрос, как вывезти недостающие объемы.

Авдолян предложил за свой счет построить третью ветку БАМа

Для решения проблемы с вывозом якутского угля Авдолян предложил построить частную железную дорогу от Эльгинского месторождения до Охотского моря Эльга — Чумикан и порта.

Но при этом он попросил РЖД о пятилетнем договоре на вывоз 30 млн т сырья по существующей инфраструктуре — на время строительства дороги. В РЖД и правительстве пока не принято окончательного решения по этому проекту. РБК направил запрос представителю «А-Проперти».

При каком условии вывоз угля будет гарантирован

По данным РЖД, перевозки угля на Восточном полигоне (Транссиб и БАМ) в прошлом году в целом выросли на 0,3 млн т, до 101,2 млн т. По магистрали также было перевезено еще 44 млн т грузов, имеющих более высокий приоритет, в том числе нефтепродукты, удобрения, зерно и контейнеры.

Белоусов в письме Путину от 9 декабря называет выделение квот для Хакасии, Бурятии и Тувы «обоснованным» решением в связи с планируемым увеличением провозной способности БАМа и Транссиба в 2022 году на 14 млн т, до 158 млн т. Практически весь прирост пропускной способности Восточного полигона будет отдан на перевозку угля на экспорт из четырех регионов (5 млн т из Кузбасса плюс 9 млн т из Хакасии, Бурятии и Тувы), отмечает Левитин в письме, отправленном на две недели позже.

Вывоз из этих регионов станет более приоритетным по сравнению с остальными грузами из других регионов Сибири и Дальнего Востока (включая Якутию), добавляет он. Доля угля в экспорте по Восточному полигону увеличится с нынешних 70% до примерно 75%.

Но дополнительный вывоз угля будет возможен только при условии развития Транссиба и БАМа — Левитин предложил поручить правительству «увязать» квоты в 2022 году с расширением Восточного полигона. В случае необходимости должны корректироваться объем экспорта и предоставляться соответствующий доклад на правкомиссии по транспорту 1 июля и 30 декабря, говорится в письме чиновника. Уже 30 декабря Белоусов разослал поручение в РЖД, Минтранс, Минэнерго и ФАС (у РБК есть копия), в котором говорится о необходимости увязки вывоза угля с увеличением пропускной способности Восточного полигона.

Как откладывалось расширение Восточного полигона

Сроки модернизации и расширения провозных возможностей БАМа и Транссиба неоднократно сдвигались. Счетная палата заявляла, что вместо 11 разъездов и 78 км дополнительных путей по итогам 2018 года был принят лишь один объект. В 2019 и 2020 годах инвестиции были освоены не полностью из-за проблем с подрядчиками и кадрами. Летом 2021 года президент Владимир Путин поручил правительству и РЖД найти виновных. В ноябре был арестован Юрий Рейльян, экс-владелец одного из крупнейших подрядчиков РЖД — «Спецтрансстроя». Его обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере.

Как уголь согревает Сибирь?

Мировые извлекаемые запасы угля

Крупнейшие месторождения угля в России

  • 450

    млн. тонн угля добыто в России в 2017 г.

  • 2,299

    трлн тонн угля — запасы (включая неизвлекаемые) крупнейшего в мире Тунгусского бассейна

  • 500

    лет — на столько хватит запасов угля России

Крупнейший производитель угля в России — компания СУЭК. В 2017 году общий объем добычи угля на 8 шахтах и 18 разрезах составил 107,8 млн тонн.

Производственные объекты СУЭК в Красноярском крае расположены в Канско-Ачинском угольном бассейне. В этом регионе добыча бурого угля ведется на трех разрезах — Бородинском, Назаровском и Берёзовском.

Уголь на этих разрезах добывают открытым способом. Это наиболее доступный и безопасный способ добычи на месторождениях, где угольные пласты залегают на относительно небольшой глубине.

На фото — добыча угля на Бородинском разрезе.

Первыми путь к углю прокладывают вот такие машины. Они производят «вскрышные работы» — снимают с угля верхние пласты породы.

Затем в дело вступают роторные экскаваторы-гиганты ЭРП-2500. Производительность этих машин — 2500 кубометров горной массы (3150 тонн угля) в час.

Ротор — огромное колесо с ковшами, которые буквально вгрызаются в угольный пласт. На одном таком колесе — 18 ковшей. Объем каждого ковша — 330 литров.

Управляют такой машиной размером с многоэтажку два машиниста. Один из них управляет ротором. Второй — работает на погрузке угля. Вагон вместимостью 60 тонн экскаватор наполняет всего за 1,5-2 минуты.

«Местные» локомотивы, приписанные к Бородинскому погрузочно-транспортному управлению, везут вагоны с углем из разреза до станции примыкания РЖД «Заозерная». Бородинское ПТУ входит в число крупнейших структур промышленного железнодорожного транспорта в России. Более 120 км путей, 211 стрелочных переводов, 18 переездов, 90 км контактной сети, 65 локомотивов, почти 40 тыс. вагонов в оперировании, путевая техника — всё это делает его гарантом надежности и безопасности перевозок.

Грузят бородинский уголь не только в железнодорожный транспорт, но и в автомобильный. Таким образом топливо покупают для мелких котельных и частных домов.

За год Бородинский разрез может добыть 20 и более млн тонн угля. Отсюда твердое топливо отправляется на все крупнейшие теплостанции Красноярского края, а также в Новосибирскую, Иркутскую область, Алтайский край, Новосибирскую и даже на Дальний Восток.

  • 27,6

    млн. тонн бурого угля добыто на разрезах Красноярского края

  • 3150

    тонн угля в час добывает экскаватор-гигант ЭРП-2500

  • 1,5

    минуты уходит на полную погрузку угля в вагон вместимостью 60 тонн

В Сибири добывается как каменный, так и бурый уголь, у каждого вида есть свои плюсы и минусы. Каменный уголь добывать сложнее, как правило, он имеет большую зольность, но и теплотворная способность у него выше. Бурый уголь проще в добыче и его стоимость ниже, но его нельзя перевозить на дальние расстояния и долго хранить. В Канско-Ачинском угольном бассейне добывается бурый уголь высокого качества, и именно он является проектным топливом всех красноярских тепловых станций. Подробнее о свойствах каменного и бурого угля — в этом видео:

Будущее угольной энергетики в эпоху борьбы за климат: конец или новое начало?​

КЛЮЧЕВЫЕ ВЫВОДЫ 

Российский уголь остается востребованным на мировом энергетическом рынке 

«Берем Сахалин, у нас очень большая страна, где, например, единственная крупная компания угольная («Восточная горнорудная компания». — Ред.) добывает бурый уголь, который практически весь уходит на экспорт. Он весь покупается в Японии. То, что не продается там, продается в Китае. И никто от него отказываться не собирается», —  помощник руководителя Администрации Президента Российской Федерации Анатолий Яновский. 

«Уголь заставляет нас взглянуть на цепь событий, которые сейчас происходят, и понимать, он останется частью энергетического микса. В каких-то сегментах больше, в каких-то меньше, но в целом уголь останется», — главный исполнительный директор Всемирной угольной ассоциации (WCA) Мишель Манук. 

«Текущая глобальная ситуация и в Китае, и в Индии, и в Европе, и в Великобритании говорит о том, что в принципе уголь не потеряет своих позиций на рынке. Важно понимать, особенно в Азии, у вас все еще есть станции, которые работают на угле. Естественно, и для генерации угля будет еще место в будущем на глобальном уровне», — менеджер Глобального рынка угля, рынок электроэнергии, Азия, S&P Global Platts Мэттью Бойле.   

Угольной генерация не уйдет из энергобаланса РФ, она имеет перспективы дальнейшего развития 

«Оптимизм у меня заключается в том, что, если правильной будет оценка депонирующей способности наших лесов, природных ресурсов, это тоже даст дополнительные аргументы в пользу угля. Потому что, на самом деле, если считать отличия по выбросам CO2, они не настолько драматичные, чем по сравнению с природным газом», — директор ФГБУН «Институт углехимии и химического материаловедения Сибирского отделения Российской академии наук» Зинфер Исмагилов. 

«Мы не видим пока в ближайшей перспективе, если говорить о 2024–2035 годах, энергобаланс России без угольной генерации. На сегодняшний момент она у нас не такая высокая — это порядка 12,5-13,5%, но все-таки она останется. <…> На 2050 год мы видим в энергобалансе долю угольной генерации, если не будет никаких серьезных изменений в модернизации, в переходе на сверхкритику, улавливание CO2 или глубокой модернизации станции, то это будет порядка 4,5%», — заместитель Министра энергетики Российской Федерации Павел Сниккарс.  

«У угольной промышленности мировой большое будущее. Мы сейчас должны говорить уже не об этом: быть углю или не быть углю. Ему быть. Мы должны говорить, что он должен отвечать современным вызовам для каждой страны», — губернатор Кемеровской области — Кузбасса Сергей Цивилев.   

ПРОБЛЕМЫ 

Давление со стороны финансовых институтов и необходимость конкурировать с альтернативной генерацией 

«Есть несколько причин, почему финансовые институты решили оттянуть инвестиции от угольной промышленности. Это такие новые, я бы сказал, веяния. Плюс еще позиция акционеров. Есть и другие секторы, которые, конечно же, могут получить преимущества от этого. И получают преимущества на предоставление заемного капитала. Это относится не только к углю, но и к другим ресурсам. Во время энергетического кризиса, который мы сейчас переживаем, эти, так сказать, противоречия усугубляются», — менеджер Глобального рынка угля, рынок электроэнергии, Азия, S&P Global Platts Мэттью Бойле. 

«Для нашей страны уголь остается во главе угла. Проблема с углем в том, что при применении возникают парниковые газы. Что мы должны делать, как нам нужно улавливать этот углерод — вот вопрос. <…> Несмотря на ограничения уголь будет править на этом балу энергетического микса. 20 млрд ресурсов угля у нас есть в стране, и, естественно, на это нельзя закрывать глаза», — министр сталелитейной промышленности Республики Индия Шри Рам Чандра Прасад Сингх.   

РЕШЕНИЯ 

Повышение технологичности угольной отрасли и участие угледобывающих регионов в экологической повестке 

«Очевидно, что с развитием технологий производительность труда в угольной промышленности будет  расти, и численность занятых в отрасли будет также сокращаться. Мы сейчас видим, даже в том же Кузбассе, да и в других регионах, как цифровизация овладевает массами, когда у нас разрезы начинают оснащаться БелАЗами, которые работают без участия человека. Так что численность будет сокращаться, и это неплохо, потому что это означает, что с точки зрения повышения или улучшения условий труда, повышения промышленной безопасности люди будут меньше страдать», — помощник руководителя Администрации Президента Российской Федерации Анатолий Яновский.  

«Мы найдем такие экономически эффективные способы, которые позволят нам и активно участвовать в этой повестке, и сберечь экологию, и создать достойные условия жизни для наших людей, и развивать нашу промышленность. Мы найдем это. <…> Мы подали заявку на создание в Кузбассе карбонового полигона. Для чего мы подали? Для того, чтобы пока отрабатывать методику учета, эмиссии всех газов и поглощающей способности газов», — губернатор Кемеровской области — Кузбасса Сергей Цивилев.  

Поиск новых направлений развития угольной промышленности 

«Утилизация или развитие направлений утилизации золошлаков (минеральной несгорающей части угля. — Ред.) — это дополнительные возможности для электрогенерации, работающей на угле. Особенно в контексте климатической повестки. <…> Новое начало, новые технологии, новые технологические переделы: и здесь два важных момента, когда мы рассматриваем вопрос использования золошлаков, вопрос использования данного техногенного материала. Первый аспект, на котором бы я остановилась, это возможность снижения парниковых газов. <…> Это направление использования золы позволяет сократить объем выбросов парниковых газов один к одному — то есть одну тонну использовали, соответственно, на одну тонну снизили парниковые газы», — директор центра отраслевых исследований и консалтинга ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации» Ирина Золотова.  

«У нас есть технология, которая улавливает СО2. И мы используем ее для развития новых проектов, для работы других предприятий. Моноокись углерода используется для производства металла, то есть фактически расширяем портфель. Мы наращиваем производство метана, проводим всесторонние исследования, изучаем всю цепочку, все продукты и находим применение тому, что раньше было побочным продуктом», — министр сталелитейной промышленности Республики Индия Шри Рам Чандра Прасад Сингх. 

«Будут развиваться технологии сжигания, подготовки угля и, конечно, технологии, самое главное, газификации угля. Это будут новые технологии», — директор ФГБУН «Институт углехимии и химического материаловедения Сибирского отделения Российской академии наук» Зинфер Исмагилов.   

Подробнее читайте в Информационно-аналитической системе Фонда Росконгресс www.roscongress.org

Арктикуголь — Добыча угля

Крупные залежи высококалорийного каменного угля на архипелаге Шпицберген оцениваются в 10 млрд. тонн. Основной каменноугольный район находится в центральной части острова Западный Шпицберген. Здесь расположены все ныне действующие норвежские и российские шахты.

О том, что на полярном архипелаге есть уголь, кое-где даже выходящий на поверхность, впервые узнали ещё в самом начале XVIІ века. Английский китобой Джон Пуль в 1610 году высадился на южное побережье Кингсбея (Конгс-фьорда). Здесь совершенно случайно он наткнулся на уголь, вынесенный ручьём на берег. Однако к промышленной эксплуатации угольных месторождений Шпицбергена приступили лишь через 300 лет.

Первую попытку добывать уголь на Шпицбергене на рубеже XX века предприняли норвежцы. Они создали две акционерные компании по добыче угля: «Тронхейм – Шпицберген» и «Берген – Шпицберген». Но из-за недостатка денежных средств Тронхеймское общество вынуждено было уже в 1904 году продать свой земельный участок на западной стороне Адвент-фьорда американскому капиталисту Джону Лонгийру. Тот создал в Бостоне Арктическую угольную компанию, набрал партию рабочих и доставил их на Шпицберген. В 1906 году здесь закончилось сооружение рудника и посёлка и началась промышленная добыча угля. Среди первых горняков были норвежцы, англичане, шведы и финны, зачастую не имевшие ни малейшего представления о работе в шахтах.

Вывезенный в Европу уголь вызвал там настоящую сенсацию. Вновь, как в XVIII веке, на Шпицберген хлынули всевозможные разноязычные экспедиции, организованные различными компаниями и просто отдельными лицами. Всех их объединила одна цель – захват земельных участков и выставление на них заявочных столбов.

Восемь лет эксплуатировал этот рудник Джон Лонгйир. Затем американский предприниматель перепродал его Большой норвежской шпицбергенской угольной акционерной компании «Стуре Ношке Спитсберген кюлькомпани/Store Norske Spitsbergen Kulkompani A/S (SNSK)», которая владеет им до сих пор. Новые хозяева стали по-новому называть свой рудник, переведя слово «город» с английского на норвежский язык. Так Лонгийер–Сити превратился в Лонгйир–Бюен. Однако в разговорной речи столицу архипелага обычно называют Лонгиер.

В 1909 году норвежцы начали геологоразведочные работы на уголь южной части Конгс-фьорда, а в 1917 – Кингсбейская угольная компания приступила к сооружению самой северной в мире шахты. Вскоре на 79-й параллели возник рудник Ню-Олесун. Новый Олесун стал самым северным на Земле городком. В 1963 году из-за частых обвалов и несчастных случаев, вызванных взрывом газа метана, норвежское правительство вынуждено было закрыть шахту.

Помимо предпринимателей США, Норвегии и Англии шпицбергеновским углём заинтересовались и другие страны. Шведы в 1910 организовали своё акционерное общество году, назвав его «Ис-фьорд – Бельсунн». К началу первой мировой войны они закрепили за собой участок в бухте Браганца, на северной стороне внутренней части залива Ван-Мейен-фьорд – здесь находится прекрасное месторождение угля, пласты которого выходят на поверхность на высоте 70-80 метров. В 1917 году построили рудник Свеагрува – «Шведская шахта» и приступили к добыче угля.

В начале века Северные районы России испытывали крайнюю необходимость в угле. В связи с этим понятен интерес, который проявили к Шпицбергену русские предприниматели в то время. Первая экспедиция была предпринята в 1911 году. Закончилась неудачей. На следующий год с аналогичными целями на архипелаг отправилась государственная экспедиция во главе с В.А. Русановым. Анализ полученных образцов и разрезов убедительно свидетельствовал о том, что обследованные и застолбленные экспедицией Русанова участки весьма перспективны на уголь.

Вскоре после этого, в конце 1912 года, группа петербургских и архангельских коммерсантов образовала товарищество под названием «Грумант» – Торговый дом А. Г. Агафелов и К°. Лицам, вошедшим в него, Горный департамент официально оформил собственность на угольные месторождения, открытые Русановым. Основная цель этого частного предприятия, пользовавшегося поддержкой государства, состояла в проведении разработок и сбыте шпицбергенского угля.

В 1913 году пароход «Мария» и небольшой бот «Грумант» доставили на архипелаг новую русскую геологическую экспедицию, организованную товариществом «Грумант». Детальные геологоразведочные исследования, проведённые на угленосных участках, закреплённых год назад, доказали ещё раз их промышленное значение и позволили оценить запасы угля в 4 миллиарда пудов минимально.

Половину добытого во время разведок угля (5000 пудов) той же осенью пароход «Мария» привёз в Санкт-Петербург. Проведённые в столице России анализы подтвердили мнение геологов о том, что шпицбергенский каменный уголь по своим качествам не уступает лучшим маркам иностранного «чёрного золота» на материке. В последующие два года товарищество «Грумант» продолжало вести геологические изыскания запасов угля на архипелаге, а рабочие остались зимовать на берегу Колсбухты.

История добычи угля на российских рудниках берет свое начало с июля 1920 года, когда было принято постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР по вопросам использования месторождений каменного угля на Шпицбергене. Этим постановлением было предписано выяснить детальные условия перехода в распоряжение Правительства предприятий Шпицбергенского каменноугольного общества.

В августе 1921 года было образовано объединение лесной промышленности Северо-Беломорского района – государственный трест «Северолес», которому и было поручено заняться вопросами организации добычи угля на Шпицбергене. В тот период на шахте «Грумант» добычу угля осуществляло акционерное общество «Англо-русский Грумант». Оно предложило Правительству РСФСР войти пайщиком в указанное общество.

В 1923 году «Северолес» приобрёл часть акций у грумантской компании. Добыча угля в тот период достигла 20 тыс. тонн в год. В уставе государственного треста «Северолес» указывалось, что его главная цель – исследование горных, всякого рода промысловых (рыбных, звериных) и других богатств острова Шпицберген, а также изучение условий разработки и последующей эксплуатации месторождений каменного угля и других полезных ископаемых.

В июле 1925 года на остров была направлена советская экспедиция. Всесторонне изучив предложение, специалисты «Северолеса» пришли к выводу, что вступление в компанию «Англо — русский Грумант» позволит ускорить решение проблемы снабжения топливом северных областей России, решить нужды морского флота и железнодорожного транспорта северных областей.

Однако сложившийся объём добычи не мог удовлетворить потребности Севера страны в угле. Требовалось заметно увеличить рост добычи топлива на руднике Грумант, а также приобрести новые земельные угленосные участки. Поэтому в 1927 году Трест «Северолес» становится собственником участка «Пирамида», расположенного в самом конце Ис-фьорда.

12 июня 1931 году между объединением «Северолес» и обществом «Англо-русский Грумант» было подписано соглашение о выкупе всех акций. Шахта «Грумант» и Грумантское угольное месторождение, состоящее из 8 земельных участков общей площадью около 80 кв. километров, полностью перешло во владение треста «Северолес».

Ш/у Покровское в 3-кв. сократило добычу угля на треть — Новости ГМК

В июле-сентябре наблюдалась отрицательная месячная динамика добычи угля

Шахтоуправление «Покровское», крупнейший в Украине производитель коксующегося угля, по итогам третьего квартала сократило добычу коксового угля на 30,1% по сравнению с предыдущим кварталом – до 1,21 млн т. Об этом свидетельствуют данные Министерства энергетики Украины на Портале открытых данных.

По сравнению с третьим кварталом 2020 года добыча сырья снизилась на 17,3%. Начиная с июля помесячная динамика была негативной. Так, в июле ш/у «Покровское» сократило добычу на 4,7% по сравнению с аналогичным месяцев 2020 года – до 461,2 тыс. т, в августе – на 17%, до 371,2 тыс. т, а в сентябре – на 28,8%, до 380,8 тыс. т.

В целом с начала года предприятие нарастило добычу коксового угля на 7,1% по сравнению с январем-сентябрем 2020 года – до 4,58 млн т.

Добыча угля ш/у «Покровское» в январе-сентябре 2020/2021 года

Месяц2020 год, т2021 год, тИзменение, %
1479 601561 78517,1
2408 837528 86829,4
3492 022542 67910,3
4492 985580 01517,6
5437 552582 81433,2
6502 688573 07814,0
7483 998461 188-4,7
8447 400371 238-17,0
9535 119380 813-28,8
Всего4 280 2024 582 4787,1

Источник данных: data. gov.ua.

Напомним, украинские коксохимические заводы в сентябре сократили производство кокса на 13,4% по сравнению с предыдущим месяцем – до 702 тыс. т. Снижение производства обусловлено уменьшением поставок углей и падением выплавки чугуна на металлургических предприятиях, что повлекло уменьшение спроса на кокс.

В 2020 году украинские коксохимические предприятия сократили производство кокса на 3,9% по сравнению с предыдущим годом – до 9,66 млн т.

Шахтоуправление «Покровское» добывает высококачественный уголь марки К, используемый для производства металлургического кокса. 5 марта «Метинвест» заявил о том, что сконцентрировал контрольный пакет акций «Покровской угольной группы».

Угольная отрасль Европы медленно, но неумолимо умирает

   Динамика добычи угля в странах ЕС в 1990-2020 годах (в млн тонн). Источник: Евростат

В последние десятилетия угольная отрасль Европы медленно, но неумолимую умирала. По крайней мере, об этом говорит динамика добычи самого грязного вида ископаемого топлива.

На прошлой неделе Евростат опубликовал отчет за прошлый год, из которого следует, что за период с 1990 по 2020 годы объем добычи угля в Европе снизился с 277,4 млн тонн до 56,5 млн тонн. На данный момент около 96% всего европейского угля добывает Польша.

Стоит отметить, что в 2020 году Германия, Испания, Франция и подавляющее большинство других стран ЕС исчезли из статистики Евростата по производителям угля. При этом тридцать лет назад Германия добывала 27% всего европейского угля.

Чехия и Польша остались единственными производителями угля в Европе, однако доля первой из этих стран сократилась с 2010 года примерно в два с половиной раза.


«Тенденция к сокращению угольной отрасли, которая наблюдается в ЕС, продолжилась в 2020 году», — говорится в отчете Евростата. – «Сократилась добыча и потребление как каменного, так и бурого угля. Потребление обоих видов угля неуклонно снижалось с 1990 года и заметно ускорилось в 2019 году. В 2020 году потребление каменного угля снизилось на 35%, а бурого – на 33% по сравнению с 2018 годом».


   Потребление бурого угля в странах ЕС в 2015-2020 годах (в млн тонн). Источник: Евростат

MarketSnapshot — Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

По теме:

Зеленая энергетика в ЕС впервые «побила» нефть, газ и уголь

Китай впервые отказался финансировать угольные проекты в рамках программы «Один пояс и один путь»

Bloomberg: в половине стран мира выгоднее построить «зеленую» электростанцию, чем жечь уголь или газ

Россия делает ставку на уголь

Прощай, уголь: эра «грязной» энергетики в США быстро близится к концу

Дело на $1 млрд: Дмитрий Босов начал бизнес в Индонезии

В мае 2016 года во время визита президента Индонезии Джоко Видодо в Сочи Владимир Путин заявил, что с участием российского капитала в этой стране «будут развернуты производственные и перерабатывающие предприятия», «планируются разработки угольных месторождений, ферроникеля, диоксида марганца, глинозема». Как выяснил Forbes, Путин говорил о проектах совладельца «Сибирского антрацита» и партнера «Роснефти» .

Бизнесмен подтвердил Forbes, что начал бизнес в Индонезии. В 2015 году он вместе с членом совета директоров «Сибирского антрацита» Александром Исаевым учредил в Индонезии группу компаний Blackspace, которой принадлежат лицензии на участки по добыче угля, никеля, марганца и бокситов. Лицензии на угольные месторождения Blackspace купила у давнего знакомого Босова, который давно живет и работает в Индонезии, а лицензии на месторождения по добыче никеля, марганца и бокситов — у правительства.

Сейчас у Blackspace в активной стадии два крупных проекта в Индонезии — разработка угольного месторождения в Центральном Калимантане и строительство ферроникелевого завода на острове Кабаена. «Угольный проект осуществляет «Сибантрацит» и Исаев. В никелевом проекте мы участвуем вдвоем, с некоторыми соинвесторами, называть которых я не буду. Но во всех проектах у нас с Александром контроль», — рассказывает Босов.

Реклама на Forbes

Местные СМИ писали, что компания Blackspace с российскими корнями уже вложила в свои индонезийские проекты около $250 млн. Босов не стал комментировать Forbes эти сведения. Он уточнил только, что в строительство ферроникелевого завода вложено более $100 млн собственных и привлеченных средств (размер инвестиций в угольные и другие проекты он не уточнил). Для дальнейшего развития своих индонезийских проектов (ферроникелевый завод и завод по производству диоксида марганца) Босов рассчитывает привлечь до $1 млрд от сторонних инвесторов. Переговоры идут, в том числе, с индонезийскими, сингапурскими и китайскими фондами.

Диксон — Кузбасс — Калимантан

Индонезийский уголь имеет синергию с угольными активами в России «как в части компетенции менеджмента, так и совместном маркетинге», объяснил Forbes Босов свой интерес к добыче угля на Калимантане. «Сибантрацит», где Босов — крупнейший акционер, добывает 5,2 млн тонн антрацита в год. Другой крупный угольный актив — разрез «Кийзасский», лицензию на который Босов с партнерами выиграли на конкурсе в 2012 году. В 2017 году на этом разрезе планируется добыть 10 млн тонн угля. Также с конца прошлого года «Сибантрацит» и Исаев разрабатывают угольные участки в Арктике в районе поселка Диксон. В конце 2015 года партнером группы «Аллтек» Босова по разработке крупных газовых месторождений с совокупными запасами 165 млрд кубометров газа в Ненецком АО («Печора СПГ») стала «Роснефть».

В провинции Центральный Калимантан у Blackspace несколько лицензионных участков с подтвержденными запасами свыше 70 млн тонн и прогнозными запасами свыше 300 млн тонн высококачественных энергетических углей. Губернатор Центрального Калимантана Сугианто Сабран подтвердил Forbes, что у Blackspace Босова и Исаева есть лицензии и компания начала добычу угля в его провинции. Разработка угольного месторождения открытым способом на Центральном Калимантане началась в марте 2016 года, то есть, менее чем через год после получения лицензий.

Первые отгрузки на внутренний рынок и на экспорт уже начались. Уголь от месторождения доставляется по автомобильной дороге до речного порта, а затем баржами спускается по реке до морских портов. Кроме того, Blackspace строит 400-километровую железную дорогу. В 2017 году компания планирует закончить строительство первой железнодорожной ветки протяженностью 127 километров, которая свяжет месторождения с речным портом. А в 2019 году Blackspace планирует доставлять уголь по железней дороге сразу до морских портов на юго-западе острова.

«По опыту могу сказать: как только логистическая схема налажена, дальше проблем с наращиванием объемов нет», — говорит Босов. По данным Blackspace, в 2017 году компания добудет 500 000 тонн угля, а к 2020 доведет добычу до 10 млн тонн. Самый главный фактор — доступ к инфраструктуре, согласен эксперт практики по работе с металлургической отраслью KPMG Дмитрий Смолин: если вопрос с инфраструктурой будет решен, то со сбытом калимантановского угля проблем быть не должно.

Индонезия — крупнейший игрок на рынке энергетического угля, на страну приходится 40% мировых продаж. Основные потребители ее сырья — Индия (40-50%), Япония и Китай. По словам Босова, вся планируемая добыча Blackspace законтрактована. Имена покупателей бизнесмен не называет. «Скажу лишь, что они входят в число крупнейших международных трейдеров», — говорит бизнесмен.

Окупаемость очень зависит от быстрого выхода на высокие темпы добычи, рассуждает Босов. Он надеется, что рентабельность угольного проекта будет не менее 30%, а вложения в него окупятся за полтора-два года при текущих ценах на уголь. В начале года цены на индонезийский уголь колебались на уровне $40 за тонну и находились на многолетних минимумах, отмечает Смолин. Компании, которые и так балансируют на грани рентабельности, стали снижать производство. С другой стороны, вырос спрос со стороны Китая, который ограничил собственное производство. В итоге, по словам Смолина, цена на уголь Калимантана увеличилась до $65 (free on board — в порту Калимантана на корабле).

Пока Китай растет, спрос на уголь не упадет, но ралли цен вряд ли продлится долго: помимо замедляющейся экономики Китай постепенно отказывается от угольной энергетики в пользу более экологичных видов, отмечает аналитик БКС Кирилл Чуйко.  Впрочем, цены на энергетический уголь с отгрузкой из австралийского порта Ньюкасл в октябре на спотовых торгах впервые за четыре с половиной года превысили $100 за тонну, писала The Financial Times со ссылкой на данные трейдинговой платформы Globalcoal. Эти цены являются ориентиром для всего Азиатского региона.

Догнать «Норникель»

Введенный два года назад запрет на вывоз руды из Индонезии и обязательство строить перерабатывающие мощности на территории страны создают выгодные возможности для запуска там перспективных перерабатывающих проектов, рассказывает Босов. В Северной Кабаене у Blackspace два лицензионных участка. В 2015 году компания начала разработку месторождения никеля и строительство  ферроникелевого завода.

Завод будет состоять из линий китайского производства. «Китайское оборудование в 3-4 раза дешевле аналогичного японского и позволяет вдвое быстрее запустить производство, — объясняет Босов. — Да, японское эффективнее — у него коэффициент извлечения 95%, а у этого 85%. Но пока мы почувствуем эту разницу, оно уже 10 раз окупится». Кроме того, завод строится рядом с морским портом, это упрощает экспорт продукции.

Первые 10 линий для выпуска 50 000 тонн продукции в никелевом эквиваленте уже монтируются. Китайская технология позволяет быстро начать высокорентабельное производство, уверяет бизнесмен. Ввод завода в эксплуатацию запланирован на первый квартал 2017 года.

«Обкатаем, посмотрим, как все будет работать, дальше будем принимать решение об увеличении производства», — рассказывает Босов. По его словам, запасы, которые есть у Blackspace, позволяют выпускать свыше 100 000 тонн никеля в год (в 2015 году «Норникель» выпустил 266 000 тонн. — Forbes). «Если брать в текущих ценах на никель ($10 000 за тонну), у нас приличная рентабельность получается, — рассуждает он. — Даже если цена опустится до $8 000, мы сможем работать с прибылью, строить новые линии».

С начала года цены на никель выросли на 16%, отмечает Смолин из KPMG. Доля Индонезии на мировом рынке никеля — около 10%. Страна ввела запрет на экспорт никелевой руды, это привело к остановке многих добывающих предприятий. Поэтому, считает эксперт, запуск завода по производству ферроникеля может оказаться успешным проектом: дефицита сырья из-за запрета быть не должно. Проект обойдется в сотни миллионов долларов, прогнозирует он. Босов уже вложил свыше $100 млн и планирует окупить затраты в течение двух лет.

Проект очень рискованный, со сбытом ферроникеля могут возникнуть проблемы, сомневается Чуйко. Основной потребитель ферроникеля — Китай, а его экономика замедляется. Дефицит никеля из-за ограничений в Индонезии вызвал у других игроков интерес к рынку. Если выйти на него позже остальных, то все ниши уже могут быть заняты. Впрочем, Босов уверяет, что все будущее производство завода также законтрактовано.

Добыча и транспортировка угля — Управление энергетической информации США (EIA)

Добыча угля

Шахтеры используют большие машины для извлечения угля из земли. Многие угольные месторождения США, называемые угольными пластами или пластами , находятся вблизи поверхности земли, в то время как другие находятся глубоко под землей. Современные методы добычи позволяют шахтерам легко добывать большую часть запасов угля в стране и добывать примерно в три раза больше угля за один час, чем в 1978 году.

Шахтеры используют два основных метода добычи угля

Добыча открытым способом часто используется, когда уголь находится на глубине менее 200 футов под землей. При открытой добыче большие машины удаляют верхний слой почвы и слои породы, известные как вскрышные породы, чтобы обнажить угольные пласты. Снятие горных вершин — это форма добычи открытым способом, при которой вершины гор взрываются и удаляются для доступа к угольным пластам. После того, как уголь удален, нарушенный участок можно засыпать плодородным слоем почвы для посадки травы и деревьев.Около двух третей добычи угля в США приходится на открытые шахты, потому что добыча открытым способом дешевле, чем подземная.

Подземная добыча , иногда называемая глубокой добычей, необходима, когда уголь залегает на несколько сотен футов ниже поверхности. Некоторые подземные шахты имеют глубину в тысячи футов, а туннели могут простираться от вертикальных шахтных стволов на мили. Шахтеры спускаются на лифтах в глубокие шахтные стволы и едут на небольших поездах по длинным туннелям, чтобы добраться до угля.Шахтеры используют большие машины для добычи угля.

Источник: адаптировано из проекта развития национального энергетического образования (общественное достояние)

Источник: адаптировано из проекта развития национального энергетического образования (общественное достояние)

Переработка угля

После извлечения угля из-под земли шахтеры могут отправить его на обогатительную фабрику рядом с местом добычи.Завод очищает и перерабатывает уголь для удаления камней, грязи, пепла, серы и других нежелательных материалов. Этот процесс увеличивает теплотворную способность угля.

Транспортировка угля

  • Конвейеры, трамваи и грузовики перемещают уголь вокруг шахт, на короткие расстояния от шахт к потребителям вблизи шахт или к другим видам транспорта на дальние расстояния.
  • Поезда перевозят почти 70% поставок угля в США, по крайней мере, часть пути от шахт до потребителей.
  • Баржи перевозят уголь по рекам и озерам.
  • Суда перевозят уголь по Великим озерам и океанам потребителям в США и других странах.
  • Пульпопроводы перемещают смеси дробленого угля и воды. Этот метод в настоящее время не используется в Соединенных Штатах.

Транспортировка угля может быть дороже, чем стоимость добычи угля. Некоторые потребители угля, такие как электростанции, работающие на угле, расположены рядом с угольными шахтами, чтобы снизить транспортные расходы.

Поезд, перевозящий уголь

Источник: стоковая фотография (защищено авторским правом)

Последнее рассмотрение: 10 декабря 2020 г.

Добыча угля и трудовые конфликты

Быстро растущее использование угля в конце девятнадцатого века потребовало сотен тысяч рабочих, чтобы выкопать этот уголь из земли, отсортировать и загрузить его в железнодорожные вагоны и отправить в городские и промышленные предприятия. центры, потреблявшие его.Большинство угольных месторождений были малонаселенными по сравнению с городами, которые они снабжали. Рабочих приходилось набирать и заманивать в угольные лагеря. Представители компании путешествовали по сельскохозяйственному югу, нанимая чернокожих рабочих из бывших плантаций, поскольку новая волна насилия со стороны белых последовала за крахом Реконструкции. Вербовщики также ездили в бедствующие города Южной и Восточной Европы, оплачивая проезд людям, которые по прибытии обещали работать на угольных шахтах. На рубеже двадцатого века около полумиллиона рабочих — в основном мужчины и мальчики, но также и некоторые женщины на небольших семейных шахтах — трудились на американских угольных месторождениях.

Реальность угольного лагеря часто сильно отличалась от того, что было обещано. Зарплата была низкой, и компания, которая часто владела шахтерским жильем и управляла магазином, часто контролировала их стоимость жизни. Горнякам платили за тонну, и часто возникали конфликты из-за процесса взвешивания угля. Циклический характер отрасли означал, что занятость в горнодобывающей промышленности также могла быть нерегулярной и нестабильной. Условия жизни в угольных лагерях часто были ужасными, в общественной жизни доминировала компания, а основные свободы слова, передвижения и собраний ограничивались частными охранниками шахт и шерифами, оплачиваемыми компанией.

Добыча угля была невероятно опасной работой. Во время промышленного угольного бума между 1880 и 1923 годами более 70 000 горняков погибли на работе. Еще больше умерло от профессиональных заболеваний, но не попало в официальную статистику. Шахтеры были раздавлены обрушением кровли, убиты взрывами газа и машинами и т. д. В первом десятилетии двадцатого века в результате трех крупных аварий на шахтах — по одной в Юте, Западной Вирджинии и Пенсильвании — погиб соответственно 201, 362 и 239 горняков.Катастрофы в Западной Вирджинии и Пенсильвании произошли с разницей в две недели в 1907 году, в зимний период, который горняки называли «сезоном взрывов», потому что сухой воздух усиливал опасность метана и угольной пыли. Более распространенными были смертельные и частые катастрофы, которые уносили жизни горняков по одному и по два, но никогда не попадали в заголовки. Поскольку интенсификация городской энергетики сделала города более безопасными, здоровыми и удобными в эпоху прогресса, повседневное насилие энергетической системы было в значительной степени скрыто от глаз сельских общин горняков.

Для улучшения условий труда и обращения с ними со стороны работодателей шахтеры и члены их семей организовали профсоюзы, в том числе Объединенные горняки Америки, Прогрессивный союз горняков и Национальный союз горняков. Разнообразная рабочая сила, в которую входили горняки разных рас и этнических групп, часто говорящие на разных языках, давала возможности для классовой солидарности, несмотря на эти различия, но также затрудняла и раздробляла профсоюзную организацию и сопротивление.

Правительства штатов и федеральное правительство также признали необходимость действий. В период с 1905 по 1915 год в штатах прошла волна законов о безопасности, а на федеральном уровне в 1910 году при Министерстве внутренних дел было создано Горное управление. Однако эти реформы в основном были организованы вокруг проверки шахт регулирующими органами. и всегда было больше шахт для проверки, чем регулирующих органов для их проверки. Даже когда проверки имели место, сочетание коррупции, рыночного давления, запугивания и слабых механизмов правоприменения ограничивало их полезность в предотвращении несчастных случаев.

Насильственные конфликты между рабочими и работодателями, называемые «шахтными войнами», определяли трудовые отношения на угольных месторождениях прогрессивной эры. Различные проблемы и события вызывали каждый из конкретных конфликтов, которые начались в 1890 году. В 1912 году горняки в Пейнт и Кэбин-Крикс в Западной Вирджинии бастовали, требуя повышения заработной платы; когда угольщики обратились в печально известное детективное агентство Болдуина-Фелтса, чтобы остановить забастовку, вспыхнуло насилие. Шахтеры вооружились и отправились в столицу штата, чтобы зачитать объявление войны.Насилие продолжалось все лето, в результате чего погибли десятки человек, и в конечном итоге губернатор ввел военное положение. В 1913 году в Колорадо разразилась годовая «война», когда шахтеры забастовали за признание профсоюза, отмену системы охраны компании и список требований, которые дали бы рабочим больше контроля над своей жизнью на шахтах и ​​в своих сообществах. Конфликт в Колорадо лучше всего запомнился резней в Ладлоу 1913 года, когда десять детей и две женщины, семьи бастующих шахтеров, задохнулись, когда их палаточная колония загорелась, когда они прятались в подземной яме от нападения антипрофсоюзного ополчения. .В 1920 году насилие снова вспыхнуло в Матеване, Западная Вирджиния. Затем, в 1921 году, в округе Логан, Западная Вирджиния, вспыхнуло крупнейшее вооруженное восстание в Соединенных Штатах со времен Гражданской войны, в котором приняли участие бастующие шахтеры, компании и детективы Болдуин-Фелтс, полиция штата Западная Вирджиния и Национальная гвардия, а также США. Армия. Погибло не менее 133 человек, в основном горняки. Регулярность и частота насилия побудили журналиста Уинтропа Лейна объявить угольные месторождения Аппалачей в состоянии «гражданской войны».

Принятие Закона о восстановлении национальной промышленности в 1933 году, наконец, привело к перемирию между трудом и капиталом, при этом федеральное правительство выступало в качестве посредника и посредника. Закон защищал право на ведение коллективных переговоров, и Объединение горняков использовало эту защиту для организации новых шахт и шахт, утраченных в ходе антипрофсоюзных кампаний. Через несколько месяцев после принятия закона UMW заключила первое соглашение о заработной плате на угольных месторождениях Аппалачей. Шахтеры сравнили влияние законодательства Нового курса с освобождением от рабства.В дополнение к тому, что компании лишились абсолютной власти над рабочими на угольных месторождениях, профсоюзные шахты также стали более безопасными, а уровень смертности на производстве снизился (но все еще оставался слишком высоким). Шахтеры видели, как правительство признало, что они и их родители были правы, когда боролись за организацию угольных месторождений и выживание в течение рабочего дня.

Добыча угля | GeoKansas

Угольная лопата.

 

Уголь, вероятно, добывали на склоне холма недалеко от форта Ливенворт на северо-востоке Канзаса еще в 1827 году, когда был основан форт.К концу 1850-х годов жители штата Миссури добывали уголь для кузнецов недалеко от того места, где сейчас находится Вейр, на юго-востоке Канзаса. Незадолго до и после Гражданской войны добыча угля стала основой для расширения железных дорог, потому что он горел горячее и был менее громоздким, чем древесина. Чтобы удовлетворить потребности железных дорог, в 1870-х годах в графствах Бурбон, Чероки и Кроуфорд были открыты открытые шахты.

Уголь также добывался в округе Осейдж в восточно-центральной части Канзаса с 1885 по 1969 год. В 1889 году в округе Осейдж было 118 угольных шахт, на которых работало более 2200 человек и было добыто почти 400 000 тонн угля.В течение многих лет это был основной источник топлива для железной дороги Санта-Фе, основная линия которой проходит через графство Осейдж.

В 1874 году в графстве Чероки была вырыта первая шахта, и уголь был вынут с использованием камерно-столбовой системы, в которой значительные столбы угля оставлялись стоять, чтобы поддерживать вышележащую породу. Подземная добыча преобладала здесь в течение нескольких десятилетий, и угольный пласт Вейр-Питтсбург стал самым широко разрабатываемым угольным пластом в истории Канзаса.

Музей Большого Брута.

Открытая добыча стала предпочтительным методом на юго-востоке Канзаса в 1930-х годах, хотя подземная добыча продолжалась там до 1960 года, а в округе Осейдж до 1964 года. угольные пласты слишком тонкие, чтобы их можно было добывать под землей. На юго-востоке Канзаса были вырыты канавы глубиной до 100 футов, чтобы добраться до угля. Один из крупнейших в мире экскаваторов Big Brutus работал круглосуточно и без выходных в округе Чероки с 1963 по 1974 год.Сейчас это центральная часть музея, посвященного горнодобывающей промышленности юго-востока Канзаса.

Открытые горные работы создают глубокие рвы и высокие гребни. До того, как в 1969 году потребовалась широкомасштабная рекультивация земель, нарушенные земли в Канзасе были заброшены после прекращения добычи полезных ископаемых. Деревья и кусты заняли хребты, а траншеи наполнились водой.

В 1969 году Законодательное собрание Канзаса приняло постановления, требующие от угольных компаний рекультивировать заминированные земли и снова сделать их продуктивными. Затем последовали более строгие федеральные правила.На землях, разрабатываемых после 1969 г., горнодобывающим компаниям приходилось расчищать рвы, закапывать шахтные отходы, загрязнявшие воду, заменять верхний слой почвы и сажать траву или сельскохозяйственные культуры. Тысячи акров земли, которые были вскрыты до принятия правил, теперь являются частью зоны дикой природы Mined Land, которая включает 1000 открытых шахтных озер и находится в ведении Департамента дикой природы, парков и туризма Канзаса.

В феврале 2016 года последняя горнодобывающая компания в Канзасе, по крайней мере временно, прекратила свою деятельность.

Добыча угля в США – Подходы к мониторингу и отбору проб для оценки воздействия подземной угольной пыли

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Уголь широко распространен по всему миру, и на Соединенные Штаты приходится примерно 21 процент мировых запасов угля (EIA, 2014) .Угольная промышленность в Соединенных Штатах достигла зрелости и ведет свое происхождение от первой коммерческой разработки угля в районе Манакина, недалеко от Ричмонда, штат Вирджиния, в 1701 году. К 1760 году большинство колоний знали о существовании угольных месторождений в пределах их границ. , но очень мало было сделано для их использования (Lasson, 1972). Добыча антрацитового угля началась примерно в 1775 году на северо-востоке Пенсильвании, а к концу 1700-х годов уголь добывали на горе Вашингтон в Питтсбурге. Вскоре после этого добыча угля началась в Огайо, Иллинойсе и других штатах.

С этого скромного начала добыча угля в США резко выросла до 26 штатов и производства почти миллиарда тонн в год к 2000 году (см. ). Добыча антрацитового угля достигла своего наивысшего уровня (более 100 миллионов тонн) в 1917 году. К 1987 году добыча антрацитового угля упала примерно до 5 миллионов тонн, и только около 600 000 тонн было добыто при разработке антрацитовых пластов.

РИСУНОК E-1

Тенденции добычи угля пятью производителями свинца, 1980-2012 гг. ИСТОЧНИК: Данные EIA, 2016 г.

Правила охраны труда и техники безопасности в угледобывающей промышленности штатами были введены штатами почти через столетие после начала добычи полезных ископаемых в Пенсильвании с принятием в 1869 году Закона об инспекции шахт Пенсильвании [антрацита] (для антрацитового угля) и Закон о горном надзоре 1877 г. (для битуминозного угля). Законы о добыче полезных ископаемых также были предложены в нескольких других штатах, например, в Иллинойсе в 1872 году и Огайо в 1874 году. Что касается федерального законодательства в области здравоохранения и безопасности, в 1941 году был принят Федеральный закон об инспекции угольных шахт, а в 1952 году — Федеральный закон о безопасности угольных шахт.Принятие Федерального закона об охране труда и технике безопасности на угольных шахтах 1969 г. представляло собой значительный отход от традиции, поскольку соблюдение федеральных стандартов охраны труда и техники безопасности должно было осуществляться агентством федерального правительства, Управлением по охране труда и здоровья на шахтах (MSHA). , независимо от объема и качества государственных программ. В 1977 г. был принят Федеральный закон о безопасности и гигиене труда в шахтах, а в 2006 г. — Закон об усовершенствовании шахт и новом реагировании на чрезвычайные ситуации.S. Геологической службой, а затем Горным бюро США, с момента создания бюро в 1910 году до 1995 года, когда оно было упразднено. С 1997 года Национальный институт охраны труда и здоровья является федеральным агентством, отвечающим за исследования.

ПРОИЗВОДСТВО

В 2017 году добыча угля велась в 25 штатах, как к востоку, так и к западу от реки Миссисипи. В то время как производство в США росло примерно с 1960 года, производство в районах к западу от Миссисипи демонстрировало резкий рост с 1970-х годов.В 2008 году добыча угля достигла максимума в 1 172 млн тонн. Добыча в 2016 году была самой низкой за последние годы и составила 728 млн тонн (EIA, 2017).

РИСУНОК E-2

Добыча угля (тонн), граница восток/запад по реке Миссисипи. ИСТОЧНИК: Колстад, 2017 г. Перепечатано с разрешения; 2017, Стэнфордский институт исследований экономической политики.

Исторически доминирующее производство по штатам происходило в Кентукки, Западной Вирджинии, Пенсильвании, Иллинойсе, Индиане и Огайо на востоке Соединенных Штатов, а также в Колорадо, Юте, Северной Дакоте, Техасе и, совсем недавно, в Вайоминге и Монтане, в Запад. Производство в восточных штатах продемонстрировало спад, который начался в 1990-х годах и стал еще более резким на рубеже веков.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ДОБЫЧИ УГЛЕЙ ПО МАТЕРИАЛАМ

В зависимости от продолжительности, температуры и давления, которым подвергалась растительная масса в процессе углефикации, марки добытых углей классифицируются на марки (категории) антрацита (от 97 до 86 % углерода), битуминозные (от 85 до 46 % углерода), суббитуминозные (от 45 до 34 % углерода) и буроугольные (от 33 до 25 % углерода).Распределение добычи угля в США по рангам показано на рис. Хотя шахты на северо-востоке Пенсильвании когда-то добывали около 100 миллионов тонн антрацитового угля в год, в настоящее время производство антрацитового угля очень мало. Лигнит в основном производится в Техасе и Северной Дакоте, и на его долю приходится около 10 процентов добычи угля. С увеличением добычи в штатах к западу от Миссисипи добыча полубитуминозного угля значительно увеличилась и в настоящее время чуть превышает добычу каменного угля. Из-за более низкого содержания энергии суббитуминозные и бурые угли составляют меньшую долю производства энергии по сравнению с битуминозным углем.

РИСУНОК E-3

Распределение добычи угля в США по сортам угля. ИСТОЧНИК: EIA, 2012.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ДОБЫЧИ ПО СПОСОБАМ ДОБЫЧИ

Двумя основными методами добычи угля являются открытый и подземный. Обобщенная схематическая иллюстрация двух методов показана на рис.

РИСУНОК E-4

Обобщенная схема способов разработки угольного пласта.ИСТОЧНИК: Геологическая служба Кентукки, 2018 г. Перепечатано с разрешения; 2017, Геологическая служба Кентукки.

При добыче открытым способом почва и порода над угольным пластом удаляются, чтобы обнажить угольный пласт. После фрагментации и удаления угольного пласта пустота может быть заполнена ранее извлеченной породой, засыпана грунтом и восстановлена ​​растительность. Работы по бурению, взрывным работам, погрузке и транспортировке требуют детального планирования и проектирования для безопасной работы. В зависимости от условий угольного месторождения могут использоваться различные методы открытой разработки в зависимости от типа оборудования и способов его применения для удаления вышележащих материалов и угольного пласта.

Там, где добыча открытым способом невозможна, обычно ведется подземная разработка угольного пласта. Доступ к углю осуществляется через соответствующие отверстия с поверхности (называемые шахтами, откосами или штреками). От этих отверстий пласт разрабатывается через сеть штреков (называемых штреками и проходками), разделенных блоками угольных целиков. Столбы могут быть извлечены последовательно в заданное время.

Инфраструктура, необходимая для транспортировки горняков, предметов снабжения и добытого угля, а также для подачи вентиляционного воздуха и коммунальных услуг (таких как электричество и вода), является важным аспектом планирования и проектирования шахты для обеспечения безопасной работы.В отличие от открытой добычи, подземная добыча ведется в ограниченной геологической среде и сопряжена с рядом уникальных проблем, связанных с такими факторами, как пластовое давление, выделение газа и переносимая по воздуху пыль. Часто при разработке тонких угольных пластов разрабатываемый разрез пласта может включать в себя участки крыши, пола или и того, и другого, чтобы обеспечить достаточное пространство для горняков и оборудования. В некоторых случаях сам угольный пласт будет содержать прослои сланцевого или глинистого материала, жилы или дайки, которые добываются вместе с углем.

Доля открытой добычи угля в США в 2015 году составляла около 66 процентов. В абсолютном выражении добыча угля открытым способом в 2015 году составила 589 миллионов тонн, что представляет собой более чем четырехкратное увеличение по сравнению со 139 миллионами тонн добычи в 1950 году (EIA). , 2012; НМА, 2017). Как показано на графике, в последние годы снижение добычи было одинаковым для наземного и подземного секторов.

РИСУНОК E-5

Распределение добычи угля в США (млн тонн) по способу добычи.ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

КОЛИЧЕСТВО РУДНИКОВ И ЗАНЯТОСТЬ

Тенденции к расширению добычи открытым способом, увеличению производства и производительности с использованием новых технологий, консолидации горнодобывающих компаний и закрытию более мелких предприятий на протяжении многих лет способствовали постоянному сокращению количества шахт и количество горняков, занятых на этих шахтах. На различия в этих статистических данных влияют различия в геологических аспектах угольных месторождений в разных местах в Соединенных Штатах, качество угля и различия в условиях добычи.Эти факторы также влияют на выбор методов добычи и их реализацию. Исторически сложилось так, что на штаты Кентукки, Западная Вирджиния, Вирджиния и Пенсильвания приходилось большое количество небольших подземных и наземных рудников, при этом на них приходилось небольшой процент от общего объема добычи.

В 1980 году добыча угля составляла 830 миллионов тонн, общее количество угольных шахт превышало 5200 (в том числе подземных — более 2400, открытых — более 2800), а общая занятость в угледобыче составляла около 215000 человек.В 2005 г. добыча угля составила более 1 100 млн тонн (на 33 % больше, чем в 1980 г.), при этом шахты сократились на 70 % (всего 1 600 шахт, 650 подземных и 950 открытых шахт) и на 50 % меньше горняков (105 000) (MSHA). , 2017а). Последние данные о количестве шахт и количестве горняков, занятых на этих шахтах, показаны в и соответственно за период с 2010 по 2016 год. Цифры показывают более резкое падение как количества шахт, так и занятости.

РИСУНОК E-6

Количество угольных шахт в США.С.: всего и по горному способу, 2010-2016 гг. ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

РИСУНОК E-7

Количество шахтеров, занятых на угольных шахтах: общее количество и по способу добычи, 2010-2017 гг. ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

КОЛИЧЕСТВО МАЛЫХ ПОДЗЕМНЫХ ШАХТ

Было упомянуто большое количество малых шахт в штатах Кентукки, Западная Виргиния, Вирджиния и Пенсильвания. и показать распределение подземных угольных шахт в США по числу занятых горняков (более 50 шахтеров, 20—49 шахтеров и менее 20 шахтеров) и в четырех штатах вместе взятых.

РИСУНОК E-8

Распределение подземных угольных шахт США по размеру шахты (количество шахтеров), 2010–2016 гг. ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

РИСУНОК E-9

Распределение подземных угольных шахт в штатах Кентукки, Вирджиния, Западная Вирджиния и Пенсильвания по размеру шахты (количество шахтеров), 2010–2016 годы. ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

РЕЗЮМЕ

При рассмотрении вопросов, касающихся угольной промышленности в Соединенных Штатах, важно признать разнообразный и изменчивый характер отрасли с точки зрения расположения основных операций, распределения добычи угля по регионам и методов добычи, размер шахты, количество шахт и количество майнеров.

ССЫЛКИ

  • Лассон К. Правовые проблемы рекультивации угольных шахт, штат Огайо, штат Огайо. Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США; 1972. [17 ноября 2017]. История угольных шахт Аппалачей; стр. 3–18. http://scholarworks ​.law ​.ubalt.edu/all_fac/794/

Управление по безопасности и гигиене труда в шахтах (MSHA)

Федеральное правительство приняло скромный закон, устанавливающий минимальные требования к вентиляции в подземных угольных шахтах и ​​запрещающий операторам нанимать детей младше 12 лет. Закон применялся только к шахтам на территории США.

Публичный закон

61-179 создал Горное управление при Министерстве внутренних дел после десятилетия, когда количество погибших на угольных шахтах превышало 2000 человек в год. Роль Бюро по безопасности и гигиене труда ограничивалась исследованиями и расследованиями без инспекционных полномочий.

Публичный закон

77-49 предоставил федеральным инспекторам право входа в угольные шахты для проведения проверок.Никаких правил техники безопасности и охраны здоровья не было предписано.

Публичный закон

80-328 установил первые федеральные стандарты безопасности для каменноугольных и лигнитовых шахт. Было включено положение о том, что федеральные инспекторы должны уведомлять оператора шахты и государственное агентство по горным работам о нарушениях. Положения о правоприменении не были включены. Срок действия стандартов истек через год.

 Федеральный закон о безопасности угольных шахт от 1952 года (публичный закон 82-552) уделяет особое внимание предотвращению крупных бедствий.Закон имел ряд ключевых компонентов, в том числе:

  • Обязательные ежегодные проверки на некоторых подземных угольных шахтах
  • Ограниченные правоприменительные полномочия, предоставленные Горному бюро, включая право издавать уведомления о нарушениях и приказы об отмене неминуемой опасности
  • Обязательные стандарты безопасности для подземных угольных шахт с более строгими стандартами для «загазованных» шахт
  • Оценка гражданско-правовых санкций против операторов рудника за несоблюдение распоряжений об изъятии или за отказ предоставить инспекторам доступ к собственности

Денежные штрафы за несоблюдение норм безопасности, однако, не предусматривались.Кроме того, все открытые угольные шахты были освобождены в соответствии с Законом, а также все шахты, на которых работает менее 15 человек.

Публичный закон

87-300 уполномочил Горное управление провести исследование, посвященное причинам и предотвращению травм и опасностей для здоровья на металлических и неметаллических рудниках. Федеральным чиновникам было предоставлено право входа для сбора информации. Закон исключил угольные и буроугольные шахты.

Публичный закон

89-376 распространил действие Федерального закона о безопасности угольных шахт от 1952 года на небольшие подземные угольные шахты.Он предусматривал приказы об отзыве в случае повторного необоснованного несоблюдения стандартов. Также были расширены образовательные и обучающие программы.

Федеральный закон о безопасности горнодобывающих и неметаллических шахт от 1966 г. (публичный закон 89-577) устанавливает процедуры разработки стандартов безопасности и гигиены труда для горнодобывающих и неметаллических шахт. Стандарты могут быть рекомендательными или обязательными. Для подземных шахт требовалась одна ежегодная инспекция, и федеральным инспекторам было дано право выдавать уведомления о нарушениях и приказы об отзыве.Также были расширены образовательные и обучающие программы.

Резня в угольной шахте Америка забыла | История

Дети-угольщики с мулами в Гэри, Западная Вирджиния, 1908 год. Условия труда для шахтеров были жестокими, а создание профсоюзов жестоко подавлялось. Библиотека Конгресса

Перестрелка в центре города Матеван 19 мая 1920 года имела все элементы полуденной схватки: с одной стороны, герои, шериф и мэр, выступавшие за профсоюз; с другой — подлые приспешники детективного агентства Болдуина-Фелтса.В течение 15 минут погибли десять человек — семь детективов, два горняка и мэр. Три месяца спустя конфликт в угольном городке Западной Вирджинии обострился до такой степени, что было объявлено военное положение, и федеральные войска были вынуждены вмешаться. Разборки могут показаться почти кинематографическими, но реальность вооруженных столкновений шахтеров в начале 20-го века была намного мрачнее и сложнее.

Тогда, как и сейчас, Западная Вирджиния была угольной страной. Угольная промышленность была, по сути, единственным источником работы для государства, и крупные корпорации строили дома, универсальные магазины, школы, церкви и места отдыха в отдаленных городах рядом с шахтами.Для горняков система напоминала что-то вроде феодализма. Санитарно-бытовые условия в домах компании были ужасающими, заработная плата была низкой, а государственные политики поддерживали богатых владельцев угольных компаний, а не шахтеров. Проблемы сохранялись в течение десятилетий и начали улучшаться только после того, как Франклин Делано Рузвельт принял Закон о восстановлении национальной промышленности в 1933 году.

Как пишет историк труда Хойт Н. Уилер: «Увольнение мужчин за профсоюзную деятельность, избиение и аресты профсоюзных организаторов, повышение заработной платы, чтобы остановить организационный напор профсоюза, и систематическая кампания террора создали атмосферу, в которой насилие было неизбежным. Охранники шахт Детективного агентства Болдуин-Фелтс неоднократно пресекали попытки шахтеров объединиться в профсоюзы, начиная от нападений на бастующих горняков из проезжавших мимо автомобилей и заканчивая изгнанием мужчин, женщин и детей из их домов.

Сочетание опасных условий труда и напряженности в отношениях с горняками привело к массовой забастовке в 1912 году на юге Западной Вирджинии (Матеван расположен на южной границе штата с Кентукки). Через пять месяцев дело дошло до апогея, когда 6000 профсоюзов горняков заявили о своем намерении убить охранников компании и уничтожить оборудование компании.Когда через несколько дней нагрянула государственная милиция, они захватили у обеих групп 1872 мощных винтовки, 556 пистолетов, 225 000 патронов и большое количество кинжалов, штыков и кастетов.

Хотя Первая мировая война ненадолго отвлекла профсоюзных организаторов и угольные компании от их вражды, боевые действия вскоре возобновились. По словам историка Ребекки Бэйли, автора книги « Matewan Before the Massacre », по мере того как после войны богатство консолидировалось, профсоюзов оказались под прицелом.

«После Первой мировой войны усилилась концентрация власти промышленных корпораций в руках меньшего числа людей, — говорит Бейли. «Профсоюзы были для них анафемой просто потому, что человеческий труд был одной из немногих статей расходов, которыми можно было манипулировать и снижать».

По мере того, как богатые владельцы шахт становились богаче, забастовки, организованные профсоюзами, стали для горняков способом защитить свою зарплату. Такие лидеры, как Джон Л. Льюис, глава Объединения горняков Америки, настаивали на том, что сила рабочих исходит от коллективных действий.В ходе одного успешного протеста 400 000 UMWA объявили забастовку по всей стране в 1919 году, добиваясь повышения заработной платы и улучшения условий труда. Но хотя заработная плата горняков в целом росла на протяжении всего периода, она, как правило, росла медленнее в районах, не входящих в профсоюзы, и сам профсоюз испытывал трудности на протяжении 1920-х годов. Для капиталистов это была битва за прибыль — и против того, что они считали большевистским коммунизмом. Для рабочих это была борьба за свои человеческие права.

Две стороны сошлись в конфликте в Матеване.В ответ на масштабные усилия по организации UMWA в этом районе местные горнодобывающие компании вынудили горняков подписать контракты с желтой собакой, которые обязывали их никогда не вступать в профсоюз. 19 мая агенты Baldwin-Felts прибыли в Матеван, чтобы выселить горняков и их семьи из жилья Stone Mountain Coal Company. Для агентов это был обычный рабочий день; детективное агентство, основанное в 1890-х годах, предоставляло подрядчиков правоохранительным органам для железнодорожных станций и других промышленных корпораций. Это также сделало основную тяжесть работы по подавлению профсоюзов в шахтерских городках — и сегодня люди Болдуина-Фелтса были там, чтобы выгнать тех, кто присоединился к UMWA.

В тот же день город Матеван кишел безработными шахтерами, которые пришли получить от профсоюза несколько долларов, мешки муки и другие продукты, чтобы спасти свои семьи от голода. Вопрос о том, пришли ли мужчины в ожидании принятия мер против агентов Болдуина-Фелтса, является предметом споров. В любом случае, приезжие шахтеры пользовались редкой поддержкой со стороны про-профсоюзного начальника полиции Матевана Сида Хэтфилда и мэра города Кэбелла Тестермана.

Согласно одной из версий этой истории, агенты Болдуин-Фелтс пытались арестовать Хэтфилда, когда он пытался предотвратить выселение.Когда мэр защищал Хэтфилда от ареста, в него выстрелили, и пули полетели еще больше. В другой версии истории Хэтфилд инициировал насилие, либо подав сигнал вооруженным горнякам, расквартированным в городе, либо сам сделав первый выстрел. Для Бэйли последний вариант кажется более вероятным, потому что агенты должны были знать, что они в меньшинстве, а если профсоюз горняков и Хэтфилд действительно инициировали насилие, история Матевана мрачнее, чем простая история неудачника.

«Я называю это возвышением за счет клеветы», — говорит она, отмечая, что профсоюз выиграл от морального превосходства в качестве жертв независимо от того, спровоцировали ли они насилие.

Но для Терри Стила, бывшего шахтера из Западной Вирджинии и члена местного UMWA, бунт был единственным способом отреагировать на оскорбления. Он говорит, что местная мудрость гласит: «Если вы убили мула в шахте, и вы были главным, вы могли потерять работу из-за этого. Если вы убили человека, его можно заменить.

По словам Вилмы Стил, одного из основателей Музея шахтных войн Западной Вирджинии, ситуацию усугубляло презрение чужаков к шахтерам в этом регионе.Местные жители имели репутацию жестоких и неразумных людей. «Это установило стереотип, что они привыкли к вражде и что это люди, которым нет дела ни до чего, кроме пистолета и бутылки спиртного», — говорит Стил. «Это была пропаганда. Но эти люди подвергались насилию».

Хотя шеф полиции Хэтфилд был прославлен шахтерским сообществом как герой после перестрелки и даже снялся в фильме для UMWA, он был злодеем для Т. Л. Фелтса, партнера Болдуина-Фелтса, который потерял двух братьев в резне.Когда Хэтфилд был оправдан местным судом присяжных, Фелтс выдвинул против него обвинение в заговоре, вынудив начальника полиции снова предстать перед судом. На лестнице здания суда в августе 1921 года Хэтфилд и его заместитель Эд Чемберс были застрелены агентами Болдуина-Фелтса.

В ответ на убийство армия шахтеров численностью 10 000 человек начала наступление на угольную компанию и охрану шахты. В то время как горняки стреляли в своих противников, частные самолеты, организованные оборонительной милицией угольных компаний, сбросили хлорную известь и осколочные бомбы на штаб-квартиру профсоюза.Битва прекратилась только тогда, когда по приказу президента Уоррена Хардинга прибыли федеральные войска.

Все это событие яростно освещалось национальной прессой, говорит историк Чатемского университета Луис Мартин, который также является одним из основателей Музея минных войн Западной Вирджинии. «Национальные газеты продали много копий, изображая этот район как страну беззакония, где горцы по своей природе жестоки», — говорит Мартин. «Это была романтизированная версия событий, создающая образ Аппалачей в духе Дикого Запада.Очевидно, что это не привело к широкой общественной поддержке шахтеров в их борьбе».

Когда конфликт завершился, сотням шахтеров были предъявлены обвинения в убийстве, а более дюжине — в государственной измене. Хотя все, кроме одного, были оправданы по обвинению в государственной измене, другие были признаны виновными в убийстве и провели годы в тюрьме. Хуже того, в 1920-е годы в UMWA произошло значительное сокращение числа членов, а в 1924 году округ UMWA, в который входил Матеван, из-за инцидента потерял свою местную автономию.С годами профсоюз еще больше дистанцировался от бойни в Матеване.

Для Бейли легко увидеть эту историю с точки зрения добра и зла, и это игнорирует нюансы истории.

«Когда мы превращаем повествование в героев и злодеев, мы рискуем обесценить человеческую боль и свободу воли», — говорит Бейли. «Агенты Болдуин-Фелтс были профессионалами своего дела. Они считали, что борются с натиском коммунизма. Их противники боролись за справедливую и прожиточный минимум, за соответствующую долю благ своего труда.

Эта борьба между коллективизмом и индивидуализмом, правами рабочего и правами собственника была частью Америки с момента основания страны, говорит Бейли. И даже сегодня эта битва продолжается — возможно, не с помощью пуль, а с подрывом правил и прав рабочих. Хотя сначала федеральное правительство выступало в качестве стороннего посредника, защищая права профсоюзов с помощью правил ведения переговоров, инициированных Франклином Рузвельтом, со временем права рабочих были ограничены более влиятельными игроками.

«[Профсоюзы] стали настолько зависимы от федерального трудового законодательства и Национального совета по трудовым отношениям, что они жили и умирали благодаря тому, что им позволяло делать федеральное правительство», — говорит Мартин. «Это было началом упадка власти профсоюзов в этой стране», который продолжается до сих пор. Мартин ссылается на то, что в Конгрессе не был принят Закон о свободе выбора работников (который был направлен на устранение барьеров для объединения в профсоюзы), закрытие последней профсоюзной угольной шахты в Кентукки в 2015 году, лишение пенсионных пособий бывших шахтеров и резкое увеличение черной болезнью легких как свидетельство угасания власти профсоюзов.

«То, за что они боролись [во время бойни в Матеване], мы боремся и сегодня, — говорит Терри Стил. Он один из шахтеров, которые потеряют свою медицинскую страховку и пенсионный план после банкротства своего работодателя. «То, за что выступали наши предки, теперь у нас отнимают. Кажется, мы начинаем поворачивать время вспять».

Американская история Трудовая история Добыча полезных ископаемых

Рекомендуемые видео

Промышленная революция, добыча угля и катастрофа на шахте

Примерно с 1750 по 1850 год Промышленная революция изменила жизнь в Великобритании.Это был очень важный период в истории Великобритании.

За это время были построены фабрики для производства таких товаров, как текстиль, железо и химикаты в больших масштабах. Была изобретена паровая машина, которая могла выполнять больше работы, чем люди или животные, и были построены каналы и железные дороги для перевозки товаров и материалов для производства.

Промышленная революция создала огромный спрос на уголь для новых машин, таких как паровая машина. В 1750 году Великобритания добывала 5,2 миллиона тонн угля в год.К 1850 году он производил 62,5 миллиона тонн в год — более чем в десять раз больше, чем в 1750 году.

Вот фотография шахтера 1814 года, когда промышленная революция набирала обороты. На заднем плане — паровоз, используемый для перевозки угля в вагонах по рельсам, и паровая шахтная техника, предназначенная для помощи горнякам в подъеме угля на поверхность и откачивании воды из шахты. Животных, таких как лошадь на заднем плане, все еще заставляли работать, но новые машины были намного мощнее.

Поскольку спрос на уголь увеличился, шахтеры были вынуждены углубляться под землю, чтобы найти новый уголь. Глубокие туннели были вырыты под землей, где было темно, жарко и тесно.

Вот фотография шахтера, работающего под землей. Он рубит (рубит) уголь киркой. Поскольку темно, он работает при свечах, а из-за жары на нем мало одежды. Поскольку туннель такой тесный, ему приходится работать на коленях.

Добыча угля была очень опасной работой.Туннели, иногда подпираемые деревом, иногда обваливались. Шахтеры иногда вступали в контакт с опасными газами, которые естественным образом существовали под землей.

Самый опасный газ в угольных шахтах назвали рудничным. Он состоял в основном из метана, как и природный газ, который мы сегодня используем для приготовления пищи и отопления. Если шахтер вступал в контакт с рудничным газом под землей, пламя его свечи иногда вызывало взрыв газа. Огненный газ вызвал много взрывов в угольных шахтах, и эти взрывы стали причиной гибели многих горняков.

Один из самых страшных взрывов произошел в Феллинге, недалеко от Гейтсхеда на северо-востоке Англии, в 1812 году.

Взрыв, произошедший 25 мая 1812 года, унес жизни 92 горняков. Вот список всех мужчин и мальчиков, которые были убиты:

Преподобный Джон Ходжсон (1779-1845) был настоятелем (священником) прихода Джарроу-у-Хьюорт, где располагалась угольная шахта Феллинг. Он написал отчет о катастрофе на угольной шахте, содержащий приведенный выше список, который был опубликован в 1813 году.

Вот описание взрыва рудничного газа, данное Ходжсоном:

‘Вся шахта мгновенно озаряется самой яркой молнией — [взрыв] гонит перед собой ревущий вихрь пылающего воздуха, который разрывает все на своем пути, одних горняков испепеляя, других погребая под огромные груды развалин сбрасываются с крыши и, гремя на валы, растрачивают свою вулканическую ярость на выброс густых облаков угольной пыли, камней, бревен и нередко конечностей людей и лошадей».

Вот описание Ходжсоном взрыва в Феллинге 25 мая 1812 года. На шахте Феллинг было две глубокие шахты, названные Джон Пит и Уильям Пит:

«Около половины одиннадцатого утра 25 мая 1812 года окрестные деревни были встревожены страшным взрывом на этой шахте. Подземный огонь вспыхнул двумя сильными выбросами из ямы Джона, за которыми почти мгновенно последовал один из ямы Уильяма. Легкая дрожь, как от землетрясения, ощущалась на полмили вокруг выработок; и шум взрыва, хотя и глухой, был слышен на расстоянии трех или четырех миль».

«В деревне Хьюорт [пыль от взрыва] создала темноту, подобную ранним сумеркам, и покрыла дороги так густо, что в ней сильно отпечатались шаги пассажиров».

‘Как только раздался взрыв, жены и дети рабочих побежали в выработку. На каждом [лице] были изображены дикость и ужас. Вскоре со всех сторон собралась толпа, насчитывавшая несколько сотен, одни взывали к мужу, другие к родителю или сыну, и все были глубоко охвачены [смесью] ужаса, тревоги и горя».

«Сто двадцать один [человек] находился в шахте, когда [взрыв] произошел».

Входить в шахту было небезопасно до истечения месяца. Вот описание Ходжсона того дня, 8 июля 1812 года: 90 009.

«Утром в среду, восьмого июля, назначенного для входа в выработки, тревога по соседству снова возобновилась в ранний час. Большое скопление людей собралось […], чтобы стать свидетелями начала предприятия, полного печали и опасностей[.] [Большинство] пришли с разбитым сердцем и слезящимися глазами, ожидая увидеть отца, мужа или сына, «поднятого из ужасной ямы!».

‘С восьмого июля по девятнадцатое сентября почти ежедневно возобновлялась душераздирающая сцена матерей и вдов, осматривающих […] тела своих сыновей и мужей в поисках отметин, по которым их можно было бы идентифицировать[.] […] Их одежда, табакерки, обувь и тому подобное были […] единственными признаками, по которым их можно было узнать».

По мере исследования шахты были обнаружены новые жертвы взрыва. Вот описание Ходжсона 15 июля 1812 года:

.

«Двадцать одно тело […] лежало в жутком беспорядке: некоторые, как мумии, обгорели до нитки, как будто их испекли.

Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.