Виды монополий история 8 класс: Какие виды (формы) монополий существовали к началу 20 века?

Содержание

Формы монополистических объединений

Различают пять основных форм монополистических объединений. Монополии охватывают все сферы общественного воспроизводства: непосредственно производство, обмен, распределение и потребление. На основе монополизации сферы обращения возникли простейшие формы монополистических объединений — картели и синдикаты.

Картель — это объединение нескольких предприятий одной сферы производства, участники которого сохраняют собственность на средства производства и произведенный продукт, производственную и коммерческую самостоятельность и договариваются о доле каждого в общем объеме производства, ценах, рынках сбыта.

Синдикат — это объединение ряда предприятий одной отрасли промышленности, участники которого сохраняют право на средства производства, но теряют собственность на произведенный продукт, а значит, сохраняют производственную, но теряют коммерческую самостоятельность. У синдикатов сбыт товара осуществляется общей сбытовой конторой.

Более сложные формы монополистических объединений возникают тогда, когда процесс монополизации распространяется и на сферу непосредственного производства. На этой основе появляются такие более высокие формы монополистических объединений, как трест, концерн.

Трест — это объединение ряда предприятий одной или нескольких отраслей промышленности, участники которого теряют собственность на средства производства и произведенный продукт, производственную и коммерческую самостоятельность, т.е. объединяют производство, сбыт, финансы, управление, а на сумму вложенного капитала собственники отдельных предприятий получают акции треста, которые дают им право принимать участие в управлении и присваивать соответствующую часть прибыли треста.

Концерн — это объединение десятков и даже сотен предприятий различных отраслей промышленности, транспорта, торговли, участники которого теряют собственность на средства производства и произведенный продукт, а главная фирма осуществляет над другими участниками объединения финансовый контроль.

В 60-х годах XX в. в США и некоторых странах капитала появились, начали развиваться конгломераты, т.е. монополистические объединения, образованные путем поглощения прибылей разноотраслевых предприятий, не имеющих технического и производственного единства.

Опыт показывает, что, монополизировав определенную отрасль и захватив прочные позиции, монополии рано или поздно теряют динамику развития и эффективности. Объясняется это тем, что преимущества крупного производства не являются абсолютными, они приносят увеличение прибыльности только до определенных пор.

Модель эффективного функционирования естественных монополий. Оптимизация деятельности электроэнергетического сектора Гейдт А.В. ISBN 978-5-91292-116-2

Назад к каталогу

ISBN 978-5-91292-116-2

Авторы: 

Гейдт А.В.

Тип издания: 

Монография

Издательство: 

Москва: Креативная экономика

Количество страниц: 

92

Аннотация

Данное исследование представляет современный взгляд на проблему оценки эффективности естественных монополий и их регулирования государством. Новое прочтение теоретических концепций У Баумоля, положенных в основу современного законодательства в области регулирования естественных монополий, разработанная автором концепция экзогенной и эндогенной эффективности отрасли с математической точностью позволяют обосновать и предложить стратегии государственного регулирования естественномонопольных отраслей с целью максимизации национального продукта и поддержания экономического роста. Обзор мировой практики регулирования электроэнергетического сектора иллюстрирует полученные выводы на практике.

Библиографическое описание Скопировать библиографическое описание

Гейдт А.В. Модель эффективного функционирования естественных монополий. Оптимизация деятельности электроэнергетического сектора / А.В. Гейдт. - Москва : Креативная экономика, 2013. - 92 с. - ISBN 978-5-91292-116-2. - URL: https://ibooks.ru/bookshelf/341274/reading (дата обращения: 27.05.2021). - Текст: электронный.

Внешнеторговая политика — урок. Обществознание, 8 класс.

Внешнеторговая политика — важнейшая часть внешнеэкономической политики.

Исторически сформировались два типа внешнеторговой политики — протекционизм и фритредерство.

Протекционизм — это политика внешней торговли, направленная на защиту 

национальной экономики от иностранной конкуренции и активное поощрение выхода национальных компаний на внешние рынки.

При протекционизме используются меры, с помощью которых ограничивается доступ иностранных товаров на рынок данной страны или повышается их цена.

 

Обрати внимание!

Политика протекционизма нередко использовалась в начальный период формирования капитализма. В \(1667\) году под давлением отечественных купцов правительством Алексея Михайловича были введены повышенные пошлины для иностранных купцов. Им также запрещалась розничная торговля внутри России.

Таким образом поступал и его сын Пётр \(I\): он вводил повышенные пошлины на те заграничные товары, которые могли конкурировать с продукцией русских мануфактур.

Существует и противоположное направление в торговой политике.

Фритредерство (свободная торговля) — политика государства, ориентированная на свободное развитие международной торговли.

Для него характерны отсутствие различных ограничений на пути иностранных товаров, низкие пошлины или их полная отмена.

 

В большинстве стран основная задача в области внешней торговли заключается в том, чтобы помочь экспортёрам вывести как можно больше своей продукции, сделав их товары более конкурентоспособными на мировом рынке, и ограничить импорт, превратив иностранные товары в менее конкурентоспособные на внутреннем рынке.

Достичь этого можно с помощью умеренной торговой политики и инструментов государственного регулирования внешней торговли — тарифных и нетарифных.

 

Тарифные методы государственного регулирования внешней торговли — регулирование уровня таможенных тарифов, то есть сборов, которые взимает государство за провоз товара через границу. К ним относятся:

 

1. таможенные тарифы на импорт.

Пошлины на импортные товары, ввозимые в страну.

2. Экспортный тариф.

Вводится на товары отечественных производителей с целью ограничить экспорт для поддержания предложения на внутреннем рынке.

3. Таможенные союзы.

Например, Евразийский экономический союз, в составе которого Россия, Белоруссия, Казахстан и др.

  

Нетарифные методы:

  1. квота — количественное ограничение на ввоз или вывоз определённых товаров.
  2. Демпинг — продажа товара по цене более низкой, чем мировая цена.
  3. Эмбарго — полный запрет торговли с какой-либо другой страной.
  4. Введение государственной монополии на торговлю определёнными товарами.

Общие сведения

О компании

Аэропорт Улан-Удэ является внутрироссийским узловым аэропортом федерального значения, имеет статус международного. Аэропорт расположен в непосредственной близости к озеру Байкал, объекту всемирного наследия.

Аэропорт Улан-Удэ является развитым авиатранспортным узлом в центре авиационных путей, соединяющих Европейскую часть России с Сибирью, Дальним Востоком и странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Аэропорт обеспечивает авиационное сообщение города Улан-Удэ (столицы Республики Бурятия) и Республики Бурятия с другими регионами Российской Федерации. Аэропорт работает с 1926 года и имеет исключительную статистику по обеспечению безопасности полетов. Аэропорт Байкал обладает всеми техническими возможностями для приема российских и международных воздушных судов: взлетно-посадочную полосу длиной 3000 метров, светосигнальное оборудование (ОВИ-1), всю необходимую инфраструктуру, аэронавигационное и метео оборудование, большой аэровокзал, обученный персонал, сертификат соответствия по осуществлению аэропортовой деятельности № ФАВТ А.01123 от 28 марта 2008года.

В 2007 году проведена реконструкция искусственной взлетно-посадочной полосы, что позволяет принимать и обслуживать любые типы ВС практически без ограничений по взлетной массе. Осуществлен монтаж нового светосигнального оборудования, что позволило аэропорту принимать воздушные суда в темное время суток по запросам авиакомпаний и в перспективе работать в круглосуточном режиме.

Аэропорт Улан-Удэ допущен к приему следующих типов воздушных судов: А — 319/320/321, В- 737/757/, Ту — 204, Ту — 214, ТУ — 154, ИЛ — 76, АН −12, ЯК — 42, АТР — 42/72, СААБ — 340 и других типов воздушных судов. Благодаря преимуществам по метеорологическим условиям, аэропорт Улан-Удэ используется в качестве запасного для аэропортов Иркутска и Читы.

В рамках межправительственных соглашений аэропорт Улан — Удэ обслуживает воздушные суда США и других стран НАТО по договору о ликвидации ракет средней и малой дальности и программе «Открытое небо».

Выгодное положение делает аэропорт Улан-Удэ идеальным местом для технической посадки, дозаправки и наземного обслуживания грузовых самолетов стран Азиатско-Тихоокеанского региона, и прежде всего России и Китая. Близость к Байкалу и создание туристско-рекреационной особой экономической зоны создает великолепные возможности для значительного перспективного роста туристического пассажиропотока через международный аэропорт Улан-Удэ.

В настоящее время в Аэропорту Улан-Удэ наблюдается рост обслуживания регулярных и чартерных рейсов. Аэропорт Байкал может и должен стать начальной точкой прохождения грузов из стран Азии в Россию воздушным транспортом.

Президент игорной монополии Монако: «Мы работаем на самой вершине пирамиды»

Президент Société des Bains de Mer Жан-Люк Биамонти рассказывает, почему игорный и гостиничный бизнес в Монако вновь растет

Президент Monte-Carlo Société des Bains de Mer Жан-Люк Биамонти /АР

Игорная индустрия обеспечила процветание крохотному государству на берегу Средиземного моря. В 1861 г. правитель Монако князь Карл III решил воспользоваться тем, что во Франции запретили азартные игры, и разрешил их в своем княжестве. На месте княжеских садов были построены казино и отели, монопольное право на управление ими в 1863 г. получила компания Monte-Carlo Société des Bains de Mer (SBM).

С тех пор SBM превратилась в «интегрированный курорт», рассказывает Жан-Люк Биамонти, президент компании, которая владеет и управляет четырьмя казино, шестью люксовыми отелями, десятками ресторанов и клубов, жилой и коммерческой недвижимостью.

И по-прежнему прямо и косвенно обеспечивает Монако львиную долю доходов.

В этом году SBM завершила реновацию исторического отеля Hôtel de Paris и строительство нового квартала One Monte-Carlo, суммарно стоивших компании более 600 млн евро. Об этих переменах, перспективах гостиничного и игорного бизнеса и планах на будущее Биамонти рассказал в первом интервью русскоязычному СМИ.

– Вы работаете в SBM с 1985 г., с 2013 г. возглавляете компанию. Как изменилась туристическая индустрия в княжестве за это время?

– Исторически Ривьера была местом для гостей из Западной Европы и небольшого числа американцев, а доминирующими были итальянцы. [Но за последние десятилетия] рынок из европейского стал международным. С одной стороны, это связано с политическими и экономическими изменениями в Италии, с другой – со значительным [экономическим] ростом в Восточной Европе, Турции и России, а также с появлением фактически нового рынка – Ближнего Востока. Плюс сильно вырос поток из США.

Родился в 1953 г. в Монако. Окончил Высшую школу экономических и коммерческих наук (ESSEC Paris) и бизнес-школу Колумбийского университета

1981

вице-президент по финансам Nestlé Capital Corporation

1984

менеджер по слияниям и поглощениям в Boston Corporation (CSFB)

1985

менеджер Société des Bains de Mer (SBM)

1991

гендиректор Crédit Lyonnais Securities

1995

председатель наблюдательного совета SBM

2013

назначен президентом SBM

Монако – особенное место, в первую очередь в силу своих совсем небольших размеров. Мы не можем выходить на массовый рынок. Это даже не сознательная стратегия или выбор, это просто объективная реальность крохотной территории. Поэтому позиционирование Монако фактически определено в силу этих особенностей. Мы работаем на самой вершине пирамиды, где клиенты ищут то, о чем говорят «нельзя купить за деньги»: эмоции и впечатления, качество обслуживания, качество еды и вина, внешний вид и общий антураж всего того, что вокруг. Эти ожидания примерно одинаковы у всех людей, откуда бы они ни были. Поэтому мы стремимся к исключительному, к гиперкачеству и вниманию к деталям и обслуживанию. Например, общее место в отельной индустрии, что персонал должен быть гостеприимным. Но в реальности это часто становится формальностью: «Добрый день, месье Биамонти. Как ваша поездка? Как ваши дела?» Никто не хочет отвечать на такие вопросы. У нас такого нет, потому что многие сотрудники работают уже много лет, они знают клиентов, их особые потребности. Мы работаем с персоналом так, чтобы они действительно были настроенными на гостя, а не произносили шаблонные фразы. Это нелегко сделать, но это цель.

Что можно предложить людям, которые, вероятно, могут купить вообще все? Мы в том числе проводим специальные мероприятия. Два раза в год – Special Event at the Casino, которое раньше называлось Surrealistic Dinner. Это закрытое мероприятие, на которые мы приглашаем, например, крупных игроков. Или ралли ретро-автомобилей Elégance et Automobile – это один из самых важных в мире смотров редких исторических автомобилей.

Если рассуждать с более практической точки зрения, то важным изменением стало новое отношение [гостей] к пространству. Сейчас все хотят номера больших размеров. Поэтому мы отремонтировали многие из наших отелей, увеличили число люксов, сделали люксы очень больших размеров (каких раньше не было), добавили к номерам террасы и возможность расширять номера за счет присоединения соседних.

Еще один момент: за последние годы мы открыли в Монако несколько мест, аналогов которым не было нигде на Лазурном берегу. Например, ресторан Coya – молодежный, современный, с классной кухней, интересной, но демократичной; днем он работает как ресторан, ночью – как дискотека. Это был огромный успех. В отелях мы стали добавлять вегетарианские десерты, я уверен, что это тоже будет большим успехом.

– Молодежь, миллениалов вам удается привлекать?

– Основная часть наших клиентов – постоянные, которые приезжают снова и снова, семьями и поколениями. Таким образом, многие миллениалы стали нашими гостями, еще будучи детьми, когда приезжали с родителями. Потребители роскоши становятся все более молодыми. Если мы оглянемся даже на 10 лет назад, то увидим, что Монако в целом имело репутацию места довольно старомодного и немного душного. Отличный отдых для пожилых людей, но не для развлечений: хорошая еда, все спокойно, но скучно. Поэтому многие предпочитали, например, постоянно жить на яхте, в Сан-Тропе или Портофино и приезжать в Монако, чтобы поужинать, провести ночь или максимум пару дней. Мы стали думать, чего нам не хватает. И за последние 10 лет произошли серьезные изменения, предложение для клиентов сильно расширилось. Я имею в виду не только SMB, но и других: открылись Cipriani, Le Grill, Nobu, La Regina. Появилась ночная жизнь – Jimmy’z, Twiga, Buddah Bar, Coya. В Монако стало очень весело. Мы видим и рост продаж, и увеличение количества гостей, в том числе становится все больше молодых людей. Поэтому я думаю, что мы адаптировались. Может быть, мы сделали это позднее, чем нужно, но в конечном итоге встали вровень с конкурентами.

И еще одна вещь, которую мы создали в рамках концепции увеличения предложения, – торговый центр One Monte-Carlo. Совершенно особенный: в нем все главные бренды – от Hermes до Louis Vuitton, от Gucci до Chanel. В главных столицах они тоже, конечно, есть, но обычно они расположены довольно далеко друг от друга, у нас же все очень близко. Словом, мы все время в процессе. Зимой закончили реконструкцию Hôtel de Paris, сейчас переделываем сады на площади Казино, а будущей зимой будем реставрировать и саму площадь.

Два князя – два подхода

В марте этого года SBM открыла комплекс One Monte-Carlo, построенный рядом с Hôtel de Paris. Он включает несколько зданий с магазинами, резиденциями (которые только сдаются, но не продаются) и офисным центром. Строительство шло три года и обошлось в 400 млн евро. «One Monte-Carlo построен на месте снесенных зданий, которые принадлежали SBM, там раньше были офисы. В том числе и офис нашей компании – здание было 1930-х гг., лично я считал его безобразным. И оно старело, – рассказывает Биамонти. – Довольно давно я спросил князя Ренье III о возможности реконструкции. Вероятно, ему нравилось это здание, потому что он ответил, что мы можем начинать, но нужно сохранить фасад. Мы пригласили лучших архитекторов, и выиграл проект Даниэля Липски. Он представил его князю Ренье, но тогда не сложилось. Затем к проекту вернулся уже князь Альбер II, и он дал разрешение именно на такую концепцию. Конечно, в Монако был большой шум – память, традиции. Но князь одобрил именно этот проект». На нижних этажах одного из зданий спроектирован большой бизнес-центр. «Там же есть помещения, идентичные тем, что были в старом здании, – для тех, у кого ностальгия», – добавляет президент SBM. «Если бы мы продавали квартиры или продали бы землю, то заработали бы 2 млрд евро при инвестициях в 400 млн. Но и сдавать более чем выгодно, тем более что это долгосрочно», – говорит Биамонти.

Интегрированный курорт

– Основной владелец SBM – Княжество Монако. Означает ли это, что ваши интересы полностью совпадают с интересами княжества?

– SBM – публичная компания, ее акции торгуются на Парижской фондовой бирже. Раньше у правительства было 73%, потом, в тот самый период перемен, о котором мы говорили, они продали 5% LVMH и 5% Galaxy Entertainment Group крупнейшему оператору азартных игр в Макао и снизили долю до 63%. Даже хотели бы довести до 51%, но и с 73 до 63% – это уже существенный шаг.

Да, наши интересы связаны: что хорошо для Монако, хорошо для SBM, а то, что хорошо для SBM, хорошо для Монако. Абсолютно никаких противоречий. Вы знаете, места здесь настолько мало, что все объекты должны управляться как одно целое. Лично я не воспринимаю так: вот это SBM, а это нет, поэтому к ним должно быть другое отношение. Яхт-клуб не принадлежит SBM, рестораны и клубы Флавио Бриаторе – тоже не SBM. И отлично, потому что нужно разнообразие. Важно, что мы все работаем вместе. Однажды князь [Альбер II] позвонил мне и сказал, что назначит меня в яхт-клуб. Я спросил: «Что мне там делать? У меня нет лодки, я едва плаваю... Большое спасибо, я очень польщен, но зачем?» На что он ответил, что это нужно, потому что он хочет, чтобы все работали вместе на благо Монако. «Не воюйте» – вот его напутствие. И он абсолютно прав, в войне нет смысла. Таким образом, между правительством и SBM нет абсолютно никакой напряженности, по крайней мере я ее не испытываю, хотя не знаю, может быть, другие испытывают напряженность со мной. (Смеется.) Мы все стараемся продвигать Монако. И если в этом мы будем успешны, то и SBM выиграет.

– В ваших финансовых отчетах видно, что доля отельного бизнеса растет, а игорного – снижается. Означает ли это, что гостиничный сектор становится для вас более важным, чем игорный?

– Самое главное, чтобы все наши три подразделения работали как одно целое. Одна компания – одна цель. А цель проста – заработать деньги. (Смеется.) В прошлом у нас было некоторое напряжение между отелями и казино, в казино – между настольными играми и картами, у отелей – Monte-Carlo Bay против Hermitage или Hermitage против Hôtel de Paris. Это должно исчезнуть. Мы – одна сущность и должны работать все вместе. Например, мы ввели должность для сотрудников, в чьи обязанности входит сопровождение VIP-клиентов – тех, кто снимает лучшие апартаменты, делает самые крупные ставки, покупает самые дорогие номера в отелях. И они работают со всеми тремя подразделениями. То есть я не хочу, чтобы азартные игры конкурировали с отелями, а отели – с апартаментами. Я хочу, что все зарабатывали максимум.

Другой вопрос, что периодически одно из подразделений получает больше внимания, чем другие, но это всегда происходит в силу объективных причин. За последние годы больше всего проседал игорный сектор. И поэтому сейчас мы уделяем ему максимум внимания. Но опять же это потому, что они падали, а не потому, что в приоритете относительно остальных. И мы добились заметного прогресса, в начале этого года азартные игры значительно выросли. Если продвигать один сектор, то есть шанс потерять клиентов. Вы продвигаете игры, приезжает игрок, ему хорошо, а жена не знает, что делать. Ей скучно в Монако один раз, потом второй, а затем она говорит: «Дорогой, в следующий раз мы поедем куда-нибудь еще, потому что здесь мне скучно». Такого быть не должно. Если мы хотим, чтобы муж играл в азартные игры, нам нужно, чтобы жена была очень счастлива в Монако. Поэтому мы сделали лучший торговый центр в мире, лучшие рестораны, пляжи. Каждый сектор вносит свой вклад в общее благополучие компании. SBM – это не компания казино и не гостиничная компания, это интегрированный курорт, который работает для клиента как единое целое.

Я не ухожу от ответа на ваш вопрос, но хочу еще раз подчеркнуть: приоритетного сектора нет, наша философия – «давайте работать вместе». Например, когда мы сдаем в аренду лучшие апартаменты и на них есть два претендента – клиент казино и не клиент, – мы отдаем приоритет клиенту. Потому что тогда мы можем быть уверены, что он проводит больше времени в Монако, неважно – в казино или в своей квартире. У нас много недвижимости, и среди ее владельцев (или арендаторов) есть те, кто раньше останавливался в отеле, но теперь предпочитает снимать квартиру. И доказано, что как только они снимают квартиру, то чаще приезжают в Монако.

Грабители и мошенники

– Ограбление казино – очень популярный сюжет в кинематографе. В этих фильмах грабители и мошенники выглядят очень эффектно и гламурно, используют невероятные приемы и высокотехнологичные устройства. А как обстоит дело в реальности? Сколько раз за время вашей работы в SBM ваши казино пытались ограбить или обмануть?

– Мы очень много внимания уделяем безопасности. Вот эта часть того, что показывают в кино, правда: каждый столик под камерами, все под контролем. Честно говоря, у нас была пара попыток ограбления. Один человек приехал на Гран-при [чемпионата мира по автогонкам Formula 1], попытался вынести немного денег, но его тут же поймали. Надеюсь, что других попыток и не будет, я постучу по дереву.

Теперь что касается попыток обмануть. Для этого есть два способа. Первый – сговор между игроком и крупье. Например, игра в рулетку. Я крупье, вы клиент, мы друзья. Идет игра, рулетка останавливается, выпадает пятерка, и крупье кладет вашу фишку на 5 в последний момент. Вы забираете выигрыш. У нас было один или два случая таких сговоров в истории. Как только у нас возникают сомнения, мы фокусируемся, просматриваем записи с камер. В итоге мошенников всегда ловят.

Другая вещь, гораздо более распространенная во всех казино, – попытка считать карты. Это немного сложнее выявить, но если знать, что такое в принципе бывает, то и это можно сделать довольно быстро. Игрок получает свои карты, крупье свои, все они открыты, поэтому вы видите все карты, которые выходят из колоды. И обычно по ходу игры выходит обычное соотношение десяток, тузов, королей и т. д. Но иногда – если повезет – выходит сразу много, например, десяток. И вы знаете, что в оставшейся части колоды их теперь меньше. Или наоборот: десятки никак не выходят. Это полностью меняет игру. Теперь вы ожидаете, что десяток не будет (или, наоборот, будет много). И на этом можно сыграть, если считать и запоминать карты хорошо. По правилам казино это запрещено, но как я могу помешать вам считать? Так что такие попытки случаются. Тем более что это не так сложно, как кажется, нужна просто тренировка.

– Как вы выявляете таких игроков?

– Два пути. Во-первых, для того, чтобы просчитать и запомнить карты, нужно быть очень сосредоточенным. Так что если мы видим, что этот парень не веселится и не играет в свое удовольствие, то это повод обратить внимание. Во-вторых, когда игрок внезапно увеличивает ставку. Когда человек знает, что вероятность выигрыша меняется в его пользу, то увеличивает ставку. Игрок ставит 100, 100, 100 и вдруг – 500, 500, 500. Что это значит? Почему вдруг все изменилось? Как только мы начинаем сомневаться в игроке, то идем внимательнее просматривать видеозаписи всех моментов с его участием. Обычно на этом этапе все выявляется.

– Черный список нежелательных гостей у вас есть?

– У всех казино есть. Казино не должно объяснять причину, по которой оно не позволяет вам играть. Если у казино есть даже небольшое подозрение в том, что игрок обманывает, то этого уже достаточно: у меня есть сомнения, вы не играете.

– А насколько честно играет само казино? Есть множество баек, что у рулеток есть тормоз, что крупье могут играть против конкретного клиента... Насколько это правда?

– По крайней мере в Монако этого нет точно.

– Но кто контролирует вашу работу, кто может гарантировать, что вы работаете честно?

– SBM на 63% принадлежит государству, значит, контролируется князем. В определенном смысле моя работа – защищать князя. Поэтому я не рискую, я не хочу никаких плохих новостей и скандалов. Мы предельно щепетильны, контролируем себя сами. Может, если бы компания была частной, была бы другая история. Но SBM принадлежит государству, контролируемому князем, поэтому мы соблюдаем все правила.

– У вас есть лимит ставок, который вы можете принять, и максимальная сумма выигрыша?

– Я не могу назвать вам цифры, но они очень и очень высокие. Я думаю, что самые высокие в Европе.

Причина, по которой мы можем быть такими агрессивными и позволять людям играть на очень высоком уровне, заключается в том, что у нас достаточно игроков. Если у вас один или два больших игрока, вы подвергаете казино большему риску, чем когда у вас 25 человек играют по максимальной ставке. Это математика. Хорошо, что вы спросили об этом, потому что это важно и это часть нашей стратегии. Во всем мире знают, что в Монако вы можете сыграть на большую сумму, и это привлекает крупных игроков. В этом смысле мы тоже на самой вершине пирамиды, в Европе с нами, вероятно, сопоставим только Лондон, а все остальные далеко позади.

Регуляторы наступают

– Вы сказали, что игорный сектор проседал, и отчеты показывают то же самое. В чем причина?

– Игорный сектор падал во всем мире, не только в Монако: в Лондоне или Лас-Вегасе то же самое. Главная причина – регулирование сильно изменилось. Много лет назад законодательство было значительно проще: люди приходили в казино с наличными, и мы просто следили за тем, чтобы они были подлинными. Сегодня, во-первых, не только наличные деньги полностью запрещены, но и, во-вторых, деньги должны поступать из проверенного источника. Контролирующие органы спрашивают нас: «Могу ли я увидеть список ваших клиентов?» И нам нужно знать происхождение денег. Регулирование чрезвычайно усиливается. Долгое время игорный бизнес был очень легким, деньги сами приходили в казино, нужно было только их брать. И вдруг меняются правила. Азия это почувствовала меньше других, просто потому, что сама индустрия более молодая. Но для всего мира эти изменения были очень болезненными.

Поворотный момент наступил с 2000-х гг. Сначала – запрет на курение в казино. Сразу минус 10–15%. К счастью, мы на юге Франции, у нас есть террасы, на нас этот запрет сказался чуть меньше, но все равно сказался. Мы должны были предвидеть, что этот закон рассматривается, и начать заранее проектировать больше террас. Но мы немного запоздали и стали действовать, только когда закон уже был принят.

Второй момент – старение клиентуры. Мы не видим такого притока новых клиентов, как, например, в гостиничном секторе: если родители играют в азартные игры, то дети – нет. И мы должны быть более агрессивными, более конкурентоспособными и искать новых клиентов. Увы, пока мы не достигли в этом полного успеха. Мы потеряли всех итальянцев и теперь стали больше ориентироваться на международных клиентов. Что хорошо, потому что страхует: если в Турции кризис (а там сейчас кризис, и этих гостей стало меньше), у нас есть украинцы, россияне, Ближний Восток, американцы. Поэтому, если подвести итог, – казино привыкли к легкой жизни, а правила игры изменились. Это и стало причиной спада игорного подразделения [в SBM].

– А конкуренция с онлайн-сектором?

– Это очень актуальный вопрос. Когда появились онлайн-игры, мы были единственным (во всяком случае, я не знаю других крупных игроков), кто стал ими заниматься. Мы купили 50% акций компании Betclick, и моя идея состояла в том, что это может стать серьезным изменением в отрасли и нам нужно быть в игре, чтобы увидеть, что происходит. Прошло чуть менее 10 лет, и мы не видим каких-либо серьезных последствий. Онлайн-игры – это другая клиентура, намного моложе. Может быть, для них онлайн – это хороший способ привыкнуть к азартным играм, чтобы потом перейти в казино. Но от нынешних клиентов казино они отличаются не только возрастом, но и по профилю: да, часть из них играет в покер, часть – в слоты, но основная активность в онлайн-играх – спортивные ставки, а это совсем иное дело, чем традиционные казино.

Плюс, как я уже сказал, государства сейчас не очень благосклонны к казино и онлайн-игр это тоже касается. В большинстве стран налоги очень высоки, что делает бизнес хорошим и выгодным, но не золотой жилой. Чтобы получать прибыль, нужно очень жестко урезать расходы и т. д. Проблема в том, что государство берет налог не с прибыли, а со всего оборота. Так что это все усложняет.

– В отчетах разных годов указано, что доля выручки от игр за столом и на слотах все время меняется: в один год стол выходит на первое место, в следующем году падает... Можно ли говорить о каких-либо тенденциях в популярности разных видов игр или это плавающий показатель?

– Да, в разные годы столы опережают слоты, потом снова слоты опережают столы. Может быть, я упрощаю, но давайте определим их соотношение как 50 на 50. Как все будет развиваться? Сложно сказать. Одна тенденция, которую мы точно замечаем, и она справедлива и для игровых автоматов, и для столов, заключается в том, что люди переходят на все более и более быстрые игры. В Макао 85% приходится на conto banco, самую быструю из игр. Причем это касается всех сумм. Есть мнение, что в игровые автоматы играют на 1, 5 евро, и это, конечно, значительная часть клиентуры. Но у нас есть специальные комнаты [с автоматами], где делают большие ставки.

Второй момент – карты превалируют над рулеткой и другими играми.

– Большие ставки – это сколько? Больше миллиона?

– Нет, меньше. Но все равно на очень высоком уровне, больше, чем можно было ставить на автоматах раньше. Сейчас есть новые модели автоматов, на которых можно делать ставки, аналогичные ставкам на столах. У нас в Монако самый большой выбор последних моделей, потому что большинство поставщиков хотят быть представленными в Монако. Конечно, у нас есть игроки, которые за столом ставят столь много, что сравнение с автоматами все равно невозможно. Но если сравнивать только ставки на автоматах, то сейчас суммы, которыми можно играть на автомате, значительно выросли. Потому что это быстро и людям это нравится.

Мечты об отеле в горах

– В 2005 г. вы открыли 4-звездочный Monte-Carlo Bay, самый большой из всех ваших отелей. Почему вы решили, что вам нужен этот сегмент?

– Он «4 звезды +». Вы абсолютно правы, это был новый для нас продукт. У нас достаточное представительство в самом высоком сегменте, но время изменилось: появились новые гости и уже не всем нужен дворец, где действуют довольно строгие правила, нужен галстук и т. д. Мы захотели сделать что-то более расслабленное, ориентированное на молодую клиентуру. И это был большой успех. Отель привлек как более молодую аудиторию, так и тех людей, которые прежде в Монако не приезжали.

– Какой из ваших отелей наиболее прибылен?

– За все время и в абсолютных цифрах – Hôtel de Paris, хотя последние два года из-за реновации он по понятным причинам не давал привычной прибыли. С точки зрения доходности на номер – Monte-Carlo Beach.

– Это сезонный отель. Раз он так популярен, не думали открыть его на весь год?

– Привлекательность этого места в атмосфере курорта: пять минут от центра Монако – и вы в отпуске, а не в городе. Сохранить эту атмосферу в ноябре, когда идет дождь? Не думаю, что это возможно. Но иногда мы продлеваем работу. Обычно он закрывается в середине октября, но если мы видим, что сезон очень хороший и у нас есть гости, то можем продлить работу на неделю или две, но точно не больше.

– Сезонность – проблема для Монако?

– Высокий сезон длится с мая по конец сентября, что не так уж много, всего пять месяцев. Хорошие новости в том, что в остальное время жизнь не замирает, в Монако всегда что-то происходит. Теннисный турнир в апреле, множество конгрессов, оперы, арт-мероприятия. Но пиковый период приходится не на высокий сезон, а с 26–27 декабря по 6 января. Это самое прибыльное время.

– У вас есть запросы на управление отелями других владельцев?

– Да. Мы в компании дискутируем на эту тему. Последние несколько лет внимания требовало наше собственное хозяйство, мы не могли тратить ресурсы на чужие объекты, поэтому эти разговоры отчасти стихли. Но сейчас, когда дела идут намного лучше, я очень оптимистично настроен на ближайшее будущее. Хотя, честно говоря, и в трудные годы у нас все равно были запросы на управление. Сейчас мы рассматриваем два проекта: один – в Швейцарии и один – во Франции. Я не уверен, что мы обязательно возьмем именно их, – мы точно будем очень тщательно выбирать. Потому что очевидно, что наш первый проект за пределами Монако имеет смысл начинать, только если на 100% уверен в успехе. А тот французский отель почти мертв.

Также я не исключаю открытие собственного отеля за пределами Монако. В идеале – на одном из лучших горнолыжных курортов. С учетом их и нашей сезонности это было бы очень разумно: мы могли бы переводить персонал из одного отеля в другой. Мы нашли достаточно хороший проект в Куршевеле, но там нужно было получить разрешение от муниципалитета, из-за трудностей эти планы пока отодвинулись. Но сама идея отеля на высококлассном горнолыжном курорте мне очень нравится. В это мы бы инвестировали сами или 50/50.

– Каким вы видите будущее туристической индустрии в Монако на 10–20 лет?

– 20 лет... Если честно, я думаю, что к этому времени меня уже не станет. (Смеется.) Так что я не знаю. (Смеется.) А в ближайшие годы и до 10 лет... Думаю, все будет развиваться примерно так же, как сейчас. Повторюсь: индустрия туризма Монако – это вершина пирамиды. Для этого сегмента больше всего важны две вещи – эксклюзивность и безопасность. Про эксклюзивность я вам уже сказал. В безопасность мы, и Монако как государство, и SBM как компания, вкладываем очень много.

Тактически и стратегически мне как главе компании важен азиатский рынок. Мы сейчас думаем, как привлечь гостей из Азии в Монако. Некоторый успех есть, но, честно говоря, я не могу сказать, что мы видим массовый приток. Хотя большого роста мы и не хотим.

Китайский партнер

– Один из ваших партнеров – китайская Galaxy Entertainment Group. Вы анонсировали ряд совместных проектов, в том числе открытие ресторана в Макао и казино в Японии. В какой они стадии?

– Мы считаем, что следующая волна туризма придет из Китая. Поэтому подумали, что было бы хорошо иметь партнерские отношения с сильным локальным игроком. Вы знаете, что объекты Galaxy Entertainment Group больше, чем весь Лас-Вегас? Макао в 5 раз больше Вегаса. А Galaxy – лидер этого рынка.

У нас есть соглашение об обмене клиентами с Galaxy, пока мы отправляем им больше, чем они нам, но в текущих условиях это нормально. С другой стороны, они предоставили возможность стажировки наших сотрудников, и мы посылаем туда от двух до шести человек в год примерно на неделю. Их хорошо принимают, им показывают, как все устроено. Это очень хорошо с точки зрения обучения. Также мы открыли филиал Café de Paris Monte-Carlo в Макао, туда приходит ежедневно 80 000 человек – прямая прибыль.

Наш самый главный совместный проект – работа над получением лицензий для работы в Японии, их выдает правительство. Сейчас в процессе выдачи три лицензии – на два крупных города и еще одна региональная. Все [игорные компании] хотят выиграть хотя бы одну из этих трех лицензий. Конкуренция очень большая, большинство, конечно, американские компании. Но они предлагают [японскому правительству] воссоздать Лас-Вегас. Мы говорим другое: «Мы даем вам лучшее из Азии и лучшее из Европы». Я уверен, что в концепции Монако Япония больше заинтересована, чем в концепции Вегаса. Что они увидят в Вегасе? Азартные игры, потом снова азартные игры и еще больше азартных игр. В Монако есть два больших казино, игровые автоматы в одном отеле, стол в другом. Но при этом это нормальный город – есть пляжи, отели, рестораны, дворец, церковь. Если вы приезжаете в Монако и не хотите играть в азартные игры, вы можете провести здесь неделю и вполне обойтись и без игр. В Лас-Вегасе это невозможно. Эту разницу мы и хотим показать Японии.

– А вы сами играете?

– Нет. Я играл в покер в молодости, но сейчас – нет. Плюс я монегаск, а нам по закону запрещено играть в казино в Монако.

– Вы почти не даете интервью. Почему?

– Это ваш совместный вопрос с моей пресс-службой? (Смеется.) Они тоже все время говорят мне, что надо давать больше интервью. Но я считаю, что нужно говорить, только если есть что сказать. Что бы мы обсуждали три года назад? Убытки, падение, потери... Пусть я сам всегда был уверен в том, что мы делаем, но гораздо проще объяснить это сейчас, когда виден рост.

История монополий США

Монополии пришли в Соединенные Штаты с колониальной администрацией. Крупномасштабные общественные работы, необходимые для того, чтобы Новый Свет стал гостеприимным для иммигрантов из Старого Света, требовали для их выполнения крупными компаниями.

Этим компаниям были предоставлены эксклюзивные контракты на эти работы колониальными администраторами. Даже после американской революции многие из этих колониальных владений все еще функционировали благодаря контрактам и земле, которыми они владели.

Монополия характеризуется отсутствием конкуренции, что может означать более высокие цены и низкое качество продукции.Однако огромная экономическая мощь монополий также имела положительные последствия для США.

Читайте дальше, чтобы познакомиться с некоторыми из самых известных монополий, их влиянием на экономику и реакцией правительства на их приход к власти.

Ключевые выводы

  • Монополии контролируют большую часть рыночной доли в своей отрасли или секторе, практически не имея конкуренции, которая, в зависимости от ситуации, может быть хорошей или плохой.
  • Последние великие американские монополии были созданы с разницей в столетие, а одна просуществовала более столетия.
  • Антимонопольный закон Шермана запрещал трасты и монополистические объединения, которые устанавливали «необоснованные» ограничения на межгосударственную и международную торговлю.
  • Глобализация и зрелость мировой экономики вызвали призывы к отмене антимонопольного законодательства.
  • В центре внимания современных монополий находятся интернет-компании, такие как Amazon, Facebook и Alphabet.
История монополий США

Молот Шермана

В ответ на большой общественный протест против злоупотреблений этими монополиями в области установления цен, в 1890 году был принят Антимонопольный закон Шермана.Этим законом были запрещены трасты и монополистические объединения, которые устанавливали «необоснованные» ограничения на межгосударственную и международную торговлю. Этот акт стал молотком для правительства, дав ему возможность дробить крупные компании на более мелкие части в соответствии с их собственными потребностями.

Несмотря на принятие этого закона в 1890 году, в следующие 50 лет было сформировано множество внутренних монополий. Однако в тот же период антимонопольное законодательство использовалось для нападок на несколько монополий с разным успехом.Общая тенденция использования закона, по-видимому, заключалась в том, чтобы проводить различие между хорошими монополиями и плохими монополиями с точки зрения правительства.

Одним из примеров является компания International Harvester, которая производила дешевое сельскохозяйственное оборудование для преимущественно аграрной страны и поэтому считалась неприкасаемой, чтобы не восстать против избирателей. American Tobacco, с другой стороны, подозревалась в том, что она взимает более чем справедливую цену за сигареты - а затем рекламировалась как лекарство от всего, от астмы до менструальных спазмов - и, следовательно, стала жертвой гнева законодателя в 1907 году и была распущена в 1911 году. .

Преимущества монополии

Нефтяная промышленность была склонна к так называемой естественной монополии из-за редкости производимой продукции. Джон Д. Рокфеллер, основатель и председатель Standard Oil, и его партнеры воспользовались как редкостью нефти, так и полученными от нее доходами, чтобы создать монополию без помощи банков.

Деловая практика и сомнительная тактика, которые Рокфеллер использовал для создания Standard Oil, заставили бы толпу Enron покраснеть, но готовый продукт не был настолько разрушительным для экономики или окружающей среды, как промышленность до того, как Рокфеллер монополизировал его.

Раньше, когда было много нефтяных компаний, конкурировавших за то, чтобы максимально использовать свои средства, компании часто закачивали отходы в реки или прямо на землю, вместо того, чтобы нести расходы на исследования надлежащего удаления.

Они также сокращают расходы за счет использования некачественных трубопроводов, подверженных утечкам. К тому времени, когда Standard Oil контролировала 90% добычи и распределения нефти в Соединенных Штатах, она научилась зарабатывать деньги даже на своих промышленных отходах; Вазелин был всего лишь одним из новых продуктов, которые он выпустил.

Преимущества наличия в стране монополии Standard Oil были реализованы только после того, как была построена общенациональная инфраструктура, которая больше не зависела от поездов и их заведомо изменчивых затрат.

Размер Standard Oil позволял ей реализовывать проекты, о которых разрозненные компании никогда не могли договориться, и в этом смысле она была так же полезна, как и регулируемые государством коммунальные предприятия, для превращения США в индустриальную страну.

Несмотря на окончательный распад Standard Oil в 1911 году, правительство осознало, что монополия может создать надежную инфраструктуру и предоставлять недорогие услуги более широкому кругу потребителей, чем конкурирующие фирмы, и этот урок повлиял на его решение разрешить монополии AT&T продолжаться до 1982 года.Взаимодействие с другими людьми

Прибыль Standard Oil и щедрые дивиденды также побуждали инвесторов и, следовательно, рынок вкладывать средства в монополистические фирмы, предоставляя им средства для роста.

Ясно, что когда монополия может предоставлять организованные услуги, постоянно поставляя качественный продукт по разумной цене, особенно когда затраты на запуск могут быть астрономическими для новых компаний, стоит позволить им существовать, пока правительство в состоянии регулировать их каким-либо образом для защиты потребителей.

Ограничения монополии

Эндрю Карнеги прошел долгий путь к созданию монополии в сталелитейной промышленности, когда Дж. П. Морган купил его сталелитейную компанию и превратил ее в U.S. Steel. Чудовищная корпорация, приближающаяся по размеру к Standard Oil, U.S. Steel на самом деле очень мало сделала с имеющимися ресурсами, что может указывать на ограничения, связанные с наличием только одного владельца с единым видением.

Корпорация пережила судебную тяжбу с Законом Шермана и продолжила лоббировать в правительстве защитные тарифы, чтобы помочь ей конкурировать на международном уровне, но она очень мало росла.

В то время U.S. Steel контролировала около 60% производства стали, но конкурирующие компании были более голодными, более инновационными и более эффективными с их 40% рынка. В конце концов, компания U.S. Steel застопорилась в инновациях, поскольку более мелкие компании съедали все большую и большую долю ее рынка.

Клейтон улучшает цель Шермана

После распада монополий на сахар, табак, масло и мясо, крупный бизнес не знал, куда обращаться, потому что не было четких указаний относительно того, что представляет собой монополистическая практика ведения бизнеса.

Основатели и руководство так называемых «плохих монополий» также были в ярости из-за того, что International Harvester придерживается принципа невмешательства. Они справедливо утверждали, что Закон Шермана не учитывает конкретный бизнес или продукт и что его исполнение должно быть универсальным, а не действовать как молния, атакующая отдельные предприятия по указанию правительства.

В ответ в 1914 году был принят Закон Клейтона. Он установил некоторые конкретные примеры практик, которые привлекли бы молот Шермана.Среди них были взаимосвязанные должности директоров, связанные продажи и определенные слияния и поглощения, если они существенно снижали конкуренцию на рынке. За этим последовала череда других актов, требующих, чтобы компании консультировались с правительством до того, как произойдет какое-либо крупное слияние или поглощение.

Монополии, как правило, возникают в тот исторический момент, когда в обществе доминируют новые продукты или услуги, такие как нефть, телефонная связь, компьютерное программное обеспечение, а теперь и социальные сети.

Хотя эти нововведения действительно дали компаниям немного более ясное представление о том, чего не следует делать, они мало что сделали, чтобы обуздать случайность антимонопольных действий. Высшая лига бейсбола даже оказалась под следствием в 1920-х годах, но избежала этого, заявив, что это спорт, а не бизнес и, следовательно, не классифицируется как межгосударственная торговля.

Конец эры монополии?

Последние великие американские монополии были созданы с разницей в столетие, а одна просуществовала более столетия.Другие просуществовали недолго или продолжают работать до сих пор.

AT&T

AT&T Inc. (T), поддерживаемая государством монополия, была коммунальным предприятием, которое можно было бы рассматривать как принудительную монополию. Как и Standard Oil, монополия AT&T сделала отрасль более эффективной и не была виновата в фиксации цен, а скорее имела потенциал для фиксации цен.

Распад компании AT&T президентом Рейганом в 1980-х годах породил «детские колокольчики». С того времени многие колокольчики начали сливаться и увеличиваться в размерах, чтобы обеспечить лучшее обслуживание более широкой территории.

Весьма вероятно, что распад AT&T привел к резкому снижению качества обслуживания для многих клиентов и, в некоторых случаях, к повышению цен, но период урегулирования истек, и колокольчики растут, чтобы найти естественный баланс на рынке, не останавливаясь. Снова молот Шермана.

Microsoft

Корпорация Microsoft (MSFT), с другой стороны, никогда не была фактически распущена, хотя и проиграла свое дело. Дело против нее было сосредоточено на том, злоупотребляла ли Microsoft своей позицией как ненасильственная монополия.Со временем многие компании, в том числе Google, столкнулись с вызовом Microsoft из-за непрекращающейся враждебности ее операционных систем к программному обеспечению конкурентов.

Точно так же, как U.S. Steel не могла бесконечно доминировать на рынке из-за инновационной внутренней и международной конкуренции, то же самое верно и для Microsoft. Непринудительная монополия существует только до тех пор, пока лояльность к бренду и апатия потребителей удерживают людей от поиска лучшей альтернативы.

Даже сейчас монополия Microsoft выглядит ослабленной, поскольку конкурирующие операционные системы набирают силу, а конкурирующее программное обеспечение, особенно программное обеспечение с открытым исходным кодом, угрожает бизнес-модели пакетов, на которой была построена Microsoft.Из-за этого антимонопольное дело кажется преждевременным и / или избыточным.

Facebook

В современном мире технологические компании - это новые влиятельные компании, и ни одна из них не уступает Facebook (FB), которую многие считают современной монополией. В декабре 2020 года Федеральная торговая комиссия (FTC) подала в суд на Facebook, утверждая, что она поддерживает свою монополию в социальных сетях за счет антиконкурентного поведения.

FTC утверждает, что Facebook добился этого путем приобретения Instagram и WhatsApp, двух крупнейших социальных сетей, а также путем наложения антиконкурентных условий на разработчиков программного обеспечения.

В пятерку самых популярных социальных сетей в мире по состоянию на январь 2021 года входят Facebook, YouTube, WhatsApp, Facebook Messenger и Instagram. Facebook владеет четырьмя из пяти, или 80%. Это значительный контроль в отношении того, как передаются данные, как проводится реклама, и тот факт, что у потребителей очень мало других возможностей для использования. У Facebook действительно нет такой большой конкуренции.

FTC призвала к разделению Facebook путем отделения WhatsApp и Instagram, но еще неизвестно, сможет ли правительство разделить Facebook.

Часто задаваемые вопросы о монополиях

Что такое монополия в бизнесе?

Монополия в бизнесе - это компания, которая доминирует в своем секторе или отрасли, что означает, что она контролирует большую часть рыночной доли своих товаров или услуг, практически не имеет конкурентов, а ее потребители не имеют реальных заменителей товаров или услуг, предоставляемых компанией. бизнес.

Что такое монополия в американской истории?

В истории Америки монополии были крупными компаниями, которые контролировали отрасль или сектор, в котором они находились, и имели возможность контролировать цены на товары и услуги, которые они предоставляли.

Многие монополии считались хорошими монополиями, поскольку они приносили эффективность на некоторые рынки, не используя преимущества потребителей, в то время как другие считались плохими монополиями, поскольку они не приносили реальной выгоды рынку и вели неэтичный бизнес.

Какие примеры монополий?

Примеры монополий включают Standard Oil, Microsoft, At&T и Facebook.

Почему монополии - это плохо?

Монополии плохи, потому что они контролируют рынок, на котором они ведут бизнес, а это означает, что у них нет конкурентов.Когда у компании нет конкурентов, потребителям ничего не остается, кроме как покупать у монополии.

Это означает, что монополия может устанавливать высокие цены, превышающие справедливые рыночные цены, производить товары низкого качества, увеличивая свою прибыль, зная, что потребителям все равно придется покупать их товары. Монополии также означают отсутствие инноваций, потому что нет стимула искать новые способы делать более качественные продукты.

Является ли Amazon монополистом?

Amazon (AMZN) считается монополистом, потому что он имеет значительный контроль над своими сторонними продавцами и поставщиками, у которых, если они хотят, чтобы их продукты продавались, есть мало вариантов, кроме как продавать их на платформе Amazon, поскольку именно там в настоящее время в мире ведется значительный объем розничного бизнеса.Взаимодействие с другими людьми

Доля Amazon в розничных онлайн-продажах в США оценивается в 40%, но считается, что эта цифра занижена, а точнее считается, что она составляет 50%. Amazon считает этих сторонних продавцов конкурентами и поэтому практикует с ними антиконкурентное поведение, чтобы сохранить свое доминирование, и, поскольку у них такая высокая доля на рынке, они могут это делать.

Итог

Глобализация и зрелость мировой экономики вызвали призывы к отмене антимонопольного законодательства.В начале 1900-х на любого, кто предположил бы, что правительству не нужен молот, чтобы разбить большой бизнес, смотрели бы с подозрением, как на члена сумасшедшего маргинала или одного из членов картеля с большими деньгами Уолл-стрит.

На протяжении многих лет эти призывы исходили от таких людей, как экономист Милтон Фридман, бывший председатель Федеральной резервной системы, Алан Гринспен, а также от обычных потребителей. Если судить по истории правительства и бизнеса, то правительство с большей вероятностью увеличит диапазон и силу антимонопольных законов, чем откажется от такого полезного оружия.

История монополий в США

Разминка

Задайте студентам следующий вопрос: Какие компании производят товары и услуги, которые вы потребляете? Подумайте о конкретных отраслях, таких как пищевая промышленность, поставщики услуг сотовой связи или сладости. Много или всего несколько компаний в каждой отрасли?

Покажите отчет за 2018 год «Кризис концентрации в Америке» от Института открытых рынков, в котором утверждается, что рынки становятся все более монополистическими. Выберите несколько отраслей, указанных в отчете, чтобы понять концентрацию производства в конкретной отрасли.Спросите студентов, удивлены ли они данными в отчете? Согласны ли они на основании того, что они знают о рыночных структурах? Объясните, что опасения Института открытых рынков не новы для Соединенных Штатов и что конкуренция ценится в рыночной системе.

При необходимости кратко рассмотрите структуру рынка, посмотрев видеоролик «Конкуренция и структура рынка».

Моделирование

Представьте и обсудите слайды «Монополия» со студентами, чтобы познакомить их с некоторыми основными терминами и изучить историю монополий в Соединенных Штатах.

Групповая деятельность

Разделите учащихся на шесть групп и решите головоломку. Назначьте каждой группе ссылку ниже:

Попросите группу обобщить информацию в статье и ответить на следующие вопросы:

  • Что в статье говорится о монополиях и их роли в экономике США?
  • Какие преимущества были у компаний?

Завершите презентации кратким изложением пунктов, по которым студенты считают, что монополия - это хорошо или плохо.

Индивидуальная деятельность

Предложите студентам исследовать дебаты о том, что Google является монополистом, и написать эссе, в котором аргументируется за или против. Требовать от студентов представить свои сочинения. Оцените эссе, используя рубрику эссе. Рекомендуется раздать копии студентам и просмотреть рубрику всем классом. Информация, подтверждающая их позицию, может быть местной или международной. Раздайте ссылки, чтобы помочь студентам начать расследование:

Выбор за нами: монополии

Чтобы начать этот урок, скажите студентам, что вы хотите купить у кого-нибудь ручку.Спросите, есть ли у кого-нибудь из них ручка, которую они хотели бы продать. После того, как студенты выполнят это короткое упражнение, спросите их, что они написали, чтобы продать вам ручку. Попросите их записать на листе бумаги цену, которую они будут брать за ручку, используя ручку. Также попросите их помочь вам решить, какую ручку купить: о какой информации вам следует подумать, принимая решение о том, какую ручку купить? Студенты могут посоветовать вам подумать о том, какую ручку вы хотите, и попробовать купить ее по самой низкой цене.Если учащиеся сами не предлагают эти идеи, предложите их учащимся. Попросите их объяснить, почему эти идеи имеют смысл.

Теперь попросите учеников представить, что одному ученику в классе принадлежат все ручки в классе. И вы решили, что купите ручку только у кого-нибудь из класса. Спросите их, как этот сценарий может повлиять на цену ручки и качество продаваемой ручки. Здесь вы хотели бы услышать, как студенты заявляют, что если бы все ручки принадлежали одному человеку, этот человек мог бы брать за них больше денег и продавать ручки более низкого качества.Попросите студентов объяснить, почему это правда. Они должны понимать, что, поскольку только один человек продавал ручки, этому человеку не нужно было беспокоиться ни о цене, установленной другими людьми, ни о качестве ручек, которые продавали другие люди. Скажите студентам, что этот сценарий является примером монополии.

Теперь покажите учащимся определение монополии и используйте его как наглядное пособие. Попросите студентов объяснить это определение своими словами. Затем сместите обсуждение: спросите студентов, считают ли они справедливым существование монополий.Убедите их поддержать их мнение. Пока студенты делятся своим мнением, делайте заметки на доске. Поощряйте студентов выражать идеи, которые поддерживают и противостоят монополиям.

Теперь скажите студентам, что они должны узнать, как правительство США рассматривает экономические монополии. Предложите им прочитать и заполнить рабочий лист под названием Standard Oil и антимонопольные законы Шермана, доступный здесь. После того, как ученики выполнят эту работу, снова соберите класс. Призовите студентов поделиться друг с другом своими ответами.Щелкните здесь, чтобы просмотреть возможные ответы на листе Standard Oil and Sherman Anti-Trust Laws.

Спросите студентов, почему компании могут быть монополиями. Помогите им понять, что в экономической системе свободного рынка люди работают, чтобы зарабатывать деньги, а компании существуют, чтобы получать прибыль: отдельные компании хотят получать как можно больше прибыли. Безусловно, компании хотели бы быть монополистами, если бы это означало, что они могли бы получать большую прибыль, что, безусловно, и будет.

Спросите студентов, как компании могут попытаться стать монополистами.Есть несколько возможных ответов. Компании могут снизить свои цены, чтобы отвлечь клиентов от конкурентов. Компании также могут пытаться производить лучший продукт или услугу, доступную по самой низкой цене, чтобы привлечь новых клиентов. Компании также могут стать монополистами, изобретая новые продукты и приобретая патенты, чтобы предотвратить копирование их продуктов другими. Иногда правительство устанавливает монополии, когда политики считают, что это отвечает интересам общества.Например, муниципалитеты обычно предоставляют монопольный статус электроэнергетическим компаниям, поскольку для нескольких электрических компаний будет слишком дорого конкурировать в одном сообществе. Когда правительство устанавливает монополии, оно обычно регулирует их, чтобы гарантировать, что они не будут несправедливо повышать цены или снижать качество.

Помогите учащимся понять, что без государственного регулирования компании, которые становятся монополистами, могут снизить качество своих продуктов или услуг (возможно, тратя меньше денег на их производство) или они могут поднять цены на товары и услуги, которые они продают.Спросите студентов, почему компании могут это делать. Студенты должны понимать, что компании могут снижать качество или повышать цены, если они больше не сталкиваются с конкуренцией. При необходимости обратитесь к примеру с продажей ручки, чтобы подчеркнуть этот момент.

Расскажите о том, что правительство США разными способами пытается стимулировать конкуренцию. Помогите студентам понять, что, хотя отдельные фирмы могут захотеть быть монополистами и пользоваться преимуществами монопольного статуса, правительство США не считает, что монополии полезны для нашей страны, поскольку монополии могут повышать цены и снижать качество товаров и услуг.

А теперь представьте письменное задание. Скажите студентам, что для следующей части этого задания они должны притвориться редакторами газет. Чтобы уточнить задание, спросите студентов, что они знают о работе редактора газеты. Если кто-то заявляет, что редакторы пишут статьи для газеты, подчеркните этот ответ. Если учащиеся этого не знают, расскажите им. Однако напомните студентам, что редакторы не могут просто написать свое мнение и ожидать, что другие его примут.Они должны обосновывать свое мнение качественной аргументацией. Напомните студентам, что редакторы пишут для публики. Таким образом, по этому заданию одноклассники будут читать редакционные статьи друг друга и комментировать их по завершении. Попросите студентов ответить на интерактивный вопрос ниже.

Просмотр интерактивного занятия

  1. Представьте, что вы редактор, и напишите статью о том, считаете ли вы, что монополия должна быть незаконной.

После того, как ученики выполнят эту работу, попросите их сформировать группы по три человека. Объясните, что в этих группах они должны читать мнения друг друга и отвечать на них. Они должны указать, согласны ли они или не согласны с выводом автора. Они также должны объяснить, почему они согласны или не согласны, комментируя, как автор использует факты и причины для подтверждения своего вывода. Ответы студентов на редакционные статьи можно использовать в качестве раздаточного материала. Обязательно поощряйте студентов читать комментарии, которые их товарищи по группе пишут об их мнениях.

[ПРИМЕЧАНИЕ. В качестве альтернативы описанному выше интерактивному интерфейсу вы можете выбрать, чтобы студенты работали в режиме «блог». Используя веб-сайт https://edublogs.org/ или другой сайт «блога» по вашему выбору, создайте «блог» и попросите учащихся создать свои редакционные статьи. После того, как каждый студент создаст редакционную статью, попросите учащихся прокомментировать редакционные статьи друг друга, чтобы они могли выполнить часть групповой работы в классе.]

Теперь напомните студентам, что правительство США объявило монополии вне закона в конце девятнадцатого века.Предположите, что в американском обществе с 1890-х годов до наших дней многое изменилось. Спросите студентов, что, по их мнению, изменилось. Среди прочего студенты могут упомянуть вливание компьютерных технологий. Им следует признать, что не все инновации, которые мы сегодня принимаем как должное - персональный компьютер, всемирная паутина, электронная почта, обмен текстовыми сообщениями, подкасты, материалы с открытым исходным кодом и т. Д. - были широко доступны 10 лет назад, пусть одна 110 лет назад. Попросите учащихся заполнить рабочий лист «Технологии и монополии», работая в группах по два-три человека.В этом рабочем листе студентов просят подумать, считают ли они, что недавние технологические достижения облегчат и удешевят открытие бизнеса. Затем их спрашивают, как эти достижения могут повлиять на способность отдельных компаний утвердиться в качестве монополий. После того, как студенты завершат эту работу, снова соберите класс и предложите студентам поделиться друг с другом своими ответами. Проведите дискуссию, в которой студенты рассмотрят влияние, которое технологии, доступные в последние годы, оказали на фирмы, стремящиеся утвердиться в качестве монополистов.Во время этого обсуждения спросите студентов, считают ли они важным, чтобы правительство США продолжало иметь закон, запрещающий создание монополий. Во время этого обсуждения убедите студентов вдумчиво поддержать свое мнение.

3 типа монополии | 7 Причины монополии


Монополии могут возникать из-за ряда факторов. Некоторые могут применяться, некоторые - нет. С учетом сказанного, монополии со временем постепенно разрушаются; возможно, за исключением естественных монополий.Такие причины, как патенты, высокие начальные затраты или низкая потенциальная прибыль, могут препятствовать конкуренции сегодня. Однако они, как правило, недолговечны.

Одна из причин возникновения естественных монополий - препятствия для входа на рынок. Обычно это происходит из-за высоких затрат - хорошо известный пример - железные дороги.

Строительство новой станции и железной дороги обойдется в миллионы. Требуются высокие начальные затраты. Потенциальным конкурентам потребуются миллионы, чтобы инвестировать и конкурировать. Даже если у конкурентов есть необходимые начальные затраты, прибыль, которую они получают, может никогда не покрыть их постоянные затраты.

Есть много отраслей с высокими начальными затратами. Например, добыча нефти и газа общеизвестно дороги, с высокими фиксированными затратами и рядом нормативных требований. Новые компании переживают тяжелые времена в отрасли, где доминируют на рынке крупные компании, такие как ExxonMobil и BP. Высокие затраты лишают потенциальных конкурентов стимула выходить на рынок. Поскольку затраты высоки, финансовые последствия неудачи намного больше.

Высокие затраты лишают потенциальных конкурентов стимула выходить на рынок.Поскольку затраты высоки, финансовые последствия отказа намного больше.

Монополии чаще встречаются в отраслях с высокими фиксированными затратами и постоянно снижающимися предельными затратами. Например, если создание новой технологической компании стоит 1 миллиард долларов, это можно считать высокими фиксированными затратами. Предельные затраты на оказание услуг еще одному клиенту могут быть небольшими, возможно, 10 000 долларов.

Когда компания обслуживает только одного клиента, она требует, чтобы они заплатили огромную цену, чтобы покрыть свои расходы.Однако для 50 000 клиентов предельные затраты падают до 50 долларов на одного клиента, что снижает стоимость предоставления услуги. Это может продолжать падать, пока предельные издержки не достигнут 0 долларов.

В отрасли, подобной описанной, присутствие на рынке одной компании экономически выгодно, так как она получает выгоду от эффекта масштаба. Это означает, что чем больше клиентов он может обслуживать, тем ниже цены, которые он может предложить, поскольку также снижаются затраты на одного клиента. Наиболее эффективная компания может в конечном итоге вытеснить всех остальных конкурентов из-за экономии на масштабе и более низких цен; пользуясь более низкими производственными затратами и превосходящими цены конкурентов.

Потенциальная прибыль является ключевым показателем для потенциального бизнеса. Если монополии делают небольшие прибыли, не стоит тратить время и деньги конкурента на попытки занять небольшую долю рынка.

И Apple, и Google вложили миллиарды в разработку своих операционных систем, чтобы конкурировать с Microsoft. Ценовые барьеры были высоки, но и потенциальная прибыль была высока. Следовательно, в то время как затраты являются барьером для входа; такова потенциальная прибыль.

Если монополии начинают получать сверхприбыли, это дает потенциальным конкурентам сигнал о том, что есть прибыль.Например, создание новых операционных систем может стоить 1 миллиард долларов. программное обеспечение. Если Microsoft зарабатывает всего 200 миллионов долларов в год, то для конкурентов брать.

Однако, если Microsoft попытается воспользоваться преимуществами потребителей и получить прибыль в размере 1 доллара США. миллиард каждый год; может быть место для конкуренции. Компании могут прийти, инвестировать 1 миллиард долларов и получите долю от этой прибыли.

Напротив, при низкой прибыли положение монополиста сохраняется, поскольку конкуренты не заинтересованы.Если мы посмотрим на природу как на пример; Лев не стал бы тратить силы на преследование жуков или землеройка. Они слишком маленькие и не стоит тратить силы на их ловлю.

Монополии могут возникнуть, когда один бизнес владеет ключевым ресурсом. Это обычно физические ресурсы, такие как алмазы. Например, если в стране только один алмазный рудник, бизнес, которому он принадлежит, сможет добиться монополии. Так De Beers контролировала алмазная промышленность на протяжении 20 века.

Он контролировал алмазные рудники в Южной Африке и выращивал алмазы в других странах.Ей удавалось сохранять контроль над поставками алмазов на протяжении большей части 20-го века, но она рухнула только после того, как международная конкуренция стала более жесткой.

«Монополии могут возникнуть, когда один бизнес владеет ключевым ресурсом. «

National Grid в Великобритании также является монополией, единолично владеющей ключевым ресурсом. Он имеет власть над всем энергоснабжением Великобритании. Хотя это публичная компания, она ограничена государственным регулированием, чтобы не допустить, чтобы потребители напрямую завышали цену.

Когда компании единолично владеют ключевым ресурсом, они обычно строго регулируются правительство. Это сделано для того, чтобы они не воспользовались своим монопольным положением в рынок.

Другой причиной монополии является выдача государством патентов предприятиям. Это форма интеллектуальной собственности, которая дает владельцу законное право быть единственным производителем продукта.

Владелец патента должен предоставить подробную информацию о продукте и опубликовать ее.Взамен правительство гарантирует защиту таких прав в суде в течение определенного периода времени. Любой бизнес, нарушающий это право, будет нарушать патент и может быть привлечен к суду.

Хотя это дает изобретателю монополию, оно призвано стимулировать инновации. Если изобретатель продукта знал, что легального производства не существует, он не может вкладывать время, энергию и средства в его разработку. У изобретателя мало стимулов, если он знает, что его продукт будет скопирован мистером.Блоги уже на следующий день. Тем не менее, он создает монополию на этот продукт на определенный период времени.

Импортные квоты, тарифы и другие торговые ограничения могут ограничивать конкуренцию и быть причиной монополии. Если более дешевые иностранные конкуренты не могут выйти на рынок, давление на отечественные компании будет меньше.

Например, когда заканчивается патент на небольшое нишевое лекарство; может быть несколько фармацевтических компаний, которые захотят конкурировать. Это может быть связано с тем, что лекарство обслуживает всего несколько сотен человек, поэтому прибыль от него невелика.Следовательно, существует внутренняя монополия.

Однако иностранные лекарства смогут конкурировать, поскольку они могут получить доступ к множеству национальных рынков, что создает большую потребительскую базу и больший потенциал для получения прибыли. Получив доступ к большему количеству рынков, то, что было нишевым продуктом, становится большим и довольно прибыльным рынком. Тем не менее, многие страны препятствуют этому. Например, в США могут поступать только препараты, одобренные FDA. Это мешает поступать из Европы совершенно безопасным лекарствам и служить конкурентом отечественной монополии.

Другая причина монополии возникает на новых «детских рынках». Во время зарождения рынка первый участник сможет занять первоначальную монопольную позицию. Это потому, что они первая компания на рынке без конкуренции.

Например, если компания создаст гипотетическое устройство телепортации, она сделает это первой. По крайней мере, на ранних стадиях он может иметь монополию до тех пор, пока конкуренты не смогут войти и создать аналогичный продукт.

На этих начальных этапах нового рынка для первого участника легко установить монополию.Однако это обычно длится недолго, поскольку конкуренты видят возможность.

Географические монополии можно охарактеризовать только по присутствию на местном рынке. Для Например, в местном городе может быть только один ресторан. Если вы хотите поесть вне дома, вы можете придется ехать полчаса до ближайшего ресторана. При рассмотрении местного рынка; это может быть рассматривается как монополия.

Другие примеры местных монополий могут включать заправочную станцию, которая является единственным поставщиком на автомагистраль.Хотя он не имеет монополии на газ, он имеет его в пределах своего местонахождения.

Примеры монополий | 8 лучших примеров и объяснений реальных монополий

Примеры монополий

Следующие ниже примеры монополий представляют различные типы монополистических предприятий. Примеры являются как теоретическими, так и практическими, т.е. есть компании, которые являются монополистами в области, которую они продают. Поскольку существует множество примеров монополий, здесь объясняются не все варианты и типы, но схема всех типов остается неизменной i.е. фирма или компания является единственным продавцом продукта без конкурентов или заменителей.

Вы можете свободно использовать это изображение на своем веб-сайте, в шаблонах и т. Д. Пожалуйста, предоставьте нам ссылку с указанием авторства Ссылка на статью по гиперссылке
Например:
Источник: Примеры монополии (wallstreetmojo.com)

8 лучших примеров монополии в реальной жизни

Ниже приведены примеры монополии в реальной жизни.

Пример монополии №1 - Железные дороги

Государственные услуги, такие как железные дороги, предоставляются государством.Следовательно, они являются монополистами в том смысле, что новым партнерам или частным компаниям не разрешается управлять железными дорогами. Однако цена билетов разумная, так что общественным транспортом может пользоваться большинство людей.

Пример монополии № 2 - Luxottica

Luxottica - Компания, владеющая всеми основными брендами солнцезащитных очков. Компания выкупила практически все основные бренды очков, но все же они называются по-другому. Это создает иллюзию в сознании покупателя, что он может выбирать из множества солнцезащитных очков, хотя все они производятся одной компанией.Luxottica производит более 80% очков по всему миру.

Монополия, пример №3 - Microsoft

Microsoft - Microsoft - компания по производству компьютеров и программного обеспечения. Он занимает более 75% рынка и является лидером рынка и виртуальным монополистом в сфере высоких технологий.

Пример монополии №4 - AB InBev

AB InBev - Компания, образованная в результате слияния Anheuser-Busch и InBev, продает более 200 видов пива, включая Budweiser, Corona, Beck’s и т. Д.Хотя эти названия пива разные и имеют разный состав, чтобы придать другой вкус, тем не менее, они принадлежат одной компании. Итак, когда люди потребляют разное пиво, они в некотором смысле платят одной компании.

Монополия, пример №5 - Google

Google стал нарицательным, и если мы не знаем ответа, возможно, ответом будет поиск в Google. Крупнейший веб-поисковик со своим секретным алгоритмом контролирует более 70% рынка. Компания превратилась в сеть взаимосвязанных друг с другом сервисов, таких как карты, Gmail, поисковая система и т. Д.Компания обогнала своих конкурентов - Yahoo и Microsoft своими инновациями и технологическим прогрессом.

Пример монополии №6 - Патенты

Патенты предоставляют компании юридическую монополию, хотя и на короткий период времени. В течение срока действия патента никакая другая Компания не может использовать его изобретение в своих целях. Казино в Гентинг Хайлендс, Малайзия, обладало эксклюзивным патентом на легализованное казино и в течение многих лет пользовалось законной монополией в Малайзии.

Пример монополии № 7 - AT&T

В 1982 году телекоммуникационная компания AT&T была единственным поставщиком телефонных услуг на всей территории США, и было установлено, что она нарушает антимонопольное законодательство. Из-за своей монопольной деятельности в сфере телекоммуникаций первой необходимости Компания была вынуждена разделиться на шесть дочерних компаний, получивших название Baby Bells.

Пример монополии № 8 - Facebook

Социальные сети - это новый рынок в текущем веке, в то время как пользователям предлагаются бесплатные услуги, а компании получают доход от рекламы.Facebook с его огромной долей рынка почти является монополистом в этом бизнесе. Компания опередила всех своих конкурентов, таких как Google+, Twitter и т. Д., И наблюдала как органический рост числа пользователей и рекламодателей в социальных сетях, так и приобретение других компаний, таких как Whatsapp, Oculus Rift и т. Д. Компания настолько велика, что в последнее время его обвиняли в том, что он влиял на настроения пользователей в отношении того, как проходят выборы, и склонял их к отдельному человеку или партии.

Заключение

Хотя монополии являются обычным явлением в капиталистической экономике, правительства следят за тем, чтобы они не использовали это в своих интересах, и взимают с клиентов высокие ставки за свои товары и услуги.Для проверки монопольных цен Компаний принимаются соответствующие законы. Правительства приняли антимонопольные законы, чтобы защитить потребителей от хищнического поведения компаний-монополистов.

Примеры монополий Видео

Рекомендуемый артикул

Это руководство по примерам монополий. Здесь мы обсуждаем его определение и 8 основных практических примеров монополии в реальной жизни с подробным объяснением. Подробнее о бухгалтерском учете вы можете узнать из следующих статей -

8.3 Почему сохраняются монополии - Принципы микроэкономики

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Различают естественную монополию и юридическую монополию.
  • Объясните, как эффект масштаба и контроль над природными ресурсами привели к необходимому образованию законных монополий.
  • Проанализировать важность товарных знаков и патентов в продвижении инноваций

Из-за отсутствия конкуренции монополии, как правило, получают значительную экономическую прибыль.Эти прибыли должны вызывать сильную конкуренцию, как описано в разделе «Идеальная конкуренция», но, тем не менее, из-за одной особенности монополий это не так. Барьеры для входа на рынок - это правовые, технологические или рыночные силы, которые препятствуют или препятствуют выходу потенциальных конкурентов на рынок. Барьеры для входа могут варьироваться от простых и легко преодолимых, таких как стоимость аренды торговых площадей, до крайне ограничительных. Например, для вещания доступно ограниченное количество радиочастот.После того, как права на все они будут куплены, новые конкуренты не смогут выйти на рынок.

В некоторых случаях входные барьеры могут привести к монополии. В других случаях они могут ограничить конкуренцию несколькими фирмами. Барьеры могут блокировать вход, даже если фирма или фирмы, присутствующие в настоящее время на рынке, получают прибыль. Таким образом, на рынках со значительными барьерами для входа не верно, что аномально высокая прибыль привлечет новые фирмы и что этот выход новых фирм в конечном итоге приведет к снижению цены, так что выжившие фирмы будут получать только нормальный уровень прибыли. в долгосрочной перспективе.

Существует два типа монополии, основанные на типах барьеров для входа, которые они используют. Один из них - это естественная монополия , где барьеры для входа - это нечто иное, чем юридический запрет. Другой - это юридическая монополия , где законы запрещают (или строго ограничивают) конкуренцию.

Эффект масштаба может сочетаться с размером рынка для ограничения конкуренции. На рис. 8.3а представлена ​​долгосрочная кривая средних затрат для отрасли производства самолетов.Он показывает экономию от масштаба до выпуска 8000 самолетов в год и цену P0, затем постоянную отдачу от масштаба от 8000 до 20 000 самолетов в год и убыток от масштаба при количестве производства более 20 000 самолетов в год.

Теперь рассмотрим кривую рыночного спроса на диаграмме, которая пересекает кривую долгосрочных средних затрат (LRAC) при уровне выпуска 6000 самолетов в год и по цене 1 P, что выше, чем 0 P. В этой ситуации на рынке есть место только для одного производителя.Если вторая фирма попытается выйти на рынок в меньшем размере, например, выпустив 4000 самолетов, то ее средние затраты будут выше, чем у существующей фирмы, и она не сможет конкурировать. Если вторая фирма попытается выйти на рынок в большем размере, например, 8000 самолетов в год, то она сможет производить по более низкой средней стоимости, но она не сможет продать все 8000 самолетов, которые она производит, из-за недостаточного спроса на рынке.

Рисунок 8.3a. Экономия от масштаба и естественная монополия.На этом рынке кривая спроса пересекает кривую долгосрочных средних затрат (LRAC) в своей нисходящей части. Естественная монополия возникает, когда объем спроса меньше минимального количества, необходимого для того, чтобы оказаться в нижней части кривой долгосрочных средних затрат.

Такая ситуация, когда эффект масштаба велика по сравнению с объемом спроса на рынке, называется естественной монополией. Естественные монополии часто возникают в отраслях, где предельные затраты на добавление дополнительных клиентов очень низки, если существуют постоянные затраты всей системы.После того, как основные водопроводные трубы будут проложены по соседству, предельные затраты на водоснабжение другого дома будут довольно низкими. После того, как линии электропередач проложены по соседству, предельные затраты на предоставление дополнительных услуг электроснабжения еще одного дома будут очень низкими. Выход на рынок второй компании по водоснабжению и инвестирование во второй комплект магистральных водопроводов или выход на рынок второй электроэнергетической компании и инвестирование в совершенно новый комплект электрических проводов будет дорогостоящим и дублирующим.Эти отрасли представляют собой пример, когда из-за экономии на масштабе один производитель может обслуживать весь рынок более эффективно, чем несколько более мелких производителей, которым придется делать двойные вложения в физический капитал.

Естественная монополия может также возникнуть на небольших местных рынках для товаров, которые трудно транспортировать. Например, производство цемента дает эффект масштаба, а количество цемента, требуемое в определенной местности, может быть не намного больше, чем может производить один завод.Более того, стоимость транспортировки цемента по суше высока, и поэтому цементный завод в районе, где нет доступа к водному транспорту, может быть естественной монополией.

Другой тип естественной монополии возникает, когда компания контролирует ограниченные физические ресурсы. В США один исторический пример такой модели произошел, когда Алюминиевая компания Америки (ALCOA) контролировала большую часть поставок боксита, ключевого минерала, используемого в производстве алюминия. Еще в 1930-х годах, когда ALCOA контролировала большую часть бокситов, другие фирмы просто не могли производить достаточно алюминия, чтобы конкурировать.

В качестве другого примера, большая часть мировой добычи алмазов контролируется DeBeers, транснациональной компанией, которая ведет добычу и добычу в Южной Африке, Ботсване, Намибии и Канаде. Он также ведет геологоразведочные работы на четырех континентах и ​​руководит всемирной сетью распределения необработанных алмазов. Хотя в последние годы они столкнулись с растущей конкуренцией, их влияние на рынок необработанных алмазов по-прежнему остается значительным.

Для некоторых продуктов правительство устанавливает барьеры для входа, запрещая или ограничивая конкуренцию.Согласно законодательству США, ни одна организация, кроме Почтовой службы США, не имеет права доставлять почту первого класса. Во многих штатах и ​​городах действуют законы или постановления, позволяющие домохозяйствам выбирать только одну электрическую компанию, одну компанию водоснабжения и одну компанию для вывоза мусора. Большинство законных монополий считаются коммунальными предприятиями - продуктами, необходимыми для повседневной жизни, - наличие которых выгодно для общества. Как следствие, правительство позволяет производителям становиться регулируемыми монополиями, чтобы гарантировать, что соответствующее количество этой продукции предоставляется потребителям.Кроме того, легальные монополии часто подвержены эффекту масштаба, поэтому имеет смысл разрешить только одного поставщика.

Инновации требуют времени и ресурсов. Предположим, компания инвестирует в исследования и разработки и находит лекарство от простуды. В этом мире почти повсеместной информации другие компании могли взять формулу, произвести лекарство, и, поскольку они не понесли затрат на исследования и разработки (НИОКР), подорвали цену компании, открывшей лекарство.Учитывая эту возможность, многие фирмы предпочли бы не вкладывать средства в НИОКР, и в результате в мире было бы меньше инноваций.

Чтобы этого не произошло, в Канаде был создан закон о патентах в рамках Закона о Британской Северной Америке 1869 года. Патент дает изобретателю исключительное законное право на изготовление, использование или продажу изобретения в течение ограниченного времени. в Канаде. Идея состоит в том, чтобы предоставить ограниченную монопольную власть, чтобы инновационные фирмы могли окупить свои инвестиции в НИОКР, но затем позволить другим фирмам производить продукт по более дешевым ценам после истечения срока действия патента.

Товарный знак - это идентифицирующий символ или название определенного товара, например автомобилей Chevrolet или «галочки» Nike, которая появляется на обуви и спортивном снаряжении. Фирма может продлевать товарный знак снова и снова, пока он активно используется.

A Авторские права , согласно Канадскому ведомству интеллектуальной собственности, «представляют собой исключительное законное право производить, воспроизводить, публиковать или исполнять оригинальные литературные, художественные, драматические или музыкальные произведения. «Никто не может воспроизводить, демонстрировать или выполнять работу, защищенную авторским правом, без разрешения автора.Защита авторских прав обычно длится в течение жизни автора плюс 70 лет.

Грубо говоря, патентное право распространяется на изобретения, а авторское право защищает книги, песни и искусство. Но в некоторых областях, таких как изобретение нового программного обеспечения, неясно, должна ли применяться защита патента или авторского права. Существует также свод законов, известный как коммерческая тайна . Даже если у компании нет патента на изобретение, конкурирующим фирмам не разрешается красть его секреты. Одним из известных коммерческих секретов является формула Coca-Cola, которая не защищена авторским правом или патентным законодательством, но компания просто держит ее в секрете.

В совокупности это сочетание патентов, товарных знаков, авторских прав и закона о коммерческой тайне называется интеллектуальной собственностью , потому что оно подразумевает право собственности на идею, концепцию или изображение, а не на физический объект собственности, такой как дом или автомобиль. Страны по всему миру приняли законы о защите интеллектуальной собственности, хотя сроки и точные положения таких законов различаются в зависимости от страны.

Посетите этот веб-сайт, чтобы увидеть примеры довольно странных патентов.


Компании разработали ряд схем для создания барьеров для входа, удерживая потенциальных конкурентов от выхода на рынок. Один метод известен как хищническое ценообразование , при котором фирма использует угрозу снижения цен, чтобы препятствовать конкуренции. Хищническое ценообразование - нарушение антимонопольного законодательства, но доказать это сложно.

Рассмотрим крупную авиакомпанию, которая обеспечивает большую часть рейсов между двумя конкретными городами. Новая небольшая начинающая авиакомпания решает предложить услуги между этими двумя городами.Крупная авиакомпания немедленно снижает цены на этом маршруте, чтобы новый участник не мог заработать никаких денег. После того, как новый участник уйдет из бизнеса, действующая фирма может снова поднять цены.

После того, как этот образец повторяется один или два раза, потенциальные новые участники могут решить, что неразумно пытаться соревноваться. Мелкие авиакомпании часто обвиняют более крупные авиакомпании в хищническом ценообразовании: например, в начале 2000-х ValuJet обвинила Delta в хищническом ценообразовании, Frontier обвинила United, а Reno Air обвинила Northwest.В 2015 году Министерство юстиции вынесло постановление против American Express и Mastercard за введение ограничений для розничных продавцов, которые поощряли клиентов использовать более низкие комиссии за проведение кредитных операций.

В некоторых случаях большие рекламные бюджеты также могут препятствовать конкуренции. Если единственный способ запустить успешный новый национальный напиток кола - это потратить больше, чем рекламные бюджеты Coca-Cola и PepsiCo., То немногие компании попытаются это сделать. Прочно устоявшуюся торговую марку бывает сложно вытеснить.

Таблица 8.3a перечисляет барьеры для входа, которые здесь обсуждались. Этот список не является исчерпывающим, поскольку фирмы оказались весьма изобретательными в изобретении методов ведения бизнеса, препятствующих конкуренции. Когда существуют барьеры для входа на рынок, совершенная конкуренция больше не является разумным описанием того, как работает отрасль. Когда барьеры для входа достаточно высоки, может возникнуть монополия.

Входной барьер Роль правительства? Пример
Естественная монополия Правительство часто отвечает постановлением (или владением) Компании водоснабжения и электроснабжения
Управление физическим ресурсом Нет DeBeers за бриллианты
Юридическая монополия Есть Почтовое отделение, действующие правила авиакомпаний и грузоперевозок
Патент, товарный знак и авторское право Да, через защиту интеллектуальной собственности Новые лекарства или программное обеспечение
Запугивание потенциальных конкурентов Скорее Хищническое ценообразование; известные торговые марки
Таблица 8.3a Входные барьеры

Барьеры для входа на рынок препятствуют или препятствуют выходу конкурентов на рынок. К этим барьерам относятся: эффект масштаба, ведущий к естественной монополии, контроль над физическими ресурсами, юридические ограничения конкуренции, защита патентов, товарных знаков и авторских прав, а также методы запугивания конкуренции, такие как хищническое ценообразование. Интеллектуальная собственность относится к юридически гарантированному владению идеей, а не физическим предметом. Законы, защищающие интеллектуальную собственность, включают патенты, авторские права, товарные знаки и коммерческую тайну.Естественная монополия возникает, когда эффект масштаба сохраняется в достаточно большом диапазоне выпуска, и если одна фирма будет обеспечивать весь рынок, никакая другая не сможет выйти на рынок, не столкнувшись с недостатком затрат.

Глоссарий

Барьеры для входа
правовые, технологические или рыночные силы, которые могут препятствовать или препятствовать выходу потенциальных конкурентов на рынок
Авторские права
форма правовой защиты для предотвращения копирования в коммерческих целях оригинальных авторских произведений, включая книги и музыку
Отмена регулирования
отмена государственного контроля над установлением цен и объемов в определенных отраслях
Интеллектуальная собственность
свод законов, включая законы о патентах, товарных знаках, авторских правах и коммерческой тайне, которые защищают право изобретателей производить и продавать свои изобретения
Юридическая монополия
законодательные запреты на конкуренцию, такие как регулируемые монополии и защита интеллектуальной собственности
Естественная монополия
экономических условий в отрасли, например, экономии от масштаба или контроля над критически важным ресурсом, которые ограничивают эффективную конкуренцию
Патент
Правительственное постановление, дающее изобретателю исключительное законное право создавать, использовать или продавать изобретение в течение ограниченного времени
Хищническое ценообразование
, когда существующая фирма использует резкое, но временное снижение цен, чтобы препятствовать новой конкуренции
Коммерческая тайна
методов производства хранятся в секрете фирмой-производителем
Товарный знак
идентифицирующий символ или название конкретного товара и может использоваться только фирмой, зарегистрировавшей этот товарный знак.

Миф о естественной монополии

Само понятие «общественная полезность»… абсурдно. Каждый товар полезен «для общества», и почти каждый товар… может считаться «необходимым». Любое обозначение нескольких отраслей как «коммунальные предприятия» совершенно произвольно и неоправданно.
- Мюррей Ротбард, Power and Market

Большинству так называемых коммунальных предприятий была предоставлена ​​государственная монополия на франшизу, потому что они считаются «естественными монополиями». Проще говоря, считается, что естественная монополия возникает, когда производственная технология, такая как относительно высокие фиксированные затраты, приводит к снижению долгосрочных средних общих затрат по мере роста производства.Согласно теории, в таких отраслях один производитель в конечном итоге сможет производить продукцию с меньшими затратами, чем любые два других производителя, тем самым создавая «естественную» монополию. Более высокие цены будут результатом, если на рынок будет поставлять более одного производителя.

Кроме того, считается, что конкуренция создает неудобства для потребителей из-за строительства дублирующих объектов, например, выкапывания улиц для прокладки двойных линий газа или воды. Избегание таких неудобств - еще одна причина, по которой государственные монополии на франчайзинг работают в отраслях с понижающимися средними долгосрочными совокупными издержками.

Это миф, что теория естественной монополии была разработана сначала экономистами, а затем использовалась законодателями для «оправдания» монополии на франшизу. Правда в том, что монополии были созданы за десятилетия до того, как теория была формализована экономистами, ориентированными на вмешательство, которые затем использовали теорию как ex post обоснование государственного вмешательства. В то время, когда были предоставлены первые государственные монополии на франшизу, подавляющее большинство экономистов понимали, что крупномасштабное капиталоемкое производство не привело к монополии, а было абсолютно желательным аспектом конкурентного процесса.

Здесь важно слово «процесс». Если рассматривать конкуренцию как динамичный, соперничающий процесс предпринимательства, то тот факт, что у одного производителя самые низкие затраты в любой момент времени , не имеет большого значения или не имеет никакого значения. Устойчивые силы конкуренции - включая потенциальную конкуренцию - сделают монополию свободного рынка невозможной.

Теория естественной монополии также неисторична. Нет никаких свидетельств того, что история «естественной монополии» когда-либо проводилась - один производитель достиг более низких долгосрочных средних общих затрат, чем все остальные в отрасли, и тем самым установил постоянную монополию.Как обсуждается ниже, во многих так называемых отраслях коммунального хозяйства конца 18 - начала 19 веков зачастую были буквально десятки конкурентов.

Экономия на масштабе в эпоху монополии на франчайзинг

В конце 19 века, когда местные органы власти начали предоставлять монополию на франшизу, общее экономическое понимание заключалось в том, что «монополия» была вызвана вмешательством государства, а не свободным рынком, через франшизу, протекционизм и другие средства.Крупномасштабное производство и экономия на масштабе рассматривались как конкурентное достоинство, а не как монополистический порок. Например, Ричард Т. Эли, соучредитель Американской экономической ассоциации, писал, что «крупномасштабное производство вовсе не обязательно означает монополизированное производство». Джон Бейтс Кларк, соучредитель Эли, писал в 1888 году, что представление о том, что промышленные объединения «уничтожат конкуренцию», «не следует слишком поспешно принимать».

Герберт Дэвенпорт из Чикагского университета сообщил в 1919 году, что только несколько фирм в отрасли, где существует экономия на масштабе, «не требуют устранения конкуренции», а его коллега Джеймс Лафлин отметил, что даже когда «комбинация является большая, соперничающая комбинация может дать самое энергичное соперничество »Ирвинг Фишер и Эдвин Р.А. Селигман согласился с тем, что крупномасштабное производство принесло конкурентоспособных выгод за счет экономии затрат на рекламу, продажу и меньшую перекрестную доставку.

По мнению экономистов рубежа веков, крупные производственные единицы однозначно приносят пользу потребителю. Ведь без крупномасштабного производства, согласно Селигману, «мир вернулся бы к более примитивному состоянию благосостояния и фактически отказался бы от неоценимых выгод наилучшего использования капитала.Саймон Паттен из Wharton School выразил аналогичное мнение о том, что «сочетание капитала не причиняет обществу каких-либо экономических неудобств. … Комбинации намного более эффективны, чем те мелкие производители, которых они вытеснили ».

Как практически любой другой экономист того времени, Франклин Гиддингс из Колумбийского университета рассматривал конкуренцию во многом так же, как современные австрийские экономисты, как динамичный, соперничающий процесс. Следовательно, он заметил, что

Конкуренция в той или иной форме представляет собой постоянный экономический процесс.… Следовательно, когда кажется, что рыночная конкуренция подавлена, мы должны выяснить, что стало с силами, которые ее породили. Далее нам следует выяснить, в какой степени рыночная конкуренция фактически подавляется или превращается в другие формы.

Другими словами, «доминирующая» фирма, которая недооценивает всех своих конкурентов в любой момент времени, не подавляет конкуренцию, поскольку конкуренция - это «постоянный экономический процесс».

Дэвид А. Уэллс, один из самых популярных экономических писателей конца XIX века, писал, что «мир требует изобилия товаров и требует их по дешевке; и опыт показывает, что он может получить их только за счет использования огромного капитала. обширный масштаб."И Джордж Гантон считал, что

концентрация капитала не вытесняет мелких капиталистов из бизнеса, а просто интегрирует их в более крупные и сложные системы производства, в которых они получают возможность производить… дешевле для общества и получать больший доход для себя. … Вместо концентрации капитала, стремящейся разрушить конкуренцию, верно обратное. … За счет использования крупного капитала, улучшенного оборудования и улучшенного оборудования трест может и действительно продает корпорацию по заниженным ценам.

Приведенные выше цитаты не являются избранным, а исчерпывающим списком. Это может показаться странным по сегодняшним меркам, но, как отмечает А.В. Коутс указал, что к концу 1880-х было только десять мужчин, которые достигли профессионального статуса экономистов на полную ставку в Соединенных Штатах. Таким образом, приведенные выше цитаты относятся практически к каждому профессиональному экономисту, который мог что-то сказать о взаимосвязи между экономией за счет масштаба и конкурентоспособностью на рубеже веков.

Значение этих взглядов состоит в том, что эти люди воочию наблюдали появление крупномасштабного производства и не видели, чтобы это привело к монополии, «естественной» или иной.В духе австрийской школы они понимали, что конкуренция - это непрерывный процесс, и что доминирование на рынке всегда было временным в отсутствие государственного регулирования, создающего монополию. Это мнение также согласуется с моими собственными выводами исследования о том, что «тресты» конца 19 века на самом деле снижали свои цены и увеличивали объем производства быстрее, чем остальная экономика - они были наиболее динамичными и конкурентоспособными из всех отраслей, а не монополисты - возможно, поэтому они стали мишенью протекционистских законодателей и подпадали под действие «антимонопольного» законодательства.

Экономическая профессия приняла теорию естественной монополии после 1920-х годов, когда она увлеклась «сциентизмом» и приняла более или менее инженерную теорию конкуренции, которая классифицировала отрасли с точки зрения постоянной, убывающей и возрастающей отдачи от масштаба снижение средних общих затрат). Согласно этому образу мышления, инженерные отношения определяют структуру рынка и, следовательно, конкурентоспособность. Смысл конкуренции больше не рассматривался как феномен поведения, а как инженерные отношения.За исключением таких экономистов, как Йозеф Шумпетер, Людвиг фон Мизес, Фридрих Хайек и других членов австрийской школы, продолжающийся процесс конкурентного соперничества и предпринимательства в значительной степени игнорировался.

Насколько «естественными» были первые естественные монополии?

Нет никаких свидетельств того, что на начальном этапе регулирования коммунальных услуг существовало какое-либо такое явление, как «естественная монополия». Как указал Гарольд Демсец:

Шесть компаний по производству электрического света были организованы в 1887 году в Нью-Йорке.В 1907 году законное право работать в Чикаго имели сорок пять предприятий по производству электрического освещения. До 1895 года Дулут, штат Миннесота, обслуживали пять компаний по производству электрического освещения, а в Скрэнтоне, штат Пенсильвания, в 1906 году было четыре ... В 19 веке конкуренция была обычной ситуацией в газовой отрасли этой страны. До 1884 года в Нью-Йорке работало шесть конкурирующих компаний ... конкуренция была обычным явлением и особенно острой была в телефонной индустрии ... Балтимор, Чикаго, Кливленд, Колумбус, Детройт, Канзас-Сити, Миннеаполис, Филадельфия, Питтсбург и Сент-Питерсберг.В 1905 году в Луи, среди крупных городов, было по крайней мере две телефонные службы.

В крайнем преуменьшении, Демсец заключает, что «начинаешь сомневаться в том, что экономия на масштабе характеризовала коммунальные услуги в то время, когда регулирование заменило рыночную конкуренцию».

Наиболее поучительный пример отсутствия естественной монополии в сфере коммунальных услуг представлен в книге экономиста Джорджа Т. Брауна 1936 года под названием «Газовая осветительная компания Балтимора» с вводящим в заблуждение подзаголовком «Исследование природных ресурсов». Монополия.В книге представлено «исследование эволюционного характера коммунальных предприятий» в целом, с особым акцентом на Балтиморскую газовую осветительную компанию, проблемы которой «не свойственны ни балтиморской компании, ни штату Мэриленд, а типичны. из тех, что встречаются повсюду в сфере коммунальных услуг ».

История компании Gas Light Company of Baltimore занимает видное место во всей истории естественной монополии, как в теории, так и на практике для влиятельного Ричарда Т.Эли, который был профессором экономики в Университете Джона Хопкинса в Балтиморе, описал проблемы компании в серии статей в журнале Baltimore Sun , которые позже были опубликованы в виде широко продаваемой книги. Большая часть анализа Эли превратилась в общепринятую экономическую догму в отношении теории естественной монополии.

История Балтиморской газовой световой компании такова, что с момента своего основания в 1816 году она постоянно боролась с новыми конкурентами. Его ответ заключался не только в попытке конкурировать на рынке, но и в лоббировании властей штата и местных органов власти с целью воздержаться от предоставления корпоративных чартеров своим конкурентам.Компания работала с эффектом масштаба, но это не помешало появлению многочисленных конкурентов.

«Конкуренция - это жизнь бизнеса», - писал в 1851 году Baltimore Sun , приветствуя новости о новых конкурентах в сфере газового освещения. Газовая компания Балтимора, однако, «возражала против предоставления права франшизы новой компании».

Браун заявляет, что «газовые компании в других городах подвергались разрушительной конкуренции», а затем перечисляет, как эти же компании отчаянно пытались выйти на рынок Балтимора.Но если такая конкуренция была настолько «разрушительной», зачем этим компаниям выходить на новые - и, предположительно, столь же «разрушительные» - рынки? Либо теория Брауна о «разрушительной конкуренции», которая вскоре стала общепринятой, была неверной, либо эти компании были иррациональными обжорами для финансового наказания.

Игнорируя динамическую природу конкурентного процесса , Браун совершил ту же ошибку, которую до сих пор делают многие другие экономисты: полагая, что «чрезмерная» конкуренция может быть «разрушительной», если производители с низкими издержками вытеснят с рынка своих менее эффективных соперников.Такая конкуренция может быть «разрушительной» для дорогостоящих конкурентов, но выгодна для потребителей.

В 1880 году в Балтиморе существовало три конкурирующих газовых компании, которые жестко конкурировали друг с другом. Они пытались объединиться и работать как монополисты в 1888 году, но новый конкурент сорвал их планы: «Томас Аха Эдисон представил электрическое освещение, которое поставило под угрозу существование всех газовых компаний». С этого момента возникла конкуренция между газовыми и электрическими компаниями, и все они несли большие постоянные расходы, что привело к экономии за счет масштаба.Тем не менее, ни свободный рынок, ни «естественная» монополия так и не материализовались.

Когда монополия действительно появилась, это произошло исключительно из-за вмешательства государства. Например, в 1890 году в законодательный орган Мэриленда был внесен законопроект, который «требовал ежегодного платежа городу от Консолидейтед [газовой компании] в размере 10 000 долларов в год и 3 процента всех дивидендов, объявленных в обмен на привилегию пользоваться 25 -летняя монополия - это уже знакомый подход правительственных чиновников, которые вступают в сговор с руководителями отрасли, чтобы установить монополию, которая будет раздувать потребителей, а затем делится добычей с политиками в виде франшизных сборов и налогов на доходы монополистов.Этот подход особенно распространен сегодня в индустрии кабельного телевидения.

Законодательное «регулирование» газовых и электрических компаний привело к предсказуемому результату в виде монопольных цен, на что общественность горько жаловалась. Однако вместо того, чтобы дерегулировать отрасль и позволить конкуренции контролировать цены, было принято регулирование коммунальных услуг, чтобы якобы успокоить потребителей, которые, по словам Брауна, «считали, что небрежное отношение к их интересам [законодательный контроль над газом и электричеством цены] привели к высоким ставкам и монопольным льготам.Развитие регулирования коммунальных предприятий в Мэриленде типично для опыта других штатов ».

Не всех экономистов обманула теория «естественной монополии», которую отстаивают монополисты коммунального хозяйства и их платные экономические советники. В 1940 году экономист Гораций М. Грей, заместитель декана аспирантуры Университета Иллинойса, провел обзор истории «концепции общественной полезности», включая теорию «естественной» монополии. «В XIX веке, - заметил Грей, - широко распространено было мнение, что« общественные интересы будут лучше всего поддерживаться предоставлением особых привилегий частным лицам и корпорациям »во многих отраслях промышленности.Сюда входили патенты, субсидии, тарифы, земельные наделы железным дорогам и монопольные франшизы для «общественных» коммунальных предприятий. «Конечным результатом была монополия, эксплуатация и политическая коррупция».

Что касается «общественных» коммунальных предприятий, Грей отмечает, что «между 1907 и 1938 годами политика созданной государством и защищаемой государством монополии прочно утвердилась в значительной части экономики и стала краеугольным камнем современного регулирования коммунальных услуг». С этого времени «общественно полезный статус должен был стать прибежищем для всех честолюбивых монополистов, которым было слишком сложно, слишком дорого или слишком ненадежно обеспечивать и поддерживать монополию только частными действиями.«

В поддержку этого утверждения Грей указал на то, что практически каждый начинающий монополист в стране пытался называться «коммунальным предприятием», включая радио, недвижимость, молоко, воздушный транспорт, угольную, нефтяную и сельскохозяйственную отрасли, чтобы назвать но несколько. В том же духе «весь эксперимент с NRA можно рассматривать как попытку крупного бизнеса добиться юридических санкций за свою монополистическую практику». Те удачливые отрасли, которые были политически обозначены как «коммунальные предприятия», также использовали концепцию коммунальных услуг, чтобы избежать конкуренции.

Роль экономистов в этой схеме заключалась в построении того, что Грей назвал «запутанной рационализацией» для «зловещих сил частных привилегий и монополии», то есть теории «естественной» монополии. «Защита потребителей отошла на второй план».

Недавние экономические исследования подтверждают анализ Грея. В одном из первых статистических исследований влияния тарифного регулирования в электроэнергетике, опубликованном в 1962 году, Джордж Стиглер и Клэр Фридланд не обнаружили существенных различий в ценах и прибылях коммунальных предприятий с регулирующими комиссиями и без них с 1917 по 1932 год.Ранние регуляторы тарифов не принесли пользу потребителю, а скорее были «захвачены» отраслью, как это произошло во многих других отраслях, от грузовых перевозок до авиакомпаний и кабельного телевидения. Примечательно, но не очень похвально, что экономистам потребовалось почти 50 лет, чтобы начать изучение реальных, а не теоретических эффектов тарифного регулирования.

Спустя шестнадцать лет после исследования Стиглера-Фридланда Грегг Джаррелл заметил, что 25 штатов заменили муниципальное регулирование тарифов на электроэнергию государством в период с 1912 по 1917 год, что привело к повышению цен на на 46 процентов и прибыли на 38 процентов, тогда как снижение уровня производства на 23 процента.Таким образом, муниципальное регулирование не смогло удержать цены. Но коммунальные предприятия хотели еще более быстрого повышения цен, поэтому они успешно лоббировали государственное регулирование, исходя из теории, что государственные регулирующие органы будут меньше подвергаться давлению со стороны местных групп потребителей, чем мэры и городские советы.

Эти результаты исследования согласуются с более ранней интерпретацией Горация Грея регулирования тарифов на коммунальные услуги как антипотребительской, монополистической схемы фиксирования цен.

Проблема «чрезмерного дублирования»

Помимо утки экономии на масштабе, еще одной причиной предоставления монопольных франшиз «естественным монополиям» является то, что допуск слишком большого числа конкурентов является слишком разрушительным.Утверждается, что это слишком дорого для сообщества, позволяя нескольким различным поставщикам воды, производителям электроэнергии или операторам кабельного телевидения копать улицы. Но, как заметил Гарольд Демсец:

[Т] проблема чрезмерного дублирования систем распределения объясняется неспособностью сообществ установить надлежащую цену за использование этих ограниченных ресурсов. Право пользоваться проезжей частью, находящейся в государственной собственности, - это право пользоваться ограниченным ресурсом. Отсутствие цены за использование этих ресурсов, цены, достаточно высокой, чтобы отразить альтернативные издержки таких альтернативных видов использования, как обслуживание непрерывного трафика и неискаженных просмотров, приведет к их чрезмерному использованию.Установление соответствующей платы за использование этих ресурсов снизило бы степень дублирования до оптимального уровня.

Таким образом, как проблема «естественных» монополий на самом деле вызвана вмешательством государства, так и проблема «дублирования мощностей». Это вызвано неспособностью правительств назначить цену на скудные городские ресурсы. Точнее, проблема действительно вызвана тем фактом, что правительства владеют улицами, под которыми проложены коммуникации, и что невозможность рационального экономического расчета в рамках социалистических институтов не позволяет им правильно оценивать эти ресурсы, как это было бы в условиях частной собственности. конкурентно-рыночный режим.

Вопреки утверждению Демсеца, рациональное экономическое ценообразование в данном случае невозможно именно из-за государственной собственности на дороги и улицы. Доброжелательные и просвещенные политики, даже те, кто учился у Гарольда Демсеца, не имели бы рационального способа определить, какие цены устанавливать. Мюррей Ротбард объяснил все это более 25 лет назад:

Тот факт, что правительство должно давать разрешение на использование своих улиц, приводился для оправдания строгих правительственных постановлений в отношении «коммунальных услуг», многие из которых (например, водопроводные или электрические компании) должны использовать улицы.В этом случае правила рассматриваются как добровольные фунтов стерлингов за услугу. Но при этом упускается из виду тот факт, что государственное владение улицами само по себе является постоянным актом намерения. Регулирование коммунальных предприятий или любой другой отрасли препятствует инвестированию в эти отрасли, тем самым лишая потребителей возможности наилучшим образом удовлетворить свои потребности. Потому что это искажает распределение ресурсов на свободном рынке.

Аргумент так называемой «монополии на ограниченное пространство» в пользу монополии на франшизу, как далее утверждал Ротбард, является отвлекающим маневром, поскольку сколько фирм будут прибыльными в любой производственной линии

является институциональным вопросом и зависит от таких конкретных данных, как степень потребительского спроса, тип продаваемого продукта, физическая производительность процессов, предложение и ценообразование факторов, прогнозы предпринимателей и т. Д.Пространственные ограничения могут быть не важны.

Фактически, даже если пространственные ограничения позволяют работать только одной фирме на определенном географическом рынке, это не требует монополии, поскольку «монополия» - это «бессмысленное наименование, если не будет достигнута монопольная цена», и « все цены на свободном рынке конкурентоспособны ». Только государственное вмешательство может вызвать монопольные цены.

Единственный способ достичь цены свободного рынка, отражающей истинные альтернативные издержки и ведущей к оптимальным уровням «дублирования», - это свободный обмен на действительно свободном рынке, что совершенно невозможно без частной собственности и свободных рынков.Политический указ просто не является реальной заменой цен, определяемых свободным рынком, потому что рациональный экономический расчет невозможен без рынков.

При частной собственности на улицы и тротуары индивидуальным владельцам предлагается компромисс между более низкими ценами на коммунальные услуги и временными неудобствами, связанными с тем, что коммунальная компания прокладывает траншею через их собственность. Если «дублирование» происходит в такой системе, это происходит потому, что свободно выбирающие люди ценят дополнительную услугу или более низкие цены или и то, и другое выше, чем затраты, налагаемые на них неудобством временного строительного проекта на их собственности.Свободные рынки не требуют ни монополии, ни «чрезмерного дублирования» в каком-либо экономически значимом смысле.

Конкуренция на поле

Существование эффекта масштаба в сфере воды, газа, электроэнергии или других «коммунальных услуг» никоим образом не требует монопольного или монопольного ценообразования. Как писал Эдвин Чедвик в 1859 году, система конкурентных торгов на услуги франшиз частных коммунальных предприятий может устранить монопольное ценообразование до тех пор, пока существует конкуренция «в отрасли».«Пока на франшизу проводятся активные торги, результатом может быть как избежание дублирования объектов, так и конкурентоспособные цены на продукт или услугу. То есть торги на франшизу могут проводиться в форме предоставления франшизы правообладателю. коммунальное предприятие, предлагающее потребителям самую низкую цену за некоторое постоянное качество обслуживания (в отличие от самой высокой цены франшизы).

Гарольд Демсец возродил интерес к концепции «конкуренции за поле» в статье 1968 года.Демсец отмечал, что теория естественной монополии не в состоянии «выявить логические шаги, которые ведут ее от экономии на масштабе производства к монопольной цене на рынке». Если один участник торгов может выполнить работу с меньшими затратами, чем два или более,

, то контракт будет предоставлен участнику торгов с самой низкой ценой предложения для всей работы, будь то цемент, электричество, торговые автоматы с марками или что-то еще, но самая низкая цена предложения не обязательно должна быть монопольной ценой. … Теория естественной монополии не дает логической основы для монопольных цен.

Нет оснований полагать, что процесс торгов не будет конкурентным. Ханке и Уолтерс показали, что такой процесс торгов по франшизе очень эффективно работает во французской отрасли водоснабжения.

Миф о естественной монополии: электроэнергетика

Согласно теории естественной монополии, конкуренция в электроэнергетике не может продолжаться. Но теории противоречит тот факт, что конкуренция на самом деле сохранялась десятилетиями в десятках городов США.Экономист Уолтер Дж. Примо изучает конкуренцию в электроэнергетике более 20 лет. В своей книге 1986 года « Прямая конкуренция в сфере коммунальных услуг: миф о естественной монополии » он заключает, что в тех городах, где существует прямая конкуренция в сфере электроэнергетики:

  • Прямое соперничество между двумя конкурирующими фирмами существует очень долго - в некоторых городах более 80 лет;

  • Соперничающие электроэнергетические компании активно конкурируют за счет цен и услуг;

  • Потребители получили значительную выгоду от конкуренции по сравнению с городами, где существуют монополии в сфере электроэнергетики;

  • Вопреки теории естественной монополии, затраты на самом деле ниже там, где работают две фирмы;

  • Вопреки теории естественной монополии, в электроэнергетике избыточных мощностей не больше, чем при монополии;

  • Теория естественной монополии терпит неудачу по всем пунктам: конкуренция существует, ценовые войны не являются «серьезными», более качественное обслуживание потребителей и более низкие цены с конкуренцией, конкуренция сохраняется в течение очень длительных периодов времени, а сами потребители предпочитают конкуренцию. регулируемой монополии; и

  • . Любые проблемы удовлетворенности потребителей, вызванные двумя линиями электропередач, считаются потребителями менее значительными, чем выгоды от конкуренции.

Primeaux также обнаружил, что, хотя руководители электроэнергетических компаний в целом признавали выгоды конкуренции для потребителей, они лично предпочитали монополию!

Через десять лет после публикации книги Примо по крайней мере один штат - Калифорния - трансформирует свою электроэнергетическую отрасль «из монополии, контролируемой горсткой государственных коммунальных предприятий, в открытый рынок». Другие государства движутся в том же направлении, окончательно отказавшись от необоснованной теории естественной монополии в пользу естественной конкуренции:

  • Ormet Corporation, алюминиевый завод в Западной Вирджинии, получила разрешение штата на подачу конкурсных заявок от 40 электроэнергетических компаний;

  • Alcan Aluminium Corp.в Освего, штат Нью-Йорк, воспользовалась технологическими достижениями, которые позволили построить новую электростанцию ​​рядом с заводом, сократив затраты на электроэнергию на две трети. Niagara Mohawk, ее предыдущий (и более дорогой) поставщик электроэнергии, подает в суд на государство, чтобы запретить Alcan использовать свою собственную электроэнергию;

  • Политические власти Аризоны разрешили Cargill, Inc. покупать электроэнергию в любой точке Запада; компания рассчитывает сэкономить 8 миллионов долларов в год;

  • Новые федеральные законы разрешают коммунальным предприятиям импортировать электроэнергию по более низкой цене, используя линии электропередач других компаний для ее транспортировки;

  • Комиссар государственной службы штата Висконсин Скотт Нейтцель недавно заявил: «Свободные рынки - лучший механизм для предоставления потребителю… лучших услуг по самой низкой цене»;

  • Перспектива будущей конкуренции уже вынуждает некоторые электроэнергетические монополии снижать свои затраты и цены.Когда в 1988 году TVA столкнулась с конкуренцией со стороны Duke Power, ей удалось удержать свои ставки на стабильном уровне без повышения в течение следующих нескольких лет.

Потенциальные выгоды для экономики США от демонополизации электроэнергетики огромны. По словам экономиста коммунального сектора Роберта Майклса, конкуренция на начальном этапе будет экономить потребителям не менее 40 миллиардов долларов в год. Это также приведет к развитию новых технологий, развитие которых будет экономичным из-за более низких затрат на энергию.Например, «автомобилестроители и другие производители металла будут гораздо более интенсивно использовать инструменты для лазерной резки и машины для лазерной сварки, оба из которых поглощают электроны.

Миф о естественной монополии: кабельное телевидение

Кабельное телевидение также является монополией франшизы в большинстве городов из-за теории естественной монополии. Но монополия в этой отрасли далеко не «естественная». Как и в случае с электричеством, в США есть десятки городов, где есть конкурирующие кабельные компании.«Прямая конкуренция… в настоящее время имеет место как минимум в трех десятках юрисдикций на национальном уровне».

Существование давней конкуренции в кабельной отрасли опровергает мнение о том, что эта отрасль является «естественной монополией» и, следовательно, нуждается в регулировании монополии на франшизу. Причина монополии на кабельное телевидение - это государственное регулирование, а не эффект масштаба. Хотя кабельные операторы жалуются на «дублирование», важно помнить, что «чрезмерное наращивание существующей кабельной системы может снизить прибыльность действующего оператора, но однозначно улучшает положение потребителей, которые сталкиваются с ценами, определяемыми не историческими издержками. , но за счет взаимодействия спроса и предложения.«

Также, как и в случае с электроэнергетикой, исследователи обнаружили, что в тех городах, где есть конкурирующие кабельные компании, цены примерно на 23 процента ниже, чем у операторов-монополистов. Например, компания Cablevision из Центральной Флориды снизила базовые цены с 12,95 до 6,50 долларов в месяц в «дуополистических» областях, чтобы конкурировать. Когда Telestat вошел в Ривьера-Бич, штат Флорида, он предлагал 26 каналов базовых услуг за 5,75 доллара по сравнению с 12-канальным предложением Comcast за 8,40 доллара в месяц.Comcast отреагировал обновлением своих услуг и снижением цен. В Преск-Айл, штат Мэн, когда городское правительство объявило конкурс, действующая компания быстро повысила качество обслуживания с 12 до 54 каналов.

В 1987 году компания Pacific West Cable Company подала в суд на город Сакраменто, штат Калифорния, на основании Первой поправки за блокирование ее выхода на кабельный рынок. Присяжные пришли к выводу, что «кабельный рынок Сакраменто не является естественной монополией и что заявление о естественной монополии было фикцией, использованной ответчиками в качестве предлога для предоставления единой франшизы кабельного телевидения ... для содействия осуществлению денежных выплат и предоставления услуг». -добрые услуги… и получить увеличенный вклад кампании.«Город был вынужден принять конкурентную политику в области кабельного телевидения, в результате которой действующий кабельный оператор Скриппс Ховард снизил ежемесячную плату с 14,50 долларов до 10 долларов, чтобы соответствовать цене конкурента. Компания также предложила бесплатную установку и три месяца бесплатного сервис во всех областях, где есть конкуренция.

Тем не менее, подавляющее большинство кабельных систем в США являются франчайзинговыми монополиями именно по причинам, указанным жюри Сакраменто: это меркантилистские схемы, посредством которых создается монополия в пользу кабельных компаний, которые делятся добычей с политиками посредством кампании пожертвования, бесплатное эфирное время на «общественные программы», пожертвования в местные фонды, одобренные политиками, акционерный капитал и контракты на консультационные услуги для политически связанных лиц, а также различные подарки властям франчайзинга.

В некоторых городах политики собирают эти косвенные взятки на срок от пяти до десяти лет или дольше от нескольких компаний, прежде чем, наконец, предоставить франшизу. Затем они извлекают выгоду из части монопольной ренты, получаемой монопольным франчайзи. Как заключил бывший главный экономист FCC Томас Хэзлетт, который, возможно, является ведущим специалистом в стране по экономике индустрии кабельного телевидения, «мы можем охарактеризовать процесс франчайзинга как явно неэффективный с точки зрения благосостояния, хотя он действительно приносит пользу муниципальным франчайзерам. ."Барьер для входа в индустрию кабельного телевидения - это не экономия на масштабе, а политический заговор по установлению цен, который существует между местными политиками и операторами кабельного телевидения.

Миф о естественной монополии: телефонные услуги

Самым большим мифом в этом отношении является представление о том, что телефонная связь является естественной монополией. Экономисты учили поколения студентов, что телефонная связь является «классическим» примером сбоя рыночного механизма и что государственное регулирование в «общественных интересах» необходимо.Но, как недавно доказал Адам Д. Тирер, в телефонной монополии, которой AT&T на протяжении многих десятилетий пользовалась, нет ничего «естественного»; это было чисто результатом государственного вмешательства ».

Когда в 1893 году истек срок действия первых патентов AT&T, появились десятки конкурентов. «К концу 1894 года более 80 новых независимых конкурентов уже захватили 5 процентов от общей доли рынка… на рубеже веков существовало более 3000 конкурентов. В некоторых штатах одновременно действовало более 200 телефонных компаний.К 1907 году конкуренты AT&T захватили 51 процент рынка телефонов, и конкуренция резко снизила цены. Более того, не было доказательств экономии за счет масштаба, а входные барьеры, очевидно, почти не существовали, вопреки стандартному изложению теории естественной монополии в применении к телефонной отрасли.

Окончательное создание телефонной монополии стало результатом заговора между AT&T и политиками, которые хотели предложить своим избирателям «универсальное телефонное обслуживание» в качестве бочки из-под свинины.Политики начали осуждать конкуренцию как «дублирующую», «разрушительную» и «расточительную», а различным экономистам платили за посещение слушаний в Конгрессе, на которых они мрачно объявили телефонию естественной монополией. «Конкуренция в местном телефонном бизнесе ничего не даст», - заключили слушания в Конгрессе.

Крестовый поход к создал монополистическую телефонную промышленность по распоряжению правительства, наконец, когда федеральное правительство использовало Первую мировую войну как предлог для национализации отрасли в 1918 году.AT&T по-прежнему эксплуатировала свою телефонную систему, но контролировалась правительственной комиссией, возглавляемой генеральным почтмейстером. Как и многие другие примеры государственного регулирования, AT&T быстро «захватила» регулирующие органы и использовала регулирующий аппарат для устранения своих конкурентов. «К 1925 году практически в каждом штате не только были установлены строгие правила регулирования тарифов, но и во многих из этих юрисдикций местная телефонная конкуренция либо не поощрялась, либо прямо запрещалась».

Выводы

Теория естественной монополии - экономическая фикция.Никогда не существовало такой вещи, как «естественная» монополия. История так называемой концепции коммунальных услуг состоит в том, что в конце 19-го и начале 20-го века «коммунальные предприятия» активно конкурировали и, как и все другие отрасли, не любили конкуренцию. Сначала они обеспечили санкционированные правительством монополии, а затем , затем с помощью нескольких влиятельных экономистов, построили ex post рационализацию своей монопольной власти.

Это должен быть один из величайших переворотов в сфере корпоративных связей с общественностью за всю историю.«Посредством успокаивающего процесса рационализации, - писал Гораций М. Грей более 50 лет назад, - люди могут противостоять монополиям в целом, но одобрять определенные типы монополий ... Поскольку эти монополии были« естественными »и поскольку природа благодетельна. из этого следовало, что они были «хорошими» монополиями… Таким образом, правительство было оправдано в установлении «хороших» монополий ».

В отрасли за отраслью концепция естественной монополии окончательно разрушается. Электроэнергетика, кабельное телевидение, телефонная связь и почта находятся на грани отмены регулирования, либо законодательно, либо де-факто, из-за технологических изменений.Появившиеся в США примерно в то же время, когда коммунизм был введен в бывшем Советском Союзе, франчайзинговые монополии вот-вот прекратят свое существование. Как и все монополисты, они будут использовать все возможности для лоббирования своих монополистических привилегий, но потенциальные выгоды для потребителей свободных рынков слишком велики, чтобы их оправдывать. Теория естественной монополии - это экономическая фикция XIX века, защищающая монополистические привилегии XIX века (или XVIII века в случае Почтовой службы США) и не имеющая полезного места в американской экономике XXI века.

Эта статья была первоначально опубликована в журнале The Review of Austrian Economics 9 (2), 1996.

.
Опубликовано в категории: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *